авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Россинский Ю. А., Семке В.Я., Асланбекова Н.В. КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ВРАЧЕЙ СТАЦИОНАРНОГО ПРОФИЛЯ Павлодар 2008 ...»

-- [ Страница 2 ] --

гематолог – 2 чел. (0,6%, доверительный интервал 0,4%2,6%);

психиатр – 10 чел. (3,2±2,0%);

нарколог – 12 чел.

(3,5±1,9%);

психотерапевт – 6 чел. (1,9±1,5%);

дерматолог венеролог – 2 чел. (0,6%, доверительный интервал 0,4%2,6%);

инфекционист – 1 чел. (0,3%, доверительный интервал 0,2%2,2%);

фтизиатр – 3 чел. (1,0%, доверительный интервал 0,6%3%);

рентгенолог – 4 чел. (1,3%, доверительный интервал 0,8%3,4%);

невропатолог – 10 чел. (3,2±2,0%);

эндокринолог – 2 чел. (0,6%, доверительный интервал 0,4%2,6%);

гепатолог – чел. (0,3%, доверительный интервал 0,2%2,2%);

врач-лаборант – 6 чел. (1,9±1,5%);

педиатр – 15 чел. (4,8±2,4%);

аллерголог – чел. (0,6%, доверительный интервал 0,4%2,6%);

гастроэнтеро лог – 1 чел. (0,3%, доверительный интервал 0,2%2,2%);

функ циональный диагност – 5 чел. (1,6%, доверительный интервал 1,0%3,8%);

прочие – 32 чел. (9,2±3,0%). Указанное процентное соотношение являлось отношением от числа общей группы.

Группу врачей хирургического профиля составили: хирург – чел. (21,9±4,4%);

акушер-гинеколог – 7 чел. (2,3±1,6%);

гинеколог – 6 чел. (1,9±1,5);

гинеколог-неонатолог – 1 чел. (0,3%, довери тельный интервал 0,2%2,2%);

травматолог – 9 чел. (2,9±1,9%);

анестезиолог – 11 чел. (3,5±2,1%);

анестезиолог-реаниматолог – чел. (3,2±2,0%);

камбустиолог – 2 чел. (0,6%, доверительный ин тервал 0,4%2,6%);

детский хирург – 1 чел. (0,3%, доверительный интервал 0,2%2,2%);

ангиохирург – 2 чел. (0,6%, доверительный интервал 0,4%2,6%);

офтальмолог – 1 чел. (0,3%, доверительный интервал 0,2%2,2%);

уролог – 2 чел. (0,6%, доверительный ин тервал 0,4%2,6%);

прочие – 15 чел. (4,5±2,2%);

кардиореанима толог – 2 чел. (0,6%, доверительный интервал 0,4%2,6%);

про чие – 10 чел. (3,2±2,0%). Указанное процентное соотношение яв лялось отношением от числа общей группы.

Распределение в зависимости от стажа работы имело сле дующий вид. Средний стаж работы врачей общей группы (коли чество полных проработанных лет на момент исследования) со ставил 16,9±1,3 года. Из них средний рабочий стаж врачей мужчин составил 17,4±1,9 года, женщин – 16,5±1,8 года.

Распределение по наличию врачебной квалификационной ка тегории имело следующий вид. Врачи, не имевшие врачебной категории, составили 46,7±5,2% (162 чел.) от числа общей груп пы. Из них мужчины составили 61 чел. (17,6±4,0%), женщины – 100 чел. (28,8±4,8%). Врачи, имевшие 2-ю врачебную катего рию, составили 12,4±3,5% (43 чел.). Из них мужчины составили 22 чел. (7,1±2,8%), женщины – 21 чел. (6,1±2,5%). Врачи, имев шие 1-ю врачебную категорию, составили 22,8±4,4% (79 чел.) от числа общей группы. Из них мужчины составили 37 чел.

(10,7±3,2%), женщины – 42 чел. (12,0±3,4%). Врачи, имевшие высшую врачебную категорию, составили 18,2±4,1% (63 чел.) от числа общей группы. Из них мужчины составили 31 чел.

(8,9±3,0%), женщины – 31 чел. (8,9±3,0%).

Распределение в зависимости от наличия ученой степени имело следующий вид. Врачи, не имевшие ученой степени, со ставили 96,4±2,0% (323 чел.) от числа общей группы. Из них мужчины составили 140 чел. (40,3±5,2%), женщины – 182 чел.

(56,1±5,2%). Врачи, имевшие степень кандидата медицинских наук, составили 3,2±2,0% (10 чел.) от числа общей группы. Из них мужчины составили 3 чел. (1,0%, доверительный интервал 0,6%3%), женщины – 7 чел. (2,3±1,6%). Врачи, имевшие сте пень доктора медицинских наук, составили 0,3%, доверитель ный интервал 0,2%2,1% (1 мужчина) от числа общей группы.

Распределение в зависимости от суммарной рабочей нагруз ки имело следующий вид. Лица, работавшие менее чем на 1, ставку, составили 3,0±1,8% от числа общей группы (10 чел.). чел. (27,1±4,8%) работали на 1,0 ставку. 57 чел. (17,0±4,0%) – на 1,25 ставки. 124 чел. (36,9±5,2%) имели повышенную нагрузку, т.е. работали на 1,5 ставки. 92 чел. (9,5±3,1%) имели значитель но превышающую рабочую нагрузку, т. е. работали на 1, ставки. Крайне высокие врачебные нагрузки имели 22 чел.

(6,6%), из них 15 чел. (4,5±2,2%) работали на 2,0 ставки, а 7 чел.

или 2,1±1,5% имели нагрузку свыше 2 ставок.

Характеристика лиц, имевших психические расстройства Общая характеристика нозологических подгрупп В процессе исследования были выявлены следующие нозоло гические группы: лица, страдавшие органическим психическим расстройством, в частности нами были выявлены случаи по сткоммоционного синдрома – F07.2;

лица, имевшие психиче ские и поведенческие расстройства вследствие употребления ПАВ – F1;

лица, страдавшие аффективными расстройствами настроения – F3;

лица, имевшие невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства – F4.

Таблица Распространенность случаев НПР у врачей стационарного про филя (Р0,05) Доверит.

Случаи психических расстройств абс. % интервал Органические психические расстройства, 72 20,7% ±4,3% посткоммоционный синдром – F07. Психические и поведенческие расстройства 181 53,7% ±5,3% вследствие употребления ПАВ – F Аффективные расстройства настроения – F3 10 2,9% ±1,8% Невротические, связанные со стрессом и со 127 36,6% ±5,1% матоформные расстройства – F В таблице 1 отражена распространенность случаев НПР.

Распространенность случаев лиц, имевших органическое пси хическое расстройство в виде посткоммоционного синдрома (F07.2), составила 20,7±4,3% от числа общей группы (72 чел.);

лиц, имевших психические и поведенческие расстройства вслед ствие употребления ПАВ (F1), – 53,7±5,3% (181 чел.);

лиц, имев ших аффективные расстройства настроения (F3), – 2,9±1,8% ( чел.);

лиц, имевших невротические, связанные со стрессом и со матоформные расстройства (F4), – 36,6±5,1% (127 чел.).

Группа невротических, связанных со стрессом и сомато формных расстройств – F4. Данные расстройства в общей со вокупности составили 36,6±5,1 % от общей исследуемой группы (127 чел.). Распределение данных расстройств по отношению к общей группе отражено на рисунке 1.

Психически здоровые 8,5% 3,5% 1,1% 2,9% F40. 1,7% F41. F41.1 18,9% 63,4% F41. F F Рис. 1. Распространенность невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств у врачей стационарного профиля В данную нозологическую группу вошли следующие НПР:

специфические (изолированные) фобии – F40.2 – 8,5±3,0% ( чел.);

паническое расстройство (периодическая пароксизмальная тревога) – F41.0 – 1,1% (доверительный интервал 0,7%3,1%) (4 чел.);

генерализованное тревожное расстройство – F41.1 – 3,5±2,1% (11 чел.);

смешанное тревожное и депрессивное рас стройство – F41.2 – 2,9±1,8% (10 чел.);

обсессивно-компуль сивное расстройство – F42 – 1,7±1,4% (6 чел.);

реакции на тяже лый стресс и нарушения адаптации – F43 – 18,9±4,2% (64 чел.).

Группа психических и поведенческих расстройств вследствие употребления ПАВ – F1. Случаи алкогольной зависимости – Психические и поведенческие расстройства вследствие упот ребления алкоголя, синдром зависимости (F10.2) составили в среднем 8,0±2,9 % (27 чел.). У 30 чел. (8,9±3,0 %) были выявле ны «Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления алкоголя, употребление с вредными последствия ми» – F10.1.

Таблица Распространенность случаев аддиктивных расстройств у врачей стационарного профиля (Р0,05) Доверит.

Случаи психических расстройств абс. % интервал Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления ПАВ – F1 (всего 181 53,7% ±5,3% лиц) Психические и поведенческие расстройства 30 8,9% ±3,0% вследствие употребления алкоголя, употреб ление с вредными последствиями (F10.1) Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления алкоголя, синдром 27 8,0% ±2,9% зависимости (F10.2) Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления кофеина, употреб- 92 26,4% ±4,6% ление с вредными последствиями (F15.1) Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления кофеина, синдром 60 17,2% ±4,0% зависимости (F15.2) Психические и поведенческие расстройства 9 2,6% ±1,7% вследствие употребления табака, употребле ние с вредными последствиями (F17.1) Психические и поведенческие расстройства 87 25,2% ±4,6% вследствие употребления табака, синдром зависимости (F17.2) Психические и поведенческие расстройства вследствие упот ребления кофеина, употребление с вредными последствиями (F15.1) были зарегистрированы у 92 чел. (у 26,4±4,6%). Психи ческие и поведенческие расстройства вследствие употребления кофеина, синдром зависимости (F15.2) были выявлены у 60 чел.

(у 17,2±4,0% от числа);

психические и поведенческие расстрой ства вследствие употребления табака, употребление с вредными последствиями (F17.1) – у 9 чел. (у 2,6±1,7%);

психические и поведенческие расстройства вследствие употребления табака, синдром зависимости (F17.2) – у 87 чел. (у 25,2±4,6%).

2.2. Клинические критерии, репрезентативность и валидность материала и методов Научные исследования редко охватывают всю изучаемую популяцию. Обычно используются выборки той или иной сте пени репрезентативности. Выборка тем более репрезентативна, чем ближе частота и распределение изучаемого показателя в этой выборке к частоте и распределению данного показателя в общей изучаемой популяции (Kleinbaum D. et al., 1982). Репре зентативность достигается рандомизацией выборки, т. е. ее слу чайным отбором. В нашем случае после получения данных о количестве всех врачей, работавших в стационарах Павлодар ской области (816 чел.), в случайном порядке были отобраны 350 чел. Участники исследования отбирались из следующих клиник: 1) Павлодар (областной центр): Областная клиническая больница, Областная детская больница, Областной психоневро логический диспансер, Областной центр по профилактике и ле чению зависимых заболеваний, Областной противотуберкулез ный диспансер, Областной кожно-венерологический диспансер, Областной онкологический диспансер, Областной родильный дом, Областной перинатальный центр, Республиканский науч но-практический центр медико-социальных проблем наркома нии, Городская больница № 1, Больница скорой медицинской помощи, Городская инфекционная больница (всего 615 чел.);

2) Экибастуз (районный центр): Городская больница, Городской родильный дом, Городская противотуберкулезная больница, Го родской психоневрологический диспансер, Городской нарколо гический диспансер, Городской кожно-венерологический дис пансер (99 чел.);

3) г. Аксу (районный центр): Аксуская цен тральная больница (всего 40 чел.);

4) Иртышский район: Район ная больница, Противотуберкулезная больница (8 чел.);

5) Же лезинский район: Районная больница, Противотуберкулезная больница (5 чел.);

6) Успенский район: Районная больница, Противотуберкулезная больница (5 чел.);

7) Актогайский район:

Районная больница, Противотуберкулезная больница (3 чел.);

8) Баянаульский район: Районная больница, Противотуберку лезная больница (9 чел.);

9) Качирский район: Районная больни ца, Противотуберкулезная больница (11 чел.);

10) Лебяжинский район: Районная больница, Противотуберкулезная больница ( чел.);

11) Майский район: Районная больница, Противотуберку лезная больница (7 чел.);

12) Щербактинский район: Районная больница, Противотуберкулезная больница (9 чел.). Впоследст вии 3 чел. выбыли из исследования. Общая исследуемая группа составила 347 чел.

Валидность (дословно «полноценность») определяет степень точности и надежности измерений. В нашем случае валидность диагнозов и клинико-психологических состояний достигалась строгими соответствиями диагностическим клиническим крите риям МКБ-10 (IСD-10, 1994) при клиническом исследовании, а также использованием валидных психологических тестов.

Влияние систематических ошибок (bias) при клинических, пси хопатологических и психологических обследованиях сводилась к минимуму за счет того, что каждый отдельный показатель ре гистрировался одним и тем же проинструктированным квали фицированным специалистом с использованием одних и тех же инструментов и методов.

2.3. Методы исследования Исследование являлось обсервационным кросс-секционным ис следованием, поскольку мы не производили никаких воздействий на объект исследования и одномоментно регистрировали парамет ры психического, соматического и психологического состояний (Kleinbaum D. et al., 1982). При регистрации «случая» мы проводи ли дополнительные стандартизированные обследования.

Метод получения исследуемой выборки врачей, работавших в стационарах клиник, территориально относившихся к северо восточному региону Казахстана. В первую очередь после пред ставления дизайна исследования было получено согласие на проведение данного исследования от начальника департамента здравоохранения Павлодарской области. После этого были ото браны все клиники, в которых имелись стационары терапевти ческого и/или хирургического профилей и которые территори ально относились к Павлодарской области – северо-восточному региону Казахстана. Далее в отделе кадров департамента здра воохранения Павлодарской области были получены данные о количестве врачей и медицинских психологов, работавших в стационарах данного региона. Списки врачей получались с по мощью формы № 30 годовой отчетной формы № 30 (Отчет ле чебно-профилактической организации), утвержденной Минист ром здравоохранения Республики Казахстан от 31 октября 2006 г. № 509, где указано общее количество работавших врачей в данном районе/больнице и где имелась графа «В том числе врачи поликлиники». Разница между общим количеством и по ликлиническими врачами давала количество врачей стационар ного профиля. После этого мы определяли коэффициент эквива лентного соотношения общего количества стационарных врачей в каждом районе, после чего определяли количество врачей, ко торые должны принять участие в исследовании от каждого рай она, чтобы в сумме общая исследуемая группа составила человек. В дальнейшем в каждом районе были получены фа мильные списки работавших стационарных врачей, и каждой фа милии был присвоен свой порядковый номер. Далее необходимо было провести рандомизацию. Существует два основных способа случайного отбора. Первый способ осуществляется с помощью генератора случайных чисел. Второй, который был применен на ми, – метод, описанный H. A. Kahn, C. T. Sempos (1989). В опре деленном районе работает 62 стационарных врачей, и нам необ ходимо отобрать в этом районе 24 врача. Разделим 62 на 24 и по лучим 2,58. Округляем до 3. Эта цифра определяет, что будет от бираться каждый третий респондент из общего списка. Далее мы определяем день недели, в который проводится отбор (отбор про водится во вторник – 2-й день недели) и номер дня недели опре деляет номер первого респондента. Далее со 2-го персонального порядкового номера начинаем отбор каждого третьего (2-й;

5-й;

8-й;

11-й т. д.). В случае, если респондент с отобранным номером по каким-то причинам отсутствует, он заменяется специалистом, которому соответствует следующий порядковый номер. Впослед ствие 3 чел. выбыли из исследования. Итого общая исследуемая группа составила 347 человек.

Регистрируемые данные. Вопросники для случайной выборки врачей стационарного профиля Основная использованная методика – самозаполнение во просников респондентами, так как вопросник содержал ряд сен ситивных вопросов, достоверную информацию по которым ве роятнее всего было получить не путем личного интервью, а пу тем самозаполнения вопросника. В тех случаях, когда респон денты испытывали затруднения, они могли обращаться за разъ яснением и помощью к интервьюерам.

Данный вопросник состоял из трех частей: 1) социальная ин формация;

2) профессиональная информация;

3) блок психоло гических тестов. В блок социальной и профессиональной ин формации вошли те вопросы, которые не встречались в «Опрос нике КЖ (версия ВОЗ)».

Клинический диагноз и выявленные синдромы и выставлялись согласно критериям МКБ-10.

Врачебно-клинические обследования. Объем врачебно клинических обследований составляли консультации врачей:

психиатра-нарколога, клинического психолога.

Психологическая диагностика. Для каждого респондента проводилось психологическое тестирование. Использовались следующие психологические методики и тесты: 1) Опросник КЖ (версия ВОЗ) (1998);

2) Методика диагностики эмоциональ ного выгорания В. В. Бойко (Райгородский Д. Я., 2000);

3) Ме тодика для психологической диагностики уровня социальной фрустрированности Л. И. Вассермана (2004);

4) Методика:

«Клинический опросник для выявления и оценки невротических состояний» К. К. Яхина и Д. М. Менделевича (1978).

Методы регистрации исходных данных Методология проведения опроса и клинического обследования Непосредственно клиническими критериями отнесения боль ных к невротическим и соматоформным расстройствам, ПАВ были критерии МКБ-10 (ICD-10, 1994). Предварительный диаг ноз выставлялся на основе анализа полученных данных – отве тов на стандартные вопросники. При предварительной регист рации «случая» на основе анализа ответов используемых во просников с данным респондентом проводилось дополнитель ное клиническое интервью врачом психиатром-наркологом, и при клиническом подтверждении психодезадаптационного со стояния окончательно регистрировался «случай».

Методология психологического обследования Психологическое исследование проводилось с каждым рес пондентом. Психологическое тестирование проводил один и тот же психолог, психологическое тестирование проводилось в по левых условиях, по месту работы респондента. Психологиче ские вопросники были оформлены в виде отдельной брошюры с подробными инструкциями. Респонденты отвечали на вопрос ники в присутствии психолога-консультанта. Если у исследуе мых возникали вопросы, консультант-психолог давал им разъ яснения общего характера, не наводящие респондента на кон кретный ответ. После заполнения вопросников респондентами психологом проводилась интерпретация результатов опроса, после чего результаты полученных данных вводились в общую базу данных компьютера.

База данных для накопления и обработки информации о слу чайной выборке из числа врачей стационарного профиля, рабо тавших в Павлодаре и Павлодарской области. Сбор информации осуществлялся в базе данных пакета экспертной системы «ESAG», произведенной по заказу РНПЦ МСПН и максимально приближенной к условиям работы и потребностей Центра (Гаськов А. П., 2007). Система ESAG позволяет собирать в базу данных параметры любого вида, при этом обеспечивает хране ние их в хронологической последовательности.

2.4. Методы статистического анализа Математический анализ осуществлялся с помощью «Ag stat.exe», входящей в экспертную систему «ESAG» (Гась ков А. П., 2007). В кросс-секционном исследовании вычисля лись средние, коэффициенты корреляции, линейная и нелиней ная регрессия, множественные корреляции и регрессия. Эти вы числения производились в соответствии с руководствами Г. Ф. Лакина (1980) и М. В. Славина (1989). Сравнение групп производилось в программе по методике Стентон Гланц «Меди ко-биологическая статистика» (1999).

В качестве основных показателей кросс-секционного иссле дования определялись параметры превалентных относительного риска (relative risk – RR) и соотношение шансов (odds ratio – OR). Риски соответствуют относительной распространенности изучаемого или интересующего исследователей явления в дан ной популяции (Kleinbaum D. et al., 1982, Sempos C. T., 1989).

Для контроля в отношении спутывающих переменных (confounding factors) производилась стратификация с получени ем скорригированных по спутывающим переменным OR и RR.

В этих целях использовалась процедура Мантела-Ханзела (Аль бом А., Норелл С., 1996). Программа «Agstat.exe» позволяла оценивать следующие статистические показатели:

1) Выборочные средние.

2) Определение достоверности разности средних (или от носительных) величин.

3) Объединенная оценка дисперсии обеих выборок.

4) Стандартные отклонения каждой выборки.

5) Степень свободы обоих выборок.

6) Доверительные интервалы для параметров, для средних и для разности средних сравниваемых групп.

7) Для получения статистической достоверности сравни ваемых величин (Р) использовались параметрический t критерий Стьюдента, непараметрические W-критерий Уилкок сона, U-критерий Манна-Уитни. По таблицам Стьюдента опре делялось критичное значение критерия t для вычисленной сте пени свободы. Если критичное значение оказывалось меньше вычисленного для требуемой вероятности ошибки P, различие групп принималось достоверным (Гланц С., 1999).

8) Доверительный интервал для параметров, приближаю щихся к нормальному распределению и для разности долей.

9) Доверительный интервал для среднего значения.

10) Доверительный интервал для доли.

11) Стандартная ошибка доли.

12) Доверительный интервал для разности средних.

13) Стандартная ошибка разности выборочных средних.

14) Средняя ошибка средней арифметической.

15) Средняя ошибка относительной величины (P).

16) Коэффициент корреляции.

17) Среднеквадратическое отклонение.

18) График линейной регрессии.

19) Уравнения нелинейной регрессии.

20) Стандартная ошибка разности выборочных средних.

21) Относительный риск и соотношение шансов.

22) Доверительный интервал для относительного риска RR.

23) Доверительный интервал для отношения шансов OR.

24) При регрессионном анализе использовались коэффици ент ранговой корреляции Спирмена и Пирсона (Флэтчер Р. и др., 1998;

Гланц С., 1999).

Глава КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ У ВРАЧЕЙ СТАЦИОНАРНОГО ПРОФИЛЯ СЕВЕРО ВОСТОЧНОГО РЕГИОНА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН В последнее время многие исследования посвящены изуче нию взаимосвязей КЖ и психического здоровья (Александров ский Ю. А., 1993;

Катков А. Л., 1998;

Ошаева Н. М., 2001;

Сем ке В. Я., 2001;

Куприянова И. Е., Семке В. Я., 2006, Gleiss I. et al., 1973). Для определения и анализа/самоанализа КЖ предла гаются разные модели: И. А. Гундаров (1994) предлагает модель «Роза качества жизни»;

Н. Пезешкиан (1993, 1995, 1996, 1998) – «Ромба Пезешкиана»;

Ю. В. Валентик (1993, 2001) – сектораль ный круг гармонии «НЛС» (нормативных личностных стату сов);

С. Шварц (1990, 1992) – «Circumplex» – модель человече ской оценки (Schwartz S.);

А. Л. Катков (1995, 1998) – модель «Феномена душевного здоровья». В контексте психического здоровья КЖ определяют как удовлетворительную адаптацию зрелой личности. В. Я. Семке, М. Ф. Белокрылова (2001) опре деляют КЖ как «достигаемость желаемого и удовлетворенность достигнутым» (Семке В. Я., 2001). По мнению Г. В. Бурковского и др. (1998), хорошее состояние здоровья индивидуума и его жизненное благополучие есть отражение удовлетворения его потребностей и его адаптации в физической, психологической и социальной сферах. По мнению А. Л. Каткова (1998, 2002), адаптационные свойства личности и способность к самооргани зации выступают основополагающими характеристиками пси хического (психологического) здоровья.

В настоящей главе будут рассмотрены данные субъективной оценки качества жизни врачей стационарного профиля, рабо тающих в северо-восточном регионе Республики Казахстан. В частности будут рассмотрены средние показатели основных шести сфер, характеризующих качество жизни (физические функции, психологические функции, уровень независимости, социальные отношения, окружающая среда и духовная сфера), а также субъективной оценки респондентом своего качества жиз ни и здоровья в целом. Также будут рассматриваться данные анализа результатов групп полярных самооценок (удовлетвори тельной и неудовлетворительной самооценок) качества жизни.

Результаты субъективной оценки качества жизни будут рас сматриваться в контексте специфических условий труда врача стационарного профиля, которые могут выступать как факторы риска в отношении самовосприятия и самооценки уровня каче ства жизни и психодезадаптационных состояний – пограничных нервно-психических и аддиктивных расстройств. Основным ин струментом исследования явился «Опросник качества жизни (версия ВОЗ) в психиатрической практике» – (ВОЗКЖ-100), адаптированный Санкт-Петербургским научно-исследова тельским психоневрологическим институтом им. В.М. Бехтере ва (Бурковский Г.В. и соавт., 1998).

3.1. Физическая сфера и факторы риска неудовлетворительной самооценки КЖ у врачей стационарного профиля северо-восточного региона Республики Казахстан Физическая сфера включает в себя такие характеристики как «Жизненная активность, энергия и усталость», «Сон и отдых», «Физическая боль и дискомфорт» и среднее значение общей шкалы «Физическая сфера». Мы хотим рассмотреть полученные результаты физической сферы как с позиций субъективных оце нок качества жизни, так и в контексте возможных профессио нальных особенностей, которые могут выступать как факторы риска в отношение самовосприятия и самооценки уровня физи ческой сферы и, соответственно, качества жизни. В отношении физической сферы и ее субсфер нами были получены следую щие результаты.

А. Субсфера «Жизненная активность, энергия и усталость».

В первую очередь, мы бы хотели рассмотреть сферу «Жиз ненная активность, энергия и усталость», так как именно данная сфера характеризует субъективное восприятие и оценку инди видуального адаптационного потенциала, адаптационных воз можностей, уровня энергетического потенциала и психической адаптации.

Согласно опроснику ВОЗКЖ-100 субсфера «Жизненная ак тивность, энергия и усталость» исследует энергию, энтузиазм и выносливость, с которыми индивид выполняет необходимые задачи повседневной жизни, а также иные виды деятельности, избираемые им самим, такие, как, например, отдых. Диапазон ответов – от сообщений о полной неспособности делать что либо из-за усталости до случаев, когда индивид ощущает в себе достаточно энергии, чтобы чувствовать себя действительно бод рым. Усталость может происходить от любой причины, будь то соматическое или психическое заболевание, любое недомога ние, подавленность из-за личных проблем или физическое пере напряжение. Воздействие усталости на социальные взаимоот ношения, рост зависимости от других людей из-за хронической усталости, а также причины любого вида усталости в данной шкале не исследуются, хотя косвенно упоминаются в вопросах данной субсферы, а также субсфер, касающихся повседневной активности и межличностных отношений (Бурковский Г.В. и соавт., 1998).

На рисунке 2 отражены распределения самооценок респон дентами по таким характеристикам как «Жизненная активность и энергия и усталость». Как видно из рисунка 2, в отношении жизненного тонуса и адаптационного потенциала («Жизненная Жизненная активность, энергия и усталость 1,7% 6,6% Очень плохое 22,8% Плохое 33,7% Среднее 35,2% Хорошое Очень хорошее Рис. 2. Распределение самооценок субсферы «Жизненная активность, энергия и усталость» у врачей стационарного профиля.

активность, энергия и усталость») распределение самооценки респондентов имело следующий вид. Как «Очень плохой» жиз ненный тонус или адаптационный потенциал определили 6 че ловек, что составило в среднем 1,7% (±1,4%) от числа общей группы. 79 человек или 22,8% (±4,4%) оценили свой жизненный тонус как плохой (оценка «плохо»). Таким образом, лица с не удовлетворительной самооценкой своего жизненного тонуса и адаптационного потенциала составили в среднем 24,5%. То есть практически каждый четвертый врач, работающий в условиях стационара, субъективно переживает истощение жизненного тонуса и своих адаптационных возможностей. Как удовлетвори тельный или средний уровень жизненного тонуса (оценка «среднее») отметили 122 человека или 35,2% (±5,0%) от числа общей группы. И 40,3% опрошенных респондентов оценили свой жизненный тонус как хороший или очень хороший: человек или 33,7% (±5,0%) оценили свой жизненный тонус как хороший (оценка «хорошее») и 23 человека или 6,6% (±2,6%) – как очень хороший (оценка «очень хорошее»).

Для определения вероятных факторов коррелирующих с уровнем самооценки жизненного тонуса и адаптационного по тенциала мы провели сравнительный и корреляционный анализ групп респондентов с полярными оценками. Сначала мы срав нили тех, кто полярно оценил свой жизненный тонус: как не удовлетворительный (оценки «очень плохое» и «плохое») (группа 1, n = 85) и хороший (оценки «хорошее» и «очень хоро шее») (группа 2, n = 140), и получили следующие результаты. В таблице 3 отражены достоверные различия по некоторым пара метрам ВОЗКЖ-100 в баллах (Бурковский Г.В. и соавт., 1998) и показатели методики диагностики эмоционального выгорания (МДЭВ) В.В. Бойко (Бойко В.В., 1998). Согласно формуле рас четов ВОЗКЖ-100, чем выше балл у той или иной субсферы, тем лучше обстоит дело с этой субсферой и наоборот, чем ниже балл, тем хуже обстоит дело с той или иной субсферой (Бурков ский Г.В. и соавт., 1998).

Таблица Группы с неудовлетворительными (группа 1, n=85) и хорошими оценками (группа 2, n=140) жизненного тонуса и адаптацион ного потенциала (P0,01;

*– P0,05) Группа 1 Группа Наименование параметра (n = 85) (n = 140) Субсфера «Физическая боль и диском 12,8±0,8 15,9±0, форт» (F1.) (баллы) Субсфера «Сон и отдых» (F3.) (баллы) 12,5±0,7 16,4±0, ВОЗКЖ- *Субсфера «Сон и отдых» (F3), оценка 5,9% 0,7% «очень плохо» 2,6%13,3% 0,4%4,4% Субсфера «Сон и отдых» (F3), оценка 3,6% 16,5±7,9% «плохо» 1,9%8,3% Субсфера «Сон и отдых» (F3), оценка 8,2±5,8% 45,7±8,3% «очень хорошо»

Продолжение таблицы Группа 1 Группа Наименование параметра (n = 85) (n = 140) «На работе я испытываю постоянные 71,4±9,7% 51,8±8,3% физические и психические перегрузки»

«Сегодня я доволен своей профессией 57,1±10,6% 79,1±6,8% не меньше, чем в начале карьеры»

МДЭВ (В.В. Бойко) Уменьшение удовлетворения от работы 53,6±10,7% 29,5±7,6% Синдром «Загнанность в клетку» (баллы) 10,6±1,7 7,3±1, Фаза напряжения (баллы) 54,2±4,8 40,0±3, Фаза резистенции (баллы) 59,8±5,1 42,7±3, Фаза истощения (баллы) 48,2±5,2 29,9± Прием лекарств как стимуляторов 29,8±9,8% 6,5±4,1% *Врачебная нагрузка выше 1,75 ставки 3,7% 13,9±7,6% (врачи терапевтического профиля) 2,0%8,6% *Интенсивное употребление крепкого 36,5±10,2% 23,0±7,0% чая/кофе на работе как стимулятора 1,4% Специфические фобии F 40.2 10,7±6,6% 0,8%5,4% Посттравматическое стрессовое расстрой 39,8±10,5% 11,5±5,3% ство F43. Посткоммоционный синдром F 07.2 32,1±10% 7,9±4,5% Как видно из таблицы 3, условно можно выделить три груп пы факторов, выявляющих взаимосвязи с уровнем самооценки жизненной активности: физические, психологические и психи ческие. К физическим факторам относятся условия труда (по вышенная рабочая нагрузка, физические перегрузки). Так, на пример, среди тех респондентов, кто неудовлетворительно оце нил свой жизненный тонус (оценка «очень плохо» и «плохо») в сравнении с теми, кто его оценил как «хорошо» или «очень хо рошо», в среднем в 1,4 раза чаще встречались те, кто испытывал на работе постоянные физические перегрузки (71,4±9,7% и 51,8±8,3%, при Р0,01). Это подтверждается тем, что в этой подгруппе в 3,7 раза чаще встречались те врачи, у кого рабочая нагрузка составляет 1,75 ставки (13,9±7,6% и 3,7% (доверитель ный интервал – 2,0%8,6%), при Р0,05). Также в этой под группе в среднем в 4,6 раза чаще встречались те, кто регулярно употреблял лекарства (фармакологические препараты) для вос становления энергетического тонуса (29,8±9,8% и 6,5±4,1%, при Р0,01), и в 1,6 раза – те, кто на работе регулярно стимулировал себя интенсивным употреблением крепкого чая или кофе (36,5±10,2% и 23,0±7,0%, при Р0,05).

Среди психологических факторов, выявляющих взаимоот ношения с уровнем самооценки жизненного тонуса можно от метить переживание стресса и как его вариант переживание фрустрации – неудовлетворенности настоящим положением и условиями труда. Так, например, среди врачей, неудовлетвори тельно оценивших свой жизненный тонус (оценка «очень пло хо» и «плохо») в сравнении с теми, кто его оценил как «хорошо»

или «очень хорошо», в среднем в 1,8 раза чаще встречались те, кто признавал, что на настоящий момент работа приносила им все меньше удовлетворения (53,6±10,7% и 29,5±7,6%, при Р0,01), и, соответственно в 1,4 раза реже те, кого работа полно стью удовлетворяла на момент интервьюирования как и в нача ле карьеры (57,1±10,6% и 79,1±6,8%, при Р0,01). Также у пред ставителей этой подгруппы согласно методики диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко бальные оценки, свиде тельствующие о фазах развития стресса достоверно (Р0,01) были выше. Например, оценка симптома «Загнанность в клетку»

была выше в среднем на 3,3 балла (10,6±1,7 и 7,3±1,2 баллов).

Общая оценка фазы напряжения также у них была выше в сред нем на 14,2 балла (54,2±4,8 и 40,0±3,4 баллов), как и общие оценки фазы резистенции (59,8±5,1 и 42,7±3,5 баллов, превыше ние на 17,1 балл) и в особенности фазы истощения (48,2±5,2 и 29,9±3 баллов, превышение на 18,3 балла).

В отношении психических факторов можно отметить, что наличие нервно-психических расстройств также обнаруживает взаимосвязи с уровнем самооценки жизненного тонуса и энерге тического потенциала. Так, например, среди тех респондентов, кто неудовлетворительно оценил свой жизненный тонус (оценка «очень плохо» и «плохо») в сравнении с теми, кто его оценил как «хорошо» или «очень хорошо», в среднем в 4,1 раза чаще встречались лица с посткоммоционным синдромом – F 07. (32,1±10% и 7,9±4,5%, при Р0,01), в 7,6 раза – лица, страдаю щие специфическими фобиями (10,7±6,6% и 1,4% (доверитель ный интервал – 0,8;

5,4%), при Р0,01) и в 3,5 раза – лица, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством или расстройство психической адаптации – F43.1, F43. (39,8±10,5% и 11,5±5,3%, при Р0,01). Понятно, что наличие нервно-психического расстройства оказывает влияние на жиз ненный тонус с одной стороны и является результатом неудов летворительной психической адаптации (Вальдман А.В., Алек сандровский Ю.А., 1987, Березин Ф.Б., 1998;

Семке В.Я., 2001, Россинский Ю.А., 2001). С нашей точки зрения важен тот факт, что согласно данным таблицы 3, именно специфические фобии (F 07.2) обнаруживали взаимосвязи с уровнем энергетического потенциала и жизненной активности. О специфических фобиях более подробно будет идти речь в следующей главе.

Также из таблицы 3 видно, что у тех лиц, которые неудовле творительно оценили свой жизненный тонус, достоверно хуже обстоят дела с показателями субсферы «Боль и дискомфорт»

(бальная оценка – 12,8±0,8 балла), в сравнении с теми, кто опре делил свои жизненный тонус и активность как «хороший» или «очень хороший» (бальная оценка – 15,9±0,6 балла), при Р0,01.

То есть, физический дискомфорт и боль играют существенную роль в восприятии и оценки как жизненного тонуса в частности, так и качества жизни в целом.

В случае опросника ВОЗКЖ-100, боль считается сущест вующей, если индивид утверждает, что она есть, даже если нет медицинских оснований рассматривать ее как существующую (Бурковский Г.В. и соавт., 1998). В этой связи необходимо отме тить особенности условий труда некоторых врачебных специ альностей, которые могут вызывать физический дискомфорт и соответственно боль, и которые, по мнению Б.А. Смирнова и Е.В. Долгополовой (2007) относятся к «экстремальным факто рам внешних условий деятельности» и «деятельности в особых и экстремальных условиях» (Смирнов Б.А., Долгополова Е.В., 2007). Речь идет об операциональной напряженности, т.е. о со четании вынужденной двигательной гипокинезии (ограничен ная, неподвижная поза) и мышечной гипердинамии (статическое повышенное напряжение определенных групп мышц), напри мер, в работе оперирующего хирурга.

Необходимо отметить, что часто путают такие понятия как ги покинезия и гиподинамия. Их общая характеристика – понижен ная или ограниченная двигательная и мышечная активность че ловека. Под этими понятиями подразумевают как условия (фак торы), приводящие к этим явлениям, так и функциональные со стояния человека, возникающие в этих условиях. В самом общем виде гиподинамия – это уменьшение мышечных (физических) нагрузок на мышцы, мышечная слабость. Гипокинезия – это со стояние малой подвижности. Оба эти явления взаимосвязаны, поэтому часто их рассматривают как синонимы. Однако в общем случае это неправильно (Смирнов Б.А., Долгополова Е.В., 2007).

В нашем случае спецификой работы врача хирургического профиля является операциональная напряженность, которая яв ляется экстремальным фактором условий труда. Речь идет о соче тании мышечной гипердинамии – повышенного (часто длитель ного) статического напряжения мышц и вынужденной гипокине зии – ограниченной неподвижной позы. В процессе операции, хирург или травматолог иногда вынужден находиться в непод вижной напряженной позе длительное время. Следовательно, мы можем утверждать, что операциональная напряженность в виде сочетания мышечной гипердинамии и двигательной гипокинезии, является специфической особенностью работы врача, которая может вызывать физический дискомфорт и боль, и может являть ся фактором, влияющим на оценку как жизненного тонуса и ак тивности в частности, так и уровень качества жизни в целом.

По данным наших исследований среди врачей стационарного профиля северо-восточного региона 38,9±5,0% (121 человек) отмечали операциональную напряженность в своей работе в той или иной степени, которая, по их мнению, не оказывала сущест венного негативного влияния на физическое или психическое здоровье. Однако 89 человек или 28,1±4,9% отметили явное не гативное влияние операциональной напряженности на физиче ское и психическое состояние. Эти лица отмечали хронические мышечные боли, головные боли, боли в суставах, боли в спине, астению, повышенное раздражение, ухудшение зрения и пр.

Вторым существенным фактором, влияющим на восприятие и самооценку жизненного тонуса, оказались показатели субсферы «Сон и отдых». Из таблицы 3 видно, что у лиц, определяющих свой жизненный тонус как хороший или очень хороший досто верно бальная оценка субсферы «Сон и отдых» была выше на балла, чем у лиц, кто оценил свои жизненный тонус и активность как неудовлетворительные, т.е. «плохо» или «очень плохо»

(16,4±0,5 баллов и 12,5±0,7 баллов, при Р0,01). Также среди вра чей с неудовлетворительной оценкой своего жизненного тонуса достоверно (Р0,05) в 8 раз чаще встречались те, кто оценил суб сферу «Сон и отдых» как «очень плохо» (5,9%, доверительный интервал – 2,6%13,3%) в сравнении с теми, кто оценил свой жизненный тонус как хороший и очень хороший (0,7%, довери тельный интервал – 0,4%4,4%), а также в 4,6 раза те, кто оце нил субсферу «Сон и отдых» как «плохо» (16,5±7,9% и 3,6% (до верительный интервал – 1,9%8,3%), при Р0,01). И, наоборот, среди врачей, кто оценил свой жизненный тонус и активность как хорошие и очень хорошие, достоверно в 5,6 раза чаще встречают ся те кто оценил субсферу «Сон и отдых» как «очень хорошо»

(8,2±5,8% и 45,7±8,3%, при Р0,01). Взаимозависимость воспри ятия уровня жизненной активности и оценок степени представ ленности физической боли, дискомфорта, а также сна и отдыха подтверждается данными корреляционного анализа (таблица 4).

Из таблицы 4 видно, что воспринимаемый уровень жизнен ной активности имеет значимую прямую зависимость с положи тельной оценкой субсфер «Физическая боль и дискомфорт»

(значение коэффициента Спирмена – 0,4 при доверительном ин тервале 0,30,5) и «Сон и отдых» (значение коэффициента Спирмена – 0,5 при доверительном интервале 0,40,5). Напом ним, что согласно расчетным формулам ВОЗКЖ-100, является тот факт, что чем выше бал, тем лучше дело обстоит с той или иной субсферой (Бурковский Г.В. и соавт., 1998). Также отмеча ется прямая корреляция самооценки уровня жизненного тонуса с удовлетворенностью своим сном (значение коэффициента Спирмена – 0,5 при доверительном интервале 0,40,6), само оценкой сна (значение коэффициента Спирмена – 0,4 при дове рительном интервале 0,30,5) и отрицательная корреляция – со степенью выраженности боли и физического дискомфорта (зна чение коэффициента Спирмена – -0,4 при доверительном интер вале -0,3-0,4).

Таблица Корреляционный анализ самооценки уровня жизненной актив ности и энергетического потенциала у врачей стационарного профиля k Доверит.

Наименование параметра ВОЗКЖ-100 Спир Интервал мена Физическая сфера, субсфера «Физическая сфера» 0,7 0,60, Физическая сфера, субсфера «Физическая боль и 0,4 0,30, дискомфорт» (F1.) (баллы) Физическая сфера, субсфера «Сон и отдых» (F3.) 0,4 0,40, Физическая сфера, субсфера «Сон и отдых» (F3.) 0,5 0,40, (баллы) В какой степени Вы чувствуете, что боль препятст -0,4 -0,3-0, вует выполнению того, что Вам нужно делать (F1.4) Насколько Вы удовлетворены своим сном (F3.3.) 0,5 0,40, Как хорошо Вы спите (F3.1.) 0,4 0,30, Как уже было отмечено выше, мы постарались рассмотреть причины низкой или неудовлетворительной оценки качества жизни в контексте возможных профессиональных особенностей, специфики работы врачей стационарного профиля, которые мо гут выступать как факторы риска в этом отношении. Сон и от дых имеет непосредственное отношение к адаптационному по тенциалу и жизненному тонусу. Следовательно, те специфиче ские условия или особенности некоторых врачебных специаль ностей, которые могут оказывать негативное влияние на сферу сна и отдыха, будут являться факторами риска в отношении жизненного тонуса и психоадаптационных возможностей и субъективного восприятия уровня качества жизни. В этой связи мы хотим отметить десинхроноз в работе врача, который может выступать в качестве такого фактора.

Согласно мнению ряда ученых, В.И. Лебедева (2001), Б.А. Душкова и соавт. (2003), Б.А. Смирнова и Е.В. Долгополо вой (2007), десинхроноз представляет неблагополучие организ ма вследствие нарушения его циркадных (суточных и околосу точных) ритмов. От сложности циркадной системы организма прямо зависит состояние психофизиологической нормы, поэто му воздействия, повреждающие циркадные ритмы, выражаются в различных отклонениях от этой нормы. Одним из важнейших условий благополучия организма является стабильность цир кадной системы, имеющей огромное значение для поддержания ритма сна и бодрствования. Наиболее распространенными ос ложнениями десинхроноза являются расстройства сна, сниже ние аппетита, настроение, снижение умственной и физической работоспособности (Душков Б.А. и соавт, 2003;

Смирнов Б.А., Долгополова Е.В., 2007).

В случае работы врача стационарного профиля причинами десинхроноза являются ночные или суточные дежурства без права сна или с правом частичного сна, когда существует веро ятность нарушения суточных ритмов организма из-за изменения привычной системы земных датчиков времени. По данным на ших исследований среди врачей стационарного профиля северо восточного региона 53,0±5,3% (178 человек) отмечали у себя явления десинхроноза в той или иной степени, которые, по их мнению, не оказывали существенного негативного влияния на психическое или физическое здоровье. Однако 92 человека или 28,7±5,0% отметили явное нарушение циркадных ритмов, кото рые оказывали явное вредное влияние на физическое и психиче ское здоровье. У этих лиц отмечались такие расстройства как нарушение сна и сонно-бодрствующего цикла, астения иногда в сочетании с мышечной алгией, раздражительность, головные боли, истощение внимания, трудности в выполнении своих профессиональных процедур и пр. Таким образом, мы можем утверждать, что десинхроноз может выступать как фактор рис ка, снижающий адаптационный потенциал или жизненный то нус врачей стационарного профиля и влиять на восприятие и самооценку как жизненного тонуса и энергетического потен циала в частности, так и качества жизни в целом.

Также мы получили достоверные различия между теми рес пондентами, кто оценил свою жизненную активность как не удовлетворительную и теми, кто определили ее как хорошую и очень хорошую и по параметрам остальных сфер ВОЗКЖ-100:

«Психологическая сфера», «Уровень независимости», «Соци альные отношения», «Окружающая среда», «Духовная сфера».

Мы выделили некоторые из них, которые по нашему мнению могут представлять интерес в плане идентификации вероятных факторов риска профессиональной деятельности, влияющих на восприятие и самооценку жизненного тонуса и, соответственно, качества жизни (таблицы 5 и 6).

Как видно из таблицы 5, у тех врачей, которые определили свой жизненный тонус как неудовлетворительный, достоверно хуже обстоят дела с переживанием положительных эмоций (их дефицитом) и – отрицательных эмоций (их избытком). Так, на пример, у тех, кто оценивал свой жизненный тонус как хороший или очень хороший, достоверно в среднем на 3 балла превыша ли показатели субсферы «Положительные эмоции» (14,3±0,5 и 11,3±0,7 баллов при Р0,01) и на 3,7 балла – показатели субсфе ры «Отрицательные эмоции» (15,7±0,5 и 12,0±0,7 баллов при Р0,01) в сравнении с теми, кто оценивал свой жизненный тонус как неудовлетворительный.

Те респонденты, у кого самовосприятие своего жизненного тонуса и энергетического потенциала как «хорошее» или «очень Таблица Группы с неудовлетворительными (группа 1, n = 85) и хороши ми оценками (группа 2, n = 140) жизненного тонуса и адапта ционного потенциала (P0,01;

*– P0,05) Группа 1 Группа Психологическая сфера ВОЗКЖ- (n = 85) (n = 140) Субсфера «Положительные эмоции» (F4.) 11,3±0,7 14,3±0, (баллы) *Субсфера «Положительные эмоции» (F4.), 5,9% 0,7% оценка «очень плохо» 2,613,3% 0,44,4% Субсфера «Положительные эмоции» (F4.), 25,9±9,3% 8,6±4,6% оценка «плохо» (их мало) Субсфера «Положительные эмоции» (F4.), 14,1±7,4% 48,6±8,3% оценка «хорошо»

*Субсфера «Положительные эмоции» (F4.), 3,5% 12,1±5,4% оценка «очень хорошо» 1,69,9% Субсфера «Мышление, обучаемость, память и концентрация (познавательные функции)» 11,1±0,6 15,3±0, (F5.) (баллы) Субсфера «Отрицательные эмоции» (F8.) 12,0±0,7 15,7±0, (баллы) Субсфера «Отрицательные эмоции» (F8.) 3,6% 27,1±9,4% оценка «плохо» (их много) 1,98,3% Субсфера «Отрицательные эмоции» (F8.) 24,7±9,2% 49,3±8,3% оценка «хорошо» (их мало) Субсфера «Отрицательные эмоции» (F8.) 5,9% 30,0±7,6% оценка «очень хорошо» (их очень мало) 2,613,3% хорошее» достоверно в 3,4 раза чаще определяли как «хорошо»

субсферу «Положительные эмоции» (48,6±8,3% и 14,1±7,4%, при Р0,01), что означает достаточное количество переживаемых положительных эмоций, и также в 3,4 раза чаще определяли данную субсферу как «очень хорошо» (12,1% и 3,5%, при Р0,05) чем те, кто неудовлетворительно оценивал свой жиз ненный тонус и энергетический потенциал.

А в отношении частоты переживаемых положительных эмо ций, напротив, в 8,4 раза чаще определяли субсферу «Положи тельные эмоции» как «плохо» (дефицит положительных эмо ций) те, кто неудовлетворительно оценивал свой жизненный тонус и энергетический потенциал (5,9% (доверительный интер вал – 2,6%13,3%) и 0,7% (доверительный интервал – 0,4%4,4%), при Р0,01) в сравнении с теми, кто оценивал их как хороший или очень хороший.

Обратная картина представлялась в отношении субсферы «Отрицательные эмоции». Напомним, что согласно формулам расчета ВОЗКЖ-100, более высокий балл субсферы «Отрица тельные эмоции» или оценки «хорошо» и «очень хорошо» озна чают благополучие этой субсферы, т.е. редкую встречаемость переживания отрицательных эмоций. И, напротив, более низкие баллы или оценки «плохо» и «очень плохо» этой субсферы озна чают тот факт, что отрицательные эмоции переживаются часто или очень часто и их «много» в субъективном восприятии. Так, например, в группе тех респондентов, кто оценивал свой жизнен ный тонус как неудовлетворительный оценка «плохо» встреча лась в 7,5 раз чаще (27,1±9,4% и 3,6% (доверительный интервал – 1,9%8,3%), при Р0,01) в сравнении с теми, кто оценивал свой жизненный тонус как «хороший» или «очень хороший». То есть, в 7,5 раз чаще встречались люди, кто определял у себя избыток отрицательных эмоций. И, напротив, жизненный тонус оценкой «хорошо», что означало незначительное присутствие отрицатель ных эмоций, ими оценивался в 2 раза реже (24,7±9,2% и 49,3±8,3%, при Р0,01), а «очень хорошо», что означало отсутст вие отрицательных эмоций – в 5,1 раза реже (5,9% (доверитель ный интервал – 2,6%13,3%) и 30,0±7,6%, при Р0,01). Также, напомним, что по бальной оценке показатели субсферы «Отрица тельные эмоции» у лиц с неудовлетворительной оценкой своего жизненного тонуса достоверно меньше на 3,7 балла – (12,0±0,7 и 15,7±0,5 баллов при Р0,01) в сравнении с теми, кто оценивал свой жизненный тонус как хороший или очень хороший.

Как мы уже отмечали выше, мы старались найти те профессио нальные особенности врача стационарного профиля, которые мог ли являться факторами риска редукции энергетического потенциа ла и субъективного восприятия качества жизни как неудовлетвори тельного. Субсфера «Положительные эмоции» исследует в целом, как много индивид испытывает позитивных чувств, таких как удовлетворение, внутреннее равновесие (гармония), покой, сча стье, надежда, радость и удовольствие от приятных вещей в жизни, включая профессиональную сферу жизни. А субсфера «Отрица тельные эмоции» в целом исследует, в какой мере индивид испы тывает негативные чувства, включая уныние, печаль, вину, слезли вость, отчаяние, нервозность, тревогу и отсутствие удовольствия от жизни, также включая профессиональную сферу жизни.

Важно отметить тот факт, что в вопроснике ВОЗКЖ-100, во просы сформулированы так, чтобы сохранять свой смысл и для индивидов, у которых имеются очень серьезные психологические трудности, например, глубокая депрессия, мания или приступы паники.


Поэтому, мы можем исследовать профессиональную спе цифику, которая может выступать как фактор риска в отношении субъективного переживания дефицита положительных эмоций с одной стороны и избытка отрицательных эмоций – с другой. С нашей точки зрения – эти два феномена очень взаимосвязаны друг с другом, и, например, хронический избыток отрицательных эмо ций, связанный с профессиональной спецификой, будет приво дить к эмоциональному истощению, что само по себе будет вли ять на восприятие «относительного веса», т.е. дефицит положи тельных эмоций в жизни. Вопрос феномена эмоционального ис тощения или эмоционального выгорания мы рассмотрим более подробно ниже, в главе, касающейся психодезадаптационных со стояний. Сейчас, мы хотим отметить одну, явно специфическую особенность труда врача в целом, и особенно врача стационарного профиля, которая может выступать как фактор риска в плане ис тощения энергетического потенциала, эмоционального истоще ния, и избытка переживания отрицательных эмоций. Речь идет об эмпатии, в частности – эмоциональной эмпатии. Более подробно мы раскроем этот вопрос в разделе «Психологическая сфера».

В таблице 6 также отражены достоверные различия показа телей ВОЗКЖ-100 между теми врачами, кто оценил уровень своего жизненного потенциала как неудовлетворительный (оценка «очень плохо» и «плохо»), и теми, кто оценил его как хороший (оценка «хорошо» и «очень хорошо»). Как видно из таблицы 6, субъективная оценка уровня своего жизненного то нуса у врачей с неудовлетворительной оценкой хуже дело об стоит с благополучием субсферы «Физическая безопасность и защищенность», согласно бальной оценке – в среднем на 1, балла (10,8±0,5 и 12,0±0,4 баллов, при Р0,01).

О профессионально-специфических условий труда врача ста ционарного профиля, имеющих отношение к субсфере «Физи ческая безопасность и защищенность» и выступающих в качест ве вероятных факторов риска в отношении, как жизненного то нуса в частности, так и качества жизни в целом, мы будем гово рить ниже, в разделе посвященному именно данной субсфере. А сейчас, мы может отметить тот факт, что восприятие физиче ской безопасности и защищенности собственной жизни, вклю чая ее профессиональную сферу, имеет прямое отношение к уровню восприятия уровня жизненного тонуса в частности и качества жизни в целом.

Таблица Группы с неудовлетворительными (группа 1, n = 85) и хороши ми оценками (группа 2, n = 140) жизненного тонуса и адапта ционного потенциала (P0,01) Группа 1 Группа Сферы и субсферы ВОЗКЖ- (n = 85) (n = 140) Субсфера «Физическая безопасность и защи 10,8±0,5 12,0±0, щенность» (F16.) (баллы) Субсфера «Финансовые ресурсы» (F18.) (баллы) 9,9±0,7 11,3±0, Субсфера «Возможности для приобретения но 11,1±0,6 13,2±0, вой информации и навыков» (F20.) (баллы) Субсфера «Возможности для отдыха и развлече 10,9±0,7 14,0±0, ний и их использование» (F21.) (баллы) Субсфера «Окружающая среда вокруг (загряз 11,3±0,5 12,9±0, ненность / шум / климат)» (F22.) (баллы) Также из таблицы 6 видно, что финансовые ресурсы также имеют взаимосвязь с уровнем самооценки жизненного тонуса.

Так, например, у врачей с неудовлетворительной его оценкой достоверно хуже дело обстоит с благополучием субсферы «Фи нансовые ресурсы», согласно бальной оценке, в среднем на 1, балла (9,9±0,7 и 11,3±0,5 баллов, при Р0,01). Более подробно субсферу «Финансовые ресурсы» и ее отношение к оценке каче ства жизни мы обсудим в разделе, посвященном именно этой субсфере. А на данном этапе мы хотим констатировать тот факт, что уровень финансового благополучия и субъективное воспри ятие и оценка уровня жизненного тонуса, энергетического по тенциала обнаруживают определенные взаимосвязи.

Также мы получили достоверные различия в бальных оцен ках следующих субсфер, которые могут включать в себя те спе цифические условия труда врача стационарного профиля, кото рые в свою очередь могут выступать в качестве факторов риска неудовлетворительной оценки качества жизни: «Возможности для приобретения новой информации и навыков» (достоверная разница в 2,1 балла – 11,1±0,6 и 13,2±0,5 баллов, при Р0,01), «Возможности для отдыха и развлечений и их использование»

(достоверная разница в 3,1 балла – 10,9±0,7 и 14,0±0,5баллов, при Р0,01) и «Окружающая среда вокруг» (достоверная разни ца в 1,6 балла – 11,3±0,5 и 12,9±0,4 баллов, при Р0,01). Более подробно показатели этих субсфер, включая показатели специ фических условий труда врача стационарного профиля, высту пающих в качестве факторов риска в отношении неудовлетво рительной оценки качества жизни мы обсудим отдельно.

Для подтверждения нашей гипотезы о взаимосвязях оценок уровней жизненной активности и энергетического (адаптацион ного) потенциала и специфических условий труда врача стацио нарного профиля мы сравнили результаты (ответы респонден тов) методики диагностики уровня эмоционального выгорания В.В. Бойко у лиц с неудовлетворительной и хорошей самооцен ками уровня жизненной активности (таблица 7). В частности мы сравнили те утверждения, которые касались непосредственной оценки условий (тяжести) труда и отношения к работе.

Как видно из таблицы 7, среди лиц, с неудовлетворительной самооценкой жизненного тонуса в сравнении с теми, кто оцени вает свои жизненный тонус и энергетический (адаптационный) потенциал как «хороший» или «очень хороший» достоверно чаще встречаются те, кто: постоянно на работе испытывает фи зические и психические перегрузки (71,4% и 51,8% – превыше ние в 1,4 раза);

чувствует недомогание по окончании рабочего дня (77,4% и 52,5% – превышение в 1,5 раза). Также среди них Таблица Группы с неудовлетворительными (группа 1, n = 85) и хороши ми оценками (группа 2, n = 140) жизненного тонуса и адапта ционного потенциала (P0,01;

*– P0,05) Методика диагностики уровня Группа 1 Группа эмоционального выгорания В.В. Бойко (n = 85) (n = 140) «На работе я испытываю постоянные физи 71,4±9,7% 51,8±8,3% ческие и психические перегрузки»

*«Условия и специфика моей работы забира 85,7±7,5% 71,9±7,5% ет у меня много сил и эмоций»

«Специфика моей работы явно подрывает 56,0±10,6% 33,1±7,8% моё здоровье»

«Я настолько устаю на работе, что дома ста 59,5±10,5% 26,6±7,3% раюсь общаться как можно меньше»

«После напряженного рабочего дня я чувст 77,4±8,9% 52,5±8,3% вую недомогание»

«Чаще всего после рабочего дня у меня нет 71,4±9,7% 41,7±8,2% сил заниматься домашними делами»

*«Мне кажется, что результаты моей работы 59,5±10,5% 44,6±8,3% не стоят тех усилий, которые я затрачиваю»

*«Бывает, я плохо засыпаю (сплю) из-за пе 67,9±10,0% 52,5±8,3% реживаний, связанных с работой»

«При мысли о работе мне обычно становится 33,3±10,1% 7,2±4,3% не по себе: появляются боли в обл. сердца, головная боль, повышается АД»

«Усталость от работы приводит к тому, что я 58,3±10,5% 34,5±7,9% стараюсь сократить общение с друзьями и знакомыми»

«Я часто работаю через силу» 57,1±10,6% 28,8±7,5% достоверно чаще встречаются те, кто: чувствует выраженное психофизическое истощение (71,4% и 41,7% – превышение в 1,7раза) и эмоциональную усталость (59,5% и 26,6% – превыше ние в 2,2 раза), связанные с работой;

считает, что работа забира ет много сил и эмоций (85,7% и 71,9% – превышение в 1,2 раза) и подрывает его собственное здоровье (56,0% и 33,1% – превы шение в 1,7 раза);

чувствует, что работает через силу (57,1% и 28,8% – превышение в 2 раза). Достоверно в 4,6 раза встречают ся чаще те, у кого при мысли о работе отмечаются расстройства соматопсихического характера – психоэмоциональная и психо вегетативная реакции (артериальная гипертензия, боли в облас ти сердца, головные боли и пр.) (33,3% и 7,2%), и в 1,3 раза – нарушения сна (67,9% и 52,5%). Также, в 1,3 раза встречаются чаще те, кто считает, что тяжесть труда и его результаты неаде кватны и несопоставимы друг другу (59,5% и 44,6%).

Таким образом, в отношении субъективного восприятия жиз ненного тонуса, энергетического и адаптационного потенциала, мы можем сделать следующие выводы. Первое, в целом соот ношение показателей субсферы «Жизненная активность, энер гия и усталость» среди врачей стационарного профиля северо восточного региона Казахстана можно расценивать как удовле творительное. Второе, показатели субъективной оценки уровня жизненного тонуса и энергетического потенциала обнаружива ют взаимосвязи с показателями следующих жизненных субсфер:

«Физическая боль и дискомфорт»;

«Сон и отдых»;

«Положи тельные эмоции»;

«Отрицательные эмоции»;

«Физическая безо пасность и защищенность»;

«Финансовые ресурсы»;

«Возмож ности для приобретения новой информации и навыков»;

«Воз можности для отдыха и развлечений и их использование»;

«Ок ружающая среда вокруг». Третье, данные субсферы в свою оче редь могут включать в себя три группы факторов, влияющих на самовосприятие и оценку жизненного тонуса: физические, пси хологические и психические. Физические факторы в основном связаны с интенсивными психофизическими нагрузками. Пси хологические факторы связаны с интенсивными психоэмоцио нальными нагрузками – хроническим переживанием тревоги, а также относительного дефицита положительных и избытка от рицательных эмоций. И психические факторы – связаны с нали чием нервно-психического расстройства. Четвертое, среди спе цифических условий труда врачей стационарного профиля севе ро-восточного региона Казахстана, выступающих как факторы, негативно воздействующие на физическое и психическое здоро вье и самовосприятие качества жизни, в частности на уровень жизненного тонуса отмечаются следующие: операциональная напряженность – распространенность в 28,1±4,9% случаев;

де синхроноз – распространенность в 28,7±5,0% случаев.

В. Субсфера «Физическая боль и дискомфорт».


Согласно опроснику ВОЗКЖ-100 субсфера «Физическая боль и дискомфорт» исследует неприятные физические ощущения, которые испытывает индивид, и степень, в которой эти ощуще ния являются беспокоящими и мешают индивиду в его жизни.

Вопросы этой субсферы включают контроль, который индивид имеет над болью, и легкость, с которой может быть достигнуто освобождение или облегчение от боли. Предполагается, что чем легче достигается освобождение от боли, тем меньше страх пе ред ней и, как результат, меньше величина ее влияния на каче ство жизни. Также изменения интенсивности боли могут беспо коить больше, чем сама боль. Даже если в данный момент инди вид не испытывает боли (благодаря лекарствам либо тому, что боль по своей природе является периодической, как, например, мигрень), на качество его жизни может влиять постоянная угро за боли. Известно, что люди по-разному реагируют на боль, и различная способность переносить боль и примиряться с ней, по-видимому, влияет на качество жизни. Субсфера включает в себя такие неприятные физические ощущения, как онемение, болезненные ощущения, кратковременная или длительная боль, зуд. Боль считается существующей, если индивид утверждает, что она есть, даже если нет медицинских оснований рассматри вать ее как существующую (Бурковский Г.В. и соавт., 1998).

1,4% Физическая боль и дискомфорт 11,0% 23,3% Очень плохое Плохое 25,4% Среднее 38,9% Хорошое Очень хорошее Рис. 3. Распределение самооценок субсферы «Физическая боль и дискомфорт» у врачей стационарного профиля.

Выше мы уже обсудили те специфические условия труда не которых врачебных специальностей, которые могут выступать как факторы риска физического дискомфорта и боли. Речь идет об операциональной напряженности. Сейчас мы хотели бы представить результаты самооценки субсферы «Физическая боль и дискомфорт» врачами стационарного профиля северо восточного региона Республики Казахстан (рис. 3).

Как видно из рисунка 3, те респонденты, кто оценил субсфе ру «Физическая боль и дискомфорт» оценкой «очень плохо», т.е. очень высокую степень представленности физического дис комфорта и боли составили в среднем 1,4% (доверительный ин тервал – 0,9%3,5%) или 5 человек, оценкой «плохо» – 11,0±3,3% – 38 человек. Таким образом, лица с неудовлетвори тельным уровнем самооценки субсферы «Физическая боль и дискомфорт» (оценки «очень плохо» и «плохо») в среднем со ставили 12,4% от числа общей группы. Одна четвертая часть респондентов – 25,4±4,6% (88 человек) – оценили данную суб сферу как средне или удовлетворительно. Те, у кого достаточно низкий уровень представленности физического дискомфорта и боли составили 38,9±5,1%, т.е. 135 человек, (оценка «хорошо»), и те, у кого физический дискомфорт и боль практически отсутст вуют, в среднем составили 23,3±4,5% (81 человек) – (оценка «очень хорошо»). То есть, лица, оценившие субсферу «Физиче ская боль и дискомфорт» как «хорошо» и «очень хорошо» соста вили суммарное большинство – 62,2% от числа общей группы.

Таким образом, в целом соотношение показателей субсферы «Физическая боль и дискомфорт» среди врачей стационарного профиля северо-восточного региона Казахстана можно расцени вать как удовлетворительное и в большей степени – как хорошее.

Для определения вероятных факторов имеющих взаимосвязи с уровнем самооценки физического дискомфорта и боли мы прове ли сравнительный и корреляционный анализ представителей тех групп, кто полярно оценил уровень физического дискомфорта и боли: как неудовлетворительный (оценки «очень плохое» и «пло хое») (группа 1, n = 43) и хороший (оценки «хорошее» и «очень хорошее») (группа 2, n = 216), и получили следующие результаты (таблица № 8). Из таблицы 8 видно, что представленные показа тели, как и в случае с субсферой «Жизненная активность, энергия и усталость», можно условно разделить на три группы факторов:

физические, психологические и психические. Физические факто ры в основном связаны с интенсивными психофизическими на грузками. Психологические факторы связаны с интенсивными психоэмоциональными нагрузками – переживанием хроническо го стресса, связанного со спецификой труда и как его варианта – переживание фрустрации, связанной с неудовлетворенностью настоящим положением и работой. И психические факторы – свя заны с наличием нервно-психического расстройства.

В отношении психических факторов, можно отметить тот факт, что среди лиц, субъективно оценивающих физический дискомфорт и боль как выраженные или очень выраженные (оценки «очень плохо» и «плохо») в сравнении с теми, кто оце нил эту субсферу как «хорошо» или «очень хорошо», практиче ски в 2,5 раза чаще встречаются те, у кого диагностировано пси хоорганическое расстройство в виде посткоммоционного син дрома (F 07.2) (38,1±14,7% и 15,3±4,8%, при Р0,01). И в 2, раза чаще встречаются лица с диагнозом Специфические фобии (F 40) (26,2±13,3% и 12,9±4,5%, при Р0,05). Как мы уже указы вали выше, эти расстройства также обнаруживали взаимосвязи и уровнем самооценки жизненной активности.

Таблица Группы с неудовлетворительными (группа 1, n = 43) и хороши ми оценками (группа 2, n = 216) субсферы «Физическая боль и дискомфорт» (P0,01;

*– P0,05) Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 43) (n = 216) *«Я часто работаю через силу» 55,8±4,8% 34,7±6,4% Методика диагностики эмо ционального выгорания «На работе я испытываю постоянные 81,4±11,6% 52,6±6,7% физические и психические перегрузки»

(В.В. Бойко) «Чтобы восстановить силы, я часто 25,6±13% 9,4±3,9% принимаю лекарства»

«Я потерял покой из-за моей работы» 37,2±14,4% 16,0±4,9% **«При мысли о работе мне становится не по себе: появляются боли в обл. 32,6±14% 14,6±4,7% сердца, головная боль, повышается АД»

Продолжение таблицы Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 43) (n = 216) *«Некоторые моменты моей работы Методика диагностики эмоционального выгора вызывают у меня неприятные эмоцио- 41,9±14,7% 23,0±5,7% нально-вегетативные реакции…»

*Фаза напряжения: «Загнанность в 11,0±2,5 8,3±1, клетку» (баллы) Фаза напряжения: Тревога и депрессия ния (В.В. Бойко) 13,8±2,8 9,3±1, (баллы) *Фаза напряжения: Тревога и депрес 37,2±14,4% 21,6±5,5% сия: сложившийся симптом Фаза напряжения: Переживание психо 21,1±2,3 15,9±1, травмирующих ситуаций (баллы) Фаза истощения: Психосоматические и 13,8±2,3 9,1±0, психовегетативные нарушения (баллы) Фаза резистенции: Сформированная фаза 48,8±14,9% 24,9±5,8% Фаза истощения: Сформированная фаза 32,6±14% 9,4±3,9% *Интенсивное употребление на работе крепко 44,2±14,8% 24,2±5,7% го чая/кофе как стимулятора *Чрезмерное употребление / злоупотребление 20,9±12,2% 7,9±3,6% на работе крепкого чая/кофе как стимулятора Лица с диагнозом F 07.2 – Посткоммоционный 38,1±14,7% 15,3±4,8% синдром ВОЗКЖ-100: «Насколько сильно Вы беспокои тесь о своей безопасности и защищенности 25,6±13% 8,8±3,8% (F16.3.) оценка «предельно много»

ВОЗКЖ-100: «Есть ли у Вас финансовые труд 32,6±14% 13±4,5% ности (F18.2)» оценка «предельно много»

*Специфические фобии F 40.2 26,2±13,3% 12,9±4,5% В случае посткоммоционного расстройства можно считать, что более негативные самооценки физического дискомфорта и боли могут иметь две причины. Во-первых, они могут быть свя заны как с наличием основного заболевания (F 07), например, головными болями, вегетативными проявлениями и прочими симптомами характерными для данного психического расстрой ства. Во-вторых, данное психическое расстройство (F 07), может играть роль в субъективном восприятии алгических проявлений и физического дискомфорта, т.е. эти расстройства по своей ин тенсивности могут восприниматься более остро или порог фик сации внимания на этих ощущениях будет снижен. Основное заболевание также может иметь опосредованное влияние. На пример, в следствии посткоммоционного расстройства может быть снижена работоспособность, что будет являться причиной работы с повышенными психофизическими нагрузками. Это в свою очередь будет приводить к хроническому психофизиче скому напряжению и как следствие – к физическому диском форту и боли. Или же хроническое психофизическое напряже ние будет обострять приступы основного заболевания, которое само по себе будет ассоциироваться с физическим дискомфор том и болью.

В отношение взаимосвязей физических факторов с само оценкой физического комфорта можно отметить тот факт, что согласно результатам методики диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко (Бойко В.В., 1999, Рейгородский Д.Я., 2000), 81,4±11,6% лиц из числа тех, кто неудовлетворительно оценили субсферу «Физическая боль и дискомфорт» (оценки «очень плохо» и «плохо») отмечали постоянные физические и психические перегрузки, что в среднем в 1,5 раза больше, чем в группе тех, кого физический дискомфорт и боль практически не беспокоят или беспокоят совсем незначительно (оценки «хоро шо» и «очень хорошо») (52,6±6,7%). Также среди этой подгруп пы (неудовлетворительная оценка) в 1,6 раза чаще встречались те, кто чувствовал, что работает через силу (55,8±4,8% и 34,7±6,4%, при Р0,05). Факт, того, что подгруппа респондентов, неудовлетворительно оценивших собственную боль и физиче ский дискомфорт переживают физические психические перегруз ки подтверждается тем, что среди них 44,2±14,8% врачей интен сивно используют крепкий чай или кофе в качестве стимулятора и профессионального адаптогена, а 20,9±12,2% – злоупотребляют на работе крепким чаем или кофе, с целью стимуляции и компен сации своих энергетических затрат. Те, кто отмечает, что зло употребляет крепким чаем/кофе, также отмечают наличие вред ных последствий от чрезмерного употребления крепкого чая или кофе (тахикардия, повышение АД, нарушение сна, повышение тревоги и пр.) и в то же время отмечают, что «ничего не могут с этим поделать», т.к. это наиболее приемлемый способ поддержи вать работоспособность, соответствующую уровню рабочей на грузки. В то время как среди тех, кто положительно оценил суб сферу «Физическая боль и дискомфорт» лица, стимулирующие себя на работе кофеин содержащими напитками встречались ре же в 1,8 раза (24,2±5,7%), а лица, злоупотребляющие крепким чаем/кофе – реже в 2,6 раза (7,9±3,6%). Следовательно, из факто ров, относящимся к специфическим условиям труда врача ста ционарного профиля и обнаруживающим взаимосвязи с уровнем физического дискомфорта и боли, помимо операциональной на пряженности можно отнести интенсивность или уровень профес сиональной или суммарной рабочей нагрузки. На рисунке 4 от ражено распределение в общей исследуемой группе по профилю фактической рабочей нагрузки.

Из рисунка 4 видно, что у 30,0% врачей рабочая нагрузка со ставляет одну ставку (27,0%) или менее одной ставки (3,0%). То есть практически одна треть врачей работает в нормальном ра Фактическая рабочая нагрузка 4,5% 2,1% 3,0% Менее 1 ставки 9,5% 1 ставка 27,0% 1,25 ставки 1,5 ставки 36,9% 17,0% 1,75 ставки 2 ставки более 2-х ставок Рис. 4. Фактическая рабочая нагрузка у врачей стационарного профиля северо-восточного региона Республики Казахстан.

бочем режиме. 17,0% врачей работают с незначительным пре вышением рабочей нагрузки – на 1,25 ставки. 36,9% врачей ра ботают в режиме существенного превышения нормальной рабо чей нагрузки – на 1,5 ставки. И 16,1% врачей работают в режиме значительного превышения нормальной рабочей нагрузки от 1,75 ставок и выше. Причем 6,6% врачей работают в режиме крайнего превышения нормальной рабочей нагрузки: 4,5% вра чей работают на 2,0 ставки и 2,1% – свыше двух ставок. Следо вательно, мы можем сделать вывод, что фактическая рабочая нагрузка, соответствующая степени значительного превышения по своей интенсивности нормальную нагрузку может выступать в качестве фактора влияющего на субъективное восприятие фи зического дискомфорта и боли в сторону неудовлетворительной их оценки.

В отношении психологических факторов можно отметить хроническое переживание тревоги и избытка гипотимии. Отме тим, что тревога ассоциировалась именно с работой. Из таблицы 8 видно, что группы с полярной самооценкой физического дис комфорта и боли достоверно отличались по распространенности наличия хронической тревоги. Например, среди тех врачей, кто неудовлетворительно оценил («очень плохо» и «плохо») суб сферу «Физическая боль и дискомфорт» в сравнении с теми, кто оценил ее как «хорошо» или «очень хорошо», в среднем в 2, раза чаще встречались те, кто связывал происхождение своей тревоги с работой («Я потерял покой из-за моей работы»:

37,2±14,4% и 16±4,9%, при Р0,01). Также в 2,2 раза чаще встречались те, кто отмечал наличие вегетативных расстройств, возникающих при мыслях о работе (32,6±14% и 14,6±4,7%, при Р0,01), и в 1,8 раза те, у кого вегетативные реакции являлись реакциями на некоторые специфические условия труда (41,9±14,7% и 23,0±5,7%, при Р0,05). Наличие тревоги под тверждалась еще и тем, что у этой подгруппы бальные оценки фазы напряжения симптома «Загнанность в клетку» (методика диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко) достоверно превышали на 2,7 балла (11,0±2,5 и 8,3±1,0 баллов, при Р0,05);

симптома «Тревога и депрессия», также превышали на 4,5 бал лов (13,8±2,8 и 9,3±1,0 баллов, при Р0,01);

показателя фазы напряжения «Переживание психотравмирующих ситуаций» – на 5,2 балла (21,1±2,3 и 15,9±1,2 баллов, при Р0,01);

и показателя фазы истощения «Психосоматические и психовегетативные на рушения» – превышение на 4,7 балла (13,8±2,3 и 9,1±0,9 баллов, при Р0,01). Также среди тех, кто неудовлетворительно оценил субсферу «Физическая боль и дискомфорт» достоверно чаще встречались те, у кого согласно методики диагностики эмоцио нального выгорания В.В. Бойко: выявлялся сложившийся сим птом «Тревога и депрессия» – превышение в 1,7 раза (37,2±14,4% и 21,6±5,5%, при Р0,05);

выявлялась сформиро ванная фаза резистенции – превышение в 1,9 раза (48,8±14,9% и 24,9±5,8%, при Р0,01);

выявлялась сформированная фаза исто щения – превышение в 3,5 раза (32,6±14% и 9,4±3,9%, при Р0,01). Эти результаты свидетельствуют в пользу того факта, что переживание стресса, связанного со специфическими усло виями труда, обнаруживает взаимосвязи с уровнем физического дискомфорта и боли, и также влияет на восприятие и самооцен ку данных проявлений.

Подводя итоги обсуждению субсферы «Физическая боль и дискомфорт» можно сделать следующие выводы. Первое, в це лом соотношение показателей субсферы «Физическая боль и дискомфорт» среди врачей стационарного профиля северо восточного региона Казахстана можно расценивать как удовле творительное и в большей степени – как хорошее. Второе, с уровнем самооценки качества жизни, в частности субсферы «Физическая боль и дискомфорт» обнаруживают взаимосвязи три группы факторов: физические, психологические и психиче ские. Физические факторы в основном связаны с интенсивными психофизическими нагрузками. Психологические факторы свя заны с интенсивными психоэмоциональными нагрузками – пе реживанием хронического стресса, связанного со спецификой труда и как его варианта – переживание фрустрации, связанной с неудовлетворенностью настоящим положением и работой.

Психические факторы – связаны с наличием нервно психического расстройства. Третье, к специфическим факторам условий труда обнаруживающих взаимосвязи с уровнем физи ческого дискомфорта и боли, помимо операциональной напря женности можно отнести интенсивность или уровень профес сиональной или суммарной рабочей нагрузки. Четвертое, что касается распространенности случаев работы в режиме повы шенных рабочих нагрузок среди врачей стационарного профиля северо-восточного региона Казахстана можно отметить тот факт, что 36,9% врачей работают в режиме существенного пре вышения нормальной рабочей нагрузки – на 1,5 ставки. И 16,1% врачей работают в режиме значительного превышения нормаль ной рабочей нагрузки от 1,75 ставок и выше. Причем 6,6% вра чей работают в режиме крайнего превышения нормальной рабо чей нагрузки: 4,5% врачей работают на 2,0 ставки и 2,1% – свыше двух ставок. Пятое, в целях стимуляции и компенсации своих энергетических затрат 44,2±14,8% из числа врачей, не удовлетворительно оценивших субсферу «Физическая боль и дискомфорт», интенсивно используют крепкий чай или кофе в качестве стимулятора и профессионального адаптогена, а 20,9±12,2% из числа этой же подгруппы – злоупотребляют на работе крепким чаем или кофе, не смотря на осознаваемые вред ные последствия.

С. Субсфера «Сон и отдых».

Согласно опроснику ВОЗКЖ-100 субсфера «Сон и отдых»

исследует, насколько сон и имеющиеся со сном проблемы влияют на качество жизни индивида. Проблемы сна включают трудности засыпания, ночные пробуждения, раннее утреннее пробуждение, сопровождающееся неспособностью заснуть вновь, а также отсутствие ощущения отдыха от сна. Вопросы данной субсферы не исследуют специфических личных харак теристик сна человека, таких, например, как обыкновение рано просыпаться по утрам, или же то, принимает ли человек сно творные препараты. Вопросы по поводу зависимости индивида от лекарств, помогающих ему заснуть, включены в отдельную субсферу «Зависимость от веществ». Субсфера «Сон и отдых»

фокусируется на том, расстроен сон или нет, а причина этих расстройств может быть любой, связанной как с индивидом, так и с окружающей его средой (Бурковский Г.В. и соавт., 1998).

На рисунке 5 отражено распределение субъективных оценок субсферы «Сон и отдых», согласно результатам опросника каче ства жизни ВОЗКЖ-100. Из рисунка 5 видно, что 8 человек или 2,3±1,6% оценили эту субсферу крайне неудовлетворительно (оценка «очень плохо»), и 29 человек или 8,4±2,9% оценили ее неудовлетворительно (оценка «плохо»). То есть, врачи, неудов 2,3% Сон и отдых 8,4% 27,1% Очень плохо Плохо 27,4% Средне Хорошо 34,9% Очень хорошо Рис. 5. Распределение самооценок субсферы «Сон и отдых»

у врачей стационарного профиля.

летворительно оценившие субсферу «Сон и отдых», в общем соот ношении составили 10,7% от числа всей группы. 95 человек или 27,4±4,7% удовлетворительно оценили эту субсферу (оценка «средне»). Наибольшее соотношение в данной субсфере составили оценки «хорошо» и «очень хорошо». Оценку «хорошо» поставили 121 человек или 34,9±5,0%. И почти одна треть – 27,1±4,7% очень хорошо оценили субсферу «Сон и отдых». То есть, лица, оценив шие данную сферу как «хорошо» или «очень хорошо» составили большинство от числа общей группы – 62,0%. Таким образом, можно отметить тот факт, что в целом соотношение показателей субсферы «Сон и дискомфорт» среди врачей стационарного про филя северо-восточного региона Казахстана можно расценивать как удовлетворительное и в большей степени – как хорошее.

В целях выявления вероятных рисков неудовлетворительной оценки субсферы «Сон и отдых», коими могут являться специ фические условия труда врачей стационарного профиля, мы провели сравнительный анализ достоверных различий результа тов тех лиц, кто неудовлетворительно оценил данную субсферу с теми, кто ее оценил как «хорошо» или «очень хорошо». Ре зультаты представлены в таблице 9. Как и в двух предыдущих случаях, по результатам, представленным в таблице 9, можно выделить три группы факторов: физические, психологические и психические, а также социальных.

К психическим факторам, обнаруживающих взаимосвязи с уровнем самооценки субсферы «Сон и отдых» можно отнести тот факт, что в подгруппе лиц с неудовлетворительными оценками данной субсферы в сравнении с подгруппой с хорошей и очень хорошей самооценками, в среднем в 4,7 раза чаще встречаются лица, страдающие специфическими фобиями – F 40.2 (11,4% (до верительный интервал – 2,9%26,8%) и 2,4% (доверительный интервал – 1,45,5%) при Р0,05) и в 2,2 раза чаще встречаются лица, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) – F43.1 (37,1±16% и 16,7±5,1%, при Р0,01).

Таблица Группы с неудовлетворительными (группа 1, n = 37) и хороши ми оценками (группа 2, n = 215) субсферы «Сон и отдых»

(P0,01;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.