авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Россинский Ю. А., Семке В.Я., Асланбекова Н.В. КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ВРАЧЕЙ СТАЦИОНАРНОГО ПРОФИЛЯ Павлодар 2008 ...»

-- [ Страница 5 ] --

Из таблицы 19 видно, что, как и в предыдущем случае прак тически все показатели опросника диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко (1999) говорят в пользу того факта, что уровень психологического здоровья хуже, а степень выраженно сти профессионального стресса больше у лиц, имеющих все три вида злоупотребления или зависимости от ПАВ, с высокой сте пенью достоверности (Р0,01). Во-первых, в группе лиц, имею щих сочетанные аддиктивные расстройства, в сравнении с ли цами, не имеющими аддиктивных расстройств, достоверно чаще встречаются лица, у которых сформированы все три фазы син дрома эмоционального выгорания. Среди них: в 3,6 раза чаще встречаются лица со сформированной фазой напряжения (75,0% и 20,8±6,4%, при Р0,01);

в 2,4 раза чаще встречаются лица со сформированной фазой резистенции (66,7% и 27,3±7,0%, при Р0,01);

в 12,8 раза чаще встречаются лица со сформированной фазой истощения (83,3% и 6,5±3,9%, при Р0,01).

Степень выраженности стресса, согласно формированию его фаз, также подтверждается данными бальной оценки. Так напри мер в группе лиц, имеющих сочетанные аддиктивные расстрой ства оценка степени выраженности фазы напряжения превышает аналогичную оценку лиц не имеющих аддиктивных расстройств на 29,8 баллов (72,4±9,5и 42,6±3,5 баллов, при Р0,01);

оценка степени выраженности фазы резистенции – превышает на 23, балла (68,6±11,0 и 45,6±3,7 баллов, при Р0,01) и оценка степени выраженности фазы истощения – превышает на 38,5 балла (70,5±10,7 и 32,0±3,1 баллов, при Р0,01). Также в группе лиц, имеющих сочетанные аддиктивные расстройства в сравнении с лицами, не имеющими аддиктивных расстройств вовсе, досто верно превышают показатели бальных оценок сформированных симптомов, характерных для разных фаз развития стресса, со гласно опроснику эмоционального выгорания В.В. Бойко (1999).

Таблица Результаты сравнения лиц имеющих сочетанные аддиктивные расстройства (три вида ПАВ) (n = 12) и лиц без аддиктивных расстройств (n = 156) (P0,01) Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 12) (n = 156) 75,0% ное выгорание»

«Эмоциональ Сформированная фаза напряжения 20,8±6,4% (В.В. Бойко) 41,095,0% Неудовлетворенность собой 17,5±4,4 8,6±0, «Загнанность в клетку» 15,9±6,2 8,1±1, Продолжение таблицы Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 12) (n = 156) Тревога и депрессия 18,5±5,0 9,3±1, Фаза напряжения (баллы) 72,4±9,5 42,6±3, 66,7% Сформированная фаза резистенции 27,3±7,0% «Эмоциональное выгорание» (В.В. Бойко) 33,7%90,1% Неадекватное избирательное эмоцио 17,4±3,4 11,6±1, нальное реагирование Расширение сферы экономии эмоций 21,0±3,6 11,0±1, Фаза резистенции (баллы) 68,6±11,0 45,6±3, 83,3% Сформированная фаза истощения 6,5±3,9% 48,9%97,9% Эмоциональный дефицит 18,5±3,5 6,7±1, Эмоциональная отстраненность 14,0±3,9 6,9±0, Личностная отстраненность (деперсо 21,8±5,2 9,3±1, нализация) Психосоматические и психовегетатив 16,2±5,5 9,1±1, ные нарушения Фаза истощения (баллы) 70,5±10,7 32,0±3, «Оценка невротических состояний»

(К.К. Яхин, Д.М. Менделевич) Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 181) (n = 156) Шкала тревоги (T) -0,6±2,3 4,0±0, Шкала невротической депрессии (Д) -4,4±2,7 2,3±0, Шкала астении (А) -0,2±2,1 4,7±0, Продолжение таблицы Группа 1 Группа Исследуемые параметры (n = 181) (n = 156) Шкала обсессивно-фобических нарушений (О) -1,3±1,8 2,8±0, Шкала вегетативных нарушений (В) 3,7±6,3 14,1±1, Шкала истерического типа реагирования (И) -3,7±2,6 2,9±0, Общая шкала (S) -6,5±13,1 30,8±4, Фаза напряжения. В группе лиц, имеющих сочетанные аддик тивные расстройства в сравнении с лицами, не имеющими вовсе аддиктивных расстройств: степень выраженности такого симпто ма как «Неудовлетворенность собой» в среднем превышала в 2, раза или на 8,9 балла (17,5±4,4 и 8,6±0,8, при Р0,01);

степень выраженности такого симптома как «Загнанность в клетку» в среднем превышала в 2,0 раза или на 7,8 балла (15,9±6,2 и 8,1±1, балла, при Р0,01);

степень выраженности такого симптома как «Тревога и депрессия» в среднем превышала в 2,0 раза или на 9, балла (18,5±5,0 и 9,3±1,2 баллов, при Р0,01).

Фаза резистенции. В группе лиц, имеющих сочетанные ад диктивные расстройства в сравнении с лицами, не имеющими вовсе аддиктивных расстройств: степень выраженности такого симптома как «Неадекватное избирательное эмоциональное реа гирование» в среднем превышала в 1,5 раза или на 5,8 баллов (17,4±3,4 и 11,6±1,3, при Р0,01);

степень выраженности такого симптома как «Расширение сферы экономии эмоций» в среднем превышала в 1,9 раза или на 10,0 баллов (21,0±3,6 и 11,0±1, баллов, при Р0,01).

Фаза истощения. В группе лиц, имеющих сочетанные аддик тивные расстройства в сравнении с лицами, не имеющими вовсе аддиктивных расстройств: степень выраженности такого сим птома как «Эмоциональный дефицит» в среднем превышала в 2,8 раза или на 11,8 баллов (18,5±3,5 и 6,7±1,0 баллов, при Р0,01);

степень выраженности такого симптома как «Эмоцио нальная отстраненность» в среднем превышала в 2,0 раза или на 7,1 баллов (14,0±3,9 и 6,9±0,8 баллов, при Р0,01);

степень вы раженности такого симптома как «Личностная отстраненность (деперсонализация)» в среднем превышала в 2,3 раза или на 12, баллов (21,8±5,2 и 9,3±1,2 баллов, при Р0,01);

степень выра женности такого симптома как «Психосоматические и психове гетативные нарушения» в среднем превышала в 1,8 раза или на 7,1 баллов (16,2±5,5 и 9,1±1,1 баллов, при Р0,01).

Таким образом, можно сделать следующий вывод, что среди врачей стационарного профиля, имеющих сочетанные аддик тивные расстройства в сравнении с коллегами, вовсе не имею щих аддиктивных расстройств, согласно опроснику диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко (1999) достоверно чаще встречаются лица, у которых сформирован синдром эмоцио нального выгорания. Также у лиц, имеющих сочетанные аддик тивные расстройства (все три вида ПАВ), в сравнении с лицами, имеющих сочетанные аддиктивные расстройства (два вида ПАВ из трех) чаще встречаются лица, у которых сформирован син дром эмоционального выгорания.

Согласно данным клинического опросника оценки невроти ческих состояний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1998, 2005) в зоне болезненных расстройств клинического уровня оказались показатели следующих шкал: «Шкала невротической депрессии (Д)» – -4,4±2,7баллов;

«Шкала истерического типа реагирования (И)» – -3,7±2,6 баллов;

«Общая шкала (S)» – «минус» -6,5±13, баллов. В зоне «пограничных расстройств» оказались показате ли практически всех остальных шкал: «Шкала тревоги (T)» – 0,6±2,3 баллов;

«Шкала астении (А)» – -0,2±2,1;

«Шкала обсес сивно-фобических нарушений (О)» – -1,3±1,8 баллов. Исключе ние составила «Шкала вегетативных нарушений (В)» (+3,7±6,3), показатели которой находились в «зоне» здоровья. Таким обра зом, мы можем сделать следующий вывод, что среди врачей стационарного профиля, имеющих сочетанные аддиктивные расстройства (все три вида) в сравнении с коллегами, вовсе не имеющих аддиктивных расстройств, согласно данным клиниче ского опросника диагностики и оценки невротических состоя ний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1998, 2005), уровень пси хического здоровья соответствовал уровню клинических болез ненных расстройств и пограничному уровню нервно психических расстройств.

Для наглядности мы продемонстрировали показатели дина мики формирований стадий стресса (опросник В.В. Бойко) и динамики уровня невротических состояний (клинический оп росник К.К. Яхина и Д.М. Менделевича) у лиц, имеющих аддик тивные расстройства или сочетанные варианты аддиктивных расстройств и лиц, не имеющих аддиктивных расстройств (ри сунок 19 и рисунок 20).

Напряжение Резистенция Истощение 75,0% 66,7% 83,3% 57,7% 44,2% 42,3% 37,0% 32,6% 27,3% 23,2% 20,8% 6,5% БАР ОАР САР-2 САР- Рис. 19 Динамика развития фаз стресса при синдроме эмоционального выгорания у врачей с зависимостью от ПАВ (опросник В.В. Бойко).

В данном рисунке использованы следующие аббревиатурные обозначения: БАР – лица без аддиктивных расстройств;

ОАР – лица, входящие в общую группу врачей имеющих аддиктивные расстройства – психические и поведенческие расстройства, вследствие употребления ПАВ (одно или несколько);

САР-2 – лица, имеющие сочетанные аддиктивные расстройства, где было выявлено злоупотребления или зависимость от двух ПАВ (два из трех);

САР-3 – лица, имеющие сочетанные аддиктивные рас стройства, где было выявлено злоупотребления или зависимость от всех ПАВ (три из трех).

Из рисунка 19 четко прослеживаются следующие взаимосвя зи. Чем больше представлена проблема аддикции по степени своей тяжести, тем больше представлены завершенность прохо ждения фаз стресса, характерных для синдрома эмоционального выгорания. Эта закономерность укладывается в рамки предпо ложения, что аддиктивное употребление ПАВ среди врачей ста ционарного профиля, является вариантом копинга с синдромом эмоционального выгорания, и, соответственно укладывается в нашу гипотезу, что экстремальные условия труда врача стацио нарного профиля могут выступать в качестве фактора риска психических и поведенческих расстройств, вследствие употреб ления ПАВ.

Такая же тенденция обнаруживается и в отношении взаимо связей степени выраженности аддиктивных расстройств и сте пени выраженности клинических невротических нарушений.

Напомним, что в данном рисунке, как и в предыдущем, были использованы следующие аббревиатурные обозначения: БАР – лица без аддиктивных расстройств;

ОАР – лица, входящие в общую группу врачей имеющих аддиктивные расстройства – психические и поведенческие расстройства, вследствие упот ребления ПАВ (одно или несколько);

САР-2 – лица, имеющие сочетанные аддиктивные расстройства, где было выявлено зло употребления или зависимость от двух ПАВ (два из трех);

САР 3 – лица, имеющие сочетанные аддиктивные расстройства, где было выявлено злоупотребления или зависимость от всех ПАВ (три из трех). Также в этом рисунке нами были обозначены ос новные шкалы клинического опросника невротических состоя ний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1998, 2005): Т – шкала тревоги;

Д – шкала невротической депрессии;

А – шкала асте нии;

О – шкала обсессивно-фобических нарушений;

В – шкала вегетативных нарушений;

И – шкала истерического типа реаги рования.

14, Шкала Т Шкала Д Шкала А Шкала О Шкала В Шкала И 9, 5, 4, 4, 3, 2, 2, 2, 2, 2, 1, 1, 0, 0, 0, -4, -3, -0, -1, -0, -1, -2, -0, - БАР ОАР САР-2 САР- - - Рис. 20. Динамика уровня невротических состояний у врачей с зависимостью от ПАВ (опросник К.К. Яхин, Д.М. Менделевич).

Из рисунка 20 видно, что по мере того, как нарастает про блема, связанная с употреблением ПАВ – вернее злоупотреб лением или зависимости от ПАВ – увеличивается степень вы раженности невротических состояний в следующей последова тельности: от «зоны» здоровья, далее к «зоне» пограничного уровня и, далее – к «зоне» клинического уровня невротических состояний. Этот факт, также укладывается в рамки предполо жения, что аддиктивное употребление ПАВ среди врачей ста ционарного профиля, является вариантом копинга с невроти ческими проявлениями, и, соответственно также укладывается в нашу гипотезу, что экстремальные условия труда врача ста ционарного профиля могут выступать в качестве фактора рис ка психических и поведенческих расстройств, вследствие употребления ПАВ.

Глава НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА У ВРАЧЕЙ СТАЦИОНАРНОГО ПРОФИЛЯ СЕВЕРНО-ВОСТОЧНОГО РЕГИОНА КАЗАХСТАНА В предыдущей главе мы рассмотрели распространенность взаимосвязи психических и поведенческих расстройств, вслед ствие употребления ПАВ (кофеина, табака и алкоголя) с клини ко-психологическими характеристиками психического здоровья – уровня невротических состояний, динамики формирования синдрома эмоционального выгорания и распространенности нервно-психических расстройств у врачей стационарного про филя северо-восточного региона Казахстана.

В настоящей главе мы представим результаты исследований распространенности нервно-психических расстройств у врачей стационарного профиля в клиническом и психологическом ас пектах и их взаимосвязи с качеством жизни и специфическими условиями труда.

6.1. Психологические характеристики психического здоровья у врачей стационарного профиля Северо-восточного региона Ка захстана – данные опросника диагностики эмоционального вы горания В.В. Бойко.

В первую очередь мы хотели бы рассмотреть психологиче ский аспект – представить результаты анализа опросника диаг ностики эмоционального выгорания В.В. Бойко (1999) и клини ческого опросника оценки невротических состояний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1998, 2005).

Согласно мнению В.В. Бойко (1998), профессиональное вы горание – это выработанный личностью механизм психологиче ской защиты с одной стороны, и профессиональная деформация личности, возникающая под воздействием внешних и внутрен них факторов – с другой.

Предложенная ею методика дает под робную картину синдрома эмоционального выгорания как дина мического процесса, возникающего поэтапно в полном соответ ствии с механизмом развития стресса, когда присутствуют три фазы такового: фаза напряжения, фаза резистенции и фаза исто щения (Бойко В.В., 1999). Таким образом, В.В. Бойко предлагает психологическую динамическую модель процесса психической адаптации и дезадаптации. С нашей точки зрения это соответст вует клинической модели процесса психической адаптации и дезадаптации – психоадаптационных и психодезадаптационных состояний (ПАС-ПДАС), предложенной академиком В.Я. Семке (1999, 2001). В.Я. Семке (1999, 2001) вводит понятие психо адаптационных состояний (ПАС) и психодезадаптационных со стояний (ПДАС) как закономерный континуальный процесс психической адаптации. В случае неудовлетворительной адап тации В.Я. Семке (1999) выделяет «пограничный период», т.е.

период пограничного состояния или доклинического расстрой ства. По сути, синдром эмоционального выгорания и является тем психическим расстройством пограничного, доклинического уровня или психодезадаптационным состоянием. Далее В.Я.

Семке (1999) отмечает, что пограничное расстройство законо мерно может переходить на клинический уровень, при неудов летворительной психической адаптации, тем самым инициируя собой психическое расстройство клинического уровня. Мы по стараемся отразить этот процесс ниже в результатах наших ис следований на примере невротических и связанных со стрессом расстройств – F4.

В.В. Бойко (1999) в динамике формирования синдрома эмо ционального выгорания, как мы уже отметили выше, выделяет три фазы и двенадцать соответствующих им симптомов. Для первой фазы – фазы напряжения характерны следующие сим птомы: переживание психотравмирующих обстоятельств;

не удовлетворенность собой;

«загнанность в клетку»;

тревога и де прессия. Для второй фазы – фазы сопротивления или резистен ции характерны следующие симптомы: неадекватное избира тельное эмоциональное реагирование;

эмоционально нравственная дезориентация;

расширение сферы экономии эмо ций;

редукция профессиональных обязанностей. И для третьей фазы – фазы истощения характерны следующие симптомы:

эмоциональный дефицит;

эмоциональная отстраненность;

лич ностная отстраненность или деперсонализация;

психосоматиче ские и психовегетативные нарушения (Бойко В.В., 1999).

В.Я. Семке (1999) выделяет астенический, дистимический и психовегетативный варианты психодезадаптационных состояний.

По своей сути, дискриптивно-феноменологическая модель основ ных симптомов синдрома эмоционального выгорания по В.В. Бойко (1999) и клинико-фенотипическая модель трех вариан тов ПДАС по В.Я. Семке (1999, 2001), эквивалентны и патогенети чески соответствуют друг другу. Более того, они взаимно допол няют друг друга, с одним лишь условием, если мы приводим в со ответствие два подхода – психологический и клинический.

На рисунках 17-20 отражена динамика синдрома эмоцио нального выгорания, согласно данным опросника диагностики синдрома эмоционального выгорания В.В. Бойко. На рисунке отражена динамика прохождения трех основных фаз стресса в контексте ее распространенности среди врачей стационарного профиля Северно-восточного региона Казахстана.

Из рисунка 21 видно, признаки прохождения фазы напряже ния (ФН) профессионального стресса были выявлены в 66,3% случаев: в 39,5±5,1% случаев отмечались признаки формирова ния стадии напряжения и в 26,8±4,7% случаев отмечались при знаки того, что процесс формирования данной фазы был завер шен, т.е. фаза напряжения была сформирована. Следовательно, у Фазы синдрома эмоционального выгорания 100% 33,7% 83,3% 53,3% 92,2% 29,4% 80% 60% 37,5% 39,5% 40% 31,1% 20% 33,1% 0% 26,8% 15,6% 16,7% 7,8% ФН ФР ФИ ФН+ФР ФН+ФР+ФИ Сформирована На стадии формирования Не сформирована Рис. 21. Динамика основных фаз синдрома эмоционального выгорания у врачей стационарного профиля.

26,8±4,7% врачей отмечались признаки стадии синдрома эмо ционального выгорания – начальной его стадии. И лишь у одной трети врачей стационарного профиля не обнаруживались при знаки формирования или сформированности фазы напряжения.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что только у одной трети врачей стационарного профиля не обнаруживалось ника ких признаков профессионального стресса.

В отношении фазы резистенции (ФР), можно сказать сле дующее. В 37,5±5,1% случаев отмечались признаки того, что данная фаза находится на этапе ее формирования, и в 33,1±5,0% случаях отмечались признаки того, что данная фаза сформиро валась. Следовательно, в 70,6% случаев обнаруживались при знаки прохождения фазы резистенции в той или иной степени ее формирования.

Что же касается фазы истощения (ФИ), то можно отметить, что в среднем в 46,7% случаев обнаруживались признаки про хождения данной фазы в той или иной степени ее формирова ния. В частности в 31,1±4,9% процентах случаев отмечались признаки того, что данная фаза находится на уровне своего формирования, и в 15,6±3,8% отмечались признаки того, что данная фаза сформировалась.

Мы определили распространенность наличия синдрома эмо ционального выгорания среди врачей стационарного профиля, различной степени его сформированности. Для этого мы от дельно выделили группы по признаку завершения фаз синдрома эмоционального выгорания. В первую группу мы отобрали лиц, у которых полностью сформировалась только первая фаза син дрома эмоционального выгорания – фаза напряжения (ФН). Во вторую группу, мы отдельно выделили лиц, у которых полно стью сформировались две первые фазы: фаза напряжения и фаза резистенции (ФН+ФР). И также отдельно мы выделили группу лиц, у которых полностью сформировались все три фазы: фаза напряжения, фаза резистенции и фаза истощения (ФН+ФР+ФИ).

Группы были отобраны таким образом, что одни и те же лица не могли дублироваться при количественных расчетах выборки групп. То есть, лица, у которых сформировалась только первая фаза – фаза напряжения – не вошли в группу лиц, у которых сформировались две фазы – фаза напряжения, и фаза резистен ции, а также в группу лиц, у которых полностью сформирова лись все три фазы. Аналогично, в группу лиц, у которых полно стью сформировались все три фазы синдрома эмоционального выгорания не вошли лица из второй группы – со сформирован ными фазами напряжения и резистенции. В итоге мы получили следующие результаты. У 26,8% врачей стационарного профиля были выявлены признаки полного завершения первой фазы в структуре синдрома эмоционального выгорания – фазы напря жения. У 16,7% врачей стационарного профиля были выявлены признаки полного завершения первой и второй фаз в структуре синдрома эмоционального выгорания – фазы напряжения и фазы резистенции. И у 7,8% врачей стационарного профиля были вы явлены признаки полного завершения всех трех фаз в структуре синдрома эмоционального выгорания – фазы напряжения, фазы резистенции и фазы истощения.

Симптомы фазы напряжения синдрома эмоционального выгорания 100% 48,1% 20,7% 33,7% 58,8% 50,7% 80% 18,7% 60% 39,5% 40% 22,2% 41,2% 20,7% 20% 27,1% 60,5% 26,8% 20,5% 0% 10,7% ФН ППО НС ЗК ТД Сформирован На стадии формирования Не сформирован Рис. 22. Распространенность основных симптомов фазы напряжения синдрома эмоционального выгорания у врачей стационарного профиля.

Таким образом, мы можем сделать следующий вывод: среди врачей стационарного профиля Северно-восточного региона Ка захстана в 51,3% случаях встречаются лица с синдромом эмо ционального выгорания той или иной степени его выраженности и сформированности, что согласно критериям МКБ-10, класси фицируется как проблемы, связанные с трудностями управления своей жизнью (Z73) или проблемы, связанными с образом жиз ни (Z72).

Распространенность представленности симптомов, структур но составляющих каждую фазу, мы отразили на рисунках 22, и 24. На рисунке 22 отражены соотношения распространенности основных симптомов фазы напряжения синдрома эмоциональ ного выгорания. Мы использовали следующие аббревиатурные обозначения симптомов фазы напряжения: ФН – фаза напряже ния;

ППО – переживание психотравмирующих обстоятельств;

НС – неудовлетворенность собой;

ЗК – «Загнанность в клетку»;

ТД – тревога и депрессия.

Из рисунка 22 видно, что наиболее проблемной зоной данной фазы – является симптом «Переживание психотравмирующих обстоятельств». Лишь только у 20,7±4,3% не обнаруживалось данного симптома. У подавляющего большинства – 79,2% этот симптом был либо на стадии формирования (18,7±4,1%), либо был сформирован – 60,5±5,1%. Согласно определению В.В. Бой ко, данный симптом проявляется усиливающимся осознанием психотравмирующих факторов профессиональной деятельности (Бойко В.В., 1999). Данный симптом занимает наибольшее место по объему своей представленности в структуре первой фазы синдрома эмоционального выгорания – фазы напряжения. Таким образом, можно констатировать факт, что согласно данным оп росника диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко, у 60,5±5,1% из числа врачей стационарного профиля Северно восточного региона Казахстана выявляются явные признаки психического стресса связанные со специфическими условиями их труда в виде сформированного симптома «Переживание пси хотравмирующих обстоятельств».

Вторым по объему своей представленности в структуре фазы напряжения являлся симптом «Тревога и депрессия». Почти у каждого второго врача стационарного профиля – 49,3% – дан ный симптом выявлялся либо на стадии своего формирования (22,2±4,4%), либо на стадии его полной сформированности (27,1±4,7%). То есть, почти у каждого третьего врача стационар ного профиля, отмечается тревожно-депрессивная симптомати ка, связанная со специфическими условиями их профессиональ ной деятельности.

У 41,2% врачей стационарного профиля выявляется психоло гический феномен в виде симптома «Загнанности в клетку» в той или иной степени его формирования. Причем, в 20,5±4,2% случаях данный симптом выявлялся как полностью сформиро вавшийся. То есть, практически каждый пятый врач стационар ного профиля переживает чувство безысходности, «интеллекту ально-эмоционального тупика», связанные с невозможностью устранить психотравмирующие ситуации.

Наименее весомыми в отношении сформировавшихся сим птомов, оказались показатели симптома «Неудовлетворенность собой». Всего у 10,7±3,2% данный симптом был сформирован полностью. Однако, у 41,2±5,2% данный симптом был на стадии его формирования. Таким образом, практически у каждого вто рого врача стационарного профиля выявляются признаки не удовлетворенности собой и избранной профессией. А каждый десятый врач, однозначно неудовлетворен собой и избранной профессией.

Симптомы фазы резистенции синдрома эмоционального выгорания 100% 41,8% 37,8% 42,7% 29,4% 35,7% 80% 60% 37,5% 26,8% 37,2% 19,6% 18,7% 40% 20% 37,5% 33,1% 25,1% 38,6% 38,6% 0% ФР НИЭР ЭНД РСЭЭ РПО Сформирован На стадии формирования Не сформирован Рис. 23. Распространенность основных симптомов фазы резистенции синдрома эмоционального выгорания у врачей стационарного профиля.

Распределение симптомов фазы резистенции по степени их сформированности отражено на рисунке 23. Мы использовали следующие аббревиатурные обозначения симптомов фазы рези стенции: ФР – фаза резистенции;

НИЭР – неадекватное избира тельное эмоциональное реагирование;

ЭНД – эмоционально нравственная дезориентация;

РСЭЭ – расширение сферы эконо мии эмоций;

РПО – редукция профессиональных обязанностей.

Из рисунка 23 видно, что практически все составляющие дан ную фазу симптомы в значительной степени представлены как в отношении полной их сформированности, так и в отношении частичной их сформированности. Так, например, такой симптом, как «Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование»

в 38,6±5,1% случаев был полностью сформирован. Это означает, что почти 40% врачей, согласно определению В.В. Бойко (1999), в силу своего стрессового состояния не способны растождеств лять ситуации, где они «экономично» проявляют свои эмоции, и где они неадекватно избирательно эмоционально реагируют. И как следствие, эти врачи неадекватно «экономят» на эмоциях, ограничивают эмоциональную отдачу за счет выборочного реа гирования на ситуации, связанные с пациентами. Для этих вра чей, в силу психологической защиты, эмоциональный контакт устанавливается не со всеми пациентами одинаково, а по изби рательному принципу, по типу «хочу – не хочу». В виде частич ной сформированности симптом «Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование» встречался в 19,6±4,2%. Таким образом, для 58,2% врачей стационарного профиля характерно неадекватное избирательное эмоциональное реагирование в той или иной степени ее выраженности, как вариант психологиче ской защиты на стрессовые условия их труда.

Практически аналогичные показатели мы получили в отно шении симптома «Расширение сферы экономии эмоций». Со гласно опроснику «Эмоциональное выгорание», данный сим птом квалифицируется в случае, если эмоциональное истощение проявляется не только на работе, но и выходит за рамки сферы профессиональной деятельности – проявляется дома, в общении со значимыми другими лицами (ЗДЛ). На работе врач устает на столько сильно, что у него не остается сил для общения с ЗДЛ.

Из рисунка 23 видно, что данный симптом в 38,6±5,1% случаях был полностью сформирован. У 19,6±4,2% врачей отмечались признаки того, что данный симптом находится на стадии его формирования. То есть, в 58,2% случаях у врачей стационарного профиля отмечались признаки психоэмоциональной перегрузки, причем в 38,6±5,1% случаях, эти признаки были явными и дос товерными.

Также высокими оказались показатели симптома «Редукция профессиональных обязанностей». В 37,5±5,1% случаях регист рировалась полная сформированность данного симптома. Это означает, что эти врачи, согласно опроснику «Эмоциональное выгорание» В.В. Бойко, в силу механизмов психологической за щиты, избегают или уменьшают количество ситуаций, связан ных с интенсивными эмоциональными переживаниями. Это в свою очередь сказывается на взаимоотношениях, как с пациен тами, так и с коллегами по работе. Этот механизм мы более под робно описали в третьей главе, в схеме континуального пережи вания отрицательных эмоций по типу «замкнутого круга». В 26,8±4,7% случаях данный симптом выявлялся в стадии его формирования. Таким образом, для 64,3% врачей стационарного профиля Северно-восточного региона Казахстана характерна редукция профессиональных обязанностей, в той или иной сте пени ее выраженности, как вариант психологической защиты на стрессовые условия их труда.

В отношении симптома «Эмоционально-нравственная дез ориентация» мы можем сказать следующее. В 25,1±4,6% случа ях регистрировалась завершенность, сформированность данного симптома. Это означает, что эти врачи, согласно опроснику «Эмоциональное выгорание» В.В. Бойко, в силу механизмов психологической защиты, теряют силу мотивации и контроля этико-нравственной сферы. Те поступки или поведение, которые в прежние времена обязательно бы выполнялись согласно тре бованиями этико-нравственных норм и обязанностей, в настоя щее время могут игнорироваться. Вырабатывается стратегия игнорирования некоторых профессиональных обязанностей, связанных с морально-этическими с требованиями. Врач, повто ряем, в силу механизмов психологической защиты, начинает за щищать свою новую поведенческую стратегию: оправдывается перед собой за допущенную грубость или недостаточное внима ние по отношению к пациенту или за невыполнение своих про фессиональных обязанностей. Специалист рационализирует мо тивы своего поведения и сами поступки, часто снимая с себя ответственность и перекладывая ее на других – пациентов, кол лег, администрацию, организацию условий труда и пр. В 37,2±5,1% случаях данный симптом отмечался на стадии своего формирования. Таким образом, для 62,3% врачей стационарного профиля Северно-восточного региона Казахстана присуща эмо ционально-нравственная дезориентация, в той или иной степени ее выраженности, как вариант психологической защиты на стрессовые условия их труда.

Распределение симптомов фазы истощения по степени их сформированности отражено на рисунке 24.

Из рисунка 24 видно, что практически все симптомы в плане их сформированности и представленности в структуре всей фа зы, занимают меньший объем в сравнении с симптомами преды дущей фазы резистенции. Наиболее представлен в структуре фазы истощения представлен симптом «Личностная отстранен ность (деперсонализация)». Согласно опросника «Эмоциональ ное выгорание» В.В. Бойко, особенность данного симптома про является в частичной или значительной утрате интереса по от ношению к пациенту и его состоянию. Данные нашего исследо Симптомы фазы истощения синдрома эмоционального выгорания 100% 46,4% 55,9% 60,2% 53,3% 50,7% 80% 60% 40% 21,9% 34,3% 31,1% 27,1% 28,2% 20% 0% 19,3% 27,4% 15,6% 11,0% 17,0% ФИ ЭД ЭО ЛО/Д ППН Сформирован На стадии формирования Не сформирован Примечание. Использованы следующие аббревиатурные обозначения симптомов фазы истощения: ФИ – фаза истощения;

ЭД – эмоциональный дефицит;

ЭО – эмоциональная отстраненность;

ЛО/Д – личностная отстраненность (депер сонализация);

ППН – психосоматические и психовегетативные нарушения.

Рис. 24. Распространенность основных симптомов фазы истощения синдрома эмоционального выгорания у врачей стационарного профиля.

вания обнаружили этот симптом в стадии полной его сформиро ванности у 27,4±4,7% врачей. У 21,9±4,4% врачей этот симптом был сформирован частично. Таким образом, практически у каж дого второго врача стационарного профиля обнаруживался сим птом «Личностная отстраненность (деперсонализация)», в той или иной степени его выраженности, как вариант психологиче ской защиты на стрессовые условия их труда.

У 19,3±4,2% врачей был выявлен сформировавшийся сим птом «Психосоматические и психовегетативные нарушения». В 34,3±5,0% этот симптом был на стадии своего формирования.

Суммарно, более чем у половины врачей были выявлены психо соматические или психовегетативные проявления, как реакция неудовлетворительной психической адаптации в ситуации стресса, связанного со специфическими условиями их труда.

В 17,0±4,0% случаях обнаруживал себя как полностью сфор мировавшийся такой симптом, как «Эмоциональный дефицит», и в 27,1±4,7% случаях он обнаруживал себя на стадии своего формирования. Таким образом, можно констатировать тот факт, что в 44,1% случаях среди врачей стационарного профиля Се верно-восточного региона Казахстана отмечалось эмоциональ ное истощение с утратой веры в свои силы и профессиональную значимость, в той или иной степени его выраженности, как ва риант психологической защиты на стрессовые условия их труда.

Наименее в структуре фазы истощения был представлен сим птом «эмоциональная отстраненность». Данный симптом за ключался в значительном или полнм исключении эмоциональ ного сопереживания в своей профессиональной деятельности и утраты эмоциональной эмпатии как профессиональной способ ности. Необходимо отметить, что данное нарушение являлось результатом психологической защиты на стрессовые условия труда. Результаты наших исследований показали, что у 11,0±3,3% врачей этот симптом сформировался полностью, и у 28,8±4,8% данный симптом был сформирован частично, т.е. на ходился на стадии своего формирования.

Таким образом, мы можем подвести следующий итог данно му разделу. Среди врачей стационарного профиля Северно восточного региона Казахстана в 51,3% случаях встречаются лица с синдромом эмоционального выгорания той или иной сте пени его выраженности и сформированности, что согласно кри териям МКБ-10, классифицируется как «Проблемы, связанные с трудностями управления своей жизнью» (Z73). При этом у 26,8% врачей были выявлены признаки полного завершения первой фазы в структуре синдрома эмоционального выгорания.

У 16,7% врачей были выявлены признаки полного завершения первой и второй фаз, и у 7,8% врачей стационарного профиля были выявлены признаки полного завершения всех трех фаз в структуре синдрома эмоционального выгорания – фазы напря жения, фазы резистенции и фазы истощения.

Согласно опроснику диагностики синдрома эмоционального выгорания В.В. Бойко, среди врачей стационарного профиля Се верно-восточного региона Казахстана: в 60,5±5,1% случаях вы являются явные признаки психического стресса связанные со специфическими условиями их труда;

у каждого третьего врача отмечается тревожно-депрессивная симптоматика, связанная со специфическими условиями их профессиональной деятельно сти;

каждый пятый врач стационарного профиля переживает чувство безысходности, «интеллектуально-эмоционального ту пика», связанные с невозможностью устранить психотравми рующие ситуации. Также среди врачей стационарного профиля в той или иной степени ее выраженности встречаются: неадекват ное избирательное эмоциональное реагирование – 58,2%;

ре дукция профессиональных обязанностей – 64,3%;

эмоциональ но-нравственная дезориентация – 62,3%;

эмоциональное исто щение с утратой веры в свои силы и профессиональную значи мость – 44,1%. Все вышеуказанные психологические нарушения и расстройства являются вариантами психологической защиты на стрессовые условия труда врачей стационарного профиля Се верно-восточного региона Казахстана.

6.2. Психологические характеристики психического здоровья у врачей стационарного профиля Северо-восточного региона Ка захстана – данные опросника оценки невротических состояний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича Выше мы рассмотрели показатели опросника диагностики эмоционального выгорания В.В. Бойко. В настоящем разделе мы рассмотрим данные исследований с помощью клинического оп росника выявления и оценки невротических состояний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича. Данный опросник, как это уже было отмечено выше, включает в себя следующие клинические шкалы: Шкала тревоги (T);

Шкала невротической депрессии (Д);

Шкала астении (А);

Шкала обсессивно-фобических нару шений (О);

Шкала вегетативных нарушений (В);

Шкала истери ческого типа реагирования (И) и Общая шкала (S). Согласно формуле расчета показателей клинического опросника К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1998, 2005) если сумма диаг ностических коэффициентов (баллов) больше «+1,28», то это указывает на уровень здоровья. Если сумма диагностических коэффициентов (баллов) меньше «-1,28», то это указывает на болезненный характер выявляемых расстройств той или иной шкалы. Коридор от «минус» 1,28 до «плюс» 1,28 включает в се бя пограничные состояния (Яхин К.К., Менделевич Д.М., 1998, 2005).

На рисунке 25 отражены средние показатели клинических шкал данного опросника. Из рисунка 25 видно, что практически показатели всех шкал находятся в «зоне» здоровья, за исключе нием показателей шкалы невротической депрессии. Средние значения шкалы «Невротическая депрессия» составили +1,1±0, баллов. То есть уровень депрессивных расстройств, которые выявляются у врачей – респондентов общей выборки, соответ ствует уровню пограничных невротических расстройств. Следо вательно, мы можем сделать вывод, что уровень настроения и состояние эмоциональной сферы врачей стационарного профиля Северно-восточного региона Казахстана нельзя охарактеризо вать как хорошее или удовлетворительное. А можем характери зовать уровень эмоциональной сферы как соответствующий невротическим расстройствам или уровню психодезадаптаци онных состояний.

12 11, Оценка НС у врачей стационарного профиля 6 3, 3,0 2, 1, 1, Т Д А О В И - Нижняя N НС врачи СП Верхняя N Рис. 25. Показатели клинического опросника оценки невротических состояний врачей стационарного профиля северно-восточного региона Казахстана.

Также близки к пограничному уровню психического здоро вья – невротических расстройств показатели шкалы «Шкала об сессивно-фобических нарушений» (О): +2,0±0,4 балла. Данные нарушения свидетельствуют в пользу того, что наиболее распро страненными нервно-психическими расстройствами погранич ного уровня среди врачей стационарного профиля являются де прессивные и тревожно-фобические расстройства. Данные рас стройства являются вариантами психодезадаптационных со стояний – ПДАС, и в то же время результатом неудовлетвори тельной адаптации, связанной с экстремальными условиями врача стационарного профиля. Так же в «пограничной зоне» – зоне нервно-психических расстройств пограничного уровня ока зались показатели шкалы Шкала истерического типа реагирова ния (И) – 1,5±0,5 баллов.

Шкала тревоги (Т) имела 3,0±0,5 баллов, т.е. находилась в «зо не» психического здоровья. Однако следует отметить тот факт, что данные показатели не являются выраженными, а скорее находятся ближе к «зоне» невротических расстройств пограничного уровня.

То же самое можно сказать про шкалу астении (А). Ее показатели составили 3,7±0,5 баллов. Единственной шкалой, соответствующей по своим показателям уровню хорошего состояния психического здоровья, оказалась «Шкала вегетативных нарушений» (В). Ее по казатели составили 11,8±1,2 балла.

Таким образом, мы можем сделать следующий вывод. Пока затели опросника оценки невротических состояний К.К. Яхина и Д.М. Менделевича (1998) в целом характеризуют уровень пси хического здоровья врачей стационарного профиля как удовле творительный. Однако показатели эмоциональной сферы – уровня тревожно-депрессивных расстройств («Шкала невроти ческой депрессии» и «Шкала тревоги») соответствуют уровню психодезадаптационных состояний, согласно модели ПАС ПДАС В.Я. Семке (1999, 2001).

6.3. Распространенность нервно-психических расстройств у врачей стационарного профиля северо-восточного региона Ка захстана.

Выше мы рассмотрели психологические показатели уровня психического здоровья среди врачей стационарного профиля Северно-восточного региона Казахстана. В данном разделе мы хотим рассмотреть уровень психического здоровья с клиниче ских позиций, а именно – распространенность нервно психических расстройств. На рисунке 26 отражены показатели распространенности нервно-психических расстройств среди врачей стационарного профиля. Мы не стали включать в данную диаграмму распространенность психических и поведенческих расстройств, вследствие употребления ПАВ, т.к. мы подробно рассмотрели этот вопрос в предыдущей главе. Также мы не включили в данную диаграмму синдром эмоционального выго рания, классифицируемы в МКБ 10 как «Проблемы, связанные с трудностями управления своей жизнью» – Z 73, по причине то го, что он не входит в раздел F – психических и поведенческих расстройств.

Как видно из рисунка 26, нами были выявлены три основные группы психических расстройств: Органические психические расстройства – F0, Аффективные расстройства настроения – F3, Невротические, связанные со стрессом и соматоформные рас стройства – F4. Повторимся, что все психические расстройства диагностировались и классифицировались согласно критериям МКБ 10 (1994). Распространенность нервно-психических рас стройств среди врачей стационарного профиля, без учета психи ческих и поведенческих расстройств, вследствие употребления ПАВ, составила 44,0±5,3% от числа общей группы.

Распространенность нервно-психических расстройств Да Нет у врачей СП 40% 36,6% 30% 20,7% 18,9% 20% 2,9% 1,7% 2,9% 8,5% 1,1% 3,5% 10% 0% F07.2 F3 F4 F40.2 F41.0 F41.1 F41.2 F42 F Рис. 26. Распространенность нервно-психических расстройств у врачей стационарного профиля северно-восточного региона Казахстана Из группы органических психических расстройств, нами был выявлен посткоммоционный синдром F 07.2. распространен ность данного психического расстройства в общей исследуемой группе составила 20,7±4,3% случаев. Таким образом, практиче ски у каждого пятого врача стационарного профиля наблюда лось органическое психическое расстройство в виде посткоммо ционного синдрома. Для постановки диагноза «Посткоммоци онный синдром – F 07.2», повторяем, мы руководствовались критериями МКБ 10 и диагностировали данное расстройство, если у исследуемого в анамнезе были черепно-мозговые травмы (ЧМТ) или перенесенные нейроинфекции и симптоматика, ха рактерная для посткоммоционного синдрома: утомляемость, раздражительность, трудности с концентрацией внимания, пло хая переносимость жары, духоты и пр. В руководстве МКБ отмечено, что «лабораторные данные (ЭЭГ и пр.) могут дать объективные сведения в поддержку симптомов, но часто эти данные отрицательные» (Международная …, 1994, стр. 69). То есть в МКБ 10 лабораторные исследования (ЭЭГ, РЭГ, ЭХО-ЭС) не являются обязательными критериями для постановки диагно за. Поэтому мы диагностировали данное расстройство без под тверждения его лабораторными данными.

Второй группой нервно-психических расстройств, выявляемых нами у респондентов общей группы – врачей стационарного про филя явили Аффективные расстройства настроения F3. Данные расстройства, как и предыдущие – диагностировались по критери ям МКБ 10. В нашу задачу не входила точная классификация «слу чаев» аффективных расстройств настроения. В основном нами вы являлись психогенная или реактивная депрессия, классифицируе мая в рубрике F 32 – Депрессивный эпизод. В основном это были расстройства, изначально диагностируемые как расстройства пси хической адаптации, например, пролонгированная депрессивная реакция – F 43.1, но длительность проявления которых определяла их в другую нозологическую группу. Также выявлялись хрониче ские (аффективные) расстройства настроения, классифицируемые в рубриках F 34.0 – Циклотимия и F 34.1 – Дистимия. Таким обра зом, нами было выявлено 10 случаев, что составляло 2,9±1,8% от числа общей группы.

Самой многочисленной нозологической группой среди вра чей стационарного профиля – явились Невротические, связан ные со стрессом и соматоформные расстройства F4. Данные расстройства в общей совокупности составили 36,6±5,1% от общей исследуемой группы (127 человек). В эту нозологиче скую группу вошли следующие нервно-психические расстрой ства: Специфические (изолированные) фобии – F40.2 – 8,5±3,0% (29 человек);

Паническое расстройство (периодическая паро ксизмальная тревога) – F41.0 – 1,1% (доверительный интервал – 0,7%3,1%) (4 человека);

Генерализованное тревожное рас стройство – F41.1 – 3,5±2,1% (11 человек);

Смешанное тревож ное и депрессивное расстройство – F41.2 – 2,9±1,8% (10 чело век);

Обсессивно-компульсивное расстройство – F42 – 1,7±1,4% (6 человек);

Реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации – F43 – 18,9±4,2% (64 человека).

Специфические (изолированные) фобии – F 40.2. При диагно стике данного расстройства мы, как и в остальных случаях руко водствовались критериями МКБ 10. В частности мы получили некоторые специфические симптоматические «наполнения», ха рактерные для врачей стационарного профиля. В руководстве МКБ 10 отмечено, что специфические или изолированные фо бии, строго ограничены определенными ситуациями. Например, страх подвергнуться определенными заболеваниями, если эта вероятность связана со специфическими ситуациями, в которых заболевание может быть приобретено.

Нами было выявлено 8,5±3,0% врачей (29 человек), которые страдали специфическими фобиями. В нашем исследовании вы являлись как страхи не связанные с профессией (страх езды в лифтах, страх летать на самолетах, страх высоты), так и фобии, которые были связаны с профессией или условиями труда. При ведем несколько примеров.

Пример 1. А.С., врач дерматовенеролог, 41 год. Общий стаж работы 16 лет, в стационаре – 14 лет. Страдает навязчивым страхом заражения инфекционным заболеванием, в течение последних шести лет. Страх развился после психотравмирующей ситуации, когда она осуществляла забор лабораторных анализов у больной, имея небольшую рану на кис ти. Впоследствии оказалось, что данная больная инфицирована ВИЧ.

Первое время была тревога и навязчивые мысли, в отношении вероят ности инфицирования ВИЧ. Решила проверить у себя анализы крови, и после получения отрицательных анализов, успокоилась. Однако, со временем появился страх, что может заразиться инфекционным забо леванием при врачебном контакте с пациентом. При осмотре больных старается избегать прямых контактов, прикосновений и пр. Просит медсестру помочь с осмотром, чтобы самой не касаться осматривает больных только в перчатках. Осознает, что страх не является адекват ным, как по своей силе, так и по своей сути, т.к. понимает, что объек тивных причин для страха нет. Также понимает, что ее «излишние»

действия, обусловлены навязчивым страхом заражения инфекционным заболеванием. Однако отмечает, что они для нее служат своеобразны ми ритуалами, и уменьшают интенсивность страха. Отмечает, что были мысли сменить врачебную специализацию. Однако не стала менять специализацию, т.к. «многое в работе устраивает». Периодически, в периоды обострения навязчивого страха принимает транквилизаторы.

Пример 2. П.Г., врач анестезиолог-реаниматолог, 50 лет, общий стаж 24 года, стаж работы в отделении реанимации 22 года. Страдает навязчивым страхом осложнения при катетеризации подключичной вены. Данный страх развился 3 года назад, когда во время неудачной катетеризации подключичной вены, внезапно возникло осложнение, которое едва не привело к смерти больного. После этого случая, раз вился навязчивый страх, что может быть осложнение во время катете ризации подключичной вены, которое может привести к летальному исходу. Всякий раз, переживает данный страх, сопровождающийся психовегетативными реакциями, когда предстоит данная манипуляция.

Отмечает, что непосредственно, в процессе самой манипуляции и по сле нее страх проходит полностью: «мне каким-то образом удается переключиться на сам процесс, и в этот момент я не думаю о возмож ном осложнении». Данный страх возникает только в тех случаях, когда предстоит совершать данную врачебную манипуляцию – катетериза цию подключичной вены. Осознает, что реальных поводов для этого навязчивого страха нет, т.к. он имеет большой опыт и хорошую квали фикацию. Но данный страх настолько интенсивный, что, по словам самого респондента «изрядно меня выматывает». За профессиональ ной помощью не обращался. Отмечает. Что после работы он снимает стресс алкоголем.

Паническое расстройство (периодическая пароксизмальная тревога) – F41.0. В процессе исследования нами было выявлено 6 человек – 1,7±1,4%, у которых отмечались панические атаки.

Данные пароксизмы отмечались как на работе, так и вне работы.

Нами не было выявлено определенной связи панических атак со специфическими условиями труда в субъективной оценке самих лиц, страдающих приступами пароксизмальной тревоги.

Генерализованное тревожное расстройство – F41.1. – В процессе исследования нами было выявлено 11 человек, стра дающих генерализованным тревожным расстройством, что со ставило 3,5±2,1% от числа общей группы. Согласно критериям МКБ 10, основной чертой данного расстройства, является трево га, имеющая генерализованный характер, и является «нефикси рованной», т.е. не ограничивается какими-либо определенными средовыми обстоятельствами. Практически все респонденты, у которых было диагностировано данное расстройство, отмечали психоэмоциональные перегрузки на работе как одну из причин, часто основную, в развитии этого состояния. Более того, многие врачи из данной нозологической группы характеризовали свое состояние как синдром эмоционального выгорания. Также, практически все респонденты периодически, время от времени корригировали свою тревогу фармакологическими препаратами.

Смешанное тревожное и депрессивное расстройство – F41.2. Лица, имеющие смешанное тревожное и депрессивное расстройство, как и в случае с генерализованным расстрой ством, считали, что специфические условия их труда, в частно сти: физические и эмоциональные перегрузки, частые стрессо вые ситуации, избыток переживания отрицательных эмоций, а также неудовлетворенность организацией труда и материальные проблемы хронического характера – являются ведущими причи нами их состояния. Как и в предыдущем случае, многие врачи из данной нозологической группы связывали свое состояние с син дромом эмоционального выгорания. Всего было выявлено человек или 2,9±1,8%, страдающих смешанным тревожным и депрессивным расстройством.

Обсессивно-компульсивное расстройство – F42. Всего лиц, страдающих обсессивно-компульсивными расстройствами, было выявлено 1,7±1,4% (6 человек). Согласно критериям МКБ 10, основной чертой данных расстройств являются повторяющиеся обсессивные мысли или компульсивные действия. Обсессивно компульсивные расстройства включают в себя «Преимущест венно навязчивые мысли или размышления» (F42.0) и «Пре имущественно компульсивные действия (обсессивные ритуа лы)» (F42.1). Мы не стали разделять выявленные «случаи», т.к.


группа оказалась маленькой. У двух человек навязчивые мысли и навязчивые действия не были связаны с профессиональной деятельностью. А у четырех человек обсессивно-компульсивные расстройства носили специфический профессиональный харак тер, и в большей степени включали симптоматику обсессивных ритуалов.

Что касается ритуалов, не выходящих за рамки клинической нормы или здоровья, то интересным представляется тот факт, что медики, в частности врачи стационарного профиля в одной трети от числа своей социальной группы – народ суеверный, Наличие профессиональных ритуалов Есть Нет у стационарных врачей 80% 68,6% 75,2% 79,6% 53,6% 50,7% 60% 40% 20% 24,8% 31,4% 20,4% 46,4% 49,3% 0% Об.гр. Тер. пр. Терапевты Хир. пр. Хирурги Рис. 27. Наличие профессиональных ритуалов у врачей стационарного профиля северно-восточного региона Казахстана верит в приметы, связанные с их профессией, и имеют свои ри туалы. На рисунке 27 отражены соотношения наличия профес сиональных примет у врачей стационарного профиля. Из рисун ка 27 видно, что в общей группе врачей стационарного профиля 31,4±4,9% или 107 человек, имели свои приметы и ритуалы, в которые они верили, которые весьма были значимы для них, и которые они в обязательном порядке выполняли. Целью любого ритуала является защита от возможных неприятностей (Жму ров В.А., 2002). В данном случае эти ритуалы не носят болез ненный характер, а скорее являются обязательной составляющей их профессиональной деятельности и своеобразным амулетом, помогающим в работе. Причем, у врачей хирургической специа лизации или хирургического профиля распространенность слу чаев наличия профессиональных ритуалов достоверно выше, чем у врачей терапевтического профиля, в среднем на 20%, практически в 2,3 раза (20,4±5,8% и 46,4±9,3%, при Р0,01). В группу врачей терапевтического профиля мы включили помимо врачей терапевтов и других врачей терапевтического профиля – физиотерапевтов, функциональных диагностов, рентгенологов, а также статистов, лаборантов, т.е. врачей имеющих отношение к стационару, но работающих в своих отделениях, где нет непо средственно больных и «коек». В группу врачей хирургического профиля мы помимо регулярно оперирующих хирургов включи ли врачей маммологов, анестезиологов-реаниматологов, оф тальмологов, стоматологов, отоларингологов, т.е. врачей, кото рые не так часто оперируют или вовсе свободны от хирургиче ских операций. В группу терапевтов мы включили непосредст венно врачей работающих в стационаре и ежедневно курирую щих «своих» пациентов: терапевты, гематологи, невропатологи и пр. А в группу хирургов мы включили врачей-хирургов, регу лярно оперирующих больных. Оказалось, что в группе хирургов распространенность случаев наличия профессиональных ритуа лов составила 49,3±11,3%, а в группе терапевтов лица, имеющие профессиональные ритуалы составили 24,8±8,1%, что достовер но больше в 2,0 раза.

Таким образом, мы можем сделать вывод, чем более опасна профессия для жизни пациента в плане внезапных осложнений в процессе выполнения своих профессиональных манипуляций, тем выше распространенность профессиональных ритуалов сре ди врачей. Обсессивно-компульсивные расстройства, выявлен ные нами и, которые носили специфический профессиональный характер, имели форму навязчивых ритуалов. В данном случае, ритуалы «выходили за рамки нормы», носили навязчивый харак тер, требовали многократного своего выполнения и были тяго стными и неприятными в отношении субъективного восприятия и переживания.

Реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации – F43.

Данная нозологическая группа оказалась самой многочисленной и, практически, составляла половину от всех случаев психиче ских расстройств, входящих в раздел «Невротические, связан ные со стрессом и соматоформные расстройства» (F40-F48). На ми было выявлено реакций на стресс и нарушений психической адаптации у 64 человек, что в среднем составило 18,9±4,2% от числа общей группы. Согласно критериям МКБ 10, возникнове ние данных расстройств связано с двумя основными факторами, которые необходимо учитывать при постановке диагноза поми мо симптоматологии и течения – наличие острого тяжелого стресса или пролонгированной травмы. В этой связи, нам доста точно сложно было разделить такие состояния как «Посттравма тическое стрессовое расстройство» (F43.1) и «Расстройства пси хической адаптации» (F43.2). Дело в том, что как мы уже указы вали в третьей главе, работа врача связана с хроническими и ре гулярными, даже можно сказать перманентными переживаниями стрессовых ситуаций. И достаточно сложно разделить ситуации тяжелого стресса и пролонгированную психическую травму.

Мы попытались разделить ситуации, являющиеся собой пси хическим стрессом или психической травмой, на: «связанные с профессией» и «несвязанные с профессией». Оказалось, что в 29,5±4,9% случаях, т.е. у 100 человек, в течение последнего года отмечались психические макротравмы, такие как: потеря близ кого человека в результате смерти или развода, катастрофа, ли шение свободы или неизлечимая болезнь и т.п. Что касается «производственных» психотравм, т.е. ситуаций-стрессоров, то 292 человека или 84,1±3,8% заявили, что они регулярно сталки ваются на своей работе с психическими травмами. 75,8±4,5% (263 человека), отметили значительный уровень этих психо травмирующих ситуаций, а 39,2±5,1% (136 человек) – крайне выраженный уровень. Поэтому, в случае с врачами стационар ного профиля, можно отметить ту особенность данной профес сии, что пролонгированная психическая травма является обяза тельным ее условием. Это усложняет дифференцировать такие психические расстройства как «Посттравматическое стрессовое расстройство» (F43.1) и «Расстройства психической адаптации»

(F43.2). Поэтому, мы рассматривали их в одной группе, условно обозначив эту группу как «Посттравматические стрессовые рас стройства и расстройства психической адаптации». Таким обра зом, мы можем сделать следующий вывод. Столь высокий уро вень посттравматических стрессовых расстройств и расстройств психической адаптации – 18,9±4,2% – связан с экстремальными, специфическими условиями труда. И, следовательно, сама про фессия врача стационарного профиля является фактором риска в отношении данных психических расстройств.

Таким образом, мы можем подвести итог данному разделу.

Первое. Среди врачей стационарного профиля Северно восточного региона Казахстана среди выявленных психических расстройств отмечались следующие: Органические психические расстройства – F0, Аффективные расстройства настроения – F3, Невротические, связанные со стрессом и соматоформные рас стройства – F4. Второе. Среди выявленных психических рас стройств, у врачей стационарного профиля наибольшую распро страненность имели «Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства», которая составила 36,6±5,1% от числа общей исследуемой группы. Третье. Факторами риска не которых психических расстройств, входящие в вышеуказанную нозологическую группу (F4) по субъективной оценке лицами, страдавшими данными расстройствами – являлись специфиче ские условия труда врача стационарного профиля. К таковым расстройствам относились следующие: Генерализованное тре вожное расстройство – F41.1;

Смешанное тревожное и депрес сивное расстройство – F41.2;

Обсессивно-компульсивное рас стройство – F42;

и Реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации – F43. Также данные психические расстройства ква лифицировались самими больными как результат их профессио нальной деятельности – синдром эмоционального выгорания.

Четвертое. Наибольшую распространенность в группе невроти ческих связанных со стрессом и соматоформных расстройств (F40-F48), имели такие психические расстройства, как «Реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации» (F43). Они состав ляли практически половину в этой нозологической группе (F4) – 18,9±4,2%. Столь высокий уровень посттравматических стрес совых расстройств и расстройств психической адаптации, с на шей точки зрения, с экстремальными, специфическими усло виями труда врача стационарного профиля, а, следовательно, сама профессия врача стационарного профиля является факто ром риска в отношении данных психических расстройств.

6.4. Взаимосвязи невротических, связанных со стрессом расстройств (F4) и синдрома эмоционального выгорания (Z73) у врачей стационарного профиля.

В данном разделе мы хотим рассмотреть взаимосвязи и взаи моотношения психодезадаптационных состояний, включая их крайний вариант – психические расстройства и синдром эмо ционального выгорания. По сути, синдром эмоционального вы горания декларируется в основном как психологический фено мен (Бойко В.В., 1999, Водопьянова Н.В., Старченкова Е.С., 2008). С нашей точки зрения, синдром эмоционального выгора ния может являться как психологическим феноменом, т.е. не до ходящим до уровня клинических расстройств, так и крайним вариантом психодезадаптационных состояний – психических расстройств, в частности невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств (F40-F48). В доказательство это му заявлению мы хотим представить результаты сравнения лиц, у которых было выявлено то или иное психическое расстрой ство, входящее в раздел невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств (F4) (таблица 20). В таблице 20 от ражены достоверные различия, касающиеся СЭВ у лиц, имею щих невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства (F40-F48) и психически здоровых лиц, т.е. лиц, не имеющих психических (F07.2, F3, F4) и аддиктивных (F10, F15, F17) расстройств.


Таблица Результаты сравнения лиц с невротическими и связанными со стрессом расстройствами (F40-F48) (n = 116) и психически здоровых лиц (n = 105) (Р0,01) Методика диагностики эмоционального вы- Группа 1 Группа горания В.В. Бойко (n = 116) (n = 105) Переживание психотравмирующих об 69,8±8,4% 50,5±9,6% стоятельств: сложившийся симптом Фаза напряжения Неудовлетворенность собой: сложившийся 3,8% 18,1±7,0% симптом 1,9%9,2% «Загнанность в клетку»: сложившийся с-м 30,2±8,4% 13,3±6,5% Тревога и депрессия: сложившийся с-м 45,7±9,1% 16,2±7,0% Фаза напряжения сформирована 43,1±9,0% 14,3±6,7% Неадекватное эмоциональное реагирова 50,9±9,1% 30,5±8,8% ние: сложившийся симптом Фаза резистенции Эмоционально-нравственная дезориента 36,2±8,7% 21±7,8% ция: сложившийся симптом Расширение сферы экономии эмоций:

50,9±9,1% 23,8±8,1% сложившийся симптом Редукция профессиональных обязанно 50,0±9,1% 24,8±8,3% стей: сложившийся симптом Фаза резистенции сформирована 44,0±9,0% 23,8±8,1% Продолжение таблицы Методика диагностики эмоционального вы- Группа 1 Группа горания В.В. Бойко (n = 116) (n = 105) Эмоциональный дефицит: сложившийся 3,8% 24,1±7,8% симптом 1,9%9,2% Эмоциональная отстраненность: сложив- 4,8% Фаза истощения 17,2±6,9% шийся симптом 2,4%10,6% Личностная отстраненность (деперсонали 37,9±8,8% 13,3±6,5% зация): сложившийся симптом Психосоматические и психовегетативные 32,8±8,5% 8,6±5,4% нарушения: сложившийся симптом Фаза истощения в стадии формирования 39,7±8,9% 20,0±7,7% Первую группу составили лица, имеющие невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства (F4) (группа 1, n=116), вторую группу составили психически здоро вые лица (группа 2, n=105). Из таблицы 20 видно, что среди лиц, имеющих невротические, связанные со стрессом и соматоформ ные расстройства (F4) достоверно чаще встречаются лица с раз личной степенью сформированности синдрома эмоционального выгорания. То есть, по сути, некоторые больные невротически ми, связанными со стрессом и соматоформными расстройствами (F4) в тоже время включают в себя феномен синдрома эмоцио нального выгорания. Так, например, среди этих лиц (F4) в срав нении с психически здоровыми лицами достоверно чаще встре чались лица у которых: была сформирована фаза напряжения – разница в 3,0 раза (43,1±9,0% и 14,3±6,7%, при Р0,01);

была сформирована фаза резистенции – разница в 1,8 раза (44,0±9,0% и 23,8±8,1%, при Р0,01);

фаза истощения находилась в стадии формирования – разница в 2,0 раза (39,7±8,9% и 20,0±7,7%, при Р0,01).

Таким образом, можно заявить, что синдром эмоционального выгорания является вариантом психодезадаптационных состоя ний. По степени своей выраженности синдром эмоционального выгорания может квалифицироваться как психологический фе номен, так и составляющая расстройств клинического уровня, в частности невротических, связанных со стрессом и сомато формных расстройств. С позиций клинической медицины, нам представляется более удобной – модель ПАС-ПДАС В.Я. Семке (1999, 2001). Тем более что в данной модели В.Я. Семке (1999, 2001) выделяет три ее основных варианта: астенический, дисти мический и психовегетативный.

Это еще и удобней тем, что психологическое описание синдро ма эмоционального выгорания в основном качается психологиче ских мотивов и феноменологического описания поведения, и не достаточно раскрывает клиническую симптоматику. В этой связи удобна модель В.Я. Семке, раскрывающая клиническую симптома тику психодезадаптационных состояний, к которым непосредст венно относится и синдром эмоционального выгорания.

В.Я. Семке (1999, 2001), как мы указали выше, выделяет три основных варианта ПДАС: астенический, дистимический и пси ховегетативный.

Астенический вариант ПДАС. При данном варианте выделя ется два его подтипа: а) с преобладанием физической слабости;

б) с преобладанием психической слабости (отклонения в сфере внимания, умственной продуктивности). Для данного варианта характерно превалирование пониженного физического тонуса, производственных показателей, затруднения при выполнении обязанностей по дому и т.д. Особо значимо для лиц с данным вариантом ПДАС быстро нарастающее ухудшение социально трудовых навыков: скорости выполнения технологических опе раций, обслуживания дополнительного оборудования и т.п.

Обязательным симптомом является нарушение сна, возникаю щее вследствие переутомления («разбитость при невозможности уснуть»). Дополнительными проявлениями в картине дезадап тации служат ситуационные гиперстенические и гипотимиче ские реакции, вегетативные дисфункции, а также нарушения в социально-производственной сфере в виде «щадящих форм по ведения» (избегают дополнительных нагрузок, ограничивают обязательную работу, во время смен устраивают паузы для от дыха, используют отгулы для восстановления физического то нуса и т.п.);

Дистимический вариант ПДАС. На этапе психо адаптационных состояний он характеризуется пси хоэмоциональными сдвигами с появлением «внутренней пере напряженности», беспокойства, переживания дискомфорта и неудовлетворенности, пессимистической оценки будущего, не определенной тревоги, предчувствия каких-либо неприятностей и т.д. В одних случаях наблюдается гипертимная окраска на строения, сопровождающаяся торопливостью, внешней гипе рактивностью, оживлением психомоторной сферы вплоть до непродуктивной суетливости;

в других – возникает быстрое снижение эмоционального фона с развитием безынициативно сти, утрата интереса к прежним актуальным для личности про блемам, самоограничением социальных контактов. Ведущими в структуре ПДАС с преобладанием эмоциональной неустойчиво сти являются дистимии: раздражительность с повышенной ис тощаемостью, чувство беспокойства и переживания психиче ского дискомфорта, легкое возникновение дисфорических вспышек с недовольством, озлобленностью. В случаях затяжно го течения психической дезадаптации формируется стойкий дистимический радикал с явлениями раздражительности, вспыльчивости, недовольства окружающими, озлобленности, доходящими до агрессивного поведения. Выявляется психиче ская гиперестезия к ранее малозначимым стрессовым воздейст виям;

особенно снижается порог чувствительности к различного рода интерперсональным конфликтам.

Психовегетативный вариант ПДАС. В структуре психовеге тативного варианта ПДАС лежат вегетативные кризовые или перманентные дисфункции. В первом случае они представляют ся фрагментами симпатоадреналовых или вагоинсулярных, но чаще смешанных приступов;

во втором – явлениями общей сла бости, потливости, несистемных головокружений, тахикардией, зябкостью, «тупыми» болями в суставах и мышцах. Кризы про являются внезапной вялостью, цефалгией по типу «прилива», сердцебиением, колебаниями артериального давления, гипер гидрозом, ощущением «внутренней дрожи», «сдавливания» за грудиной или «спазмами» в эпигастральной области. Эмоцио нальные отклонения в рамках психовегетативного варианта де задаптации представлены гиперстеническими, гипотимически ми и тревожно-фобическими реакциями, возникшими одновре менно с вегетативными дисфункциями («покалывание» в облас ти сердца, «замирание», «мороз по коже», «пульсация в конеч ностях»). Совокупность вегетативных отклонений представлена в основном группами кардиоваскулярных, цефалгических, дис сомнических, терморегуляционных и дыхательных сдвигов, а также неустойчивостью психофизического тонуса. Фрагментар ность, непостоянство вегетативных симптомов не позволяют считать их оформленными вегетативными кризами;

проявления носят симпатикотонический, вазотонический или смешанный характер (Семке В.Я., 1999 2001).

Из таблицы 20 видно выделенные симптомы СЭВ, в принци пе соответствуют описанным типам ПДАС В.Я. Семке, с той лишь разницей, что в модели В.Я. Семке они более структури рованы и изложены более подробно. Так, например, у лиц, имеющих невротические, связанные со стрессом и соматоформ ные расстройства (F40-F48), встречаются симптомы, характер ные для СЭВ: переживание психотравмирующих обстоятельств – 69,8±8,4%;

Неудовлетворенность собой – 18,1±7,0%;

чувство безысходности («Загнанность в клетку») – 30,2±8,4%;

тревога и депрессия – 45,7±9,1%;

неадекватное эмоциональное реагирова ние – 50,9±9,1%;

эмоционально-нравственная дезориентация – 36,2±8,7%;

редукция профессиональных обязанностей – 50,0±9,1%;

эмоциональный дефицит – 24,1±7,8%;

эмоциональ ная отстраненность – 17,2±6,9%;

личностная отстраненность – 37,9±8,8%;

психосоматические и психовегетативные нарушения:

сложившийся симптом – 32,8±8,5%. Все эти симптомы также встречаются в описании вариантов ПДАС В.Я. Семке.

На рисунке 28 мы схематически изобразили сопоставление психологической и клинической модели «синдром эмоциональ ного выгорания – психодезадаптационные состояния» – СЭВ ПДАС.

Психическая и профессиональная адаптация Синдром эмоционального выгорания ПАС Психическое здоровье ПДАС Психические расстройства Астенический вариант Дистимический вариант Психовегетативный вар-т Синдром эмоционального выгорания Рис. 28. Модель сопоставления СЭВ (В.В. Бойко) и ПАС-ПДАС (В.Я. Семке) Из рисунка 28 видно, что синдром эмоционального выгора ния выходит за рамки психического здоровья и удовлетвори тельной психической адаптации. По своей сути синдром эмо ционального выгорания может являться как вариантом психоде задаптационных состояний не доходящим до клинического уровня. В этом случае можно говорить о нем, как о психологи ческом феномене. Но по своей сути, он будет являться психоде задаптационным состоянием. Также по своей сути синдром эмо ционального выгорания может входить в структуру психическо го расстройства, в частности невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств. При этом у синдрома эмоционального выгорания может наблюдаться клиническая симптоматика, характерная для вариантов ПДАС в модели В.Я. Семке.

Таким образом, мы можем подвести итог данному разделу.

Первое. Синдром эмоционального выгорания является вариан том психодезадаптационных состояний. Второе. По степени своей выраженности синдром эмоционального выгорания может квалифицироваться как психологический феномен, так и состав ляющая расстройств клинического уровня, в частности невроти ческих, связанных со стрессом и соматоформных расстройств.

Третье. Помимо описанной феноменологии синдрома эмоцио нального выгорания (Бойко В.Я., 1999), для данного синдрома также характерна клиническая симптоматика, соответствующая вариантам психодезадаптационных состояний в классификации В.Я. Семке.

Глава ПРЕВЕНТИВНЫЕ МИШЕНИ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ И СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ У ВРАЧЕЙ СТАЦИОНАРНОГО ПРОФИЛЯ В результате настоящего исследования нами были выделены факторы риска психодезадаптационных состояний – невротиче ских, связанных со стрессом расстройств, аддиктивных рас стройств и синдрома эмоционального выгорания у врачей ста ционарного профиля. Все выделенные в настоящем исследова нии факторы риска были связаны со специфическими условиями труда врача стационарного профиля. Ряд авторов выделяют раз личные экстремальные факторы труда (Синглтон В.Т. 1974, Ложкин Г.В., Повякель Н.И., 2003, Смирнов Б.А., Долгополо ва Е.В., 2007), которые можно разделить на три группы: экстре мальные факторы внешних условий деятельности;

психогенные факторы, обусловленные характером деятельности;

психогенные факторы информационного характера. К экстремальным факто рам внешних условий деятельности относятся абиотические факторы (климатический стресс, вибрация, шум и пр.) и некор регируемые факторы внешних условий деятельности. К некор регируемым факторам внешних условий деятельности относятся десинхроноз (нарушение циркадных – суточных/околосуточных ритмов), измененная афферентация (постоянный поток нервных импульсов, поступающих в ЦНС), фактор риска – угроза для жизни/здоровья, неожиданность возникновения «аварийной си туации». К психогенным факторам, обусловленным характером деятельности, относятся: операциональная и эмоциональная на пряженность (статическая гипердинамия в сочетании с гипоки незией);

режим ожидания;

режим активного и тревожного ожи дания;

дефицит времени;

чрезмерная интенсивность деятельно сти – совмещенная деятельность (работа в двух контурах). К психогенным факторам информационного характера относятся:

перегрузка информацией и деятельность в условиях потока сиг налов (Ломов Б.Ф., 1983, Джуэл Л., 2001, Лебедев В.И., 2001).

Выявленные нами экстремальные факторы труды врача ста ционарного профиля мы разделили на две категории: физиче ские и психические факторы. К физическим факторам мы отне сли некоррегируемые факторы внешних условий деятельности (десинхроноз) и факторы, обусловленные характером деятель ности (операциональная напряженность, чрезмерная интенсив ность деятельности – повышенные рабочие нагрузки). К психи ческим факторам мы отнесли психогенные факторы, обуслов ленные характером деятельности – фактор риска – угроза для жизни/здоровья пациента или неожиданность возникновения «аварийной ситуации» – «феномен русской рулетки» и «фено мен дамоклова меча». Так же к психическим факторам мы отне сли факторы интерперсонального взаимодействия, предпола гающие избыток ситуаций, связанных с переживанием отрица тельных эмоций, дефицит ситуаций, связанных с переживанием положительных эмоций, а также профессиональная эмоцио нальная эмпатия. Факторы интер-персонального взаимодейст вия, предполагающие избыток ситуаций, связанных с пережива нием отрицательных эмоций, дефицит ситуаций, связанных с переживанием положительных эмоций нами были достаточно подробно описаны в главе 3. В настоящий момент мы хотели бы остановиться на вопросе, касающемся других эмоциональных факторах интер-персонального взаимодействия, в частности – эмоциональной эмпатии, реакциях переноса и эмоциональных реакциях, связанных с наличием внутриличностных проблем.

С.Ю. Головин (2003) выделяет три разновидности эмпатии:

1) эмпатия эмоциональная – основанная на механизмах проек ции и подражания моторным и аффективным реакциям другого;

2) эмпатия когнитивная – базируемая на интеллектуальных про цессах – сравнение, аналогия и пр.;

3) эмпатия предикативная – проявляемая как способность предсказывать аффективные реак ции другого человека в конкретных ситуациях. Когнитивная эмпатия и предикативная эмпатии не являются эмоционально затратными. Эмоциональная эмпатия по своей сути есть пости жение эмоционального состояния, проникновение, вчувствова ние в переживания другого человека. Способность индивида к параллельному переживанию тех эмоций, что возникают у дру гого индивида в ходе общения с ним. Понимание другого чело века путем эмоционального вчувствования в его переживания. В отношении эмоциональной эмпатии, С.Ю. Головин (2003) опре деляет две ее формы: сопереживание и сочувствие. Сопережи вание – это переживание тех же состояний эмоциональных, что испытывает другой человек, через отождествление с ним. А со чувствие – это переживание собственных состояний эмоцио нальных в связи с чувствами другого человека. Эмоциональная эмпатия является энерго-затратной и эмоционально-затратной.

На рисунке 29 (части А, Б, В) отражены различные варианты эмоционального интер-персонального взаимодействия между врачом и пациентом (клиентом). Согласно психогенетической модели личности Ю.В. Валентика (2001) личность структуриро вана семью нормативными личностными статусами (НЛС), ко торые определяют с одной стороны свойства личности и с дру гой – систему личностных социальных потребностей: «Я телесное», «Я-ребенок», «Я-родитель», «Я-мужчина / женщи на», «Я-партнер», «Я-другой (Я-член группы)». В любом интер персональном взаимодействии активируется тот или иной нор мативный личностный статус в силу актуализации тех или иных потребностей, которые он обслуживает в социальной жизни.

Согласно данной теории, в случае когнитивной эмпатии у врача-специалиста должен актуализироваться и «работать» в основном один статус – «Я-профессионал». При этом другие нормативные личностные статусы не будут являться деятельно стно активными (рисунок 29-А). После окончания интер персонального процесса активность НЛС «Я-профессионал»

дезактуализируется и, соответственно, прекращается и эмоцио нальная реакция.

В случае эмоциональной эмпатии, когда врач-специалист со переживает пациенту, в нем помимо статуса «Я-профессионал»

активизируются и вовлекаются в процесс взаимодействия и дру гие нормативные личностные статусы, например, «Я-телесное», «Я-ребенок», «Я-родитель», «Я-мужчина / женщина», «Я партнер», «Я-другой (Я-член группы)» (рисунок 29-Б).

В связи с этим специалист (врач) также переживает негатив ные эмоции, и поэтому сам процесс эмоциональной эмпатии является весьма энерго-затратным. Однако после окончания те рапевтического контакта, когда врач диссоциирует состояние эмоциональной эмпатии, при условии, что сам специалист не имеет внутриличностных конфликтов, происходит статусное растождествление, и у специалиста вновь актуализируется нор мативный личностный статус «Я-профессионал». В этом случае не наблюдается установочных последствий в виде продолжения эмоционального переживания уже завершенного контакта дру гими нормативных личностных статусов. И после окончания интер-персонального взаимодействия, по мере дезактуализации активности НЛС «Я-профессионал» как и в предыдущем случае, прекращается и эмоциональная реакция.

Нами также были идентифицированы варианты реакций эмо ционального застревания, т.е. продолжения эмоционального реагирования после завершения интер-персонального взаимо действия «врач-пациент». Первый эмоциональный феномен из этой группы заключался в том, что специалист (врач) продолжал сопереживать больному после завершения интер-персонального процесса – после окончания лечения или терапевтического кон Когнитивная эмпатия Я-телесное Я-телесное Я-ребенок (сын/дочь) Я-ребенок (сын/дочь) Терапевт Я-мужчина/женщина Я-мужчина/женщина Клиент Я-партнер (муж/жена) Я-партнер (муж/жена) Я-родитель (отец/мать) Я-родитель (отец/мать) Я-профессионал Я-профессионал Я-другой (член группы) Я-другой (член группы) Отсутствие эмоциональной включенности, сопереживания 29-А Эмоциональная эмпатия: функциональная личность Я-телесное Я-телесное Я-ребенок (сын/дочь) Я-ребенок (сын/дочь) Терапевт Я-мужчина/женщина Я-мужчина/женщина Клиент Я-партнер (муж/жена) Я-партнер (муж/жена) Я-родитель (отец/мать) Я-родитель (отец/мать) Я-профессионал Я-профессионал Я-другой (член группы) Я-другой (член группы) Растождествление личностных статусов – эмоциональная диссоциация Отсутствие установочных последствий 29-Б Эмоциональная эмпатия: дисфункциональная личность Я-телесное Я-телесное Я-ребенок (сын/дочь) Я-ребенок (сын/дочь) Терапевт Я-мужчина/женщина Я-мужчина/женщина Клиент Я-партнер (муж/жена) Я-партнер (муж/жена) Я-родитель (отец/мать) Я-родитель (отец/мать) Я-профессионал Я-профессионал Я-другой (член группы) Я-другой (член группы) Активизация проблемы дефицитарного нормативного статуса 29-В Установочные последствия – эмоциональное выгорание Рис. 29. Эмоциональные факторы интер-персонального взаимодействия.

такта. Это была, своего рода, отсроченная эмпатия или отсро ченное сочувствие-сопереживание или застревание на аффекте.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.