авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |

«Роберт Фрейджер, Джеймс Фэйдимен Теории личности и личностный рост (Robert Frager, James Fadiman "Personality & Personal Growth", 5th ed., ...»

-- [ Страница 33 ] --

Табл. 26.1. Нормальные первичные основные черты Фактор Отрицательный полюс Положительный полюс Сизотимия: скрытный, держится Аффектотимия: добросердечный, открытый, A обособленно, не интересуется делами беспечный, принимает участие в заботах других других людей Низкий интеллект : низкие умственные Высокий интеллект: высокие умственные B способности, умственная лень, глупый способности, сообразительный, настойчивый Слабое «Я»: эмоциональный, легко Сильное «Я»: эмоционально стабильный, C расстраивается, изменчивое поведение реалистичный, спокойный Флегматичный темперамент2: ведет себя Возбудимость: возбудимый, нетерпеливый, D сдержанно, тщательно обдумывает свои требовательный, гиперактивный, несдержанный действия, малоактивный, неповоротливый Конформность: послушный, робкий, Доминантность: настойчивый, агрессивный, E позволяет другим руководить собой, упрямый, склонный к соперничеству покорен обстоятельствам, легко приспосабливается Десургенсия: здравомыслящий, Сургенсия: энтузиаст, невнимательный, F молчаливый, серьезный беззаботный Слабость «Сверх-Я»: пренебрегает Сила «Сверх-Я»: совестливый, упорный, G правилами и моральными стандартами высокоморальный, здравомыслящий общества, потворствует своим желаниям Тректия: застенчивый, робкий, Пармия: искатель приключений, H сдержанный, чувствительный к угрозам «толстокожий», смелый в общении с людьми Харрия: реалист, не поддается иллюзиям Премсия: мечтательный, чувствительный, I зависимый, осторожный Цепия2: жизнерадостный, любит быть в Коастения: осторожный реалист, J обществе рефлективный, внутренне сдержанный Социальная беспечность2: социально Социальная вовлеченность: социально K неподготовленный, беспечный, зрелый, бдительный, дисциплинированный невоспитанный Алаксия: доверчивый, принимает мир Протензия: подозрительный, ревнивый, L таким, как он есть догматичный Праксерния: практичный, занят «земными» Аутия: мечтательный, богемный, рассеянный M проблемами Безыскусность: прямой, открытый, Искусственность: проницательный, N простые вкусы изысканный, вежливый, умеет вести себя Гипертимия: самоуверенный, Гипотимия: боязливый, неуверенный, O безмятежный, доволен собой озабоченный, склонный обвинять себя бездеятельность2: Сангвиническая Осторожная склонность к риску:

P сангвиник, любит рисковать, независимый меланхоличен, осторожен, избегает риска Консерватизм: не любит перемен, уважает Радикализм: любит экспериментировать, Q традиционные ценности свободомыслящий, ничего не принимает на веру Зависимость от группы: компанейский, Самодостаточность: самодостаточный, Q прислушивается к мнению окружающих изобретательный, предпочитает собственные решения Импульсивность: низкий самоконтроль, Контроль желаний: контролирует свое Q расхлябанный, руководствуется своими поведение, обладает силой воли, щепетильный, желаниями дисциплинированный, следит за своим имиджем Нефрустрированность: ненапряженный, Фрустрированность: напряженный, Q спокойный, нефрустрированность фрустрированный, возбудимый, не может сидеть спокойно, раздражительный Социальная незаинтересованность : не Привязанность к группе и чувство Q склонен заниматься социальной работой, не собственной неадекватности: увлечен чувствует себя должным, самодостаточен социальной работой, чувствует, что делает недостаточно, участвует в социальных мероприятиях Невыразительное поведение : тихий, не Социальное щегольство: чувствует, что с ним Q склонен к эффектным жестам поступают нечестно, любит эффекты, делает резкие антисоциальные замечания Слабая потребность в самовыражении : Сильная потребность в самовыражении:

Q любит поговорить, участвовать в драматических неразговорчивый в компании представлениях, следует модным идеям 1: Фактор В (интеллект) относится к способностям, а не к темпераментным чертам.

2: Один из «семи недостающих факторов», названных так потому, что они не входят в опросник 16PF.

(Источник: R. B. Cattell, Personality and Learning Theory, Vol. 1, 1979. Copyright © 1979 Springer Publishing Company, Inc., New-York, NY 10012.) Из нормальных черт наиболее полно изученными являются 16 личностных факторов, входящих в «Шестнадцатифакторный личностный опросник» (16PF) Кэттелла (1949), в его пятой на настоящее время редакции (Cattell & Cattell, 1995). Поскольку 16PF — это личностный опросник, естественно, все 16 черт получаются из Q-данных. Для выявления семи дополнительных факторов, которые также принадлежат к числу 23 нормальных черт, обычно используются L-данные, хотя некоторые из них, а именно фактор J (цепия [zeppia]) и фактор K (социальная беспечность [social unconcern]), возможно получить путем более тщательного измерения Q-данных.

Кэттелл использовал необычные названия черт, поскольку он хотел, чтобы они рассматривались вне связи с привычным значением слов. Он начал свою работу, не имея никаких изначальных убеждений относительно количества и наименований черт и типов, и он хотел, чтобы другие также видели эти черты с непредвзятой точки зрения. Как писал сам Кэттелл, он «свернул в сторону с „главной дороги“ существующих концепций о типах и чертах личности и начал с помощью факторного анализа вычерчивать „личностную карту“ поведения людей» (Cattell, 1990, с. 101).

Факторы, полученные на основе обработки L- и Q-данных, обозначаются латинскими буквами и номерами, от A до Q7. (Черты, полученные из T-данных, нумеруются согласно «Универсальной системе индексов» Кэттелла, например U.1.1, U.1.2, U.1.3 и т. д.) Черты расположены в алфавитном порядке, и место каждой из черт соответствует ее величине. Другими словами, фактор A (сизотимия/аффектотимия) — самый крупный фактор, то есть он наиболее четко идентифицируется факторно-аналитическими методами и отвечает за наибольшее количество вариаций поведения.

Величина этого фактора, определенная Кэттеллом и его коллегами с помощью математических операций, соответствует данным клинической практики и ежедневным наблюдениям, согласно которым самой очевидной характеристикой человека является его закрытость (сизотимия) или открытость (аффектотимия) по отношению к внешнему миру. Точно так же фактор B (интеллект) — существенный и легкоизмеряемый фактор. Фактор B относится к способностям, тогда как остальные из первичных основных черт — это преимущественно темпераментные черты. Поскольку каждый последующий фактор становится все более «расплывчатым» и более трудноидентифицируемым, факторы от N до Q — это достаточно условные черты, отвечающие за сравнительно небольшое число вариаций поведения.

Эти последние факторы значительно слабее предыдущих, и их труднее выявить с помощью факторного анализа.

Аномальные черты На основе своего, связанного с психиатрией, клинического опыта Кэттелл пришел к убеждению, что существует два типа патологии. Первый — это дисбаланс нормальных функций, второй — особые и четко определенные болезненные процессы. Патологические индивидуумы обладают теми же самыми чертами, что и нормальные люди, но дополнительно они демонстрируют некоторые аномальные черты.

При этом нормальные и аномальные черты могут иметь много общего. Например, такие факторы, как слабое «Я», или гипотимия (склонность к чувству вины), очень характерны для невротических и психотических личностей, тем не менее они входят в число 23 нормальных факторов. Первый тип патологии — это тот, например, случай, когда нормальный фактор аффектотимия (фактор A) в крайней форме приводит к маниакально-депрессивному психозу.

Аномальные черты, приведенные в табл. 26.2, относятся ко второй категории, то есть к патологическим чертам как отдельным факторам. Первые семь, обозначенные латинской буквой D, — депрессивные черты. Последние пять (Pa, Pp, Sc, As, Ps) не только более серьезны с клинической точки зрения, но их также гораздо легче идентифицировать, чем депрессивные черты.

Табл. 26.2. Аномальные первичные основные черты Фактор Отрицательный полюс Положительный полюс Низкая ипохондрия: веселый, хорошая Высокая ипохондрия: чрезмерно обеспокоен D память, рассуждает трезво, не проявляет состоянием своего здоровья особой озабоченности состоянием здоровья Жизнерадостность: доволен своей жизнью Суицидальная депрессия: испытывает D и своим окружением, не проявляет желания отвращение к жизни, думает о самоубийстве или умереть предпринимает попытки самоубийства Низкое давление неудовлетворенности: Высокое давление неудовлетворенности:

D избегает опасных и рискованных ищет возбуждающих впечатлений, предприятий, не испытывает потребности в беспокойный, предпринимает рискованные возбуждающих впечатлениях попытки, ищет нового Низкая тревожная депрессия: спокоен в Высокая тревожная депрессия: видит D критических ситуациях, чувствует себя тревожные сны, неуверенный в себе, уверенно, уравновешен неуклюжий, напряженный, легко расстраивается Энергетическая эйфория: проявляет Энергетическая депрессия: испытывает D энтузиазм в работе, энергичен, спит крепко чувство усталости, нервный, бессилен справиться с жизненными обстоятельствами Слабое чувство вины и обиды: не Сильное чувство вины и обиды: испытывает D страдает от ощущения своей вины, может сильное чувство вины, обвиняет себя во всех спокойно спать, даже если не все дела бедах окружающего мира, критичен по сделаны отношению к себе Низкая депрессия (скука): Высокая депрессия (скука): избегает контакта D ненапряженный, внимательный к с другими людьми и участия в их делах, ищет окружающим, приветливый уединения, ощущает дискомфорт, находясь в обществе других людей Низкая выраженность паранойи: Высокая выраженность паранойи: верит, что Pa доверяет людям, неревнив, не завидует его преследуют, хотят отравить, что за ним другим шпионят, что с ним несправедливо обходятся или что какие-то внешние силы им управляют Отсутствие психопатической девиации: Высокая психопатическая девиация:

Pp избегает незаконных или аморальных снисходительно относится к антисоциальному действий, чуткий поведению, собственному или других людей, нечувствителен к критике, любит находиться в толпе Низкая выраженность шизофрении: Высокая выраженность шизофрении: слышит Sc реалистически судит о себе и других, голоса или звуки, исходящие неизвестно откуда, эмоционально уравновешен, не проявляет бежит от реальности, неконтролируемое, регрессивных тенденций в поведении импульсивное поведение Низкая астения: не страдает от Высокая астения: страдает от постоянно As неприятных и нежелательных мыслей или повторяющихся определенных мыслей или идей, не совершает вынужденных действий испытывает потребность постоянно производить определенные (нерациональные) действия Низкая психологическая неадекватность: Высокая психологическая неадекватность:

Ps считает себя таким же хорошим, надежным испытывает чувство собственной и симпатичным человеком, как и неполноценности и незначительности, робок, большинство других людей легко теряет голову (Источник: The Manual for the Clinical Analysis Questionnaire (CAQ). Copyright © 1975 Institute for Personality and Ability Testing, Inc. (Институт тестирования личности и способностей).) Для того чтобы выделить аномальные факторы, Кэттелл пользовался учебными описаниями аномального поведения, в которые он и его коллеги по ходу работы вносили свои дополнения. В группы тестируемых входили как здоровые, так и психически ненормальные люди. Интересно, что при испытаниях на нормальных людях факторно-аналитических методов, нацеленных на выявление аномальных факторов, были получены те же самые 23 нормальных фактора, что и при использовании обычных тестов. У больных же людей, наряду с этими 23 чертами, обнаруживаются еще патологических факторов. Это отчасти подтверждает известную гипотезу, что психически ненормальные люди отличаются от нас в первую очередь тем, что обладают некоторыми дополнительными, патологическими чертами.

Черты второго порядка В отличие от других исследователей, Кэттелл использовал так называемую неортогональную систему факторов. Этот термин подразумевает, что выделенные факторы в геометрическом смысле не находятся друг к другу «под прямым углом», то есть коррелируют между собой. В связи с этим становится возможным провести факторный анализ результатов оригинального факторного анализа и выяснить, какие из черт первого порядка имеют тенденцию объединяться в группы.

Используя такой метод, Кэттелл выделил восемь черт второго порядка и предположительно обозначил еще по крайней мере семь. Поскольку эти последние семь черт нуждаются в дальнейшей проверке, мы будем рассматривать только наиболее твердо установленные первые восемь факторов второго порядка и первичные факторы, которые вносят наибольший вклад в их формирование. Факторы второго порядка обозначаются латинской буквой Q, так как они получаются из Q-данных (собираемых с помощью личностных опросников), и римскими цифрами.

В табл. 26.3 приведены факторы второго порядка, выделенные Кэттеллом, и первичные факторы, формирующие каждый из них, а также качества, соответствующие этим первичным факторам.

Например, в фактор второго порядка QI (эксвия) входят четыре первичных фактора. Первичные факторы А, F и H положительно коррелируют с QI, а между первичным фактором Q2 (зависимость от группы) и фактором QI обнаруживается отрицательная корреляция. У фактора «эксвия» (экстраверсия), конечно же, есть противоположный полюс, называемый «инвия» (интроверсия), и здесь будет наблюдаться обратная связь с факторами A, F и H и прямая связь с фактором Q2. Факторы второго порядка, как и факторы первого порядка, пронумерованы соответственно убыванию их величины;

таким образом, QI (эксвия/инвия) и QII (тревожность) представляют собой наиболее сильные и наиболее легко идентифицируемые факторы. Айзенк, применявший иную факторно-аналитическую технику, тоже выделил фактор экстраверсии/интроверсии и фактор тревожности, который он называет «невротизм».

Табл. 26.3. Основные черты второго порядка Фактор Название Первичные факторы Качества Эксвия (экстраверсия) A — аффектотимия общительность QI F — сургенсия энтузиазм H — пармия любовь к приключениям Q2 — зависимость от группы зависимость QII Тревожность C — слабое «Я» легко расстраивается H — тректия застенчивость, робость L — протенсия подозрительность O — гипотимия боязливость Q3 — импульсивность слабый самоконтроль Q4 — фрустрированность напряженность QIII Кортерия (живость A — сизотимия необщительность коры головного мозга) I — хэррия равнодушие M — праксерния практичность QIV Независимость E — доминантность доминантность F — сургенсия энтузиазм H — пармия любовь к приключениям L — протенсия подозрительность QV Благоразумие A — аффектотимия общительность N — искусственность проницательность, умение держать себя в обществе QVI Субъективность M — аутия беззаботность Q1 — радикализм радикализм QVII Интеллект B — интеллект умственные способности QVIII Воспитанность E — конформность послушание, покорность F — десургенсия неразговорчивость G — сильное «Сверх-Я» эмоциональная уравновешенность Q3 — контроль желаний самоконтроль (Источник: R. В. Cattell, Personality and Learning Theory, Vol. 1, 1979. Copyright © 1979 Springer Publishing Company, Inc., New-York, NY 10012.) Динамические черты Кроме темпераментных черт, Кэттелл выделял также мотивационные динамические черты, формирующие динамику личности. Для описания мотивации, то есть динамики личности, используются три основных понятия: аттитюды (attitudes), эрги (ergs) и семы (sems).

Аттитюды Аттитюд (attitude) — это специфический образ действий, который человек реализует или хочет реализовать в конкретной ситуации. Возьмем в качестве примера юношу по имени Александр, который хочет пойти на курсы французского языка, куда записалась одна из его одноклассниц. Это его намерение является аттитюдом. Как и все аттитюды, оно включает в себя стимул или ситуацию, интерес (интенсивное желание), реакцию и объект. В нашем примере не важно, будет ли Александр на самом деле изучать язык вместе с одноклассницей. Аттитюд в любом случае присутствует и служит мотивом поведения.

Почти в любой аттитюд входит целый комплекс мотивов. Несколько разных возможных мотивов, не все из которых сознательны, есть и в нашем примере. Намерение Александра может быть продиктовано его желанием знать французский и тем самым упрочить свою репутацию интеллектуала;

возможно, ему интересно провести время с потенциальной сексуальной партнершей, или он просто чувствует себя одиноким и хочет быть в интересной компании.

Помимо того, что Кэттелл рассматривает комплексы мотивов, в его теории содержится утверждение об иерархической структуре мотивации. Некоторые мотивы являются вспомогательными для других, то есть они представляют собой промежуточные ступени, которые надо пройти, чтобы достигнуть следующей цели. Такая структура называется вспомогательной цепочкой (subsidiation chain).

Предположим, что все мотивы осознаются (что далеко не всегда так), тогда вспомогательную цепочку можно обнаружить, последовательно задавая человеку вопрос «почему» или «зачем» в ответ на высказанные им намерения. В нашем случае первый вопрос, который надо задать Александру: «Почему вы хотите дополнительно заниматься французским?» Ответ: «Хочу сдать экзамен по французскому языку». — «Зачем?» — «Чтобы получить диплом». — «Зачем?» — «Чтобы найти работу». — «Зачем?»

— «Чтобы зарабатывать на пропитание». На этой ступени изначальное биологическое побуждение (голод) обнаружено, и дальнейшие вопросы не нужны. Каждый мотив в данной цепочке — вспомогательный для следующего, и все они приводят к биологическому мотиву голода.

Эрги Эрг (ergs) определяется в теории Кэттелла как «врожденная психофизическая диспозиция, позволяющая своему носителю овладевать реактивностью (внимание, распознавание) по отношению к определенным классам объектов с большей готовностью, чем к другим, пережить в их отношении специфическую эмоцию, начать линию действий, которые с большей полнотой воплощают определенную целенаправленную активность, чем любая другая. Паттерн включает также предпочитаемые вспомогательные пути поведения в направлении предпочитаемой цели». (Cattell, 1950, р. 199).

Термин «эрг» относится к энергии, происходящей из первичных или естественных побуждений, таких как сексуальное влечение, голод, любопытство, гнев и т. д., большинство из которых не принадлежат исключительно людям, но также обнаруживаются у приматов и других высших млекопитающих. Кэттелл начал свою работу по исследованию динамических черт, не имея никаких первоначальных гипотез относительно их природы или числа. В отличие от других теоретиков личности, например от Фрейда, Кэттелл не предполагал изначально существование основных первичных побуждений или инстинктов. Вместо этого он собрал разнородный массив объективных тестов (Т-данные), применил их к выборкам, состоящим из детей и взрослых, воспитанных в разных культурах, затем провел факторный анализ результатов тестирования и таким образом вычислил мотивацию людей математически, а не логически.

Десять главных динамических черт Кэттелл рассматривает как врожденные, а не приобретенные посредством культурного влияния, качества. Фактически он предполагает, что эрги у людей — это эквиваленты инстинктов у животных. Выявленные на настоящий момент эргические цели (ergic goals) и соответствующие им эмоции представлены в табл. 26.4. Первые 10 с уверенностью определяются как независимые факторы, независимость следующих четырех окончательно не доказана, последние два еще более сомнительны.

Табл. 26.4. Экспериментально обнаруженные эрги Название цели Эмоция Степень достоверности фактора Поиск пищи Голод Достоверно определены Поиск сексуального партнера Секс Общение Одиночество Забота родителей о детях Жалость Исследование окружающего мира Любопытство Стремление к безопасности Страх Самоутверждение Гордость Нарциссический секс Чувственность Агрессивные действия Гнев Стяжательство Алчность Обращение за помощью Отчаяние Независимость не доказана Отдых Сонливость Создание нового Желание творить Самоуничижение Скромность Отвращение Отвращение Сомнительные факторы Смех Веселье (Источник: R. В. Cattell & P. Kline, The Scientific Analysis of Personality and Motivation, 1977. Copyright © 1977, Academic Press.) Семы Помимо врожденных динамических черт, каждый индивид обладает большим количеством приобретенных, усвоенных в культурной среде. Семы (sems), то есть выученные или приобретенные динамические черты — третий компонент теории мотивации Кэттелла. Семы (сокращение от английского названия «социально сформированные проводящие структуры эргов» [socially shaped ergic manifolds]) берут свою энергию из эргов и придают аттитюдам некоторую организацию и стабильность.

Вспомним, что аттитюд — это определенные действия или желание действовать определенным образом в определенной ситуации и что происхождение аттитюдов обычно можно проследить до первичного, врожденного побуждения, то есть одного из эргов. Промежуточные цели, связывающие аттитюд с изначальным эргом, и называются семами. В случае Александра, который хочет заниматься французским вместе с одноклассницей, мы видим, что его активное желание заниматься является аттитюдом, а изначальная цель — заработать на пропитание, то есть добыть пищу, — это эрг. Комплекс промежуточных целей, соединяющих аттитюд и эрг, включает в себя различные семы (см. рис. 25.3).

Например, желание Александра укрепить свою репутацию способного ученика является частью его самоощущения (self-sentiment), а его желание изучать французский вместе с подругой косвенно связано с эргом одиночества. Один эрг может обслуживаться несколькими семами. Например, и «Я»

(самоощущение) и «Супер-Я» имеют отношение к эргу гордости. Поскольку мотивация, как правило, комплексная, также вполне вероятно, что один сем может удовлетворять несколько эргов. Например, сем семьи и дома служит как эргу секса, так и эргу одиночества.

«Семы — основные приобретенные структуры динамических черт, заставляющие своих обладателей уделять внимание определенным объектам или классам объектов, чувствовать их определенным образом и реагировать на них определенным образом» (Cattell, 1950, р. 161).

Кэттелл описал довольно много семов, но наиболее строго обусловлены математически и наиболее важны с клинической точки зрения те из них, которые схематически изображены на рис. 26.3, а именно «дом и семья», «супруг или друг (подруга)», «самоощущение», «Супер-Я» и «религия». Сем «самоощущение» (self-sentiment) имеет особое значение из-за его решающей роли в объединении прочих семов в единый комплекс мотиваций. Самоощущение — психометрический эквивалент клинического термина «концепция себя» (self-concept). Тем не менее по качеству и происхождению этот сем ничем не отличается от других. Как и остальные, он является исключительно человеческой чертой и приобретается посредством культурного влияния.

Рис. 26.3. Схема части динамической решетки личности, иллюстрирующая понятие вспомогательных цепочек и их составляющих: аттитюдов, семов и эргов Динамическая решетка Взаимосвязь между динамическими чертами индивидуума может быть схематически представлена в виде динамической решетки (dynamic lattice) (см. рис. 25.3), то есть в виде комплекса соединенных между собой аттитюдов, эргов и семов, образующих структуру мотивации человека.

Чтобы разобраться в динамической решетке, изображенной на рис. 5, начнем с эргов, врожденных побуждений, которые расположены справа. Каждый эрг влияет на один или более семов (большие круги в центре рисунка). Вспомним, что семы — это выученные динамические черты, способные удовлетворять один или несколько эргов. Заметим, что сем профессии является вспомогательным двух эргов: голода и алчности, то есть берет от них энергию. Маленькие круги с левой стороны рисунка обозначают аттитюды, или склонность действовать определенным образом в определенной ситуации.

Аттитюд Александра к занятиям французским языком вместе с подружкой берет энергию непосредственно от эрга секса, опосредованно, через сем профессии, от эрга голода и также опосредованно, через сем самоощущения, от эрга гордости.

Поведенческое уравнение Ранние работы Кэттелла, посвященные выявлению различных основных черт, а впоследствии эргов и семов, представляют собой лишь описание структуры личности. Однако, как писал сам Кэттелл:

«Изучение одной лишь структуры черт позволяет узнать расположение фигур на шахматной доске, но не правила игры» (1982, с. 14). Описание структуры личности, пусть и сколь угодно полное, никогда не было его главной задачей. Черты темперамента, способности и мотивации рассматриваются в теории Кэттелла не как характеристики личности, а в качестве факторов, определяющих поведение конкретного человека, которое, таким образом, может быть не только описано, но и с достаточной степенью точности предсказано. Для этой цели Кэттелл разработал так называемое динамическое исчисление (dynamic calculus) — комплексный метод определения силы и направленности аттитюдов.

Основная формула, уравнение спецификации, выглядит следующим образом:

R = f (S, P), где R — специфическая реакция является неопределенной функцией от стимулирующей ситуации (S) в данный момент времени и от структуры личности (P).

В целях предсказания поведения эта формула представляется в более развернутом виде:

R = S1T1 + S2T2 + S3T3 +... + SnTn, означающем, что данная реакция предсказывается на основе определенного количества n характеристик индивида T, каждой из которых по значимости в данной ситуации приписывается некое значение, положительное, если характеристика релевантна реакции, отрицательная, если она подавляет реакцию, и нулевое, когда данную характеристику можно считать иррелевантной. В динамическом исчислении эрги и семы рассматриваются как основа любой мотивации, они входят в поведенческое уравнение (behavioral equation), позволяющее предсказать поведение данного индивидуума (Cattell & Child, 1975).

Использование динамического исчисления для предсказания силы конкретных аттитюдов приносит большую пользу в клинической практике, например помогает найти удовлетворяющий исходные потребности, но менее деструктивный и утомительный вариант поведения. Оно также позволяет производить конкретные вычисления в таких прежде расплывчатых ситуациях, как конфликт, подавление и принятие решений. С помощью точных математических методов исследователь может определить вес каждого эрга и сема, подставить эти значения в поведенческую формулу и получить таким образом достоверное предсказание аттитюдов, то есть специфического образа действий конкретного человека, который он реализует или хочет реализовать.

Генетическая основа черт Если динамические черты, по определению, делятся на врожденные и приобретенные, эрги и семы, то сказать то же самое в отношении темпераментных черт невозможно. Еще в середине века Кэттелл размышлял на эту тему следующим образом:

«Если, как предполагают полученные данные, обнаруженные посредством факторизации исходные черты независимы, то исходная черта не может быть обязана и наследственности и среде, но должна вытекать из того или из другого... Паттерны, берущие начало во внутренних условиях или влияниях, мы можем назвать конституциональными исходными чертами. Мы избегаем термина «врожденный», поскольку все, что мы знаем, — это то, что источник лежит в области физиологии и внутри организма, что означает врожденность лишь в некоторых случаях. С другой стороны, паттерн может привноситься в личность чем-то внешним... Такие исходные черты, проявляющиеся как факторы, мы можем назвать чертами, формируемыми средой, поскольку их начало — в формирующем действии социальных институтов и физических реалий, составляющих культуральный паттерн» (Cattell, 1950, р.

33-34).

Для того чтобы проверить предположение о наследовании различных основных черт, Кэттелл и его коллеги провели обширные факторно-аналитические исследования на статистически достоверной выборке более чем из 3000 человек, как родственников, так и не родственников. Была сделана предварительная оценка доли наследственности в формировании таких черт, как интеллект, сила «Я», сила «Супер-Я» и интроверсия/экстраверсия.

В результате этой работы в теории черт появилось такое понятие, как доля наследственности черты (H) — отношение генетически предопределенной вариации этой черты к общей вариации, где вариация — разброс значений переменной. Например, если значение H для интеллекта равно 0,6, это значит, что 60% общей вариации интеллекта объясняется генетическими факторами. Если все люди в выборке показывают одно и то же значение, тогда вариация будет равна нулю. Если у разных людей значения различны, тогда что-то должно являться причиной этой разницы — наследственность, среда или взаимодействие между ними. H — это просто индикатор того, насколько вариация данной черты зависит от наследственности.

В качестве метода обработки данных для получения H Кэттелл использовал «Множественный анализ абстрактных вариаций» (Multiple

Abstract

Variance Analysis) или MAVA. Эта техника является развитием более старого метода близнецов, который состоит в регистрации различий между однояйцевыми близнецами, разнояйцевыми близнецами, а также между братьями и сестрами и сравнении этих различий. Преимущество техники MAVA — в ее чувствительности к влияниям окружающей среды. Она также позволяет анализировать сходства и различия внутри одной семьи и между разными семьями. С помощью этого метода можно измерить генетическую вариацию, вариацию, обусловленную средой, и общую вариацию для следующих пар детей (или взрослых людей): (1) однояйцевые близнецы, выросшие вместе;

(2) разнояйцевые близнецы, выросшие вместе;

(3) родные братья и сестры, выросшие вместе;

(4) двоюродные братья и сестры, выросшие вместе;

(5) дети из разных семей, выросшие вместе;

(6) родные братья и сестры, выросшие отдельно;

(7) дети из разных семей, выросшие отдельно и т. д. Случай близнецов, выросших отдельно, также можно включить, но из за относительной редкости таких ситуаций (техника MAVA предназначена для работы с выборками большого размера) этот случай Кэттеллом не описывается.

Из-за чрезвычайной важности в клинической практике в первую очередь рассматривалась доля наследственности в трех основных чертах: силе «Я» (фактор C), силе «Сверх-Я» (фактор G) и самоощущении (импульсивность/контроль желаний, фактор Q3), которые иногда называют «контролирующим триумвиратом» (controlling triumvirate). Исследовалась выборка более чем из мальчиков в возрасте от 12 до 18 лет. Ученые использовали набор тестов, занимавших в общей сложности 10 часов. Среди тестируемых было 94 однояйцевых близнеца, выросших вместе, разнояйцевых близнеца, выросших вместе, 470 братьев, выросших вместе, и 2973 мальчика из разных семей, выросших отдельно. Эта последняя категория представляла основную группу населения.

Применив технику MAVA, авторы нашли, что, как и можно было предположить, очень небольшая доля вариации силы «Сверх-Я» (фактор G) объясняется наследственностью. Для основной группы значение H равно 0,05, то есть сила «Сверх-Я» — это, в первую очередь, функция образования и окружающей среды. Однако для силы «Я» (фактор C) и самоощущения (фактор Q3) значения H оказались существенно выше. Для основной группы доля наследственности в силе «Я» получилась равной приблизительно 0,40, внутри семей значение H несколько ниже — между 0,30 и 0,40. Для самоощущения доля наследственности в основной группе даже выше — 0,63, — интересное открытие в свете предположения Кэттелла о том, что семы приобретаются посредством культурного влияния.

Однако, рассматривая Н внутри семей и между семьями, ученые обнаружили, что доля наследственности в самоощущении получается выше, когда рассматриваются дети из разных семей (0,65), внутри семей этот показатель равен 0,46. Возможно, это говорит о том, что братья, растущие в одной семье, испытывают почти одинаковое культурное влияние, во всяком случае в том, что касается формирования фактора самоощущения (концепции себя).

Получив при помощи MAVA такие довольно неожиданные результаты, Кэттелл обобщил данные предыдущих исследований и сделал оценки Н для 18 первичных основных черт и для 13 основных черт второго порядка. Интересно, что как для фактора «сизотимия/аффектотимия», так и для фактора «эксвия/инвия» Н получилось равным 50%. Сизотитмия/аффектотимия — основной первичный фактор, характеризующий людей с точки зрения их скрытности и обособленности с одной стороны или открытости и добросердечности — с другой. Эксвия/инвия — черта второго порядка, имеющая много общего с концепцией экстраверсии/интроверсии Юнга. Кэттелл приходит к выводу, что приблизительно половина вариации этих двух наиболее сильных черт зависит от наследственности и половина — от воздействий окружающей среды.

Наиболее противоречивыми, буквально соответствующими предположениям «реакционных»

психологов начала XX века, оказались результаты изучения влияния наследственности в области интеллектуальных способностей. Кэттелл различал два типа интеллекта — подвижный и кристаллизовавшийся. Подвижный интеллект (fluid intelligence) позволяет нам усваивать новый материал, независимо от того, приходилось ли нам уже иметь дело с подобными вещами.

Кристаллизовавшийся интеллект (crystallized intelligence) отвечает за применение в настоящем ранее полученных знаний. Первичный фактор В — это кристаллизовавшийся интеллект, и для него Кэттелл оценил долю наследственности в 60%. Для подвижного интеллекта, черты второго порядка, доля наследственности еще больше и равна 65%. Такие относительно высокие значения показывают, что именно интеллектуальные способности зависят в большей степени от наследственности, нежели от влияния окружающей среды.

Итоги главы - Теория личности Кэттелла в большей степени основана на психометрических процедурах, а не на клинических исследованиях. Кэттелл начинал свою работу, не имея никаких изначальных убеждений относительно структуры личности;

используя индуктивный метод, он собрал количественную информацию из трех источников: регистрации реального поведения людей в течение их жизни (L данные), свидетельств самих людей о себе (Q-данные) и результатов объективных тестов (T-данные), вычислил взаимную корреляцию величин, сформировал корреляционную матрицу и из нее вывел первичные факторы. Эти факторы приобретают психологическое значение в свете трех категорий свойств личности — темперамента, способностей и мотивации.

- В целом Кэттелл выделяет 35 личностных черт первого порядка — 23 черты, присущие нормальной личности, и 12 патологических черт. Эти факторы коррелируют между собой, что позволяет провести повторный факторный анализ и выявить по крайней мере восемь черт второго порядка. Эти первичные и вторичные факторы в теории Кэттелла называются «основными чертами личности», но все они преимущественно являются темпераментными чертами.

- Кэттелл также классифицировал способности и мотивационные черты. Мотивационные или динамические черты подразделяются на врожденные побуждения, или эрги, и приобретенные посредством культурного влияния мотивы, которые называются семами. Все они являются элементами динамической решетки, в которую также входят аттитюды.

- После почти шестидесяти лет работы Кэттелл, ставивший перед собой задачу нарисовать полную карту личности, достиг успеха в создании исчерпывающей квалификации личностных структур, а также разработал метод, позволяющий предсказывать поведение.

Ключевые понятия Аттитюд (Attitude). Специфический образ действий, который человек реализует или хочет реализовать в конкретной ситуации. Аттитюд включает в себя стимул или ситуацию, интерес (интенсивное желание), реакцию и объект. Происхождение конкретного аттитюда обычно прослеживается до первичного, врожденного побуждения, то есть одного из эргов.

Динамическая черта (Dynamic trait). Черта, активизирующая и направляющая человека к конкретным целям. К динамическим чертам относятся эрги и семы.

Динамическое исчисление (Dynamic calculus). Комплексный метод определения силы и направленности аттитюдов. В динамическом исчислении эрги и семы рассматриваются как основа любой мотивации, они входят в поведенческое уравнение (behavioral equation), позволяющее вычислить аттитюд данного индивида в конкретной ситуации.

Корреляционная матрица (Correlation matrix). Общая совокупность данных в массе переменных, используемых в факторном анализе.

Кристаллизовавшийся интеллект (Crystallized intelligence). С другой стороны, отвечает за применение в настоящем ранее полученных знаний. Первичный фактор B — это кристаллизовавшийся интеллект, и для него Кэттелл оценил долю наследственности в 60%. Для подвижного интеллекта, черты второго порядка, доля наследственности равна 65%.

Основные черты (Source traits). Черты, предопределяющие поведение, основные структуры, составляющие личность.

Поверхностные черты (Surface traits). Наблюдаемые формы поведения, имеют значение лишь как исходный пункт, с которого удобно начинать исследование, или как индикаторы основных черт.

Подвижный интеллект (Fluid intelligence). Позволяет нам усваивать новый материал, независимо от того, приходилось ли нам уже иметь дело с подобными вещами.

Семы (Sems [socially shaped ergic manifolds]). «Социально сформированные проводящие структуры эргов». Выученные или приобретенные динамические черты, промежуточные цели, связывающие аттитюд с изначальным эргом. Семы берут свою энергию из эргов и придают аттитюдам некоторую организацию и стабильность.

Состояние (State). Понятие, относимое Кэттеллом к временным изменениям в поведении, появляющимся в результате изменений в окружающей среде. Примеры психологических состояний — радость, гнев, страх, беспокойство. В число физиологических состояний входят ритм сердца, температура тела и кровяное давление.

Способность (Ability trait). Динамическая черта личности, определяющая умение и эффективность в достижении целей.

Темпераментная черта (Temperament trait). Основная черта, влияющая на эмоциональные характеристики поведения.

Фактор (Factor). Скрытая переменная, получаемая при обработке данных при помощи факторного анализа.

Факторная нагрузка (Factor loading). Корреляция между данным пунктом и фактором, с которым он соотносится.

Факторный анализ (Factor analysis). Метод, используемый для определения скрытых психологических переменных личности или скрытых переменных в вопросах тестов, которые выявляются при обработке корреляционной матрицы.

Черта (Trait). Относительно постоянное свойство или расположение, то, от чего зависит поведение человека в конкретной ситуации.

Эрг (Erg). Врожденное биологическое побуждение или мотив. Эрги у людей — эквиваленты инстинктов у животных. Термин «эрг» относится к энергии, происходящей из первичных побуждений, таких как сексуальное влечение, голод, любопытство, гнев и т. д. Кэттелл выделил 10 основных эргов, большинство из которых свойственны также и млекопитающим.

L-данные (L-data). Данные измерения поведения в естественных условиях.

Q-данные (Q-data). Индивидуальные данные, полученные по результатам заполнения опросников.

T-данные (T-data). Данные, полученные при помощи объективных тестов.

Библиография Allport G. W. & Odbert H. S., (1936). Trait-names: A psycholexical study. Psychological Monographs, 47, 1-171.

Cattell R. В., (1950). Personality: A systematic, theoretical, and factual study. NewYork: McGraw-Hill.

Cattell R. В., (1957). Personality and motivation structure and measurement. Yonkers-on-Hudson, NY:

World Book.

Cattell R. В., (1974а). An autobiography. In G. Lindzey (Ed.) A history of psychology in autobiography (Vol. 6, pp. 59-100), Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

Cattell R. В., (1974b). Travels on psychological hyperspace. In T. S. Krawiec (Ed.) The psychologists (Vol. 2), New York: Oxford University Press.

Cattell R. В., (1979-80). Personality and Learning Theory, Vol. 1, 2, New-York, NY 10012: Springer Publishing Company, Inc.

Cattell R. В., (1990). Advances in Cattellian personality theory. In L. A. Pervin (Ed.) Handbook of personality: Theory and research (pp. 101-110), New York: Guilford Press.

Cattell R. В., (1993). Planning basic clinical research. In C. E. Walker (Ed.) The history of clinical psychology in autobiography (Vol. 2, pp. 101-111), Pacific Grove, CA: Brooks/ Cole.

Cattell R. B. & Cattell H. E. P. (1995). Personality stucture and the new fifth edition of the 16PF.

Educational and Psychological Measurement, 55, 926-937.

Cattell R. B. & Child D. (1975). Motivation and dynamic structure. New York: Halsted Press.

Cattell R. B. & Kline P. (1977). The Scientific Analysis of Personality and Motivation. NY: Academic Press.

Feist J., Feist G., (1998). Theories of Personality, McGrawHill.

Глава 27. Ганс Айзенк и факторная теория типов Д. Чернышев Английский ученый немецкого происхождения Ганс Айзенк (Hans Eysenck) вошел в историю психологии как создатель четырехуровневой иерархической модели человеческой личности. Подобно Р.

Кэттеллу, Айзенк пользовался для своих построений математическим аппаратом факторного анализа, однако его подход отличался от подхода Кэттелла по нескольким важнейшим пунктам. Во-первых, он применял гипотетико-дедуктивный (hypothetico-deductive) метод обработки материала, перед тем как использовать факторный анализ. Во-вторых, он выделял не 35 черт, а только три базовых типа (types).

В третьих, считал факторный анализ лишь одним из способов нахождения ответа на важнейшие вопросы, касающиеся теории личности.

В наибольшей степени на теорию личности Айзенка повлияли взгляды трех ученых: Сирила Берта (Cyril Burt), Чарльза Спирмэна (Charles Spearman) и Ивана Павлова. Берт, профессор Айзенка, и Спирмэн, лекции которого он посещал, показали ему, что психометрические методы являются наилучшим способом исследования личных качеств. От Павлова, которого он никогда не встречал лично, Айзенк получил знания о биологических основах личностных структур (Cohen, 1977). Таким образом, теория Айзенка включает в себя сильный психометрический и биологический компоненты.

Популярность Айзенка обусловливается не только его теоретическими построениями и блистательными достижениями на поприще психиатрии, но и склонностью к полемике. Его готовность вступать в споры стала легендой. В начале 50-х годов Айзенк обескуражил многих психологов, а также и врачей других специальностей своим заявлением о том, что нет никаких доказательств более высокой эффективности психотерапии по сравнению со спонтанной ремиссией. Иными словами, те люди, которые не получают никакого лечения, выздоравливают не менее часто, чем те, кто подвергается дорогостоящей, болезненной и длительной психотерапии с участием квалифицированных психологов и психоаналитиков (Eysenck, 1952).

«Я обычно был против истеблишмента в угоду мятежникам. Я склонен думать, что по этим пунктам большинство ошибалось, а я прав» (Eysenck, 1982, р. 298).

Айзенк был глубоко убежден в в том, что черты личности и типы определяются прежде всего наследственностью. В начале 70-х годов он принял участие в знаменитой дискуссии о наследуемости интеллекта, выступив в защиту Артура Дженсена (Arthur Jensen), который настаивал на том, что коэффициент интеллекта (IQ) не повышается благодаря целенаправленному социальному воздействию, а в большой степени предопределен генетически. Книга Айзенка «Спор о коэффициенте интеллекта»

(The IQ Argument, 1971) настолько не соответствовала общепринятым взглядам, что в Соединенных Штатах «книготорговцы боялись, что их магазины подожгут, если они осмелятся продавать эту книгу, известные „либеральные“ газеты отказывались упоминать ее, и в результате в стране свободы слова было почти невозможно узнать о существовании книги или купить ее» (Eysenck, 1980, р. 175).

В истории психологии Айзенк останется блестящим полемистом и создателем оригинальной иерархической теории личности.

Биографический экскурс Ганс Юрген Айзенк (Hans Jurgen Eysenck) родился 4 марта 1916 года в Берлине. Его мать, Рут Вернер, была талантливой актрисой и впоследствии стала звездой немого кино. Отец, Антон Эдвард Айзенк, также был актером и певцом. Впоследствии ученый вспоминал, что «чувствовал очень мало внимания со стороны родителей, которые развелись, когда мне было 4 года, и не испытывали особо горячих чувств ко мне, я же платил им тем же» (1990а, р. 40). Родители развелись, когда Гансу было два года, и мальчик остался жить с бабушкой со стороны матери. Она тоже когда-то работала в театре, но ее многообещающая оперная карьера прекратилась из-за трагической потери голоса. Айзенк писал, что его бабушка была «самоотверженной, заботливой, бескорыстной и вообще слишком хорошей для этого мира» (р. 40). Хотя бабушка была ревностной католичкой, родители Айзенка не были религиозны, и сам Ганс вырос без всякого формального религиозного руководства.

Вспоминая детство, Айзенк всегда подчеркивал свободу, которой пользовался. Никто из родителей не контролировал его действия, бабушка тоже была весьма снисходительна. Два примера служат хорошей иллюстрацией такого свободного воспитания. В первом случае отец купил Гансу велосипед и обещал научить его кататься. «Он привел меня на вершину холма, сказал мне, что я должен сесть на седло и нажимать на педали, а затем ушел по своим делам... предоставив мне обучаться самостоятельно» (Eysenck, 1990c, р. 12). Второй памятный случай произошел, когда подросток Ганс заявил своей бабушке, что собирается купить сигареты, ожидая, что она запретит ему это делать.

Однако бабушка ответила: «Если тебе это нравится, делай как хочешь» (р. 14).

Выросший в обстановке полубогемной свободы, юный Ганс не терпел тоталитаризма в любом его проявлении. Он часто задирал своих учителей, особенно тех, кто получил образование в военных учебных заведениях. Айзенк был очень скептично настроен относительно знаний, которые они могут ему дать, и далеко не всегда отказывался от возможности смутить их своим превосходством в знаниях.

В своих воспоминаниях он описывал себя как «ханжу и педанта... который не выносил дураков (и даже просто ординарных людей)» (Eysenck, 1990, р. 31).

Тяжелые времена, наступившие после Первой мировой войны: лишения, астрономическая инфляция, массовая безработица и угроза голода с приходом Гитлера к власти, казалось бы, отошли в прошлое. В стране начался экономический подъем, были необходимы ученые и специалисты. Однако когда талантливый юноша, закончив школу, был намерен поступать в Берлинский университет, чтобы изучать физику, то был поставлен перед фактом: непременным условием его принятия является вступление в нацистскую тайную полицию. Эта идея показалась ему столь отвратительной, что Айзенк решил покинуть Германию, позднее написав об этом: «Я знал, что для меня нет будущего на моей несчастной родине» (Eysenck, 1982, р. 289).

Столкновение с фашизмом и последующие схватки с левыми радикалами навели Айзенка на мысль, что черта жесткости мышления или авторитаризма одинаково характерна для обоих концов политического спектра. Впоследствии он нашел научное подтверждение этой гипотезы, обнаружив в одном из своих исследований, что хотя коммунисты являются радикалами, а фашисты — консерваторами, с точки зрения одной из характеристик личности, а именно жесткости мышления/терпимости, эти группы подобны друг другу. Обе они показывали больший уровень авторитаризма, жесткости и нетерпимости к чужому мнению, чем контрольная группа (Eysenck, 1954).

В возрасте 18 лет Айзенк покинул Германию и поселился в Англии, где он решил поступил в Лондонский университет на факультет психологии, где в 1938 году получил степень бакалавра. С его поступлением связана поистине анекдотическая история. Первоначальный выбор специальности был сделан Айзенком еще в Берлине — в пользу физики. Однако случайное событие изменило течение его жизни, а впоследствии — и всю историю психологии. Для поступления в университет надо было сдать вступительный экзамен, к которому Айзенк готовился в течение года, занимаясь в коммерческом колледже. Сдав в 1935 году экзамен, он был уверен, что поступил в университет на отделение физики.

Однако оказалось, что он по ошибке сдал не тот экзамен и не имеет права слушать физический курс.

Вместо того чтобы ждать еще год, он поинтересовался, нет ли какого-нибудь другого курса, к которому он мог бы быть допущен. Когда Айзенку сказали, что он может изучать психологию, тот якобы спросил:

«Что такое эта психология?» (Eysenck, 1982, р. 290).

Получивший в 1940 году степень доктора философии и к этому времени уже два года женатый на Маргарет Дэвис, канадке, которая окончила в Лондонском университете факультет математики, Айзенк оказался в Англии на положении «враждебного иностранца». Он не был интернирован, но и не смог принять участие в войне против ненавистного ему фашизма. Вместо этого, не имея никакой психиатрической и клинической практической подготовки, он начал работать в Особом госпитале Милл-Хилл (Mill Hill Emergency Hospital), занимаясь пациентами, страдавшими от различных психиатрических симптомов, включая тревожность, депрессию и истерию. Однако традиционные категории клинической диагностики не удовлетворяли Айзенка. Используя факторный анализ, он обнаружил, что все традиционные диагностические группы можно описать с помощью двух основных личностных факторов: невротизма и экстраверсии/ интроверсии. Эти теоретические изыскания привели к публикации его первой книги «Измерения личности» (Dimensions of Personality, Eysenck, 1947). После войны Айзенк стал директором психиатрического отделения больницы Модсли и несколько позже — преподавателем Лондонского университета.

Считая уровень английской клинической психологии недостаточно высоким, в 1949 году Айзенк отправился в Северную Америку, чтобы познакомиться с психологическими программами Соединенных Штатов и Канады. В 1949—1950 годах он работал в качестве приглашенного профессора в университете штата Пенсильвания, но большую часть времени в этот период он провел, путешествуя по США и Канаде и изучая существующие программы клинической психологии, которые он нашел полностью ненаучными (Eysenck, 1980, 1990 с).


Вернувшись в Англию, Айзенк развелся со своей первой женой и 30 октября 1950 года женился на Сибил Ростал, психологе, дочери знаменитого скрипача, с которой он познакомился во время своей поездки в Филадельфию. Ганс и Сибил Айзенк опубликовали несколько совместных книг и произвели на свет троих сыновей и дочь. Сын Айзенка от первого брака, Майкл, в настоящее время — широко печатаемый автор статей и книг по психологии.

В Лондонском университете Айзенк основал отделение клинической психологии, а с 1955 по середину 80-х годов был профессором Института психиатрии. Кроме того, вплоть до своей отставки в 1983 году, он занимал посты главного психиатра Королевского госпиталя Модсли и знаменитой психиатрической больницы Бедлам. После этого он продолжал работать в Лондонском университете в качестве профессора в отставке (professor emeritus) до самой своей смерти от рака 4 сентября 1997 года.

В последние годы жизни Айзенк, как и раньше, занимался различными вопросами психологии личности, включая творчество и творческие способности (Eysenck, 1993, 1995), а также влияние поведения на развитие раковых и сердечных заболеваний (Eyesenck & Grossarth-Maticek, 1991).

Еще в Соединенных Штатах Айзенк начал работать над своей самой знаменитой книгой «Структура человеческой личности» (The Structure of Human Personality, 1952b), в которой он обосновал эффективность факторного анализа как лучшего метода представления известных фактов, касающихся личности. Всего же по количеству опубликованных трудов Айзенк превзошел даже Кэттелла. Кроме почти 800 журнальных статей и отдельных глав, он написал более 75 книг, некоторые из них вышли под броскими, рассчитанными на публику заголовками, такими, как «Польза и вред психологии» (Uses and Abuses of Psychology, 1953), «Смысл и бессмысленность в психологии» (Sense and Nonsense in Psychology, 1956), «Факты и вымысел в психологии» (Fact and Fiction in Psychology, 1965), «Психология — наука о людях» (Psychology Is About People, 1972 b), «Вы и невроз» (You and Neurosis, 1977 b), «Секс, жестокость и средства массовой информации» в соавторстве с Д. К. Б. Найесом (D. K. B. Nias) (Sex, Violence and the Media, 1978), «Курение, свойства личности и стресс» (Smoking, Personality and Stress, 1991 с) и «Гений: естественная история творческой одаренности» (Genius: The Natural History of Creativity, 1995).

Иерархическая модель Ядром теории Айзенка является разработанная им концепция того, что элементы личности располагаются иерархически. Айзенком была построена четырехуровневая иерархическая система организации поведения.

Нижний уровень — специфические действия или мысли (specific acts or cognitions), индивидуальный способ поведения или мысли, которые могут быть, а могут и не быть характеристиками личности. Например, мы можем представить себе студента, который начинает рисовать в своей тетради геометрические узоры, если у него не получается выполнить задание. Но если его конспекты не изрисованы вдоль и поперек, мы не можем утверждать, что такое действие стало привычным.

Второй уровень — это привычные действия или мысли (habitual acts or cognitions), то есть реакции, которые при определенных условиях повторяются. Если студент постоянно с упорством трудится над заданием до тех пор, пока не получает решение, такое поведение становится его привычной реакцией. В отличие от специфических реакций, привычные реакции должны появляться достаточно регулярно или быть последовательными. Привычные реакции выделяются посредством факторного анализа специфических реакций.

Третий уровень в сформулированной Айзенком иерархии занимает черта (trait). Айзенк (1981) определял черту как «важное, относительно постоянное (semi-permanent) личное свойство» (р. 3). Черта формируется из нескольких взаимосвязанных привычных реакций. Например, если студент имеет привычку всегда выполнять задания в классе и всякую другую работу также не бросает, пока не закончит ее, то можно сказать, что он обладает чертой настойчивости. Поведенческие характеристики уровня черт получаются с помощью факторного анализа привычных реакций, и черты «определяются в смысле наличия значительной корреляции между различными вариантами привычного поведения»

(Eysenck, 1990, р. 244). Большинство из 35 нормальных и аномальных первичных основных факторов Кэттелла принадлежат к третьему уровню (уровню черт) организации поведения, чем и объясняется тот факт, что Кэттелл выделил намного больше личностных факторов, чем Айзенк.

Четвертый, высший уровень организации поведения, — это уровень типов (types), или суперфакторов (superfactors). Тип формируется из нескольких связанных между собой черт. Например, настойчивость может быть связана с чувством своей неполноценности, плохой эмоциональной приспособленностью, социальной робостью и еще несколькими чертами, которые все вместе образуют интровертный тип (introverted type).

«Привычные реакции — это специфические реакции, лишенные своего случайного компонента и образующие специфические факторы;

черты — это система специфических реакций, без учета случайной и специфической дисперсии, тип — это система специфических реакций, исключающих случайные, специфические и групповые отклонения.»

Четыре уровня организации поведения схематически изображены на рис. 27.1.

Рис. 27.1. Организация поведения в виде специфических действий, привычных реакций, черт и типов. Кроме настойчивости и социальной робости, в формирование типа интроверсии вносят вклад и другие черты, такие как чувство собственной неполноценности, низкая активность и серьезное отношение к жизни Типы В ранних исследованиях Айзенк выделял только два общих типа или суперфактора:

экстраверсию (Extraversion) тип (E) и нейротизм (Neuroticism) тип (N) (Eysenck, 1947, 1952). В дальнейшем он определил третий тип — психотизм (Psychoticism) (P), хотя и не отрицал «возможность того, что впоследствии будут добавлены еще какие-то измерения». Айзенк рассматривал все три типа как части нормальной структуры личности. На рис. 27.2 изображена иерархическая структура факторов Айзенка — P, E и N.

Рис. 27.2. Иерархическая структура факторов (P) — психотизм, (E) — экстраверсия/интроверсия и (N) — нейротизм (Источник: схема «Биологические измерения личности» из Handbook of personality: Theory and research, H. J. Eysenck, L. A. Pervin (Ed.). p. 244-276.

New-York: Guilford Press. Перепечатывается с разрешения Guilford Press).

Все три типа биполярны, и если на одном конце фактора E находится экстраверсия, то противоположный полюс занимает интроверсия (Introversion). Точно так же фактор N включает в себя нейротизм на одном полюсе и стабильность (Stability) — на другом, а фактор P содержит на одном полюсе психотизм, на другом — сильное «супер-Я» (Superego strenght). Биполярность факторов Айзенка не подразумевает принадлежность большинства людей к одному или другому полюсу. Распределение характеристик, относящихся к каждому типу, скорее, бимодальное, чем унимодальное. Например, распределение экстраверсии очень близко к нормальному, подобно распределениям уровня интеллекта и роста. Большинство людей оказываются в центре холмообразного распределения;

таким образом, Айзенк (1994с) не считал, что людей можно разделить на несколько взаимоисключающих категорий.

Айзенк применял дедуктивный метод научного исследования, начиная с теоретических построений, а затем собирая данные, логически соответствующие этой теории. Как мы уже указывали, теория Айзенка основана на использовании методик факторного анализа. Сам он, однако, утверждал, что одних только абстрактных психометрических изысканий недостаточно для измерения структуры свойств человеческой личности и что черты и типы, полученные с помощью факторно-аналитических методов, слишком стерильны и им нельзя приписывать никакого значения до тех пор, пока не доказано их биологическое существование.

Айзенком было установлено четыре критерия для идентификации факторов. Во-первых, должно быть получено психометрическое подтверждение существования фактора. Естественное следствие из этого критерия — фактор должен быть статистически достоверным и проверяемым. Другие исследователи, принадлежащие к независимым лабораториям, также должны быть способны получить этот фактор. Второй критерий — фактор должен обладать свойством наследования и удовлетворять установленной генетической модели. Этот критерий исключает из рассмотрения выученные характеристики, такие, как, например, умение подражать голосам известных людей или политические и религиозные убеждения. Третье — фактор должен иметь смысл с точки зрения теории. Последний критерий существования фактора — это его социальная уместность (social relevance), то есть нужно показать, что математически выведенный фактор имеет отношение (не обязательно строго причинное) к социальным явлениям, например, таким, как злоупотребление наркотиками, склонность попадать в неприятные ситуации (accident proneness), выдающиеся достижения в спорте, психотическое поведение, преступность и т. д.

Айзенк утверждал, что каждый из выделенных им типов отвечает этим четырем критериям идентификации личностных характеристик.

Во-первых, есть строгие психометрические доказательства существования каждого фактора, особенно это относится к факторам E и N. Фактор Р (психотизм) появился в работах Айзенка позже, чем первые два, и для него пока еще нет столь же достоверных подтверждений со стороны других ученых. Экстраверсия и нейротизм (или тревожность) — основные типы или суперфакторы почти во всех факторно-аналитических исследованиях свойств личности. Например, Ройс и Пауэлл провели сравнение факторов E и N Айзенка с чертами второго порядка Кэттелла и обнаружили, что фактор E (экстраверсия) Айзенка сравним с фактором QI (эксвия/инвия) Кэттелла, а фактор N (нейротизм) очень похож на фактор Кэттелла QII (тревожность).


«Возможно, из всех факторных аналитиков, которых вы знаете, я меньше всего являюсь таковым. Я рассматриваю факторный анализ как полезное дополнение, метод, в некоторых случаях неоценимый, но который мы должны откладывать в сторону так скоро, как только возможно, чтобы быть способными непредвзято определить факторы и просто понять, что они означают» (Evans, 1976, р.

259).

Во-вторых, Айзенк доказывал, что существует строгая биологическая основа каждого из этих трех суперфакторов. В то же время он заявлял, что такие черты, как социальное соответствие (agreeableness) и совестливость (conscientiousness), входящие в «Большую пятерку» таксономии (John, 1990), не имеют под собой биологической основы.

В-третьих, все три типа, особенно E и N, имеют смысл теоретически. Юнг, Фрейд и другие теоретики отмечали, что такие факторы, как экстраверсия/интроверсия и тревожность/эмоциональная стабильность, оказывают значительное влияние на поведение. Нейротизм и психотизм не являются свойствами исключительно патологических индивидуумов, хотя психически больные действительно показывают более высокие оценки по шкале, измеряющей эти два фактора, чем нормальные люди.

Айзенк предлагал теоретическое обоснование фактора P (психотизм), построенное на гипотезе, что характеристики психического здоровья в основной массе людей распределены непрерывно. На одном конце холмообразного распределения находятся такие исключительно здоровые качества, как альтруизм, хорошая социальная приспособленность и сопереживание, а на другом конце — такие свойства, как враждебность, агрессивность и склонность к шизофреническим реакциям. Человек по своим характеристикам может находиться в любой точке этой непрерывной шкалы, и никто не будет воспринимать его как психически больного. Айзенк, однако, разработал диатезисно-стрессовую модель (diathesis-stress model) возникновения психических заболеваний, согласно которой некоторые люди более уязвимы для болезни, поскольку у них есть какая-либо генетическая или приобретенная слабость, делающая их более предрасположенными к психическому заболеванию. Предрасположение (диатезис) вместе со стрессовой ситуацией порождают психотические проявления. Айзенк предполагает, что люди, чьи характеристики располагаются ближе к здоровому краю P-шкалы, будут устойчивы по отношению к психотическим срывам даже в периоды сильного стресса. С другой стороны, у тех, кто ближе к нездоровому краю, даже минимальный стресс может вызвать психотическую реакцию. Иными словами, чем выше показатель психотизма, тем менее сильное стрессовое воздействие необходимо для возникновения психотической реакции.

В-четвертых, Айзенк неоднократно демонстрировал, что его три типа связаны с такими социальными вопросами, как наркотики (Eysenck, 1983), сексуальное поведение (Eysenck, 1976), преступность (Eysenck, 1964;

Eysenck & Gudjonsson, 1989), профилактика рака и сердечных болезней (Eysenck, 1991 b, 1991 с;

Grossart-Maticek, Eysenck, & Vetter, 1988) и творчество (Eysenck, 1993).

«Генетически наследуемой является предрасположенность человека поступать и вести себя определенным образом при попадании в определенные ситуации» (Eysenck, 1982, р. 29).

Все три суперфактора — экстраверсия, нейротизм и психотизм — в большой степени зависят от генетических факторов. Айзенк (1990 а) утверждал, что примерно три четверти вариации каждого из трех суперфакторов объясняется наследственностью и только около одной четверти — условиями окружающей среды. Он собрал множество доказательств значительности биологического компонента в формировании личности. Во-первых, почти идентичные факторы были обнаружены у людей по всему миру — «от Уганды и Нигерии до Японии и континентального Китая, от капиталистических стран Западной Европы и Американского континента до государств Восточного блока, таких как Советский Союз, Венгрия, Чехословакия, Болгария и Югославия» (Eysenck, 1990a, р. 245-246). Во-вторых, доказано, что положение человека относительно трех измерений личности имеет тенденцию сохраняться длительное время. И в-третьих, изучение пар близнецов показало, что однояйцевые близнецы демонстрируют значительно более близкие характеристики, чем разнояйцевые близнецы одного пола, выросшие вместе, что может служить подтверждением определяющей роли генетических факторов в проявлении индивидуальных различий между разными людьми.

Айзенк разработал четыре личностных опросника, предназначенных для измерения суперфакторов. Первый из них, Личностный опросник Модсли (Maudsley Personality Inventory), или MPI, позволял оценить только E и N и давал некоторое ненулевое значение корреляции между этими двумя факторами. По этой причине Айзенк разработал другой инструмент — Личностный опросник Айзенка (Eysenck Personality Inventory), или EPI. Опросник EPI содержит отдельную шкалу лжи (L), чтобы исключить намеренный обман, но гораздо более важно, что факторы нейротизма и экстраверсии, полученные из этого опросника, являются независимыми, с корреляцией, близкой к нулю. EPI был все еще двухфакторным опросником, поэтому впоследствии Айзенки (1975) опубликовали свой третий личностный тест, а именно — новый Личностный опросник Айзенка (Eysenck Personality Questionnaire), или IPQ, который представлял собой переработанный опросник EPI и включал шкалу психотизма (P).

Последующая критика, относящаяся к шкале (P), привела к появлению еще одной редакции опросника под названием Пересмотренный личностный опросник Айзенка (Eysenck Personality Questionnaire Revised).

Экстраверсия/Интроверсия Первый тип (суперфактор), выделенный Айзенком, носит название экстраверсия/интроверсия.

Термин «экстраверсия», вместе с противоположным ему термином «интроверсия», имеет неодинаковое значение у разных теоретиков. Скажем, Юнг выделял два достаточно широких типа личности, называя их «экстравертность» и «интровертность». Его определение этих категорий несколько отличается от общепринятого понимания. Юнг считал экстравертами людей, имеющих объективный и непредвзятый взгляд на вещи, тогда как интроверты в его теории — это те, кому свойственно очень субъективное или индивидуальное восприятие мира. Концепция экстравертности/интровертности Айзенка ближе к общепринятой. Экстравертный тип характеризуется, в первую очередь, общительностью и импульсивностью, но также легкостью, оживленностью, остроумием, оптимизмом и другими чертами людей, которые получают удовольствие от общения с другими.

Интроверты характеризуются чертами, противоположными тем, которые можно найти у экстравертов. Их можно описать как людей тихих, пассивных, необщительных, скрытных, задумчивых, пессимистичных, миролюбивых, здравомыслящих и хорошо контролирующих свое поведение. Однако, согласно Айзенку, принципиальные различия между экстраверсией и интроверсией не поведенческие, а, скорее, биологические или генетические по природе.

Айзенк считает, что главная причина различий между экстравертами и интровертами — уровень возбужденности коры головного мозга (cortical arousal level) — психологический фактор, являющийся в основном наследственным, а не выученным. Поскольку этот уровень у экстравертов ниже, чем у интровертов, их сенсорный порог выше, и поэтому они менее чувствительны к сенсорным стимуляциям.

Для интровертов, наоборот, характерен более высокий уровень возбужденности коры головного мозга и, следовательно, более низкий сенсорный порог, они сильнее реагируют на сенсорные стимуляции.

Чтобы достичь оптимального уровня стимуляции, интроверты, чей сенсорный порог от рождения является низким, избегают ситуаций, которые могут вызвать слишком сильное возбуждение. Поэтому они стараются не участвовать в бурных социальных событиях, не любят такие вещи, как катание на лыжах с высокой горы, управление дельтапланом, соревновательные виды спорта, им не нравится руководить обществом или женским клубом и подшучивать над своими друзьями.

С другой стороны, поскольку экстраверты имеют сравнительно низкий уровень возбужденности коры головного мозга, оптимальным для них является более высокий уровень сенсорной стимуляции.

Поэтому экстраверты гораздо чаще принимают участие в возбуждающей и стимулирующей деятельности. Они могут получать удовольствие от таких занятий, как покорение высоких гор, парение в небе на дельтаплане, быстрая езда на автомобиле, выпивка или курение марихуаны. В дополнение к этому, Айзенк предполагал, что экстраверты, в отличие от интровертов, раньше начинают свою сексуальную жизнь, более часто занимаются сексом, чаще меняют партнеров, более свободны в отношении выбора позиций и различных типов сексуального поведения и склонны дольше предаваться любовной игре перед половым актом. Так как уровень возбужденности коры головного мозга у экстравертов ниже, они быстрее привыкают к сильным стимулам (сексуальным или другого типа) и со временем все меньше и меньше реагируют на один и тот же стимул, тогда как интроверты менее склонны испытывать скуку и потерю интереса, долгое время занимаясь одним и тем же человеком.

Нейротизм/Стабильность Нейротизм (N) — второй тип, выделенный Айзенком. Как и экстраверсия/интроверсия, фактор N имеет сильную наследственную составляющую. Айзенк привел примеры нескольких научных исследований, в которых есть доказательства генетического происхождения таких невротических черт, как тревожность, истерия и вынужденные действия. К тому же он обнаружил, что относительно склонности к антисоциальным и асоциальным вариантам поведения, таким, как подростковые преступления, детские поведенческие нарушения, алкоголизм и гомосексуализм, однояйцевые близнецы гораздо меньше различаются между собой, чем разнояйцевые близнецы.

Люди с высоким показателем невротизма часто имеют склонность слишком сильно эмоционально реагировать на возбуждение и с трудом возвращаются в нормальное состояние. Они часто жалуются на такие физические недомогания, как головная боль или боль в спине, а также на не очень определенные психологические проблемы, такие, как волнение и тревожность. Нейротизм, однако, совсем не обязательно подразумевает невроз в традиционном смысле этого слова. Человек может показывать высокий уровень нейротизма и быть свободным от каких бы то ни было ослабляющих невротических симптомов. Тем не менее, согласно диатезисно-стрессовой модели Айзенка, люди с высоким уровнем фактора N более подвержены риску заболеть неврозом в стрессовой ситуации, чем люди с более низким уровнем того же фактора.

Так как разные уровни нейротизма могут комбинироваться с различными показателями по шкале экстраверсии, невротическое поведение нельзя описать каким-либо единичным синдромом. Факторно аналитическая техника Айзенка предполагает независимость типов, то есть ось невротизма расположена под прямым углом к оси экстраверсии (взаимная корреляция равна нулю). Поэтому разные люди могут демонстрировать одинаково высокие показатели по шкале N, но при этом у них будут проявляться очень различные симптомы, в зависимости от уровня экстраверсии или интроверсии. На рис. 27.3 изображена ось экстраверсии/интроверсии, расположенная под прямым углом к оси нейротизма, корреляция этих факторов равна нулю. Предположим, что A, B и C имеют одинаковые показатели нейротизма, но занимают три различные позиции на шкале экстраверсии. Для A — интровертного невротика — характерны тревожность, депрессия, фобии и симптомы вынужденного поведения;

B — не интроверт и не экстраверт, ему, скорее, свойственны истерия (невротическое расстройство, связанное с эмоциональной нестабильностью), внушаемость и соматические симптомы;

C — экстравертный невротик, скорее всего, будет демонстрировать психопатические качества, такие, как криминальные наклонности и отклонения в поведении. Рассмотрим также A, D и E, которые одинаково интровертны, но различаются по уровню эмоциональной стабильности: A — интровертный невротик, описанный выше;

D — также интроверт, но он не является ни ярко выраженным невротиком, ни исключительно стабильной личностью;

E — крайне интровертен и эмоционально устойчив.

Рис. 27.3. Двухмерная диаграмма, описывающая несколько крайних значений по шкалам E и N Айзенка На рис. 27.3 изображены несколько вариантов комбинаций личных свойств, в каждом из которых есть, по крайней мере, одно экстремальное значение. Характеристики большинства людей, конечно, располагаются ближе к центру диаграммы. По мере продвижения точки к внешним границам диаграммы, расположение, которое она описывает, встречается все реже и реже, точно так же, как значения случайных величин, отмеченные точками на краях холмообразной кривой нормального распределения, гораздо менее вероятны, чем значения, близкие к средней точке.

Психотизм/Суперэго Айзенк видит психотизм (P) как унитарную концепцию, в отличие от таких отдельных и независимых психических болезней, как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и т. п. К тому же психотизм/суперэго — это переменная с непрерывной областью изменения, имеющая близкое к нормальному распределение. Люди с высокими показателями по шкале P часто эгоцентричны, холодны, любят спорить, агрессивны, импульсивны, враждебно настроены к окружающим, подозрительны и антисоциальны. Те, кто показывает низкий уровень психотизма (более сильное «супер-Я»), склонны сопереживать, заботиться о других, сотрудничать и хорошо социально приспособлены.

Люди с высокими показателями по шкале P генетически более уязвимы, чем те, кто имеет относительно низкие показатели. То есть человек с высоким уровнем психотизма не обязательно страдает от психозов, но ему свойственна высокая «предрасположенность к появлению психотических нарушений под влиянием стресса». При отсутствии значительных стрессов люди с высоким уровнем психотизма могут вести себя вполне нормально, но сильный стресс, в сочетании с их повышенной уязвимостью, может привести к психотическому срыву.

Фактор психотизм/суперэго (P) независим как от E, так и от N. На рис. 27.4 изображены все три факторные оси, расположенные иод прямым углом друг к другу. (Так как трехмерное пространство невозможно точно отобразить на плоскости, просим читателя представить, что сплошные линии на рис.

27.4 представляют собой угол комнаты, где стены сходятся с полом. Каждая линия расположена под прямым углом к остальным.) Таким образом, теория личности Айзенка позволяет измерить у каждого человека три независимых фактора и обозначить его личные свойства точкой в трехмерном пространстве. Например, F на рисунке 27.4 обладает очень сильным «супер-Я», показывает достаточно высокое значение по оси экстраверсии и близкое к нулю (средней точке) — по оси нейротизма/стабильности. Точно так же личные характеристики любого человека могут быть символически изображены точкой в трехмерном пространстве.

Рис. 27.4. Трехмерная схема, иллюстрирующая три измерения личности в теории Айзенка Итоги главы Теория типов Ганса Айзенка разработана на основе математического аппарата факторного анализа. Этот метод предполагает, что люди обладают различными относительно постоянными личными качествами, или чертами, и что эти черты можно измерить с помощью корреляционных исследований. Айзенк применял дедуктивный метод научного исследования, начиная с теоретических построений, а затем собирая данные, логически соответствующие этой теории.

Айзенком было установлено четыре критерия для идентификации факторов. Во-первых, должно быть получено психометрическое подтверждение существования фактора. Второй критерий — фактор должен обладать свойством наследования и удовлетворять установленной генетической модели. Третье — фактор должен иметь смысл с точки зрения теории. Последний критерий существования фактора — это его социальная уместность (social relevance), то есть нужно показать, что математически выведенный фактор имеет отношение (не обязательно строго причинное) к социальным явлениям.

Айзенк сформулировал концепцию иерархической четырехуровневой модели человеческой личности. Нижний уровень — специфические действия или мысли, индивидуальный способ поведения или мысли, которые могут быть, а могут и не быть характеристиками личности. Второй уровень — привычные действия или мысли, которые при определенных условиях повторяются. Третий уровень — черты личности, а четвертый, высший уровень организации поведения, — это уровень типов, или суперфакторов.

В то время как Кэттелл выделяет 35 черт первого порядка, Айзенк строит свою теорию всего лишь на трех более широких биполярных суперфакторах: экстраверсия/интроверсия, нейротизм/стабильность и психотизм/суперэго. Черты Кэттелла нельзя напрямую сравнивать с тремя типами Айзенка, поскольку черты Кэттелла принадлежат к третьему уровню иерархической структуры, а типы Айзенка — к четвертому.

Экстраверсия характеризуется общительностью и импульсивностью, интроверсия — пассивностью и задумчивостью, нейротизм — тревожностью и вынужденными привычками, стабильность — отсутствием таковых, психотизм — антисоциальным поведением, а суперэго — склонностью к сопереживанию и сотрудничеству.

Айзенк делал особый акцент на биологических составляющих личности. Согласно его теории, воздействия окружающей среды практически не важны для формирования личности. По его мнению, генетические факторы оказывают гораздо большее влияние на последующее поведение, чем детские впечатления.

Ключевые понятия Диатезисно-стрессовая модель (Diathesis-stress model). Разработанная Айзенком модель возникновения психических заболеваний, согласно которой некоторые люди более уязвимы для болезни, поскольку у них есть какая-либо генетическая или приобретенная слабость, делающая их более предрасположенными к психическому заболеванию. Предрасположение (диатезис) вместе со стрессовой ситуацией порождают психотические проявления.

Интроверсия (Introversion). Один из полюсов типа E, характеризующийся тенденцией к сдержанности и склонностью к самоанализу. Противоположность экстраверсии.

Нейротизм (Neuroticism). Один из полюсов типа N, характеризующийся тенденцией к тревоге, депрессии, частой смене настроений. Противоположность стабильности.

Привычные действия или мысли (Habitual acts or cognitions). Реакции, которые при определенных условиях повторяются. Второй уровень иерархической модели Айзенка.

Психотизм (Psychoticism). Один из полюсов типа P, характеризующийся тенденцией к уединению и отсутствием эмпатии. Противоположность суперэго.

Специфические действия или мысли (Specific acts or cognitions). Индивидуальный способ поведения или мысли, которые могут быть, а могут и не быть характеристиками личности. Нижний уровень иерархической модели Айзенка.

Стабильность (Stability). Один из полюсов типа N, характеризующийся тенденцией к спокойствию, отсутствию эмоций. Противоположность нейротизму.

Супер-эго (Superego strenght). Один из полюсов типа P, характеризующийся тенденцией к чувствительности, эмпатии. Противоположность психотизму.

Тип (Туре). Четвертый, высший уровень организации поведения, уровень суперфакторов (superfactors). Тип формируется из нескольких связанных между собой черт. Айзенк выделил три типа:

экстраверсия (E), нейротизм (N) и психотизм (P).

Уровень возбужденности коры головного мозга (Cortical arousal level). Главная причина различий между экстравертами и интровертами, психологический фактор, являющийся в основном наследственным, а не выученным. Поскольку этот уровень у экстравертов ниже, чем у интровертов, их сенсорный порог выше, и поэтому они менее чувствительны к сенсорным стимуляциям.



Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.