авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«Рождественский Ю.В. Теория риторики Предлагаемая читателю книга имеет своей задачей осмысление и систематизацию актуальных проблем риторики и теории коммуникаций в ...»

-- [ Страница 6 ] --

Наши макроэкономисты (Е. Гайдар и его сотрудники и единомышленники) начали реформу экономики, перестраивая ее из конкретно плановой в рыночную. По марксистской привычке экономика представлялась как механизм. "Механизм" - старый образ материалистического понимания истории.

При общей понятности подробностей экономической реформы концепция связей с общественностью не была проработана ни в целом, ни в частностях. Наоборот, вместо связей с общественностью, общественность и ее менталитет были определены презрительным именем "совки". Результат этого известен. Гайдар и его сотрудники и единомышленники получили репутацию барчуков КПСС и безответственных мальчишек. Попытки выйти из положения созданием своей политической организации (рефлекс от истории КПСС) не дали ничего, кроме провала на выборах и бессмысленной затраты средств. Это значит, что изучая макроэкономику в США, Гайдар не изучил основного условия реализации любого проекта - создания public relations (связей с общественностью). Эта ошибка не преодолена до сих пор, а население много потеряло от махинаторов, для которых сложилась питательная среда - ситуация таинственности и исключительной особенности осведомленных (в чем то!) лиц.

Создание системы связей с общественностью не только гарантирует реализацию проекта, но благодаря обществен ности предотвращает незаконные действи недобросовест ных лиц, которые при условиях всеобщей осведомленности не имеют возможности пренебрегать законом и порядочностью.

Связи с общественностью имеют три стороны: обучение своей организации идеологии проекта, выбор риторических и теоретико-словестносных средств пропаганды, план пропаганды, его реализация и контроль эффективнос ти пропаганды.

Обучение своей организации состоит в том, что руководитель организации, во-первых, должен быть хорошо осведомлен о сущности проекта и способах его пропаганды в связях с общественностью, во вторых, сотрудникам в обязанность вменяется повторять в любых контактах, с любыми людьми сущность и преимущества нового проекта и, в-третьих, в соответствии с планами действий по связям с общественностью участвовать в соответствующих мероприятиях. План мероприятий по связям с общественностью разрабатывается, во-первых, так, чтобы ввести в действие те виды словесности, которые можно применить с наибольшим эффектом для пропаганды данного проекта. Например, при открытии булочной в городском квартале нецелесообразно привлекать общенациональные средства массовой информации, тогда как открытие атомной электростанции потребует этого. Соответственно, для открытия булочной достаточно собрания домохозяев, а для открытия электростанции необходимы регулярные публичные демонстрации ее действия и безопасности.

Во-вторых, должна быть разработана система аргументации в пользу проекта. Для каждой категории пропагандируемых (властей, общественности, фирм и обществен ных организаций) должна быть разработана система доводов, понятных каждой из названных категорий и отвечающих интересам данной категории.

В-третьих, надо обеспечить диалоговый режим словесных действий. Под диалоговым режимом понимается включение в аргументацию риторической части речи "опровержение", т. е. представлять свои аргументы с учетом альтернатив и развивать альтернативные взгляды с возможной подробностью, каждый раз опровергая эти альтернативы. Под диалоговым режимом понимается также реальный диалог в письменной и устной формах с категориями заинтересованных и затронутых в связях с общественностью лиц. Далее необходимо корректировать доводы, если встретятся такие возражения, которые опровергают ранее выдвинутые доводы.

Проведение плана мероприятий по связям с общественностью предполагает также предварительный анализ отношений разных пропагандируемых категорий лиц к проекту и постоянный анализ умонастроений в ходе реализации проекта и по его завершению. Эта работа предполагает включение методик социологических обследований и иных методов: обмен письмами, проведение бесед, анализ реакции на публикации, анализ отношения к проекту в ходе его реализации.

3.1.7 Искусство управления и связи с общественностью Развитие современных диалогов, таким образом, строится как искусство управления, анализ вызовов и связи с общественностью Таблица 3.4 показывает, в каких соотношениях находятся эти три категории.

Таблица 3. Таблица показывает субъекта диалогических действий независимо от того, является ли этот субъект, скажем, отцом семейства или главой государства, партии, фирмы и общественной организации.

Таким образом, создание и корректировка проекта, т. е. риторический замысел, зависит от риторических и практических действий вовне и внутри среды управления.

От таблицы 3.4, которую следует назвать матрицей обоснования проектов, можно перейти к схеме 3.3, показывающей развитие диалога и отвечающих ему действий с целью создания проектов.

Схема 3. 3.1.8. Изобретение в диалоге Матрица создания и корректировка проекта показывает граничные услови риторического изобретения.

Риторическое изобретение невозможно без учета внешней и внутренней среды управления.

Этот закон полезно назвать законом граничных условий изобретения.

Другим граничным законом являются культурные условия риторического изобретения. Под культурными условиями понимается совокупность данных о личной культуре работников внутренней и внешней среды управления, данные о материальной культуре, в которых происходит реализация проекта (иногда говорят, данные об инфраструктуре), и духовные запросы внутренней и внешней среды управления, объясняемые характером морали и нравственности, этическими и эстетическими запросами, уровнем образования.

Риторическое изобретение невозможно без учета культурных условий существовани я проекта.

Этот закон полезно назвать законом культурных условий риторического изобретени я.

Третьим фактором риторического изобретения является сама персональность изобретающего. Закон граничных условий и закон культурных условий не могут предсказать полностью творческие действия ритора. Творческие действия ритора могут сильно отличаться от предсказуемых требований социальной и культурной сред. Так, проекты Э.К. Циолковского относятся к такого рода риторическим изобретениям. Творческие проекты при границах социальной и культурной сред предполагают достаточно широкий спектр идей, являющихся результатом риторического изобретени Проблема персональности как проблема риторичес кой изобретательности в принципе непредсказуема.

Единственной формой предсказания являются аналоги. Человек часто изобретает, опираясь на аналоги как своеобразную метафору, метафорический источник изобретательской работы. Повидимому, метафора не исчерпывает возможнос тей изобретений и изобретение часто следует метафоре, но это не обязательно.

При анализе предлагаемых проектов полезно прибегнуть к следующему правилу:

Источником изобретения проекта часто является метафора, но не она одна.

Cовокупность метафор, находящихся в душе ритора, может содействовать его изобретениям как риторическая культура персональности.

Замысел проектов, их оформление и реализация в действиях составляют риторическую культуру общества.

Отсюда правило:

Отбор наилучших проектов и решений есть отбор наилучших риторов.

Учебники риторики располагают хрестоматиями лучших риторических произведений. Иногда это общепризнанные речи, как знаменитые "катилинарии" Цицерона, иногда автор учебника демонстрирует свое риторичес кое творчество, как Готшед, включавший в свою риторику в виде образцов свои показательные речи, иногда это хрестоматии по истории риторики, как учебники, издаваемые в США, содержащие образцовые речи политических деятелей, главным образом, президентов, повернувших общественную жизнь Соединенных Штатов.

Лишь иногда анализ этих речей построен так, что анализируются диалогические условия данного риторического изобретения, но всегда условия анализируют ся не полностью Исторические анализы ведутся через исторические источники. С точки зрени исследования диалога они носят более объемлющий характер. Историк обычно стремится учесть всю совокупность источников, характеризую щих исследуемое им дело. Однако учесть все источники не удается уже потому, что историк обследует письменные источники и, как правило, не располагает полнотой устных источников информации (кроме протокольных записей). Главная трудность в изучении культуры диалога для историка состоит в том, что источники интересуют историка лишь постольку, поскольку речь "отразила" дело. Поэтому заключени историка всегда несколько гадательны, так как закономерности диалога пока не разработаны историческим источниковедением.

Важнейшим и наиболее полным представлением прецедентов диалога располагает архивист. По роду своей работы архивист собирает материалы по истории деятельности организаций и отдельных лиц.

Сбор материалов у архивиста может быть двойным.

Материалы учреждений и организаций архивистом формируются в дела, в зависимости от практической деятельности учреждений и организаций. Но архивист прибегает и к другой схеме систематизации и хранения материалов - личным архивам. В личном архиве хранятся письма, документы и другие письменные источники, соотносимые с диалогами, в которых в качестве создателя и получател текста выступает отдельный речедеятель. Материалы личных архивов в сочетании с материалами дел дают более полную картину диалога. Однако, и она недостаточна, так как многие источники, показывающие прецеденты принятия решений и их реализацию, ускользают, поскольку при формировании архива трудно зафиксировать все обстоятельства речей и дел. В итоге картина диалога как основной деятельности человека, приводящей его к риторическому изобретению, остается неясной.

Видимо, в силу этих причин прецеденты и правила риторического изобретени остаются невыясненными. Поскольку нет полной, системной и представительной картины прецедентов, невозможно вывести правила для творческих решений и, следовательно, диалог как творческая деятельность людей остается пока вне полноты материалов риторической науки. Поэтому, видимо, законы диалога до сих пор не исследованы подробно.

Для решения вопроса о законах диалога полезно предложить некоторые положени из области теории коммуникаций. Схема 3.4 показывает, что диалог по какому-либо делу ведется не в одном, а сразу в нескольких видах словесности.

Схема 3. Таким образом, любой диалог по делу обязательно втягивает не один, а несколько видов словесности.

Виды словесности в диалоге сталкиваются двояким образом.

3.1.9. Использование разных видов словесности в изобретении С точки зрения видов словесности не все виды словесности устроены так, что в них можно вести диалог разным создателям речи между собой, т. е. реплика в данном виде словесности, сформированная одним создателем речи, заменяется репликой другого создателя речи в том же виде словесности. Диалоги в одном виде словесности возможны:

а) в устном дописьменном диалоге;

б) в молве;

в) в фолклоре;

г) в судебной речи;

д) в совещательной речи;

е) во всех видах гомилетики (проповеди, учебные речи, пропаганды);

ж) в эпистолярной речи;

з) в документах;

и) в сочинениях;

к) во всех видах литературы;

л) информатике.

В остальных видах словесности, т. е. без смены реплик:

а) в показательной речи;

б) в речи на неписчих материалах;

в) в массовой информации;

г) в рекламе, диалог в одном виде словесности не производится.

Диалог в одном виде словесности имеет разный характер. При этом мыслимы три ситуации:

1. Первая и вторая реплики диалога различны по форме и смыслу. Это диалогразличие.

2. Первая и вторая реплика диалога образуют формальное (с точки зрени лингвистики, но не стилистики) семантическое и формальное тождество. Это диалогунисон.

3. Первая и вторая реплика различны, но ряд участников не произносит реплик, а только воспринимает их и иногда в заключении выражает общее мнение, например, голосованием. Это диалогтеатр.

Диалог-различие - устная дописьменная речь, эпистолярная речь, документы. Диалог-унисон - молва, фолклор, диалог в информатике. Диалог-театр - судебна речь, совещательная речь, все виды гомилетики, сочинения, все виды литературы.

Эти три разновидности диалога имеют разное значение для действия (дела). Диалог-различие может привести к совершению действия. Диалог-унисон всегда приводит к подтверждению информации и является носителем удостоверительных сведений, часть которых подтвержда ет нормы культуры.

Диалог-театр формирует намерения и подводит к принятию решения как о внешних действиях, так и о внутренних состояниях человека.

Однако каждый вид диалога не ограничивается только одной модальностью. В таблице 3.5 показано, что каждый вид диалога содержит другие модальности, сохраняя различия.

Таблица 3. Отсюда диалог-различие может привести к действию, не может только формировать намерение и только снабжать сведениями, но может подтвердить общезначимые сведения и дать новое знание.

Диалог-театр не может привести к действию, может сформировать намерение, не может только снабдить сведениями, не может подтвердить сведения, формирует новое знание.

Диалог-унисон может снабдить сведениями, подтверждать общезначимые сведения, не может привести к действию, но может сформировать новое знание.

Это значит, что по своим результатам диалоги бывают: ведущими к действию, удостоверительными и подводящими к намерениям. Разные виды словесности дают в диалоге разные структуры перехода от речи к действию:

удостоверение намерение решение В подобных циклах совершается контакт между словом и действием. Следовательно, разделение диалогов в одном виде словесности есть модальное разделение и для того, чтобы совершилось действие, необходимо, чтобы по меньшей мере три вида модальности замкнулись в целый цикл.

Например: (фольклор - молва - дописьменный диалог) действие, или (сочинения - гомилетика - письма документы) действие, или устный диалог (с подтверждением сведений дает новые знания, формирует намерение) действие.

Терминальным состоянием течения диалога является диалог-различие, так как только вслед за этим диалогом может наступить действие. Остальные виды диалога могут предшествовать терминальному диалогу-различию, дифференциру и развивая его другие, не терминальные функции.

Диалог-унисон и диалог-театр как бы развивают каждый какую-то часть модального содержания диалога-действия. Диалог-различие может: 1) снабдить сведениями;

2) подтвердить сведения;

3) дать новое знание;

4) сформировать намерение;

5) привести к действию;

6) осуществить действие.

Таким образом, диалог-различие может как бы все, но диалог-унисон развивает область сведений, а диалог-театр, опираясь на новые сведения, формирует новые знания и ограничивается созданием намерения.

Диалоги без смены реплик: речь на неписчих материалах, показательа речь, массовая информация и реклама имеют, как бы унитарную модальность - речь на неписчих материалах специализирована на создании верительных знаков относительно вещей и текстов (нумизматика утверждает достоинство монеты, сфрагистика верифицирует создателя текста, палеография верифицирует название вещи, изготовителя, владельца и ее использование). Эти виды речи характеризуют результат действия словесного и вещественного, несловесного и дают об этом сведения.

Показательная речь дает сведения и одновременно подтверждает их и, следовательно, подводит к намерениям, но не формирует конкретного намерения, а только ориентирует в намерениях.

Реклама дает сведения и формирует намерение, а массовая информация дает ориентацию в ситуации. В целом диалог без смены реплик потому и относитс к диалогу, что как бы оформляет связь между действием и диалогами со сменой реплик. Таблица 3.6 обобщает соотношения видов речи и типов модальности.

Таблица 3. Схема 3.5 показывает типы модальности по отношению к диалогам со сменой реплик в том же виде словесности.

3.1.10. Процесс развития смысла Таким образом, в диалоге как процессе путем введения новых видов словесности детализируются и специализируются смыслы, что позволяет разрабатывать более тонкие и специализированные решения для воплощения их в действии и собирать и анализировать информацию с целью создания замысла и его обоснования. Вот почему по мере развития видов словесности повышается качество решений.

Схема 3. Расширяясь и специлизируясь, диалог становится все более осложненным процессом. Отсюда при формировании замысла, т. е. риторического изобретения, количество разнокачественных материалов возрастает, обеспечивая грамотность решения. С другой стороны, разнообразие видов диалога, расширяющегося за счет вовлечения в него новых видов словесности, замедляет принятие решени за счет выработки лучшего качества решения. Это диктует необходимость сокращать время диалога, необходимое для выработки решения.

3.1.11. Эффективность ведения диалога Сокращение времени возможно двумя путями. Если решение и последующее действие по решению несложно, то можно сократить число видов словесности, участвующих в диалоге, т. е. упростить процедуру выработки решения, или если решение и последующее за ним действие обладают достаточной сложностью (в смысле характера изобретени или благодаря вызовам или сопротивлению общества и его членов), то за счет формализации самих текстов и процедур их разработки сокращать время на каждое речевое действие в диалоге.

Правило:

Эффективность диалога по конкретному делу обеспечивается вовлеченностью в диалог только необходимых видов словесности и формализацией составлени текстов и процедур их соположения в диалоге.

Этот закон эффективности диалога может не соблюдаться, и тогда возникает явление, которое в русской канцелярии XVII в. называлось "волочением дел". Дела могут волочиться либо путем нерационального повторения одних и тех же видов диалога без наращения содержания диалога, либо путем вовлечени в диалог новых видов словесности, которые не нужны для компетентного решени по данному делу, либо путем нерационального действия с текстами и излишеств в процедуре их составления.

Всегда есть желание и иногда потребность принимать более квалифицированное решение, поэтому в истории канцелярий всегда принимались процедурные решения, направленные на сокращение времени для выработки решения и перехода к действию. Бюрократизмом, с точки зрения теории диалога, можно назвать нерациональную медлительность в принятии решений, вызванную неэффективностью ведения диалога в деловой сфере.

3.1.12. Грамотность ведения диалога Ведение диалога в каком-либо виде словесности, благодаря сходству в этосе организации диалога, может повлечь за собой изменение в этосе диалога. Например, речь в суде и речь в собрании относится к диалогу-театру. В этом случае в собрании, например, возможно говорить речь о прошлом (судебную речь) вместо речи о будущем или сбиваться на речь о прошлом, тогда когда надо говорить о будущем.

Тогда будет возникать неправый суд, так как создается ситуация суда Линча. Так, например, обстояло дело на собрании в Союзе писателей по поводу обсуждени романа Б. Пастернака "Доктор Живаго".

Автор в романе проводил мысль о высшей ценности личной и семейной жизни в сравнении с коллективной жизнью. С литературной точки зрения роман являлс ярким достижением литературной стилистики. Но благодаря тому, что собравшиес писатели веровали в то, что коллективная жизнь выше, чем жизнь личная и семейная, и отвергали эту идею романа, и благодаря возможности сказать вместо совещательной речи речь о прошлом, а не о будущем, собрание превратилось в своеобразный самосуд.

Подобного рода ошибки, а иногда злонамеренные искажения, позволяют уничтожать смысл диалога.

Так можно спутать диалоги-различия - устный, эпистолярный, документный. Например, в делах, требующих документов, которые должны проходить через канцелярию, ограничиваться письмами и принимать по письмам решения как по документам. Это - ошибка делопроизвод ства, почти всегда сопряженна с коррупцией.

В диалоге-театре нередки следующие ошибки: анализ художественного произведени совершается как анализ прозаического текста (например, обнаружение классовой сущности автора художественного произведения). В этом случае авторский вымысел истолковывается как публицистическое произведение. Или гомилетическое произведение, например, проповедь, толкуется как Священное писание, что дает, как известно, ересь и, следовательно, может привести к расколу церкви (примеры многочисленны).

Диалог-унисон - молва и фолклор - часто смешивается неопытными фольклористами, когда частное высказывание, записанное как фольклорное произведение, вводитс в фолклор. Эту ошибку совершал даже такой великий филолог, как В.И. Даль.

Особенно большие ошибки в диалоге могут совершаться тогда, когда диалог гомилетический обращается в диалог судебный. Оба диалога относятся к диалогу-театру. Эта ошибка, по данным Лозинского, исследовавшего инквизицию, привела, как известно, к серьезным последствиям для развития общества, особенно в Испании и Португалии.

В диалоге участвуют конкретные физические и юридические лица. Они могут совершать ошибки и по невежеству, как на пионерских и комсомольских собраниях обсуждение могло превратиться в суд (оба диалог-театр), или по злому умыслу, когда судебный диалог обращается недобросовестным судьей в следственный, когда смешиваются устный диалог-различие (следствие) и устный судебный диалог (диалог-театр).

Поэтому всякий участник диалога должен понимать правильность его течения, не смешивать правил диалога, так как это всегда может причинить ущерб и лицу, и делу. Грамотность ведения диалога, т. е.

точное следование правилам словесност и, - лучшая гражданская защита человека. К сожалению, в правах человека не оговорены его право и обязанность знать правила словесности и требовать их соблюдения, что является, по сути дела, единственной и основной формой защиты гражданских и имущественных прав.

3.2. Теория диалога. Этос.

3.2.1. Основное правило этоса в диалоге Обучение человека языку слов происходит одновременно с обучением его речевым действиям. Если человек не обучен речевым действиям, то он не может научиться словам, так как вне диалога обучающего с обучаемым нельзя изучить форму и значение слова.

В дописьменной речи нет словесной систематизации слов с точки зрения их формы и значения. Словарь детского языка или диалекта - это память отдельного человека, которая отбирает и хранит нужные ему слова. Но в фольклоре существуют общепринятые правила этикета речи, которые не являютс общими этикетными правилами. Общие этикетные правила касаются отношений старших и младших, приема гостей, вежливого поведения по отношению к родственникам и соседям. Эти правила этикета касаются внеречевого общего поведения человека. Свод этих правил отражен в фольклоре и передается как обычаи, несколько различные в своих формах у разных народов. Так, по прежним обычаям поведения гостя за столом в Тверской губернии, если гость хотел показать, что он больше не хочет пить чай, он должен был перевернуть стакан или чашку вверх дном и так поставить на стол. После этого жеста гостя хозяин не должен был настаивать на дальнейшем чаепитии. Подобные этикетные правила уже не могут применяться не только в России, но и в иных русских губерниях.

Речевой этикет есть не общие этикетные правила, а относится только и исключительно к речи. Правила речевого этикета при различии форм пословичного словесного выражения и при различии фольклорных образов, специфичных для каждого фольклора, едины у разных народов и представляют собой универсалию речевого поведения. Универсальны эти правила потому, что без них нельзя построить никакой язык как средство общения. Поэтому поговорка: Молчит как воды в рот набрал - свойственна русскому языку, а в другом фольклоре этот же смысл будет выражен иным поэтическим образом, но сохранит прозаическую идею - упорно молчать, несмотря ни на какие вопросы или обстоятельства бытового контекста речи.

Пословичные правила речевого этикета как прозаические смысловые инварианты занимают в сборниках пословиц любого народа примерно одну треть их общего числа. Часть из них относится одновременно и к речи, и к ментально-духовному поведению. Например, есть дигорская осетинская пословица: Ворона дерьмо клевала, а крылья поднимала. Эта пословица может обозначать неуместную тщательность, особенно в этикетном поведении, которая характеризует умственное поведение, скорее всего, какой-то дамы, которая осуждает другую за те некрасивые поступки, которые совершает она сама. Однако пословица применяется тогда, когда такая неуместная тщательность получила у дамы словесное выражение. Но кроме этих пословиц, обсуждающих духовно-словесное поведение, есть пословицы, прямо рассматривающие только речевое поведение: "Ест неладно, говорит нескладно", "У лжеца дом сгорел, никто не поверил", "Конь скачет, всадник похваляет ся" и многие другие.

Пословицы, описывающие и регулирующие речевое поведение, относятся либо прямо и только к речи, когда в них есть слова, обозначающие речь, или к речимысли, когда в них описываются правила, регулирующие речемыслительный процесс. В этом случае отнесение содержания пословиц к речи совершается как иносказание. Например, Слова - жемчуг, но когда их много, они теряют цену и Хотел поправить бровь, а выдавил глаз (о неуместном речевом и неречевом поступке).

Рассмотрение прозаических инвариантов прямых и переносных пословиц о речи обнаруживает правила фольклорной (народной) риторики. В основании этих правил лежит оценка роли речи: 1) "Умный языком, глупый руками";

2) "Язык - один, уха - два, раз скажи - два раза послушай";

3) "Сказанное слово - серебро, смолчанное - золото". Прозаический смысл этих пословиц таков: речь (диалог) важнее действия, слушание важнее говорения, мысль важнее речи. Связь этих трех пословиц такова: мысль порождает речь (и действие), слушание порождает восприятие мысли, восприятие мысли порождает действие. Но эта цепочка не исчерпывает сложности соотношений речи, мысли и действия.

Таблица 3.7 (стр. 260) обобщает соотношение прозаичных смыслов пословиц о речи.

Эта же матрица преобразуется в таблицу 3.8 (стр. 360), представляющую собой матрицу связей между смыслами пословиц.

Из этих норм вытекают правила:

если к тебе обратились с речью, следует оставить любые занятия и выслушать речь;

если к тебе обратились с речью в тот момент, когда ты произносишь речь, следует замолчать и выслушать речь;

если нет мысли, которая рождается в душе благодаря диалогу, то дело не может состояться Таблица 3. Таблица 3. Это правила человеческого поведения (в отличие от животного). Человеческое действие посредовано и найдено, изобретено благодаря речи, животное же прямо действует по своей мысли, не вступая в диалог. Так фактически различается социальное и этологическое поведение человека. Социальное поведение посредова но диалогом и потому коллективно, хотя бы в замысле. Поскольку диалог связан с действием, а социальное действие всегда коллективно, информационные отношения должны быть таковы, чтобы речь не разрушила общества.

Из сказанного выше выводится закон:

Основные правила диалога предполагают социализацию человека через речь.

Назовем этот закон законом диалогической социализации. В диалоге правила ведения речи предполагают правление социальных и смысловых законов речи. Поэтому пословицы запрещают нарушение единства общества: "Слово ранит сильнее, чем топор, только кровь не льется".

3.2.2. Разделение видов речи с помощью правил этоса Следующая группа пословиц разделяет виды речи на устный диалог, молву и фольклор:

1) "Глас народа - глас Божий";

2) "Блюдо с кушаньем, когда его передают друг другу, пустеет, а слухи - множатся";

3) "Дома еще ничего не известно, а на улице уже все знают";

4) "Небо молчит, за него говорят люди";

5) "Болезнь приходит через рот, беда выходит изо рта" и т. п.

В таблице 3.9 (стр. 262) сумируются прозаические смыслы этих пословиц.

Cледовательно, формируется понятие о видах устной дописьменной речи. Вводятся правила, запрещающие неправильную молву - сплетни и слухи Таблица 3. Таким образом, выводится закон:

Виды речи различаются благодаря правилам этоса.

Назовем этот закон законом разделения видов словесности.

3.2.3. Бесконечная продолженность диалога Существуют следующие наиболее общие правила приема сообщения:

а) получателю рекомендуется выслушивать обращенное к нему высказывание;

б) получателю рекомендуется отвечать на сообщение, в котором к нему обращен вопрос;

в) получателю рекомендуется отвечать действием, которое предписано ему побуждением.

Из этого перечня видно, что рекомендуемым способом действия получатель является:

1) умолчание, если нет вопроса;

2) ответ словом, если нет побуждени 3) перессказ другому лицу, если нет специального побуждения и запрещения;

4) действие, если нет специального побуждения к бездействию.

С точки зрения свободы выбора ответа повествователь ные высказывани противопоставлены вопросу и побуждению, но не различны с ним в структурно-функциональном отношении, так как у повествовательных высказываний нет обязательного ответа какой-либо репликой или действием.

Вопрос и побуждение, напротив, строго различаются в отношении создания ответной реплики. Таблица 3.10 показывает, какими в соответствии с правилами речевого этикета бывают типы ответа слушающего на различные высказывания говорящего.

Таблица 3. Знаком " - " обозначен тип ответа, не рекомендуемый речевым этикетом, знаком " + " обозначен тип ответа, предписанный речевым этикетом, знаком "О" обозначен ответ, который допускает свободу выбора.

Как видим, при продлении общения все виды речи стремятся перейти в повествовательные высказывания. Повествование может быть оторвано в своем содержании от ситуации речи. Поэтому продуктом повествовательной речи всегда является развитие социального языка (в отличие от этологического поведения людей). Переход к практической деятельности может осуществляться во всех трех типах ответов.

Закон:

Правила этоса приводят к бесконечной продолженности диалога.

Этот закон можно назвать законом постоянной социализации.

3.2.4. Защита слушающего от говорящего Понимание продуктивности диалога и гарантия его логосической продуктивности сформулированы в самом истоке речевой деятельности - фольклорных правилах ведения диалога.

Основные правила ведения диалога даны в книге Ю.В. Рождественского "Общая филология" (1979).

Они систематизированы по данным пословиц о речи. Изучение пословиц о речи показало, что все они представляют собой правила организации диалога и разбиваются на три основные категории: правила организации диалога, правила для слушающего и правила для говорящего.

Правила для организации диалога, в свою очередь, разделяются на три разряда:

Первый разряд определяет отношения людей в диалоге.

1. Оценка человека по знанию форм речевого этикета: Учись вежливости у невоспитанного ;

Лошадь узнают в езде, человека в общении.

2. Запрещение невежливой речи и рекомендация вежливости: Одно хорошее слово лучше тысячи слов ругани.

3. Запрет оскорбления словом: От дурака слышу.

Второй разряд определяет порядок ведения беседы и содержит следующие правила:

1. Слово идет впереди несловесного действия, предшествует несловесному действию: Умный языком, глупый руками 2. Слушание предшествует говорению: Прожуй, прежде чем проглотить, прослушай, прежде чем говорить.

3. Значимое умолчание - часть диалога, выражающее восприятие и понимание сказанного: Молчание тоже ответ.

Третий разряд определяет типичные ошибки в организации диалога:

1. Ошибка в порядке ведения диалога: Вы слушайте, а мы будем молчать;

Отвечает тогда, когда его не спрашивают.

2. Ошибка в нарушении предмета диалога: Дед говорит про курицу, а бабка про утку.

3. Ошибка в избраниии участника диалога: Глухой слушает, как немой речь говорит.

В беседе нужно вести себя в соответствии с правилами вежливости, т. е. отдать предпочтение беседе перед неречевым занятием, предпочтение выслушиванию собеседника перед своей речью и, наконец, "уметь промолчать", не нарушив этикета беседы. "Эти три основных правила позволяют бесконечно продолжать речь, так как отсутствие неречевого действия предполагает переход к речи, выслушивание вызывает речь, а достойное умолчание не прерывает ее" [52]. Таблица 3.11 показывает, как выглядят три разряда правил об организации диалога-беседы.

Таблица 3. Фольклорные правила ведения диалога строго различают этос, пафос и логос в диалоге. Этос и пафос результируют в речевой логос в правилах для говорящего. Эти правила разделены на четыре разряда: 1) осторожность;

2) замысел;

3) подготовка речи;

4) типичные ошибки.

Правила осторожности выглядят так: Будешь следить за языком - он охранит тебя, распустишь его он тебя предаст;

Слово не воробей: выпустишь - не поймаешь ;

Невысказанное высказать можно, высказанное возвратить нельзя;

Сердце глупца в его языке, язык умного в его сердце.

Замысел речи: Прежде чем говорить, подумай о смысле слов;

Не говори всего, что знаешь, но знай все, что говоришь ;

Если боишься - не говори, если сказал - не бойся;

Лучше хорошо молчать, чем плохо говорить.

Создание речи (элокуция и элоквенция): Смысл слова зависит от того, каким топом оно сказано;

Если хочешь возвысить человека - возвысь, хочешь унизить - тоже возвысь (ирония);

Стреляет криво попадает прямо (иносказание) и т. п.

Типичные ошибки: противоречие содержания речи ситуации общения (неуместность): Лучше плакать кстати, чем смеяться не вовремя;

Править бритву и давать советы нужно вовремя". Тривиальность содержания речи для слушающео (отсутствие новизны): Учит рыбу плавать;

Яйцо курицу умуразуму учило. Многословие (избыточность): Веревка хороша, когда длинна, а речь - когда коротка;

Кто много говорит, много ошибается ;

Слова - жемчуг, но когда их много, они теряют цену.

Как видим, правила для говорящего есть типичные правила риторики. Они обусловливают карьеру ритора, изобретение речи, подготовку речи и типичные ошибки.

Правилам для говорящего противостоят правила для слушающего. Правила для слушающего разветвлены и сложны. Они включают в себя оценку речи говорящего, так как говорящий всегда опасен для слушающего тем, что может завлечь его в трудную ситуацию или привести к неправильному пониманию и поступку 1. Необходимо искать различие в речи, получаемой от разных лиц: Сто человек - сто мнений;

Сколько голов - столько умов;

У каждого человека есть хорошая мысль, пять человек - пять хороших мыслей.

2. Необходимо делить полученные высказывания на истинные и ложные, пригодные и непригодные:

Нет дров, которые не горят, нет людей, которые не ошибаются ;

Самый хороший учитель не без ошибок.

3. Необходимо отделить интересы говорящего от содержания его высказывания: Не принимай решения, выслушав только одну сторону;

Если тебе не ясно, не спеши с выводами ;

Один любит попа, другой попадью, а третий - попову дочку.

4. Необходимо распознать и разделить намерения и интересы говорящего и характер ситуации и содержание речи: Человек спрятан за своими словами;

хочешь узнать человека - вслушайся в его речь;

Лиса знает сто сказок, и все про курицу.

5. Необходимо определить искренность говорящего:

нет ли за его словами того, что может нанести ущерб: Зайцу говорит "беги", борзой говорит "лови".

6. Необходимо сохранять свои дела и помыслы, которые нельзя знать другим, в секрете: Кто передает тебе о других, тот передает другим о тебе;

Как двуручная пила, ходит туда и сюда.

7. Необходимо оценить ошибки в содержании речи вне отношения к говорящему: Начал за здравие, кончил за упокой (нелогичность), Родился раньше отца, пас дедовский табун (вымысел), Немного слов, много оговорок (неопределенность суждения).

8. Необходимо уяснить ошибки в содержании речи в связи с ее модальностью, т. е. оценить отношение говорящего к своей речи: Танцевать не умеет, а говорит: пол кривой (самооправдание);

Конь скачет, всадник похваляется (хвастовство);

Каждый может ругать выстроенный дом, но не каждый может его построить (некомпетентность критики);

Вода всю мельницу унесла, а ты спрашиваешь, где желоб (непонимание сути дела);

Гнев шагает впереди, ум сзади (искажение истины в гневе) и т. п. Схема 3. представляет правила ведения диалога по данным фольклора следующим образом:

Схема 3. Отсюда выводится закон:

Диалог предполагает защиту слушающего от говорящего, слушающий определяет, не нанесет ли ему говорящий скрытого и явного ущерба.

Этот закон можно назвать законом устранения вреда от речи. Закон устранения вреда относится не только к отдельному человеку, но и к обществу в целом.

Разбор фольклорных правил речевого этоса в диалоге показывает главные зависимости между репликами диалога, с одной стороны, и между участниками диалога, с другой. Содержание реплик связано с содержанием отношений между участниками диалога. Эти отношения, как показывают фольклорные правила, представляют собой договор. Благодаря обоснованию этих отношений через обычное право, как это принято в фольклоре, договор касается только таких видов речи, как молва, фолклор и устный диалог.

3.2.5. Время, очередность и персональность в диалоге Первая детализация правил диалога в области речевого этоса направлена на время и очередность речей в народном собрании, суде и на торжествах. Организация очередности речи в любом виде собрания была связана с выделением роли и задач председателя собрания, который должен заниматься организацией дебатирования. Председатель собрания может направить содержание речи путем представления трибуны и времени речи тому или иному лицу в любом виде собрания.

Вместе с организатором диалога на собрании председателем - возникает проблема этоса речи: времени собрания и очередности речей. В зависимости от вида собрания диалог-театр может регулировать:

а) очередность выступлений без ограничения времени, но с ограничением числа и сторон выступающих. Это обычно делается в суде;

б) нет ограничения числа и сторон выступающих, но есть ограничение времени выступления;

в) нет ограничения числа, сторон и времени, но есть ограничение персон, которые хотят и имеют право говорить.

Таблица 3.12 (стр. 270) показывает, что роды ораторики разделяются в соответствии с этими типами ограничений Таблица 3. Таблица 3. Таково позитивное разграничение родов речей в ораторике. Таблица 3.13 показывает разграничения родов ораторики по результатам.

Таким образом, карьера ораторов строится на совещательной и судебной речи и как бы переходит в показательную. Это значит, что оратор в совещательной речи стремится одновременно продемонстрировать свои качества как лица, заслуживающего доверия у публики Закон:

Разделение по очередности, времени и персоналиям называется дебатированием.

Хорошая организация дебатирования приводит к успеху, плохая - к провалу дела. Приведем несколько примеров неудачного и удачного дебатирования:

А. Типичной ошибкой нашего так называемого парламентского красноречия является самопоказ ораторов, стремящихся в условиях диалога-театра выйти из границ обсуждаемой темы и говорить об общих принципах с целью не продвинуть вопрос к его удовлетвори тельному решению, а заслужить уважение и почет аудитории.

Б. Типичной ошибкой судебного ораторства является не разбор дела по существу, а "воспитательное значение" судебного заседания, когда решение суда уже определено по существу. Поэтому так называемые "показательные процессы" часто приводят к судебным ошибкам.

В. Типичной ошибкой организации совещательной речи, помимо возможности в этой речи образовать "обвинительный уклон", является неразумное распределение ораторов и состав аудитории.

Опыт Верховного Совета России является ярким примером этого. В Верховный Совет было избрано очень большое количество депутатов, и многие из них стремились, что называется, "дать тон", включая в свою речь показательные моменты. Изза этого Р.И. Хасбулатов ограничивал время выступлений по минимуму, чтобы дать возможность всем высказаться. Вместе с тем, в парламентской практике давно сложилось правило "говорить не меньше, чем", т. е. ограничивать время выступления исходя из того минимального объема, который нужен дл того, чтобы полностью развить совещательную аргументацию, например говорить речь "не меньше, чем один час".

В этом случае число ораторов сокращается тем, что в день могут выступить только несколько ораторов и при этом каждый полностью развивает свою аргументацию. Следовательно, применяя выражение Петра Великого, "чтобы глупость каждого была явлена". В результате неправильного типа ограничения времени по верхнему (не более чем...), а не по нижнему (не менее чем...) пределу, ораторы говорили отрывочно, вне развернутых аргументов, и умные все равно "являли глупость". Это привело к полной компрометации Верховного Совета, превратившегося, по сути дела, в митинг, который может принимать решения, но не может формулировать и принимать законы. Еще одной типичной ошибкой в совещательной речи по делам административного управления является неверное избрание количества и состава участников, когда могут возникнуть некомпетентные ораторы, к тому же говорящие вне ответственности за дело. Борясь с этим, Петр Великий в "Генеральном регламенте" установил следующий порядок говорения в коллегии.

1. Ораторы выступают в порядке очередности звания, от низших к высшим, с тем, чтобы авторитет высших не влиял на мнение низших.

2. Речь каждого протоколируется секретарем. Оратор, сказав речь, проверяет и подписывает протокол.

Протокол оформляется до того, как речь будет говорить следующий оратор.

3. Председатель коллегии формулирует решение сам, голосование не проводится, консенсус не обязателен.

4. После вершения дела, через определенный срок, рассматривается, чье мнение было более правильным и привело или могло бы привести к лучшему вершению дела. Этот оратор отмечался и получал право на продвижение по службе. Известно, как успешно сложился кадровый состав администраторов в царствование Петра Великого и каковы были успехи России в XVIII в.

Г. Практика сталинского политбюро и Ставки Верховного главнокомандовани по существу председательства Сталина при обсуждении вопросов хозяйственных и военных напоминало "Генеральный регламент" с той разницей, что на такие заседания приглашались будущие исполните ли решений и эксперты, мнени которых выслушивались. Речи, говоренные в этих заседаниях, отмечались по существу содержания, а ораторы отмечались Сталиным по характеру мнений с целью продвижения по службе и распределения поручений. Это давало большую энергию управления.

Д. Организация совещательного диалога-интервью представлена в ученых собраниях, которые, строго говоря, бывают трех родов:

1. Ритуализированными, когда речь идет об инаугурации, например защита диссертаций. Процедура организации диалога в этом случае напоминает судебную, с той разницей, что истцом выступает один человек, а его противником член ученого собрания, решение выносит жюри - состав ученых.

2. Конференция, в которой прения развертываются по докладу или докладам. В этом случае предложена развернутая реплика-доклад, на которую отвечают репликами в виде сначала вопросов, имеющих целью уяснить для аудитории мысли доклада, и, затем, критических выступлений, которые завершаются резюме докладчика, не обязательно отвечающего по содержанию мыслям и вкусам оппонентов и аудитории в целом.

3. Интересно научное совещание, устроенное как так называемый "мозговой штурм". Выдвигается проблема. Аудитория собирается как круг специалистов, осведомлен ных в проблеме. Ставится задача решить проблему. Выступлени ограничиваются самым коротким временем (2-5 минут). Предлагается каждому высказать предложение о своем пути и методе решения проблемы. Выступать можно много раз, поддерживая или отвергая предложенные мнения или измен свои, ранее высказанные предложения.

Заключительное суждение может не произноситься. Жесткое ограничение времени и темы выступления, ограниченного предложенной проблемой, заставляет ораторов ограничиваться только самой идеей решени проблемы. Одновременно ораторы как бы заражаются друг от друга благодар взаимной критике. Так создается обстановка творческих усилий, которые участники "мозгового штурма" совершают в данное время и в данном месте Правило:

Искусная организация дебатирования дает успех дела. Управленец и специалист по пропаганде (и связям с общественностью) достигает успеха тогда, когда правильно организует дебатирование в интересах дела.

3.2.6. Эристика, диалектика, софистика Развитие диалога в античности выделило три направления диалогических отношений: 1) ученая беседа, целью которой является развитие знания вне какого-либо практического интереса - диалектика;

2) спор с целью отстаивания практического интереса или приобретения благ - эристика ;

3) диспут, в котором ученость суждений приобретает практическую направленность, мудрость присутствует ради выгоды софистика.

Эти три вида диалога разделили по условиям, которые должны быть заранее оговорены в виде целей, к которым стремятся стороныучастники. Соответственно поделились речевые средства в пафосе и логосе речей в диалоге как в целом процессе. Были отработаны патетические и логические правила аргументации. Отсюда доводы, пригодные в диалектике, не признавались в софистике и эристике.

Доводы, пригодные в эристике, не признавались в софистике и диалектике. Обнаружение доводов эристического характера в диалектике прекращало диалог, а доводы диалектического характера в эристике вели к поражению в споре и тем самым отклонялись как негодные для убеждения, так как диалектические доводы заведомо проигрыва ют эристическим, так как борьба вне правил обрекает на провал тех, кто применяет ограничивающие правила. Приведем примеры:

1. В устнописьменном протоколируемом диалоге, связанном с судом, строго различаются правила ведения диалога на суде и правила ведения диалога на следствии. На следствии, особенно на предварительном следствии, нельзя отойти от правил диалектики, так как предварительное следствие имеет целью не спор, а обнаружение истины. Поэтому следователь, прибегающий к приемам эристики или софистики, должен нести наказание или, в лучшем для него случае, его работа отклоняется.

Вопросы, задаваемые на следствии, не должны подсказывать ни свидетелю, ни подозреваемому не только версию следствия, но и возможность дать неверные показания под воздействием смысла вопроса. Поскольку лицо, опрашиваемое следователем, дает показание о том, что он может вспомнить из прошлого, то важно не подсказать ему того, что он может вообразить как увиденное им в прошлом.

Поэтому следственная частная риторика разрабатывает тактику расспроса, которая должна исключить возможность дачи показаний по воображению.

Поэтому опрос начинается с установления личности опрашиваемого и ее характеристики (curriculum vitae), затем следуют вопросы об обстоятельствах, при которых свидетель мог получить информацию об исследуемом деле. Затем следуют вопросы о самом деле, построенные так, чтобы двигаться в ответах от большего и абстрактного к частному и конкретному. Например: 1)"Видели ли Вы, как кто-то подошел к машине?" 2) "Видели ли Вы, как этот человек сел в машину?" 3) "Видели ли Вы, как этот человек открыл машину?" 4) "Видели ли Вы, каким способом этот человек открыл машину?" Но нельзя после второго вопроса спросить: "Какого цвета были перчатки у лица, угнавшего машину?" То есть, во первых, лицо может быть хозяином машины, а во-вторых, на нем могло не быть перчаток, но само слово "перчатки" может заставить думать о том, что перчатки были (опрашивающему это как бы заведомо известно!) и вообразить перчатки и их цвет. Поэтому расспрос с точки зрения речевой этики ведется по логике, отражающей последовательность совершения событий, с одной стороны, и последовательности движения от общего к конкретному, с другой.

Данное движение смысла еще не описано формально, но в данном случае правила речевого логоса как бы управляют правилами этоса, задают правила этоса. Следственная риторика сложилась путем критики ошибок. К таким ошибкам относится применение пыток, морального давления, угроз и неправильностей ведения допросов.

2. Так, в следственной практике времен репрессий, вместо диалектического расспроса применялась следующая уловка. Подозреваемого просили изложить дело (устно или письменно), затем спустя 2- или более недель расспрос повторялся и письменно фиксировался, затем уже после определенного перерыва подозреваемому предлагали сличить свои показания, зафиксированные письменно на обоих допросах. Показания не могли не разойтись, в выражениях, по крайней мере, так как подозреваемый не мог удержать в памяти и точно воспроизвести словесные формулы. Сличение расхождений в словесных формулах всегда может быть истолковано с точки зрения предметного содержания. Это служило материалом для обвинения в неискренности и давало повод следователю имитировать гнев.

3. Медицинский диалог с точки зрения этоса подобен следственному, так как их роднит общая цель установление объективного положения дел. Например, при опросе больного с целью составления анамнеза. Отход от строгой последовательности в этом случае ведет к ятрогении - внушении больному ощущения болезни. Есть и другие диалоги, требующие установления действительного положения дел.


В криминальных романах нередко преувеличивается интуиция следователя, врача или разведчика. Это приводит к ложному представлению о сущности диалектическо го диалога, который единственно может объективировать данные.

4. Диалог сторон на суде в принципе имеет эристический характер. Судебные риторики требуют, чтобы каждая из сторон не упоминала факты, которые не выгодны для данной стороны, и, наоборот, подчеркивала выгодные для себ факты. Кроме того, в суде можно применять приемы эристики, например, смену общих мест или смену тем. Известен выигрыш адвокатом Плевако дела о священнике, укравшем белье: "Он столько раз отпускал Вам Ваши куда более тяжелые грехи, неужели вы, господа присяжные заседатели, не отпустите ему этот маленький грех!" Оратор произвольно из юридических общих мест перевел речь в план моральных, а не юридических категорий.

М.Ю. Барщевский, известный адвокат, приводит следующий пример. Особа женского пола призывает мужчину к суду, обвинив его в изнасиловании. Адвокат ответчика спрашивает истицу, как произошло дело. Истица говорит, что насильник - врач и применил к ней научные методы. Адвокат: "Какие именно?" Истица: "Он изнасиловал меня под наркозом". Адвокат уточняет: "Под общим или под местным?" В зале хохот. Дело истицей проиграно. Адвокат произвел эристическую смену темы в диалоге, перенеся вопросом факт из юридического контекста в медицинский.

е) Пороховщиков в своей книге "Искусство речи на суде" приводит многие рекомендации о применении софизмов и эристических уловок.

Приемами софистики и уловками эристики изобилуют деловые диалоги, устные, эпистолярные и документные, часть которых является нечестными по результатам, но выигранными ловкими дельцами.

Подобных приемов эристики и софистики много в деловых отношениях. Они нередко приводят в условиях неупорядоченности дел к разрыву отношений.

6. Особенно часто эристические уловки и софизмы применяются в деловой практике. Н.С. Лесков приводит анекдот, видимо, имевший место в действительности. При определении детей в учебное заведение супруги столкнулись с неожиданным препятствием. Дьячок, сделавший запись в метрической книге, неправильно выписал имя супруга. По документам получалось, что дети рождены от другого лица крепостного состояния и не имеют дворянских прав на образование. Создалось безвыходное положение, которое исправил ловкий подьячий. Подьячий счистил неправильную запись и вписал то же, что и было, а пострадавшим посоветовал обратиться в суд и истребовать документы. Суд установил подчистку, и после этого по устным свидетельским показаниям восстановил супругов и их детей в их правах 3.2.7. Канцелярия В письменной риторике, в документах применяются как правила диалектики, софистики и эристики, так и правила времени, очередности и персональности. Эти правила в их комбинации составляют канцелярские правила, или канцелярию.

Канцелярия бывает удачной или неудачной. Вот пример неудачной канцелярии: Министерская Канцелярия Сперанского-Кочубея XIX в. строилась на идеях согласи с законами, для чего был создан большими усилиями М.М. Сперанского "Свод Законов Российской империи" и на основе отнесенности к законам, почти как к церковной догме, дела стали вершиться по принципу представления письменных докладов и установления консенсуса между ведомствами. Этот тип управлени отличен отсутствием энергии управления при стремлении к созданию гибрида монархии и республики. Производство дел замедлилось, развился бюрократизм, можно сказать, до крайней степени. Это привело к стагнации решений. Например, об отмене крепостного права. Наиболее радикальный проект отмены крепостного права был выработан Аракчеевым в начале царствования Александра I, но он не был реализован, так как власть искала не реального интереса, а консенсуса, и отмена крепостного права затянулась до г. Потребова лась смена царствования.

3.2.8. Диалог сочинений Развитие письменной речи в сочинениях породило новые правила речевого этоса, организующие диалог сочинений. Правила, организующие диалог сочинений, относятся не к сочинениям как виду словесности в целом, а только к связи сочинений между собой.

Связь сочинений между собой в диалоге может быть внешней и внутренней. Внешняя связь относится к знанию смыслового поля, в котором пишутся сочинени определен ного рода, а внутренняя связь к отношению одного сочинения к другому, данному внутри сочинения. Связи внешних и внутренних отношений между сочинениями касались их воспроизведения, т. е. работы переписчиков.

Так, складываются троякие отношения: автор-автор, автор-библиограф, автор-переписчик. Таблица 3.14 показывает, как эти отношения организуют литературный процесс.

Таблица 3. В таблице 3.15 проиллюстрировано, как эти отношения влияют на содержание и настроение диалогов со чинений.

Таблица 3. Матрица показывает, что диалог между сочинениями строится как определенна структура: сочинение деление на фрагменты - новое сочинение - библиогра фия - воспроизведение.

Диалог автор-автор организуется, с одной стороны, библиографией, а с другой - цитированием.

Становление библиографии является непременным условием диалога сочинений, вне библиографии такой диалог невозможен. Цитирование дополняет библиографию, так как проводится не всегда, а связь сочинений существует всегда. Поэтому библиографически описания есть руководства и к цитированию, и к переписке книг и их частей путем составления сборников. Переписка книг обычно ведется при библиотеках или с помощью библиотек ради формирования новых библиотек: частных, церковно монастырских, государственных. Создание библиотек, в свою очередь, делает необходимым библиографию.

3.2.9. Этос гомилетики Связь сочинений между собой не может существовать без гомилетики. Дл того чтобы человек включился в литературный процесс, ему необходимо пройти школу и приобщиться к сочинениям через устную речь. Гомилетика, таким образом, вводит человека в мир содержания сочинений.

Диалог в гомилетике имеет следующие особенности:

В учебной речи учитель приглашается к учебной аудитории, следовательно, состав аудитории учитель не избирает, порядок речеведения организуетс учителем на основе принципов педагогики, дидактики и методики, диалог между учителем и учениками открытый, например экзамены часто проводятся публично.

В проповеди аудитория составляется сама и потому носит название "приход", порядок ведения речи определяет ся общими для данной религии правилами литургики, диалог между проповедником и членами аудитории (исповедь) составляет тайну.

В пропаганде аудитория организуется самим пропагандистом, порядок ведени речи избирается самим пропагандистом, диалог между пропагандистом и членами аудитории возникает по инициативе членов аудитории, путем вопросов и выступлений самих пропагандируемых.

Как видно, эти особенности существенны и различны относительно всех принципов организации диалога: аудитория, организация речи, характер диалога. Таблица 3.16 показывает, что три вида гомилетики тесно связаны между собой.

Таблица 3. 3.2.10. Ошибки гомилетики Гомилетика - самый мощный по влиятельност и вид речи, и поэтому ошибки в смешении видов речи дорого стоят.

Проповедь и пропаганда сходны друг с другом тем, что аудитория составляетс добровольно. Поэтому существует возможность обратить пропаганду в проповедь тем, что задать ей общую программу. Эта ошибка была совершена многими коммунистическими партиями. Поскольку пропаганда всегда ситуативна в том смысле, что она представляет собой комментарий к событиям, то в том случае, когда комментарий к событиям приобретает общий и ритуализированный характер, т. е. строитс по одной программе (что и было сделано), то пропаганда обращается в проповедь. Но проповедовать события и комментарии к ним нельзя, так как в этом нет изменения внутреннего состояния человека. Поэтому такая "пропаганда" становитс скучной и возбуждает в аудитории реакцию отторжения и сопротивления и превращаетс в контрпропаганду.

Не менее губительно для пропаганды смешение ее с учебной речью. Это происходит тогда, когда аудитория пропаганды перестает быть сошедшейс добровольно и обращается в учебную аудиторию, при которой инициатива публичного диалога оратора и членов аудитории переходит от членов аудитории к оратору (по принципу учебной речи). В этом случае члены аудитории и оратор начинают тяготиться обязанностью отвечать, так как предметом пропаганды являютс текущие события и ориентация в них. Это смешение также проваливает саму идею пропаганды.

Правильно организованная пропаганда является сильнейшим видом речи. Опыт подготовки революции в России и в Китае показывает, что именно пропаганда могла перевернуть огромные народные массы и повести их на смену государственного и общественного устройства, отрицающего частную собственность. Но впоследствии смешение пропаганды с проповедью и учебной речью скомпрометировало полностью состав пропагандируе мых идей, что привело к контрреволюции 80-х г., называемых "перестройкой".

Население России и СНГ в принципе не имеет ничего против благ социализма ("реального социализма"), благ материальных и духовных, но оно с содроганием вспоминает политсеминары и политучебу как массовый вид речи и потому отвергает и сейчас коммунистическую идеологию.

Еще более опасно смешение учебной речи с проповедью. Оно может происходить потому, что религии надо обучиться. Однако это предполагает разделение уроков Закона Божьего и самой церковной проповеди. Если ослабить церковную проповедь и ограничиться преподаванием Закона Божьего и связанных с ним предметов, то, по законам построения учебного предмета, из религии уйдет ее мистический смысл и религия превратится в сумму логически развернутых знаний, во-первых, и в индивидуализацию точек зрения, во-вторых. Таков закон распространения научного текста через систему образования. Отход русских людей от религии, их антирелигиозные настроения вызваны прежде всего модой на сциентизм в обществе, но особенно созданием атмосферы сциентизма на уроках Закона Божьего (впрочем, это касается не одной России). Ослабление проповеди при переносе уроков Закона Божьего в светское образование губительно для религии.


Смешение учебной речи с проповеднической может касаться, как видим, и нарушения тайны исповеди.

Это возможно потому, что в обоих случаях необходим диалог между членами аудитории и гомилетическим оратором. В учебной речи этот экзаменующий диалог может быть публичным потому, что он идет по предмету науки, равно отстраненного и от экзаменатора, и от ученика. Такой диалог не затрагивает их жизненных интересов. Во время исповеди, когда проповедник вникает в немощную совесть кающегося грешника, речь идет о морали и нравственности - такой диалог своим содержанием касается самых глубоких жизненных интересов человека, которые всегда индивидуальны и потому затрагивают жизненные интересы других людей.

Нарушение тайны исповеди было осуждено папским престолом после тяжкого опыта деятельности испанской инквизиции. Торквемада энергичной проповедью между иудеями и мусульманами многих привел к христианству. Однако население Испании в массе своей было либо неграмотным, либо малограмотным. Поэтому Торквемада из лучших побуждений решил научить их правильно по христиански молиться, т. е. преподать правила литургики для паствы. Перед инквизицией была поставлена задача научить правильно молиться. Для этого был введен суд инквизиции, который по содержанию не был собственно судом, но представлял собой экзамен на литургику. По принципам учебной речи аудитория такого экзамена составлялась из неуспешных учеников, т. е. из тех людей, которые либо сами находили в своих действиях приметы следования своим прежним обрядам, либо на них доносили их соседи, если замечали, что люди неправильно молятся.

Неуспешные ученики вызывались в суд, который, строго говоря, учил их литургике, используя, правда, в воспитательных целях судебную процедуру того времени, в частности, применение пыток как Божьего суда (считаясь с состоянием здоровья, под наблюдением врача, не более двух часов, этот суд применялся как к подозреваемым, так и к свидетелям, обычно к неграмотным людям). В результате прелаты заканчивали дело наставлениями грешнику Однако испытание совести, произведенное публично, породило в обществе смуту и взаимную ненависть, так как на суде открывались, помимо литургических ошибок, ошибки в нравственном поведении: гнев, зависть, прелюбодеяние и пр., и особенно неединство веры. Если нарушения против религии (а религи - это связь людей в единой вере) были значительными, то такой человек становилс врагом общества и как враг общества подлежал светскому суду. Светский суд организовывал массовые публичные казни.

Население Испании стало сокращаться и из-за бегства в колонии, и из-за отсутствия супружеского доверия. Эта ошибка смешения проповеди и учебной речи просуществовала более двухсот лет прежде, чем была истолкована и исправлена.

В педагогике смешение учебной речи с проповедью и пропагандой ведет к уничтожению преподавания, так как учащийся перестает регулярно, от урока к уроку, узнавать новое. Ученик перестает учиться, а это значит, что разрушаетс сама идея преподавания. Вот почему в центре преподавательской деятельности лежит постоянная научно-познавательная работа учителя, так как только така мера позволяет учителю формировать новое знание, что привлекает учеников к учебе.

3.2.11. Дифференциация печатных сочинений правилами диалога Дифференциация литературы, сложившаяся после создания книгопечатания, укрепила формы организации литературного процессадиалога сочинений. Помимо развития библиографии и методов цитирования, была усовершенствована система тиражирования рукописей. Организация литературного диалога потребовала, во-первых, совершенствования этоса в теории коммуникаций (авторское право, издательское право, торговля печатным словом, цензура). Сам диалог стал организовываться за счет журнальной литературы, которая явилась развитием и дифференциацией библиографии (аннотации, рецензии, обзоры, критика, образцовые сочинения, информация и пр.). Во-вторых, появились новые формы организации литературного процесса: языковые академии, вырабатывающие норму языка, авторские переводы и изучение и сравнительное преподавание языков.

Языковые академии - учреждения, составленные из особых сведующих в языке лиц: знатоков языка филологов и мастеров слова - писателей, которые по той или иной процедуре создают языковую норму в виде стандартных риторик, грамматик и, главным образом, словарей. Языковая норма касается, в основном, орфографии, орфо эпии, словаря и грамматики. Норма, формулируемая академиями, обязательна для печатаемых на литературном языке сочинений. За соблюдением нормы следят редакторы и корректоры. Таким образом, все издаваемые сочинения принуждаютс к исполнению по единому литературному стандарту языка.

Переводческая деятельность, бывшая не авторской в том смысле, что авторские сочинения могли бывать анонимными или иметь псевдоавтора, т. е. приписыватьс известному и чтимому автору для создания большего авторитета тексту, теперь, благодаря авторскому и издательскому праву, начинают точно авторизоваться. Поэтому возникает переводческое авторство, когда один и тот же оригиналь ный текст может быть переведен (обычно в разное время) несколькими переводчиками, создающими каждый свою версию перевода. Тексты этих разных версий нередко сильно отличаются одна от другой.

Этим увеличивается массив текстов литературы на определенном языке.

Благодаря книгоизданию, один и тот же авторский текст может быть издан разными издателями, а редакторы, работающие в разных издательствах, изменяют текст согласно академической норме, требованиям цензуры и собственным вкусам. Так складываются разные версии изданий одного и того же текста. Эти версии расходятся настолько, что возникает нужда различать дипломати ческие и критические издания. Дипломатическими называют тексты, которые не прошли специальной сопоставительной проверки, а критическими - тексты, сведенные из разных изданий и возведенные к некоторому архетипу, призванно му представлять авторскую волю. Разумеется, эти процедуры касаютс только переиздаваемых текстов Таким образом, как выявлено на схеме 3.7, организация диалога литературных сочинений выглядит так:

Схема 3. Соответственно этому изображению текст размножается в вариантах на языке оригинала и на языке перевода. Таблица 3.17 показывает, как выглядит диалог издаваемых текстов.

Таблица 3. Соответственно из данной таблицы видно, где существует возможность разрушени правильных диалогических отношений. Таких возможностей существует три: литературная мистификация, издание критического текста как дипломати ческого и перевод, произведенный не с критического текста.

Это можно иллюстрировать несколькими примерами.

а) "Песни западных славян" А.С. Пушкина есть вольный перевод текста Проспера Мериме. П. Мериме создал литературную мистификацию. Выдав сочиненный им текст за перевод оригинальных фольклорных песен, П. Мериме создал литературную мистификацию и тем самым обманул издателя и публику. Такая литературная мистификаци явление нередкое. В наши дни вышло сочинение "Эротические танка" Борушко, который подписал их вымышленным именем Рубоко-шо. Имя состоит из метатезы слогов автора. Издатель и часть публики не поняли мистификации, тем более что автор сопроводил довольно бессмысленные псевдопереводы пародийной критической статьей, где имитировал напыщенный стиль востоковедов - литературных критиков.

Искусный французский текст Мериме соблазнил Пушкина на создание своей переводной русской версии. Литературная мистификация и ее закрепление в переводах есть нарушение правильности авторского диалога и представляет собой нарушение литературной этики.

б) Бывают случаи, когда для внесения смуты в общество печатается выпуск газеты, имитирующей другую газету. Это уже не является литературной мистификацией, а фактом дезориентации публики. В этом случае искажается авторский прототип, образуется ложное авторство. Если ложное авторство грубо нарушает интересы населения, государства или влиятельной группы лиц, то оно подлежит судебному преследованию.

в) Близко к этому стоят случаи искажения воли автора. Доказано, что Пушкин написал поэму "Гаврилиада" со скандальным содержанием. Пушкин никогда не намеревался издавать поэму и отказался от авторства, когда узнал, что поэма ходила в списках, составление которых он, естественно, не мог контролировать. Духовные власти начали преследование Пушкина. Император защитил Пушкина, и дело было предано забвению. Печатная публикация этой поэмы была произведена пушкинистами, которые раскрыли еще раз, вслед за духовными властями, авторство Пушкина и включили это сочинение в состав критического собрания сочинений Пушкина. Можно только вообразить себе ужас поэта, узнай он о печатной публикации "Гаврилиады". Критика и публикация критических текстов, провозглашающа раскрытие последней воли автора, не считается в данном случае с главной частью этой воли - намерением публиковать свое произведение печатно.

г) Многие авторы, в частности А.П. Чехов, сами производят отбор своих сочинений для переиздания, однако литературная критика и создатели критических изданий после смерти автора легко преодолевают барьер этой послед ней воли. Литературная этика пока не знает средств борьбы с литературной наукой.

Особую трудность вызывают переиздания и переводы авторитетных текстов, таких, как переводы Священного Писания.

а) На арабском Востоке запрещен перевод и неканоническое переиздание Корана. Средневековая Европа следовала этому же правилу и запрещала переводы Священного Писания с латинского языка на вульгарные языки. Особенно большие трудности вызвал, как известно, перевод на английский язык.

б) Публикация печатного исправленного текста церковных книг, предпринята патриархом Никоном, вызвала раскол. Раскол состоял в том, что издание Священного Писания было критическим. Но достать подлинные ранние греческие византийские тексты Священного Писания было невозможно и поэтому сверка церковнославянского перевода велась по поздним венецианским источникам, которые издавались в католическом мире. Раскольники утверждали, что текст, изданный путем сверки с поздними и потому неточными текстами, искажает традиционную церковнославянску ю версию, которая была переводом с раннего византийского источника, исправленного каноничес ки с учетом соборных решений. Никон и его сторонники отвергали эту критику, опираясь на факт издания на греческом языке и на то, что переписчики текстов исказили подлинность ранних переводных источников.

в) Еще большие трудности вызвал перевод Священного Писания на немецкий язык, проделанный Лютером. Издание текста перевода и его тиражирование потребовали изменения догматики и породили протестантские церкви. Создание новых церквей предполагало изменение этических принципов и образа жизни. Это вызвало религиозные войны, особенно страшные в Германии, Англии и Франции.

Население этих стран сильно пострадало Закон:

Нарушение идентичности авторства в литературном диалоге и переводного авторства может привести к тяжелым последствиям для автора и для читателя, в зависимости от авторитетности текста.

Этот закон полезно назвать законом сохранения литературного процесса. Закон сохранения литературного процесса предполагает правило:

Всякий литературный текст должен иметь новое в содержании, форме или способе представления текста.

3.2.12. Этос в диалогах массовой информации Создание массовой информации привело к тому, что диалог авторавтор или один орган информации другой автор информации превратился из диалогаразличи в диалогунисон, что, как известно, объясняется общностью источников - информационных агентств, равно используе мых всеми видами и всеми органами массовой информации, единством композиционных принципов и повременной невоспроизводимостью текста.

Поскольку массовая информация - коллективно создаваемый текст, устройство диалога в нем отличается свое образием. Для того чтобы диалог в массовой информации мог существовать, надо чтобы: а) происходил диалог внутри редакций, издающих орган массовой информации;

б) диалог редакции и информационных агентств и в) диалог с получателем массовой информации. В этих видах диалога скрыта семантическа направленность массовой информации.

Диалоги внутри редакции с информационными агент ствами и с получателями имеют характер диалогов не с помощью самих текстов массовой информации, а с помощью устной деловой и документной речи и посредством денег Диалог внутри редакции состоит в том, что журналист предлагает редактору (или заведующему отделом, руководителю программы и др.) текст в очередной выпуск, редактор, со своей стороны, принимает или отклоняет текст ("пойдет или не пойдет"). Поэтому часть материалов "идет в стол", но нередко с правом предложить этот материал в другой орган массовой информации, который может его принять ("где он пойдет"). Так осуществляется диалог между органами массовой информации через материалы журналистов.

Диалог органа информации с информационными агентствами осуществляетс по схеме: абонируется орган информации на получение материалов от данного информационного агентства или нет. Поэтому между органами массовой информации и информационными агентствами существует схема дистрибутивных отношений. В этих изменениях, которые зависят от качества материалов информационных агентств, состоятельности, направленности информирования и вкуса органа информации, осуществля ется диалог. В нем выявляется авторитетность органа информации и авторитетность информационного агентства. Благодаря этим отношениям диалогунисон между органами массовой информации приобретает вид конкуренции в продукции одного рода, но разных модификаций. Таким образом, диалог-унисон приобретает модификационные разнообразия. Эти разнообразия касаются тематики изданий, направленности на определенные группы получателей информации и стилевой ориентации выпусков органов информации.

Диалог массовой информации с читателем определяется коллажностью и структурой текста.

Получатель данного органа массовой информации всегда потребляет текст выборочно. Выбор читателя касается материалов, его заинтересовавших, и глубины освоения материалов (воспринимать ли общую структуру, заголовки или статьи в целом). Поэтому получатели массовой информации делятся на группы по интересам к материалам. В целом это следующие группы: получатели, спорадически пользующиеся выпусками данного органа, получатели-абоненты, постоянно пользующиеся выпусками, и получатели-абоненты (как физические лица, так и организации), в тех или иных формах материально поддерживающие орган (путем рекламы, субсидий, приобретени акций и т.п.).

Диалог с читателем ведется по правилам риторики массовой информации, но с целью приобрести влияние, т. е. расширить круг получателей, что достигаетс соответствием информационных потребностей получателя тем материалам, которые помещает орган массовой информации. Борьба за читателя проходит в условиях диалога-унисона, и она представляет собой скрытый диалог между органами информации.

Таким образом, как показано в таблице 3.18, структура диалога между ораганами массовой информации приобретает следующий вид:

Таблица 3. Эти отношения объясняют характер диалогов между органами массовой информации. Так, лондонская "Таймс" почти все материалы представляет как корреспонденции своих компетентных штатных корреспондентов, большие многополосные газеты отличаются от малополосных политематичностью, ср., например, "Ле Монд" и "Советский спорт", обилие рекламы и малый объем рекламы и соответствие смысла статей этой ориентации направлению, например "Нью-Йорк Таймс" и "Известия" (в первой много рекламы, во второй существенно меньше, следовательно, субсидируется третьей группой читателей). Таков диалог между разными органами массовой информации, который строится по правилам: истинность, оперативность, правдивость.

Истинность в данном случае значит следование программы органа информации, оперативность - подача сообщения в факте раньше других органов информации, правдивость - соответствие текста сообщения факту действительности. Следование этим правилам предполагает защищенность от полемики с другими органами информации. Это развитие закона защиты слушающего.

3.2.13. Этос рекламы Диалог в рекламных текстах также представляет собой диалог-унисон, что определяется законами о рекламе, общий смысл которых состоит в принципе: "Хвали свое, но не смей ругать чужого". Реклама заказной текст. Она существует на средства рекламодателя. Рекламодатель в своем заказе на рекламу указывает параметры товара или услуги, которые следует упомянуть в рекламе. Воспринимаемость рекламы и ее эффективность определяются ростом покупок товаров и услуг. Следовательно, диалог различие в рекламе идет по следующим возможным направлениям: а) каналы рекламирования, б) рекламные образы, в) заказчики рекламы.

Каналы рекламирования (устная, почтовая, в книгах, в разных средствах массовой информации, через информацион ные системы) определяются двум факторами: характером рекламируемого объекта и замыслом рекламы. Рекламные образы определяются замыслом рекламы и согласием заказчика.

Заказчики рекламы обращаются в разные агентства и избирают те, которые им подходят, но и рекламные агентства специализируются на рекламах определенного вида и, следовательно, должны также избирать заказчика. Таблица 3.19 обобщает распределение этих отношений.

Диалог-различие представляет собой различие и конкуренцию рекламных образов, передаваемых по разным каналам, создание разнообразия рекламировани разных предметов рекламирования по разным каналам и представление рекламодател в виде рекламных образов Таблица 3. 3.2.14. Этос информатики Диалог информационных систем ведется как реальный диалог пользовател с системой, как конкуренция и разнообразие программ и как конкуренция услуг, представляемых разными информационными организациями. Таблица 3.20 (стр. 294) показывает, что схема диалога, определяемого внутренними отношениями, в принципе такова, как в массовой информации и рекламе.

Диалог в массовой коммуникации выполняет функции развития смысла, которые свойственны диалогу вообще, несмотря на то, что он в деятельности массовой информации и рекламы имеет характер диалога-унисона. Благодаря разделению труда при создании текстов различие и разнообразие информации оказываетс достаточным, чтобы формировать новые внекультурные и культурнозначимые смыслы.

Принципы информатики: "полнота", "удобство диалога", "точность сообщения".

Связи с общественностью (public relations), объединяющие действие массовой коммуникации и других видов речи на основе массовой коммуникации формируют смыслы через направленность этих разнообразий и таким образом решают проблемы введения в общество тех или иных проектов. Если разнообразные смыслы, представленные в массовой информации, не организованы связями с общественностью, Таблица 3. то они превращаются в "информационный шум", а проекты теряют возможность реализоваться.

Закон:

Диалог массовой информации, рекламы, информационных систем как целое обеспечивает духовно независимое существование получателя этих текстов при условии знания правил создания этих текстов, их этоса.

Этот закон полезно назвать законом эмансипирования получател текстов массовой коммуникаци и.

Правило:



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.