авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |

«RES STUDISA Выпуск 2 Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer ( Федеральное агентство ...»

-- [ Страница 4 ] --

Ю.М. Лотман характеризует образ двойника как «остраненное отражение персонажа. … двойник представляет собой сочетание черт, позволяющих увидеть их инвариантную основу, и сдвигов (замена симметрии правого – лево го может получать интерпретацию самого различного свойства: мертвец – двойник живого, не-сущий – сущего, безобразный – прекрасного, преступный – святого, ничтожный – великого и т.д.), что создает поле широких возможностей для художественного моделирования» [5: 69]. Прием антитезы и принцип асимметрии прекрасное – безобразное, внутреннее – внешнее лежит в основе двойничества в романе Уайльда «Портрет Дориана Грея», в котором портрет отражает духовную уродливость молодого человека, сохраняющего внешнюю красоту.

Таким образом, О. Уайльд хотел показать, что невозможно оставить пре ступление без наказания. Главным является забота не о телесной оболочке, а о душе. Своим романом Уайльд заявляет, что жизнь, управляемая одной лишь чувственностью, анархична и саморазрушительна. Образ главного героя созда ется на стыке различных культурных пластов: за счет аллюзий к античной ми фологии (Нарцисс) и культурных параллелей с мировой литературой (А. Мюс се, Э.Т.А. Гофман, А. Шамиссо, Г.Х. Андерсен. Ч.Р. Метьюрин, Н.В. Гоголь).

Писатель обратился к проблеме двойничества с целью показать разорван ность сознания современного человека, утрату им внутренней целостности. Че ловек в исторически сложное, противоречивое время теряет нравственные ори ентиры, мировоззренческую опору в жизни, ощущает свою растерянность, не уверенность, что и приводит к разрушению целостности его сознания.

Библиографический список 1. Агранович С.З., Саморукова И.В. Двойничество. Самара, 2001.

2. Гоголь Н.В. Собрание сочинений. В 9 т. Т. 2. М., 1994.

3. Гриханова И. Воплощение идеи: К 100-летию со дня выхода в свет романа О. Уайльда «Портрет Дориана Грея» // Библиотекарь. 1991. № 11. С. 27.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 4. Кривина Т. Что знал о красоте Оскар Уайльд // Литература. Орел, 1998. № 29.

С. 9–11.

5. Лотман Ю.М. Текст в тексте // Семиосфера. СПб., 2001. С. 62–73.

6. Соколянский М.Г. Оскар Уайльд: Очерк творчества. Киев;

Одесса, 1990.

7. Уайльд О. Портрет Дориана Грея: Роман;

Сказки. Пьесы. М., 2003.

Д.М. Заборщикова, О.В. Максименкова Фразеология и фразеоматика англо-русского экономического словаря Просматривая современные двуязычные словари, связанные с экономиче ской тематикой, отмечаем, что многие термины, включенные в них, являются фразеологическими единицами, то есть устойчивыми сочетаниями слов с пол ностью или частично переосмысленным значением. Но далеко не во всех таких словарях последовательно соблюдаются правила дифференциации собственно фразеологических единиц, с одной стороны, и устойчивых, или фразеоматиче ских сочетаний слов, с другой стороны [6: 22]. Поэтому объектом нашего ис следования был избран «Англо-русский словарь по бухгалтерскому учету, ау диту и финансам», составленный военным переводчиком Д.Ю. Тереховым и опубликованный в издательстве «Аскери» [4].

С целью теоретического обоснования лингвистического анализа языковых единиц, в данном случае – фразеологизмов, мы обращаемся к фразеологиче скому учению А.В. Кунина и предложенному им методу фразеологической идентификации [3: 38]. При дифференциации собственно фразеологической терминологии и фразеологических сочетаний-терминов применяем метод фра зеологической аппликации, разработанный В.П. Жуковым [2: 46–48], а также используем принципы классификации фразеологических единиц, предложен ные академиком В.В. Виноградовым [1: 143, 146, 159].

Избранный для анализа словарь включает около 35000 терминов, многие из которых помечены знаком, относящим в отдельную рубрику, согласно комментарию автора, устойчивые терминологические сочетания. Пристальное же изучение исследуемого языкового материала и покомпонентный анализ всех сочетаний слов, приведенных в данном словаре, показывают, что зачастую тер минологические сочетания фразеологического характера даются и без каких либо специальных помет, указывающих на их фразеологическую устойчивость, несмотря на то, что большинство из них характеризуется частично переосмыс ленным значением компонентов, например:

Gantt system (досл.: система Ганта) – система оплаты по Ганту, при кото рой выплачивается премия за достижение очень высокой, обычно двойной, нормы выработки, и премия не выплачивается в случае невыполнения этой по вышенной нормы [4: 417], Detroit-type mechanisation (досл.: механизация дет ройтского типа) – механизация производственного процесса «детройтского типа», автоматизация производства на базе жестких автоматических станочных линий [4: 252], Ockham's razor (досл.: бритва Оккама) – закон предпочтитель © Заборщикова Д.М., Максименкова О.В., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ности минимума допущений в экономической модели [4: 322], fatigue allowance (досл.: усталая поправка) – норма времени на усталость [4: 30] и др.

Анализ словарных статей позволяет заметить, что многие словосочетания, стоящие в словаре после знака, не имеют каких-либо признаков переосмыс ления компонентного состава [5: 29] и не могут быть причислены к фразеоло гическим, поскольку значение всего выражения может быть выведено из значе ний его компонентов, например: differential for skill – дифференциал в квалифи кации [4: 137], profit before tax – прибыль до налогообложения [4: 301], differ ence between simple and complicated labour – различие между простым и слож ным трудом [4: 137], technique in operation – применяемая технология [4: 427], difference between purchase and selling price – разница между курсами покупате лей и продавцов [4: 137] и многие другие.

С определенной степенью допустимости [7: 252] словосочетание swing in activity со значением ‘колебание экономической активности’ [4: 413] можно от нести к сфере фразеологии с самым низким порогом устойчивости, но нельзя считать фразеологическими такие терминологические сочетания слов, каждое из которых употребляется в своем первоначальном значении: prices adjusted for quality – цены с учетом изменения качества товаров [4: 294], machines for label ing – машины для прикрепления этикеток [4: 237], to present a cheque – предъ являть чек [4: 294], payoffs compared with the costs – отдача по сравнению с за тратами [4: 284] и целый ряд других переменных сочетаний слов.

Вполне можно согласиться с автором, когда он выделяет знаком принад лежности к фразеологии такие обороты, как a) cook the books (досл.: варить книги) – сфабриковать отчетность, фальсифицировать финансовую отчетность [4: 104], б) outs and shorts – нет в наличии и не хватает [4: 276], так как анали зируемые обороты представляют собой сочетания слов с полностью переос мысленным значением. Являясь немотивированными единицами фразеологиче ского поля, они могут быть отнесены к группе фразеологических сращений (термин академика В.В. Виноградова).

Фразеологическая помета вполне оправдана с лексикографической точки зрения и для оборотов, являющихся устойчивыми сочетаниями слов с частично переосмысленным значением: a) to buy a pig in a poke – покупать что-либо за глазно [4: 70], б) Dutch auction (досл.: голландский аукцион) – такой аукцион, когда аукционист называет цену, постепенно снижая ее, пока не найдется поку патель [4: 43]. Обороты такого типа можно отнести к фразеологическим един ствам в силу их немоделированности и к фразеологическим сочетаниям, так как они имеют двухкомпонентный состав и носят моделированный характер.

Анализируя, например, словарную статью под заголовком stand, выясняем, что автор предлагает следующие значения названного существительного: 1) киоск, ларек, 2) стенд, выставочная витрина. Поскольку изучаемый словарь представляет экономические термины, порядок указанных значений может счи таться оправданным, тогда как в общем словаре английского языка даются сле дующие значения: 1) стойка, подставка, 2) ларек, киоск. Под знаком идиомати ки в рассматриваемой словарной статье находится выражение to stand by с пер вым значением ‘помогать, поддерживать’ и со вторым значением ‘быть нагото Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ве, быть в резерве’. Поскольку дословное значение анализируемого словосоче тания дефинируется как ‘стоять рядом, около’, то соответствующее ему омони мичное сочетание слов, несомненно, является фразеологическим, причем пере осмысленное значение компонентов характеризуется термином «полное».

Лексикографически оправданным является также внесение в словарную статью под знаком и таких устойчивых выражений, как to stand by an agreement со значением ‘придерживаться (соглашения)’, to stand down со значе нием ‘уступать (право);

выходить (из дела)’, to stand good in law со значением ‘быть юридически обоснованным’, to stand off со значением ‘увольнять (на время);

отстранять от работы’ и т.п. Что касается организации рассматриваемой словарной статьи, то наше замечание сводится к следующему: обороты to stand down (досл.: стоять внизу) и to stand off (досл.: стоять вне) следовало бы по местить перед другими перечисленными устойчивыми выражениями, так как их совокупное значение характеризуется полным переосмыслением компо нентного состава.

Рассмотрим еще одну статью под рубрикой budget. Автор помещает под знаком такие выражения, как to approve the budget со значением ‘одобрить (утвердить) бюджет’, to present the budget со значением ‘представить бюджет на рассмотрение’, to prune the budget со значением ‘урезать бюджет, экономить’, что, по нашему мнению, является нецелесообразным, так как эти сочетания слов не обнаруживают каких-либо признаков переосмысления компонентного состава и не могут быть причислены к фразеологическим, поскольку значение всего выражения складывается из значений его компонентов, и каждое слово употреблено в своем оригинальном, то есть не переосмысленном значении. Мы не согласны с тем, что автор помещает такие сочетания, как to put the budget in the black (досл.: помещать бюджет в черное) со значением ‘ликвидировать бюджетный дефицит’ и сочетание to put the budget in the red (досл.: помещать бюджет в красное) со значением ‘создавать бюджетный дефицит’, характери зующиеся полным переосмысленным значением компонентов, после перечис ленных выше выражений, не имеющих оснований быть причисленными к фра зеологическим.

Подводя итог проведенному анализу организации словарной статьи специ ального словаря по бухгалтерскому учету, аудиту и финансам, мы приходим к выводу, что автору анализируемого словаря следовало бы уделить больше вни мания дифференциации нефразеологических и фразеологических оборотов, а в границах последних различать фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания, что, несомненно, способствовало бы повышению теоретического уровня словаря и его прагматической направлен ности.

Библиографический список 1. Виноградов В.В. Лексикология и лексикография. М., 1977.

2. Жуков В.П. Русская фразеология. М., 1986.

3. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка. М., 1996.

4. Терехов Д.Ю. Англо-русский словарь по бухгалтерскому учету, аудиту и фи нансам. М., 1994.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 5. Федуленкова Т.Н. Английская фразеология. Архангельск, 2000.

6. Федуленкова Т.Н. Фразеологические единицы в языке экономики и бизнеса // Инновационные методы преподавания иностранных языков: Межвуз. сб. науч.-метод.

тр. Вып. 1. Тюмень, 1998. С. 22–25.

7. Fedulenkova T. Idioms in Business English: Ways to Cross-cultural Awareness // Domain-specific English: textual practices across communities and classrooms / Giuseppina Cortese & Philip Riley (ed.). Bern, Berlin, Bruxelles, Frankfurt am Mein, New York, Ox ford, Wien, 2002. P. 247–269.

А.Р. Зодорова, Н.В. Сошникова Некоторые особенности семантики английских фразеологизмов с компонентом глаголом отчуждения Объектом исследования являются фразеологические и фразеоматические единицы (ФЕ) современного английского языка, имеющие в своем составе ком понент глагол отчуждения, в данном случае – глагол take. Выбор названных язы ковых единиц обусловлен их распространенностью в массиве словаря современ ного английского языка и частотностью употребления в речи (об определении понятия частотность в фразеологии см. [1: 77]), обусловленной способностью данного глагола выполнять роль центра коммуникативного посыла [4: 132].

Предмет исследования – особенности семантики избранных фразеологиз мов как знаков вторичной номинации: их отношение к мотивированности / не мотивированности переосмысления компонентов и к способности иметь произ водные значения.

Для отбора фразеологического материала обращаемся к самым авторитет ным толковым словарям английской фразеологии и идиоматики, изданных в странах-носителях изучаемого языка [12–15], а также к переводному Англо русскому фразеологическому словарю А.В. Кунина [11], получившему призна ние среди британских лингвистов как непревзойденный словарь по английской идиоматике, отражающий классическую русскую теорию, которая «с ее после дующим развитием и модификациями является, по всей видимости, самой влиятельной, работающей в современных фразеологических штудиях теорией, равных которой в применении к планированию и составлению словарей нет»

[9: 2]) (перевод Т.Н. Федуленковой [8: 74]).

Большинство из изучаемых фразеологических единиц являются мотивиро ванными образованиями: take a back seat (досл. взять заднее место) – оказаться в проигрыше, уступать кому-л., take a bear by the tail (досл. взять медведя за хвост) – бесцельно рисковать, неразумно подвергать себя опасности, take a drop too much (досл. взять каплю слишком много) – выпить, хватить или хлеб нуть лишнего, напиться, наклюкаться, take a load (weight) from (off) smb's mind (досл. взять груз с чьей-л. головы) – избавить кого-л. от (гнетущего) беспокой ства, take a long view (досл. взять долгий взгляд) – проявить дальновидность, предусмотрительность, позаботиться о будущем.

© Зодорова А.Р., Сошникова Н.В., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Немотивированные фразеологические единицы – это ФЕ с полностью пе реосмысленным значением, когда значение каждого отдельного компонента фразеологизма ничего не говорит о значении всего сочетания слов в целом: take into camp (досл. взять в лагерь) – амер. убить, погубить, take in wood (досл.

взять в лес) – амер. прост. выпивать, заложить за галстук, take one's medicine (досл. взять свое лекарство) – понести заслуженное наказание, take smb for an airing (досл. взять кого-л. на воздух) – амер. жарг. убить, укокошить кого-л.

Полностью переосмысленные фразеологизмы, не находящие мотивацию в синхронии, могут обнаруживать признаки мотивированности с позиций диа хронического анализа. Например, фразеологизм take a hair of the dog that bit you (досл. взять волосинку собаки, которая тебя укусила) имеет значение ‘опохме ляться’, которое ставит в тупик изучающего английский язык, так как он не ви дит никакой связи этого значения с шерстью кусающей кого-то собаки. С диа хронической же точки зрения данная фразеологическая единица является впол не объяснимой, мотивированной и основу этой мотивации составляет старин ное английское поверье, по которому лучшим средством от укуса бешеной со баки считалась шерсть этой собаки, которую прикладывали к укушенному месту.

Принято считать, что фразеологические единицы – это языковые знаки, не способные, как правило, иметь более одного значения в силу особенностей присущей этим языковым единицам вторичной номинации. Семантический анализ английских фразеологических единиц с глагольным компонентом take свидетельствует о несостоятельности данного утверждения. Из 354 изучаемых фразеологизмов 48 ФЕ (около 13,6%) являются полисемантическими, напри мер: take a dim view of smth – 1) относиться к чему-л. пессимистически, с со мнением, не ждать ничего хорошего от чего-л., 2) быть против чего-л., отрица тельно, недоверчиво относиться к чему-л., take a fancy to smb/ smth – 1) полю бить, влюбиться, увлечься, привязаться, 2) взбрести в голову, take a new lease of / on life – 1) начать новую жизнь, воспрянуть духом, почувствовать прилив сил, бодрости, 2) выйти из ремонта, из починки обновленным и др.

Среди лингвистов существует мнение, что чем больше компонентов в со ставе фразеологизма, тем менее он склонен к образованию производных значе ний. Анализ глагольных фразеологизмов с компонентом take опровергает это утверждение. Дело в том, что лишь одна пятая часть многозначных фразеоло гизмов изучаемого массива имеет двухкомпонентную структуру (об определе нии количества компонентов см. [2: 59]) с константной [7: 222] и константно вариантной [6: 215] зависимостью компонентов. Это, в основном, фразеологиче ские единицы, имеющие два значения (ср. с одноструктурными ФЕ с компонен том give [5: 52]), например: take the floor – 1) взять слово, выступить, 2) пойти танцевать, take the knock – разг. 1) разориться, погореть, вылететь в трубу, 2) по страдать, take (the) vows – 1) постричься в монахи, 2) связать себя брачными узами, take (have) the wall – 1) держаться у стены, ближе к стене, 2) не уступать кому-л. дороги, иметь преимущества перед кем-л., взять верх над кем-л., take (the) water – 1) войти в воду и поплыть, 2) быть спущенным на воду (о судне), отправиться в плавание.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Фразеологические единицы, имеющие три значения, встречаются реже, но их производные значения характеризуются более высоким уровнем абстракции, например: take the road – 1) отправиться в путь, уехать, 2) стать бродягой, бро дяжничать, 3) стать бродячим актером, take the chance – 1) воспользоваться случаем, попытать счастья, 2) рискнуть, пойти на риск, 3) примириться со своей судьбой, take the air – 1) прогуливаться, дышать свежим воздухом, 2) разг. уд рать, улизнуть, смыться, задать стрекача, навострить лыжи, 3) ав. подняться в воздух, взлететь.

Проиллюстрируем значения последней фразеологической единицы:

1) Provision shops were opening, middle-class families began to take the air, stout men in carpet slippers appeared in doorways. (A.J. Cronin, «A Thing of Beauty»). – Стали открываться продуктовые магазины, на улицу вышли по дышать свежим воздухом зажиточные семейства, на порогах домов появи лись дородные мужчины в войлочных шлепанцах;

2) He was not going to allow any silly suggestion that he was afraid of Bert to take the air. (R. Greenwood, «Mr.

Bunting in the Promised Land»). – Он не боится, что Берт пустится в бега, и не допустит, чтобы какой-то идиот мог усомниться в его уверенности;

3) Ten German fighter-bombers whirled in over the coast. The spotters picked them up. The Spitfires took the air. (J. Steinbeck, «Once There Was a War»). – Десять немецких истребителей-бомбардировщиков закружили над побережьем. Воздушные на блюдатели засекли их и спитфайры поднялись в воздух.

Способность изучаемых фразеологизмов к развитию полисемии (до значений и более [12: 652]) является показателем их прагматической востребо ванности (см. также [3: 76]).

Перспективу нашей работы видим в изучении синонимических семей, рядов и групп [10: 96] избранных для исследования фразеологических единиц современно го английского языка. В заключение подчеркнем, что для английских фразеологиз мов с компонентом take характерна краткость синтагматического ряда и склонность к развитию производного значения более высокого уровня абстракции.

Библиографический список 1. Коновал Е.А. Особенности функционирования идиоматики английского языка начала и конца XX века (на материале английской художественной литературы): Дис.

… канд. филол. наук. М., 2003.

2. Кунин А.В. Английская фразеология: Теоретический курс. М., 1970.

3. Сошникова Н.В. Грамматическая модель V + + (d) + N в английской фразео логии (на материале ФЕ с компонентом give) // Материалы межвузовской конферен ции «Герценовские чтения: Иностранные языки». СПб, 2007. С. 75–77.

4. Сошникова Н.В. Синонимические отношения английских фразеологизмов с компонентом give // Актуальные проблемы германистики и романистики. Вып. 10. Ч. I.

Слово в речи и языке. Смоленск, 2006. С. 132–135.

5. Сошникова Н.В. Структурно-семантические особенности частотных англий ских фразеологизмов с компонентом give // Сб. материалов XII Международной науч.

конф. «ЛОМОНОСОВ». Том IV. М., 2005. С. 51–52.

6. Федуленкова Т.Н., Сошникова Н.В. Вариант и тождество фразеологической единицы // Серия «Филологический сборник». Вып. 8. Ч. 1. Изменяющаяся Россия:

Новые парадигмы и новые решения в лингвистике. Кемерово, 2006. С. 212–217.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 7. Федуленкова Т.Н., Сошникова Н.В. Структурные особенности фразеологиче ских единиц с компонентом give // Непрерывное образование в свете модернизации высшей школы: Актуальные проблемы и перспективы. СПб, 2005. С. 220–224.

8. Федуленкова Т.Н. Фразеология и типология: к типологической релевантности фразеологии // Филологические науки. 2005. № 1. С. 74–80.

9. Cowie A.P. Phraseology: Theory, Analysis, and Applications. Oxford, 1988.

10. Soshnikova N.V. Synonymity of phraseological units with the component 'give' // Collocations and Idioms 1: The First Nordic Conference on Syntactic Freezes / Ed. Marja Nenonen / University of Joensuu, 2006. P. 96–97.

Словари 11. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь / Лит. ред. М.Д. Литви нова. М., 1984.

12. Courtney R. Longman Dictionary of Phrasal Verbs. London, 1983.

13. Cowie A.P., Mackin R., McCaig I.R. Oxford Dictionary of Current Idiomatic Eng lish. Vol. 2: Phrase, Clause and Sentence Idioms. Oxford, 1984.

14. Seidl J., McMordie W. English Idioms and How to Use Them. Oxford, 1978.

15. Urdang L. (ed.) Longman Dictionary of English Idioms. Harlow and London, 1996.

О.А. Илатовская Семантическая экономия и избыточность Главная цель создания любого текста – сообщение информации. Посколь ку текст состоит из высказываний, то при определении его содержательности важным оказывается установление соотношения между высказыванием и си туацией. Известно, что между ними полного соответствия нет, именно это ста вит вопрос о семантической экономии и избыточности.

При семантической экономии какие-то элементы смысла могут быть пред ставлены имплицитно. Данное качество высказывания на уровне текста создает условия для повышения его информативной насыщенности при минимальной затрате речевых средств. Так возникает речевая экономия.

При семантической избыточности ситуация может быть прямо противопо ложной (относительное превышение количества знаков по сравнению с некото рым их идеальным количеством и передаваемым значением) [1: 233].

А. Моль пишет, что избыточность является мерой одной из основных ха рактеристик сообщения – его понятности. Последняя определяется прежде всего возможностью установить связь между отдельными фрагментами сообщения, то есть возможностью исходя из той части сообщения, которая уже известна к дан ному моменту, предвидеть, как оно будет развиваться в дальнейшем [4: 143].

В одних случаях избыточность – это недостаток текста, который желатель но устранить, в других – реализуемая автором необходимость, диктуемая сти листическими задачами. Так, избыточность в плане семантики оказывается не обходимостью в плане стилистики [1: 56].

Проблема семантической экономии и избыточности анализируется и с по зиций когнитивной лингвистики, в частности, с помощью теории фреймов.

© Илатовская О.А., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Фрейм – «структура данных для представления стереотипной ситуации (типа: нахождение в комнате, ритуал детского дня рождения), соответствующая частотным, но иногда и непродуктивным стереотипам. С каждым фреймом свя заны несколько видов информации: о его использовании, и о том, что следует ожидать затем, что делать, если ожидания не подтвердятся» [2: 189].

В поверхностной структуре высказывания могут не отражаться элементы, содержащиеся в глубинной структуре. Это несоответствие между высказывани ем и ситуацией ставит вопрос о семантической экономии в случае, когда в по верхностной структуре высказывания отсутствует указание на какой-либо эле мент глубинной структуры, и, наоборот, о семантической избыточности в слу чае, когда в поверхностной структуре содержится несколько элементов, соот носящихся с одним элементом глубинной.

Понятие «поверхностная структура» в теории трансформационных грам матик рассматривается как один из способов описания синтаксического уст ройства предложения. Поверхностная структура является представлением предложения на уровне поверхностного синтаксиса и получается из глубинной структуры в результате применения особых формальных правил – трансформа ций [ЯБЭС 1998].

Понятие «глубинная структура» в теории трансформационных грамматик рассматривается как способ представления (абстрактного описания устройства) предложения. Глубинная структура позволяет отразить смысловую близость ряда предложений, которые содержат одни и те же лексические единицы и от личаются друг от друга только некоторыми грамматическими значениями [6].

Понятие экономии не ново для языкознания. Большой популярностью у многих лингвистов пользовалась теория экономии усилий. Экономия усилий некоторыми лингвистами рассматривалась как главная причина общих языко вых изменений [5: 42]. Впервые этот вопрос возник при попытках создания ис кусственного языка. Большинство ученых видело проблему экономии в сокра щении длины слов или длины предложений. Интерес к проблеме экономии воз рос, когда к языку стали непосредственно применять понятие теории информации.

Одним из первых начал говорить об экономии в языке А. Мартине. «Язы ковая эволюция, – замечает А. Мартине, – вообще определяется постоянным противоречием между присущими человеку потребностями общения и выраже ния его стремления свести к минимуму свою умственную и физическую дея тельность. Потребности общения и выражения в различные эпохи различны, поэтому характер равновесия с течением времени изменяется. Расширение кру га единиц может привести к большей затрате усилий, чем та, которую коллек тив считает в данной ситуации оправданной. Такое расширение является не экономичным и обязательно будет остановлено. С другой стороны, будет резко пресечено проявление чрезмерной инерции, наносящей ущерб законным инте ресам коллектива. Языковое поведение регулируется, таким образом, так назы ваемым «принципом наименьшего усилия», мы предпочитаем, однако, заме нить это выражение, предложенное Ципфом, простым словом “экономия”» [3:

126]. А. Мартине рассматривает принцип экономии в языке не как непреложно действующий закон, не знающий никаких исключений, а только как тенден Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) цию, прокладывающую себе путь через сопротивление со стороны других по требностей коммуникации. Здесь мы будем понимать под экономией не внут реннее устройство системы (по Мартине), но семантическую экономию / избы точность в речи. Под экономией мы, вслед за С.Л. Гизатулиным, подразумеваем невыраженность каких-либо элементов ситуации в поверхностной структуре отображающего ее высказывания.

Можно говорить об экономии / избыточности данного конкретного выска зывания на том или ином языке по отношению к данной конкретной ситуации.

Нет ничего в глубинной структуре высказывания, чего не было бы в поверхно стной. Тогда как поверхностной структуре не обязательно представлено, по крайней мере эксплицитно, все то, что содержится в глубинной.

Разница между мыслимой ситуацией эксплицитной формой ее выражения – высказыванием – и есть экономия. Такую семантическую экономию можно на звать ситуативной или речевой.

Экономия / избыточность становится особенно очевидной, когда имеет ме сто отображение одной и той же ситуации разными средствами одного языка (ситуативные синонимические высказывания), либо средствами разных языков (при переводе).

В связи с возможностью разного способа представления информации в тексте – экономного или избыточного – существенной оказывается проблема авторского намерения и читательского восприятия сообщения, то есть кодиро вания и декодирования текста.

Понятие избыточной информации и свернутой информации обычно рас сматривается на уровне целого текста. Однако эти качества избыточности и свернутости применимы и к отдельным высказываниям и к фрагментам текста, в которые включаются эти высказывания, то есть на уровне минимальных единиц.

Как правило, наиболее естественным при создании текста оказывается стремление сократить словесную представленность смысловых компонентов.

Поэтому сжатие двух-трех сообщений в одно простое предложение с сохране нием объема информации – это закономерное явление (особенно свойственное художественному тексту). Таким образом, на уровне означаемого будет логиче ски развернутая структура, а на уровне означающего – свернутая. Так создается почва для имплицитности и эксплицитности в способах передачи информации [1: 233]. Дуализм (асимметричность) языкового знака заключается, следова тельно, в том, что одну и ту же информацию можно дать в избыточном словес ном варианте, развернутом и более сжатом логически свернутом варианте.

Библиографический список 1. Валгина Н.С. Теория текста. М., 2003.

2. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.

3. Мартине А. Принцип экономии в фонетических изменениях. М., 1960.

4. Моль А. Социодинамика культуры. М., 2005.

5. Серебренников Б.А. Вероятностные обоснования в компаративистике. М., 2005.

6. Языкознание. Большой энциклопедический словарь. М., 1998.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Е.Е. Ильина Информативность / экспрессивность в заголовках новостных заметок Материалом настоящего исследования послужила информационная (ново стная) заметка – оперативный жанр, основными качествами которого являются достоверность, емкость, информационная насыщенность, документальность, отсутствие экспрессии. Этим же качествам должен соответствовать и заголовок информационной заметки, поскольку он предназначен в первую очередь для того, чтобы сообщить читателю в сжатой форме объективную информацию о произошедшем событии.

Проведенный нами анализ заголовков информационных заметок газеты «Вечерний Северодвинск» с точки зрения их информативности / экспрессивно сти показал, что в настоящее время журналисты в силу причин прагматическо го характера стремятся к созданию ярких и запоминающихся заголовков, кото рые бы привлекали внимание читателей, вызывали интерес к публикации. Оче видно, что в таком случае объективность подачи информации в заголовке ухо дит на второй план, уступая место экспрессии.

При создании заголовков информационных заметок журналисты все чаще обращаются к экспрессивным средствам: они используют разговорную и жаргон ную лексику, которой присуща яркая экспрессивно-стилистическая окраска;

ино язычные слова и выражения;

различные тропы и фигуры речи. В заголовочной номинации активно используются реминисценции, окказиональные слова. Доста точно часто среди заголовков информационных заметок встречаются заголовки, синтаксически оформленные как восклицательные или вопросительные предло жения;

заголовки, имеющие ритмическую организацию;

рифмованные заголовки.

Мы проанализировали заголовки информационных заметок газеты «Ве черний Северодвинск» с учетом реализации в них тех или иных экспрессивных средств и получили возможность разделить собранный нами материал на три группы: в первую группу вошли информативные заголовки, во вторую – ин формативно-экспрессивные и в третью – экспрессивные заголовки, в которых степень соответствия содержания заголовка текстовой информации сведена к минимуму. Рассмотрим каждую из групп поподробнее.

Информативные заголовки Для того, чтобы оценить информативность заголовков газетных заметок, необходимо учитывать критерии соответствия содержания заголовка текстовой информации. Для информационной заметки релевантным с точки зрения адек ватности отражения информации является степень соответствия (изоморфизма) содержания заголовка и основного текста.

Опираясь на исследование А.А. Негрышева, отметим, что заметка предпо лагает акцентировку таких компонентов описываемой ситуации, как действие и его агенс. То есть из пяти пунктов композиционно-речевой формы «сообще ние»: Кто? Где? Когда? Что делает? Что из этого следует? доминантным для содержательной структуры новостной заметки являются Кто? и Что дела © Ильина Е.Е., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) ет? (агенс и действие). Тогда моделью такой заметки можно считать модель: S – P – (O), где S – субъект, Р – предикат, (О) – факультативный объект действия.

Итак, в случае изоморфизма S – P – (O) – структуры текста и заголовка послед ний отражает содержание текста с минимальной трансформацией [3: 100].

Среди нашего материала заголовки, соответствующие S – P – (O) – струк туре текста информационной заметки, составили 34% от числа информативных заголовков. Приведем примеры таких заголовков: «На реках начался ледо став», «Стартовала Соловецкая регата», «“Булава” взлетела», «“Синдугош” сдан», «Севмаш строит танкеры», «Прибыл индийский посол», «Море замерз ло», «АЭС прошла инстанции», «Открывается маршрут на Южной», «Амери канцы посетили Севмаш», «Иван Шевец получил назначение», «Мэр уехал в от пуск», «Всеволод Богданов посетил “Звездочку”» и другие.

В других случаях наблюдаются трансформации в структуре информатив ного заголовка. Среди информативных заголовков заметок газеты «Вечерний Северодвинск» распространены заголовки – номинативные предложения. Они составляют 52% от числа информативных заголовков. Структура таких заго ловков соответствует S – (O) – структуре, где отсутствует элемент Р (предикат).

В таких заголовках в качестве субъекта могут выступать существительные, обозначающее предметы окружающей действительности, например, «Винты для "АВВ"», «Бесплатные проездные педагогов», «Почетный знак Раисы Ски бинской», «Три десятка номинантов», «Обнаженный труп в лесу», «7800 фо нарей Северодвинска», «Партнеры из Шлезвига», «Доска на доме Бахтина», «Заслуженный защитник», «Две книги о городе», «Граната под машиной», «Рояль от президента», «Макет крейсера», или существительные, обозначаю щие опредмеченные действия, например, «Контроль над мясом птицы», «За рубежная поездка», «Стрельба на Кудемском шоссе», «Визит мэра на подлод ку», «Кровавые посиделки на Морском», «Взрыв на пустыре» и другие.

Среди анализируемых нами заголовков были выделены заголовки, соот ветствующие P – (O) – структуре. Они составили 14% от числа информативных заголовков. Приведем примеры: «Спасли погибавших», «О медалях узнали только сейчас», «Срезали балкон», «Начинал с журналистики», «Вытащил женщину из ямы с кипятком», «Попал под локомотив», «Заполыхал на пере крестке» и другие. О субъекте действия, который не назван в заголовке, мы уз наем из текста публикации.

Информативно-экспрессивные заголовки В структуре новостной заметки сильная позиция заголовка все чаще ис пользуется журналистами в целях привлечения внимания потенциального чита теля, для первоначального формирования определенной оценки описываемого в заметке факта. Важно отметить, что в случае просмотрового чтения оценка, которая дана описываемому событию в заголовке, сохраняется в сознании чи тателя как окончательная, в случае же обращения к тексту статьи она оказыва ется предварительной.

Итак, в информативно-экспрессивных заголовках (в отличие от заголовков информативных) функция информирования носит подчинительный характер.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Для реализации целей прагматического порядка журналистами используются различные экспрессивные средства:

– реминисценции (50% информативно-экспрессивных заголовков);

– тропы и фигуры речи (18% информативно-экспрессивных заголовков);

– восклицательные и вопросительные конструкции (13% информативно экспрессивных заголовков);

– ритм и рифма (5% информативно-экспрессивных заголовков);

– жаргонная лексика (5% информативно-экспрессивных заголовков);

– разговорная и просторечная лексика (4% информативно-экспрессивных заголовков);

– иноязычные слова и выражения (3% информативно-экспрессивных заго ловков);

– окказиональные слова(2% информативно-экспрессивных заголовков).

Акцентируем внимание на анализе информативно-экспрессивных заголов ков, содержащих реминисценции.

Реминисценции – это осознанные или неосознанные, точные или преобра зованные цитаты или иного рода отсылки к более или менее известным ранее произведенным текстам в составе более позднего текста [4: 179].

Широкое использование журналистами реминисценций оценивается лин гвистами неоднозначно. И.В. Анненкова рассуждает о том, что, с одной сторо ны, использование журналистами цитатного фонда радует, поскольку нет яро стного отрицания прошлой культуры, а есть включенность в нее и ее осмысле ние;

с другой – настораживает, так как такое творчество, с точки зрения иссле дователя, является вторичным, а значит – и неоригинальным [1: 69].

Реминисценции являются способом актуализации прецедентных текстов в дискурсе СМИ. Прецедентный текст может быть охарактеризован как семиоти чески и психологически значимый текст для той или иной группы в пределах определенного исторического хронотопа. Такой текст постоянно воспроизво дится, его знание предполагается как само собой разумеющееся для носителей языка. Очевидно, что прецедентный текст, актуализируемый с помощью реми нисценций, несет экспрессию того контекста, из которого он был извлечен.

Подчеркнем, что реминисценции обладают прагматической нацеленно стью своего содержания, высокой коммуникативной востребованностью в со временных текстах СМИ за счет выразительности и лаконичности формы. Ре минисценции в современных СМИ апеллируют к филологическим и культуро логическим знаниям адресата усредненного типа, таким образом, фоновые зна ния адресата являются основой понимания и интерпретации реминисценций.

Журналист, используя реминисценции, может реализовать разнообразные коммуникативные задачи: выразительно передать информацию или дать характе ристику описываемой ситуации, оценить ее, создать комический эффект и т.д.

Итак, реминисценции, с одной стороны, пополняют корпус выразительных средств языка СМИ, а с другой – свидетельствуют о характере выбора языко вых средств авторами текстов, который устремлен в сферу массовой речевой культуры общества.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Опираясь на исследование Ю.А. Воронцовой [2], отметим, что наиболее распространенными способами апелляции к прецедентным текстам в СМИ яв ляются эксплицированные и имплицированные реминисценции.

К эксплицированным реминисценциям отнесем:

1. Ономастические цитаты, то есть имена авторов произведений, литера турных героев, заглавия литературных произведений, названия произведений других видов искусств и так далее: «Отелло с Белого озера» или «Ночной до зор». Отметим, что такие цитаты позволяют журналисту сообщить потенциаль ный максимум информации в минимальном объеме текста.

2. Узуальные цитаты – буквально воспроизведенные прецедентные тексты:

«Трепал нам кудри ветер высоты», «Здравствуй, юность в сапогах!», «Книга – лучший подарок» и другие.

3. Квазицитаты – воспроизведенные в трансформированном виде преце дентные тексты: «Пить или не пить – не вопрос», «Улица, фонарь… Но нет аптеки», «Вот тебе, бабушка, и Зурабов день!» и другие.

К имплицированным реминисценциям отнесем аллюзии, то есть выражения, являющиеся намеком на прецедентный текст, на историческое событие, бытовой или литературный факт, предположительно известный читателю. Как правило, опозна ние и идентификация таких реминисценций входит в авторское задание читателю.

Состав текстов-источников реминисценций зависит от многих факторов:

от социокультурной ситуации в обществе, от уровня читательской аудитории, от авторского замысла. Все заголовки, вошедшие в эту группу, мы разделили в зависимости от того, какой текст-источник реминисценции в них представлен.

В состав текстов-источников реминисценций заголовков заметок газеты «Вечерний Северодвинск» вошли: фразеологизмы, пословицы и поговорки, крылатые выражения, цитаты из художественной литературы, фильмов, песен, рекламных текстов, а также военные команды и устойчивые выражения: «Люд мила Билык снова у руля», «Хлеб-соль иностранцам», «Как не надо выносить сор из избы», «Ни пуха ни пера», «“Единороссов” облили грязью», «Морякам подложили свинью. Жареную», «Вот тебе, бабушка, и Зурабов день!», «Дорог огурчик к обеду», «Мал золотник, да не заменишь», «Вошь в кармане», «Первый блин получился с отличием», «“Булава” всему голова», «В ногах правда есть», «Рыбак рыбака ненавидит издалека», «Книга – лучший подарок», «Рукописи не горят…», «Он согласен на медаль», «Пить или не пить – не вопрос», «Через тернии – к читателю», «Тимофей Накозин – звучит гордо», «В бизнесмене все должно быть прекрасно», «Позвони мне, позвони, читатель!», «Заходите к нам на “Огонек”», «Потому, потому что он пилотный…», «Нам сверху видно все. И снизу», «Трепал нам кудри ветер высоты», «Ой, мамочка, на саночках…».

Экспрессивные заголовки Экспрессивные заголовки составили 1% от общего числа заголовков ин формационных заметок. В эту группу вошли такие заголовки, которые не со держат событийной информации, они лишь выражают чувства, переживания, эмоции. По экспрессивному заголовку сложно, а порой и невозможно предпо ложить, о чем будет идти речь в заметке. Например, информационная заметка под заголовком «Oh, very nice!» посвящена приезду в наш город иностранных Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) гостей из Индии. Данный заголовок – это выражение чувств на английском языке, но даже из содержания публикации остается неизвестным, кому же при надлежат эти эмоции: журналисту, иностранным гостям или кому-то еще.

Другой пример – заметка под заголовком «Вам будут рады!» сообщает о переходе ЦУМа на новый режим работы. Таким образом, этот заголовок не со держит событийной информации, связанной с содержанием публикации. Он выполняет другую важную функцию: интригует читателя, тем самым заставля ет обратиться к тексту заметки, чтобы узнать, где же ему будут рады. Кроме то го, такой заголовок создает позитивный настрой, прочитав текст заметки и со отнеся его с заголовком, у адресата сообщения создается впечатление, что именно он является долгожданным клиентом магазина.

Итак, отметим, что у заголовков экспрессивного типа отсутствует прямая связь с содержанием заметки. По экспрессивному заголовку очень сложно предположить, о чем будет идти речь в публикации, такой заголовок содержит экспрессивную, а не событийную информацию.

Как показала практика, экспрессивные заголовки информативных заметок встречаются достаточно редко, их наличие объясняется стремлением журнали стов привлечь внимание потенциальных читателей. В целом, наличие экспрес сивных заголовков противоречит определению заголовка информационной за метки, для которого характерно сообщение событийной информации без экс прессии.

Анализ фактического материала показал, что в заголовках информацион ных заметок, которые по определению не должны содержать экспрессию, прак тически в половине случаев (44%) она присутствует. Это можно объяснить причинами прагматического порядка, поскольку на сегодня процесс информи рования в условиях финансово-политической ангажированности медиа компаний часто выступает как средство достижения определенных целей: по вышения рейтинга изданий, формирования общественного мнения вокруг тех или иных социальных действий и решений, продвижения имиджа политиков и так далее. Реализация этих целей требует от журналиста обращения к экспрес сивным средствам, которые способствуют привлечению внимания читателей, настраивают адресата на прочтение статьи под определенным углом зрения.

Библиографический список 1. Анненкова И.В. Язык современных СМИ в контексте русской культуры // Русская речь. 2006. № 1. С. 69–77.

2. Воронцова Ю.А. Реминисценции в текстах современных СМИ: Автореф.

дис. … канд. филол. наук. Белгород, 2004.

3. Негрышев А.А. Прагматика новостного газетного заголовка: механизмы преобразования информации в системе заголовок – текст // Вестник МГУ. Се рия 9. Филология. 2006. № 1. С. 97–109.

4. Супрун А.Е. Текстовые реминисценции как языковое явление // Вопросы языкознания. 1995. № 6. С. 178–186.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) В.В. Казяба Имена собственные, выступающие в качестве компонента фразеологических единиц современного немецкого языка Фразеология тесно связана с историей, культурой, традициями и литературой народа, говорящего на данном языке. Эта связь наиболее четко прослеживается в тех фразеологических единицах (далее – ФЕ), в которых в качестве компонента входит имя собственное. Словарный состав языка подвержен постоянным измене ниям. Как следствие изменяется, пополняется и обновляется фразеологический фонд, и, естественно, в него входят новые фразеологизмы с именами собственны ми. В жизни общества появляются новые имена, возникают другие ассоциативные связи, которые обусловливают возникновение новых ФЕ. Анализ имени собствен ного, выступающего в качестве компонента ФЕ, представляет особый интерес и по зволяет ограничить круг имен, наиболее встречающихся во фразеологии.

Большинство фразеологизмов в современном немецком языке имеют в качест ве компонента-антропонима личное имя, например: feiner Emil – ‘офицер-щеголь’;

der kleine Moritz – ‘простоватый, наивный человек’;

eine liederliche Liese – ‘неряха’;

Marie auf Socken – ‘бесшумный снаряд’, (ein) falscher Wilhelm – ‘парик’. Среди них подавляющее большинство составляют личные имена, обозначающие лиц мужско го пола: der alte Gottfried – ‘домашнее платье, халат’;

frech wie Oskar – ‘нахал из на халов’;

ein langweiliger Peter – ‘скучный человек’;

fur den alten Fritzen – ‘зря, даром, напрасно’. ФЕ с женскими личными именами немногочисленны: eine dumme Trine – ‘дура, дурочка, глупенькая’;

flei?iges Lieschen – ‘бегония’;

Katharina haben – ‘у кого-либо расстройство желудка’. Помимо этого существуют ФЕ, в ко торых антропонимическим компонентом выступают два личных имени: одно, обо значающее лицо мужского пола, другое – женского: Jeder Hans findet seine Grette – ‘Каждый мужчина найдет себе жену по вкусу’;

bei Adam und Eva anfangen – ‘начи нать от Адама (все с начала)’;

Jesus, Maria [und Josef]! – ‘Ужас! О, Господи!’ Число фразеологизмов, имеющих в качестве компонента фамилию, невелико.

Например: j-d studiert Kotzebues Werke – ‘кого-либо тошнит’;

quatsch nicht, Krause! – ‘не говори ерунды!’;

bei Tante Meyer sein – ‘быть в туалете’;

Das ist eine Idee von Schiller – ‘это блестящая идея’. В современном немецком языке встреча ются также фразеологизмы, в состав которых входит как фамилия, так и личное имя: nach Adam Riese – ‘абсолютно точно, по всем правилам арифметики’;

Seinen Friedrich Wilhelm unter etw. setzen – ‘подписать что-либо’;

Ich will Hans Kaspar hei?en – ‘Назови(те) меня дураком (если это не так)’.

Продуктивность функционирования имен собственных в составе фразеологи ческих единиц неоднородна по своим количественным параметрам. Среди мужских личных имен, входящих в состав ФЕ, наиболее частотными являются Heinrich, Hans, Otto, Adam, August, Peter.

По частоте употребления на первом месте стоит имя Heinrich, которое получа ет большое распространение, видимо, по двум причинам: с одной стороны, его час то носили немецкие кайзеры, а, с другой стороны, имя давалось новорожденному в © Казяба В.В., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) честь святого Генриха II. Вследствие этого имя Heinrich обезличивается в составе ФЕ и приобретает значение ‘всякий, каждый’, например: Hinz und Kunz – ‘всякий встречный и поперечный;

все, кто попало’. Имя Heinrich большей частью употреб ляется в качестве компонента фразеологизмов для обозначения различных расте ний, продуктов питания, предметов домашнего обихода и т.д., например: der sanfte Heinrich – ‘сладкий ликер’;

stolzer Heinrich – ‘рисовая каша’;

blauer Heinrich – ‘перловая каша’;

roter Heinrich – ‘дикий щавель’;

langer Heinrich – ‘отмычка’;

gro?er Heinrich – ‘девясил высокий’.

Следует отметить, что во фразеологическом корпусе данный оним выступает в разных вариантах: Heinrich, Hein, Heini, Heinz, Hinz. Так, встречается эвфемистиче ское выражение Freund Hein (mit der Hippe) – ‘смерть (с косой)’, которое впервые употребляется для обозначения смерти в 1774 году у писателя М. Клаудиуса, кото рый в свою очередь заимствовал это выражение из языка народа.

Не менее употребительным является имя Hans, являющееся на протяжении веков одним из самых распространенных имен. Со временем, в силу своей частот ности, оно начинает использоваться как обращение к лицу, имени которого не зна ли. Постепенно оним переходит в круг нарицательных со значением ‘человек, муж чина’. Нарицательное имя Hans встречается в словосочетаниях уже XIV–XV веков и символизирует в большинстве случаев глупость, наивность или какое-либо нега тивное явление, например: den Hansnarren machen – ‘прикидываться дурачком’;

mit j-m Hanschen machen – ‘дурачить кого-либо’;

Was Hanschen nicht lernt, lernt Hans nimmermehr – ‘чему смолоду не научишься, того и под старость знать не будешь’;

Hans Ungeschick hat selten Gluck – ‘на бедного Макара все шишки валятся’.

Частотным является и личное имя Otto, которое пользовалось большой попу лярностью в основном из-за того, что так звали Бисмарка. Имя переходит в нарица тельное и начинает употребляться в целом ряде ФЕ: doller Otto – ‘смельчак, отчаян ный парень’;

Otto-Otto! – ‘выражение высочайшей похвалы’;

schrager Otto – ‘по дозрительный тип’;

Der soll Otto hei?en – ‘о толковом работящем парне’.

Фразеологизмы с личным именем Adam, частотность которого обусловлена его библейским происхождением, также достаточно широко представлены в совре менном немецком языке. В большинстве случаев имя Adam символизирует что либо прошлое, старое, далекое: der alte Adam – ‘ветхий Адам, первородный грех (старые привычки, взгляды, пережитки прошлого)’;

Er ist mir von Adam her verwandt – ‘он мне седьмая вода на киселе’;

den alten Adam ausziehen – ‘совлечь с себя, умертвить в себе ветхого Адама (освободиться от старых привычек, взглядов;

стать новым человеком)’.

Самыми употребительными женскими именами являются Eva, Liese, Minna.

Библейское имя Eva, так же как и имя Adam, служит для обозначения чего-то старо го, далекого, женского начала и наготы: im Evaskostum – ‘обнаженный’;

eine Tochter Evas – ‘девочка’. Оним Liese имеет определенную социальную окраску.

Личное имя Liese, Lieschen характерно для простонародья. Этим именем часто на зывали домашнюю прислугу. В ФЕ с этим именем присутствует несколько пренеб режительный оттенок, с каким говорят о людях низшего сословия: ein verge?liches Lieschen – ‘о ком-либо, кто все забывает’;

eine dumme Lieschen – ‘дурочка, глупая’;

eine liedeliche Liese – ‘неряха’.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Наиболее распространенные фамилии, употребляющиеся в качестве ком понента-антропонима, – Meier и Meyer. Этимологически это одна фамилия, а юридически – две. Однако фамилия Meyer – просторечная, ее получали люди из простого народа, поэтому употребляется для характеристики простого, зауряд ного человека. Этими же причинами обусловлено употребление этой фамилии в следующих ФЕ: Tante Meyer – ‘туалет’;

zu Tante Meyer gehen – ‘идти в туалет’.

Широкое распространение в составе фразеологии немецкого языка полу чают библеизмы. ФЕ, в состав которых входят библейские имена собственные, существуют в языках всех стран, история которых в той или иной мере связана с христианством. Немецкий язык также испытал на себе заметное влияние Биб лии. Прежде всего это связано с деятельностью Мартина Лютера, который пе реводил Библию в 1522–1534 годах и 12 лет редактировал немецкий текст. Лю тер реализовал в переводе протестантскую идею возвращения к первоистокам веры: его «Ветхий завет» переведен непосредственно с древнееврейского. «Но вый завет» Лютера, переведенный также с языка оригинала – греческого, толь ко до 1558 года был издан 72 раза. Библейский перевод Лютера сыграл выдаю щуюся роль в создании общенемецкого литературного языка, авторитетного для всех немецких земель и наречий [2: 5]. Библейские имена в немецких фра зеологизмах употребляются довольно часто. Приведем примеры: bei Petrus anklopfen – ‘умереть’;

darauf losgehen wie Paulus auf die Korinther – ‘разразиться упреками’;

ein unglaubiger Thomas – ‘Фома неверующий’. Библеизм j-n von Pontius zu Pilatus schicken – ‘посылать кого-либо от Понтия к Пилату’ – осно ван на евангельской легенде, согласно которой Христос, прежде чем он был распят иудеями, находился во власти римского наместника Понтия Пилата. По следний, не зная, как поступить с ним, направил его к царю Ироду, а тот в свою очередь отослал Христа обратно к Пилату. Отсюда это выражение, говорящее о возвращении лица обратно к пославшему его, приобрело иронически нарицательный смысл.

Большое количество фразеологизмов содержит реальную антропонимию, которая связана с именами выдающихся людей своего времени: монархов, по литических деятелей, поэтов и писателей, ученых и изобретателей – или не столь великих, но прославившихся добрыми или дурными делами. С именем прусского короля Фридриха Вильгельма ассоциируется ФЕ seinen Friedrich Wilhelm darunter setzen – ‘подписывать что-либо’. Ставшие идиоматичными слова Mein name ist Hase (ich wei? von nichts) – ‘мое дело сторона’ – приписы ваются Виктору Хазе, привлеченному в 1854–1855 годах к допросу в Гейдель бергском университете. Хазе передал студенту, бежавшему из-за дуэли во Францию, свое удостоверение личности. Беглец обронил удостоверение на гра нице, как и было условлено, его нашли и передали в университет. На допросе в университетском суде В. Хазе заявил: «Mein name ist Hase, ich wei? von nichts».

Эти слова быстро облетели весь город и вскоре стали поговоркой. К ФЕ j-d studiert Kotzebues Werke (‘кого-либо тошнит’) есть традиционное объяснение:

фразеологизм основан на созвучии имени писателя Коцебу и глагола kotzen (= sich erbrechen). При этом нельзя не учитывать и негативные ассоциации, кото рые связаны с именем самого писателя. Фридрих Август Коцебу пытался в сво Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) их нравоучительных пьесах высмеять мечты немецкого народа о свободе, его патриотизм. Фразеологизм der rasende Roland – ‘узкоколейная железная дорога’ имеет в своем составе в качестве компонента также имя исторической личности.

Роланд, рыцарь из окружения карла Великого, олицетворял мощь и героизм. Ма ленький паровозик узкоколейной дороги с его минимальной скоростью явно не со ответствует этому образу, что создает комический эффект [3: 237].

Не менее частотными являются ФЕ, в состав которых входят имена собст венные, связанные с античной мифологией. В немецком языке, как и в языках других европейских народов, являющихся наследниками античной культуры, много выражений, возникших у древних греков и римлян. Немало среди них и содержащих имена собственные [1: 74]. Например: Morpheu’s Arme – ‘мирный сон’;

Herkules am Scheidewege – ‘сильный, решительный человек перед приня тием решения’. Выражение den Augiasstall ausmisten / reinigen – ‘выполнять тя желую, адскую работу, наводить порядок’ (букв. чистить авгиевы конюшни) возникло на основе древнегреческого мифа об очередном подвиге Геракла, очистившем огромные конюшни царя Элиды Авгия, направив в них воды реки.

Менее всего распространены ФЕ, в которых имена собственные взяты из литературных источников. Однако немецкая литература и устное народное творчество несомненно значительно обогатили язык, подарив ему множество ярких, выразительных образов, вошедших в повседневную речь. Зачастую име на персонажей романов, сказок, стихов, пьес в своем употреблении приближа ются к нарицательным, обозначающим те или иные черты характера, например:

ein getreuer Eckart – ‘честный, всегда готовый помочь мужчина’. «Верный Эк карт» – образ, который широко представлен в германо-готском героическом эпосе (Nibelungenlied, Wilkinasage). С одной стороны, он верный страж, пре данный слуга. Но в новелле Людвига Тика «верный Эккарт» представлен как человек вассальной верности. Фразеологизм Johanna geht und nimmer kehrt sie wieder (букв. Иоанна уходит и никогда не вернется) восходит к роману Фрид риха Шиллера «Die Jungfrau von Orleans». ФЕ Max und Moritz – Макс и Мориц (символ озорства и непослушания) – возник на основе названия известной кни ги В. Буша «Max und Moritz, eine Bubengeschichte in sieben Streichen». История Макса и Морица пользуется исключительной популярностью и любовью. В.

Буш с либеральных позиций критиковал немецкую действительность, особенно церковь. В иллюстрациях к собственным стихам поэт запечатлел типы немец ких обывателей, их ханжество, самодовольство.

Таким образом, ФЕ с компонентом-именем собственным приобретают но вое, переосмысленное значение в зависимости от происхождения, распростра ненности антропонима и ассоциаций, связанных с ним.

Библиографический список 1. Артемова А.Ф., Леонович О.А. Имена собственные в составе фразеологиче ских единиц // Иностранный язык в школе. 2003. № 4. С. 73–78.

2. Копосова Н.Л. Библеизмы в русском и немецком языках. М., 2003.

3. Мальцева Д.Г. Немецко-русский словарь современных фразеологизмов. М., 2004.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Н.В. Каплун Сопоставительная характеристика английских и русских инвективных наименований социальных характеристик человека Бранная лексика является неотъемлемой частью любого языка, однако ра боты, посвященные ее анализу, малочисленны. В доступной научной литерату ре отсутствует анализ места инвективной лексики в языковой системе, не опи саны ее отдельные группы, не определены ее типологические и своеобразные особенности в различных языках, хотя выполняемые ею функции значимы.

Объектом нашего исследования являются толковые словари английского и русского языков, а именно «Macmillan English Dictionary for Advanced Learners»

[4] и «Толковый словарь русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой [2].

Предмет исследования – изучение особенностей структуры и семантики инвек тивных наименований лиц в английском и русском литературных языках. Ма териалом настоящей работы послужили 152 английских и 90 русских инвек тивных наименований лиц. В данной статье представлены результаты сопоста вительного описания одной из двух выделенных нами групп инвективной лите ратурной лексики – инвективных наименований социальных характеристик че ловека. Вторую группу образовали инвективы, характеризующие внутренний мир человека.


Инвективные наименования, содержащие негативную оценку человека с точки зрения его социальных характеристик, представлены в литературном английском языке 55 единицами и 8 единицами – в русском литературном язы ке. Они включают лексемы, представляющие относительно устойчивые харак теристики человека. Мы выделили несколько подгрупп в соответствии с тем или иным признаком, подвергающимся оскорблению.

1. Использование дискриминирующей лексики идентификации лица по эт ническому признаку – 15 единиц английского языка.

В данной группе расположились инвективные единицы, именующие пред ставителей разных частей света, наличие которых, на наш взгляд, продиктовано экстралингвистическими причинами и отражает как внешние контакты Велико британии и США, так и богатый многонациональный состав Америки.

Во-первых, нам встретилось много примеров инвектив, называющих пред ставителей стран Азии: chink, noun offensive;

an offensive word for a Chinese per son («Чинк» – оскорбительное наименование китайца);

paki, noun Br E offensive;

an extremely offensive word for an Asian person («Паки» – крайне оскорбительное наименование азиата).

Как отражение внешних проблем, а именно участия Великобритании и США во Второй Мировой войне, в английском языке функционируют инвек тивные наименования немцев: the Boche, noun Br E offensive;

an insulting word for German people, especially German soldiers who fought in the 1st or 2nd World War (оскорбительное наименование немцев, особенно немецких солдат времен Первой и Второй Мировых войн).

© Каплун Н.В., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Особенно в США проживает масса наций, большое количество американ цев является потомками переселенцев из стран Западной Европы и Латинской Америки, что нашло отражение и в составе инвектив: wop, noun offensive;

an extremely offensive word for an Italian person (крайне оскорбительное наимено вание итальянца);

dago, noun offensive;

an extremely offensive word for a person from Italy, Spain, Portugal, or South America («Даго» – крайне оскорбительное наименование выходцев из Италии, Испании, Португалии или Южной Америки).

Помимо эмигрантов, оскорблению подвергаются и аборигены, коренные жители англоговорящих государств: abo, noun Australian offensive;

an insulting word for an Australian Aboriginal (оскорбительное наименование австралийского аборигена);

redskin, noun offensive;

an old word meaning a ‘Native American’ («Краснокожий» – устаревшее слово, означающее «коренной житель Америки»).

В случае с коренными жителями Америки при инвективном наименовании учитывается еще и пол;

так, оскорблению может подвергнуться и женщина:

squaw, noun offensive;

a very offensive word for a native American woman («Скво, индийская женщина» – очень оскорбительное наименование коренной житель ницы Америки).

Отдельно стоит упомянуть наименования народов, живущих на террито рии Соединенного Королевства: mick, noun Br E offensive;

an insulting word for an Irish person («Мик» – оскорбительное наименование ирландца);

taffy, noun of fensive;

an insulting word for someone from Wales («Валлиец» –оскорбительное наименование выходца из Уэльса).

Мы полагаем, данные примеры иллюстрируют проблемы внутри государ ства, историческое политическое и религиозное противостояние народов, насе ляющих Соединенное Королевство, что, возможно, и послужило толчком к соз данию людьми инвективных единиц.

Наконец, существуют и инвективные наименования самих американцев, хотя стоит заметить, что они характеризуются меньшей степенью оскорбитель ности, и нам встретился всего один подобный пример: yank, noun impolite;

an insulting word for someone from the US («Янки» – невежливое наименование американца).

Таким образом, мы видим, что экстралингвистические факторы находят свое отражение в языке, а тот факт, что в историю Соединенного Королевства прочно вплетены нити раздора между населяющими государство народностя ми, подтверждает это многочисленными примерами инвективных наименова ний национальностей. С другой стороны, США также являются многонацио нальным государством, что, видимо, и стимулировало выработку разнообраз ных ненормативных наименований. Подобное положение дел для России не ха рактерно, мы всегда позиционировали себя как единая нация. Такая сплочен ность уходит корнями в историю, когда столетиями русские крестьяне жили общинами, а все важнейшие вопросы решались сообща, в следствие система коллективизма и социального равенства, согласно С.Г. Тер-Минасовой, «вошла в плоть и кровь» [3: 208]. Это, возможно, и послужило причиной того, что по добных наименований в русском литературном языке мы не встретили.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 2. Использование дискриминирующей лексики, определяющей цвет кожи – 13 единиц английского языка.

В данной подгруппе, опять же представленной только в английском языке, единицы можно разделить на такие, которые оскорбляют представителей нег роидной расы, и такие, которые инвективно именуют светлокожих людей. При рассмотрении первого блока лексем явно прослеживается дополнительная ха рактеристика – пол и возраст. Так, нам встретились единицы, именующие муж чин, и таких большинство: wog, noun Br E offensive;

an extremely offensive word for a black person (крайне оскорбительное наименование темнокожего челове ка);

также встретились, хотя и единичные, наименования женщины: negress, noun offensive;

an offensive word for a black woman («Негритянка» – темнокожая женщина), и ребенка: pickaninny, noun offensive;

a black child («Негритенок» – темнокожий ребенок). Оскорбительная номинация темнокожего человека встретилась нам и среди прилагательных: coloured, adjective offensive;

someone who is coloured is a black person («Цветной» – темнокожий человек).

Второй блок инвективных наименований в данной подгруппе обозначает светлокожих людей, например: whitey, noun Am E offensive;

an offensive word for a white person (оскорбительное наименование светлокожего человека).

В английском языке функционирует инвектива, представленная прилага тельным, именующая азиата: yellow, adjective offensive;

a very offensive word used for describing the colour of the skin of people from some parts of Asia («Жел тый» – очень оскорбительное наименование, используемое для описания цвета кожи людей – выходцев из Азии). Данная единица, согласно определению, но сит очень оскорбительный характер, что, на наш взгляд, объясняется тем, что у прилагательного уellow, помимо значения цвета, имеется еще и ряд негативных – трусливый, завистливый, подозрительный. Таким образом, обращаясь к челове ку и используя подобное слово, говорящий тем самым приписывает лицу эти характеристики.

Кроме того, в качестве номинации светлокожих людей, нам встретилась ин вективная единица, представляющая собой словосочетание: white trash, noun mainly Am E offensive;

an extremely offensive word for white people who are poor and badly educated («Белый мусор» – крайне оскорбительное наименование свет локожих людей, которые бедны и плохо образованны). В данном словосочетании оскорбительный оттенок носит слово trash, и, помимо негативной оценки цвета кожи, дополнительным инвективным признаком является бедность.

Кроме того, нам встретился пример сокращения, которые, как указывают Н. Московцев и С. Шевченко, являются одним из принципов английского ин вективного словообразования: WASP, noun Am E offensive;

White Anglo-Saxon Protestant: an insulting word for people who are white and have money, power and opportunities that other people do not have (Белый протестант англо-саксонского происхождения: оскорбительное наименование светлокожих людей, у которых много денег, власти и возможностей, чего нет у других). В данном примере, помимо принадлежности к европеоидной расе, подчеркиваются и дополнитель ные признаки – богатство, высокий статус. Хотя помета «offensive» указывает на оскорбление и унижение именуемого лица, Н. Московцев и С. Шевченко в Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) своей работе отмечают, что «в английском сокращения воспринимаются как полуэвфемизмы, гораздо мягче, чем полные слова» [1: 77].

Помимо инвективного наименования конкретной расы, в английском язы ке функционирует ряд инвектив, называющих людей, чаще детей, смешанных рас, например: half-caste, noun offensive;

an offensive word for someone who ha one white parent and one black parent. A more polite expression is person of mixed race («Человек смешанной расы» – оскорбительное наименование человека, у которого один из родителей светлокожий, а второй – темнокожий).

Итак, мы видим, что многонациональность англоговорящих государств и, как следствие, проблемы расовой дискриминации, имевшие место на опреде ленных этапах истории, подготовили почву к образованию многочисленных инвектив. В русском литературном языке подобные единицы отсутствуют.

3. Использование дискриминирующей лексики, определяющей нетрадици онную сексуальную ориентацию – 13 единиц английского языка.

Дополнительным в данной классификации явился гендерный признак, на ряду с инвективными наименованиями лиц нетрадиционной сексуальной ори ентации мужского пола, имеется небольшое количество соответствующих на именований женщин. Рассмотрим примеры оскорбительных единиц по отно шению к мужчинам: faggot, noun manly Am E offensive;

an offensive word for a gay man («Гомик» –оскорбительное наименование гомосексуалиста);

fruit, noun mainly Am E offensive;

an offensive word for a man who is gay («Фрукт» – оскорбительное наименование гомосексуалиста). Дополнительная характери стика – женоподобное поведение: queen, noun offensive;

an offensive word for a gay man who the speaker thinks is like a woman in the way he looks, talks and behaves («Королева» – оскорбительное наименование гомосексуалиста, которо го говорящий считает похожим на женщину из-за внешнего вида, манеры гово рить и вести себя). Наряду с существительными, к данной группе относятся прилагательные, например: limp-wristed, adjective offensive;

an insulting word for describing a gayman (букв. «Имеющий мягкие запястья» – оскорбительное на именование для описания гомосексуалиста).

Приведем пример оскорбительного наименования женщин с нетрадицион ной сексуальной ориентацией: bull dyke, noun offensive;

an offensive word for a gay woman whose appearance or behaviour is considered to be typically male (букв.

«Бычья канава» – оскорбительное наименование гомосексуальной женщины, чья внешность и поведение считаются типично мужскими).

Основная причина наличия подобной лексики заключается в особенностях англоязычной идеологии, а именно, в том, что «в основе идеологии Запада ле жит культ индивидуума, уважение к потребностям и чувствам отдельного чело века и игнорирование коллектива» [3: 207]. Борьба за равные права как феми нистского, так и движения сексуальных меньшинств привела к тому, что в со временном западном обществе представители последнего имеют возможность громко заявлять о себе, в отличие от нашей страны, где подобная степень сво боды еще не прижилась настолько, чтобы это нашло отражение в словарном со ставе литературного языка.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 4. Использование дискриминирующей лексики по религиозному признаку – 6 единиц английского языка.

В данной группе оскорблению подвергаются последователи того или ино го вероисповедания, распространенного на территориях англоговорящих стран.

Так, свои инвективные наименования имеют иудеи, причем как мужчины, так и женщины. Пример оскорбительной единицы по отношению к мужчине: yid, noun offensive;

an extremely offensive word for a Jewish person («Еврей» – крайне оскорбительное наименование иудея/еврея), и к женщине: jewess, noun offensive;

an old-fashioned word for a Jewish woman («Еврейка» – устаревшее на именование иудейской женщины).

Другая религия, последователи которой подвергаются оскорблению, – это христианство. Помимо самой конфессии, дополнительным признаком здесь яв ляется, во-первых, слишком строгая вера в Библию: Bible basher, noun Br E of fensive;

an insulting word for a Christian who has strong beliefs in what the Bible says and who teaches or talks about it in a strict way (букв. «Бьющий Библией» – оскорбительное наименование христианина, сильно верующего в то, что гово рит Библия, который строго проповедует ее учение и рассказывает о ней). Если учесть, что в американском варианте английского языка, помимо значения гла гола bash «ударять, бить, нападать», существует еще и существительное со зна чением «гулянка, бурная вечеринка (более разгульная, чем party)» [1: 149], то можно предположить, каким является отношение ряда американцев к ярым по следователям христианства, если священная книга религии ставится в один ряд с подобным собранием.

Во-вторых, оскорбляется чрезмерная восторженность религией: holly roller, noun offensive;

someone who belongs to a Christian church where people are very enthusiastic about their religion («Святой весельчак» – человек, принадле жащий к христианской церкви, где люди в восторге от своей религии). Глагол roll, помимо основных значений, употребляется и в дополнительном, юмори стическом, связанном с различными утехами (в том числе и любовными).

Помимо верующих людей, негативное мнение выражается и об атеистах.

Так, в процессе выборки нам встретился следующий пример: heathen, noun of fensive;

an insulting word for someone who is not a Christian or a follower of another major established religion («Язычник» – оскорбительное наименование человека, не являющегося христианином, либо последователем другой мировой религии).

5. Дополнительная социальная характеристика лица, подвергающегося ос корблению со стороны носителей как английской, так и русской лингвокультур, представляет собой род занятий (4 единицы в английском, 8 единиц в русском языке).

Оскорбления в данной подгруппе касаются, во-первых, представителей во енных, полицейских и схожих с ними родов занятий, выполняющих охрани тельную, карательную, розыскную и прочие функции. В английском языке: pig, noun offensive;

an insulting word for a police officer («Свинья» – оскорбительное наименование офицера полиции);

dick, noun Am E offensive;

a private detective (частный детектив). В русском языке: фараон (презр.);

то же, что полицейский;

солдатня, солдатье (пренебр.);

солдаты.

Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) Некоторые инвективы тесно связаны с историей России: полицай (презр.);

во время Великой Отечественной войны во временно оккупированных районах:

местный житель, служащий в фашистской полиции.

Также в английском языке функционируют инвективы, с помощью кото рых именуют представительниц «древнейшей профессии»: ho, noun Am E offensive;

a prostitute or a woman who has sex with many men («Шлюха» – про ститутка или женщина, которая вступает в половые отношения со многими мужчинами). В русском языке: гулящая (презр.);

о женщине легкого поведения.

Подводя предварительные итоги исследования, заметим, что незначитель ная представленность инвектив со значением социальной характеристики лица в русском литературном языке и даже полное отсутствие отдельных подгрупп описываемой лексики свидетельствует скорее не о большей толерантности рус ских, а, напротив, об игнорировании определенных проблемных аспектов жиз ни, а также о том, что единицы с таким значением принадлежат к нелитератур ным пластам русской лексики.

Библиографический список 1. Московцев Н., Шевченко С. Вашу мать, сэр! Иллюстрированный путеводитель по американскому сленгу. СПб., 2004.

2. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. М., 2003.

3. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М., 2000.

4. Macmillan English Dictionary: For Advanced Learners: International Student Edi tion. Macmillan, 2002.

Г.А. Коблякова Лингвокультурологические особенности английских и русских паремий с компонентом ‘домашнее животное’ Отличительной особенностью рассматриваемых паремиологических еди ниц обоих языков является то, что в основе большей их части лежат сравнения человека и свойств его личности с повадками и поведением домашних живот ных. Соотносительность проявления психического состояния животного и че ловека и перенос в содержание фразеологических образов признаков из жи вотного мира делает пословицы и поговорки особенно экспрессивными.

Следует также отметить, что при использовании названий домашних жи вотных для характеристики человека люди склонны отмечать скорее отрица тельные черты, чем положительные. Это вполне закономерно и естественно:

критический подход к животному миру в языке – это лишь здоровый, трезвый и острый взгляд человека на действительность.

В целом, в английском и русском языках подавляющее большинство посло виц и поговорок с компонентом ‘домашнее животное’ связано с образами таких животных, как собака и кошка (36 паремиологических единиц в русском языке, © Коблякова Г.А., Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) из них 20 с компонентом собака (пес), 14 с компонентом кошка (кот) и 49 паре миологических единиц в английском языке, из них 29 с компонентом dog, 20 с компонентом cat). Это объясняется тем, что названные животные были прируче ны одними из первых и постоянно находились рядом с человеком.

Сопоставительный анализ показывает, что в английских паремиях компо нент ‘собака (пес)’ представлен большим количеством, чем в русском (29 паре миологических единиц в английском языке и 20 – в русском). В английских по словицах и поговорках единственным является компонент dog, а в русских до минируют 2 наименования: собака и пес, в которых дифференцирующими при знаками являются признаки качества и функционального применения: собака – ‘домашнее животное семейства псовых’ [7: 512];

пес – ‘то же, что собака, а также самец собаки’ [7: 737]. Хотя образы данного домашнего животного в английских и русских паремиях сходны, полностью они не совпадают.

Это животное в английской мифологии связано с охотой, вместе с тем со бака (пес) – это символ Тьмы, а Тьма – символ продолжения рода, источник всего сущего во Вселенной. Это животное также является духом смерти, оно может превращаться в человека, а также неразрывно связано с образом огня и земли [5: 169–170]. В мифопоэтических представлениях восточных славян бы стрый бег собаки (пса) составляет существенный признак, по которому это жи вотное получило свое название. Сам ветер стал олицетворяться в образе собаки (пса) [2: 163]. Мифологические представления об этом животном фактически не отражены в английских и русских паремиях.

В пословицах и поговорках обоих языков образ собаки ассоциируется со скрытой угрозой. Ср.: Beware of a silent dog and still water;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.