авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |

«RES STUDISA Выпуск 2 Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer ( Федеральное агентство ...»

-- [ Страница 13 ] --

В этих случаях предполагается, прежде всего, формирование рыночной иерархии функциональных капиталов и воспроизводственной модели экономи ки, в рамках которой экономический рост обнаруживает свою квантовую при роду. Исходной точкой рыночной иерархии является рынок программных инве стиций, формирующий своеобразный резерв экономического роста и его инсти туциональную составляющую – систему отношений внутренней конвергенции государства и финансового капитала. В дальнейшем происходит распростране ние стратегических по ступеням оборотов сначала финансового, потом – де нежного, и, наконец, производительного регионального (реального) капитала.

При этом оборот последнего опирается на развитие системы инвестиционных © Иванов В.А., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) кластеров, вовлекающих в свою орбиту факторные и территориальные рынки.

Это возможно по двум причинам: 1) в отличие от товарно-денежного оборота, они не дискретны;

2) денежные обороты макроэкономики несут в себе черты синергетической целостности рынка, принципиально отличающейся от центра лизации, базисом которой является бюджетно-денежная система, управляемая государством.

Указанные обстоятельства обусловили вхождение российской экономики в режим псевдосинергетики. Смысл последней состоит в сведении диссипатив ной модели рынка к стабилизации структуры первичного рынка макроэкономи ки: его целостность обеспечивается в результате налаживания системных со ставляющих структурного рынка собственности. Итог – возникновение и бы строе развитие противостояния между рынком и государством;

последнее при нимает на себя функции формирования инвестиционного механизма;

тенден ции к либерализации рынка и общества угасают. Так, рынок начинает разви ваться на принципах самоорганизации, не выходя за рамки первичного рынка макроуровня [3: 43].

В первом полугодии 2006 года на фоне быстрого роста ВВП качество эко номического роста ухудшилось. Вклад промышленных секторов в прирост промышленного производства резко сократился и составил 70% против 86% за первое полугодие 2005 года. При этом вклад машиностроительных производств упал с 37% до 34,4%. Само промышленное производство возросло только на 4,4%, в том числе обрабатывающие производства – на 4,5%. Тем не менее, хотя развитие обрабатывающей промышленности отстает от роста ВВП, спада в ней не наблюдается.

Причина I. Сектор экономики «В» производит вооружения, спецсредства и другую продукцию, которая эксплуатируется в России, но почти не импортиру ется по соображениям национальной безопасности или по другим причинам.

Причина II. В сектор экономики «П» определяется пищевая и легкая про мышленность, машиностроение и др. отрасли, импорт и экспорт продукции ко торых затрудняется протекционистскими барьерами, причем более высокими в западных странах, чем в России. Настоящая ситуация на рынке осложняется еще и несоответствием качества российской продукции международным потре бительским стандартам.

Причина III. Сектор экономики «Д» – это металлы, минеральные удобре ния и т.п., которые продаются на внутреннем и внешнем рынках вследствие своей дешевизны, порождаемой более низкими внутренними ценами на энерго носители, нежели за рубежом [4: 50–51].

Так наличие протекционистских и транспортных барьеров препятствует дальнейшему свертыванию обрабатывающей промышленности в России.

Переход к рынку явился началом экономической синергетики. Что же ка сается освоения синергетических механизмов целостной системы эволюции, то это уже проблемы второго синергетического уровня рыночной макроэкономи ки. К ним относятся взаимное согласование на основе рыночного метода разви тия сырьевого топливно-энергетического комплекса и отраслей инвестицион Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ного и потребительского комплексов, обеспечение высокого уровня доходов при инвестиционном экономическом росте [3: 40].

К безусловным факторам экономического роста следует отнести мине ральные ресурсы и, как основную величину, цену на сырье.

Влияние на состояние экономики изменения объема ресурса сырья при финансированной цене сырья приводит к тому, что увеличение природного фактора производства позитивно сказывается на экономическом росте.

Спрос на неторгуемый продукт, равный его выпуску, растет пропорцио нально росту функционала. При этом растут и затраты труда на выпуск нетор гуемого товара, а пропорционально росту функционала растет и внутренний спрос на торгуемый продукт. Но он во все большей мере покрывается за счет уменьшения чистого экспорта торгуемого продукта. При этом выпуск торгуемо го продукта с ростом пропорционально падает. При увеличении объема ресурса сырья свыше 44,8 единиц добыча сырья и выпуск неторгуемого продукта пере стают расти, а выпуск торгуемого продукта становится равен нулю. Поскольку соотношение затрат сырья труда в Т-секторе выше, чем в Н-секторе, то замеще ние выпуска торгуемого продукта неторгуемым продуктом приводит к сниже нию внутреннего спроса на сырье. Это приводит к опережающему росту чистого экспорта сырья по сравнению с ростом его добычи. Рост добычи сырья приводит к полному замещению выпуска торгуемого выпуском неторгуемого продукта при росте благосостояния и полной занятости. В этом и состоит суть «голланд ской болезни», спутниками которой являются следующие признаки: 1) укрепле ние национальной валюты;

2) усиление инфляции;

3) увеличение безработицы [4: 54]. Перечисленные признаки являются механизмами развития в рыночной экономике.

Следующим безусловным фактором является финансовая составляющая. На современном этапе развития российской экономики речь должна идти о превра щении рубля в полноценную национальную валюту, о формировании более ус тойчивого обменного курса, объективно отражающего состояние экономики и формируемого в значительной степени под действием рыночных тенденций. Это означает постепенное установление реального курса рубля, увеличение внутрен них инвестиций и доходов домашних хозяйств и дедолларизацию экономики.

По оценкам Всемирного банка, если в 2003–2004 годах локомотивами рос та в России были нефтяной и ряд других промышленных секторов, то в даль нейшем он переместится в сферу товаров для внутреннего рынка. При этом ес ли в 2004 году темпы роста добычи полезных ископаемых пусть незначительно, но опережали соответствующий показатель производств, то в 2005 году темпы роста последних более чем в два раза превысили аналогичный показатель до бывающего сектора. В структуре инвестиций в основной капитал доля сектора добычи полезных ископаемых сократилась с 17,4% в 2005 году до 15,2% в году, а доля инвестиций в обрабатывающие производства возросла с 17,3% до 17,6%. По мнению экспертов Всемирного Банка, наблюдаемые в структуре про мышленного роста изменения свидетельствуют о значительном влиянии реаль ного укрепления рубля [1: 55]. Словом, намечается тенденция к изменению ка чества и структуры экономического роста, к постепенной переориентации его Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) источников с внешнего экспортного спроса на внутренний и с добывающих на перерабатывающие отрасли.

Формирование денежного предложения осуществляется в экономике Рос сии под приток валюты, которая продается экспортерами и инвесторами Цен трального банка Российской Федерации (ЦБРФ), в итоге чего они и получают рубли, как раз и направляемые в российскую экономику. С начала 1990 года ЦБРФ при формировании денежных ресурсов в экономике опирается примерно на одни те же подходы. Растущая экономика нуждается в дополнительных фи нансовых ресурсах. Если они отсутствуют или не формируются внутри страны, то становится необходимым привлекать денежные потоки из-за рубежа. Имен но такая тенденция и стала усиливаться в последние два года, когда начали ис пользовать мощные стерилизационные механизмы, было существенно либера лизовано законодательство о валютном регулировании. Подобная тенденция обусловлена в том числе и действием скрытых стимулов для привлечения внешних займов. Так, нормы резервирования, привлеченные от нерезидентов вплоть до осени 2006 года, составляли 2%, тогда как по всем прочим финансо вым ресурсам, привлекаемым с внутреннего рынка, – 3,5%. В итоге внешние ресурсы оказались более дешевыми, а внутренний финансовый рынок фактиче ски дискриминировался. Несмотря на рост российской банковской системы в последние годы, ее возможности не отвечают потребностям развивающейся экономики.

По показателям отношений к ВВП капиталов, активов, кредитов российские банки существенно уступают кредитным учреждениям не только развитых стран, но и стран еще развивающихся – с переходной экономикой (см. таблицу).

Сравнительная таблица финансового положения стран Россия Германия Польша Чехия Капитал / ВВП 5,7% 14% 10% 9,5% Активы / ВВП 45% 317% 71% 99% Кредиты частному сектору / ВВП 22% 125% 30% 33% Согласно приведенной таблице, наблюдается зависимость общего развития денежной сферы от финансовых показателей разных секторов. В условиях ог раничений банковского сектора ограничены и возможности банковского секто ра по наращиванию капитальной базы и укреплению своих позиций. С 2003 по 2006 годы кредитование нефинансового сектора российской экономики посто янно увеличивается. Однако из-за низкой капитализации привязанных к этому показателю нормативов банки не могут в достаточной мере обеспечивать спрос нефинансового сектора на кредитные ресурсы. Потребности предприятия удов летворяются внешними заимствованиями и самофинансированием.

Монетарные риски становятся базисными и общесистемными только в ус ловиях бюджетной экономики. Причины этого видятся в следующем: во первых, это единственно возможный вариант бюджетной макроэкономики, представленный альтернативой «неолиберализм – рыночный социализм»;

во вторых, бюджетная экономика, будучи линейно управляемым рынком – рын ком первого стратегического уровня – изначально связана с распространением Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) на макроэкономику свойств микроэкономики и предполагает наличие полити ческой подоплеки экономического поведения государства, а не приоритета эко номики. Чем больше государство вовлекается в экономику, тем более становит ся носителем вестернизации и глобализации, а, значит, исходит из необходимо сти подчинения рынка государству [5: 99].

Библиографический список 1. Ершов М.И. Экономический рост: новые проблемы и новые риски // Вопросы экономики. 2005. № 2. С. 42–74.

2. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. М., 1978.

3. Миронов В.В. Экономический рост и конкурентоспособность промышленно сти // Вопросы экономики. 2006. № 6. С. 23–41.

4. Фетисов Г.Г. Голландская болезнь // Вопросы экономики. 2005. № 3. С. 49–55.

5. Хейне П. Экономический образ мышления. М., 1991.

Я.Н. Кузнецов Проблемы создания органов ювенальной юстиции в Российской Федерации Как признано мировым сообществом и провозглашено Конвенцией ООН о правах ребенка [6], дети как особая, не являющаяся дееспособной и вместе с тем весьма значительная часть общества, нуждаются в специальных механиз мах защиты своих прав.

Во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. отмечается, что ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной ох ране и заботе, включая и надлежащую правовую защиту как до, так и после ро ждения;

и в силу этого дети должны быть объектом особой заботы и помощи. В 1959 г. ООН приняла Декларацию прав ребенка, в которой были провозглаше ны социальные и правовые принципы, касающиеся защиты и благополучия де тей.

Ратифицировав 15 сентября 1990 г. Конвенцию о правах ребенка, Россий ская Федерация приняла на себя обязательство обеспечить всемерную защиту прав и интересов детей. В ч. 3 ст. 40 данной Конвенции сказано, что государст ву-участнику рекомендуется предпринять все необходимые меры для того, что бы ускорить процесс реформирования законодательства, особенно в деле от правления правосудия по делам несовершеннолетних. В настоящее время в России не существует службы, аналогичной зарубежным службам пробации для несовершеннолетних.

Некоторые могут возразить, что это утверждение неверно, так как в России есть уголовно-исполнительные инспекции, уполномоченные исполнять наказа ния, не связанные с изоляцией осужденного от общества (такие, например, как обязательные и исправительные работы), и осуществлять контроль за осужден ными условно.

Однако уголовно-исполнительные инспекции в России не выполняют сле дующие важные функции зарубежных служб пробации: не представляют досу © Кузнецов Я.Н., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) дебные доклады суду и прокурорам, в том числе при решении судом вопроса о мере пресечения в виде ареста;

не организовывают процедуры примирения ме жду потерпевшим и жертвой преступления;

не разрабатывают и не осуществ ляют программы коррекции социального поведения поднадзорных лиц;

не ре шают задач наилучшего обеспечения интересов осужденного несовершенно летнего. Но главное, уголовно-исполнительные инспекции не оказывают реаль ную помощь своим поднадзорным в социальной адаптации, не обеспечивают их социальное сопровождение. При этом совершать указанные действия уго ловно-исполнительные инспекции не могут в принципе, поскольку сущест вующее уголовно-исполнительное законодательство России таких функций для них не предусматривает и в своем нынешнем виде предусматривать не может – хотя бы потому, что исполнение международных обязательств России, а также рекомендаций (деклараций) международных организаций по вопросам испол нения наказаний и обращения с осужденными в сфере исполнения наказаний нашим законодателем, принявшим Уголовно-исполнительный кодекс, постав лено в прямую зависимость от экономических и социальных возможностей (см.

ст. 3 Уголовно-исполнительного кодекса РФ), наступление которых в обозри мом будущем в России, судя по всему, не ожидается [8: 44–45].

Современное правовое регулирование криминального поведения несовер шеннолетних с учетом присущих им возрастных и социально-психологических особенностей осуществляется посредством специфических норм, содержащих ся в административном, уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно исполнительном законодательстве.

Выделение специальных норм, распространяющихся только на несовер шеннолетних, обусловлено особым вниманием к ним законодателя, стремяще гося обеспечить целенаправленное правовое воздействие на индивидуально оп ределенную группу лиц для достижения максимального положительного эф фекта. Такой конечный результат становится возможным лишь при условии взаимодействия карательно-поощрительного комплекса норм материального и процессуального содержания, создающего благоприятные предпосылки для сбалансированного и последовательного их применения на практике.

Административное и уголовное законодательство своей особой задачей признает и предупреждение преступлений среди несовершеннолетних и соци альную защиту последних, утверждая тем самым общепревентивное значение правовой системы. Факт несовершеннолетия ориентирует административное и уголовное законодательство на максимальный учет общевозрастных особенно стей подростков, на сокращение объема наказания и компенсацию его мерами педагогического характера. Административные меры ответственности имеют воспитательное и предупредительное значение. Они дают возможность подро стку реально почувствовать, что его ждет в случае совершения преступления и назначения уголовного наказания.

Мы придерживаемся мнения ученых, которые предлагают расширить сис тему мер административных взысканий, например, отменить запрет на назна чение несовершеннолетним административного ареста. В то же время, по на шему мнению, данный вид административного наказания можно назначать Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) только при условии создания необходимых условий содержания несовершен нолетних под арестом отдельно от взрослых преступников [2: 18].

По результатам проводимых исследований, самыми неэффективными ме рами административного воздействия на несовершеннолетних правонарушите лей в плане предупреждения их последующего преступного поведения оказа лись штраф и направление правонарушителей в специальные учебно-воспита тельные учреждения. Штраф в основном накладывается на несовершеннолетне го, но взыскивается с родителей. Происходит переложение ответственности, и несовершеннолетний в этом случае остается фактически безнаказанным. То же самое касается другого упомянутого вида наказания: по полученным данным, 89% подростков, направлявшихся в специальные профессиональные училища для правонарушителей, позже совершали преступления и были осуждены к лишению свободы. Особенно неэффективным является условное направление в специальные учебно-воспитательные учреждения, что оставляет несовершен нолетнего фактически безнаказанным, хотя применяется оно в основном за наиболее тяжкие правонарушения [7: 20].

Социальная потребность в создании органов ювенальной юстиции связана прежде всего с необходимостью нормализовать условия жизни и воспитания детей и подростков путем защиты их прав и свобод, оказания правового воз действия на лиц, обязанных осуществлять их воспитание, обучение, подготовку к труду, охрану здоровья несовершеннолетних. Формирование системы юве нальной юстиции предполагает работу по созданию связок между органами правосудия и различного рода практиками социализации детей группы риска и несовершеннолетних правонарушителей, а также службами помощи детям, ис пытывающим различного рода трудности. Такая система включает также рабо ту со взрослыми, ответственными за воспитание детей, и создание на этой ос нове целого комплекса обеспечивающих учреждений.

При создании системы ювенальной юстиции в интересах охраны прав не совершеннолетних, обеспечения наиболее эффективного содействия их благо получию, сокращения использования в отношении них карательных санкций особо актуальной является задача создания специализированных судов по де лам семьи и несовершеннолетних. Нашему обществу нужно не столько юве нальное уголовное правосудие, чтобы судить детей, сколько глобальная систе ма ювенальной юстиции: а) семейные суды или комиссии, которые бы опреде ляли, достиг ли несовершеннолетний правонарушитель уровня развития взрос лого, можно ли его судить по законам уголовного судопроизводства;

б) система воспитания, образования, опеки, попечительства, профилактики правонаруше ний и социализации правонарушителей. Суть ювенальной юстиции состоит в подчинении функционирования судебной власти решению задач, обычно не решаемых судами, – задач социализации молодых людей и обеспечения их бу дущего в качестве законопослушных членов общества.

Основополагающим принципом в деятельности этих судов должно стать неуклонное исполнение нормы ст. 3 Конвенции ООН о правах ребенка, в соот ветствии с которой при осуществлении всех действий в отношении детей, кото рые предпринимают учреждения, суд, административные или законодательные Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) органы, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению интересов ребенка. Эти суды могли бы взять на себя как рассмотрение граж данских дел, связанных с воспитанием и содержанием детей (о расторжении брака, лишении родительских прав, установлении отцовства и т.п.), так и су дебное разбирательство дел о преступлениях и административных правонару шениях несовершеннолетних;

а также дел о преступлениях взрослых лиц, в ре зультате которых нарушается нормальное развитие и воспитание детей и под ростков (вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность и в со вершение антиобщественных действий).

Создание специализированных судов по делам несовершеннолетних и се мьи дало бы возможность поднять в целом качество рассмотрения дел о право нарушениях несовершеннолетних, повысить уровень проводимой профилакти ческой работы, использовать гражданско-правовые средства в борьбе с детской беспризорностью, в решении проблем ранней превенции преступлений несо вершеннолетних и в целом более четко ориентировать правосудие в отношении несовершеннолетних, прежде всего на защиту нужд и интересов детей.

Если создание специализированных судов является проблематичным из-за финансовых трудностей на современном этапе развития страны, то возможна специализация судей. Первым шагом к созданию системы специальных судов для несовершеннолетних может стать назначение судьи, специализирующегося на уголовных делах о преступлениях несовершеннолетних. Судебное рассмот рение уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, требует глубоких знаний по детской психологии, психиатрии, педагогике и т.п.

Дела несовершеннолетних отличаются значительной качественной спецификой и, как правило, особой сложностью. Профессиональному судье, рассматри вающему различные категории дел, трудно сформировать глубокие знания, свя занные со спецификой личности несовершеннолетнего преступника, особенно стями ее формирования, причинами, условиями, мерами предупреждения пре ступности несовершеннолетних, получить необходимый опыт рассмотрения дел, касающихся несовершеннолетних. В связи с этим судьями по делам несо вершеннолетних, как представляется, должны назначаться лица, проработав шие не менее пяти лет в судебной системе или долгое время занимающиеся проблемами преступности несовершеннолетних. Необходимо также, чтобы со став рассматриваемого суда качественно отличался от состава суда общей юрисдикции. Наряду с профессиональными судьями в него должны входить педагоги, психологи, психотерапевты. Судопроизводство по делам несовер шеннолетних должно быть основано на выявлении причин противоправного поведения, истоков формирования тех ложных нравственных ценностей, кото рые привели подростка к совершению преступления [1: 40].

Многие известные политики и ученые сходятся во мнении о необходимо сти введения специализации судей по работе с несовершеннолетними преступ никами. И это правильно, так как специализация в любой сфере деятельности позволяет более оперативно и точно выполнять порученную работу. Увы, на практике дела обстоят несколько иначе. В большинстве судов, имеющих штат ную численность 3–5 судей, такую специализацию вообще невозможно ввести.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) В многосоставных судах также не все просто. Специализирующиеся по рас смотрению уголовных дел в отношении несовершеннолетних судьи многосо ставных районных судов, не освобожденные от рассмотрения иных (не в отно шении несовершеннолетних) дел, основное свое рабочее время уделяют рас смотрению дел не в своей категории [4: 24].

Невозможность введения специализации судей на данный момент времени заставляет искать новые модели построения органов ювенальной юстиции. Од ной из таких моделей является комиссия по делам несовершеннолетних, веду щий орган системы профилактики безнадзорности и правонарушений среди не совершеннолетних. Главная ее функция – рассмотрение и разрешение дел об административных правонарушениях несовершеннолетних, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации (да лее – КоАП РФ) и законами субъекта Российской Федерации непосредственно на местном уровне в целях сокращения времени производства по делу и сниже нию финансовых издержек.

Отсутствие единых нормативно-правовых основ организации и функциони рования комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав побуждает ор ганы государственной власти субъектов Российской Федерации искать самостоя тельное решение указанных вопросов. Существующее формально Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних от 3 июня 1967 г. перестало соответст вовать современным социальным потребностям и признано утратившим силу. По общему правилу, в регионах система комиссий по делам несовершеннолетних двухуровневая: при исполнительном органе субъекта РФ и при муниципальных органах власти. В некоторых регионах система конкретизирована.

Сложная ситуация с нормативно-правовым обеспечением организации и функционирования комиссий по делам несовершеннолетних сложилась в связи с правовой неопределенностью соответствующих правоустановлений в КоАП РФ, где комиссии по делам несовершеннолетних названы только в числе орга нов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонаруше ниях (п. 2 ч. 1 ст. 22.1). Наряду с этим в п. 4 ч. 2 ст. 22.1 КоАП РФ субъектам Российской Федерации делегировано право самостоятельно решать вопрос о создании / несоздании административных комиссий для рассмотрения дел об административных правонарушениях, за совершение которых административ ная ответственность установлена законами субъектов Российской Федерации.

Однако, по нашему мнению, комиссии по делам несовершеннолетних должны создаваться и функционировать исключительно в соответствии с законодатель ством Российской Федерации.

В значительной мере именно по причине отмеченной правовой неопреде ленности недопустимо долго комментаторами КоАП РФ не затрагивался во прос о правовом статусе комиссии по делам несовершеннолетних. Хранили молчание по этому поводу и законы субъектов Российской Федерации об адми нистративной ответственности. Сложившиеся социально-экономические и ор ганизационно-правовые реалии подсказывают настоятельную необходимость повсеместного обновления нормативно-правовых актов о комиссиях по делам несовершеннолетних.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) В связи с отсутствием единого федерального акта в данной области на блюдается различный подход к правовому обеспечению создания и организа ции работы комиссий. Как отмечалось выше, положения о комиссиях по делам несовершеннолетних утверждаются либо законами региональных органов го сударственной власти, либо постановлениями коллегиальных органов исполни тельной власти (правительств, администраций, советов администраций), либо единоличными постановлениями глав исполнительной власти субъектов Рос сийской Федерации. Преимущественно это отдельные нормативные правовые акты.

Отсутствие единого федерального закона о комиссиях по делам несовер шеннолетних исключает формирование единого правового пространства в этой сфере и возможность подготовки фундаментальных комментариев законода тельства о данных комиссиях. Такая ситуация затрудняет, а по многим позици ям и исключает единообразное понимание принципиально важных правоуста новлений и не способствует правильному применению законов [3: 54].

Пожалуй, наиболее продуктивным шагом в формировании системы орга нов ювенальной юстиции РФ является введение должностей социальных ра ботников. Суть их деятельности заключается в том, что социальные работники изучают условия жизни и воспитания подростков, пытаются привлечь внима ние государственных и иных организаций к проблемам устройства их на учебу, работу, получения жилья, организации лечения. Данные работники также со ставляют отчеты для судей, в которых дают разносторонние характеристики изучаемых подростков.

На сегодняшний день мы вынуждены констатировать практически полное отсутствие органов ювенальной юстиции в Российской Федерации. Основная часть специалистов пока не задумывается о том, что правосудие в отношении несовершеннолетних должно отличаться от общего правосудия. Проблемы пра восудия в отношении несовершеннолетних на данный момент еще недостаточ но изучены.

Система органов ювенальной юстиции должна быть построена на более гуманистических процессуальных нормах и должна включать в себя сеть раз нообразных социальных, правоохранительных служб для несовершеннолетних правонарушителей, специализированных судов по делам семьи и несовершен нолетних. В систему ювенальной юстиции в широком понимании должны обя зательно входить институт ювенального судьи, ювенальная прокуратура, дет ская адвокатура, агентства уполномоченных по правам ребенка, инфраструкту ра социальных учреждений и институт социальных работников.

Непосредственное уголовное наказание должно стать чрезвычайной мерой наказания для подростка. Распространенной формой правоприменительной практики, основанной на реализации в отношении несовершеннолетнего мер воспитательного воздействия, не связанных с уголовным наказанием, должно стать присуждение подростка к различным социально-психологическим и реа билитационным программам, направленным на его ресоциализацию. Таким об разом, органы ювенальной юстиции должны обеспечивать эффективную про филактику правонарушений среди несовершеннолетних;

справедливость любо Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) го правового решения в отношении несовершеннолетних;

защиту прав и закон ных интересов несовершеннолетних и молодежи при разрешении гражданских, административных и уголовных дел, связанных как с их условиями жизни и воспитанием, так и совершаемыми ими правонарушениями;

обеспечение со циализации личности детей в максимально благоприятных условиях жизни;

В сегодняшней России за решеткой находится 45 тысяч детей – это в три раза больше, чем в дореволюционной 170-миллионной Российской Империи. Экспер ты признают, что лишение свободы для многих несовершеннолетних – избыточ ная мера наказания. Нам необходимо изменить свое отношение к детям, престу пившим закон, следуя примеру большинства развитых стран, где их не спешат ка рать, а предпочитают воспитывать, считая, что рецидивист, выросший из мало летнего заключенного, в конечном счете обойдется обществу дороже.

Уже более 100 лет известна форма судопроизводства, с помощью которой цивилизованное государство «протягивает руку» ребенку, сделавшему невер ный шаг [5: 16]. Хочется верить, что Россия станет цивилизованным государст вом, обратясь к своему будущему, – детям.

Библиографический список 1. Ашин А.А., Левицкая А.Г. Преступность несовершеннолетних: криминологиче ский анализ региональной ситуации // Преступность в разных ее проявлениях и орга низованная преступность. М., 2004. С. 38–52.

2. Валуйсков Н.В. Правовые проблемы предупреждения ювенальной преступно сти: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002.

3. Дугенец А.С., Масленников М.Я. Правовые основы создания и функциониро вания комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав. М., 2004.

4. Золотых В.В. Становление ювенальной юстиции в России // Вопросы юве нальной юстиции. 2006. № 3. С. 21–33.

5. Карнозова Л.М. Восстановительное правосудие для несовершеннолетних и социальных работников. М., 2001.

6. Конвенция ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. // Вестник Верховного Совета СССР. 1990. № 45. С. 14–26.

7. Мелешко Н.Л. Предпреступное поведение несовершеннолетних как кримино логическая проблема: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1998.

8. Степашин С.В. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Россий ской Федерации. М., 1999.

Я.Н. Кузнецов Ювенальная юстиция в системе органов государственной власти субъектов Российской Федерации В связи с ростом детской преступности и трудной экономической обста новкой в стране назрела острая необходимость ввести для подростков особую судебную процедуру, разработать новое законодательство, которое учитывало бы их физиологические особенности и социальные перемены в жизни.

© Кузнецов Я.Н., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Дети – это не закоренелые преступники. Чаще всего на преступления их толкают социальные обстоятельства: плохие взаимоотношения в семье, невоз можность самореализации вследствие дороговизны различных учреждений детского досуга. Мы же судим подростков как взрослых, тем самым толкаем их в объятия экстремальной жизни [1]. Существующая пенитенциарная система никоим образом не способствует исправлению несовершеннолетних. Места лишения свободы являются своеобразной «кузницей преступности», где под росток теряет здоровье, возможность своевременно получить образование, про ходит криминальную школу. Возвращаясь из заключения уже взрослым чело веком, он не имеет специальности, образования, практических навыков нор мальной жизни в обществе, что вновь толкает его на криминальный путь. Та ким образом, причины и условия, которые привели подростка к преступлению, с вынесением приговора не устраняются [2].

Не относится к разряду государственных тайн факт, что защита прав детей в России находится далеко не на требуемом уровне. Несмотря на множество принятых правовых норм, несмотря на формальное признание Российской Фе дерацией необходимости выполнения Конвенции о правах ребенка, положение с безнадзорностью, беспризорностью, наркоманией, преступностью среди не совершеннолетних остается, мягко говоря, неудовлетворительным. И очевидно, что все эти проблемы имеют одну-единственную причину: во всех без исклю чения субъектах РФ, в том числе и в Архангельской области, систематически нарушаются права ребенка.

Дети (лица в возрасте до 18 лет), не обладая активным и пассивным избира тельным правом, не могут выразить своего отношения к политической и правовой ситуации в стране. Вместе с тем действия, которые сегодня предпринимаются в отношении детей, через несколько лет именно они будут оценивать. История че ловечества подтверждает, что очень немногие поколения «отцов» удостаивались похвалы «детей». Поэтому при формулировании концептуальных юридических конструкций следует исходить, прежде всего, именно из интересов детей.

Звучащие порой из уст политических деятелей выражения типа «у нас сей час для этого нет средств» при обсуждении темы внедрения системы ювеналь ной юстиции в России не выдерживают никакой критики, поскольку это озна чает, что в государстве нет денег на обеспечение собственного благополучного будущего. В данном случае весьма показателен пример Франции: Закон о юве нальном судопроизводстве в этом государстве был принят еще 2 февраля года. Думается, что в конце войны материальных ресурсов у Франции имелось совсем немного, однако было понимание, что без усиленного внимания к сле дующим поколениям возрождения и процветания государства не последует.

Был учтен также опыт Германии, в которой невнимание к интересам молодежи и потеря молодым поколением ценностных ориентиров и опыта, накопленного многими поколениями высокообразованной нации, обернулись глобальной ка тастрофой фашизма для всего мира [6: 22].

Недостаточность государственной финансовой поддержки опеки и попе чительства над несовершеннолетними породила в некоторых регионах России парадоксальное явление. В соответствии со ст. 123 Семейного кодекса РФ Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) субъекты РФ вправе своим законодательным актом установить новую форму устройства детей. В законодательстве большинства субъектов РФ такие формы не предусмотрены [4: 32]. Основная задача этого нововведения – вывести лиц, осуществляющих заботу о несовершеннолетних, из категории опекунов (попе чителей), а его итоговой целью является, видимо, устройство детей в семью без осуществления ежемесячной выплаты средств (выделено мной. – Я.К.) на пи тание ребенка, приобретение одежды, обуви и пр. Необходимость новой формы устройства продиктована отсутствием в местных бюджетах и бюджетах субъ ектов РФ финансовых ресурсов, достаточных для производства выплат опеку нам и попечителям значительных сумм [3].

Как показали результаты проведенного исследования судебной практики по делам правонарушителей подростков в Архангельской области, самый высо кий уровень рецидива (35%) оказался среди несовершеннолетних, отбывших наказание в виде реального лишения свободы. Характерно, что наказание в ви де реального лишения свободы является самым «задействованным» в отноше нии несовершеннолетних. Отчасти такое положение вызвано «безысходно стью» в принятии решений, несмотря на то, что ст. 88 Уголовного кодекса РФ предусматривает 6 видов наказаний, назначаемых несовершеннолетним. К их числу относятся штраф, лишение права заниматься определенной деятельно стью, обязательные работы, исправительные работы, арест, лишение свободы.

Однако отсутствие у несовершеннолетних самостоятельного источника дохода сводит на нет значение штрафа, лишение права заниматься определенной дея тельностью и исправительные работы, а отсутствие органов и учреждений, ис полняющих обязательные работы и арест, исключает возможность их практи ческой реализации. Только при вынесении каждого пятого приговора обсужда лась возможность назначения наказания, не связанного с лишением свободы. И данная негативная ситуация наблюдается практически во всех регионах России.

Но есть и положительные моменты.

В настоящее время в 10 регионах (Москва, Санкт-Петербург, Самара, Ека теринбург, Саратов, Ростов-на-Дону, Томск и др.) проходит эксперимент по внедрению элементов ювенальной юстиции. Введение ювенальных технологий в практику судопроизводства позволяет защищать права детей, подростков, мо лодежи, а также максимально учитывать при расследовании, определении и ис полнении наказаний особенности личности подростка, условия и причины со вершенного противоправного деяния. В этой области уже накоплен некоторый опыт. Так, с помощью международных организаций в городе Санкт-Петербурге во всех районных судах были введены должности судей по делам несовершен нолетних, были созданы специализированные социальные службы по данному вопросу. Суть проекта заключалась в том, что социальные работники стали изучать условия жизни и воспитания подростков, пытаться привлечь внимание государственных и иных организаций к процессу устройства их на учебу, рабо ту, получения жилья, организацию лечения. Данные работники также составля ли отчеты для судей, в которых давали разносторонние характеристики изучае мых подростков. Результаты этой работы незамедлительно сказались: судьи Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) стали принимать более обоснованные решения о назначении наказания, не свя занного с лишением свободы.

В городе Екатеринбурге создана специальная детская адвокатура и юриди ческий телефон доверия по проблемам защиты прав детей и молодежи.

В Саратовской области при судах введены должности социальных работ ников, которые будут заниматься изучением жизни подростков и причин, при ведших их к совершению преступлений.

В Ханты-Мансийском автономном округе для правового просвещения подростков и молодежи, оказания им юридической помощи в защите их закон ных прав и интересов создана ювенальная юридическая служба. В положении об этой службе сказано, что ювенальная юридическая служба обеспечивает право на особую защиту детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

В Юго-Западном административном округе Москвы в целях борьбы с под ростковым алкоголизмом, наркоманией и преступностью в качестве помощни ков судей ввели должности социальных работников, после чего подростковая преступность в данном округе заметно пошла на убыль.

Законодательные органы целого ряда субъектов РФ, параллельно с Госу дарственной Думой РФ, стали рассматривать законопроекты, посвященные введению ювенальных судов в российскую судебную систему. В частности, данная инициатива была поддержана костромским Областным законодатель ным собранием, хабаровским Краевым законодательным собранием, Законода тельным собранием г. Санкт-Петербурга и др.

В ряде российских регионов, таких как Ростовская область, Республика Саха (Якутия), Воронежская область, прошли парламентские слушания, где, в частности, отмечалась необходимость «разработки нормативно-правовой базы для формирования органов ювенальной юстиции». В целом ряде регионов про шли и имели широкий резонанс конференции и семинары, на которых обсуж дались вопросы воссоздания системы ювенальной юстиции в России и пробле мы перехода от карательной практики обращения с несовершеннолетними пра вонарушителями к реабилитационным и профилактическим мерам.

Существенную помощь во внедрении и пропаганде технологий ювеналь ной юстиции оказывают неправительственные и общественные организации.

Именно они, накопив определенный практический опыт работы с «детьми группы риска» выступают с законодательными инициативами, целевыми про граммами, направленными на изменение ситуации с подростковой деликвент ностью в регионах РФ. Среди таких организаций – Российский благотвори тельный фонд «Нет Алкоголизму и Наркомании» (НАН), существующий с года, его филиалы расположены сегодня в 64 регионах;

Центр «Судебно правовая реформа»;

общественная организация «Гражданский контроль» и др. [2].

Не составил исключения в этом отношении и Архангельск, где недавно со стоялась международная конференция, посвященная завершению российско немецкого проекта «Развитие в Архангельске инфраструктуры социальных служб по оказанию помощи переступившим закон лицам», участниками кото рого являлись представители различных ведомств, включая прокуратуру Ар хангельской области. Как сообщили ИА «Двина-Информ» в пресс-службе про Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) куратуры области, работа в проекте позволила убедиться в том, что законопос лушный образ жизни возможен только тогда, когда удается снова интегриро вать в общество человека, преступившего закон. Интеграция происходит за счет улучшения жизненной ситуации. И лучше всего это удается специалистам в об ласти социальной работы. Сегодня с осужденными подростками, которых суд не изолирует от общества, работают сотрудники уголовно-исполнительных инспек ций, подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел.

Цель вышеупомянутого проекта – организовать процесс непрерывного со провождения несовершеннолетнего, совершившего преступление и находяще гося в социально-опасном положении (то есть проживающего в семье, где ро дители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и / или содержанию и / или отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними), с момента возбуждения уголовного дела, рассмотрения его в суде и в период ис полнения наказания за счет улучшения жизненной ситуации подростка.

Метод описан в концепции проекта. Подросток, совершивший преступле ние, попадает в поле зрения сотрудника подразделения по делам несовершен нолетних, который собирает сведения о несовершеннолетнем и передает их специалисту по социальной работе (кейс-менеджеру). Кейс-менеджер с привле чением специалистов других органов системы профилактики изучает ситуацию в семье, ближайшее окружение, анализирует имеющиеся ресурсы, составляет заключение, которое приобщается к материалам уголовного дела. Информация заносится в дневник сопровождения, он включает также психологическую ха рактеристику, анализ ситуации, план мероприятий, анализ действенности при нятых мер, протокол передачи случая.

Работа в проекте заставила изучить российский опыт применения юве нальных технологий, при написании концепции он тоже учитывался. Таким об разом, можно сделать вывод о том, что ювенальная юстиция по смыслу данного проекта – это особая система правосудия, при которой суд, специализирую щийся по делам несовершеннолетних, тесно взаимодействует с органами и уч реждениями государственной системы профилактики безнадзорности и право нарушений несовершеннолетних, социальными службами.

Наблюдение за экспериментом в рамках проекта «Развитие в Архангельске инфраструктуры социальных служб по оказанию помощи переступившим закон лицам» показывает, что нарушившие закон несовершеннолетние и их родители крайне нуждаются в помощи специалистов в области психологии и социальной работы. Многие родители просто несостоятельны в педагогическом отношении, не считают правонарушения ребенка своими проблемами. Однако, когда эти же родители видят искреннее желание помочь в решении их жизненной ситуации, налаживании взаимоотношений с сыном или дочерью, то они идут навстречу.

Участники эксперимента отмечают, что уже на стадии предварительного следствия у несовершеннолетнего повышается чувство ответственности, он бо лее осмысленно воспринимает судебное заседание, назначенное наказание. За служивает внимания возможность на консилиуме со всеми специалистами под робно обсудить и проанализировать жизненную ситуацию подростков, нару Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) шивших закон, выслушать предложения разных органов по ее улучшению.

Именно так надо работать с несовершеннолетними правонарушителями, чтобы реально адаптировать их в общество [5].

Обеспечить социальную защиту детей, не допустить их вовлечения в пре ступную среду – задача общества и государства в целом, а не отдельных людей и ведомств. Для ее реализации нужна продуманная политика и система органов, которые бы слаженно взаимодействовали. В советское время такая система су ществовала и обеспечивала определенную профилактику подростковой пре ступности. Происходило это за счет привлечения широких слоев общественно сти к участию в комиссиях и инспекциях по делам несовершеннолетних.

Увы, теперь все заинтересованные ведомства и организации действуют ра зобщено, без общей координации: УВД сами по себе, в прокуратуре свои пла ны, а школа практически отстранилась от работы с «трудными» подростками.

Сейчас многое зависит от понимания властями необходимости поддержки и проведения активной работы с трудными семьями и детьми. Во многих стра нах ювенальная юстиция – приоритетная область вложения средств и сил. Там хотят получить себе на смену не обезображенное лагерной жизнью поколение, а людей, способных разумно жить в человеческом обществе. Средства же все гда можно найти. Ведь, как правильно отмечают многие, на размывающие бюджеты различных уровней сомнительные проекты они находятся [1: 13].

Библиографический список 1. Бурмагин С.В. За решеткой подростки самоутверждаются // Правда Севера.

2001. 26 июля. С. 22–23.

2. Жилкина Т.В. Будет ли ювенальная юстиция в России? // ИА «Двина Информ». 2005. 14 августа.

3. Михеева Л.Ю. Институт опеки и попечительства и его перспективы // Спра вочная правовая система «Консультант Плюс. Версия Эксперт».

4. Михеева Л.Ю. Устройство в семью детей: опыт законодательства Алтайского края // Российский юридический журнал. 2001. № 3. С. 31–37.

5. Прокуратура области участвует в разработке системы кейс-менеджмента // ИА «Двина-Информ». 2007. 19 апреля.

6. Ханашвили Н.Л. Ребенок в трудной жизненной ситуации // Вопросы ювеналь ной юстиции. 2006. № 3. С. 19–24.

А.В. Немытов Нормативно-правовое обеспечение электронной коммерции При активном развитии коммерческой деятельности российских предпри нимательских структур на базе новейших информационных технологий и сети Интернет, в том числе и в международном экономическом пространстве, воз никают проблемы в области нормативно-правового обеспечения электронной коммерции.

© Немытов А.В., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Для реализации опорного правила электронной коммерции – признания законности и действительности договора, заключенного электронным спосо бом, – в России последовательно создается правовое поле.

В статье 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об ин формации, информатизации и защите информации» [10] введены три ключевых понятия в области электронных сделок: «документированная информация», «информационная система» и «средства обеспечения автоматизированных ин формационных систем и их технологий».

Под документированной информацией понимается зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее иденти фицировать.

Информационная система трактуется как организационно упорядоченная совокупность документов (массивов документов) и информационных техноло гий, в том числе с использованием средств вычислительной техники и связи, реализующих информационные процессы.

Средствами обеспечения автоматизированных информационных систем и их технологий являются программные, технические, лингвистические, право вые, организационные средства (программы для электронных вычислительных машин;

средства вычислительной техники и связи;

словари, тезаурусы и клас сификаторы;

инструкции и методики;

положения, уставы, должностные инст рукции;

схемы и их описания, другая эксплутационная и сопроводительная до кументация), используемые или создаваемые при проектировании информаци онных систем и обеспечивающие их эксплуатацию.

Прямое отношение к функционированию электронного бизнеса имеет ста тья 5, где указано, что юридическая сила документа, хранимого, обрабатывае мого и передаваемого с помощью автоматизированных информационных и те лекоммуникационных систем, может подтверждаться электронной цифровой подписью. То есть электронные документы признаются имеющими юридиче скую силу при условии их оформления в соответствии с действующим стандар том.

Высший Арбитражный Суд РФ, разъясняя существо Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации», в письме от 7 июня 1995 г. № С1-7/03-316 подчеркнул, ссылаясь на статью 5 Закона, что при со блюдении указанных условий, в том числе при подтверждении юридической силы документа электронной цифровой подписью, этот документ может при знаваться в качестве доказательства по делу, рассматриваемому арбитражным судом [1].

Впоследствии Федеральный закон № 24-ФЗ был заменен Федеральным за коном № 149-ФЗ от 27 июля 2006 года «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Гражданский кодекс РФ предусматривает, что договор в письменной фор ме может быть заключен путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позво ляющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (статья 434). Кроме того, в статье 160 ГК РФ указывается на возможность ис Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) пользования при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи при соблю дении норм, предусмотренных законом, иными правовыми актами или согла шением сторон (статья 160).

Гражданское законодательство однозначно регламентирует использование при оформлении договоров электронных форм документов. В статье 847 ГК РФ сказано, что договором может быть предусмотрено удостоверение прав распо ряжения денежными суммами, находящимися на счете, электронными средст вами платежа и другими документами с использованием в них аналогов собст венноручной подписи (пункт 2 статьи 160), кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом.

На сегодняшний день ключевую роль в реальном осуществлении сделок с помощью электронных средств играет электронная цифровая подпись. Ее глав ные функции связаны с двумя аспектами: во-первых, подтвердить достовер ность передаваемой с использованием современных электронных технологий информации и, во-вторых, удостоверить полномочия лица, составившего и под твердившего переданную информацию [4: 99].

Цель Федерального закона от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» – обеспечить правовые условия использования электрон ной цифровой подписи в электронных документах, при соблюдении которых электронная цифровая подпись в электронном документе признается равно значной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе.

Среди основных понятий, используемых в Законе, для понимания сути технологии электронной цифровой подписи отметим следующие [11]:

владелец сертификата ключа подписи – физическое лицо, на имя которо го удостоверяющим центром выдан сертификат ключа подписи и которое вла деет соответствующим закрытым ключом электронной цифровой подписи, по зволяющим с помощью средств электронной цифровой подписи создавать свою электронную цифровую подпись в электронных документах (подписывать электронные документы);

сертификат ключа подписи – документ на бумажном носителе или элек тронный документ с электронной цифровой подписью уполномоченного лица удостоверяющего центра, которые включают в себя открытый ключ электрон ной цифровой подписи и которые выдаются удостоверяющим центром участ нику информационной системы для подтверждения подлинности электронной цифровой подписи и идентификации владельца сертификата ключа подписи;

закрытый ключ электронной цифровой подписи – уникальная последова тельность символов, известная владельцу сертификата ключа подписи и пред назначенная для создания в электронных документах электронной цифровой подписи с использованием средств электронной цифровой подписи;

открытый ключ электронной цифровой подписи – уникальная последо вательность символов, соответствующая закрытому ключу электронной цифро вой подписи, доступная любому пользователю информационной системы и предназначенная для подтверждения с использованием средств электронной Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) цифровой подписи подлинности электронной цифровой подписи в электронном документе.

Таким образом, технология электронной цифровой подписи позволяет обеспечить высокую степень защиты информации от незаконного прочтения, изменения и использования. Существует еще одна важная особенность элек тронной цифровой подписи в электронном документе – в соответствии со статьей 19 Закона она признается равнозначной собственноручной подписи ли ца в документе на бумажном носителе, заверенным печатью.

Положения Закона «Об электронной цифровой подписи» нашли отражение в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации, где в пункте статьи 75 указано, что документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, а также документы, подписанные электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, допуска ются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые ус тановлены федеральным законом, иным нормативным правовым актом или до говором [9].

До принятия Арбитражного процессуального кодекса РФ соответствую щие рекомендации по признанию законности электронных сделок были сдела ны Высшим Арбитражным Судом РФ, который в письме от 19 августа 1994 го да № С1-7/ОП-587 отмечал, что в том случае, когда стороны изготовили и под писали договор с помощью электронно-вычислительной техники, в которой ис пользована система цифровой (электронной) подписи, они могут представлять в арбитражный суд доказательства по спору, вытекающему из этого договора, также заверенные цифровой (электронной) подписью. Если же между сторона ми возник спор о наличии договора и других документов, подписанных цифро вой (электронной) подписью, арбитражному суду следует запросить у сторон выписку из договора, в котором указана процедура порядка согласования раз ногласий, на какой стороне лежит бремя доказывания тех или иных фактов и достоверности подписи. С учетом этой процедуры арбитражный суд проверяет достоверность представленных сторонами доказательств. При необходимости арбитражный суд вправе назначить экспертизу по спорному вопросу, используя при этом предусмотренную договором процедуру.

Деятельность интернет-провайдеров и сервис-провайдеров регулируют по ложения Федерального закона от 16 февраля 1995 года № 15-ФЗ «О связи». В Законе определен ряд ключевых для развития электронной коммерции положе ний: электрическая связь, сети электросвязи, сети общего пользования, опера тор связи, услуги связи, средства связи. В статье 7 дано юридическое толкова ние назначения сети связи общего пользования и зафиксирована ответствен ность федеральных органов за ее функционирование и развитие. Обозначены требования к качеству услуг связи, в частности, операторы связи обязаны пре доставлять пользователям услуги связи, соответствующие по качеству стандар там, техническим нормам, сертификатам, условиям договора на предоставление услуг связи (статья 28). Предусмотрена защита прав пользователей услугами связи и требования к обеспечению тайны связи (статьи 31, 32). Глава VIII со Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) держит положения, определяющие ответственность при осуществлении дея тельности в области связи [8].

Оценивая ситуацию в нормативно-правовой сфере электронной коммерции нельзя не принять во внимание ряд серьезных препятствий, сдерживающих развитие бизнеса с применением интернет-технологий. Среди них:

отсутствие законодательного толкования ряда ключевых для электрон ной коммерции понятий, например, таких, как электронная коммерция, элек тронная торговля, электронный обмен данными, электронный документ, элек тронная подпись;

неопределенность в перечне, структуре и форме документов, исполь зуемых при совершении сделок в электронном формате;

наличие требований в действующем гражданском законодательстве о заключении сделок только посредством составления бумажного документа, в котором представлено содержание сделки и имеются собственноручные подпи си сторон;

отсутствие законодательно оформленного перечня обязанностей элек тронных (информационных) посредников, предоставляющих услуги в отноше нии электронных документов;

наличие сложностей при заключении сделок с зарубежными партнера ми, поскольку в действующем законодательстве ряда стран имеется требование наличия письменного документа, подтверждающего передачу сообщений, заве ренного собственноручными подписями сторон-участниц;

несогласованность содержания федеральных законов, имеющих отно шение к внешней торговле, с практикой международной электронной торговли;

недостатки Федерального закона «Об электронной цифровой подписи»

в части неоправданной узости механизмов его практической реализации: поня тие «цифровая подпись», порядок ее сертификации, исключение альтернатив ных вариантов подтверждения подлинности сделок и некоторых других норм, затрудняющих внедрение цифровой экономики;

отсутствие в Законе РФ «О защите прав потребителей» и других зако нодательных актах, охраняющих права потребителей, положений, достаточных для защиты интересов и законных прав участников электронной торговли.

Одним из реальных шагов на пути усовершенствования правовой инфра структуры бизнеса и укрепления нормативно-правовой базы электронной ком мерции является принятие Федеральной целевой программы «Электронная Россия» (2002–2010 годы) [5].

За указанный период должны быть созданы технологические предпосылки для обеспечения открытости в деятельности органов государственной власти, общедоступности государственных информационных ресурсов, эффективного взаимодействия между органами государственной власти и местного само управления с гражданами и хозяйствующими субъектами.

Для успешной реализации названных направлений предполагается разра ботать целостную систему правового регулирования в области информацион ных технологий. В итоге для успешного развития электронной торговли в Рос Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) сии государственные органы предпринимают необходимые шаги в сфере фор мирования необходимой законодательной базы, которая будет способствовать интеграции нашей страны в глобальный рынок.


Вместе с тем активизируются усилия предпринимателей в стремлении ока зать позитивное влияние на процесс законотворчества в электронной коммер ции. Потребность реального бизнеса в ускорении темпов развития электронной торговли, в первую очередь на базе формирования эффективного правового обеспечения, привела к созданию «Национальной ассоциации участников элек тронной торговли». Члены ассоциации предполагают принять участие в разра ботке нормативных документов по регулированию электронного бизнеса, вести аналитическую и методическую работу на рынке электронной коммерции, под держивать развитие технического обеспечения процесса электронного обмена данными.

Библиографический список 1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят 14 ию ня 2002 г. (ред. от 27 декабря 2005 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 30.

С. 3012.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть I. Принят 21 октября 1994 г. (ред. от 18 декабря 2006 г.) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32.

Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть II. Принят 22 декабря 1005 г. (ред. от 30 декабря 2006 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 5.

Ст. 410.

4. Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 140.

5. Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 июня 1995 г. № С1-7/ОЗ-316 «О Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс: Эксперт».

6. Постановление Правительства Российской Федерации от 28 января 2002 г.

№ 65 «Об утверждении Федеральной целевой программы «Электронная Россия (2002–2010 годы)» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс: Эксперт».

7. Сальникова Л.В. Сделки в Интернет. Советует юрист. Ростов-на-Дону, 2006.

8. Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» // Собрание законодательства РФ. 2002. № 2. Ст. 127.

9. Федеральный закон от 16 февраля 1995 г. № 15-ФЗ «О связи» (ред. от 29 де кабря 2006 г.) // Собрание законодательства РФ. 2003. № 28. Ст. 2895.

10. Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, инфор матизации и защите информации» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 8.

Ст. 609.

11. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, инфор мационных технологиях и о защите информации» // Собрание законодательства РФ.

2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3448.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) А.А. Новичков Юридические аспекты использования свободного программного обеспечения Свободное программное обеспечение (далее ПО) – программное обеспече ние с открытым кодом, которое пользователь может легально запускать, моди фицировать и распространять любым образом [1].

Различают четыре степени свободы применения программного обеспече ния:

свобода запускать программу в любых целях (свобода 0);

Свобода изучения работы программы и адаптация ее к своим нуждам;

доступ к исходным кодам – необходимое для этого условие (свобода 1);

свобода распространять копии (свобода 2);

свобода улучшать программу и публиковать улучшения так, что все вы игрывают от этого (свобода 3).

Чтобы программное обеспечение считалось свободным, его автор должен дать пользователю все четыре вышеперечисленные свободы. Так, вы должны быть свободны в распространении копий программы, как модифицированных, так и оригинала, вам не требуется спрашивать разрешения либо платить за не го. Чтобы свобода вносить изменения и публиковать улучшенные версии была реальной, вы должны иметь доступ к исходным текстам программы. Следова тельно, доступ к исходным текстам является необходимым условием свободы программы. С вас могут взять деньги за копирование программ, либо вы може те получить их бесплатно. Вне зависимости от того, как вы получили вашу ко пию, вы всегда свободны в дальнейшем копировании либо модификации про грамм.

В настоящее время в рамках свободного программного обеспечения реали зованы все основные классы программного обеспечения – от операционных систем (GNU/Linux) до прикладных программ и офисных приложений.

«Свободное программное обеспечение» – это прежде всего юридическое понятие. Отнесение программы к «свободной» или «коммерческой» с точки зрения пользователя зависит от условий лицензии, по которой она распростра няется. Свободное ПО защищается так называемыми «свободными лицензия ми». Вопросы лицензирования, защиты авторских прав и пользования компью терными программами являются важной частью общей совокупности правово го обеспечения в составе информационной системы управления. Можно пока зать, что с юридической точки зрения использование свободного ПО принци пиально ничем не отличается от использования любого другого программного обеспечения, в том числе с закрытым кодом (коммерческого).

Правовое регулирование использования свободного программного обеспе чения осуществляется так же, как и в случае коммерческого ПО – на основании лицензионного договора пользователя с правообладателем. Специфическое по ложение лицензий на свободное программное обеспечение определяется теми условиями и положениями, которые в них приведены.

© Новичков А.А., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Лицензии на свободное ПО являются реакцией сообщества разработчиков на ограничения коммерческих лицензий и призваны обеспечить пользователям (и разработчикам) легальные права на использование свободного ПО.

Существуют десятки свободных лицензий, но основной и наиболее успеш ной является т. н. GNU General Public License (Универсальная общедоступная лицензия GNU) (далее GPL). Действующей версией является GNU GPL 2, вы пущенная в 1991 году [2].

Цель GNU GPL – предоставить пользователю права копировать, модифи цировать и распространять программы, а также гарантировать, что и пользова тели всех производных программ получат вышеперечисленные права. Принцип «наследования» прав называется «копилефт» (транслитерация английского «copyleft») и был придуман Ричардом Столлмэном. По контрасту с GPL, лицен зии на коммерческое ПО (например, EULA корпорации Microsoft) очень редко дают пользователю такие права и обычно, наоборот, стремятся их ограничить, например, запрещая восстановление исходного кода.

GPL предоставляет получателям компьютерных программ все «свободы»

свободного программного обеспечения. Лицензия GPL также делает невозмож ным патентование программного обеспечения.

В соответствии с GPL, эта лицензия применяется к программам в случае, если: а) автор или иной правообладатель прямо указал, что программа может распространяться по условиям GNU GPL;

б) программа содержит часть про граммы, распространяемой по условиям GNU GPL, или включается ее в себя полностью, или является производной от такой программы.

В случае внесения изменений в программу, распространяемую по GPL, или дополнения программы своей работой автор обязан опубликовать ее также на условиях GPL. Это условие справедливо в том случае, если автор распро страняет свою работу вместе с исходным произведением. В тексте лицензии описан также порядок применения условий GNU GPL к созданной программе.

Для успешного применения GPL в Российской Федерации нет необходи мости принимать специальный закон об охране свободного программного обеспечения. По своей природе GPL сходна с обычными лицензионными со глашениями (договорами с правообладателем), которые применяются в нашей стране, только, в отличие от них, она разрешает неограниченному числу поль зователей копировать, распространять и модифицировать ПО. Порядок переда чи прав на использование ПО регулируется действующими (до 1 января 2008 г.) Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах» и Законом РФ «Об охра не программ для ЭВМ и баз данных». Поэтому GPL может применяться в РФ в соответствии с действующим авторским законодательством. При этом необхо димо учитывать ряд моментов:

1. Единственный текст GPL, который имеет юридическую силу, – это текст на английском языке. Free Software Foundation придерживается однозначной позиции относительно переводов GPL на другие языки. По мнению FSF, GPL является уникальной формой лицензионного соглашения, так как оно предна значено для применения буквально в любом государстве мира. Производитель свободного ПО и пользователи этого ПО могут находиться в разных юрисдик Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) циях и быть носителями разных языков. В силу этого официальный текст GPL – это текст на английском языке, который является неким унифицирующим ме ханизмом. Переводы GPL не имеют юридической силы и несут исключительно информационную функцию с тем, чтобы пользователь был лучше информиро ван о своих правах. Поэтому экземпляры свободного ПО, распространяемые на территории России, должны сопровождаться копией текста GPL на английском языке, а также, для лучшей информированности пользователей, нотариально заверенной копией какого-либо из существующих переводов GPL на русский язык.

2. В GPL отсутствует указание, нормы права какого государства применя ются к правоотношениям сторон: лицензиара (разработчика или распространи теля свободного ПО) и лицензиата (пользователя свободного ПО). Поэтому в случае, когда возникнет необходимость устранения нарушений GPL в судебном порядке, выбор права, которое будет применено к отношениям сторон, будет осуществлять суд. Возможны два варианта:

если лицензиар и лицензиат имеют место жительства или место нахожде ния на территории Российской Федерации – будет применяться право Россий ской Федерации;

если одна из сторон имеет место жительства в Российской Федерации или место нахождения на территории Российской Федерации, а другая сторона – на территории другого государства, то суд будет применять так называемые кол лизионные нормы международного частного права, содержащиеся в разделе VI части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, с юридической точки зрения использование свободного ПО принципиально ничем не отличается от использования любого другого про граммного обеспечения, в том числе с закрытым кодом (коммерческого). Отли чие состоит лишь в том, что свободные лицензии предоставляют пользователям более широкие права на использование, модифицирование и распространение программных продуктов. В России свободное программное обеспечение может применяться на общих основаниях в соответствии с действующим авторским законодательством. Применение свободного ПО, распространяемого на услови ях лицензии GPL, позволит, во-первых, сэкономить значительные денежные средства при приобретении пакета программных средств;

и, во-вторых, исполь зовать программное обеспечение в полном соответствии с предлагаемой лицен зией, не нарушая исключительных прав правообладателя.

Библиографический список 1. GNU Compiler Collection – Википедия // http://ru.wikipedia.org/wiki/GCC. Про верено 04.04.2007.

2. X Window System – Википедия // http://ru.wikipedia.org/wiki/X_Window_ Sys tem. Проверено 04.04.2007.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) А.М. Паламарчук Судебная практика и условия применения гражданско-правового обычая Со времени легализации обычаев делового оборота Гражданским кодексом Российской Федерации [3] (далее – ГК РФ) прошло уже тринадцать лет, однако до сих пор не сложилось устойчивой, более или менее определенной практики их судебного применения. Отсутствуют и обобщения судебной практики по этому вопросу.

Принятые сравнительно недавно Арбитражный процессуальный кодекс Рос сийской Федерации [1] (далее – АПК РФ) и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [4] (далее – ГПК РФ) впервые предусмотрели применение судами при рассмотрении дел обычаев делового оборота. Так, в ст. 11 ГПК РФ уста навливается обязанность суда применять не только законы и иные правовые акты, но и в случаях, такими актами предусмотренных, еще и обычаи делового оборота.

Сходная норма содержится в ст. 13 АПК РФ, с тем лишь отличием, что обычай под лежит применению в случаях, предусмотренных не любыми правовыми актами, а только федеральными законами. Включение в процессуальные кодексы указанных норм явилось логичной реакцией процессуального законодательства на легализацию обычаев делового оборота ГК РФ, что само по себе, безусловно, имеет положитель ное значение. Однако при ознакомлении с содержанием приведенных норм возни кают вопросы, насколько удачно они сформулированы, согласуются ли они с нор мами материального гражданского права, и, прежде всего – ГК РФ об обычаях дело вого оборота.

При буквальном толковании ст. 13 АПК РФ и ст. 11 ГПК РФ можно предполо жить, что применение судами обычаев делового оборота возможно лишь при нали чии специальной ссылки на обычаи делового оборота в ГК РФ или другом норма тивном правовом акте. Так, в одном из комментариев ГПК РФ утверждается, что «Обычаи делового оборота применяются судами в тех случаях, когда к ним дается отсылка в нормативных правовых актах» [17: 53].

Между тем, системный анализ норм ГК РФ об обычаях делового оборота по зволяет сделать вывод о том, что обычаи делового оборота могут быть применены не только в случаях, когда к ним сделана специальная отсылка в законах и иных норма тивных правовых актах. Так, согласно ст. 5 ГК РФ, сложившийся на практике обы чай делового оборота подлежит применению в любых возможных случаях, если он не противоречит обязательным для участников соответствующего отношения поло жениям законодательства или договору.

Отмеченная несогласованность процессуального и материального законода тельства по вопросу о применении обычаев делового оборота чревата тем, что суды, ориентируясь на нормы процессуальных кодексов, не будут применять обычаи дело вого оборота в тех случаях, когда они подлежат применению в соответствии с мате риальным законом.

По мнению Н.И. Миклашевской, возникшая коллизия может быть преодолена несколькими способами: «Общий подход к разрешению такого рода несоответствий © Паламарчук А.А., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) сводится к применению материального закона, несмотря на то, что процессуальный принят позднее. Такой подход объясняется приоритетом материального закона перед процессуальным, играющим по существу вспомогательную роль. Однако наиболее верным является подход, согласно которому при несоответствии материального и процессуального законодательства применяется та норма, которая в наибольшей степени обеспечивает защиту интересов потерпевшей стороны. Очевидно, что пре дусмотренные ГК РФ более широкие возможности для применения обычаев делово го оборота в наибольшей степени обеспечивают защиту интересов субъектов граж данского оборота, позволяя применить сложившуюся на практике правовую норму.

В рассматриваемом случае, думается, при использовании и одного, и другого подхо дов, вопрос должен быть решен в пользу материального закона» [8: 6].

Таким образом, руководствуясь нормами ГК РФ, суд может применить сло жившийся обычай делового оборота в любом случае, если последний не противоре чит обязательным для участников соответствующего отношения положениям зако нодательства и договору.

Тот скромный опыт применения обычая, который до сих пор накоплен, не от личается единообразием, а «суды крайне неохотно обращаются к непривычной для них конструкции обычая» [9: 355].

В большинстве случаев суды обращаются к нормам, сложившимся на практике;

речь идет об общеизвестных «частных» кодификациях торгового оборота, подобных Правилам ИНКОТЕРМС. Примером может служить дело, ставшее предметом разъ яснения, данного Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (далее – ВАС РФ) в «Обзоре практики рассмотрения споров по делам с участием иностран ных лиц, рассмотренных арбитражными судами» [18]. В арбитражный суд обрати лось российское АО «Биосинтез» с иском к английской компании «Альфа Дай Ин тершедис ЛТД». АО «Биосинтез» поставляло медицинскую продукцию через анг лийскую компанию в развивающиеся государства. В договоре международной куп ли-продажи было указано, что любой спор будет решаться в российском арбитраже, но при этом не оговаривалось применимое право. При заключении договора стороны условились использовать международно-правовые обычаи в сфере международной торговли. Договор предусматривал, что поставка продукции будет осуществляться на условиях CIF (морская перевозка). Между тем истец в иске указал, что товар был упакован для поставки железной дорогой. Товар действительно везли морем, и он прибыл в пункт назначения в непригодном состоянии. Арбитражный суд вынес ре шение на основе российского права без ссылки и без оценки договорных условий международной перевозки.

В своем разъяснении ВАС РФ, ссылаясь на ст. 5 ГК РФ и п. 2 ст. 9 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров [6], допустил гипотетиче скую возможность применять обычай делового оборота, даже если на то нет прямой воли сторон. С другой стороны, анализируя решение, вынесенное нижестоящим су дом, высшая судебная инстанция посчитала, что при разрешении спора, возникшего в связи с внешнеторговым контрактом, арбитражный суд был «вправе при вынесе нии решения опираться на условия CIF, как определенные в качестве обязательных в соглашении сторон» [8]. В итоге, остается невыясненным, всегда ли условием обра Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) щения к обычаю служит указание в договоре либо применение обычая возможно и по умолчанию.

Эта двойственная позиция, занятая ВАС РФ, повторяется в «Обзоре судебно арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц»

[19]. Оценивая решение, вынесенное по иску российского покупателя к зарубежному продавцу, высшая судебная инстанция указала, что «суд вправе принимать решения на основе обычаев делового оборота, касающихся базиса поставки в сфере междуна родной торговли (в редакции ИНКОТЕРМС), в том случае, когда стороны договори лись об их применении или изменили соглашение о базисных условиях внешнетор говой поставки в письменной форме» [19].

Таким образом, арбитражные суды обязаны обращаться к известным кодифи кациям обычаев, подобных ИНКОТЕРМС, тогда, когда на них прямо указано в дого воре. Но в таком случае можно ли вообще говорить об обычаях как о самостоятель ной норме, отличной от договора и его условий? Ссылаясь на тот или иной термин ИНКОТЕРМС, стороны тем самым включают его в свое соглашение, делают его ча стью контракта. Следовательно, речь здесь должна идти о том, что описывается в ст.

427 ГК РФ как примерное условие договора, больше известное как деловое обыкно вение, которое действует лишь тогда, когда на то имеется прямое волеизъявление сторон в сделке. Впоследствии деловое обыкновение может перерасти в обычай. Но для этого, как указано в ст. 5 ГК РФ, оно должно быть признано сложившимся и ши роко применяемым [9: 357].

Вынося решения, суды вольно или невольно стараются избегать правовой ква лификации нормы, сложившейся на практике. В итоге невозможно понять, приме нялся ли при решении спора правовой обычай или учитывалось деловое обыкнове ние. Более того, правоприменитель часто смешивает с обычаем не только обыкнове ния, но и заведенный порядок, то есть практику, сложившуюся в отношениях сторон.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.