авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 35 |

«Роберт Фрейджер, Джеймс Фэйдимен Теории личности и личностный рост (Robert Frager, James Fadiman "Personality & Personal Growth", 5th ed., ...»

-- [ Страница 31 ] --

После эксперимента Зейгарник попросила воспроизвести содержание заданий. Анализ ответов испытуемых показал, что воспроизведение незаконченных действий превышает воспроизведение завершенных действий в 1,9 раза. Эта закономерность получила название эффекта Зейгарник. Итак, незаконченные действия запоминаются почти в два раза лучше, чем завершенные.

На основании эксперимента можно сделать вывод о том, что мнемоническая деятельность (то есть деятельность, связанная с запоминанием) определяется не закрепившимися в прошлом опыте ассоциациями, не количеством повторений, а наличием намерения сделать что-то в данный момент времени. Наличие напряженной (заряженной) системы, направленной на выполнение действия в будущем, приводило к установлению цели и обусловливало реальную деятельность данного момента — воспроизведение. Но при изменении цели деятельности лучшее воспроизведение незавершенных действий не наступает. Действенными потребностями оказываются те, которые в проблемной ситуации приводят человека к принятию решения.

М. Овсянкина, так же как и Б. Зейгарник, российская студентка Левина, решила проверить предположение о сохранении напряженности в психологической среде, если действие не завершено, следующим образом. Ее гипотеза состояла в том, что человек склонен возвращаться к выполнению незавершенных заданий.

Испытуемым предлагался ряд заданий. Под различными предлогами экспериментатор прерывала выполнение каждого из них. Затем делала вид, что не наблюдает за испытуемыми. В 86% участники эксперимента возвращались к выполнению незавершенных заданий. Таким образом, гипотеза подтвердилась. Результат этого эксперимента напоминает одну комичную ситуацию. Девочка занимается на фортепиано. Ей необходимо поупражняться в гаммах до определенного времени, скажем, до шести часов. Рядом с ней сидит папа и читает газету. Девочка множество раз подряд проигрывает одну и ту же гамму, но ровно в шесть часов вскакивает с кресла и убегает на улицу, не доиграв две ноты.

Через некоторое время папа начинает проявлять признаки легкой нервозности, а затем встает, подходит к инструменту, доигрывает те самые недоигранные две ноты и успокоенный садится обратно читать газету. Почему же девочка не доиграла до конца? Видимо, ее деятельность не была связана с гаммами.

Скорее всего она считала минуты до того момента, когда можно будет пойти погулять.



Понятно, что в описанных выше экспериментах очень важна роль экспериментатора. Он должен был владеть определенными актерскими данными. Не каждому удавалось под различными предлогами прерывать выполнение заданий, чтобы испытуемые не заподозрили чего-нибудь (Зейгарник, 1981).

Левин особо подчеркивал, что ситуация эксперимента не может быть стерильной, свободной от любого социального влияния.

Исследование замещающих действий Если мы вспомним опыт М. Овсянкиной, то отметим, что не все испытуемые вернулись к выполнению прерванных заданий. Некоторые из них «разрядили» напряжение, созданное в системе, выполнив другие задания, которые стали для них своего рода замещением.

А. Малер и К. Лиссиер повторили опыт М. Овсянкиной, но после прерывания заданий предлагали вместо них однородные. Гипотеза была следующей: однородные задания носят характер замещающих действий, то есть действий, разряжающих напряжение в системе.

Гипотеза подтвердилась — процент возврата к незавершенным заданиям был совсем невысок.

Согласно теории Левина, это объясняется тем, что квазипотребности могут находиться в состоянии коммуникации, при которой энергия из одной системы переходит во вторую. Для дифференцированной психики взрослого человека характерна высокая степень коммуникации квазипотребностей (заряженных систем). Что же касается детей и умственно отсталых людей, чья психика не обладает значительной дифференцированностью, то они часто возвращаются к незавершенным заданиям, даже если те были заменены однородными. Это объясняется затруднением процесса коммуникации между напряженными секторами, расположенными в их внутреннем пространстве поля.

Согласно теории К. Левина, динамические процессы могут также разряжаться в нереальном, то есть в воображаемом плане: мечтах, фантазиях.

На изучение замещающих действий был направлен эксперимент Слиосберг (Зейгарник Б. В., 1981). Детям давалось лакомство (шоколадка, конфетка). Через некоторое время экспериментатор предложил детям «поесть» искусственные конфетки из папье-маше. На это они реагировали агрессией и непониманием. Но когда экспериментатор перед тем, как предложить несъедобные конфетки, ввел в ситуацию игровой момент («как будто вы пришли ко мне в гости»), то эффект «понарошку» привел к тому, что дети стали «есть» ненастоящие конфеты. Следовательно, замещение может наступать в нереальном плане, что подтверждает еще одно предположение Курта Левина. Чем старше ребенок, тем легче это замещение наступает.

Из приведенных опытов можно сделать выводы:

- Замещение зависит от степени напряженности системы. Именно сила напряженности определяет эффективность замещения.

- Недостижимость цели приводит к символическому замещению (по К. Левину, замещению в «ирреальной сфере»).

Были выделены следующие типы замещения:

1. Эквивалентные. Напряжение устраняется, насыщаясь схожим по цели действием. Например, вместо того чтобы воспользоваться автобусом, человек решил поехать на метро.

2. «Pars pro toto». Человек действует в направлении первоначальной цели, но целевое действие так и не совершается. Например, человек намерен зайти в магазин, но, забыв о намерении, тем не менее проходит по улице, на которой расположен магазин.





3. Нереальные символические решения. Возникают, когда в реальности решение недостижимо.

Для исследования последнего типа замещения Т. Дембо провела следующий эксперимент.

Испытуемому, находящемуся в меловом квадрате, нужно достать цветок, находящийся вне зоны досягаемости человека. Сделать это нужно непременно рукой и ни в коем случае не выходя из квадрата.

Неподалеку стоит стул, на котором расположены различные предметы (палочки, деревянные кружки). В реальности существует два решения. Первое состоит в том, чтобы поставить стул в квадрат, встать на него коленями и, нагнувшись, достать цветок. Второе также связано с использованием стула. Он стоит вне квадрата, но испытуемый, оставаясь ногами в квадрате, облокачивается на стул и достает цветок.

Испытуемым же говорится, что существует третье решение. После некоторых попыток приходит время ирреальных вариантов. Например, предложение налить в комнату воды, и тогда цветок сам приплывет в зону досягаемости.

Человек может успокоиться на замещающей деятельности, которую можно рассматривать как символ первоначального действия. Например, М. А. Карева (1976) исследовала девушек, больных нервной анорексией (отказ от принятия пищи). Эти девушки вызывали у себя рвоту, если их кормили насильно, считали, что они ужасно располнели, хотя объективно можно было говорить о дистрофии.

Тем не менее подавляющему большинству из них было свойственно замещающее действие, связанное с едой. Они любили ходить по магазинам, готовить. Родственники говорили, что девушки их просто «закармливали». Такое поведение — характерный пример замещающего действия.

Для замещения большую роль играет уровень реальности второй (замещающей) деятельности.

Чем реальнее ее уровень, тем выше эффективность замещения. Эффективность замещения связана с достижением внутренней цели деятельности (но не внешней!). Поэтому социальные факторы очень существенны для определения реального или нереального характера события.

Внешне теория замещающих действий напоминает концепцию психологических защит З.

Фрейда. У Фрейда этот термин означает замещение либидозной (подсознательной) потребности. Для Курта Левина замещающее действие — это переструктурирование энергетической системы. С психоаналитической точки зрения потребность биологически детерминирована, а с точки зрения теории поля потребность порождается окружением. Как и основное, так и замещающее действие вызвано социумом. В теории Курта Левина замещающее действие несет в себе функцию регуляции, а не защиты.

Хотя, несомненно, общие моменты присутствуют в этих двух теориях.

Исследование забывания намерений В связи с темой замещения интересно рассмотреть вопрос о забывании намерений. То есть гипотеза состоит в следующем: намерение забывается в случае замещения его схожим. Проверка этой гипотезы была осуществлена в 1931 году Г. В. Биренбаум.

Испытуемые выполняли серию различных заданий, каждое из которых нужно было подписать. В одном из заданий от испытуемых требовалось изобразить свою монограмму. В результате почти всегда намерение (поставить подпись) забывалось при выполнении монограммы, то есть при выполнении родственного действия. Правда, если монограмма была художественно оформлена, подпись испытуемые не забывали ставить.

На основании анализа результатов эксперимента также были выявлены следующие факторы, влияющие на действенность намерения:

1. Значимость намерения. Значимое намерение сложнее заместить.

2. Эмоциональная окрашенность намерения. Эмоционально окрашенное намерение становится значимым, и его поэтому трудно заместить.

3. Степень связи с основной деятельностью. Если намерение связано с основной деятельностью, то его труднее заместить.

4. Наличная ситуация (психологическое поле). На забывание намерений могут оказать факты жизненного пространства в данный момент времени.

5. Личностные особенности испытуемых.

Если намерение связано с основной деятельностью, то оно не забывается. Забывание такого намерения происходит при деструкции деятельности.

Исследование уровня притязаний Ученик Курта Левина Фердинанд Хоппе положил начало исследованию уровня притязаний. Он предположил, что деятельность человека зависит не от объективных характеристик сложности работы, а от его оценки собственных возможностей в решении проблемы, то есть от уровня притязаний.

Эксперимент Хоппе заключался в следующем. Участникам предлагалась серия от 14 до заданий. Испытуемые знали, что задание тем сложнее, чем выше его порядковый номер, и имели возможность сами выбирать трудность выполняемого задания. По ходу решения заданий они могли менять последовательность их выполнения и, когда сочли бы нужным, закончить работу.

В результате выявилось, что выбор степени трудности задания зависит от успешного или неуспешного выполнения предыдущего задания, а само переживание успеха или неуспеха зависит от отношения испытуемого к цели.

На основании анализа результатов эксперимента были сделаны следующие выводы:

1. Деятельность прекращается после успеха, если наблюдается нарастание уровня притязаний, который из-за достигнутой границы возможностей или из-за структуры самого задания невозможно удовлетворить. То есть если человек решил задание, но чувствует, что более сложное ему не осилить, он, прочтя условие этого последнего задания, принимает решение о прекращении работы.

2. Деятельность прекращается после ряда неудач, если потеряна малейшая возможность прийти к успеху.

3. Единичный успех после многих неудач ведет к прекращению деятельности, если неудачи доказали невозможность успеха при более высоком уровне притязаний.

Итак, каждое действие испытуемого получает свой смысл только в свете стремления к более высокой (идеальной) цели.

Исследование фрустрации В 1941 году Курт Левин совместно с учениками, Барнером и Дембо, изучал поведение детей в ситуации фрустрации. Он решил проверить свою так называемую дедифференционную гипотезу. Суть ее можно сформулировать следующим образом: в условиях фрустрации поведение становится более дедифференцированным, то есть менее разнообразным, менее гибким. Напомним, что, согласно теории поля, как внутреннее пространство человека, так и его жизненное пространство состоит из ряда секторов. Определенное количество таких секторов во внутренней части некоторым образом обеспечивает гибкость в поведении человека, а следовательно, возможность реагировать на изменения в жизненном пространстве. Согласно гипотезе Курта Левина, в ситуации фрустрации внутреннее пространство ограничивается сектором, связанным с более ранними (а следовательно, и менее конструктивными) формами поведения. В процессе эксперимента психологи наблюдали за играющими детьми 2—6 лет. Как известно, в каждом возрасте игра имеет свои особенности, и по тому, как и во что ребенок играет, можно определить его возраст. В ситуации фрустрации (исчезновение игрушки и пр.) дети в среднем регрессировали до возраста семнадцати месяцев, что подтвердило гипотезу Левина (Hothersall, D., 1995).

Исследование стилей лидерства Исследования стилей руководства берут свое начало с эксперимента Липпита, ученика Левина, проводившегося с участием десятилетних детей. Ребята встречались 11 раз после школьных занятий для того, чтобы делать театральные маски. Липпит поделил их на две группы, в которых играл разные роли — соответственно авторитарному и демократичному стилям руководства. В первой группе он единолично принимал решения и заставлял детей их выполнять. Вторая же группа имела возможность выбора вида деятельности и участия в принятии решений. Наблюдения за поведением детей показали, что в группе с авторитарным стилем руководства ребята чаще ссорились и проявляли друг к другу враждебное отношение. Сталкиваясь с проблемами, члены такой группы чаще были склонны находить «козлов отпущения», а не искать выход из затруднительного положения. В группе с демократичным стилем руководства дети были более дружелюбны друг к другу, легче находили решения возникавших проблем (Hothersall D., 1995).

В том же 1939 году Левин с коллегами (Липпитом и Уайтом) решили провести схожий эксперимент с расширенным числом участников. Они сформировали четыре клуба, в которых десятилетние мальчики занимались различными видами деятельности. К двум стилям (авторитарному и демократичному) они добавили еще третий: попустительский («laissez-faire» — невмешательство, попустительство). Это произошло почти случайно. Один из экспериментаторов стал вести себя слишком мягко, предоставив все решать самим детям. Левин, наблюдавший за ходом эксперимента, сразу же это отметил и предложил выделить третий стиль.

Через каждые шесть месяцев в группах менялся лидер и соответственно стиль руководства. В результате исследователи сделали следующие выводы. Авторитарный стиль руководства был причиной повышения агрессии и жестоких шуток. Увеличение агрессии отмечалось и при переходе от авторитарного к попустительскому стилю. Но все группы предпочитали демократичный стиль двум другим. Переход от авторитарного стиля к демократичному занимает больше времени, чем наоборот — от демократичного к авторитарному. Именно на основании этого исследования Левин, как вспоминает его ученик и коллега Марроу, сказал: «Автократия присуща человеку, а демократии нужно учиться».

Руководитель может действовать в группе в качестве эксперта, катализатора, дирижера и образца участника. Классификация, предложенная Левиным и коллегами, сейчас является самой популярной, но, как это часто бывает, мало кто помнит, кому она принадлежит.

Для размышления Какие из феноменов, описанных в вышеизложенных исследованиях, вы наблюдали в жизни?

Приведите примеры. Как бы вы могли использовать их в своей практической деятельности?

-- Оценка Психологическая теория поля явилась практическим инструментом для анализа феноменов психической реальности. Конечно же, та ее часть, которая связана с математическими формулами и физическими аналогиями, не используется широко. По правде говоря, практики в ней не чувствуют необходимости. Скорее всего «естественнонаучный подтекст» явился определенным этапом, в результате которого кристаллизовалась теория поля.

Использование этого метода стимулировало появление целой плеяды исследований и теорий. И если оценивать вклад Левина по этому параметру, то он несомненно велик. Психологическая наука обогатилась рядом терминов, таких как «жизненное пространство», «уровень напряжения», «психологическая валентность», «уровень притязаний», и многими другими. Предметом психологического исследования стали реалии, которые раньше находились за рамками научной психологии: личность, мотивы, ожидания и конфликты. Благодаря Левину с конца тридцатых годов психологи стали интенсивно изучать вопросы, связанные с темой лидерства и групповой динамики.

В контексте психологической теории поля сложно говорить о ее последователях. Обычно называют Рокича и его исследования открытого и закрытого сознания, Аткинсона и его теорию мотивации, Фестингера и его теорию когнитивного диссонанса, а также многих и многих других (Холл К. С., Линдсей Г., 1999, с. 326-327). Тем не менее такая точка зрения значительно сокращает список тех, кто использовал в своей работе методологию Курта Левина. «Как указывает Дойч (1968), групповая динамика стала интегральной частью социальной психологии» (Холл К. С, Линдсей Г., 1999, с. 326).

Другой его ученик, Хайдер, писал, что «Основные представления Левина... изобилуют скрытыми неистощимыми смыслами, и это — гарантия дальнейшего развития» (Холл К. С., Линдсей Г., 1999, с.

332). Нужно четко понимать, что Левин не создал новую описательную теорию, а предоставил в распоряжение исследователей метод, инструмент, обладающий высокой эвристической ценностью и применимый в любых сферах социальной практики.

Методология действенных исследований, разработанная Куртом Левиным, активно используется при решении различных социальных проблем: от организационной психологии до образования.

Использование метода анализа жизненного пространства помогает лучше понять жизнь человека.

Итоги главы - Курт Левин — создатель психологической теории поля, которая является методом «анализа причинных соотношений и построения научных конструкций» (Левин К., 1980 а, с. 131).

- Эвристическая ценность теории поля заключается в том, что ее использование стимулирует становление и развитие новых концепций, проверку новых экспериментальных гипотез и выявление новых психологических феноменов.

- Метод анализа психологических явлений, разработанный Куртом Левиным, включает в себя определенный понятийный аппарат. Среди терминов, необходимых для анализа жизненного пространства в данный момент времени, такие как: временная перспектива, психологическая валентность, вектор, локомоция, регион и граница.

- Жизненный и творческий путь Курта Левина принято делить на два этапа: немецкий и американский. Немецкий период характеризуется созданием целостной системы анализа психологических явлений и осуществлением экспериментов, направленных на изучение незавершенных действий, забывания намерений, фрустрации и др. Американский период связан с разработкой принципов действенного исследования и применением принципов теории поля для решения практических социальных проблем. Также этот период связан с исследованием групповой динамики.

- На формирование теории Курта Левина оказали влияние достижения физики начала двадцатого века (описание явлений в терминах поля), неколичественные геометрические дисциплины (годология и топология), гештальт-психология и достижения социальных наук (социология, социальная психология и антропология).

- Курт Левин специально не интересовался непсихологическими и неосознаваемыми факторами, тем не менее предлагая их учитывать при анализе жизненного пространства. Эту сферу исследования он назвал психологической экологией.

- Стиль общения с учениками, свойственный Левину, можно охарактеризовать как демократичный. Они обсуждали научные вопросы в форме групповой дискуссии, где каждый мог высказать свое мнение. Его личность, обаяние оказали неизгладимое впечатление на всех, кто когда либо с ним работал.

Ключевые понятия Вектор (Vector). Отрезок, показывающий направление действия силы. В топологической психологии, используемой Левиным для изображения жизненного пространства в данный момент времени, с помощью векторов обозначаются направления действий (реальных и нереальных) человека.

Валентность (психологическая) (Valency). Свойство региона притягивать или отталкивать, проявляющееся в данный момент времени, то есть определяющая ценность этого региона.

Положительная валентность «притягивает» к себе, отрицательная — отталкивает от себя. Нейтральная валентность характеризует безразличие региона для человека.

Временная перспектива (Time perspective). Понятие в теории поля Курта Левина. Было введено Л. Франком. Его содержание включает в себя регионы, связанные с будущим, настоящим и прошлым, которые актуализируются в жизненном пространстве в данный момент времени. Согласно теории Левина, само по себе прошлое или будущее не оказывает влияния на поведение человека, если только эти события не включены в его жизненное пространство.

Гештальт (Gestalt). Основное понятие гештальт-психологии. Это — целостный феномен, несводимый к сумме его составляющих. Изучение принципов организации гештальтов и являлось предметом гештальт-психологии.

Гештальт-психология (Gestalt psychology). Направление психологии, оформившейся в году, направленное на изучение целостных феноменов, «гештальтов». Основатели: М. Вертгеймер, К.

Коффка и В. Келер. Впоследствии гештальт-психологом себя считал и Курт Левин. Гештальт-психологи считали, что образы не являются суммой отдельных ощущений, а представляют собой целостные феномены, формирующиеся сразу же и несводимые к отдельным элементам.

Годологическая психология (Godological psychology). Графическая форма представления жизненного пространства и, в особенности, путей, по которым «проходит» индивид от одного региона к другому. Годология — наука о направлениях и путях.

Граница (региона) (Barriers). Одно из ключевых понятий концепции жизненного пространства.

Определяется параметром прочности-слабости.

Дедифференционная гипотеза (Dedifferentiation hypothesis). Гипотеза, выдвинутая Куртом Левиным. Он предположил, что в состоянии фрустрации жизненное пространство имеет тенденцию к сокращению количества регионов, в него входящих. Следовательно, оно характеризуется меньшей дифференцированностью.

Действенное исследование (Action research). Исследование, направленное на получение некоторых изменений в пространстве организации, группы или индивида.

Дифференцированность жизненного пространства (Differentiation of life space). Параметр, характеристика жизненного пространства характеризующийся количеством регионов, в него входящих.

У маленьких детей и умственно отсталых людей, а также у людей, испытывающих фрустрацию, пространство характеризуется низкой дифференцированностью.

Жизненное пространство (life space). Ключевое понятие в психологической теории поля Курта Левина. Представляет собой конструкцию, описывающую факторы, обусловливающие психологическую реальность и поведение личности в данный момент времени. На схемах изображается обычно в форме эллипса, в котором отмечаются регионы и локомоции.

Забывание намерений (Forgotten intentions). Сфера исследования, для описания которой использовались характеристики психологической теории поля. Эксперименты студентки Курта Левина Г. В. Биренбаум показали, что намерение что-то сделать забывается, если оно замещается однородным действием.

Замещающее действие (Substitution). Действие, выполняющее функцию снятия напряженности в системе. Замещения бывают эквивалентные (схожие по смыслу), связанные с основным направлением деятельности и символические (осуществляемые в нереальной сфере).

Конфликт (Conflict). Определяется как противодействие приблизительно равных сил поля (Левин К., 1980б, с. 128).

Личность G-типа (G-type personality). Тип личности, описанный Куртом Левиным. Люди этого типа более склонны к проявлению индивидуальности, характеризующиеся негибкостью в общении и трудно приспосабливающиеся к изменениям в окружающей обстановке. Их внутреннее пространство характеризуется достаточно большим количеством регионов, относящихся к частной сфере.

Личность U-типа (U-type personality). Тип личности, описанный Куртом Левиным. Люди этого типа легко адаптируются к изменениям и обладают небольшим количеством регионов внутреннего пространства, которые относятся к частной сфере. Они более открыты, свободны.

Локомоция (Locomotion). Ключевое понятие, используемое для описания изменений в жизненном пространстве. Это действие, которое может осуществляться как в реальной, так и в ирреальной сферах.

Напряженность (региона) (Tension). Состояние региона жизненного пространства, требующее определенных действий для его «разрядки».

Психологическое пространство (Psychological space). To же самое, что и жизненное пространство. Курт Левин с середины тридцатых годов чаще стал употреблять именно этот термин.

Регионы (Regions). Понятия, используемые для описания содержания жизненного пространства человека. Каждый регион имеет свои границы и размеры, которые определяются субъективно и могут меняться в зависимости от состояния пространства в данный момент времени. Чем больше число регионов, тем большей дифференцированностью характеризуется жизненное пространство.

Сила (Force). Характеристика жизненного пространства человека, связанная с реализацией потребности, задающая направление движения от региона к региону. Различается по интенсивности и направлению.

Стили лидерства (leadership styles). Понятие, введенное Куртом Левиным и его коллегами:

Липпитом и Уайтом. Используется для характеристики отношений между лидером и группой. В результате экспериментов было выделено три стиля: авторитарный, демократический и попустительский.

Теория поля (Field theory). Метод анализа причинных соотношений и построения научных конструкций, созданный Куртом Левиным.

Топологическая психология (Topological psychology). Метод изображения жизненного пространства индивида средствами топологии (топология — наука о пространстве).

Уровень притязаний (Level of aspiration). Оценка индивидом своих возможностей в плане решения каких-то проблем, выполнения каких-то заданий.

Фрустрация (Frustration). Психическое состояние, вызванное неуспехом в удовлетворении потребности, желания. В ситуации фрустрации, как это показали эксперименты Левина и его коллег, человек склонен регрессировать к поведению, свойственному более ранним стадиям развития. Само же жизненное пространство становится менее дифференцированным.

Эффект незавершенных действий (Зейгарник) (Incomplete actions effect). Закономерность, выявленная в результате экспериментов студентки Левина, Б. В. Зейгарник. Суть ее заключается в следующем: незаконченные действия запоминаются почти в два раза лучше, чем законченные. В понятиях теории поля этот эффект объясняется необходимостью «заряженных» систем в разрядке даже при смене вида деятельности.

Библиография Асмолов А. Г. Деятельность и установка. — М.: Изд-во МГУ, 1979. — 150 с.

Головаха Е. И., Кроник А. А. Психологическое время личности. — Киев: Наукова Думка, 1984.

— 207 с.

Гришина Н. В. Курт Левин: жизнь и судьба // Левин К. Разрешение социальных конфликтов / Пер. с англ. — СПб.: Речь, 2000. — 408 с, ил.

Зейгарник Б. В. Теория личности Курта Левина. — М.: Изд-во МГУ, 1981. — 104 с.

Левин К. Определение понятия «поле в данный момент» // Хрестоматия по истории психологии (период открытого кризиса: начало 10-х — середина 30-х годов XX века). — М.: Изд-во МГУ, 1980а. — 296 с.

Левин К. Разрешение социальных конфликтов / Пер. с англ. — СПб.: Речь, 2000 а. — 408 с, ил.

Левин К. Теория поля в социальных науках / Пер. с англ. — СПб.: Сенсор, 2000б. — 368 с. (Сер.

«Мастерская психологии и психотерапии»).

Левин К. Топология и теория поля // Хрестоматия по истории психологии (период открытого кризиса: начало 10-х — середина 30-х годов XX века). — М.: Изд-во МГУ, 1980б. — 296 с.

Психологический словарь / Под ред. В. П. Зинченко, Б. Г. Мещерякова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Педагогика-Пресс, 1997. — 440 с, ил.

Психотерапевтическая энциклопедия. / Под общей ред. Б. Д. Карвасарского — СПб.: ПитерКом, 1999. — 752 с: (Сер. «Мастера психологии»).

Росс Л., Нисбет Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии / Пер. с англ. — М.:

Аспект Пресс, 1999. — 429 с.

Рудестам К. Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика Пер. с англ. / Общ ред. и вступ. ст. Л. П. Петровской. — 2-е изд. — М.: Прогресс, 1993. — 368 с., ил.

Теория поля: Курт Левин (1890-1947) // Шульц Д. П., Шульц С. Э. История современной психологии / Пер. с англ. — СПб.: Евразия, 1998. — 528 с.

Холл К. С., Линдсей Г. Теории личности. Пер. с англ. — М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999.

— 592 с. (Сер. «Мир психологии»).

Шульц Д. П., Шульц С. Э. История современной психологии / Пер. с англ. — СПб.: Евразия, 1998. — 528 с., ил.

Back K. W. This Business of Topology // The Heritage of Kurt Lewin: Theory, Research, and Practice / Journal of Social Issues. 1992., vol. 48. No 2, p. 187.

Lewin M. The Impact of Kurt Lewin's Life on the Place of Social Issues in this Work // The Heritage of Kurt Lewin: Theory, Research, and Practice / Journal of Social Issues. 1992., vol. 48. No 2, p. 15-31.

The Heritage of Kurt Lewin: Theory, Research, and Practice / Journal of Social Issues. 1992., vol. 48.

No 2, p. 187.

Hothersall, D. History of psychology. — 3rd ed. New York.: McGraw-Hill, Inc., 1995. — p. 610.

Глава 24. Джулиан Роттер и теория социального когнитивного научения Д. Чернышев Теория Джулиана Роттера основана на предположении, что когнитивные (cognitive) факторы способствуют формированию реакции человека на воздействия окружающей среды. Роттер отвергает концепцию классического бихевиоризма, согласно которой поведение формируется непосредственными подкреплениями, безусловно происходящими из окружающей среды, и считает, что основным фактором, определяющим характер деятельности человека, являются его ожидания (expectations) относительно будущего.

Главным вкладом Роттера в современную психологию, безусловно, стали разработанные им формулы, на основании которых возможно прогнозирование человеческого поведения. Роттер утверждал, что ключом к предсказанию поведения являются наши знания, прошлая история и ожидания, и настаивал на том, что человеческое поведение лучше всего можно предсказать, рассматривая взаимоотношения (interaction) человека со значимой для него окружающей средой.

Биографический экскурс Джулиан Бернард Роттер (Julian Bernard Rotter) родился 22 октября 1916 года, в Нью-Йорке, третьим, младшим сыном в семье еврейских эмигрантов. Вплоть до Великой депрессии семья Роттеров принадлежала ко вполне благополучному среднему классу, отец будущего теоретика занимался оптовой торговлей канцелярскими принадлежностями. Затем, однако, им пришлось перенести все тяготы безработицы и жизни на социальные пособия.

Депрессия пробудила в Роттере интерес к проблеме социальной несправедливости, не оставлявший его всю жизнь, а также научила его обращать внимание на значение ситуативных условий, влияющих на поведение людей.

Семья Роттеров жила в Бруклине, и юный Джулиан был постоянным читателем местной библиотеки, буквально проглотив все имеющиеся там приключенческие книги. Однажды, еще будучи школьником, он случайно подошел к полкам, где лежали книги по психологии, и нашел там «Понимание человеческой природы» Адлера, «Психопатологию обыденной жизни» Фрейда и «Сознание человека» Карла Меннингера (Karl Menninger). Адлер и Фрейд произвели на него особенно большое впечатление, и вскоре он вернулся за новыми книгами по психологии (Rotter, 1982, 1993).

Однако во время депрессии 30-х годов гуманитарные специальности не казались чем-то надежным, и Роттер поступил в Бруклинский колледж, выбрав основным предметом химию, а психологией, которой уже серьезно заинтересовался, занимался лишь факультативно. Адлер в это время преподавал в Лонг-Айлендском Медицинском колледже в качестве профессора медицинской психологии. Роттер стал посещать его лекции, присутствовал на нескольких клинических демонстрациях и в конце концов лично познакомился с Адлером, который пригласил его участвовать в собраниях Общества Индивидуальной психологии (Rotter, 1993).

В 1937 году Роттер закончил Бруклинский колледж, прослушав там больше курсов по психологии, чем по химии, и, чтобы закончить психологическое образование, поступил в университет штата Айова, где в 1938 году получил степень магистра. Стажировку по клинической психологии Роттер проходил в государственной больнице Уорчестера, штат Массачусетс, где и встретил свою будущую жену Клару Барнс. Затем Роттер поступил в университет штата Индиана и в 1941 году получил там степень доктора клинической психологии.

В 1941 году Роттер женился и занял вакансию клинического психолога в государственной больнице города Норвич, штат Коннектикут, где в его обязанности входили занятия со стажерами и ассистентами из университета штата Коннектикут и Веслианского университета. В 1942 году Роттера призвали в армию, и он провел три года в качестве военного психолога.

После войны Роттер на короткое время вернулся в Норвич, но вскоре получил работу в Государственном университете штата Огайо, к которой он привлек нескольких способных выпускников, среди которых был Уолтер Мишель. В то время Карл Роджерс только что покинул Огайо, и после этого там осталось два наиболее влиятельных психолога — Роттер и Джордж Келли. Однако Роттер был недоволен политической ситуацией, создавшейся в Огайо под влиянием маккартизма, и в 1963 году занял вакансию директора программы по обучению клинической психологии в университете штата Коннектикут. В этой должности он и продолжал работать до своего ухода в отставку в возрасте 70 лет. С 1987 года Роттер ушел на пенсию, но продолжает вести активную педагогическую деятельность. У Роттера и его жены Клары (умершей в 1986 году) было двое детей — дочь Джин и сын Ричард, который умер в 1995 году.

Наиболее значительными работами Роттера являются «Социальное научение и клиническая психология» (Social Learning and Clinical Psychology, 1954), «Клиническая психология» (Clinical Psychology, 1964), «Применение теории социального научения к личности» (Applications of Social Learning Theory to Personality, 1972) в соавторстве с Дж. Э. Ченсом (J. Е. Chance) и Э. Дж. Фаресом (E. J.

Phares), «Личность» (Personality, 1975) в соавторстве с Э. Дж. Хочрейхом (E. J. Hochreich), «Развитие и применение теории социального научения: избранные статьи» (The Development and Application of Social Learning Theory: Selected Papers, 1982), «Бланк незавершенных предложений Роттера» (Rotter Incomplete Sentences Blank, Rotter, 1966) и «Шкала доверия в человеческих взаимоотношениях» (Interpersonal Trust Scale, Rotter, 1967). Роттер принимал активное участие в деятельности профессиональных организаций, занимая должность президента Восточной психологической ассоциации и президента отделения социальной психологии и психологии личности и отделения клинической психологии Американской психологической ассоциации (АПА). Кроме того, два года Роттер работал в Совете по образованию и практической подготовке АПА. В 1988 году он получил престижную награду АПА «За выдающийся вклад в науку», а в 1989-м — награду Совета директоров программ клинической психологии университетов «За выдающийся вклад в клиническую подготовку».

Основные концепции Основной задачей теории социального научения Роттера является прогноз целенаправленного поведения человека в сложных ситуациях. Будучи интеракционистом, Роттер считает, что люди взаимодействуют со значимой для них окружающей средой (Rotter, 1982). Реакция человека на события окружающей среды зависит от значения или важности, приписываемых этим событиям. Подкрепления зависят не только от внешних стимулов, они получают свое значение благодаря мыслительным способностям человека. Точно так же и свойства личности, такие как потребности или черты, не могут быть единственной причиной поведения. Роттер полагал, что человеческое поведение проистекает из взаимодействия факторов окружающей среды и личностных характеристик.

Согласно предположению Роттера, личность в основе своей едина, то есть обладает относительной стабильностью (Rotter, 1982), однако ее свойства не являются установленными или определенными в какой-то конкретный период развития, наоборот, их можно изменять или модифицировать до тех пор, пока человек способен учиться. Хотя накопление предшествующих впечатлений придает личности некоторую стабильность, мы всегда подвластны изменениям через новые впечатления. Мы учимся на прошлом опыте, но он не является абсолютной константой, а меняется под влиянием новых впечатлений, которые воздействуют на восприятие в каждый данный момент. То есть личность формируется путем научения (Rotter, 1982).

Отвергая мнение, что люди движимы в первую очередь стремлением уменьшить напряжение или получить удовольствие, Роттер настаивает на том, что наиболее правильно объяснить человеческое поведение можно ожиданиями людей, что их действия приблизят их к цели. В этом смысл сформулированного Роттером эмпирического закона воздействия (empirical law of effect), согласно которому наиболее сильные подкрепления при прочих равных условиях люди получают тогда, когда их поведение продвигает их по направлению к предполагаемой цели. По мнению Роттера, мотивация человеческих действий целенаправленна (Rotter, 1982).

В качестве критерия для оценки подкреплений люди используют свое ощущение относительно того, насколько им удалось продвинуться к предполагаемому событию. Таким образом, человек способен предвидеть события. На этих пяти общих предположениях Роттер построил теорию личности, которая старается предсказать человеческое поведение.

Предсказание целенаправленного человеческого поведения Роттер предположил, что достаточно точные предсказания поведения людей в конкретных ситуациях можно сделать, анализируя четыре переменные: поведенческий потенциал, ожидания, ценность подкрепления и психологическая ситуация. Поведенческий потенциал (Behavior potential) относится к вероятности реализации данного поведения в конкретной ситуации;

ожидания (expectancy) — мнение человека о том, получит ли он подкрепление;

ценность подкрепления (reinforcement value) — предпочтение, оказываемое человеком определенному подкреплению;

психологическая ситуация (psychological situation) представляет собой сложную структуру сигналов, которые личность получает в определенный период времени.

Поведенческий потенциал Согласно определению Роттера, поведение состоит «из моторных акций, познания, вербального поведения, невербально выраженного поведения, эмоциональных реакций и так далее», то есть включает любую реакцию, условную или безусловную, которую можно наблюдать или измерить, прямо или косвенно. Важнейшим фактором для предсказания действий является поведенческий потенциал — «вероятность того, что любое данное поведение будет иметь место в определенной ситуации или множестве ситуаций, вычисленная по отношению к каждому отдельному подкреплению или набору подкреплений» (1975, с. 95-96). В любой психологической ситуации существует несколько поведенческих потенциалов разной силы. Представим себе Алису, студентку, которая сбежала с лекции и идет по направлению к галантерейному магазину, у нее имеется несколько поведенческих потенциалов. Девушка может пройти мимо, не заметив магазина, активно игнорировать его, зайти купить губную помаду, остановиться и подумать о том, чтобы что-нибудь купить, но не сделать этого, осмотреть здание и само заведение с намерением приобрести его или остановиться, войти и ограбить кассира. В этой ситуации потенциал некоторых видов поведения для Алисы будет приближаться к нулю, другие будут очень вероятны, остальные будут находиться между этими двумя крайними вариантами. Как предсказать, какое поведение реализуется с большей или меньшей вероятностью?

Если мы хотим узнать вероятность того, что наша студентка ограбит кассира, а, например, не купит магазин или не приобретет в нем губную помаду, мы можем, считая ожидания константой, варьировать ценность подкрепления. Если каждый из этих видов поведения с вероятностью 70% приведет к получению подкрепления, тогда мы можем предсказать относительную возможность каждого варианта, основываясь исключительно на ценности подкрепления, которое можно получить в этом случае. Если ограбление кассира для данной личности несет в себе большее позитивное подкрепление, чем новая губная помада или покупка галантерейного магазина, тогда это поведение и будет реализовано с наибольшей вероятностью.

Если все подкрепления, возможные при различных вариантах поведения, в общем равноценны, то человек выберет такой вариант, при котором он ожидает получить подкрепление с наибольшей вероятностью. Второй подход к предсказанию состоит в том, чтобы считать константой ценность подкрепления и варьировать ожидания. Более конкретно, если вознаграждения от ограбления кассира, приобретения магазина или получения губной помады расцениваются одинаково, тогда наибольший поведенческий потенциал будет иметь такая реакция, которая наиболее вероятно приведет к вознаграждению.

Ожидания Ожидание относится к субъективной вероятности того, что определенное подкрепление будет иметь место в результате определенного поведения. Эта вероятность не определяется индивидуальной историей подкреплений, как утверждал Скиннер, а является субъективным мнением человека. Конечно, реальный опыт вносит свой вклад, но такое же влияние имеют нереалистичное мышление, ожидания, основанные на недостатке информации, и фантазии до тех пор, пока человек искренне верит, что он получит вознаграждение или группу вознаграждений за определенное поведение.

Ожидания играют очень важную роль в теории Роттера, и им была разработана специальная классификация, в которой они делятся на два типа — ожидания, которые специфичны для одной ситуации, и те, что применимы к ряду ситуаций или являются наиболее общими. Для Роттера очень важны понятия обобщения (generalization) и обобщенных ожиданий (generalized expectancy).

Обобщенные (генерализованные) ожидания происходят из изучения предыдущего опыта конкретной реакции или подобных реакций и основаны на убеждении, что за определенными действиями последует позитивное подкрепление. Например, заключенные, предшествующая тяжелая работа которых была подкреплена послаблениями режима, будут иметь обобщенное ожидание награды в будущем и старательно трудиться, надеясь на амнистию. При этом общие ожидания частично определяют, сколько усилий человек будет прилагать для достижения своей цели. Человек с низким общим ожиданием успеха в деле получения престижной работы скорее всего даже не станет пробовать ее получить, в то время как человек с высоким общим ожиданием успеха приложит много усилий и устоит перед лицом неудач, стремясь к цели, которая представляется ему возможной.

В любой ситуации ожидание определенного подкрепления зависит от комбинации конкретных ожиданий и обобщенных ожиданий. Например, заключенный может иметь обобщенное ожидание, что данное количество работы на глазах у одной смены надзирателей будет вознаграждено хорошими отзывами, но может быть при этом убежден, что выполнение той же повышенной нормы при других контролерах останется невознагражденным.

Таким образом, согласно теории Роттера, общее ожидание успеха — функция одновременно обобщенных и конкретных ожиданий.

Ценность подкрепления Если считать ожидания и переменные ситуации константами, то поведение человека определяется его предпочтениями относительно возможных вознаграждений, то есть ценностью подкреплений. Ценность подкрепления определяется Роттером как «степень предпочтения, оказываемая каждому из подкреплений, если вероятности их получения равны» (Rotter & Hochreich, 1975, p. 97).

Ценность подкрепления можно проиллюстрировать на примере автомата, продающего прохладительные напитки, несколько вариантов за одну и ту же цену. Наша студентка, подошедшая к автомату, может и желает заплатить 75 центов, чтобы получить баночку лимонада. Автомат в отличном состоянии, поэтому за ее действиями со 100%-ной вероятностью последует какое-нибудь подкрепление.

Поэтому ожидания Алисы относительно получения подкреплений в виде разных сортов «Кока-Колы»

абсолютно равны. Действия Алисы, то есть то, на какую кнопку она нажмет, определяется ценностью, которую для нее имеет каждое подкрепление в виде лимонада. Конечно, в большинстве ситуаций ожидания редко бывают равными, поэтому предсказание усложняется, так как и ожидания и ценность подкреплений могут изменяться.

Согласно определению Скиннера, позитивное подкрепление — это любое событие или условие, повышающее вероятность того, что конкретное поведение будет вновь реализовано при таких же или сходных обстоятельствах. Негативное подкрепление — напротив, удаление отрицательных стимулов, также повышающее вероятность конкретного поведения. Используя ту же формулировку для позитивного подкрепления, Роттер использует термин негативное подкрепление для обозначения любого негативно окрашенного события. Для Роттера, таким образом, негативное подкрепление — синоним наказания, оно понижает вероятность того, что конкретное поведение будет повторяться (Rotter, Chance, & Phares, 1972).

Определяя ценность подкрепления, следует рассматривать не только его позитивные и негативные аспекты, но и то, является ли подкрепление внешним или внутренним. Роттер определяет внешние подкрепления (external reinforcement) как события, условия или действия, которые ценятся социальным или культурным окружением человека. Именно с точки зрения социума некое событие может оказаться ценным негативным или позитивным подкреплением. С другой стороны, и собственное восприятие человека вносит вклад в позитивную или негативную оценку событий. Этот тип подкрепления Роттер называет внутренним подкреплением (internal reinforcement). Внутренние и внешние подкрепления могут находиться как в гармонии, так и в противоречии друг с другом.

Например, если вам нравится популярное кино, то есть те же картины, что нравятся большинству людей, тогда ваши внутреннее и внешнее подкрепления от посещения этих картин находятся в согласии. Однако если ваш вкус в области кино не совпадает со вкусом ваших друзей, тогда ваши внутреннее и внешнее подкрепления различаются.

Еще два фактора, влияющие на ценность подкрепления, это предполагаемое влияние на будущие подкрепления и соответствие подкрепления потребности человека. Уже упоминавшийся нами эмпирический закон воздействия Роттера гласит, что наиболее сильные подкрепления люди получают тогда, когда их поведение продвигает их по направлению к предполагаемой цели. Поскольку люди могут использовать мыслительные способности для того, чтобы предвидеть последовательность событий, ведущих к некоторой будущей цели, то конечная цель вносит вклад в ценность подкрепления для каждого события в последовательности. В терминологии Роттера потребности (needs) практически синоним целей, — когда он фокусируется на окружающей среде, то говорит о целях, когда речь идет о личности, употребляет слово «потребности», порой понимая под ними поведение или набор вариантов поведения, которые, по мнению человека, приближают его к цели. Соответственно потребность влияет на ценность подкрепления так же, как и цель. Как правило, ценность конкретного подкрепления повышается, когда усиливается потребность, удовлетворению которой оно служит.

Практически невозможно представить себе ситуацию, в которой в данный момент времени у человека имелось бы одно-единственное подкрепление. Подкрепления редко появляются независимо от связанных с ними будущих подкреплений, они обычно предстают в виде цепочек подкреплений подкреплений (reinforcement reinforcement sequences), которые Роттер (1982) рассматривает как группы подкреплений.

При прочих равных условиях, потребности или цели, обладающие большей ценностью подкрепления, наиболее желательны. Пытаясь удовлетворить потребность или достичь цели, люди предполагают, что добьются желаемого, если будут вести себя определенным образом. Одного желания, однако, недостаточно для того, чтобы предсказать поведение. Вероятность или потенциал любого поведения — это функция одновременно ожиданий и ценности подкрепления, а также психологической ситуации.

Психологическая ситуация По определению Роттера, психологическая ситуация — это «сложный набор взаимовлияющих стимулов, воздействующих на личность в течение определенного периода времени» (Rotter, 1982, р.

318). Фактически это та часть внутреннего и внешнего мира, которая воспринимается человеком. Она не равнозначна внешним стимулам, хотя события физической среды обычно важны для психологической ситуации.

Если бы поведение определялось исключительно физическими стимулами, тогда два человека реагировали бы точно одинаково на одинаковые стимулы. Если бы только свойства личности были ответственны за поведение, тогда человек всегда реагировал бы последовательно и характерно даже на различные события. Поскольку ни одно из этих условий не выполняется, что-то иное, а не окружающая среда или черты личности, должно воздействовать на поведение. В теории социального научения Роттера выдвигается гипотеза, что решающим фактором в формировании поведения является взаимодействие личности и ее среды.

Люди действуют не в вакууме, они отвечают на стимулы воспринимаемой ими окружающей среды. Эти стимулы определяют для них конкретные ожидания, включенные в цепочки подкреплений поведения, также как и в цепочки подкреплений подкреплений. Временной период воздействия стимулов может колебаться от моментального до весьма длительного;

психологическая ситуация, таким образом, не ограничена во времени. Например, семейное положение человека может быть относительно постоянным в течение долгого срока, тогда как психологическая ситуация водителя, потерявшего контроль над машиной на обледенелой дороге, может быть очень кратковременной. При определении вероятности данной реакции психологическую ситуацию следует рассматривать вместе с ожиданиями и ценностью подкреплений.

Основная формула предсказаний В 1967 году, для того чтобы прогнозировать потенциал данного поведения в специфической ситуации, Роттер предложил так называемую основную формулу предсказаний:

ПовПx,1,Па = f (Оx,Па,С1 & ЦПa,С1) Эта формула читается следующим образом: потенциал реализации Поведения (Пов) x в Ситуации (С)1 по отношению к Подкреплению (П) a есть функция ожидания (О), что Поведение х приведет к получению Подкрепления а в Ситуации 1, где (ЦП) — ценность подкрепления (Rotter & Hochreich, 1975). Формула представляет собой скорее идеальный, чем практический способ предсказаний, и подставить в нее какие-либо точные значения невозможно. Представим себе, что наша студентка Алиса слушает длинную и скучную лекцию одного из профессоров. Учитывая внутренний стимул — скуку и внешний стимул — дремлющих вокруг однокурсников, какова вероятность того, что Алиса отреагирует тем, что опустит свою голову на парту и попытается заснуть? Ее поведение не определяется исключительно психологической ситуацией, но взаимодействием этой ситуации с ожиданием получения подкрепления и ценностью подкрепления в виде сна в данной конкретной ситуации. Попробуем оценить поведенческий потенциал Алисы по основной формуле предсказаний целенаправленного поведения Роттера. Вероятность (поведенческий потенциал или ПовП) того, что Алиса опустит голову на парту (поведение х), слушая скучную и унылую лекцию и наблюдая дремлющих одноклассников (психологическая ситуация или С1), с целью поспать (подкрепление или Па) есть функция ее ожидания (Ох), что такое поведение будет вознаграждено сном (Па) в данной конкретной ситуации в классе (С1), и того, насколько она хочет спать (ценность подкрепления или ЦПа) в данной ситуации (С1).

Обычно теории личности занимаются предсказанием человеческого поведения в достаточно широком диапазоне. Например, мы знаем, что человек с сильной потребностью доминировать, как правило, будет стараться занять преобладающую позицию и в межличностных отношениях, и во множестве других ситуаций. Тем не менее в некоторых конкретных ситуациях личность, склонная доминировать, может практиковать недоминирующую или даже покорную манеру поведения. Основная формула предсказаний позволяет делать такие специфические предсказания, конечно, в предположении, что вся необходимая информация у нас в руках. Эта формула подходит скорее для лабораторных экспериментов, но она неадекватна в области предсказания ежедневного поведения.

Представим себе, что отец Алисы, Чарльз, проработав много лет в галантерейном магазине, узнал, что из-за тяжелого финансового положения администрация вынуждена сократить его место и он, Чарльз, может потерять работу. Как предсказать последующее поведение Чарльза? Будет ли он просить дирекцию разрешить ему остаться хотя бы на более низкооплачиваемой должности? Станет ли вымещать свое раздражение на дочери? Решит поджечь магазин, чтобы отомстить за обиду? Или начнет пить и отнесется к поиску новой работы безразлично? Или же Чарльз немедленно и конструктивно начнет искать новое место?

Если в прошлом отец Алисы обычно был вознагражден за поведение, повышающее его социальный статус, то существует лишь небольшая вероятность того, что он будет просить администрацию магазина дать ему другую работу, потому что такие действия противоречат повышению социального статуса. С другой стороны, если его предыдущие попытки вести себя независимо получали подкрепление и у него есть свобода передвижений (freedom of movement), то есть возможность искать другую работу, тогда, предполагая, что ему нужна работа, мы можем утверждать, что существует высокая вероятность того, что он будет искать другую работу или предпримет другие независимые действия, например подожжет магазин. Это предсказание, хотя и не столь конкретное, как предсказание, с какой вероятностью Алиса уснет в дремлющем классе, но оно более полезно в ситуациях, когда жесткий контроль относящихся к делу переменных невозможен. Для предсказания реакции Чарльза на вероятную потерю работы необходимо знать его представления о доступных ему возможностях, а также состояние на данный момент его потребностей (needs).

Потребности Роттер определяет потребности как поведение или набор вариантов поведения, которые, по мнению человека, приближают его к цели. Это не состояние недостатка чего-либо или беспокойства, а, в первую очередь, индикаторы, указывающие направление действий. Различие между потребностями и целями представляется в социально-когнитивной теории исключительно семантическим, — когда Роттер (1982) фокусируется на окружающей среде, он говорит о целях, когда речь идет о личности, он употребляет слово «потребности».

Разработанная Роттером концепция потребностей позволила ему создать общую формулу предсказаний (general prediction formula), при помощи которой можно делать прогнозы более общие, чем те, которые можно получить с помощью четырех переменных, входящих в основную формулу предсказаний.

Категории потребностей Концептуально потребности можно описать как набор или группу функционально связанных поведений, то есть поведений, ведущих к получению одинаковых или подобных подкреплений.

Например, человек может удовлетворять потребность в признании во множестве различных ситуаций и с помощью различных людей. Таким образом, он может получить подкрепление, реализуя группу функционально связанных поведений, каждое из которых приводит к удовлетворению его потребности в признании. Роттер и Хочрейх (1975) перечислили шесть достаточно широких категорий потребностей. Следующий список не является исчерпывающим, но он представляет большинство наиболее важных человеческих потребностей.

Физический комфорт Потребность в физическом комфорте включает поведение, нацеленное на приобретение еды, сохранение здоровья и физической безопасности. Эта потребность, возможно, основная из потребностей, потому что другие потребности развиваются (по Роттеру — выучиваются) в связи с ней.

Прочие потребности появляются в процессе развития потребностей в удовольствии, в физическом контакте и в благополучии. Включение кондиционера или заключение в объятия другого человека — пример удовлетворения потребности в физическом комфорте.

Признание-статус Потребность в признании и статусе включает в себя потребность преуспевать в том, что другие считают важным, например в учебе, в спорте, в работе, в увлечении или в умении хорошо выглядеть.

Сюда также входит потребность иметь определенное социально-экономическое положение и пользоваться определенной степенью личного престижа. Желание разбираться в коллекционных французских винах — пример потребности в признании и статусе.

Доминирование Потребность доминировать или управлять деятельностью других включает любой набор поведений, направленных на достижение власти над жизнью друзей, членов семьи, коллег, начальников и подчиненных. Человек, убеждающий коллег принять его идеи, — пример удовлетворения потребности доминировать.

Независимость Потребность в независимости включает набор поведений, нацеленных на приобретение свободы самостоятельно принимать решения, полагаться только на себя и достигать своих целей без посторонней помощи. Это потребность быть свободным от доминирования других. Отказ от помощи в написании курсовой работы демонстрирует потребность Алисы в независимости.

Защита-зависимость В эту категорию потребностей входит желание, чтобы другие заботились о нас, предохраняли нас от расстройств и неприятностей и помогали нам удовлетворять остальные категории потребностей.

Фактически эта группа почти противоположна потребностям в независимости и доминировании.

Конкретный пример потребности в защите и зависимости — заболевшая Алиса просит своего отца не идти на работу, а остаться дома и ухаживать за ней, пока она больна, будто за маленькой.

Любовь и привязанность К потребности в любви и привязанности относятся типы поведения, нацеленные на сохранение дружеского отношения, интереса и преданности других людей. Большинство из нас ощущает сильную потребность в любви и привязанности, то есть потребность в том, чтобы другие люди принимали нас, которая простирается дальше потребности в признании и статусе и включает желание получать некоторые знаки того, что другие люди испытывают теплые чувства по отношению к нам. Пример этой потребности — человек, оказывающий услуги другим в надежде получить словесное выражение хорошего отношения и благодарности.

Компоненты потребностей Аналогично специфичным понятиям поведенческого потенциала, ожиданий и ценности подкрепления в основной формуле предсказаний Роттер вводит в свою теорию три более общих переменных, являющихся компонентами потребностей. Это — потенциал потребности, ценность потребности и свобода передвижений.

Потенциал потребности В отличие от поведенческого потенциала — вероятности того, что конкретный вариант поведения будет иметь место в данной ситуации по отношению к конкретному подкреплению, потенциал потребности относится к группе функционально связанных поведений. Потенциал потребности (need potential) — это вероятность реализации набора функционально связанных поведений, направленных на удовлетворение одной и той же цели или подобных целей.

Когда мы видим разных людей, ведущих себя примерно одинаково, например обедающих в шикарном ресторане, мы не можем сделать вывод, что все они удовлетворяют одну и ту же потребность.


Один человек может удовлетворять потребность в физическом комфорте, то есть в еде, другой может быть более заинтересован в любви и привязанности, третий, возможно, удовлетворяет в первую очередь потребность в признании и статусе. Вероятно, любая из шести широких категорий потребностей может удовлетворяться с помощью обеда в ресторане. Однако будет ли чей-то потенциал потребности реализован, зависит не только от степени предпочтения этим человеком данного вознаграждения, но также и от его свободы передвижений, необходимой для того, чтобы производить действия, ведущие к получению этого вознаграждения. Надо помнить, что потенциал потребности невозможно измерить отдельно, только с помощью наблюдения за поведением данного человека.

Ценность потребности Если ценность подкрепления — это относительное предпочтение определенного подкрепления при равной вероятности всех подкреплений, то ценность потребности относится к группе подкреплений, связанных с шестью категориями потребностей. Личная ценность потребности (need value) — это степень предпочтения человеком одной группы подкреплений другой. Роттер, Ченс (Chance) и Фарес (Phares) определяют ценность потребности как «среднее значение предпочтения набора функционально связанных подкреплений». Если считать свободу передвижений константой, тогда человек будет реализовывать такую цепочку поведений, которая ведет к удовлетворению наиболее значимой потребности. Если человек имеет одинаковые ожидания относительно вероятности получения позитивных подкреплений в результате поведения, нацеленного на удовлетворение каждой потребности, то определяющим моментом будет ценность, которую имеет для него каждая конкретная группа потребностей. Если человек предпочитает независимость и в равной степени ожидает получить подкрепление, выбрав любую группу потребностей, тогда он будет стремиться к достижению независимости.

Свобода передвижений Третья компонента потребностей — это свобода передвижений. В общей формуле предсказаний (см. ниже) свобода передвижений (freedom of movement) — аналог ожиданий, и определяется она как «среднее ожидание относительно достижения положительного удовлетворения в результате реализации группы связанных поведений, направленных на получение группы функционально связанных подкреплений» (Rotter, Chance, & Phares, 1972, p. 34). Другими словами, свобода передвижений — это ожидания человека относительно получения подкрепления после произведения действий, направленных на удовлетворение какой-либо общей потребности. Возьмем в качестве примера женщину с сильной потребностью доминировать. Для удовлетворения этой потребности она может вести себя различными способами: выбирать одежду для своего мужа, решать за сына, какой курс он будет посещать в колледже, руководить актерами на сцене, организовать профессиональную конференцию с участием множества коллег или использовать один из сотен других способов подкрепить свою потребность в доминировании. Средний уровень ожиданий относительно того, приведут ли эти действия к желаемому удовлетворению, есть мера ее свободы передвижений в сфере доминирования.

Изучая отношение свободы передвижений к ценности данной потребности, Роттер разработал оригинальную концепцию адаптации. Насколько свобода передвижений высока, можно определить, считая ценность потребности константой и рассматривая при этом потенциал потребности. Например, если человек совершенно одинаково ценит доминирование, независимость, любовь и привязанность, а также то, что удовлетворяет его прочие потребности, тогда этот человек будет вести себя таким образом, чтобы с наибольшей вероятностью получить какое-нибудь вознаграждение. Если, например, человек предпочитает поведение, доставляющее физический комфорт, значит, в этом направлении у него существует большая свобода передвижений, чем в направлении, ведущем к удовлетворению потребностей других групп. В обычной жизни, конечно, ценность потребности не является константой, потому что большинство людей предпочитают удовлетворение одних потребностей удовлетворению других. Но если оказывается, что ценность потребности высока, а человек не обладает свободой передвижений, то это приводит к сильной фрустрации. Человек предполагает, что его деятельность не будет успешна, часто ищет достижения целей в фантазиях или прикладывает огромные усилия, чтобы защититься от риска потерпеть неудачу. Именно это сочетание факторов — высокая ценность потребности и низкая свобода передвижений, согласно Роттеру, является причиной плохой адаптации.

Общая формула предсказаний Чтобы сделать возможными обобщенные предсказания относительно группы поведений, необходимых для удовлетворения потребностей, Роттер предложил общую формулу предсказаний:

ПотрП = f (СП & ЦПотр) Данное равенство говорит о том, что потенциал потребности (ПотрП) является функцией свободы передвижений (СП) и ценности потребности (Цпотр). Эта формула аналогична основной формуле предсказаний, и каждая переменная соответствует подобной ей переменной в основной формуле (Rotter & Hochreich, 1975).

Использование основной формулы предсказаний (см. рис. 24.1) ограничено хорошо управляемыми ситуациями, когда ожидания, ценность подкрепления и психологическая ситуация относительно просты и дискретны. В большинстве случаев, однако, предсказание затруднено, потому что способы поведения и подкрепления обычно объединены в функционально связанные последовательности. Рассмотрим еще раз случай Алисы, способной студентки, которая с трудом удерживается от того, чтобы заснуть, слушая скучную и утомительную лекцию. Основная формула предсказаний дает нам некоторый показатель вероятности того, что в данной конкретной ситуации скучающего класса, дремлющего под нудную лекцию, Алиса опустит голову на парту с намерением поспать. Однако для предсказания потенциала потребности в признании и статусе, которых можно достигнуть, закончив колледж с отличными оценками, основная формула непригодна. Удовлетворение этой потребности Алисы зависит от целой группы различных поведений. Для определения потенциала потребности окончить колледж с наивысшими оценками нам нужно знать свободу передвижений, то есть средние ожидания Алисы относительно получения вознаграждения после серии действий, необходимых для достижения данной цели, и ценность потребности в этом вознаграждении, то есть ценность, которую она придает признанию и статусу или любой другой потребности, удовлетворяемой с помощью получения высоких оценок. Ценность для Алисы признания и статуса (ценность потребности) и ее средние ожидания относительно получения подкреплений в результате серии необходимых для этого действий (свобода передвижений) дают вероятность того, что она будет вести себя соответствующим образом в соответствующих ситуациях (потенциал потребности).

Основная формула предсказаний ПовПх,С1,Па = f (Ох,Па,С1 & ЦПа,С1) это Вероятность того, что Алиса ее ожиданий, что за ее желания спать в данной функция опустит голову на парту этим последует сон ситуации + Общая формула предсказаний ПотрП = f (СП & ЦПотр) Вероятность того, что Алиса ее средних ожиданий, ценности, которую она сделает все необходимое, что серия придает хорошим оценкам, чтобы получить степень взаимосвязанных престижу, репутации, это доктора клинической поведений, уважению со стороны функция + психологии, и удовлетворит направленных на коллег, одобрению тем самым свою получение признания и профессоров и прочим потребность в признании и достижения статуса, подкреплениям, связанным статусе получит подкрепление с признанием и статусом Рис. 24.1. Сравнение основной и общей формул предсказаний Мы уже говорили о том, насколько важна для теории Роттера концепция обобщенных ожиданий.

Применение общей формулы предсказаний Роттера становится возможным только благодаря тому, что люди используют подобный опыт прошлого для предсказания возможности получения подкреплений в настоящем, то есть они имеют обобщенное ожидание успеха. Два наиболее популярных метода Роттера для определения обобщенных ожиданий — «Шкала внутреннего и внешнего контроля» и «Шкала доверия в человеческих взаимоотношениях».

Локус контроля Одним из центральных понятий теории социального научения является личностная переменная, названная Роттером локус контроля (locus of control) — обобщенные ожидания человека относительно того, в какой степени подкрепления зависят от его собственного поведения (интернальный локус), а в какой — контролируются силами извне (экстернальный локус контроля). С точки зрения Роттера, подкрепления не отпечатываются автоматически в образцы поведения, но поведение формируется благодаря способности людей видеть причинную связь между своими действиями и появлением подкреплений (Rotter, 1954;

Rotter & Hochreich, 1975). Люди стараются достичь своих целей, потому что имеют обобщенное ожидание, что такие старания будут иметь успех. Люди, которым свойственно верить в то, что они могут управлять своей судьбой (имеющие интернальный локус контроля), во многих (но не во всех) ситуациях ведут себя иначе, чем люди с экстернальным локусом, обычно считающие, что их судьба зависит от удачи, случая или власть имущих.

В пятидесятых — начале шестидесятых годов Роттер и его ученики Э. Джерри Фарес (E. Jerry Phares) и Уильям Джеймс (William H. James) начали планомерное изучение того, как человек оценивает свой контроль внешних подкреплений. Толчком к этому послужил тот факт, что, согласно наблюдениям, многие люди не начинают чувствовать себя более способными управлять событиями своей жизни даже после достижения успеха, другие же не снижают уровень своих ожиданий после множественных неудач (Rotter, 1990, 1993;

Zuroff & Rotter, 1985). Иными словами, некоторые люди склонны объяснять успешный результат удачей или случайностью, тогда как другие сохраняют ощущение контроля окружающей среды, даже если их поведение несколько раз остается невознагражденным. Это представляется особенно верным в ситуациях, которые люди рассматривают как двусмысленные или новые для себя (Rotter, 1992), а также когда они не уверены точно, чему обязаны успехом — своим умелым действиям или случаю. Роттер (1990) предполагает, что как ситуация, так и сама личность влияют на ощущение человеком контроля в отношении своей жизни.

Таким образом, человек с обобщенным ожиданием успеха в одной ситуации, в другой может чувствовать себя малоспособным управлять событиями.

Одним из самых значительных достижений Роттера в изучении локуса контроля стало создание Шкалы внутреннего и внешнего контроля (Internal-External Control Scale), предназначенной для определения, в какой степени люди осознают связь между собственными действиями и их последствиями в окружающем мире. Шкала содержит 29 пар утверждений, в каждом случае испытуемый должен выбрать то из них, которое кажется ему наиболее правильным. Из 29 пунктов шкалы 23 значимых, в которых одно из утверждений указывает на преобладание внутреннего контроля, а другое — внешнего, и 6 пар «пустых», предназначенных замаскировать цель тестирования. Шкала настроена так, что ее показания увеличиваются с увеличением внешнего контроля, таким образом, 23 — наивысший возможный показатель внешнего контроля, а 0 — внутреннего. В табл. 23.1 приведено в качестве примера несколько пунктов Шкалы внутреннего и внешнего контроля. Внешнее или внутреннее направление каждого из утверждений очевидно, однако Роттер (1990) сообщал, что результаты имеют лишь очень небольшую корреляцию с результатами тестирования по шкале социально приемлемого поведения.

Люди, показывающие высокий уровень внутреннего контроля, иными словами говоря, имеющие интернальный локус контроля, обычно уверены, что источник управления находятся внутри них самих и что они могут осуществлять высокий уровень личного контроля в большинстве ситуаций. Люди с экстернальным локусом, показывающие высокий уровень внешнего контроля, верят, что их жизнью в большой степени управляют внешние силы, такие как случай, судьба или поведение других людей.

Понятие локуса контроля оказалось очень мощным инструментом для теоретической психологии, однако концепция внутреннего и внешнего контроля не всегда понимается правильно.

Хотя Роттер (1975) уже указывал на несколько распространенных ошибок, касающихся интерпретации локуса контроля, многие продолжают неправильно понимать эту концепцию и применять данные, полученные при использовании шкалы. Самыми распространенными на сегодняшний день являются следующие четыре заблуждения:

- Уровень контроля якобы определяет поведение. На самом деле уровень контроля над окружающей средой, который дает шкала, следует рассматривать не как причину действий человека, а как индикаторы его обобщенных ожиданий. Таким образом, для определения поведенческого потенциала показания шкалы должны использоваться совместно с ценностью подкреплений.

- С помощью локуса контроля будто бы можно предсказать поведение в конкретных ситуациях.

Здесь снова надо подчеркнуть, что концепция внутреннего и внешнего контроля относится только к обобщенным ожиданиям и показывает, в какой степени человек обычно считает себя способным управлять своей жизнью.

- Результаты измерений по Шкале внутреннего и внешнего контроля якобы разделяют людей на два четко различных типа — внутренне и внешне управляемых. Роттер (1975, 1990) всегда настаивал, что обобщенные ожидания указывают направление обобщения и что в некоторой конкретной ситуации человек с обычно высоким ощущением внутреннего контроля также может считать случай или поведение власть имущих ответственными за результаты своих действий.

- Высокий уровень внутреннего контроля указывает на социально желательные черты, а высокий уровень внешнего контроля — на социально нежелательные характеристики. В действительности крайние значения с любой стороны нежелательны. Слишком высокий уровень внешнего контроля может быть связан с апатией и отчаянием, когда человек считает, что не имеет никакой власти над своей жизнью, в то время как чересчур высокий уровень внутреннего контроля может означать, что человек принимает на себя ответственность за все, что с ним происходит, — несчастные случаи, неудачи в бизнесе, шалости своих детей и так далее. Возможно, наиболее здоровым и желательным является уровень, приблизительно средний между этими крайними значениями с некоторым уклоном в сторону внутреннего контроля.

О популярности Шкалы внутреннего и внешнего контроля Роттера говорит тот факт, что с момента создания в 1966 году она упоминалась более чем в семи тысячах научных публикаций. А концепция локуса контроля пристально изучается не только психологами, но и представителями других общественных наук.

Табл. 24.1. Образцы вопросов из «Шкалы внутреннего и внешнего контроля» Роттера 1. А. Много неприятных вещей в человеческой жизни происходит в результате невезения.

Б. Неудачи — результат собственных ошибок.

2. А. Одна из главных причин существования войн — это то, что люди мало интересуются политикой.

Б. Войны будут всегда, независимо от того, насколько люди будут стараться предотвратить их.

3. А. В конечном итоге каждый из нас получает то, что он заслуживает.

Б. К сожалению, человека часто не могут оценить по достоинству, независимо от того, как он старается.

4. А. Средний гражданин может влиять на решения правительства.

Б. Мир управляется немногими, имеющими власть, и простой человек мало что может с этим поделать.

5. А. То, что преподаватели ведут себя нечестно по отношению к студентам, — чепуха.

Б. Большинство студентов не представляют себе, насколько их оценки зависят от случайностей.

6. А. Независимо от ваших усилий некоторые люди просто не любят вас.

Б. Люди, которые не умеют понравиться другим, просто не понимают, как надо вести себя с окружающими.

(Источник: J. В. Rotter, «Generalized Expectancies for Internal Versus External Control of Reinforcement» Psychological Monograph, 80 (общий номер 608), 1966. Copyright © 1966 Американской психологической ассоциации (American Psychological Association).) -- Доверие в человеческих взаимоотношениях Поскольку большинство подкреплений мы получаем от других людей, то вырабатываем обобщенные ожидания относительно того, последуют ли действительно позитивные или негативные подкрепления за обещаниями или угрозами других. Иногда эти обещания и угрозы находят подтверждение, иногда — нет. Таким образом каждый из нас учится верить или не верить словам других. Поскольку все мы имеем различный опыт, связанный со словами других, отсюда следуют индивидуальные различия в области доверия в человеческих взаимоотношениях.

Роттер определял доверие в человеческих взаимоотношениях (interpersonal trust) как «обобщенные ожидания человека относительно того, насколько можно положиться на слова, обещания, высказанные или письменные заявления другого человека или группы людей» (1980, р. 1). Доверие в человеческих взаимоотношениях не подразумевает веру в то, что люди хороши по природе, или в то, что мы живем в лучшем из возможных миров. Также не следует приравнивать его к доверчивости.

Роттер рассматривал доверие в человеческих взаимоотношениях как доверие в тех случаях, когда нет очевидных причин не верить, тогда как доверчивость — это безрассудная или наивная вера во все, что говорят другие люди.

Предполагая, что эта личностная характеристика очень важна для предсказания поведения, Роттер разработал для измерения доверия в человеческих взаимоотношениях специальную шкалу.

Шкала доверия в человеческих взаимоотношениях (Interpersonal Trust Scale) предлагает испытуемому подтвердить или опровергнуть 25 утверждений типа: «Когда имеешь дело с незнакомыми людьми, лучше соблюдать осторожность, пока они не докажут, что им можно доверять» или «Большинство политических деятелей честно выполняют обещания, данные в ходе предвыборной кампании». Данные по всем 25 пунктам суммируются, и если в результате получается относительно большое числовое значение, это указывает на присутствие доверия, а если маленькое — на общую склонность к недоверию.

Поскольку речь идет об ожиданиях человека относительно интеракций, то показатель доверия можно оценить с точки зрения социума. Если определять доверие независимо от доверчивости, утверждал Роттер (1980), то высокий уровень доверия наиболее желателен, так как доверие необходимо для выживания цивилизации. Мы верим, что продукты, которые мы покупаем в магазине, не отравлены, что бензин в бензобаке нашей машины не взорвется, что экипаж самолета, на котором мы летим, способен справиться с управлением и даже что почтовая служба доставит наше письмо, не вскрывая.

Общество может нормально функционировать только тогда, когда люди имеют по крайней мере среднюю степень доверия друг к другу.

Насколько уровень доверия в человеческих взаимоотношениях влияет на поведение индивида в конкретной ситуации? Суммировав данные измерений, проводившихся с момента создания Шкалы (1967), Роттер сформулировал девять положений об основных различиях в поведении людей, имеющих высокий и низкий уровень доверия. Люди с высоким уровнем доверия:

- меньше лгут;

- возможно, меньше склонны мошенничать или воровать;

- более склонны предоставлять другим дополнительный шанс;

- более склонны уважать права других;

- реже чувствуют себя несчастными и неприспособленными и реже ссорятся с другими;

- часто более привлекательны и популярны;

- более надежны;

- не более и не менее доверчивы;

- не более и не менее интеллектуально развиты.

Иными словами, люди, склонные доверять другим, не являются доверчивыми или наивными и, вместо того чтобы наживать себе неприятности в результате своей позиции, приобретают много свойств, которые окружающие рассматривают как позитивные и желательные.



Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 35 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.