авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 35 |

«Роберт Фрейджер, Джеймс Фэйдимен Теории личности и личностный рост (Robert Frager, James Fadiman "Personality & Personal Growth", 5th ed., ...»

-- [ Страница 11 ] --

4. Укрепление чувства идентичности зависит от событий в прошлом, настоящем и будущем. Во первых, еще в детстве человек должен приобрести четкое ощущение идентификации. Во-вторых, выбор взрослым человеком профессиональных идентификаций должен быть реалистичным и соответствовать имеющимся возможностям. Наконец, взрослый человек должен быть уверен, что выбранные им роли будут жизнеспособны в будущем, несмотря на неизбежные перемены как в самом человеке, так и в окружающем мире.

Эриксон отметил, что проблемы идентичности не новы, хотя они, вероятно, распространены в наши дни гораздо больше, чем прежде. Многие творческие личности боролись с проблемой идентичности, изобретали новый вид карьеры или вводили для себя новые социальные роли. Некоторые люди, обладающие особенно богатым воображением, ввели профессиональные новшества и предложили другим новые ролевые модели. Фрейд, например, начинал карьеру заурядного врача невролога и только в середине жизненного пути предложил себе (и многим другим) новую роль, став первым в мире психоаналитиком.

Табл. 8.3 показывает роль ранних стадий жизненного цикла в развитии здорового чувства идентичности (столбцы). Таблица также отражает взаимосвязь стадий в период кризиса идентичности (строки).

Таблица 8.3. Идентичность и восемь стадий развития (Источник: Erikson E., Identity, Youth and Crisis. 1968. New York, p. 94.) VIII. Старость VII. Зрелость VI. Молодость Перспектива Уверенность Ролевое Ученичество или Идентичность п V. Отрочество во времени в себе или экспериментирование неспособность спутанной или тупик застенчивость или фиксированная работать идентичности роль Трудолюбие или Целевая IV. Школьный неполноценность идентификация возраст ощущение бесполезности Инициативность или Ожидание ролей III. Дошкольный чувство вины ролевое торможен возраст Автономия Желание быть Раннее II.

или стыд и или сомнение в се детство сомнение I. Младенчество Базовое Взаимное узна доверие или или аутисти базовое изоляция недоверие Психоистория Эриксон еще более расширил сферу психоанализа, изучая биографии крупных исторических личностей. Анализируя их психологическое развитие, он пришел к пониманию того психологического воздействия, которое они оказывали на современников. Интерес к соединению психоанализа с изучением истории возник у Эриксона, когда он переехал из Европы в США. В Европе к власти пришел Гитлер. На корабле по пути в Америку Эриксон сформулировал основные причины, по которым немецкая молодежь потянулась за Гитлером. События в Германии глубоко потрясли Эриксона. Хотя он и родился в Дании, но в Германии вырос и считал ее своим домом. Теперь же некоторые из его немецких друзей превратились в нацистов и убивали других школьных друзей и приятелей с такими же, как у Эриксона, еврейскими корнями. Эриксон анализировал происходящее, не списывая нацистов в категорию «иных» людей, отличных от остальной части человечества. Эти заметки легли в основу понятия психоистории, появившегося в главе о Гитлере в книге «Детство и общество».

«Психоистория — это изучение частной и коллективной жизни с использованием методов психоанализа и истории... На каждом берегу следует возвести укрепления, чтобы построить мост между ними. Однако на готовом мосту должно быть обеспечено двустороннее движение транспорта. Как только это произойдет, история окажется снова просто историей, хотя в то же время будет осознан факт ее погруженности в скрытое, окольное психологическое движение, теперь — открытое и понятое.

Кроме того, психоанализ, благодаря своим историческим детерминантам, станет сознательным, а выражения вроде «история болезни» или «история жизни» перестанут быть просто фигурами речи»

(Erikson, 1974, p. 13).

Психобиография Эриксон внес значительный вклад в развитие исторических исследований, применив психоаналитические методы для реконструкции жизненного пути исторических фигур. Он сочетал клинический подход с историческим и социальным анализом и разработал форму психобиографии.

Эриксон осознал, что, переходя от истории болезни к истории жизни, психоаналитик обязан расширить сферу своих интересов и принять во внимание деятельность субъекта в контексте возможностей и ограничений внешнего мира. Оценка взаимодействия психологических и социальных событий, в свою очередь, повлияла на теоретические разработки Эриксона. Помимо книг о Мартине Лютере и Махатме Ганди, Эриксон исследовал в форме психобиографии личности Максима Горького, Адольфа Гитлера, Джорджа Бернарда Шоу, Зигмунда Фрейда, Томаса Джефферсона и Вудро Вильсона.

Нет существенной разницы между психологическими биографиями и историями болезни. Изучая историю болезни, врач обычно пытается понять причины, по которым у пациента появились психические или эмоциональные проблемы. В истории жизни ученый осмысляет творческий вклад, который человек сделал, вопреки всем конфликтам, комплексам и кризисам.

«Итак, существуют великие взрослые. Они на самом деле повзрослели и считаются великими из за того, что их чувство идентичности выходит далеко за пределы навязанных ролей. Их видение открывает новые возможности и реалии, а их талант общения оживляет действительность» (Erikson, 1987, р. 335).

Исследование «великих людей»

В психобиографиях Эриксон объединил подход опытного психоаналитика и подробное исследование критических периодов жизни влиятельных людей. Особенно его интересовали мужчины и женщины, конфликты идентичностей которых отражали конфликты их времени и чье величие заключалось в том, что найденное ими разрешение своего кризиса идентичности становилось моделью для множества будущих поколений. Это были люди, внутри которых происходила жестокая борьба.

Возрастные кризисы, казалось, одолевали их особенно сильно. Каждый из этих людей настойчиво и сосредоточенно добивался разрешения своих проблем.

В первой психобиографии Эриксон изложил фундаментальный подход к изучению великих мужчин и женщин. По мнению Эриксона, мы должны восхищаться Лютером за то, что он стремился поднять свои личные проблемы до уровня всеобщих и пытался разрешить для всех людей ту проблему, которую не мог решить для себя (Erikson, 1958, р. 67).

Изучая Ганди, Эриксон в какой-то степени возвратился к своему прежнему почитанию Фрейда.

Ему казалось, что Ганди и Фрейд стремились освободить людей, что они создали новые социальные формы, новые роли и идентификации и ими обоими двигала любовь к истине.

Несмотря на то что все великие были людьми творческими, энергичными и сильными, в их жизни случались несчастья, их одолевали тревоги и страх. В жизни таких людей доминировало чувство, сохранившееся с детских лет, что они должны что-то решить или исправить. В детстве они были послушны и привязаны к отцу. У таких людей часто рано развивалась обостренная совестливость, они уже в юности начинали думать о своем предназначении и высших человеческих ценностях и иногда были уверены в том, что несут особую ответственность за часть человечества. Эти продуктивные личности легко могли превратиться в неудачников или чудаков, если бы не их способности, энергия, сосредоточенность и преданность идеям.

Динамика Позитивное развитие Схема Эриксона отличается от схемы Фрейда и от схем других ученых — теоретиков личности.

Эриксон сосредоточил внимание на позитивных характеристиках, развиваемых на каждой стадии. Он рассматривает базовые силы, качества и добродетели не только как вид психологической защиты от психических болезней и негативных воздействий и не только как установки морали и благородства. Это врожденные силы. Они характеризуются возможностью укрепления и позитивного роста. Как уже говорилось в предыдущей главе, надежда — сила первой стадии, «базисное доверие против базисного недоверия». Воля — это способность, возникающая в кризисе стадии «автономия против стыда и сомнения». Намерение возникает на стадии «инициативность или чувство вины». Компетентность — результат стадии «трудолюбие или неполноценность». Верность появляется на стадии «идентичность против спутанной идентичности». Любовь — это способность, развивающаяся в процессе сближения двух людей. Забота вытекает из производительности. Мудрость извлекается из кризиса последней стадии человеческой жизни, стадии «целостности против отчаяния».

Помехи в развитии Личность может с успехом выйти из кризиса каждой стадии или оставить его каким-то образом нерешенным. Эриксон указывает, что успешный выход заключается в некотором равновесии.

Наглядный пример неудачного решения — возникновение чувства негативной идентичности.

Пропорция и баланс На каждой стадии существует динамическая пропорция между двумя полюсами. Характеристика, данная Эриксоном этим двум полюсам, может ввести в заблуждение, потому что один из этих полюсов неизбежно кажется крайне желанным, а другой, наоборот, нежелательным. На самом деле оба этих полюса непривлекательны и нежеланны, поскольку представляют собой крайности (см. рис. 8.1).

Рис. 8.1. Сбалансированная пропорция на стадиях Эриксона Зачастую Эриксона понимают неправильно, считая, что он будто бы делает акцент лишь на позитивном полюсе каждой стадии. Сам Эриксон отмечал, что люди не учитывают недоверие, сомнение и стыд — все «нехорошие» стороны — и создают для себя эриксоновскую шкалу достижений, на которой уже пройдена первая стадия — доверие (Erikson in: Evans, 1969, p. 15). Однако человек, развивший несбалансированное чувство доверия, легко может превратиться в Поллианну [Поллианна — героиня одноименной повести (1912) английской писательницы Элинор Портер (1868—1920), которая видела во всем только хорошую сторону.] и утратить связь с реальностью, так же как и человек, парализованный крайним недоверием.

Мы должны быть в состоянии различать ситуации, в которых можем доверять, и те, в которых уместны некоторое недоверие, предчувствие опасности и дискомфорт. В нормальной здоровой личности пропорция между относительным доверием и относительным недоверием и подозрением колеблется, однако в каждом отдельном случае в человеке присутствуют элементы и того и другого.

Точно так же несбалансированная независимость может привести к необоснованному упрямству.

Несбалансированная инициатива выражается в сосредоточенности на достижении собственных целей и интересов. Безграничное трудолюбие приводит к преувеличенной оценке собственных способностей.

Чрезмерное чувство идентичности, жесткое и негибкое, вероятно, будет дисгармонировать с реальностью, и т. д.

Негативная идентичность Наше ощущение идентичности всегда включает позитивные и негативные элементы. В него входит то, чем мы хотим стать, и то, чем мы быть не желаем. В крайне негативных социальных условиях у большинства молодых людей нет возможности посвятить себя масштабным позитивным целям. Примером может служить нацистская Германия.

Отсутствие здорового чувства идентичности может выражаться во враждебном отношении к имеющимся социальным ценностям и общественным целям. Эта враждебность включает любой ролевой аспект: сексуальность, национальную или классовую принадлежность, происхождение. Дети из семей иммигрантов часто с презрением относятся к происхождению своих родителей, а дети из обеспеченных семей могут отвергать все американское и переоценивать все иностранное. Многие трудные подростки предпочитают нейтральной модели образ «плохих парней». Таким образом, выбор негативной идентичности основан на ролях, которые кажутся нежелательными или опасными. Если подросток не в состоянии выбрать позитивную роль, он выбирает негативную. Сюда может входить образ наркодилера, модель проститутки или любая другая роль, соответствующая образу неудачника и изгоя.

«Опыт коренится в основании тела» (Erikson, 1963, р. 108).

Структура Тело По мнению Эриксона, роль телесных ощущений особенно важна на ранних стадиях. Позже развитие физических и интеллектуальных навыков определяет способность человека к тому, чтобы приобрести уверенность в себе и выбрать роли, имеющие спрос в сложном современном обществе. Так, например, здоровые дети чувствуют себя увереннее по мере того, как их тело растет. Они сами становятся более крепкими и ловкими и оказываются в состоянии овладеть более сложными навыками.

Будучи психосоциальным теоретиком, Эриксон осознавал взаимодействие телесных, психологических и социальных процессов и сил. Он разделяет классическую фрейдистскую точку зрения о том, что биологические импульсы являются фундаментальными. Однако Эриксон указывает, что эти импульсы подвержены социальным влияниям.

«Каждая стадия развития придает прошлому и будущему новые очертания, создает новую комбинацию влечений и защитных реакций, высвобождает новые способности, которые подходят для постановки задач и раскрытия возможностей личности, открывая новый, более широкий круг значимых для человека встреч и отношений» (Erikson, 1964, р. 166).

Социальные взаимоотношения Основной эпигенетический принцип Эриксона гласит: «Можно сказать, что личность развивается постепенно, в соответствии с готовностью развиваться самого человеческого организма, вместе с готовностью человека интересоваться более широким кругом людей и взаимодействовать с ними и общественными институтами» (1968, р. 92-93).

Социальные взаимоотношения играют главную роль практически на всех стадиях развития.

Отношения с родителями, семьей и сверстниками являются решающими на первых пяти стадиях.

Появление чувства идентичности строго обусловлено утверждением подростка в обществе ровесников.

Стадия близости открывает возможность для более глубоких социальных взаимоотношений.

Следующая качественная перемена происходит на стадии генеративности, когда люди учатся заботиться, кормить и воспитывать тех, кто младше, слабее и ничего не знает об окружающем мире.

Воля Эриксон подробно останавливается на развитии воли, описывая стадию «автономии против стыда и сомнения». Развитие здоровой и сбалансированной воли (а также доброй воли) продолжается в течение всей жизни. Решающим для достижения здорового ощущения идентичности является вера в то, что «я — тот, кем я сам хочу быть».

Традиционный психоанализ прежде всего исследует личностную концепцию реальности, мысли, эмоции и особенно поведение человека. Эриксон делает акцент, в частности, на значении воли и поступка в мире. Одна из целей психоанализа — «восстановить продуктивное взаимодействие психологической реальности и исторической действительности» (1964, р. 201) и интегрировать внутренние субъективные переживания с внешними действиями и событиями. По Эриксону, реальность относится к «миру феноменального опыта, воспринятого с минимальным искажением». Хотя искажение и непонимание в какой-то степени неизбежны, Эриксон подчеркивает необходимость понимания реальности как «сферы причастности, разделенной между участниками» (1964, р. 165).

Возвращаясь к классическому случаю Доры из практики Фрейда, Эриксон критикует предшественника за то, что хотя Фрейд и провел блестящий анализ динамики и искажений психики своей пациентки, но он не учел ее беспомощности и бессилия в кругу семьи среднего класса. Дора проходила курс лечения у Фрейда в течение трех месяцев. Тогда ей было 19 лет, и отец Доры попросил Фрейда «образумить девочку». Господин К., друг семьи, сделал ей предложение, когда девушке было 16. Выяснилось, что отец Доры состоял в любовной связи с женой господина К. и, похоже, весьма снисходительно отнесся к ухаживаниям господина К. за своей дочерью. Еще больше осложняло дело то обстоятельство, что члены обеих семей делали Дору доверенным лицом — ее отец, мать, господин и госпожа К. Дора в данной ситуации пыталась противостоять воле родителей. Фрейд рассматривал ее поведение как притворство и игру, однако Эриксон с ним не соглашается. Он считает, что Дора активно боролась за честность и верность, за те качества, которые отсутствовали в знакомых ей моделях взрослого поведения.

Успешный поступок требует наличия одновременно социальных и исторических условий и возможностей, а также наличия у человека собственной воли. Точно видеть — еще не значит действовать эффективно.

Эмоции Как психоаналитик Эриксон подчеркивает эмоциональный компонент психологических процессов. Осознание значения эмоций присутствует во всех его теоретических разработках. В области теории его привлекало объединение новых когнитивных и исторических данных и психоанализа.

Однако Эриксон не выделяет эмоции в отдельный аспект психологических процессов.

Интеллект Как и эмоции, интеллект считается основным элементом психологических процессов. Эриксон не отводит интеллекту какую-то особую роль. Однако он подчеркивает решающую роль интеллектуальных способностей в формировании чувства уверенности в тот период, когда человеку приходится справляться с задачами технологического общества, формировать чувство идентичности, выбирать приемлемую профессию и роль в обществе.

Самость Согласно эриксоновской теории, ощущение идентичности включает как идентичность эго, так и развитие ощущения самости (self).

«Эго надо понимать как главную и отчасти бессознательно действующую причинность, которая на каждой стадии жизни взаимодействует с изменяющейся самостью... То, что в таком случае можно назвать самоидентичностью (self-identity), возникает из ощущений, в которых временно перепутанные самости успешно реинтегрируются в ансамбль ролей, обеспечивающих социальное признание. Таким образом, можно сказать, что формирование идентичности имеет два аспекта — самости (self) и эго (ego)» (1968, р. 211).

Самоидентичность достигается в результате интеграции наших прошлых и настоящих социальных ролей и образов себя.

«Психоанализ можно назвать первой систематической и активной «экспансией сознания». Такая экспансия необходима, если человек хочет уловить суть дела и способен сверхидентифицироваться с ней» (Erikson in: Evans, 1969, p. 98).

Психотерапевт Эриксон писал, что опытный психотерапевт интуитивно чувствует потенциал личностного роста и развития пациента. Работа психотерапевта заключается в том, чтобы поощрять этот рост, а не навязывать пациенту свой собственный прошлый опыт или видение будущего. Под таким углом и надо рассматривать требование психоанализа, чтобы психотерапевт сам подвергался обучающему анализу.

Особо подчеркивается значение переноса аффекта с одного объекта на другой и контрпереноса (возникновение подавляемых эмоций у самого психоаналитика). Перенос аффекта касается как позитивных, так и негативных чувств, которые пациенты испытывают к лечащему врачу. Часто это сильные иррациональные эмоции, источник которых в детских взаимоотношениях пациента с родителями. Сознательное понимание динамики переноса крайне важно в психотерапии.

Психотерапевты могут испытывать как позитивные, так и негативные подавляемые эмоции к своим пациентам. «Жизнь каждого пациента, который ко мне приходит, находится в его собственных руках», — говорил Юнг. В ответ Эриксон так прокомментировал его высказывание: «Это правда, однако все же следует добавить, что он пришел именно ко мне, а не к кому-то другому, и потом он никогда уже не станет тем же самым человеком, каким был, и я — тоже» (Erikson in: Evans, 1969, p. 103).

В свете современного психологического понимания Эриксон дал новую формулировку «Золотому правилу» — «Golden Rule» (англ.), заключающемуся в том, что с другими надо поступать так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Он пишет, что моральные поступки делают сильнее того, кто их совершает (психотерапевта), укрепляют пациента и расширяют взаимоотношения между двумя личностями. В терапии эта версия «Золотого правила» подразумевает следующее:

«Психотерапевт должен развиваться как практик и как личность пропорционально излечению пациента как пациента и личности, так как их реальные взаимоотношения выходят за рамки отношений врач — больной. Опыт общения с психотерапевтом дает излечившемуся пациенту возможность развивать дальше и передавать окружающим разумное и здравое отношение к миру, являющееся существенной частью этического взгляда на вещи» (Erikson, 1964, р. 236-237).

Каждый психотерапевт должен быть готов к тому, чтобы воспринять любой образ жизни и идентифицироваться с ним. Темы ценности и морали — главные в психотерапии. Беспристрастность классического аналитика, по Эриксону, это способность беспристрастно оценивать свободные ассоциации пациента и его прошлое. Психотерапевт тоже всегда личность, он свободен выражать свои желания в идеале, не исказив их иррациональными подавляемыми эмоциями.

Оценка Эриксона критикуют за неясное изложение. Он виртуозно играет словами, однако в его рассуждениях недостает логики. Изящные красивые формулировки больше похожи на наброски концепций, чем на строгий логический анализ. Например, рассуждение Эриксона об идентичности состоит из множества идей, скорее запутывающих читателя, чем что-либо проясняющих. Как писал один рецензент:

«Читать Эриксона — все равно что идти в глубь густого прекрасного леса с тысячей разных тропинок и дорог. Поражает густота леса... Эриксон никогда не разбавлял свои научные работы «водой», никогда не упрощал их. И слава Богу, что его книги написаны с некоторой темнотой и неясностью смысла. Его произведения надо читать и перечитывать, выделять в них главное и медитировать. Это работы высочайшего качества» (Gross, 1987, р. 3).

В то же время Хамачек отмечает, что «большинство заключений Эриксона базируются на субъективных интерпретациях, которым недостает надежных эмпирических данных, поддерживающих и обосновывающих правильность его интуитивных выводов» (1988, р. 36). Хамачек (Hamachek, 1988, 1990) пытался связать стадии Эриксона со стадиями человеческого поведения и, таким образом, сделать первый шаг в эмпирическом подтверждении теории Эриксона.

Остальные критики, например Аппадурай (Арраdurai, 1978) и Роузен (Roazen, 1976), подняли вопрос об универсальности эриксоновских теорий. Можно ли с одинаковым успехом применять его эпигенетическую модель к различным, в том числе незападным, культурам, существующим сейчас или культурам прошлого? Например, Эриксон впервые выделяет отрочество в самостоятельную стадию развития. Однако в индийской культуре и в племенных обществах вопросы независимости, инициативы и идентичности, связанные с данной стадией, отходят на второй план.

Рассматривался и вопрос применимости модели Эриксона на Западе. Например, Эриксон предполагает, что этап производительности начинается с отцовства и материнства. То, что это не обязательно так, доказывают факты беременности девочек-тинейджеров. Молодые матери и отцы, не подозревающие об ответственности, оказываются насильно втянуты в подобные отношения. Кроме того, работы Эриксона критиковались за то, что он уделил внимание в основном мужской зрелости, а о созревании женщины писал довольно неясно (Gilligan, 1982).

Эриксон работал в рамках психоанализа. Его инструменты клинициста предназначались для лечения больных пациентов. Применение тех же инструментов к здоровой личности не всегда дает положительный результат. Этот недостаток становится очевиден при изучении работ Эриксона, посвященных великим людям. Анализируя личность Ганди, Эриксон искусно использует методы психоанализа, однако не учитывает роль духовных идеалов Ганди и его духовную дисциплину.

Динамика жизни и размышлений Ганди рассматривается главным образом с точки зрения дисфункции, а не как свидетельство психологической и духовной трансформации. Внутреннее состояние Ганди, вероятно, отличалось от состояния среднего пациента. Кроме того, Эриксона критиковали за недооценку роли индийской культуры и социального контекста многих ключевых моментов в жизни Ганди (Appadurai, 1978).

Психоаналитические инструменты Эриксона далеко не всегда были адекватны задачам, которые он перед собой ставил. Применяя психоанализ по-новому, Эриксон, с одной стороны, раздвинул его рамки, а с другой — сделал очевидными недостатки, присущие этому учению. В каком-то смысле Эриксон контрабандой провез на психоаналитическую территорию концепцию человеческого духа. В этом один из секретов необычайной привлекательности его теорий.

Эриксон дает новую интересную и точную формулировку психоанализа. Он успешно применил систему мышления Фрейда к новой эпохе. Внимание Эриксона к социальным и культурным детерминантам поведения и его интеграция психологии, социологии, антропологии и психологической интуиции определили будущее развитие психологии личности.

Теория из первоисточника. Из книги «Детство и общество»

В этом отрывке Эриксон демонстрирует свой талант психоаналитика и дает пример из реальной жизни маленького мальчика, переживающего кризис ролевой идентификации.

Во время недавней войны в жизни моего соседа, пятилетнего мальчика, произошли перемены. Из «маменькиного сынка» он превратился в жестокого, упрямого, непослушного ребенка. Стали проявляться тревожные симптомы, в частности у него возникло стремление разводить костры.

Родители ребенка накануне войны решили развестись. Мать и сын переехали жить к двоюродным сестрам матери. Когда началась война, отец мальчика ушел служить в авиацию. Кузины матери неуважительно отзывались об отце и культивировали в мальчике ребяческое поведение. Таким образом, мальчик идентифицировал себя скорее как «мамин сын», чем как сын своего отца.

Отец, однако, успешно воевал на фронте и фактически стал героем. Когда отец приехал с фронта в свой первый отпуск, мальчик увидел, что мужчина, которому, как ему говорили, не стоило подражать и который не был его потенциальным соперником, оказался в центре внимания соседей. Мать объявила о том, что передумала разводиться. Отец вновь ушел на фронт и вскоре погиб в Германии.

После отъезда и смерти отца страстно привязанный к матери и зависимый мальчик стал выказывать симптомы деструктивности и неповиновения, крайняя степень которых выразилась в разведении костров. Однажды он сам дал ключ к разгадке своего поведения. Когда мать била его, мальчик возмущенно показал пальцем на кучку дров, сложенных им для костра, и закричал (правда, выражался он более по-детски): «Если б это был немецкий город, ты бы меня полюбила». Таким образом он показывал, что, поджигая костры, воображал себя пилотом бомбардировщика, таким, как его отец, рассказавший о своих подвигах. Мы можем только строить догадки насчет природы нервного расстройства мальчика. Однако я полагаю, что перед нами идентификация сына со своим отцом, возникшая в результате внезапно обострившегося конфликта в конце эдипова возраста. Отец, поначалу успешно смещенный «хорошим» маленьким мальчиком, стал вдруг заново ожившим идеалом, конкретной угрозой и соперником в любви к матери. Так, образ отца существенно снизил женственные идентификации мальчика. Для того чтобы спасти себя от сексуальной и социальной дезориентации, мальчику пришлось как можно быстрее перегруппировать свои идентификации;

хотя и в этом случае конфликт сохраняется, поскольку его основного соперника убивает враг, — этот факт усиливает вину, вносит еще больше путаницы в чувства мальчика и подавляет его собственную мужскую инициативу, не готовую к новым условиям.

У ребенка много возможностей для того, чтобы пробовать и идентифицировать себя с привычками, характером, родом занятий и мыслями реальных людей или вымышленных персонажей обоих полов. Определенные переломные моменты в жизни вынуждают мальчика сделать радикальный выбор. Однако историческая эпоха, в которую он живет, предлагает лишь ограниченное число социально значимых моделей, годящихся для того, чтобы использовать их в комбинации фрагментов идентификации. Польза таких моделей зависит от того, насколько они совпадают с требованиями организма в целом и как их может использовать и синтезировать эго.

Роль летчика-бомбардировщика для моего маленького соседа могла предполагать соединение различных элементов его расцветающей идентичности. В нее входили его бойкий и живой темперамент, стадия созревания (фаллически-уретрально-двигательная), социальная стадия (эдипова) и социальное положение;

его способности (мышечные и механические), отцовский темперамент прославленного солдата, неуспешного в обычной жизни, — прототип современного агрессивного героя. Когда подобный синтез протекает успешно, сочетание конституциональных реакций, реакций темперамента и приобретенных реакций выливается в бурное развитие личности и неожиданное достижение в какой либо сфере. В том случае, если подобный синтез невозможен, рождается жестокий конфликт, часто выражающийся в непослушании и мелких проступках. Как только ребенок чувствует, что окружающий мир пытается слишком решительно лишить его всех форм самовыражения, позволяющих ему развивать и интегрировать следующую ступень его идентичности, он начинает защищаться с поразительной силой животного, вынужденного спасать свою жизнь. И действительно, в социальных джунглях человеческой жизни нельзя осознать свое существование без чувства идентичности эго. Утрата идентичности может вести к убийству.

Я бы не осмелился спекулировать конфликтами маленького «летчика-бомбардировщика», если бы не увидел решения проблемы в соответствии с нашей интерпретацией. Позже, когда самые худшие побуждения мальчика перестали проявляться, его видели несущимся по склону холма на велосипеде, испуганного и все-таки рискующего и ловко объезжающего других детей. Дети визжали, смеялись и в какой-то мере даже восхищались им. Наблюдая за ним, слушая невероятный шум и суматоху, которую он производил своим появлением, я не мог удержаться от мысли, что он снова воображал себя пилотом самолета, отправившегося на боевое задание. В то же время, играя, он мастерски овладел ездой на велосипеде. Упражняясь в воображаемых воздушных атаках, он стал изумительным, виртуозным велосипедистом.

Пример нашего маленького сына летчика отражает общее явление. Психосоциальная идентичность развивается из постепенной интеграции всех идентификаций. Но это новое целое качественно отличается от суммы его частей. При благоприятных обстоятельствах у детей рано начинает формироваться ядро собственной идентичности. Зачастую они вынуждены защищать ее от вынужденной сверхидентификации с одним или обоими родителями. Эти процессы у пациентов плохо поддаются изучению, так как невротическая самость быстро становится жертвой сверхидентификаций, изолирующих юного человека от собственной зреющей идентичности и от окружения (Erikson, 1963, р.

238-241).

Итоги главы - Эриксоновская модель цикла человеческой жизни состоит из восьми стадий. Она интегрирует развитие и созревание человеческой личности от рождения до старости.

- Каждая стадия может иметь положительный и отрицательный результат. Развитие личности продолжается всю жизнь.

- Каждая последующая стадия обусловлена развитием предыдущей;

этот процесс схож с развитием эмбриона.

- Человеческая личность развивается по установленным ступеням или стадиям. Развитие личности зависит от готовности человека общаться и взаимодействовать с более широким кругом людей. Каждая стадия системно связана с остальными и должна проходить в заданной последовательности.

- Каждая стадия характеризуется особым психологическим кризисом и задачей развития. Эта задача должна быть выполнена, а кризис успешно разрешен для освоения последующей стадии.

- Навыки и способности, необходимые для каждой стадии, развиваются и проверяются в период кризиса. Этот процесс дает возможность личности развивать новые отношения и навыки. После успешного разрешения кризиса у человека развиваются большая способность суждения, внутренняя цельность и способность действовать эффективно.

- Модель Эриксона уделяет особое внимание позитивным атрибутам и способностям, приобретаемым на каждой стадии. Эти способности и силы считаются врожденными и характеризуются ощущением позитивной силы и потенциала.

- Каждая стадия — это динамическая пропорция между двумя полюсами, например веры и недоверия. Оба полюса — крайности, золотая середина находится в промежутке между ними. Элементы каждого полюса динамично присутствуют в здоровой личности.

- Концепция идентичности сводит воедино теории когнитивной и эго-психологии. Некоторые аспекты идентичности включают в в себя чувство индивидуальности, целостности и тождества, ощущение синтеза и цельности и чувство социальной солидарности.

- Развитие и расцвет ощущения самости и приводит к ощущению идентичности.

- Недостаток нормального чувства идентичности может вызвать враждебное отношение к существующим ценностям и общественным целям. Трудный подросток, ощущающий неспособность посвятить себя позитивной социальной роли, может выбрать вместо нее негативную роль.

- Ощущение «я тот, кем хочу быть сам» играет решающую роль в развитии нормального чувства идентичности.

- Психобиография и психоистория комбинируют методы психоанализа и истории в изучении частной и коллективной жизни.

Ключевые понятия Автономия против стыда и сомнения (Autonomy versus shame and doubt). Вторая стадия, на которой ребенок по-новому взаимодействует с миром, а ощущение независимости растет вместе с чувством свободного выбора. На этой стадии осваивается сила воли, которая позднее создает базу для признания взрослым человеком духа справедливости, проявляющегося в социальном институте закона.

Базисное доверие или базисное недоверие (Basic trust versus basic mistrust). Первая стадия развития, на которой формирование у младенца ощущения своего «я» напрямую зависит от тщательности заботы о ребенке. В результате этой стадии возникает сила надежды, лежащая в основании развития настоящей веры.

Генеративность против стагнации (Generativity versus stagnation). Седьмая стадия включает интерес к творчеству и продуктивности в работе и личной жизни, к детям, идеям, продуктам и принципам. На этой стадии развивается способность заботы.

Идентичность (Identity). Этот термин включает чувство индивидуальности, целостности и тождественности, ощущение синтеза, единства и социальной солидарности. Понятие идентичности имеет как социальные, так и психологические аспекты.

Идентичность против спутанной идентичности (Identity versus identity confusion). Пятая стадия — период, когда подросток сомневается в ролевых моделях и идентификациях прошлого. В этот период перехода от детства к зрелости главным становится вопрос «Кто я?» Верность — базовая способность этой стадии, формирующая основу идентичности человека, когда он или она сталкивается с необходимостью выбрать систему ценностей и карьеру.

Инициатива против вины (Initiative versus guilt). Третья стадия. Базовая деятельность — игра.

Сила данной стадии — намерение, основанное на фантазии и игре, формирующих зачатки драмы, танца и ритуала во взрослой жизни.

Интимность против изоляции (Intimacy versus isolation). Шестая стадия. В этот период возникает чувство зрелой ответственности и одновременно независимости от родителей и школы.

Устанавливаются близкие взаимоотношения с окружающими. Критический момент данной стадии — подлинная взаимность с любовным партнером, а любовь, проявляющаяся в подлинной близости и взаимности — сила, которая в ней проявляется.

Кризис идентичности (Identity crisis). Потеря эго-идентичности. В таком состоянии исчезают или снижаются целостность, тождественность и вера человека в свою социальную роль.

Кризис развития (Crisis in development). Это поворотный пункт каждой стадии развития. В период кризиса возникают и проверяются навыки и способности данной стадии.

Психобиография (Psychobiography). Изучение жизни исторических фигур в перспективе психоанализа. Этот подход отличается от истории болезни, когда психотерапевт пытается выяснить причины возникновения проблем у пациента. Изучение истории отдельной жизни построено на понимании того, как личности удается внести творческий вклад в жизнь вопреки всем комплексам, конфликтам и кризисам.

Психоистория (Psychohistory). Исследование, сочетающее исторические и психоаналитические методы, рассматривающее частную и общественную жизнь.

Трудолюбие против неполноценности (Industry versus inferiority). Четвертая стадия. Переход от игры к ощущению работы. Сила этой стадии — компетентность, базирующаяся на развитии практических навыков, общих способностей и ощущения хорошо сделанной работы.

Целостность против отчаяния (Integrity versus despair). Восьмая стадия. Период столкновения с предельными заботами. Развивается способность видеть жизнь как единое целое и ощущение перспективы. В случае, если человек не приобрел чувство согласия с собой, эта стадия порождает отчаяние. Сила этой стадии — мудрость, возникающая в конфликте отчаяния и целостности в свете предельных забот.

Аннотированная библиография Coles, R. (2000). The Erik Erikson reader. New York: Norton.

Книга включает работы, написанные на протяжении всей научной карьеры Эриксона, и прослеживает влияние его идей на психологию детского развития, индивидуального развития в течение всей жизни, лидерства и нравственного формирования.

Erikson, E. (1963). Childhood and society (2d ed.). New York: Norton.

Первая и наиболее значительная книга Эриксона. Работа включает наиболее подробные описания восьми стадий индивидуального развития, отчеты о его исследованиях индейцев сиу и юрок, а также биографии Гитлера и Горького, позволяющие проникнуть в психологический мир немецкой и русской культуры.

Erikson, E. (1964). Insight and responsibility. New York: Norton.

Блестящая подборка эссе, включающая психолого-биографический очерк о Фрейде, анализ психосоциальных сил, психологической реальности, исторической фактографии, а также анализ роли «Золотого правила» в наши дни.

Erikson, E. (1969). Gandhi's truth. New York: Norton.

Эпическая психологическая биография Ганди, представляющая собой образец психологического анализа роли великой личности в истории. В книге также приводятся наглядные примеры ограничений, свойственных психоанализу, игнорирующему духовные и трансперсональные аспекты личности Ганди.

Erikson, E., Erikson, J., & Kivnick, H. (1986). Vital involvement in old age. New York: Norton.

Замечательное описание преклонного возраста, составленное на основе интервью с людьми старше восьмидесяти лет;

исследованию людей преклонного возраста Эриксон посвятил более 50 лет.

Взгляд на жизненный цикл глазами человека преклонного возраста.

Веб-сайты Britannica Article http://www.britannica.com/seo/e/erik-h-erikson/ Биография основных фактов из жизни Эрика Эриксона со ссылками на дополнительные источники.

http://elvers.stjoe.udayton.edu/history/people/Erikson.html Краткая биография, а также подробное резюме и критика его теории.

Библиография Appadurai, А. (1978). Understanding Gandhi. In P. Homans (Ed.), Childhood and selfhood. Cranbury, NJ: Associated University Presses.

Arcaya, J. (1999). Hispanic American boys and adolescent males. In A. Home & M. Kiselica (Eds.), Handbook of counseling boys and adolescent males. Thousand Oaks, CA: Sage Publications.

Cohler, В., Hostetler, A., & Boyer, A. (1998). Generativity, social context, and lived experience:

Narratives of gay men in middle adulthood. In D. McAdams & E. de St. Aubin (Eds.) Generativity and adult development. Washington, DC: American Psychological Association.

Coles, R. (1970). Erik Erikson: The growth of his work. Boston: Little, Brown.

Coles, R. (2000). The Erik Erikson reader. New York: Norton.

Cote, J., & Levine, C. (1987). A formulation of Erikson's theory of ego identity formation.

Developmental Review, 7, 273-325.

de St. Aubin, E. (1998). Truth against the world: A psychobiological exploration of generativity in the life of Frank Lloyd Wright. In D. McAdams & E. de St. Aubin (Eds.), Generativity and adult development.

Washington, DC: American Psychological Associations.

Erikson, E. (1958). Toung man Luther. New York: Norton.

Erikson, E. (1963). Childhood and society (2d ed.). New York: Norton.

Erikson, E. (1964). Insight and responsibility. New York: Norton.

Erikson, E. (1965). The challenge of youth. New York: Doubleday Anchor Books.

Erikson, E. (1968). Identity, youth and crisis. New York: Norton.

Erikson, E. (1969). Gandhi's truth. New York: Norton.

Erikson, E. (1974). Dimensions of a new identity. New York: Norton.

Erikson, E. (1975). Life history and the historical moment. New York: Norton.

Erikson, E. (1977). Toys and reasons. New York: Norton.

Erikson, E. (1978). Adulthood. New York: Norton.

Erikson, E. (1979). Report to Vikram. In S. Kakar (Ed.), Identity and adulthood. Delhi, India: Oxford University Press.

Erikson, E. (1980a). Identity and the life cycle. New York: Norton.

Erikson, E. (1980b). On the generational cycle: An address. New York: Norton.

Erikson, E. (1981). The Galilean sayings and the sense of «I». New York: Norton.

Erikson, E. (1982). The life cycle completed. New York: Norton.

Erikson, E. (1983). Reflections: On the relationship of adolescence and parenthood. Adolescent Psychiatry, 2, 9-13.

Erikson, E. (1985). Reflections on the last stage-and the first. The Psychoanalytic Study of the Child, 39.

Erikson, E. (1987). A way of looking at things: Selected papers from 1930 to 1980. New York: Norton.

Erikson, E. (1993). The problem of ego identity. In G. Pollock (Ed.), Pivotal papers on identification.

Madison, CT: International Universities Press.

Erikson, E., Erikson, J., & Kivnick, H. (1986). Vital involvement in old age. New York: Norton.

Erikson, E., & Erikson, J. (1997). The life cycle completed. (Extended version). New York: Norton.

Evans, R. (1969). Dialogue with Erik Erikson. New York: Dutton.

Friedman, L. (1999). Identity's architect. New York: Scribner/Simon and Schuster.

Gilligan, C. (1982). In a different voice. Cambridge, MA: Harvard University Press.

Gross, F. (1987). Introducing Erik Erikson: An invitation to his thinking. Lanham, MD: University Press.

Hamachek, D. (1988). Evaluating self-concept and ego development within Erikson's psychosocial framework: A formulation. Journal of Counseling and Development, 66, 354-360.

Hamachek, D. (1988). Evaluating self-concept and ego development in Erikson's last three psychosocial stages. Journal of Counseling and Development, 68, 677-683.

Homans, P. (Ed.). (1978). Childhood and selfhood: Essays on tradition, religion, and modernity in the psychology of Erik Erikson. Cranbury, NJ: Associated University Presses.

Kivnick, H. (1998). Through the life cycle: Psychosocial thoughts on old age. In G. Pollock & S.

Greenspan (Eds.), The course of life, Vol. 7. Madison, CT: International University Press.

Lee, S. (1998). Generativity and the life course of Martha Graham. In D. McAdams & E. de St. Aubin (Eds.), Generativity and adult development. Washington, DC: American Psychological Association.

Levene, M. (1990). Female adolescent development: Reflections upon relational growth. Melanie-Klein and-Object-Relations, 8, 31-42.

Lifton, R. (1998). Entering history: Erik Erikson's new psychological landscape. In R. Wallterstein & L.

Goldberger (Eds.), Ideas and identities: The life work of Erik Erikson. Madison, CT: International Universities Press.

McAdams, D., &: de St. Aubin, E. (Eds.). Generativity and adult development. Washington, DC:

American Psychological Association.

Peterson, B. (1998). Case studies ofmidlife generativity: Analyzing motivation and realization. In D.

McAdams & E. de St. Aubin (Eds.). Generativity and adult development. Washington, DC: American Psychological Association.

Roazen, P. (1976). Erik Erikson: The power and limits of a vision. New York: Free Press.

Sheehy, G. (1977). Passages. New York: Basic Books.

Sheehy, G. (1995). New passages. New York: Ballantine.

Smelser, N. (1998). Erik Erikson as social scientist. In R. Wallterstein & L. Goldberger (Eds.). Ideas and identities: The life work of Erik Erikson. Madison, CT: International Universities Press.

Weiland, S. (1994). Erik Erikson: Ages, stages, and stories. In D. Shenk & W. Achenbaum (Eds.), Changing perceptions of aging and tke aged. New York: Springer.

Wallerstein, R., & Goldberger L. (Eds.). Ideas and identities: The life work of Erik Erikson. Madison, CT: International Universities Press.

Глава 9. Вильгельм Райх и психосоматика «Жизнь тела — это жизнь ощущений и эмоций. Именно тело ощущает подлинный голод, подлинную радость от созерцания солнца или снега... подлинный гнев, подлинную печаль, подлинную нежность, подлинную теплоту, подлинную страсть, подлинную ненависть, подлинное горе. Все наши эмоции принадлежат телу а разум лишь осознает их» (Д. Г. Лоуренс, 1955).

В этой главе мы поговорим о деятельности Вильгельма Райха, основоположника так называемой психосоматики, а также телесно-ориентированной психотерапии. Его можно назвать крестным отцом всех методов современной терапии, имеющих отношение к эмоциональной жизни нашего тела.

«Вряд ли кто-либо другой, кроме Райха, столь последовательно и упорно разрабатывал критические, революционные аспекты теории психоанализа» (Robinson, 1969, р. 10).

Вильгельм Райх был членом Венского кружка психоаналитиков и вел в нем семинар технической подготовки для молодых психологов. В своей собственно терапевтической деятельности он придавал огромное значение работе с физическими проявлениями характера индивида;

особенно его интересовали так называемые хронические мускульные зажимы человеческого тела, которые он назвал телесным панцирем. Кроме того, он уделял большое внимание роли общества в формировании подсознательных, в особенности сексуальных, запретов в сознании индивида.

Уникальный вклад Райха в психологию заключается в том, что он, во-первых, настойчиво и упорно подчеркивал единство тела и разума, во-вторых, в свои психотерапевтические исследования всегда включал проблемы, связанные с человеческим телом, и, в-третьих, разработал концепцию характерного панциря. Райх полагал, что к каждому пациенту следует подходить как к целостному организму, эмоциональные проблемы которого можно понять, лишь рассматривая его как цельное существо. Райха можно с уверенностью назвать пионером в таких областях, как сексуальное воспитание и гигиена, психология политики и социальной дисциплины и связь между психологией, биологией и физикой. Во всей своей деятельности Райх был смелым и настойчивым новатором, чьи идеи надолго опередили свое время.

Биографический экскурс Вильгельм Райх (Wilhelm Reich) родился 24 марта 1897 года в Галиции, в то время эта область с немецко-украинским населением входила в состав Австро-Венгрии. Его отец, зажиточный хуторянин еврей, был человеком ревнивым и властным, державшим жену и детей в ежовых рукавицах. Своим детям он не дал никакого религиозного воспитания, и по его требованию в доме говорили только по немецки. В результате Вильгельм не общался ни с детьми местных украинских крестьян, ни с детьми говорящих на идиш евреев. Лишь брат на три года младше его самого был его единственным товарищем и соперником.

Райх боготворил свою мать. Когда мальчику было 14 лет, мать покончила с собой, вероятно, после того, как он сообщил отцу о ее романе со своим учителем. Смерть жены оказалась сильным ударом для отца Райха. Он заболел воспалением легких, которое перешло в туберкулез;

через три года его не стало. Брат Райха также умер от туберкулеза в возрасте 26 лет. Семейные трагедии, последовавшие одна за другой, оставили в душе Райха неизгладимый след.

После смерти отца Райх взял на себя руководство хозяйством, но учебу не оставил. В 1916 году война докатилась и до его родной земли, в результате все, чем он владел, было уничтожено. Райх вступил в ряды австрийской армии и, получив офицерский чин, воевал на фронтах Италии. В 1918 году Райх поступил в медицинскую школу Венского университета. Не прошло и года, как он стал практикующим членом Венского психоаналитического общества. В 1922 году, в возрасте 25 лет, он получил ученую степень по медицине.

Еще студентом Райх принимал участие в политической деятельности и впоследствии пытался примирить теории Маркса и Фрейда. В университете он познакомился с Анни Пинк, также изучавшей медицину, которая стала его пациенткой, а потом и первой женой;

позже она и сама занялась психоанализом (Reich, 1990).

В 1922 году в Вене Фрейд основал психоаналитическую клинику, и Райх стал его первым ассистентом, а потом заместителем директора. В 1924 году Райх руководил Семинаром психоаналитической терапии — первым институтом, в котором обучались будущие психоаналитики. К нему приходило множество молодых аналитиков, как в качестве пациентов, так и для обучения. К году у него повысился интерес к проблемам, связанным с социальными переменами, в результате чего он сократил свою лечебную практику, поскольку оказался вовлеченным в общественно-политическую деятельность. Фрейд оказал ему в этом поддержку (Mann & Hoffman, 1980).

«Где и как пациент может проявлять свою естественную сексуальность, когда из недр подсознания она вырвалась на свободу? Фрейд не только и словом не обмолвился об этом, но даже, как оказалось впоследствии, на дух не выносил самой постановки подобного вопроса. Отказавшись от разрешения этой коренной проблемы и постулируя биологически обусловленную тягу человека к страданию и смерти, Фрейд, в конце концов, собственными руками воздвиг перед собой непреодолимые препятствия» (Reich, 1973, р. 152).


В разное время Рейх сам проходил сеансы личного психоанализа у различных аналитиков, но по тем или иным причинам разрывал с ними отношения. В 1927 году он обратился с просьбой к Фрейду провести с ним курс психоанализа, но тот отказался сделать для него исключение из своего твердого правила никогда не проводить анализ с членами Психоаналитического кружка. К тому времени конфликт Райха с Фрейдом обострился. Его причиной отчасти стал отказ Фрейда подвергнуть Райха анализу, а отчасти конфликт коренился в различных теоретических подходах к учению. Фрейд не разделял бескомпромиссной убежденности Райха в том, что причина всех неврозов — это сексуальная неудовлетворенность. К этому времени у Райха обострился туберкулез, и несколько месяцев он провел на лечении в одном из санаториев Швейцарии.

Вернувшись после болезни в Вену, Райх принял на себя прежние обязанности. Кроме того, он занялся крайне активной политической деятельностью и в 1928 году вступил в коммунистическую партию. На следующий год Райх принимал участие в устройстве первой клиники сексуальной гигиены для рабочих, которая предоставляла открытую информацию о контроле за рождаемостью, о воспитании детей и о сексуальном воспитании.

В 1930 году Райх переехал в Берлин, главным образом потому, что хотел пройти курс психоанализа у Шандора Радо, одного из ведущих психоаналитиков того времени. К психоаналитику, живущему не в Вене, он обратился по той причине, что среди венских ученых росло недовольство его политической деятельностью. В Берлине Райх еще больше увлекся идеями коммунистического движения и связанным с этими идеями движением за гигиену. Выступая с лекциями и оказывая помощь в создании гигиенических центров, он проехал по всей Германии.

«Жизненный процесс есть процесс сексуальный — оба понятия идентичны, и это экспериментально доказанный факт... Во всем, что живет, пульсирует вегетативная сексуальная энергия» (Reich, 1961, р. 55).

Результатом его политической деятельности и радикальной программы сексуального воспитания стало то, что Райх вскоре оказался непопулярен как в среде психоаналитиков, так и у коммунистов. В 1933 году его исключили из Германской коммунистической партии. А вслед за этим, в 1934 году, он был исключен и из Международной ассоциации психоаналитиков.

В 1933 году, с приходом Гитлера к власти, Райх эмигрировал в Данию. Покинув Берлин, он одновременно разошелся с женой;

причиной тому послужили различия характеров, а также политических и профессиональных взглядов. Годом ранее Райх познакомился с Эльзой Линденберг, балериной и членом ячейки коммунистической партии, куда он входил. Она приехала к Райху в Данию, и там они поженились. Противоречивые теории Райха привели к тому, что из Дании, а впоследствии и из Швеции он был изгнан.

Итак, в течение всего шести месяцев Райх был исключен из таких крупных организаций, как коммунистическая партия и ассоциация психоаналитиков, а также изгнан из трех стран. Не удивительно, что последующие его работы носят полемический и, можно сказать, защитный характер.

В случае с Райхом некоторая степень паранойи была небеспочвенна и имела вполне рациональное объяснение в его жизненной ситуации.

В своей последующей карьере Райх отвергал идеи социализма и коммунизма, так как чувствовал, что они в конечном счете приносят в жертву идеологии гуманистические идеалы. В результате он стал считать себя индивидуалистом и с большой подозрительностью относился к политике и политическим деятелям.

В 1934 году Райх и его жена Эльза переехали в столицу Норвегии Осло, где он в течение пяти с лишним лет читал лекции и вел исследовательскую работу в области психологии и биологии. Спустя три года относительного покоя Райх стал мишенью разнузданной газетной кампании: пресса обрушилась на него за то, что он неустанно подчеркивал идею о сексуальной основе всякого невроза;

нападкам также подверглись его лабораторные опыты с биоэнергией. Он оказывался во все большей и большей изоляции, отношения с Эльзой ухудшались, и в конце концов она ушла от него.

В 1939 году Райх получил предложение занять пост адъюнкт-профессора лечебной психологии в нью-йоркской Новой школе социальных исследований. Он упаковал свою лабораторию и переехал в Соединенные Штаты. В Нью-Йорке Райх познакомился с Ильзе Оллендорф, беженкой из Германии, которая стала его ассистенткой, а потом и женой.

Райх стал основателем Института оргона, целью исследований в котором было изучение энергии оргона, или жизненной энергии. В результате лабораторных экспериментов он пришел к выводу, что основу всех живых организмов составляет жизненная энергия и что эта биологическая по природе энергия лежит в основе фрейдовской концепции либидо. Райх принялся проводить опыты с аккумуляторами энергии оргона: специальными ящиками и другими приспособлениями, которые, как он утверждал, накапливают и концентрируют энергию оргона. Он обнаружил, что некоторые заболевания, возникшие в результате расстройства так называемого «автоматического аппарата», можно с различной степенью успеха излечить, восстанавливая у пациента нормальное течение энергии оргона.

Лечение осуществлялось воздействием аккумулированной энергии оргона высокой концентрации и было призвано избавить пациента от таких болезней, как рак, ангина, астма, гипертония и эпилепсия.

«Вам нужен благонравный гений, скромный и приличный, такой, у кого ни сучка ни задоринки;

короче, во всем умеренный и аккуратный;

вам не надо бунтарей, не желающих есть с вашей руки»

(Reich in: Mann & Hoffman, 1980, p. 19).

В 1954 году Управление фармакологии и пищевой промышленности приняло постановление, направленное против распространения и дальнейшего использования аккумуляторов. Согласно этому постановлению, утверждение Райха о том, что аккумуляторы энергии оргона способны с успехом применяться для лечения, признано несостоятельным. Государство также наложило запрет на продажу большинства книг, написанных Райхом, и издаваемых им журналов. Однако Райх нарушил постановление и продолжал свои исследования, считая, что суд не обладает достаточной компетенцией, чтобы выносить приговоры относительно научных фактов. В конце концов его обвинили в неуважении к суду и приговорили к двум годам тюрьмы. Все его книги и другие публикации, многие из которых не имели никакого отношения к производству и продаже аккумуляторов, были сожжены. Райх умер в федеральной тюрьме от болезни сердца.

Идейные предшественники На профессиональную деятельность Райха глубокое влияние оказали два течения современной мысли: теория психоанализа и марксизм. Свое учение Райх строил непосредственно на основе теории и практики психоанализа. В поисках наиболее эффективной психотерапевтической техники Райх все больше внимания уделял работе с человеческим телом и анализу его проявлений. Фрейдовская концепция либидо вдохновила его на исследования, касающиеся роли биологической энергии в процессе функционирования человеческого организма.

Интерес к работам Маркса и собственная социальная активность подвигли Райха на организацию общественных клиник, что явилось его практической попыткой примирить теории Маркса и Фрейда.

Вместе с тем именно эта активность породила враждебное отношение к нему со стороны большинства коллег-психоаналитиков и вынудила его разработать собственную теорию.

Психоанализ В основе большинства трудов Райха лежит теория психоанализа. Ранние его работы опираются главным образом на такие понятия, как характер и личностный панцирь, которые сформировались на основе психоаналитической концепции потребности эго в собственной защите от действий сил инстинкта. По мысли Райха, характер индивида постоянно и последовательно демонстрирует примеры подобной защиты. Райх усмотрел связь этих защитных реакций со специфическими проявлениями защитных функций мускулатуры. Другими словами, всякий образчик защитной реакции личности характеризуется соответствующими жестами и позами. В своей терапевтической деятельности Райх неустанно подчеркивал необходимость ослабления и в конечном счете полного устранения мускульных защитных реакций при одновременном анализе имеющегося психологического материала. Таким образом, терапевт получает возможность облегчить процесс психоанализа, во время которого пациент высвобождает собственные эмоции, заблокированные мускульным панцирем, выкованным еще в раннем детстве.

Если пациента лечить, и лечить достаточно долго, то благодаря анализу он непременно придет к управляемой и удовлетворительной генитальной жизни (Reich, 1976, р. 17).

Позднейшие труды Райха, связанные с жизненной энергией, или энергией оргона, в значительной степени основаны на фрейдовской концепции либидо. Поздние теоретики психоанализа склонны преуменьшать значение этой концепции;

Фрейд, однако, особенно в своих ранних работах, считал либидо подлинной психической энергией, которая потенциально поддается измерению.

«[Либидо] обладает всеми количественными характеристиками (хотя у нас нет пока инструмента для его измерения) и способно возрастать, уменьшаться, перемещаться, разряжаться;

оно распространяется по следам мыслей и понятий, оставленных в нашей памяти, подобно тому как электрический разряд распространяется по поверхности тела» (Freud in: Rycroft, 1971, p. 14-15).

Райх расширил фрейдовскую теорию либидо, включив в это понятие все основные биологические и психологические процессы, протекающие в человеческом организме. Он полагал, что чувство удовольствия, например, характеризуется движением энергии от центра организма к периферии и далее во внешний мир, что беспокойство есть втягивание организмом энергии, то есть движение ее из внешнего мира обратно в организм. В конце концов Райх стал рассматривать терапию как процесс, который систематическим разблокированием мышечного панциря позволяет энергии свободными потоками перемещаться по телу. Он полагал, что блокировка мышечного панциря искажает и разрушает естественные эмоции и, в частности, подавляет сексуальность и препятствует оргазму. Райх, как и Юнг, в своих исследованиях проходил через различные пласты сознания и бессознательного личности, расширяя и углубляя уровни ее функционирования (Conger, 1988). Но ни одна из его работ не была принята Фрейдом и его последователями.


«Все наши неврозы есть результат застоя (сдерживания) сексуальной энергии... Каждодневный клинический опыт не оставляет никаких сомнений: устранение сексуального застоя оргазменным выбросом само по себе устраняет всякое проявление невроза» (Reich, 1961, р. 189).

Марксизм Попытки Райха примирить два, пожалуй, самых значительных течения современной западной мысли — теории Фрейда и Маркса — побудили его посвятить этому предмету несколько своих книг (Robinson, 1969). В них он утверждал, во-первых, что психоанализ — это «материалистическая наука», которая имеет дело с. реальными переживаниями и нуждами человека;

во-вторых, что эта наука опирается на диалектический метод анализа и разрешения конфликтов в психике человека;

и, в-третьих, что психоанализ — наука революционная в том смысле, что критику Марксом буржуазной экономики она дополняет критикой буржуазной морали, в основе которой лежит подавление сексуальности.

«Любой общественный порядок вырабатывает в каждом члене общества такие характерные особенности, какие требуются данному порядку для достижения его собственных целей» (Reich, 1970b, p. 23).

В своем труде под названием «Массовая психология фашизма» (1970b) Райх проводит глубокий анализ корней всякой идеологии в характере индивида;

тема эта, по его мнению, Марксом была разработана недостаточно. За двадцать лет до того, как проблемы теории авторитарной личности стали популярны в социальных науках, Райх уже пытался понять связь между предрасположенностью немцев к авторитаризму и формированием личности у немецких детей из мелкобуржуазных семей.

В психоаналитических кругах политические интересы Райха возбудили даже большую полемику, чем его теоретические идеи. В тяжелом политическом климате Австрии и Германии 30-х годов членство Райха в коммунистической партии и его общественно-политическая деятельность создали определенную напряженность в отношениях с коллегами-психоаналитиками. Перед Райхом поставили требование прекратить всякую политическую деятельность. Когда же он отказался, его исключили из Германской ассоциации психоаналитиков.

Основные понятия Источником всех основных постулатов Райха, таких, как идея биоэнергии, или энергии оргона, идея основополагающей роли сексуальности в жизни человека, является фрейдовская концепция либидо. Вкладом Райха в психоанализ явилось также понимание человеческой личности как единой защитной структуры. Кроме того, он ввел в научный обиход понятие личностного панциря как физического аспекта защитного механизма личности.

Биоэнергия В работах, посвященных мускульному панцирю, Райх обнаружил, что расслабление хронически напряженных мышц часто сопровождается странными физическими ощущениями, а именно: чувством сильного тепла или холода, покалывания, зуда и эмоциональным возбуждением. На основании этих данных он сделал вывод, что подобные ощущения являются результатом движения освобожденной биологической энергии, или биоэнергии, которую он позднее назвал энергией оргона.

Райх обнаружил также, что мобилизация и высвобождение биоэнергии суть важнейшие стадии в процессе сексуального возбуждения и оргазма. Он назвал этот процесс формулой оргазма;

по его мнению, данный процесс характерен для любого живого существа и состоит из четырех основных этапов (1973, впервые опубликовано в 1942 году):

«1. Наполнение половых органов жидкостью — механическое напряжение.

2. Последующее интенсивное возбуждение — биоэнергетический выброс.

3. Переход сексуального возбуждения в мускульные сокращения — биоэнергетический выброс.

4. Последующее физическое расслабление — механическая релаксация.»

В результате физического контакта в телах партнеров накопляется энергия, освобождаемая в процессе оргазма, который по сути своей является феноменом биоэнергетического выброса.

Полноценный выброс возможен только у тех людей, кто, так сказать, не покрыт защитным панцирем.

Коллеги же Райха по психоанализу мужской оргазм приравнивали к эякуляции и выдвинутого им нового определения оргазма понять не сумели.

Энергия оргона Шаг за шагом Райх расширял исследования физического функционирования своих пациентов, переходя к лабораторным изысканиям в таких сферах, как физиология и биология, а в конце концов к изысканиям в области физики. Он пришел к мысли о том, что биоэнергия в живом организме есть разновидность космической энергии, присутствующей во всех вещах. Для обозначения этой энергии, взяв за основу два слова — организм и оргазм, он отчеканил собственный термин: энергия оргона. Райх толковал его следующим образом: «Космическая энергия оргона действует в живом существе как особая биологическая энергия. И как таковая, она управляет деятельностью всего организма и проявляется в эмоциях, а также в чисто биофизическом движении органов» (Reich, 1976, р. 393).

«В процессе самоанализа, в стремлении обрести полноту знания, полноту интеграции своих биофункций, космическая энергия оргона в конечном счете приходит к самосознанию» (Reich, 1961, р.

52).

Широкие исследования Райха, посвященные функционированию энергии оргона, а также в смежных с этим областях были либо проигнорированы, либо отвергнуты большинством ученых и критиков. Его открытия противоречили целому ряду устоявшихся теорий как в физике, так и в биологии, а кроме того, с точки зрения экспериментальной науки, его работы были, разумеется, не всегда безупречны. Тем не менее результаты его исследований не только не были опровергнуты, но даже не подверглись рассмотрению или ответственному разбору со стороны серьезной научной критики. Вот что сказал по этому поводу один из психологов, работавших с Райхом:

«На протяжении более чем двадцати лет с того момента, как Райх объявил о своем открытии энергии оргона, не было опубликовано ни одного факта, полученного в ходе какого бы то ни было добросовестного критического эксперимента с энергией оргона, который мог бы его опровергнуть...

Истина заключается в том, что, несмотря на насмешки, клевету и попытки ортодоксов «похоронить»

Райха и его учение (а возможно, и благодаря всему этому), ни в одной научной публикации не существует свидетельств, опровергающих результаты его опытов, так что и речи не может быть о каких-то систематических опровержениях целых томов научных трудов, подкрепляющих его позиции»

(Kelley, 1962, р. 72-73).

Энергия оргона обладает следующими основными свойствами (Kelley in: Mann, 1973):

«1. Не имеет массу и вес и не подчиняется закону инерции.

2. Присутствует везде, даже в вакууме, хотя и в различных концентрациях.

3. Является проводником электромагнитных и гравитационных сил и лежит в основе большинства природных явлений.

4. Находится в непрерывном движении.

5. Среда с высокой концентрацией энергии оргона притягивает эту энергию к себе из среды с меньшей ее концентрацией, что противоречит закону энтропии.

6. Формирует единства, которые становятся центрами творческой активности. В эти единства входят живые клетки, растения и животные, а также облака, планеты, звезды и галактики.»

Сексуальность человека Интерес Райха к проблемам сексуальности явился основой для формулирования главного предмета его исследований — предмета, изучению которого он посвятил всю свою научную деятельность. Будучи еще совсем молодым студентом-медиком, Райх обратился к Фрейду за помощью в организации семинара по сексологии в медицинской школе,, где он тогда учился (Higgens & Raphael, 1967). В русле же своей политической деятельности Райх оказывал помощь коммунистической партии в финансировании и организации клиник сексуальной гигиены для рабочих Австрии и Германии.

«Оргастическое вожделение, играющее столь громадную роль в жизни животных, отныне [в жизни людей] становится выражением стремления выйти за пределы самого себя, страстного желания вырваться из тесной клетки собственного организма (Reich, 1961, р. 355).

Всякий, кому удалось сохранить в себе хоть малую толику естественности, знает: физически больному человеку необходимо только одно — полное и частое генитальное удовольствие» (Reich, 1973, р. 96).

Идеи Райха, а также клиники, организованные им, далеко опередили свое время. В 30-х годах, т.

е. как раз в то время, когда за пропаганду идей планирования деторождаемости для женатых пар Маргарет Сангер оказалась в тюрьме, программа Райха в организации клиник предусматривала меры, весьма радикальные для того времени и достаточно противоречивые даже для наших дней (Boadella, 1973):

«1. Свободное распространение противозачаточных средств для всех, кто в этом нуждается;

широкое просвещение в вопросах контроля над рождаемостью.

2. Полная легализация абортов.

3. Устранение правовой дискриминации между женатыми и неженатыми парами;

полное устранение всех препятствий для развода.

4. Искоренение венерических заболеваний и устранение сексуальных проблем путем широкого сексуального просвещения.

5. Подготовка и обучение врачей, учителей и представителей других профессий в вопросах, связанных с сексуальной гигиеной.

6. Отказ от наказаний за сексуальные правонарушения в пользу лечения их причин.»

Райх придавал особое значение свободному выражению сексуальных и эмоциональных переживаний в рамках зрелых любовных отношений. Он всегда подчеркивал, что энергия, которую он изучает, есть энергия по природе своей сексуальная. Он обнаружил, что наиболее закрытой блокированной частью телесного пространства его пациентов является тазовая область. Цель терапии, согласно Райху, есть устранение в теле пациента всех блокировок, чтобы тот смог обрести способность к полноценному оргазму;

по мнению Райха, у большинства людей эта способность заблокирована.

Радикальные взгляды Райха на сексуальность человека привели к непониманию его трудов, извращению их смысла, к злобным (и необоснованным) нападкам на него лично, а также на его деятельность, какой бы области она ни касалась.

Характер Концепция характера была сформулирована Фрейдом в 1908 году. Райх творчески развил эту концепцию: он был первым аналитиком, который стал обращать внимание не только на симптомы заболевания пациента, но и на природу и функционирование его личности как единого целого.

«Именно «как»... т. е. форма поведения и общения гораздо более важна, нежели содержание того, о чем пациент рассказывает аналитику. Слова лгут. Способ их подачи — никогда» (Reich, 1973, р. 171).

Райх полагал, что всякий характер состоит из двух основных компонентов: врожденных установок по отношению к миру, а также реакции на различные ситуации. Он включает в себя психологические установки и ценности, стиль поведения (застенчивость, агрессивность и так далее) и физические установки (поза, привычка держаться и двигаться, владеть собственным телом). Анализ личности по Райху продолжает оставаться важнейшим инструментом в современной психотерапии (Josephs, 1995).

«Поведение пациента (манеры, облик, речь, выражение лица, манера рукопожатия) не только крайне недооценивается с точки зрения анализа, но обычно вообще не принимается во внимание»

(Reich, 1976, р. 34).

Характерный панцирь Райх полагал, что характер формируется как некая защитная структура, обращенная против возникающей в сознании ребенка тревоги, вызванной интенсивными сексуальными переживаниями и сопровождающим их страхом наказания. Первая защитная реакция направлена на подавление этих переживаний, которые со временем начинают сдерживать сексуальные импульсы. Поскольку защитные механизмы постепенно активизируются и начинают действовать автоматически, они преобразуются в устойчивые черты характера, которые и составляют систему характерного панциря индивида.

Характерный панцирь включает в себя все репрессивные защитные силы, обладающие отчетливой и согласованной структурой внутри каждого субъекта.

Черты характера не являются симптомами невроза. Различие между этими двумя понятиями, как считал Райх, заключается в том, что симптомы невроза (такие, скажем, как иррациональные страхи, или фобии) переживаются индивидом как внешние, чуждые элементы психики, в то время как невротические черты характера (болезненная аккуратность, болезненная застенчивость) принимаются индивидом как неотъемлемая часть собственной личности. Человек может жаловаться на свою крайнюю застенчивость, но эта застенчивость не представляется ему лишенной всякого смысла, иррациональной, патологической, каковыми являются симптомы невроза. Защитные механизмы личности нелегко искоренить, поскольку они достаточно хорошо рационализированы в сознании индивида и переживаются как часть системы его самооценки.

«Конфликт, исчерпанный до конца в определенном возрасте, всегда оставляет за собой след в характере человека... проявляющий себя в степени закалки его характера» (Reich, 1973, р. 145).

Райх постоянно призывал своих пациентов ясно осознавать собственные черты характера. Он часто имитировал их характерные жесты и позы или другие особенности поведения (нервическую улыбку, например) или же заставлял самих пациентов повторять и подчеркивать их. Когда пациент переставал относиться к внешним проявлениям своего характера как к само собой разумеющемуся, его мотивация к изменению в лучшую сторону усиливалась.

Генитальный характер Термин генитальная личность Фрейд использовал для обозначения конечного уровня психосексуального развития индивида. Райх же применял этот термин по отношению к людям, обладающим оргастической потенцией: «Оргастическая потенция есть способность отдаваться потоку биологической энергии, для которой не существует никаких препятствий;

способность полностью освободить заблокированное сексуальное возбуждение непроизвольными, доставляющими удовольствие конвульсиями своего тела» (1973, р. 102). Райх обнаружил, что, если пациент ослабляет свой панцирь и наращивает оргастическую потенцию, многие области невротического функционирования изменяются сами собой. Вместо жестких невротических рычагов, используемых в регулировании своего поведения, индивид обретает способность к саморегуляции. Райх считал, что человек, способный к саморегуляции, исповедует принципы естественной, а не принудительной морали.

Он совершает поступки в соответствии со своими собственными склонностями и чувствами, а не следует кодексам, навязанным извне, или требованиям, предписанным другими.

«На основании широчайшего клинического опыта я могу с уверенностью сказать, что лишь в незначительных случаях в истории нашей цивилизации сексуальный акт был основан на чувстве любви.

Обоюдная злоба, ненависть, проявление садистских эмоций и презрение — неотъемлемая часть любовных переживаний современного человека» (Reich in: Rycroft, 1971, p. 81).

После курса терапии Райха многие пациенты, прежде ведшие беспорядочную половую жизнь, становились более отзывчивыми и непроизвольно стремились к более длительным и законченным отношениям. А те, кто пребывал в безрадостном состоянии брака без любви, обнаруживали, что они не способны более вступать в сексуальный контакт с супругом только по обязанности.

Человек, которого, по мнению Райха, можно называть генитальной личностью, не обременен панцирем системы психологической защиты. Он и так способен, когда это необходимо, защитить себя от опасности, оградить от враждебного окружения, то есть в нужный момент создать себе такой панцирь. Однако он делает это сознательно и, когда панцирь не нужен, обходится без него.

Райх писал, что генитальная личность — это человек, который переработал свой эдипов комплекс таким образом, что отпала всякая необходимость обращать на него внимание, а тем более подавлять. Суперэго становится «сексоутверждающим», и наступает общая гармония между ним и другим важнейшим компонентом личности, в фрейдистской психологии обозначенным термином оно (Reich, 1976). Генитальная личность способна переживать оргазм свободно, при этом извергая все лишнее либидо. Климакс у таких людей характерен полной отдачей собственной сексуальности и ничем не сдерживаемыми непроизвольными движениями;

движения же личности, закованной в защитный панцирь, напротив, принудительны, неестественны и даже носят насильственный характер.

Динамика Психологическое совершенствование Совершенствование Райх определял как процесс разрушения психологического и физического защитного панциря, процесс становления свободной и открытой человеческой личности, способной наслаждаться доставляющим полное удовлетворение оргазмом.

«Только наше ощущение естественных процессов внутри и вне нас самих обладает ключом к глубочайшим загадкам природы... Через сито ощущений проходят все наши внутренние и внешние раздражители. Ощущения — вот связующее звено между нашим эго и внешним миром» (Reich, 1961, р.

275).

В системе Райха мышечный панцирь делится на семь основных сегментов, состоящих из мышц и органов, обладающих связанными между собой экспрессивными функциями. Эти сегменты формируют семь горизонтальных кругов, находящихся под прямым углом к позвоночнику и туловищу. Центры их располагаются в области глаз, рта, шеи, груди, диафрагмы, живота и таза. Семь панцирных сегментов Райха довольно близко соотносятся с семью чакрами кундалини-йоги, которые мы рассматриваем в главе 14, хотя полным это соответствие назвать нельзя. Интересно заметить, что в своей работе Райх движется от верхнего сегмента вниз, т. е. работа с пациентом считается законченной, когда наиболее важный, по его мнению, защитный сегмент, расположенный в области таза, раскрыт и заряжен энергией. В йоге же, напротив, движение происходит от основания позвоночника вверх, и работа йога считается законченной, как только раскрывается и заряжается энергией тысячелепестковый лотос мозга, который здесь считается важнейшей чакрой. Более подробное обсуждение этой проблемы предлагает в своей работе Боаделла (Boadella, 1987).

Согласно Райху, энергия оргона естественно перетекает вверх и вниз по телу, двигаясь параллельно позвоночнику. Защитные панцирные круги располагаются перпендикулярно ее течению и препятствуют ему. Райх указывал на то, что вовсе не случайно человек западной культуры, когда он хочет сказать «да», двигает головой сверху вниз и обратно, то есть в тех направлениях, по которым течет в нашем теле энергия;

когда же он говорит «нет», голова его движется из стороны в сторону, то есть параллельно элементам защитного панциря.

«Возможность вырваться из ловушки существует. Однако для того чтобы удрать из тюрьмы, необходимо прежде всего признать, что ты именно сидишь в тюрьме. Наша эмоциональная структура, структура личности — вот наша ловушка. Мало проку в хитроумных системах, толкующих о природе ловушки, ведь для того чтобы вырваться из нее, нужно просто хорошо знать устройство этой ловушки, и тогда сумеешь найти из нее выход» (Reich, 1961, р. 470).

Защитный панцирь сдерживает свободное течение энергии и препятствует свободному выражению эмоций. Все начинается с защиты против всепоглощающей тревоги, а заканчивается формированием физической и эмоциональной смирительной рубашки.

В организме человека, облаченном в защитный панцирь, энергия оргона скована хроническими сокращениями определенных мышц. Оргон в теле человека не способен свободно циркулировать до тех пор, пока не ослаблены тиски защитного панциря... С разрушением первых панцирных блоков вместе с оргонотическими потоками и ощущениями все больше и больше проявляются движения, выражающие «уступку». Хотя полное раскрытие затрудняется теми панцирными блоками, которые еще не разрушены (Reich, 1976, р. 411-412).



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 35 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.