авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Россинский Ю. А., Семке В.Я., Асланбекова Н.В. КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ВРАЧЕЙ СТАЦИОНАРНОГО ПРОФИЛЯ Павлодар 2008 ...»

-- [ Страница 4 ] --

оказались следующими. Случаи с крайне неудовлетворительной самооценкой данной сферы составили 0,3% (доверительный ин тервал – 0,22,1%). Случаи с неудовлетворительной самооцен кой (оценка «плохо») составили 11,8±3,4%. Случаи с удовлетво рительной самооценкой (оценка «средне») составили 34,0±5,0%.

Случаи с хорошей самооценкой (оценка «хорошо») составили 44,4±5,2%. И случаи с очень хорошей самооценкой (оценка «очень хорошо») составили 9,5±3,1%.

На рисунке 14 отражено соотношение показателей субсфер сферы «Социальные отношения» по данным самооценки врачей стационарного профиля северо-восточного региона Казахстана.

Из рисунка 14 видно, что наиболее уязвимыми сферами качест ва жизни у врачей стационарного профиля являются: субсфера «Сексуальная активность» и субсфера «Практическая социаль ная поддержка». Тем не менее, в общем состояние сферы «Со циальные отношения» согласно результатам самооценок врачей стационарного профиля северо-восточного региона Казахстана можно расценить, как в большей степени хорошее и удовлетво рительное.

Соотношение оценок сферы "Социальные отношения" Сфера Социальные 34,0% 53,9% отношения 12,1% 25,6% 51,1% Сексуальная активность 23,0% Практическая 21,0% 29,7% 49,3% социальная поддержка 25,6% 64,6% Личные отношения 9,8% 0% 20% 40% 60% 80% 100% неудовлетворительно удовлетворительно хорошо/очень хорошо Рис. 14. Соотношение оценок субсфер сферы «Социальные отношения» у врачей стационарного профиля северо-восточного Казахстана.

ВОЗКЖ-100, сфера «Окружающая среда»

Субсфера «Свобода, физическая безопасность и защищен ность» исследует наличие у людей чувства безопасности и за щищенности от нанесения физического ущерба. Угроза свободе, безопасности и защищенности может происходить из любого источника, такого как другие люди или политическое притесне ние. Вопросы сформулированы так, чтобы дать возможность получить ответы от людей с различным уровнем безопасности – от тех, кто имеет возможность жить без каких-либо ограниче ний, до тех, чье окружение является притесняющим и кто не чувствует себя в безопасности. Вопросы исследуют степень, в которой индивид чувствует существование неких «ресурсов», которые обеспечивают или могут обеспечить ему чувство безо пасности и защищенности. Эта субсфера, по-видимому, имеет особое значение для определенных групп людей, таких как жертвы катастроф, бездомные, лица опасных профессий, те, кто имеет отношения с преступным миром, и жертвы насилия. Во просы не исследуют глубину чувств тех, кто может быть серьез но психически болен и ощущает свою безопасность под угрозой таких неопределенных вещей, как, например, «происки врагов».

Вопросы фокусируются на собственных чувствах индивида, связанных с его безопасностью или небезопасностью, защищен ностью или незащищенностью, в той мере, в какой они влияют на качество его жизни (Бурковский Г.В. и соавт., 1998).

Нами были получены следующие результаты самооценок субсферы «Свобода, физическая безопасность и защищен ность». 6 человек или 1,7±1,4% оценили данную субсферу как «очень плохо», т.е. крайне неудовлетворительно. 30,8±4,9% ( человек) оценили эту сферу неудовлетворительно (оценка «пло хо»). Количество удовлетворительно оценивших эту сферу (оценка «средне») составило 51,0±5,3% (177 человек). 14,7±3,7% (51 человек) оценили данную сферу как «хорошо» и 1,7±1,4% ( человек) оценили ее как «очень хорошо». Таким образом, число лиц с крайне неудовлетворительными и неудовлетворительны ми оценками составило 32,5%. Следовательно, практически ка ждый третий респондент крайне неудовлетворен или неудовле творен в плане своей защищенности, свободы и физической безопасности. Мы допускаем, что столь высокий процент не удовлетворительных оценок данной субсферы, в том числе свя зан со специфическими условиями труда врача стационарного профиля. Число лиц с удовлетворительными оценками состави ло 51,0%, практически половину всех исследуемых лиц. И число лиц, оценивших данную субсферу «хорошо» или «очень хоро шо» составило 16,4%.

Субсфера «Окружающая среда дома» исследует то основное место, где индивид живет (а как минимум спит и хранит боль шую часть своего имущества), и то, как присущие этому месту характеристики (особенности) влияют на качество его жизни.

Качество жилья оценивается на основе того, насколько комфор табельным оно является, а также с точки зрения предоставления респонденту безопасного места проживания. Субсфера включа ет в себя также такие особенности жилья индивида, как перена селенность;

количество жизненного пространства;

чистота;

воз можности для интимности;

имеющиеся в наличии удобства, та кие как электричество, туалет, водопровод;

а также качество конструкции здания (например, протекающая крыша, сырость).

Качество ближайшего окружения (окрестностей, того, что нахо дится рядом, по соседству) дома является важным фактором, влияющим на качество жизни, поэтому данная тема включена в вопросы этой субсферы. Вопросы сформулированы так, чтобы иметь дело с нормальным значением слова «дом», под которым понимается место, где индивид обычно проживает вместе со своей семьей. Однако формулировка вопросов позволяет отве чать на них и людям, проживающим отдельно от семьи, таким как беженцы, или тем, местом проживания которых являются в настоящий момент какие-либо учреждения. Обычно трудно формулировать вопросы таким образом, чтобы это позволяло бездомным лицам дать на них осмысленный ответ (Бурков ский Г.В. и соавт., 1998).

Нами были получены следующие результаты самооценок субсферы «Окружающая среда дома». 21 человек или 6,1±2,5% оценили данную субсферу как «очень плохо», т.е. крайне не удовлетворительно. 20,2±4,2% (70 человек) оценили эту сферу неудовлетворительно (оценка «плохо»). Количество удовлетво рительно оценивших эту сферу (оценка «средне») составило 33,4±5,0% (116 человек). 27,1±4,7% (94 человека) оценили дан ную сферу как «хорошо» и 13,3±3,6% (46 человек) оценили ее как «очень хорошо». Таким образом, число лиц с крайне не удовлетворительными и неудовлетворительными оценками со ставило 26,3%, число лиц с удовлетворительными оценками со ставило 33,4% и число лиц, оценивших данную субсферу как «хорошо» или «очень хорошо» составило 40,3%.

Субсфера «Финансовые ресурсы» исследует точку зрения индивида на то, каковы его финансовые ресурсы (или другие источники обмена) и степень, в которой они удовлетворяют его потребности в здоровом и комфортабельном стиле жизни. Во просы фокусируются на том, может или нет индивид позволить себе приобретать то, что может оказывать влияние на качество его жизни. Вопросы включают чувство удовлетворенности / не удовлетворенности индивида тем, что его доходы позволяют ему приобретать. Вопросы включают чувство зависимо сти/независимости, которое доставляют ему его финансовые ресурсы (или другие источники дохода), и ощущение, хватает ли ему того, что он имеет. Оценка производится вне зависимо сти от состояния здоровья индивида и того, работает он или нет.

Известно, что оценка человеком своих ресурсов как "достаточ ных", "удовлетворяющих потребности" и т.п., может весьма варьировать, и вопросы сформулированы таким образом, чтобы оказаться чувствительными к этим вариациям (Бурковский Г.В.

и соавт., 1998).

Нами были получены следующие результаты самооценок субсферы «Финансовые ресурсы». 35 человек или 10,1±3,2% оценили данную субсферу как «очень плохо», т.е. крайне не удовлетворительно. 28,8±4,8% (100 человек) оценили эту сферу неудовлетворительно (оценка «плохо»). Количество удовлетво рительно оценивших эту сферу (оценка «средне») составило 47,5±5,3% (165 человек). 12,7±3,5% (44 человека) оценили дан ную сферу как «хорошо» и 0,9% (доверительный интервал – 0,5%2,8%) оценили ее как «очень хорошо». Таким образом, число лиц с крайне неудовлетворительными и неудовлетвори тельными оценками составило 38,9%. С нашей точки зрения, это очень высокий процент. Число лиц с удовлетворительными оценками, т.е. оценивающих свой доход, как «средний», соста вило почти половину от всей исследуемой группы – 47,5%. И число лиц, оценивших данную субсферу как «хорошо» или «очень хорошо» составило всего 13,6%. Эта субсфера по сути является самой уязвимой из всех представленных выше.

Субсфера «Медицинская и социальная помощь (доступность и качество)» исследует точку зрения индивида на медицинскую и социальную помощь в его ближайших окрестностях. «В бли жайших» означает то время, которое ему необходимо затратить на ее получение. Вопросы включают то, как человек восприни мает доступность этих служб, так же как качество и полноту той помощи (заботы), которую он получает или ожидает получить, если она ему потребуется. Вопросы включают добровольную общественную поддержку (религиозное милосердие, храмы и т.п.), которая может дополнять иные службы или же являться единственной в данном месте доступной индивиду системой охраны здоровья. Вопросы включают то, насколько легко или же трудно добраться до местных медицинских и социальных служб или доставить туда своих друзей и родственников. Вни мание сосредоточено на точке зрения индивида на медицинские и социальные службы. Вопросы не касаются тех аспектов служ бы здоровья, которые имеют мало значения для индивида, отве чающего на вопросы, или имеют мало отношения к нему (Бур ковский Г.В. и соавт., 1998).

Нами были получены следующие результаты самооценок субсферы «Медицинская и социальная помощь (доступность и качество)». 18 человек или 5,2±2,3% оценили данную субсферу как «очень плохо», т.е. крайне неудовлетворительно. 34,3±5,0% (119 человек) оценили эту сферу неудовлетворительно (оценка «плохо»). Количество удовлетворительно оценивших эту сферу (оценка «средне») составило 40,6±5,2% (141 человек). 18,2±4,1% (63 человека) оценили данную сферу как «хорошо» и 1,7±4,1% (6 человек) оценили ее как «очень хорошо». Таким образом, число лиц с крайне неудовлетворительными и неудовлетвори тельными оценками составило 39,5%. Практически сорок про центов из числа врачей характеризуют доступность и качество медицинской помощи как крайне неудовлетворительную или неудовлетворительную. Столь высокий процент неудовлетвори тельных оценок, вполне вероятно связан с уровнем осведомлен ности качества медицинской помощи («взгляд изнутри»), и с другой стороны – с уровнем притязаний на качество и доступ ность медицинской помощи, который может отличаться от уровня притязаний обычного гражданина, не работающего в сфере медицинских услуг. Хотя мы допускаем тот факт, что данные оценки доступности и качества медицинской помощи наиболее осведомленным контингентом – медицинскими работ никами – врачами, является более обоснованным, и стало быть, более объективным, в сравнении с оценкой немедицинского контингента. Число лиц с удовлетворительными оценками, т.е.

оценивающих доступность и качество медицинской помощи, как «средние», составило 40,6%. И число лиц, оценивших дан ную субсферу как «хорошо» или «очень хорошо» составило 19,9%. То есть, практически только каждый пятый врач оцени вает доступность и качество медицинской помощи как «хоро шую» или «очень хорошую».

Субсфера «Возможности для приобретения новой информа ции и навыков» исследует желание и возможность индивида обучаться новым навыкам, приобретать новые знания и полу чать информацию о происходящем вокруг. Эти возможности могут предоставляться ему благодаря формальным образова тельным программам, классам для образования взрослых или благодаря занятиям в свободное время, как в группах, так и ин дивидуально (например, чтение). Сюда включается получение информации и новостей относительно того, что происходит во круг, что для одних людей может означать нечто более широкое («мировые новости»), а для других быть более ограниченным (деревенские сплетни). Независимо от этого, чувство осведом ленности о происходящем вокруг является важным для многих людей и оно включено в данную субсферу. Вопросы фокусиру ются на возможностях человека удовлетворить потребность в информации и знаниях, касается ли это получения знаний в обра зовательном смысле или же подразумевает местные, националь ные и мировые новости, если это каким-либо образом влияет на качество жизни человека. Вопросы сформулированы так, чтобы давать возможность охватить эти различные аспекты приобрете ния новой информации и навыков, начиная от мировых новостей и местных сплетен и кончая формальными образовательными программами и профессиональным обучением. Предполагается, что респонденты будут интерпретировать вопросы так, чтобы они имели смысл лично для них и относились к их собственной пози ции в жизни (Бурковский Г.В. и соавт., 1998).

Нами были получены следующие результаты самооценок субсферы «Возможности для приобретения новой информации и навыков». 15 человек или 4,3±2,1% оценили данную субсферу как «очень плохо», т.е. крайне неудовлетворительно. 20,5±4,2% (71 человек) оценили эту сферу неудовлетворительно (оценка «плохо»). Количество удовлетворительно оценивших эту сферу (оценка «средне») составило 42,3±5,2% (147 человек). 28,0±4,7% (97 человек) оценили данную сферу как «хорошо» и 4,9±2,3% (17 человек) оценили ее как «очень хорошо». Таким образом, число лиц с крайне неудовлетворительными и неудовлетвори тельными оценками составило 24,8%, число лиц с удовлетвори тельными оценками составило 42,3% и число лиц, оценивших данную субсферу как «хорошо» или «очень хорошо» составило 32,9%. Следовательно, практически каждый четвертый респон дент оценивал свои возможности для приобретения новой ин формации и навыков как крайне неудовлетворительные или не удовлетворительные, и каждый третий оценивал их как хорошие либо очень хорошие.

Субсфера «Возможности для отдыха и развлечений и их ис пользование» исследует способности, возможности и склонность индивида принимать участие в проведении досуга, развлечениях и отдыхе. Вопросы охватывают все формы свободного время препровождения, отдыха и восстановления сил, включая такие, как встречи с друзьями, занятия спортом, чтение, просмотр те лепередач или же проведение времени вместе с семьей, ничего неделание. Вопросы фокусируются на трех аспектах: способно сти индивида отдыхать, наличии у него возможностей для этого и на удовольствии, получаемом от отдыха (Бурковский Г.В. и соавт., 1998).

Нами были получены следующие результаты самооценок субсферы «Возможности для отдыха и развлечений и их исполь зование». 16 человек или 4,6±2,2% оценили данную субсферу как «очень плохо», т.е. крайне неудовлетворительно. 22,5±4,4% (78 человек) оценили эту сферу неудовлетворительно (оценка «плохо»). Количество удовлетворительно оценивших эту сферу (оценка «средне») составило 33,4±5,0% (119 человек). 32,9±4,9% (114 человек) оценили данную сферу как «хорошо» и 5,8±2,5% (20 человек) оценили ее как «очень хорошо». Таким образом, число лиц с крайне неудовлетворительными и неудовлетвори тельными оценками составило 27,1%. В этой связи, необходимо отметить важность организации профессиональных сообществ и групп взаимной поддержки и взаимной помощи по типу балин товских групп или групп встреч, а также организации досуга и проведения свободного времени специалиста в условиях произ водства (оборудованные комнаты для рабочих перерывов на чай/кофе, приема пищи и т.п.). Число лиц с удовлетворительны ми оценками составило 33,4% и число лиц, оценивших данную субсферу как «хорошо» или «очень хорошо» составило 39,5%.

Субсфера «Окружающая среда вокруг (загрязненность / шум / климат / привлекательность)» исследует то, как индивид вос принимает окружающую среду. Это включает шум, загрязнение, климат и общие эстетические характеристики окружающей среды – влияют ли они на качество жизни, улучшая или ухудшая его. В некоторых культурах определенные аспекты окружающей среды могут иметь совершенно особое отношение к качеству жизни, как, например, центральная роль доступности воды, загрязненно сти воздуха или опасности природных катаклизмов. Эта субсфера не включает в себя такие аспекты, как качество домашней среды и транспортное обеспечение, поскольку они охвачены отдельны ми разделами (Бурковский Г.В. и соавт., 1998).

Нами были получены следующие результаты самооценок субсферы «Окружающая среда вокруг (загрязненность / шум / климат / привлекательность)». 5 человек или 1,4% (доверитель ный интервал – 0,9%3,5%) оценили данную субсферу как «очень плохо», т.е. крайне неудовлетворительно. 21,0±4,3% ( человека) оценили эту сферу неудовлетворительно (оценка «плохо»). Количество удовлетворительно оценивших эту сферу (оценка «средне») составило 47,8±5,3% (166 человек). 28,5±4,8% (99 человек) оценили данную сферу как «хорошо» и 1,2% (дове рительный интервал – 0,7%3,1%) (4 человека) оценили ее как «очень хорошо». Таким образом, число лиц с крайне неудовле творительными и неудовлетворительными оценками составило 22,4%, число лиц с удовлетворительными оценками составило 47,8% и число лиц, оценивших данную субсферу как «хорошо»

или «очень хорошо» составило 29,8%.

Субсфера «Транспорт» исследует мнение индивида о том, насколько ему доступно и легко найти и использовать для пере движения транспортные службы. Вопросы включают любые доступные индивиду транспортные средства (велосипед, авто мобиль, автобус и т.д.). Вопросы фокусируются на том, в какой степени доступный индивиду транспорт позволяет ему выпол нять необходимые ежедневные дела, а также дает возможность (свободу) заниматься теми видами деятельности, которые он сам выбирает. Вопросы не касаются вида используемого транс порта, а также всего, относящегося к непосредственному пере движению по дому и вокруг него. Личная подвижность индиви да также исключена как представленная в другом разделе («Подвижность») (Бурковский Г.В. и соавт., 1998).

Нами были получены следующие результаты самооценок субсферы «Транспорт». 17 человек или 4,9±2,3% оценили дан ную субсферу как «очень плохо», т.е. крайне неудовлетвори тельно. 17,9±4,0% (62 человека) оценили эту сферу неудовле творительно (оценка «плохо»). Количество удовлетворительно оценивших эту сферу (оценка «средне») составило 32,3±4,9% (112 человек). 32,0±4,9% (111 человек) оценили данную сферу как «хорошо» и 13,0±3,5% (45 человек) оценили ее как «очень хорошо». Таким образом, число лиц с крайне неудовлетвори тельными и неудовлетворительными оценками составило 22,8%, число лиц с удовлетворительными оценками составило 32,3% и число лиц, оценивших данную субсферу как «хорошо» или «очень хорошо» составило 44,9%.

Общие средние показатели сферы «Окружающая среда» ока зались следующими. Случаи с крайне неудовлетворительной самооценкой данной сферы составили 0% (доверительный ин тервал – 0%1,7%). Случаи с неудовлетворительной самооцен кой (оценка «плохо») составили 21±4,3%. Случаи с удовлетво рительной самооценкой (оценка «средне») составили 55,9±5,2%.

Случаи с хорошей самооценкой (оценка «хорошо») составили 23,1±4,4%. И случаи с очень хорошей самооценкой (оценка «очень хорошо») составили 0% (доверительный интервал – 0%1,7%). В целом состояние сферы «Окружающая среда»

согласно результатам самооценок врачей стационарного профи ля северо-восточного региона Казахстана, можно расценить, как удовлетворительное. Необходимо отметить, что значения не удовлетворительных и хороших оценок практически равны друг другу и их соотношение, следовательно, близко к единице.

Соотношение оценок сферы "Окружающая среда" Сфера Окружающая среда 55,9% 23,1% 21,0% Транспорт 32,3% 44,9% 22,8% Отдых и развлечение 33,4% 39,5% 27,1% Новая информация 32,9% 42,3% 24,8% Мед. и соц. Помощь 40,6% 39,5% 19,9% Финансовые ресурсы 13,6% 38,9% 47,5% Окружающая среда дома 33,4% 40,3% 26,3% Свобода, безопасность 51,0% 16,4% 32,5% 0% 20% 40% 60% 80% 100% неудовлетворительно удовлетворительно хорошо/очень хорошо Рис. 15. Соотношение оценок субсфер сферы «Социальные отношения» у врачей стационарного профиля северо-восточного Казахстана.

На рисунке 15 отражено соотношение показателей субсфер сферы «Окружающая среда» по данным самооценки врачей ста ционарного профиля северо-восточного региона Казахстана. Из рисунка 15 видно, что практически все субсферы данной сферы являются в достаточной степени уязвимыми в плане неудовле творительных оценок. Однако, наиболее уязвимыми в этом пла не явились: субсфера «Медицинская и социальная помощь (дос тупность и качество)», субсфера «Финансовые ресурсы» и суб сфера «Свобода, физическая безопасность и защищенность». В плане высоких оценок данной сферы, вернее их дефицита или отсутствия также явились: «Свобода, физическая безопасность и защищенность», субсфера «Финансовые ресурсы» и субсфера «Медицинская и социальная помощь (доступность и качество)».

Следовательно, данные субсферы являются наиболее уязвимы ми в плане восприятия качества жизни – неудовлетворительной его самооценки. Также в зону уязвимых субсфер в плане из бытка неудовлетворительных оценок попали следующие суб сферы: «Возможности для отдыха и развлечений и их использо вание», «Окружающая среда дома» и «Возможности для приоб ретения новой информации и навыков».

ВОЗКЖ-100, «Духовная сфера»

Субсфера «Духовность / религия / личные убеждения» ис следует личные убеждения людей и то, как они влияют на ка чество их жизни. Они могут помогать индивиду справляться с трудностями в своей жизни, структурируя его опыт, давая оп ределенные ответы на духовные и личностные вопросы, а так же, в более общем смысле, обеспечивая человеку некое чувст во благополучия. Субсфера адресована людям, исповедующим различные религии (буддизм, христианство, индуизм, ислам и др.), а также людям, обладающим своими личными духовными верованиями, не укладывающимися в рамки какой-либо опре деленной религиозной ориентации. Для многих людей религия, личные убеждения и духовность являются источниками чувст ва комфорта, благополучия, безопасности, осмысленности, принадлежности к некоторой общности, целеустремленности и силы. Однако некоторые люди чувствуют, что религия оказы вает на их жизнь негативное влияние. Вопросы составлены так, чтобы позволить выявить и этот аспект субсферы (Бурков ский Г.В. и соавт., 1998).

Нами были получены следующие результаты самооценок субсферы «Духовность/религия/личные убеждения». 18 человек или 5,2±2,3% оценили данную субсферу как «очень плохо», т.е.

крайне неудовлетворительно. 10,1±3,2% (35 человек) оценили эту сферу неудовлетворительно (оценка «плохо»). Количество удовлетворительно оценивших эту сферу (оценка «средне») со ставило 19,0±4,1% (66 человек). 40,3±5,2% (140 человек) оцени ли данную сферу как «хорошо» и 25,4±4,6% (88 человек) оцени ли ее как «очень хорошо». Таким образом, число лиц с крайне неудовлетворительными и неудовлетворительными оценками составило 15,3%, число лиц с удовлетворительными оценками составило 19,0% и число лиц, оценивших данную субсферу как «хорошо» или «очень хорошо» составило 65,7%.

Соотношение оценок сфер ВОЗКЖ- Духовная сфера 19,0% 65,7% 15,3% Окружающая среда 23,1% 55,9% 21,0% Социальные отношения 34,0% 53,9% 12,1% Уровень независимости 30,0% 67,1% 2,9% Психологическая сфера 7,8% 54,4% 37,8% Физическая сфера 33,4% 58,2% 8,4% 0% 20% 40% 60% 80% 100% неудовлетворительно удовлетворительно хорошо/очень хорошо Рис. 16. Соотношение оценок сфер ВОЗКЖ- у врачей стационарного профиля северо-восточного Казахстана.

Сравнения общих показателей (средних значений) всех сфер – составляющих вопросник самооценки качества жизни (ВОЗКЖ-100) мы отразили на рисунке 16. Из рисунка 16 видно, что наиболее уязвимыми в плане неудовлетворительных оценок, оказались сфера «Окружающая среда» и сфера «Духовная сфе ра». В плане дефицита или отсутствия высоких оценок оказа лись: сфера «Окружающая среда». Все остальные сферы в от ношении их высоких самооценок, оказались благополучными.

Таким образом, наиболее неблагоприятной или уязвимой сфе рой, играющей важную роль в плане неудовлетворительного восприятия и оценки качества жизни, явилась сфера «Окру жающая среда». Наиболее уязвимыми субсферами данной сфе ры оказались: «Свобода, физическая безопасность и защищен ность», субсфера «Финансовые ресурсы» и субсфера «Медицин ская и социальная помощь (доступность и качество)», а также «Возможности для отдыха и развлечений и их использование», «Окружающая среда дома» и «Возможности для приобретения новой информации и навыков».

Глава АДДИКТИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА И КАЧЕСТВО ЖИЗНИ У ВРАЧЕЙ СТАЦИОНАРНОГО ПРОФИЛЯ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО РЕГИОНА КАЗАХСТАНА В предыдущей главе мы рассмотрели показатели субъектив ных оценок физической и психологической сфер качества жизни врачей стационарного профиля Северо-восточного региона Ка захстана. Мы также попытались определить взаимосвязи психи ческого здоровья – наличия психических расстройств, а также некоторые специфические условия труда врачей стационарного профиля с уровнем субъективных оценок качества жизни. В данной главе мы рассмотрим распространенность аддиктивных расстройств на примере выборки врачей стационарного профиля Северо-восточного региона Казахстана, отобранной по репре зентативным критериям и постараемся рассмотреть взаимосвязи данных расстройств с качеством жизни, распространенностью нервно-психических расстройств и специфическими условиями труда врача стационарного профиля.

5.1. Распространенность аддиктивных расстройств среди врачей стационарного профиля северо-восточного региона Казахстана и взаимосвязи со специфическими условиями труда Как мы уже отмечали во второй главе, основными критерия ми постановки диагноза «Психические и поведенческие рас стройства вследствие употребления психоактивных веществ – F1» – являлись критерии МКБ-10 (1994). В нашем исследовании мы получили следующие результаты в отношении психических расстройств аддиктивного уровня (рисунок 13).

На рисунке 13 отражены суммарные показатели «случаев»

распространенности аддиктивных расстройств – психических и Аддиктивные расстройства у стационарных врачей Есть Нет 97,4% 91,1% 92,0% 73,6% 82,8% 74,8% 46,3% 26,4% 25,2% 53,7% 17,2% 20 8,0% 8,9% 2,6% F10.1 F 10.2 F 15.1 F 15.2 F 17.1 F 17.2 F Рис. 17. Распространенность «случаев» аддиктивных расстройств среди врачей стационарного профиля северо-восточного региона Казахстана.

поведенческих расстройств вследствие употребления ПАВ – а также распространенность лиц, страдающих зависимостью от ПАВ. Как видно из рисунка 13, нами были выявлены следующие случаи зависимостей: зависимость от никотина – табачная зави симость, зависимость от кофеина и алкогольная зависимость.

Помимо синдрома зависимости нами были выявлены формы употребления этих же ПАВ без синдрома зависимости, но с употреблением с вредными последствиями. Случаи встречаемо сти психических и поведенческих расстройств вследствие упот ребления кофеина, синдром зависимости – F 15.2 составили 17,2±4,0% от числа общей группы, что в абсолютных числах составило 60 человек. Т.е. у шестидесяти человек было зареги стрировано данное психическое аддиктивное расстройство.

Психические и поведенческие расстройства вследствие упот ребления кофеина, употребление с вредными последствиями – F 15.1, согласно результатам наших исследований, было зареги стрировано у 92 человек, что составило в среднем 26,4±4,6% от общего числа группы. Т.е. 92 человека на момент исследования злоупотребляли (употребление с вредными последствиями) ко феин содержащими напитками.

Случаи табачной зависимости – Психические и поведенче ские расстройства вследствие употребления табака, синдром зависимости (F17.2) – в среднем составили 25,2±4,6% от числа общей группы. Т.е. на момент исследования у 87 человек отме чалась табачная зависимость. Случаи злоупотребления табаком – Психические и поведенческие расстройства вследствие упот ребления табака, употребление с вредными последствиями (F17.1) – составили 2,6±1,7%. Т.е. 9 человек на момент исследо вания не имели табачной зависимости, но злоупотребляли таба ком. Случаи алкогольной зависимости – Психические и пове денческие расстройства вследствие употребления алкоголя, син дром зависимости (F 10.2) – составили в среднем 8,0±2,9% ( человек). Тридцать человек или 8,9±3,0% от числа общей груп пы, на момент исследования не имели алкогольной зависимости, но злоупотребляли алкоголем, т.е. имели диагноз «Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления алкого ля, употребление с вредными последствиями» – F 10.1. Таким образом, всего было выявлено 305 случаев аддиктивных рас стройств, что составляет 87,1% от числа общей группы.

Повторимся, что выше были представлены «случаи» аддик тивных расстройств, а не физические лица. Распространенность лиц имеющих аддиктивные расстройства по результатам наших данных составила 53,7±5,3% или 181 человек. Отличие показа телей распространенности «случаев» и физических лиц объяс няется тем, что у одного и того же лица может быть зарегистри ровано более одного случая злоупотребления или пристрастия к ПАВ, например если у респондента имеется сразу несколько зависимостей от ПАВ (табачная и алкогольная) или зависимость в сочетании с фактом злоупотребления другого ПАВ.

В первую очередь мы хотели бы отметить очень высокий уровень аддиктивных расстройств среди врачей стационарного профиля – 53,7±5,3% – (181 человек). Практически, более чем каждый второй работающий врач стационарного профиля, имеет то или иное психическое и поведенческое расстройство вследст вие зависимости от ПАВ, а именно – либо злоупотребляет, либо имеет пристрастие к тому или иному ПАВ, либо имеет сочетан ные проблемы злоупотребления и зависимости от нескольких видов ПАВ. Согласно результатам нашего исследования 15,7±3,9% врачей (52 человека) имеют проблемы, связанные с употреблением (злоупотребление или пристрастие) двух видов ПАВ. А 3,5±1,9% врачей (12 человек) имеют проблемы, связан ные с употреблением (злоупотребление или пристрастие) всех трех видов ПАВ – табака, кофеина и алкоголя. Также мы хотим отметить очень высокий уровень распространенности алкоголь ной зависимости среди врачей стационарного профиля – 8,0±2,9%. Согласно данным исследования, проводимых в Рес публике Казахстан, распространенность алкогольной зависимо сти в данном регионе в среднем составляет 3,0% (Алтынбе ков С.А. и соавт., 2001, Бохан Н.А. и соавт., 2005, Россин ский Ю.А., 2005). Таким образом, распространенность алко гольной зависимости среди врачей стационарного профиля в 2, раза выше, чем среди граждан общей популяции Республики Казахстан. Если учитывать проблему злоупотребления алкого лем (употребление алкоголя с вредными последствиями – F 10.1) и зависимость от алкоголя (F 10.2), то общее количество таких лиц составили практически 17,0±4,0%.

Что касается табачной зависимости, то ее распространен ность – 25,2±4,6% – практически соответствует распространен ности общей популяции жителей Казахстана – 29,4% (Алтынбе ков С.А. и соавт., 2001, Бохан Н.А. и соавт., 2005, Россин ский Ю.А., 2005), тем более, если учитывать тот факт, что 2,6±1,7% злоупотребляют табаком. Столь низкий процент лиц, злоупотребляющих табаком и не имеющих никотиновой зависи мости, скорее свидетельствует о коротком периоде перехода от форм злоупотребления табаком, к периоду формирования син дрома зависимости.

В отношении распространенности зависимости от кофеина и злоупотребления кофеин содержащими напитками среди общей популяции жителей Казахстана, у нас нет таких данных. Однако, считаем, что 43,6±5,2% врачей стационарного профиля, стра дающих кофеиновой зависимостью или злоупотребляющих ко феином – это очень высокий процент. В равной степени, как вы сокий процент и физической зависимости от кофеина – 17,2±4,0%, и злоупотребления кофеином – 26,4±4,6%. Столь вы сокий процент пристрастия или злоупотребления кофеином, вполне может быть связан с культуральными традициями упот ребления крепкого чая в данном регионе РК. В целях выявления факторов, обнаруживающих взаимосвязи с аддиктивными рас стройствами, мы провели сравнительный анализ (таблица 15).

Таблица Результаты сравнения лиц имеющих аддиктивные расстрой ства (n = 181) и лиц без аддиктивных расстройств (n = 156) (P0,01;

*– P0,05) Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n=181) (n=156) Мужчины 56,1±7,2% 31,2±7,3% Женщины 43,9±7,2% 68,8±7,3% *Врачи терапевтического профиля 56,3±7,5% 69,5±7,9% *Врачи хирургического профиля 41,9±7,5% 28,2±7,7% Продолжение таблицы Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n=181) (n=156) *Рабочая нагрузка: 1,75 ставки 13,1±5,0% 4,7±3,4% Хирургический профиль: нагрузка 1,5 ст. 28,2±6,8% 13,8±5,7% Десинхроноз 38,2±7,3% 16,7±6,2% Операциональная напряженность 35,3±7,2% 19,3±6,7% Эмоциональная эмпатия: регулярно, часто 48,6±7,3% 29,9±7,2% Гиперактивации поведения 59,1±7,2% 19,2±6,2% Чай/ Атарактический 49,2±7,3% 8,4±4,4% кофе Профессионально- 0% 33,1±6,9% адаптирующий 0%3,3% Мотив употребления ПАВ 0,6% Гиперактивации поведения 22,3±6,1% 0,3%4,1% Табак Атарактический 47,5±7,3% 3,8%±3,0% Профессионально- 0% 24,6±6,3% адаптирующий 0%3,3% 0,6% Гиперактивации поведения 15,6±5,3% 0,34,1% Алко- Атарактический 47,2±7,3% 17,3±5,9% голь Псевдо-превентивный мотив 63,7±7,0% 34,6±7,5% Гедонистический 41,7±7,2% 27,6±7% Мы сравнили лиц, у которых были выявлены случаи злоупот реблениями какими-либо ПАВ (употребление с вредными по следствиями – F 1х.1) или синдрома зависимости от ПАВ (F 1х.2) (группа 1, n = 181) с группой респондентов, не имеющих на момент осмотра каких-либо аддиктивных расстройств (груп па 2, n = 156). Результаты сравнительного анализа выявили сле дующее. В самой группе лиц имеющих какие-либо проблемы с зависимостью от ПАВ или их злоупотреблением были выявлены достоверные различия по гендерному признаку. В данной груп пе, достоверно чаще встречались мужчины в среднем в 1,6 раза (67,8±7,5% и 42,7±7,1%, при Р0,01). Соответственно, при срав нении группы лиц, имеющих аддиктивные расстройства с груп пой лиц, не имеющих аддиктивных расстройств, выяснилось, что в первой группе (лица имеющие аддиктивные расстройства) мужчины встречались чаще, в среднем в 1,8 раза (56,1±7,2% и 31,2±7,3%, при Р0,01), а женщины – реже в 1,6 раза (43,9±7,2% и 68,8±7,3%, при Р0,01).

Также мы обнаружили достоверные различия по объему рабо чей нагрузки. Так, например, в группе респондентов с аддиктив ными расстройствами в сравнении с теми, кто не имеет проблем с аддиктивным поведением, достоверно: в 2,8 раза чаще встречали те, у кого рабочая нагрузка составляла 1,75 ставки (13,1±5,0% и 4,7±3,4%, при Р0,05);

и в 2,0 раза – те врачи хирургического профиля, чья нагрузка составляла более 1,5 ставки (28,2±6,8% и 13,8±5,7%, при Р0,01). Также в этой группе достоверно чаще в 1,5 раза встречались врачи хирургического профиля (41,9±7,5% и 28,2±7,7%, при Р0,05) и в 1,2 раза реже – врачи терапевтического профиля (56,3±7,5% и 69,5±7,9%, при Р0,05).

Труд врача хирургического профиля в сравнении с трудом врача терапевтического профиля в большей степени предполага ет операциональную напряженность. Мы подробно рассматри вали вопрос, касающийся взаимосвязей операциональной на пряженности и уровня оценки качества жизни в предыдущей главе. Повторимся только, что под операциональной напряжен ностью мы понимаем сочетание вынужденной двигательной ги покинезии (ограниченная, неподвижная поза) и мышечной ги пердинамии (статическое повышенное напряжение определен ных групп мышц) (Смирнов Б.А., Долгополова Е.В., 2007). Так же мы уже отметили то, что согласно данным наших исследова ний среди врачей стационарного профиля исследуемого региона 38,9±5,0% отмечали операциональную напряженность в своей работе в той или иной степени, которая, по их мнению, не ока зывала существенного негативного влияния на физическое или психическое здоровье. Однако 28,1±4,9% отмечали явное нега тивное влияние операциональной напряженности на физическое и психическое состояние. Эти лица отмечали хронические мы шечные боли, головные боли, боли в суставах, боли в спине, ас тению, повышенное раздражение, ухудшение зрения и прочее.

С нашей точки зрения, очень важен тот факт, что в группе врачей, имеющих проблемы злоупотребления или зависимости от ПАВ, распространенность лиц, отмечавших негативное влия ние операциональной напряженности на физическое и психиче ское состояние, практически на 7,2% превышало аналогичные показатели в общей группе (35,3±7,2% и 28,1±4,9%). И, соответ ственно, в группе аддиктивных расстройств лица, отмечавшие негативное влияние операциональной напряженности на физи ческое и психическое состояние, достоверно в 1,8 раза встреча лись чаще, чем в группе врачей, не имеющих проблем, связан ных с аддикцией (35,3±7,2% и 19,3±6,7%, при Р0,01). В этой связи, вполне вероятно, что мотивы употребления ПАВ, были связаны с редукцией физической боли, дискомфорта и стимуля цией своей работоспособности.

В пользу последней гипотезы свидетельствует тот факт, что в группе врачей, имеющих проблемы злоупотребления или зави симости от ПАВ, достоверно чаще встречались мотивация гипе рактивации поведения (стремление повысить уровень работо способности, стимулировать свою активность) и атарактическая мотивация (снять излишнее физическое и психическое напряже ние) употребления ПАВ, чем в группе лиц, не имеющих аддик тивных проблем. Так, например, лица с мотивацией гиперакти вации поведения: употребляющие кофеин (крепкий чай/кофе) встречались чаще в среднем в 3,1 раза (59,1±7,2% и 19,2±6,2%, при Р0,01);

лица употребляющие табак, встречались чаще в среднем в 37,2 раза (22,3±6,1% и 0,6% (доверительный интервал – 0,34,1%), при Р0,01);

лица употребляющие алкоголь, встречались чаще в среднем в 26 раз (15,6±5,3% и 0,6% (довери тельный интервал – 0,34,1%), при Р0,01). Лица с атарактиче ской мотивацией: употребляющие кофеин (крепкий чай/кофе) встречались чаще в среднем в 5,9 раза (49,2±7,3% и 8,4±4,4%, при Р0,01);

лица употребляющие табак, встречались чаще в среднем в 12,5 раза (47,5±7,3% и 3,8%±3,0%, при Р0,01);

лица употребляющие алкоголь, встречались чаще в среднем в 2,7 раза (47,2±7,3% и 17,3±5,9%, при Р0,01).

Нами был выявлен еще один мотив употребления ПАВ вра чами стационарного профиля. Мы обнаружили, что в группе врачей, имеющих проблемы злоупотребления или зависимости от ПАВ, в 1,8 раза чаще встречались те, кто сознательно упот реблял алкоголь в качестве «профессионального адаптогена»

(63,7±7,0% и 34,6±7,5%, при Р0,01). И то, что в этой группе в 33,1±6,9% случаях встречались лица, принимавшие кофеин (крепкий чай/кофе) в качестве «профессионального адаптогена», а в 24,6±6,3% случаях встречались лица, употреблявшие табак в качестве «профессионального адаптогена», в то время, как в группе лиц, не имеющих аддиктивные расстройства таких лиц не было выявлено вовсе. Мотив употребления ПАВ в качестве «Профессионального адаптогена». По своей сути – это мотив оптимизации психофизиологического состояния или приведение этого состояния в соответствие требованиям, предстоящей зада чи. Например, перед предстоящей операцией или другой проце дурой, врач для оптимизации своего психофизического состоя ния – улучшение концентрации внимания, скорости реакции и пр. – дополнительно употребляет стимуляторы (чай/кофе, та бак). И в этих ситуациях, врачи не отмечали тревогу, или психи ческий дискомфорт. Это была, своего рода «приведение в поря док» своего психофизического состояния и превенция вероят ных осложнений вследствие антиципации предстоящей задачи.

Или же, например, врач, имеющий табачную зависимость, в це лях профилактики состояния отмены (рассеянность, отвлекае мость), которая может нарушить процесс выполнения задачи, например написание отчета или заполнения документации, – «профилактирует» свое состояние отмены, регулярно выкуривая сигареты через строго определенное время. Причем, в свобод ные дни от работы, количество и частота употребляемого ПАВ, в данном случае сигарет, могла быть меньше. Отличительной чертой, данного мотива – являлась оптимизация психофизиоло гического состояния требованиям или условиям предстоящей профессиональной задачи. Другими словами данный мотив можно охарактеризовать как профессионально-адаптирующий мотив. Собственно, мы его так и обозначили.

В отношении употребления алкоголя, мы идентифицировали еще один мотив – псевдо-превентивный, который, с нашей точки зрения, является сугубо специфическим для медико профессиональной среды. Первичным и ведущим мотивом ин тенсивного и регулярного употребления ПАВ являлся профес сиональный миф, существующий в медицинской среде, что ПАВ необходимо принимать с целью профилактики возможных пси хофизиологических осложнений в процессе или вследствие вы полнения профессиональных задач. В этом случае употребление ПАВ не являлось стремлением устранить существующие асте нию, тревогу, гипотимию, алгические проявления и пр. При этом данных проявлений психических или физических расстройств могло еще и не быть, и врач более активно употреблял алкоголь, именно, с профилактической целью. Такие врачи, например, по сле проведенной операции или после рабочего дня, обязательно употребляли алкоголь, для «снятия стресса», для «профилакти ки» болезней, связанных с переживание стресса. Употребление алкоголя в этом случае, не было связано с переживанием тревоги или отрицательных эмоций. Алкоголь употреблялся даже тогда, когда их физическое психоэмоциональное состояние было удов летворительным. Поскольку этот мотив употребления ПАВ, яв лялся весьма специфическим, и основывался на мнении, что ал коголь является хорошим профилактическим средством, мы обо значили его как «псевдо-превентивный» мотив.

В пользу нашей гипотезы, что некоторые специфические ус ловия труда врача стационарного профиля могут иметь отноше ние к употреблению ПАВ, в том числе и аддиктивному его вари анту, можно отнести тот факт, что в группе лиц, имеющих ад диктивные расстройства, достоверно в 2,3 раза чаще встреча лись лица, которые отмечали у себя явления десинхроноза, в той степени, когда десинхроноз оказывал явное негативное влияние на физическое и психическое здоровье (38,2±7,3% и 16,7±6,2%, при Р0,01).

В отношении десинхроноза и его взаимосвязей с уровнем оценки качества жизни, мы уже говорили в предыдущей главе.

Напомним, что десинхроноз представляет неблагополучие орга низма вследствие нарушения его циркадных (суточных и около суточных) ритмов (Смирнов Б.А., Долгополова Е.В., 2007). Мы также выше отметили тот факт, что среди врачей стационарного профиля Северо-восточного региона в 53,0±5,3% отмечались явления десинхроноза в той или иной степени, которые не ока зывали существенного негативного влияния на психическое или физическое здоровье. Однако 28,7±5,0% врачей стационарного профиля отметили явное нарушение циркадных ритмов, которые оказывали явное вредное влияние на физическое и психическое здоровье. С нашей точки зрения, очень важен тот факт, что в группе врачей, имеющих проблемы злоупотребления или зави симости от ПАВ, распространенность лиц, отмечавших нега тивное влияние десинхроноза на физическое и психическое со стояние, практически на 9,5% превышало аналогичные показа тели в общей группе (38,2±7,3% и 28,7±5,0%).

В предыдущей главе мы уже отмечали, что работа врача ста ционарного профиля сопряжена с высоким уровнем ситуаций переживания отрицательных эмоций и дефицитом переживания положительных эмоций. С нашей точки зрения, в этой связи, крайне важным – является факт профессиональной эмпатии. Не обходимо отметить, что эмпатия по определению С.Ю. Головина (1998) есть постижение эмоционального состояния, проникно вение, вчувствование в переживания другого человека. Это спо собность индивида к параллельному переживанию тех эмоций, что возникают у другого индивида в ходе общения с ним. Также необходимо отметить, что существует три разновидности эмпа тии: 1) эмпатия эмоциональная – основанная на механизмах проекции и подражания моторным и аффективным реакциям другого;

2) эмпатия когнитивная – базируемая на интеллекту альных процессах – сравнение, аналогия и прочее;

3) эмпатия предикативная – проявляемая как способность предсказывать аффективные реакции другого человека в конкретных ситуациях (Головин С.Ю., 1998). Наиболее энерго-затратной – является эмоциональная эмпатия, которая, с нашей точки зрения, является обязательной составляющей терапевтического процесса, т.е. – профессиональной эмпатией. Врач, в тех ситуациях, когда он напрямую связан и сопричастен со страданиями больного, на пример, страдание пациента во время каких-либо врачебных ма нипуляций (операция и т.п.) или страдания в послеоперацион ном периоде, или страдания в результате осложнения лечения – не может не сочувствовать и не присоединяться к этим страда нием, как бы он этого не хотел. Потому что в этом случае, врач отождествляет себя с причиной этих страданий, искренне сопе реживает больному/пациенту.

С нашей точки зрения, тот факт, что в группе лиц, имеющих аддиктивные расстройства в сравнении с группой лиц, у кото рых нет аддиктивных расстройств, достоверно в 1,6 раза чаще встречались те специалисты, которые отмечали регулярные и частые ситуации, связанные с профессиональной эмпатией (48,6±7,3% и 29,9±7,2%, при Р0,01), свидетельствует в пользу нашего предположения, что некоторые специфические условия труда врача стационарного профиля (в частности ситуации про фессиональной эмпатии) являются факторами риска формиро вания аддиктивных расстройств – злоупотребления и зависимо сти от ПАВ.

Таким образом, подводя итог данному разделу, мы можем сделать следующие выводы. Первое, основными видами и фор мами психических и поведенческих расстройств, вследствие употребления ПАВ, являются злоупотребление (употребление с вредными последствиями) и синдром зависимости вследствие употребления: кофеина (F 15.1 и F 15.2);

табака (F 17.1 и F 17.2);

алкоголя (F 10.1 и F 10.2). Второе, среди врачей стационарного профиля Северо-восточного региона Казахстана выявляется очень высокий уровень аддиктивных расстройств– 53,7±5,3%.

То есть, каждый второй работающий врач стационарного про филя, имеет то или иное психическое и поведенческое расстрой ство вследствие зависимости от ПАВ – злоупотребления (упот ребления с вредными последствиями и синдром зависимости).

Третье, распространенность алкогольной зависимости среди врачей стационарного профиля составляет 8,0±2,9%, что в 2, раза выше, чем аналогичные показатели среди граждан общей популяции Республики Казахстан. Распространенность употреб ления алкоголя с вредными последствиями составляет 8,9±3,0%.

Распространенность табачной зависимости среди врачей ста ционарного профиля составляет 25,2±4,6%, а распространен ность употребления табака с вредными последствиями состав ляет 2,6±1,7%. Распространенность зависимости вследствие употребления кофеина среди врачей стационарного профиля со ставляет 17,2±4,0%, а распространенность употребления табака с вредными последствиями составляет 26,4±4,6%. Четвертое, основными и ведущими мотивами употребления ПАВ среди врачей стационарного профиля являются мотив гиперактивации поведения и атрактический мотив. Помимо указанных мотивов употребления ПАВ, для медико-профессиональной среды, в ча стности среди врачей стационарного профиля характерна спе цифическая мотивация употребления ПАВ – псевдо превентивная мотивация – употребление ПАВ в целях профи лактики физических и психических недугов, даже в случае, если реальной причины для этого нет. Пятое, среди специфических условий труда врача стационарного профиля, обнаруживающих взаимосвязи с аддиктивными расстройствами можно выделить следующие: операциональная напряженность, десинхроноз, профессиональная эмоциональная эмпатия.

5.2. Взаимосвязи аддиктивных расстройств и психического здоровья среди врачей стационарного профиля северо-восточного региона Казахстана Выше, мы рассмотрели распространенность аддиктив ных расстройств среди врачей стационарного профиля и их кор реляции со специфическими условиями труда врача стационар ного профиля. В настоящем разделе мы рассмотрим взаимосвязи аддиктивных расстройств и психического здоровья – наличия нервно-психических расстройств, включая синдром «эмоцио нального выгорания». В таблице 16 отражены показатели оп росников: качества жизни – ВОЗКЖ-100;

«Эмоциональное вы горание» (В.В. Бойко) и опросника оценки уровня невротиче ских состояний (К.К. Яхин, Д.М. Менделевич).

Таблица Результаты сравнения лиц имеющих аддиктивные расстрой ства (n = 181) и лиц без аддиктивных расстройств (n = 156) (P0,01;

*– P0,05) Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 181) (n = 156) *Фаза напряжения: «Неудовлетворен 14,9±5,2% 6,5±3,9% ность собой»: сложившийся симптом *Фаза напряжения: «Тревога и де 32,6±6,8% 21,4±6,5% прессия»: сложившийся симптом «Эмоциональное выгорание» (В.В. Бойко) *Фаза напряжения: сформированная 32,6±6,8% 20,8±6,4% фаза *СЭВ – сформированная фаза напря 21,0±5,9% 11,7±5,1% жения и резистенции Фаза резистенции: «Расширение сфе 45,9±7,3% 29,2±7,2% ры экономии эмоций»: сложившийся с-м Фаза истощения: «Эмоциональный 24,9±6,3% 8,4±4,4% дефицит: сложившийся симптом»

*Фаза истощения: «Эмоциональная отстраненность»: сложившийся сим- 13,8±5,0% 6,5±3,9% птом Фаза истощения: «Личностная от 35,9±7,0% 17,5±6,0% страненность»: сложившийся симптом Продолжение таблицы Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 181) (n = 156) *Фаза истощения: «Психовегетативные 23,8±6,2% 14,3±5,5% нарушения»: сложившийся симптом *Фаза истощения в стадии формирова 35,9±7,0% 24,7±6,8% ния Фаза истощения: сформированная фаза 23,2±6,1% 6,5±3,9% *Физическая сфера: Сон и отдых (F3.):

21,8±6,0% 33,5±7,4% «очень хорошо»

1,7% ВОЗКЖ- Психологическая сфера: «очень хорошо» 8,4±4,4% 0,9%5,1% *Зависимость от лекарств и лечения 40,2±7,2% 53,5±7,9% (F11.): нет зависимости *Общая оценка качества жизни: 1,1% 5,2%±3,5% «очень хорошее» 0,64,4% «Оценка невротических состояний»

(К.К. Яхин, Д.М. Менделевич) Шкала тревоги (T) 2,1±0,7 4,0±0, Шкала невротической депрессии (Д) 0,1±0,7 2,3±0, Шкала астении (А) 2,9±0,7 4,7±0, Шкала обсессивно-фобических нарушений (О) 1,2±0,6 2,8±0, Шкала вегетативных нарушений (В) 9,6±1,6 14,1±1, Шкала истерического типа реагирования (И) 0,2±0,7 2,9±0, Общая шкала (S) 16,1±4,6 30,8±4, Из таблицы 16 видно, что в группе лиц, имеющих аддиктив ные расстройства в сравнении с теми лицами, у кого нет аддик тивных проблем, практически все показатели свидетельствуют о худшем состоянии психического здоровья. Так, например, со гласно опроснику диагностики эмоционального выгорания (В.


В. Бойко) среди респондентов первой группы, достоверно чаще встречались лица с признаками синдрома эмоционального выгорания. Так, например, среди этих лиц, в среднем в 1,6 раза чаще встречались лица со сформированной фазой напряжения (32,6±6,8% и 20,8±6,4%, при Р0,05), в 1,5 раза чаще встреча лись те у кого фаза истощения была на стадии формирования (35,9±7,0% и 24,7±6,8%, при Р0,05) и в 3,6 раза чаще встреча лись те, у кого фаза истощения сформировалась (23,2±6,1% и 6,5±3,9%, при Р0,01). Особенно важным представляется тот факт, что среди врачей, имеющих психические расстройства ад диктивного характера в 1,8 раза чаще встречались те у кого были сформированы фаза напряжения и резистенции СЭВ (21,0±5,9% и 11,7±5,1%, при Р0,05), а также почти в шестидесяти процен тах случаев – 59,1% – встречались лица, у которых последняя фаза СЭВ – фаза истощения бала либо на стадии формирования, либо была сформирована. Этот факт, с нашей точки зрения, сви детельствует в пользу того, что употребление ПАВ, врачами стационарного профиля имело компенсаторный характер избыт ка переживания отрицательных эмоций, эмоционального исто щения, дефицита переживания положительных эмоций, которые в свою очередь, являются результатом специфических условий труда врача стационарного профиля.

В предыдущей главе мы описывали модель континуального переживания отрицательных эмоций по типу «замкнутого кру га», где представляли этапы переживания отрицательных эмо ций, в том числе – этап экономии эмоций, этап неудовлетворен ности собой, этап эмоциональной отстраненности и пережива ния чувства одиночества, этап психосоматического реагирова ния – психовегетативных расстройств. В таблице 16 видно, что среди тех врачей, у кого были выявлены аддиктивные расстрой ства, достоверно чаще встречались те лица, у которых, согласно опросника диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко:

отмечался сложившийся симптом «Неудовлетворенность собой»

(14,9±5,2% и 6,5±3,9%, при Р0,05) – разница в 2,3 раза;

отме чался сложившийся симптом «Тревога и депрессия» (32,6±6,8% и 21,4±6,5%, при Р0,05) – разница в 1,5 раза;

отмечался сло жившийся симптом «Расширение сферы экономии эмоций»

(45,9±7,3% и 29,2±7,2%, при Р0,01) – разница в 1,6 раза;

отме чался сложившийся симптом «Эмоциональный дефицит»

(24,9±6,3% и 8,4±4,4%, при Р0,01) – разница в 3,0 раза;

отме чался сложившийся симптом «Эмоциональная отстраненность»

(13,8±5,0% и 6,5±3,9%, при Р0,05) – разница в 2,1 раза;

отме чался сложившийся симптом «Личностная отстраненность»

(35,9±7,0% и 17,5±6,0%, при Р0,01) – разница в 2,1 раза;

отме чался сложившийся симптом «Психовегетативные нарушения»

(23,8±6,2% и 14,3±5,5%, при Р0,05) – разница в 1,7 раза. Это также, с нашей точки зрения, свидетельствует в пользу того, что употребление ПАВ, врачами стационарного профиля имело компенсаторный характер избытка переживания отрицательных эмоций, эмоционального истощения, дефицита переживания положительных эмоций, которые в свою очередь, являются ре зультатом специфических условий труда врача стационарного профиля.

Показатели клинического опросника диагностики и оценки уровня невротических состояний К.К. Яхина и Д.М. Менделеви ча (1998, 2005), также свидетельствовали в пользу того, что у лиц, имеющих аддиктивные расстройства, состояние психиче ского здоровья было хуже, чем у лиц, не имевших аддиктивных проблем. Согласно формуле расчета показателей клинического опросника К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1998, 2005) если сумма диагностических коэффициентов (баллов) больше «+1,28», то это указывает на уровень здоровья. Если сумма диаг ностических коэффициентов (баллов) меньше «-1,28», то это ука зывает на болезненный характер выявляемых расстройств. Кори дор от «минус» 1,28 до «плюс» 1,28 включает в себя пограничные состояния (Яхин К.К., Менделевич Д.М., 1998, 2005). Из таблицы 16 видно, что у лиц, не имевших аддиктивных расстройств все показатели находились в «зоне» здоровья, т.е. превышали +1,28 и достоверно превышали аналогичные показатели лиц, имеющих психические расстройства аддиктивного характера, что, как мы уже отметили, свидетельствовало о более высоком уровне психи ческого здоровья у лиц без аддиктивных проблем.

Что касается лиц, имеющих аддиктивные расстройства, мож но отметить следующее. Согласно данному опроснику в зоне «пограничных расстройств» оказались показатели следующих шкал: Шкала невротической депрессии (Д) – 0,1±0,7 баллов;

Шкала обсессивно-фобических нарушений (О) – 1,2±0,6 баллов;

Шкала истерического типа реагирования (И) – 0,2±0,7 баллов.

То есть, у лиц, имеющих аддиктивные расстройства – депрес сивные и обсессивно-фобические нарушения достигали погра ничного клинического уровня.

Если говорить о сравнении степени выраженности данных расстройств, то можно сказать следующее. У лиц, страдающих психическими и поведенческими расстройствами, вследствие употребления ПАВ, в сравнении с лицами, не имеющих аддик тивных проблем достоверно: показатели шкалы тревоги (T) бы ли меньше в 1,9 раза (2,1±0,7 и 4,0±0,7 баллов, при Р0,01);

по казатели шкалы невротической депрессии (Д) были меньше в раза (0,1±0,7 и 2,3±0,7 баллов, при Р0,01);

показатели шкалы астении (А) были меньше в 1,6 раза (2,9±0,7 и 4,7±0,7 баллов, при Р0,01);

показатели шкалы обсессивно-фобических нару шений (О) были меньше в 2,3 раза (1,2±0,6 и 2,8±0,6 баллов, при Р0,01);

показатели шкалы вегетативных нарушений (В) были меньше в 1,5 раза (9,6±1,6 и 14,1±1,7 баллов, при Р0,01);

пока затели шкалы истерического типа реагирования (И) были мень ше в 14,5 раза (0,2±0,7 и 2,9±0,7 баллов, при Р0,01) и показате ли общей шкалы (S) были меньше в 1,9 раза (16,1±4,6 и 30,8±4, баллов, при Р0,01).

Данные опросника качества жизни (ВОЗКЖ-100), также сви детельствуют о том, что качество жизни по некоторым субсфе рам достоверно ниже у лиц, имеющих аддиктивные расстрой ства, чем у лиц, не имеющих аддиктивных расстройств. Так, на пример, среди лиц первой группы (с проблемами аддикции) дос товерно: в 1,5 раза реже встречались те, кто субсферу «Сон и отдых» (ВОЗКЖ-100, F3) оценил как «очень хорошо»

(21,8±6,0% и 33,5±7,4%, при Р0,05);

в 4,9 раза реже встреча лись те, кто психологическую сферу оценил как «очень хорошо»

(1,7% (доверительный интервал – 0,9%5,1%) и 8,4±4,4%, при Р0,01);

в 1,3 раза реже встречались те, кто отметил, что не име ет зависимости от лекарств и лечения (ВОЗКЖ-100, F11) – (40,2±7,2% и 53,5±7,9%, при Р0,05) и в 4,7 раза реже встреча лись те, кто в общем оценил свое качество жизни как «очень хорошее» (1,1% (доверительный интервал – 0,6%4,4%) и 5,2%±3,5%, при Р0,05).

Таким образом, мы можем сделать следующий вывод. Врачи стационарного профиля Северо-восточного региона Казахстана, имеющие психические и поведенческие расстройства вследст вие употребления ПАВ (кофеина, табака и алкоголя) в сравне нии с врачами стационарного профиля этого же региона, но не имеющих аналогичных аддиктивных расстройств имеют более низкие показатели качества жизни, согласно опроснику ВОЗКЖ-100 (1998), а также более низкие показатели уровня психического здоровья, согласно данным опросника диагности ки эмоционального выгорания В.В. Бойко (1999) и данным кли нического опросника диагностики и оценки уровня невротиче ских состояний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1998, 2005).

Среди этой группы врачей (ППР, вследствие употребления ПАВ) достоверно чаще в 1,8 раза встречались лица у кого были сфор мированы фаза напряжения и резистенции СЭВ, а также почти в шестидесяти процентах случаев – 59,1% – встречались лица, у которых последняя фаза СЭВ – фаза истощения бала либо на стадии формирования, либо была сформирована. Также среди данной группы врачей показатели шкалы невротической депрес сии (Д) были меньше аналогичных показателей лиц, не имею щих аддиктивных расстройств – в 23,0 раза, а показатели шкалы обсессивно-фобических нарушений (О) были меньше в 2,3 раза, что свидетельствовало в пользу нарушений у лиц первой группы пограничного и клинического уровня.

5.3. Аддиктивные расстройства и коморбидные нервно-психические расстройства среди врачей стационарного профиля северо-восточного региона Казахстана.

Крайне актуальной проблемой в клинике, лечении и реабили тации лиц с аддиктивной патологией является проблема комор бидной патологии (Бохан Н.А., Мандель А.И., 1995;

Бохан Н.А., Мандель А.И., Ветлугина Т.П., 2001;

Семке В.Я. и соавт., 2001;

Бохан Н.А., 2002;

Бохан Н.А., Катков А.Л., Россинский Ю.А., 2005). Для выявления взаимосвязей аддиктивных расстройств и распространенности нервно-психический расстройств, мы так же провели сравнительный анализ (таблица 17).

Из таблицы 17 видно, что в группе врачей, имеющих ППР вследствие употребления ПАВ (кофеина, табака, алкоголя), дос товерно чаще встречались лица, имеющие нервно-психические расстройства (органические психические расстройства F 07.2, аффективные расстройства настроения F 3 и тревожно фобические расстройства F 4) в среднем в 1,8 раза. Необходимо Таблица Результаты сравнения лиц имеющих аддиктивные расстрой ства (n = 181) и лиц без аддиктивных расстройств (n = 156) Группа 1 Группа Нервно-психические расстройства Р (n = 181) (n = 156) Нервно-психические расстройства 55,7±7,3% 31,4±7,4% 0, (F07.2+F3+F4) Посткоммоционный синдром F 07.2 30,6±6,7% 10,3±4,8% 0, Аффективные расстройства на- 1,3% 4,4±3,0% 0, строения F3 0,7%5% Невротические, связанные со стрес 42,9±7,3% 25,5±6,9% 0, сом расстройства F Тревожно-фобические расстройства 3,3% 4,5±3,1% 0, F40 1,8%7,7% 2,6% Специфические фобии F40.2 9,7±4,4% 0, 1,4%6,8% 2,2% 1,3% Паническое расстройство F41.0 0, 1,2%5,8% 0,7%5% Генерализованное тревожное рас 7,2±3,8% 3,8±3,0% 0, стройство F41. Посттравматическое стрессовое 24,0±6,3% 17,1±6,0% 0, расстройство F43. Расстройства психической адапта 12,5±4,9% 4,6±3,3% 0, ции F 43. отметить достаточно высокий уровень распространенности нервно-психических расстройств в обеих группах. Так, напри мер, в группе врачей, у которых не было выявлено аддиктивных расстройств, нервно-психические расстройства встречались в 31,4±7,4% случаях. То есть, практически, каждый третий врач, не имеющий проблем со злоупотреблением или зависимостью от ПАВ (кофеина, табака, алкоголя), имел проблемы, связанные с наличием нервно-психических расстройств пограничного уровня. А в группе врачей, имеющих аддиктивные расстройства, чаще чем каждый второй, также имел и проблемы, связанные с наличием того или иного нервно-психического расстройства – 55,7±7,3%.


Мы не получили достоверных различий в группах, в отноше нии распространенности аффективных расстройств настроения F3. По результатам наших исследований в группе лиц с аддик тивными расстройствами в среднем 4,4±3,0% лиц имели клини ческие признаки аффективных расстройств настроения, соглас но критериям МКБ-10 (1994), а в группе лиц без аддиктивных расстройств – 1,3% (доверительный интервал – 0,7%5,0%).

Также мы не получили достоверных различий в отношении тревожно-фобических расстройств в целом F40, и – других тре вожных расстройств – F 41 (паническое (пароксизмальное тре вожное) расстройство F41.0 и генерализованное тревожное рас стройство F41.1). В группе лиц с аддиктивными расстройствами в среднем 4,5±3,1% лиц имели клинические признаки тревожно фобических расстройств, согласно критериям МКБ-10 (1994), а в группе лиц без аддиктивных расстройств – 3,3% (доверитель ный интервал – 1,8%7,7%). Также в первой группе лица, у которых было выявлено Паническое расстройство F41.0 – в среднем составили 2,2% (доверительный интервал – 1,2%5,8%), а во второй – 1,3% (доверительный интервал – 0,7%5,0%). Лица, страдающие аддиктивными расстройствами и имеющие коморбидную психическую патологию в виде Гене рализованного тревожного расстройства F41.1 составили 7,2±3,8%, а лица без аддиктивных расстройств с такой же ко морбидной патологией составили 3,8±3,0%.

На рисунке 18 представлены соотношения в группах врачей с аддиктивными и без аддиктивных расстройств. Звездочками по мечены те нервно-психические расстройства, которые при срав нении выявили достоверные различия.

55,7% Нервно-психические расстройства у стационарных врачей Есть F 1 Нет F 42,9% 30,6% 31,4% 24,0% 25,5% 17,1% 12,7% 12,5% 10,3% 9,7% 7,7% 4,6% 4,4% 2,6% 1,3% НПР F 4* F 40.2* F 43.2* F 07.2* F 41 F 43.1 F Рис. 18. Распространенность нервно-психических расстройству лиц с аддиктивными расстройствами и без аддиктивных расстройств.

Не смотря на то, что нами не было выявлено достоверных различий в отношении распространенности посттравматических стрессовых расстройств F43.1, нам хотелось бы отметить очень высокий уровень распространенности этих расстройств и в той, и в другой группе. Так, например, в группе врачей, у которых не было выявлено аддиктивных расстройств – злоупотребления или зависимости от кофеина, табака или алкоголя – в 17,1±6,0% случаев встречались посттравматические стрессовые расстрой ства. А в группе врачей, страдающих аддиктивными расстрой ствами, посттравматические стрессовые расстройства – F43.1 – встречались почти у каждого четвертого – 24,0±6,3%. Наиболее подробно в отношении посттравматических стрессовых рас стройств мы будем говорить в следующей главе. А сейчас толь ко отметим, что столь высокий уровень распространенности по сттравматических стрессовых расстройств в обеих группах сви детельствует в пользу того, что специфические условия врача стационарного профиля являются стрессогенными, и, соответст венно – факторами риска невротических, связанных со стрессом расстройств.

С нашей точки зрения важен тот факт, что в обеих группах уровень распространенности посттравматических стрессовых расстройств не выявил достоверных различий, а уровень рас пространенности расстройств психической адаптации – F43.2 – имел достоверные различия. Так, в группе врачей имевших ППР вследствие употребления ПАВ (кофеин, табак, алкоголь), лица, имеющие расстройства психической адаптации (F43.2) досто верно, в среднем в 2,7 раза встречались чаще, чем в группе лиц без аддиктивной патологии (12,5±4,9% и 4,6±3,3%, при Р0,05).

Этот факт, с нашей точки зрения свидетельствует о том, что ад диктивный агент, если речь идет о химической субстанции, в нашем случае это кофеин, табак и алкоголь – способствует адаптации в период начальных аддиктивных форм употребления ПАВ. А с момента, когда индивид начинает злоупотреблять ПАВ – употреблять его с вредными последствиями – или у него развивается синдром зависимости – психоактивное вещество теряет свою адаптирующую функцию и, как результат – усугуб ляет психическую дезадаптацию. Таким образом, мы можем сделать вывод, что среди врачей стационарного профиля доста точно высокий процент распространенности реакций на тяже лый стресс и нарушения психической адаптации F43, не смотря на то, имеют ли они проблемы с аддиктивными расстройствами или нет. А среди врачей, злоупотребляющих или зависимых от ПАВ, распространенность расстройств психической адаптации F43.2 – достоверно встречается чаще, в среднем в 2,7 раза.

Если говорить о достоверных различиях, то хочется обратить внимание на следующие факты. Во-первых, как мы уже отмети ли выше, несмотря на высокую распространенность нервно психических расстройств пограничного уровня среди врачей как имеющих психические аддиктивные расстройства (F1), так и среди врачей, не имеющих проблем аддиктивного характера, в первой подгруппе такие психические расстройства погранично го уровня как: органические психические расстройства – по сткоммоционный синдром (F07.2);

аффективные расстройства настроения (F3);

невротические, связанные со стрессом рас стройства (F4) – достоверно встречались чаще в 1,8 раза (55,7±7,3% и 31,4±7,4%, при Р0,01).

Во-вторых, среди врачей как имеющих психические аддик тивные расстройства, так и среди врачей, не имеющих проблем аддиктивного характера отмечается высокий уровень распро страненности невротических и связанных со стрессом рас стройств (F4): 42,9±7,3% и 25,5±6,9%. Однако в группе врачей с ППР вследствие употребления ПАВ (кофеин, табак, алкоголь) данные расстройства достоверно встречаются чаще в 1,7 раза (Р0,01).

Также высокую распространенность среди врачей как имею щих психические аддиктивные расстройства (F1), так и среди врачей, не имеющих проблем аддиктивного характера имеют органические психические расстройства, в частности постком моционный синдром (F07.2): 30,6±6,7% и 10,3±4,8%. Однако в группе врачей с ППР вследствие употребления ПАВ (кофеин, табак, алкоголь) данные расстройства достоверно встречаются чаще в 3,0 раза (Р0,01).

5.4. Взаимосвязи сочетанных аддиктивных расстройств, качест ва жизни и уровня психического здоровья среди врачей стацио нарного профиля северо-восточного региона Казахстана.

Выше мы рассмотрели взаимосвязи аддиктивных рас стройств, качества жизни и уровня психического здоровья. В данном разделе мы хотим представить результаты анализа взаи мосвязей сочетанных аддиктивных расстройств с качеством жизни и уровнем психического здоровья. В таблице 18 отраже ны данные сравнения лиц с сочетанными аддиктивными рас стройствами – имеющих злоупотребления или пристрастия к двум из трех ПАВ. В первую группу (n=52) мы отобрали лиц, у которых имелись два вида аддиктивных расстройств из трех представленных (кофеин, табак, алкоголь), в любом сочетании.

Причем это могло быть сочетание злоупотребления двух видов ПАВ (F1х.1 + F1х.1) или сочетание зависимости двух видов ПАВ (F1х.2 + F1х.2), или же сочетание злоупотребления каким либо ПАВ и зависимости от какого-либо ПАВ (F1х.1 + F1х.2).

Из таблицы 18 видно, что практически все показатели опрос ника диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко (1999) говорят в пользу того факта, что уровень психологического здо ровья хуже, а степень выраженности профессионального стресса больше у лиц, имеющих два вида злоупотребления или зависи мости от ПАВ, с высокой степенью достоверности (Р0,01). Во первых, в группе лиц, имеющих сочетанные аддиктивные рас стройства, в сравнении с лицами, не имеющими аддиктивных расстройств, достоверно чаще встречаются лица, у которых сформированы все три фазы синдрома эмоционального выгора ния. Среди них: в 2,1 раза чаще встречаются лица со сформиро ванной фазой напряжения (44,2±13,5% и 20,8±6,4%, при Р0,01);

в 2,1 раза чаще встречаются лица со сформированной фазой ре зистенции (57,7±13,4% и 27,3±7,0%, при Р0,01);

в 6,5 раза чаще встречаются лица со сформированной фазой истощения (42,3±13,4% и 6,5±3,9%, при Р0,01).

Степень выраженности стресса, согласно формированию его фаз, также подтверждается данными бальной оценки. Так на пример в группе лиц, имеющих сочетанные аддиктивные рас стройства оценка степени выраженности фазы напряжения пре вышает аналогичную оценку лиц не имеющих аддиктивных рас стройств на 15,0 баллов (57,6±5,3 и 42,6±3,5 баллов, при Р0,01);

оценка степени выраженности фазы резистенции – пре вышает на 18,2 балла (63,8±5,6 и 45,6±3,7 баллов, при Р0,01) и оценка степени выраженности фазы истощения – превышает на 22,0 балла (54,0±5,8 и 32,0±3,1 баллов, при Р0,01).

Таблица Результаты сравнения лиц имеющих сочетанные аддиктивные расстройства (два ПАВ из трех) (n = 52) и лиц без аддиктив ных расстройств (n = 156) (P0,01;

*– P0,05) Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 52) (n = 156) Сформированная фаза напряжения 44,2±13,5% 20,8±6,4% «Эмоциональное выгорание»

Неудовлетворенность собой 12,3±1,9 8,6±0, «Загнанность в клетку» 12,3±2,3 8,1±1, (В.В. Бойко) Тревога и депрессия 15,0±2,4 9,3±1, Фаза напряжения (баллы) 57,6±5,3 42,6±3, Сформированная фаза резистенции 57,7±13,4% 27,3±7,0% Неадекватное избирательное эмо 17,2±2,0 11,6±1, циональное реагирование Расширение сферы экономии эмоций 16,9±2,5 11,0±1, Продолжение таблицы Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 52) (n = 156) Редукция профессиональных обязан 16,8±2,0 11,8±1, ностей «Эмоциональное выгорание»

Фаза резистенции (баллы) 63,8±5,6 45,6±3, Сформированная фаза истощения 42,3±13,4% 6,5±3,9% (В.В. Бойко) Эмоциональный дефицит 13,5±2,1 6,7±1, Эмоциональная отстраненность 10,4±1,8 6,9±0, Личностная отстраненность (депер 16,0±2,5 9,3±1, сонализация) Психосоматические и психовегета 14,2±2,1 9,1±1, тивные нарушения Фаза истощения (баллы) 54,0±5,8 32,0±3, «Оценка невротических состояний» (К.К. Яхин, Д.М. Менделевич) Шкала тревоги (T) 0,02±1,1 4,0±0, Шкала невротической депрессии (Д) -1,7±1,3 2,3±0, Шкала астении (А) 1,3±1,2 4,7±0, Шкала обсессивно-фобических нарушений (О) -0,7±1,1 2,8±0, Шкала вегетативных нарушений (В) 5,1±2,6 14,1±1, Шкала истерического типа реагирования (И) -2,2±1,3 2,9±0, Общая шкала (S) 1,7±7,3 30,8±4, *Физическая боль и дискомфорт (F1.) 13,6±0,9 14,9±0, ВОЗКЖ- (баллы) *Физическая сфера 13,3±0,6 14,3±0, Психологическая сфера: Отрицатель- 12,4±0,9 14,3±0, ные эмоции (F8.) Продолжение таблицы Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 52) (n = 156) Уровень независимости: Способность 13,0±0,7 14,4±0, ВОЗКЖ-100 (баллы) Выполнять повседневные дела (F10.) Уровень независимости: Зависимость 14,1±1,2 16,5±0, от лекарств и лечения (F11.) *Социальные отношения: Социальные 13,2±0,7 14,1±0, отношения Общая оценка качества жизни 13,1±0,5 14,1±0, Также в группе лиц, имеющих сочетанные аддиктивные рас стройства в сравнении с лицами, не имеющими аддиктивных расстройств вовсе, достоверно превышают показатели бальных оценок сформированных симптомов, характерных для разных фаз развития стресса, согласно опроснику эмоционального вы горания В.В. Бойко (1999).

Фаза напряжения. В группе лиц, имеющих сочетанные аддик тивные расстройства в сравнении с лицами, не имеющими вовсе аддиктивных расстройств: степень выраженности такого симпто ма как «Неудовлетворенность собой» в среднем превышала в 1, раза или на 3,7 балла (12,3±1,9 и 8,6±0,8, при Р0,01);

степень выраженности такого симптома как «Загнанность в клетку» в среднем превышала в 1,5 раза или на 4,2 балла (12,3±2,3 и 8,1±1, балла, при Р0,01);

степень выраженности такого симптома как «Тревога и депрессия» в среднем превышала в 1,6 раза или на 5, балла (15,0±2,4 и 9,3±1,2 баллов, при Р0,01).

Фаза резистенции. В группе лиц, имеющих сочетанные ад диктивные расстройства в сравнении с лицами, не имеющими вовсе аддиктивных расстройств: степень выраженности такого симптома как «Неадекватное избирательное эмоциональное реа гирование» в среднем превышала в 1,5 раза или на 5,6 баллов (17,2±2,0 и 11,6±1,3, при Р0,01);

степень выраженности такого симптома как «Расширение сферы экономии эмоций» в среднем превышала в 1,5 раза или на 5,9 баллов (16,9±2,5 и 11,0±1,4 бал лов, при Р0,01);

степень выраженности такого симптома как «Редукция профессиональных обязанностей» в среднем превы шала в 1,4 раза или на 5,0 баллов (16,8±2,0 и 11,8±1,3 баллов, при Р0,01).

Фаза истощения. В группе лиц, имеющих сочетанные аддик тивные расстройства в сравнении с лицами, не имеющими вовсе аддиктивных расстройств: степень выраженности такого сим птома как «Эмоциональный дефицит» в среднем превышала в 2,0 раза или на 6,8 баллов (13,5±2,1 и 6,7±1,0 баллов, при Р0,01);

степень выраженности такого симптома как «Эмоцио нальная отстраненность» в среднем превышала в 1,5 раза или на 3,5 баллов (10,4±1,8 и 6,9±0,8 баллов, при Р0,01);

степень вы раженности такого симптома как «Личностная отстраненность (деперсонализация)» в среднем превышала в 1,7 раза или на 6, баллов (16,0±2,5 и 9,3±1,2 баллов, при Р0,01);

степень выра женности такого симптома как «Психосоматические и психове гетативные нарушения» в среднем превышала в 1,6 раза или на 5,1 баллов (14,2±2,1 и 9,1±1,1 баллов, при Р0,01).

Таким образом, можно сделать следующий вывод, что среди врачей стационарного профиля, имеющих сочетанные аддик тивные расстройства в сравнении с коллегами, вовсе не имею щих аддиктивных расстройств, согласно опроснику диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко (1999) достоверно чаще встречаются лица, у которых сформирован синдром эмоцио нального выгорания.

Результаты данных клинического опросника диагностики и оценки уровня невротических состояний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1998, 2005) также подтвердили факт более низкого уровня психического здоровья у лиц, имеющих соче танные аддиктивные расстройства в сравнении с лицами вовсе не имеющих аддиктивных расстройств. Напомним, что согласно формуле расчета показателей клинического опросника К.К.

Яхина и Д.М. Менделевича (1998, 2005) если сумма диагности ческих коэффициентов (баллов) больше «+1,28», то это указыва ет на уровень здоровья. Если сумма диагностических коэффици ентов (баллов) меньше «-1,28», то это указывает на болезненный характер выявляемых расстройств. Коридор от «минус» 1,28 до «плюс» 1,28 включает в себя пограничные состояния (Яхин К.К., Менделевич Д.М., 1998, 2005). В предыдущем разделе мы уже отметили, что у лиц, не имевших аддиктивных расстройств все показатели находились в «зоне» здоровья, т.е. превышали +1,28. Мы также отмечали, что они достоверно превышали по казатели лиц, вошедших в общую группу аддиктивных рас стройств, т.е. лиц, имеющих один или несколько видов аддик ций. В сравнении с показателями лиц, имевших сочетанные ад диктивные расстройства (два вида ПАВ из трех) эта разница бы ла еще более существенной.

Согласно данному опроснику в зоне болезненных рас стройств клинического уровня оказались показатели шкалы «Шкала истерического типа реагирования (И)» – -2,2±1,3 бал лов. В зоне «пограничных расстройств» оказались показатели следующих шкал: «Шкала тревоги (T)» – +0,02±1,1 баллов;

«Шкала невротической депрессии (Д)» – -1,7±1,3 баллов;

«Шка ла астении (А)» – +1,3±1,2 баллов;

«Шкала обсессивно фобических нарушений (О)» – «минус» -0,7±1,1 баллов;

и сред ние показатели «Общей шкалы (S)» – +1,7±7,3 баллов. То есть, практически все шкалы, за исключением «Шкалы вегетативных нарушений» (+5,1±2,6), находили в «зоне» пограничных нервно психических расстройств. Это, повторяем подтверждалось пока зателями общей шкалы «Общая шкала (S)», которые достоверно были меньше в 18,1 раза чем у лиц, не имеющих аддиктивных расстройств (1,7±7,3 и 30,8±4,6 баллов, при Р0,01). Таким об разом, мы можем сделать следующий вывод, что среди врачей стационарного профиля, имеющих сочетанные аддиктивные расстройства в сравнении с коллегами, вовсе не имеющих ад диктивных расстройств, согласно данным клинического опрос ника диагностики и оценки невротических состояний К.К. Яхи на и Д.М. Менделевича (1998, 2005), уровень психического здо ровья соответствовал уровню пограничных нервно-психических расстройств.

Показатели опросника качества жизни – ВОЗКЖ-100 (1998), также свидетельствовали о том, что качество жизни по некото рым субсферам достоверно ниже у лиц, имеющих сочетанные аддиктивные расстройства, чем у лиц, не имеющих аддиктивных расстройств. Так, например, среди лиц первой группы (сочетан ные аддикции) в сравнении с лицами, не имеющими аддиктив ных расстройств, бальные оценки: физической сферы, субсферы «Физическая боль и дискомфорт (F1)» достоверно были ниже на 1,3 балла (13,6±0,9 и 14,9±0,5, при Р0,05);

физической сферы в целом достоверно были ниже на 1,0 балл (13,3±0,6 и 14,3±0, балла, при Р0,05);

психологической сферы, субсферы «Отрица тельные эмоции (F8)» достоверно были ниже на 1,9 балла (12,4±0,9 и 14,3±0,5, при Р0,01);

сферы «Уровень независимо сти», субсферы «Способность выполнять повседневные дела (F10)» достоверно были ниже на 1,4 балла (13,0±0,7 и 14,4±0,5, при Р0,01);

сферы «Уровень независимости», субсферы «Зави симость от лекарств и лечения (F11)» достоверно были ниже на 1,2 балла (14,1±1,2 и 16,5±0,6 баллов, при Р0,01);

сферы «Со циальные отношения» в целом достоверно были ниже на 0, балла (13,2±0,7 и 14,1±0,4 баллов, при Р0,05) и «Общей оценки качества жизни» достоверно были ниже на 1,0 балл (13,1±0,5 и 14,1±0,3, при Р0,01).

Выше мы рассмотрели результаты анализа взаимосвязей со четанных аддиктивных расстройств с качеством жизни и уров нем психического здоровья. Мы рассматривали лиц с сочетан ными аддиктивными расстройствами – имеющих злоупотребле ния или пристрастия к двум из трех ПАВ. Ниже мы предлагаем рассмотреть результаты анализа лиц, имеющих психические и поведенческие расстройства вследствие злоупотребления или зависимости от всех трех видов ПАВ – кофеина, табака и алко голя. В таблице 19 отражены данные сравнения лиц с сочетан ными аддиктивными расстройствами – имеющих злоупотребле ния или пристрастия ко всем трем ПАВ – кофеину, табаку, алко голю. В первую группу (n=12) мы отобрали лиц, у которых име лись три вида аддиктивных расстройств из трех представленных (кофеин, табак, алкоголь), в любом сочетании. Причем это могло быть сочетание злоупотребления трех видов ПАВ (F1х.1 + F1х.1+ F1х.1) или сочетание зависимости трех видов ПАВ (F1х.2 + F1х.2+ F1х.2), или же любые сочетание злоупотребле ния каким-либо ПАВ и зависимости от какого-либо ПАВ (F1х. + F1х.2+ F1х.2) или (F1х.1 + F1х.1+ F1х.2).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.