авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Zpracovn a vydn tto publikace bylo umonno dky finann podpoe udlen roku 2010 Ministerstvem kolstv, mldee a tlovchovy R v rmci Rozvojovho projektu. 15/17, programu 7c, Filozofick fakulty ...»

-- [ Страница 3 ] --

Таких случаев оказалось 40. Отметим, что метаоператорами снабжались два вида слов: новые заимствования (напр., постмодернизм, бренд, имидж, вир­ туальность, ньюсмейкер, метросексуал, месседж, спонсор, слоган, импульс) и слова жаргонного происхождения: раскрутка, упертость, продвинутый (о молодежи), команда (о политической группировке), засветиться (в смыс ле ‘отличиться’).

В третьем туре из оставшихся 160 примеров были исключены те случаи, ког да компоненты высказывания совпадали с оператором только формально (т.е.

когда они относились к разным сегментам предложения):

• «...мы живём под мирным небом, учимся, трудимся, радуемся и отмечаем такие праздники, как сегодня», — говорится в письме.

• С момента окончания «холодной войны» жизни людей по всей планете никогда ещё не подвергались такой опасности, как сегодня, говорится далее в тексте.

Затем были исключены примеры, в которых в цепочках слов как сегодня го­ ворят, как сегодня говорится слово как выделялось ударением, указывая на способ говорения, произношения, владения языком – без какого бы тo ни было отношения к повышенной частотности и распространенности операнта;

ср.:

• Американские фильмы и телевизионная индустрия сильно повлияли на то, как сегодня говорят на английском языке • Я не знаю, как сегодня говорят дети. Пришлось все переписывать заново и не один раз.

• Так уж сложилось, что в опубликованном мною здесь, содержится немножко много ненормативной лексики (хотя... послушайте, КАК сегодня говорят!).

• Заведующая кафедрой сценической речи Екатеринбургского государственного театрального института Азалия Блинова специально для программы «ТАСС-прогноз» рассказала о том, как сегодня говорят россияне.

• Есть еще одна проблема, о которой необходимо говорить сегодня. Вы послушайте, как сегодня говорят, в смысле культуры слова, ведь это чудовищно.

Очередной шаг этого тура состоял в исключении для отдельного рассмотре ния тех примеров, в которых не известно, к какой части высказывания на са мом деле относится оператор, или, иными словами, где границы выделяемого репродукта (о чем речь шла раньше);

ср.:

• Валерий Леонтьев, народный артист России: «Неформатное, как сегодня говорят, поведение – стой, пой, чего дергается. Это их убивало.

Метаоператоры в функции поисковой системы в обработке ресурсов Рунета для лексикографических целей • Фото, где пьют из горла, явно, как сегодня говорят, – постановочные, было дело и мы так позировали. Как и фото с бутылками на столе.

• У правительства России две, как сегодня говорят, опции: или договориться с активным участником, чтобы Россию вписали отдельной строкой...

Возникают вопросы, что выделяет оператор: неформатное поведение или стой, пой, чего дергается? Выражение постановочное фото или само прила гательное постановочный со свободной сочетаемостью? Репродукт две опции или репродукт у кого опция? Носитель русского языка справится с такой зада чей скорее всего интуитивно, иностранец вынужден каждый такой случай вы носить на дополнительную проверку.

Наконец, приходится сделать еще один шаг: установить, что на самом деле скрывается за словами как сегодня говорят, как сегодня говорится. В од них случаях функция этого выражения – дать свидетельство факту, что «мно гие привыкли так сегодня говорить». Такую функцию можно назвать «свиде тельствующей», или, по определению Анджея Левицкого, «тестимониальной»

[Lewicki 2003: 31];

она и есть метаязыковая функция и именно она меня здесь интересует. Но выражение как сегодня говорят может нести и другую инфор мацию: ‘кто-то сказал, и я это повторяю’, ‘определенные круги утверждают, и я об этом сообщаю’, ‘ходят слухи, и я об этом расскажу’. Эту функцию можно бы назвать «отчетной», и ее следует строго отличать от метаязыковой;

ср.:

• И хотя, как сегодня говорят, советские военные четко отслеживали со своей спутниковой группировки все этапы той забытой Фолклендской войны (...).

• В Южной Осетии, как сегодня говорят, был тоже терроризм, но возведенный уже в чью-то государственную политику.

• Как сегодня говорят о погибшем в разборках земляке, «Леша од них кормил, а других травил». Говорят и понимают, что за счет наркотрафика сегодня строить свое будущее.

• Я думаю такого эффекта, как сегодня говорится широким массам – не получится, – говорит Виктор Александров, генеральный директор ПАТП.

• Формально консультации с «Единой Россией» прошли, но, как се годня говорят сами единороссы, им просто объявили о решении пре зидента.

Такое постепенное сужение круга искомых объектов привело меня к списку нижеследующих 105 словосочетаний – чуть более половины исходного списка.

Читая его, нужно помнить, что каждое содержащееся в нем выражение было в своем тексте снабжено оператором в метаязыковой функции, поэтому их со вокупность образует поле кандидатов в класс единиц русского языка как си стемы. Выделенные операторами единицы приводятся здесь в алфавитном по рядке:

вОйцех хлеБдА авторская песня музыкальный формат авторское кино наладить социальное партнерство адекватность выбранных средств научный менеджмент активный спонсор ненормативная лексика арт-хаусное кино Нет здоровых, есть необследованные.

архитектурное решение Нет человека – нет проблемы.

ассиметрия обороны новый мировой порядок бесплатный хостинг номенклатурно-бюрократический капитализм биологически активные добавки обладать особенной энергетикой брэнд нейм обладать силой притяжения буферная позиция оборонно-наступательные технологии в одном флаконе обязательное социальное стразование ввести кого в состояние депрессии опуститься ниже плинтуса вероисповедная политика государства отмывание денег вертикаль власти отбить вложенные средства вертикальный маркетинг оцифровать величину полезности верующий в душе память о войне виртуальная система паранормальные способности вопль сезона патент на изобретения воспользоваться телефоном доверия по идеологическим причинам выводить кого в звезды подмена понятий выделяться из серой толпы пойти на непопулярные меры высокие технологии полный отстой высшие эшелоны власти портфолио на кастинг государствообразующий этнос постановочное фото грязные технологии приоритетное направление дать информированное согласие прорывной прием двойной стандарт противозаконное бандообразование дочерняя компания развитый социальный интеллект жертва репрессии разводить лохов Жизнь предъявляет все новые вызовы. режим реального времени занять свою нишу рецепт радости Заплати – и паши свою пашенку спокойно. русскоязычное население затрата на производство продукции рыночное мышление знаковый фильм сделать самого себя инвестиционная сделка синтетический актер информационное продвижения социальная незащищенность канализировать что на благие дела спланированная операция спецслужб качать права стиль жизни качество жизни населения сферы рынка корпоративная газета тянуть одеяло на себя креативный человек утечка мозгов кто упакован до гробовой доски фильтровать базар культовый фильм фишка в том, что лица кавказской национальноти форсмажорные обстоятельства малоэтажная застройка ходить между каплями дождя ментовский беспредел христианский рок мировой стандарт черный пиар мировой экономический кризис чувствительный регион модель взаимодействия экономики и экологически чистая зона культуры экономический мэйнстрим модельный бизнес электронное правительство музыкальная грамотность этническое сознание Метаоператоры в функции поисковой системы в обработке ресурсов Рунета для лексикографических целей Полученный список можно оценивать по-разному и использовать по разному. Но три тура и несколько шагов отбора, о которых шла речь, показы вают весьма важную вещь: как ни существенны автоматические фильтры, как они ни облегчают ручную выборку, они приносят в эффекте всего лишь сырье вой материал для дальнейшей обработки. Не компьютер, даже с самой изо щренной программой, а человек является той инстанцией, которая определяет статус выделенного автоматом языкового материала, возведя его в ранг еди ниц системы данного языка или отказывая ему в таком статусе. Не иначе дело обстоит и с полученным списком 105 словосочетаний, названных всего лишь «кандидатами в класс единиц языка».

По всей вероятности, исследователю не избежать здесь вопроса о принад лежности выделенных словосочетаний к фразеологии. В ответ хочется приве сти слова авторитетнейшего польского фразеолога Анджея М. Левицкого: «Нет одной фразеологии, или, иными словами, фразеология – наука многоаспект ная. Каждая разновидность фразеологии предполагает свой ракурс видения языка и ставит свои цели» [Lewicki 1976: 24;

перевод мой. – В.Х.]. Относитель ность фразеологии как науки проявляется, между прочим, в сосуществовании нескольких фразеологических парадигм: стандартной фразеологии С. Скоруп ки, синтаксической А. Левицкого, прагматической В. Хлебды, зарождающейся когнитивной. Относительно и понятие фразеологичности: в прагматической фразеологии (фразематике;

[Chlebda 1991]), в центре которой – человек, обра щающийся с какой-то целью к другому человеку, фразеологичность словосо четаний рассматривается относительно места, времени и обстановки общения.

С этой точки зрения все образующие вышеприведенный список словосочета ния, несомненно, фразеологичны. Можно сказать еще иначе: все эти словосо четания репродуцируемы относительно тех условий, в которых совершался акт общения (т.е. все они – сверхлексемные репродукты своего места и времени).

Одно, во всяком случае, не подлежит, пожалуй, сомнению: русские действи тельно так сегодня говорят: в своих домах, на местах работы, на полосах газет, в своих нишах и на всероссийском форуме телевидения. Русское коммуника тивное пространство не монолитично: оно слагается из сотен перекрещиваю щихся сфер, для которых перечисленные выражения – устойчивые, типичные единицы их языков. Как этот вывод, так и полученный список единиц пред ставляются интересными и для языковедов-теоретиков, и для практиков лек сикографии. Особый интерес они представляют, однако, для изучающих рус ский язык иностранцев (в частности, для студентов-филологов). Для них пред ложенный здесь метод поиска многолексемных репродуктов – поучительный путь к новой России, к современным россиянам и их сегодняшнему языку.

А что из полученного языкового сырья переплавить в словарь, зависит от ответа на вопрос, какого типа, какого объема и для кого предназначенный. Но это уже тема для отдельного рассмотрения.

вОйцех хлеБдА иСпОльзОванная литеРатуРа:

BOGUSAWSKI, A. (1976): O zasadach rejestracji jednostek jzyka. In: Poradnik Jzykowy, N 8, s. 356–364.

BOGUSAWSKI, A. (1989): Uwagi o pracy nad frazeologi. In: Z. Saloni (ed.): Studia z polskiej leksykografii wspczesnej III. Biaystok, s. 13–30.

BOGUSAWSKI, A., DANIELEWICZ, M. (2005): Verba Polona Abscondita. Sonda sownikowa III.

Warszawa.

CHLEBDA, W. (1991): Elementy frazematyki. Wprowadzenie do frazeologii nadawcy. Opole.

CHLEBDA, W. (2005): Szkice o skrzydlatych sowach. Interpretacje lingwistyczne. Opole.

CHLEBDA, W. (2009): Idiomatykon 4.: gdzie jestemy, dokd zmierzamy (i par zda o tym, skd przychodzimy). In: W. Chlebda (ed.): Podrczny idiomatykon polsko-rosyjski. Zeszyt 4. Opole, s. 9–38.

CHLEBDA, W. (ed.) (2010): Na tropach reproduktw. W poszukiwaniu wielowyrazowych jednostek jzyka.

Opole.

KOSEK, I. (2008): Fleksja i skadnia niecigych imiennych jednostek leksykalnych. Olsztyn.

LEWICKI, A.M. (1976): Wprowadzenie do frazeologii syntaktycznej. Teoria zwrotu frazeologicznego, Katowice.

LEWICKI, A.M. (2003): Studia z teorii frazeologii. ask.

MOKIJENKO, W., WALTER, H. (eds.) (2008): Komparacja systemw i funkcjonowania wspczesnych jzykw sowiaskich. T. 3: Frazeologia. Opole.

SZUBIN, E.P. (1974): Komunikacja jzykowa a nauczanie jzykw obcych. Warszawa.

WIERZCHO, P. (2002): Automatyzacja ekscerpcji definiowanych pocze wyrazowych. Filtry wyrae regularnych. In: W. Krzemiska – P. Nowak (eds.): Przestrzenie informacji. Pozna, s. 119–184.

WIERZCHO, P. (2003): Z cudzysoww do poczekalni leksykograficznej. Warszawa.

WIERZCHO, P. (2006): Problem informacji frekwencyjnej w sowniku przekadowym. d.

WIERZCHO, P. (2008): Fotodokumentacja. Chronologizacja. Emendacja. Teoria i praktyka weryfikacji materiau leksykalnego w badaniach lingwistycznych. Pozna.

леОнОвА, л.А., ШУБИН, Э.П. (1970): Готовые предложения в современном английском бытовом ди алоге. In: Иностранные языки в школе, N 5, s. 11–22.

хлеБдА, в. (2000): Метаоператоры в тексте и их основные функции. In: Слово во времени и про­ странстве. К 60-летию проф. В.М. Мокиенко. Санкт-Петербург, s. 415–429.

хлеБдА, в. (2007): Фразема. К истории одного термина. In: D. Balkov, P. uro (eds.): Frazeologick tdie V. Princpy lingvistickej analzy vo frazeolgii. Ruomberok, s. 105–109.

STUDIE ROSSICA OLOMUCENSIA – Vol. XLIX asopis pro ruskou a slovanskou filologii. Num. OLOMOUC сергей григОрьевич чеМеркин Украина, Киев СТИЛИСТИКА ГИПЕРТЕКСТА КАК НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ЛИНГВОСТИЛИСТИКИ AbStrAct:

This article deals with the analysis of main processes in the hypertext created in the sphere of Internet. The technical means of visuallization made possible to distinct some transitive centers between different textual levels. By virtue of using of these technical means language unites, which forms such transitive centres, acquired great signification, their communicative and stylistic importance grows too. Thus attention is drawn to the question on the new trend in linguistics — hypertext stylistics.

Key wordS:

Hypertext — hyperlink — rhizome text organisation — stylistics — culture of language — hypertext stylistics.

Научное осмысление такого явления, как нелинейный текст, прошло эта пы от осознания его в общенаучной картине [Engelbart, English 1968;

Субботин 1994] до разработки подходов к описанию [Conklin 1987]. Идея использова- ния нелинейной организации текста не нова. Тексты с местами-переходами на другие текстовые уровни характерны, например, для Библии с ее уникальной перекрестной системой «параллельных мест» — аналогов ссылок [Визель 1999: 174]. В середине ХХ в. инженерная мысль предполагала использова ние устройств, с помощью которых можно было бы организовать текст с узла ми перехода на вербальную и невербальную информацию [Bush 1945: 174]. Но наибольшее распространение эта разновидность текста получила с внедрени ем интернет-технологий. В современных цифровых технологиях нелинейная организация текста органически реализовалась в гипертексте.

Симплифицированная модель гипертекста в Интернете — это текст с мар кированными словами или бльшими языковыми единицами, активизация которых обеспечивает переход на другой текст или другую разновидность ин формации. Такой текст, не теряя реальных пространственных очертаний, при обретает специфические признаки, известные в современном научном дис курсе под понятием ризомы [Гречко 1995: 98–102;

Грицанов, Абушенко 2002].

сергей григОрьевич чеМеркин Ризома – термин, заимствованный из философского течения постмодернизма [Делез, Гваттари 1996], куда пришел из биологии, где обозначает определен ное строение корневой системы, характеризующееся отсутствием центрально го стержневого корня и состоящее из многих хаотически переплетенных по бегов – отмирающих, регенерирующих, непредсказуемых в своем развитии.

В широком понимании с помощью понятия ризома можно раскрыть сущность обустройства и функционирование всемирной сети Интернет. Вместе с тем ри зома объединяет сформулированные в философии постмодернизма представ ления об аструктурном способе вербальной организации текста, который дает основания использовать название этого метапаттерна для номинирования де центрованного текста.

Ризоморфная структура гипертекста в Интернете обнаруживает определен ные особенности, нехарактерные для других типов гипертекстовых организа ций: принципиальная возможность существования только в компьютерном виде, множественность виртуальных структур, виртуализация информации [Хартунг 1996].

Структура ризоморфной текстовой организации отличается от линейной.

Модель ризоморфной структуры — это объединение большого количества ли нейных текстов, связанных друг с другом узлами перехода. Для неэлектронно го гипертекста в качестве узла перехода на другой текстовый уровень служат языковые средства, предоставляющие возможность читателю определить этот уровень. Такая конструкция зачастую имеет определенную структуру (знак, слово, предложение, текст), содержание которой указывает на существование иного текстового уровня. То есть в основу формирования узла перехода в ги пертексте заложен семантический принцип.

Электронный гипертекст формируется по такому же принципу, однако тех нический прогресс сделал возможной формализацию логико-семантических связей между частями структуры гипертекста. Благодаря визуальной марки ровке (например, другим цветом) в контексте определенной языковой еди ницы (являющейся узлом перехода на другой уровень) отпала необходимость описания, использующаяся для индикации другого текстового уровня. В элек тронном гипертексте выделяется языковая единица, ассоциативно связанная с текстом на другом уровне, а внешний вид данной языковой единицы свиде тельствует о существовании перехода на этот уровень. Такая формализован ная структура электронного гипертекста иногда в определенных условиях не визуализируется во время общего обзора информации, как это подмечено, например, в заголовках, лидах, анонсах и т. п. Это объясняется тем, что сама структура подобных разновидностей контекста визуально иная. Вместе с тем механическая активизация соответствующих текстовых единиц дает возмож ность перехода на другой уровень.

Логико-семантические связи в электронном гипертексте как коммуника тивной среде обнаруживают особую природу, связанную с принципами акту ального членения предложения.

Стилистика гипертекста как новое направление лингвостилистики Современная коммуникативная практика в сети Интернет демонстрирует повсеместное распространение гипертекста во всех стилистических разновид ностях языка [Чемеркін 2009]. Особое место в структуре гипертекста на уров- не любой функционально-стилистической разновидности занимают узлы пе рехода на другой уровень текста, в языковой практике номинированный как гиперссылка. Единица текста, исполняя роль гипертекстового узла, логически связана с текстовым уровнем, на который осуществляется переход. Именно ги пертекст через узлы перехода дает возможность расширить семантику слова, ведь ссылка в электронной коммуникации – это внешние структурные показа тели, обеспечивающие глобальную связанность гипертекста, его содержатель ное единство [Кушнерук 2007].

Правильная маркировка узла перехода делает оптимальным гипертекст, не ломая логико-семантические связи, и наоборот – неадекватная визуализация узла перехода на другой текстовый уровень разрушает или искажает связи ри зоморфной структуры текста. Данная ситуация связана с проблемами лингво стилистики и культуры речи, непосредственно – со стилистикой гипертекста – направлением лингвостилистики, предполагающим изучение такого типа текстов. С этой точки зрения стилистика гипертекста, во-первых, должна пред усматривать выбор языковых средств во время формирования узлов перехода с одного текстового уровня на другой согласно контексту, который кроется под гиперссылкой, а во-вторых, регулировать логико-семантические связи между структурными единицами гипертекста с помощью узлов перехода между тек стовыми уровнями. Именно узел перехода с одного уровня текста на другой – основная единица стилистики гипертекста.

Проблема применения стилистического инструментария, а также инстру ментария культуры речи к анализу гипертекста актуализировалась в услови ях функционирования Интернета. Во Всемирной сети узел перехода на другой текстовый уровень четко эксплицировался с помощью технических средств.

Гиперссылка стала выразительным компонентом гипертекстовой структуры, увеличившим стилистический и культурно-речевой вес единиц, принадлежа щих этому узлу перехода. В связи с этим четко обозначился еще один предмет исследования современной стилистики и культуры речи – единица гипертек стовой структуры. Функционально значимой единицей оказывается узел пе рехода на другой текстовый уровень, поскольку визуализация соответствую щей языковой единицы – узла перехода – формирует другой стилистический и культурно-речевой контекст. Узел перехода в электронном гипертексте (как, собственно, и в неэлектронном) в функциональном аспекте исполняет роль метафоры, главная задача которой перенести с одного объекта обозначение на другой на основе определенного сходства. Соответственно такая модель нуж дается и в стилистическом инструментарии для ее описания.

Изучение семантических свойств высказываний естественного языка состо ит в установлении связи между средствами языка, с одной стороны, и логиче ской интерпретацией таких высказываний – с другой [Демьянков 1981: 115].

Семантическая функция узла гипертекста в электронном ресурсе дополняет сергей григОрьевич чеМеркин ся техническими средствами выделения гиперссылки, соответственно исче зает потребность подробного описания указания на другой текстовый ресурс.

Тем не менее не всегда указание на другой текстовый ресурс и собственно ги перссылка совпадают. По большей части языковые единицы вне узла перехода выполняют дополнительную семантическую нагрузку. Что касается собствен но узлов перехода, то в электронном тексте отчетливо выделяются языковые единицы, содержащие прямое и косвенное указание на другой текстовый уро вень. Соответственно в современном языке под семантическими признаками гипертекста в Интернете сформировались две группы языковых единиц, фор мирующих узлы перехода на другой текстовый уровень: 1) языковые единицы, содержащие прямое указание на другой текстовый уровень и формирующие узел перехода на него с помощью как гиперссылки, так и собственно текстовой структуры, или же с помощью лишь гиперссылки;

2) языковые единицы, со держащие косвенное указание на другой текстовый уровень.

Языковые единицы, содержащие прямое указание на другой текстовый уро вень и формирующие узел перехода на него с помощью как гиперссылки, так и собственно текстовой структуры, могут быть представлены описательно:

Ознайомитися з проектом статуту територіальної громади Львова мож­ на за таким гіперпосиланням http://www.gromada.lviv.ua. Здесь узел пе- рехода на другой текстовый уровень формирует гиперссылка, маркированная в контексте, а также рематический элемент за таким гіперпосиланням. В ка честве гиперссылки может быть использован электронный адрес (как элемент другой семиотической системы) или вербальная языковая единица: Взято звідси: http://upu.org.ua;

Зі словником можна ознайомитися тут.

Прямое указание в узле перехода на другой текстовый уровень может быть выражено языковой единицей, семантика которой связана с указанием (по большей части таковой является единица, поддавшаяся прономинализации, адвербиализации, иногда вербализированная форма): Хороша стаття Ан­ дрія Левуса, взято тут;

Якщо ви забули свій пароль, ми можемо нагада ти, однако нередко узел перехода формируют, используя структурно более сложную единицу – предложение: Матеріали про події 2004 року збереглися у архіві «Майдану». Подивіться цю замітку.

Значительно шире представлены электронные гипертексты с косвенным указанием на существование другого текстового уровня (следует отметить, что понятие «косвенное указание» условно, поскольку правильно выделенные в контексте языковые единицы в определенной степени всегда указывают ре ципиенту на информацию, содержащуюся на другом текстовом уровне, однако прямое указание на существование перехода на другой текстовый уровень язы ковыми средствами не выражено): Лідер рок-гурту «Воплі Відоплясова»

Олег Скрипка увійшов до робочої групи, мета якої – представити вітчизня­ не мистецтво зарубіжному глядачеві. Косвенным указанием может быть не только вербальная, но и другая, например, невербальная субстантивирован ная, единица: Приєднатися до нашої команди на сайті www.i.ua можна за наявності інформації про себе. В последнем примере субстантивируется не- вербальный компонент (интернет-адрес).

Стилистика гипертекста как новое направление лингвостилистики В гипертексте с использованием гиперссылок часто изменяется стилистиче ское построение, нарушается синтаксическая структура. Одна из особенностей гипертекста в Интернете – нивелирование системы пунктуации при узлах пе рехода на другой уровень текста. Частично функции пунктуации принимает на себя гиперссылка, поскольку узел перехода на другой текстовый уровень в электронном виде визуально отличается от всего текста. Поэтому в тексте на рушается пунктуационная норма в приузловых текстовых частях, в частности, когда узлом выступает электронный адрес сайта: Початок http://blog.i.ua/ community/1025/206933.

В электронных текстах гиперссылка приобретает иные синтаксические при знаки: Ми тут з’ясували, що любителі слов’янської міфології серед слов’ян – рідкість;

Перші в цьому році гуляння киян на Масницю відбудуться 22 лю­ того на Печерську – в парку будівництва кафедрального собору Воскресіння Христового. Схема проїзду. В первом примере на уровне актуального члене- ния предложения адвербиальный компонент тут в линейном текстовом по строении нуждается в более широком контексте, который дал бы возможность полностью раскрыть тему сообщения. Потребность в более широком контек сте может исчезнуть во время устного общения, когда тему сообщения мож но полностью раскрыть с помощью невербальных средств коммуникации (на пример жеста). В ризоморфной текстовой структуре широкий контекст также выглядит лишним, поскольку адвербиальный компонент тут через его визу альную маркировку заполняет информационную лакуну в теме сообщения. То же касается и второго примера, в котором предложение Схема проїзду в ризо морфной структуре полностью раскрывает рему сообщения. То есть призна ки предложения в разных текстовых структурах разные: для линейного тек ста они одни, для нелинейного (особенно в узлах перехода на другой уровень) – другие. Следует также отметить, что на уровне актуального членения пред ложения в электронном гипертекстовом построении каждая гиперссылка бу дет темой для другого текстового уровня, а это свидетельствует о том, что ком муникативная функция таких единиц возрастает.

Эксплицитность узла перехода на другой текстовый уровень, как свидетель ствует языковая практика в Интернете, часто несовершенна. С одной стороны, существует техническая визуализация узла перехода, которая выразительно ре презентативна, с другой – используемые языковые средства, с помощью которых создан узел, не всегда адекватны тексту, на который осуществляется переход.

Неправильное техническое маркирование узла перехода искажает логико семантическую связь между частями гипертекста: Звертаюся до Вас з на­ дією, що зможете мені допомогти (выделенный элемент – гиперссылка на главную страницу новостного ресурса, на одном из сайтов которого и опубли кован вышеуказанный материал);

«Нехай твоє дитя ходить до нормальної української школи...» — адже, колеги, — це просто крик у пустелі (гиперс- сылка направляет читателя на материал, цитата из которого использована в примере). Даже широкий линейный контекст в приведенных примерах не дает возможности понять, на что указывает гиперссылка. Это касается и ги сергей григОрьевич чеМеркин перссылки, состоящей из предикативного центра, поскольку с помощью лишь предикативного центра тяжело определить семантическую связь с другим тек стовым уровнем: Пряму відповідальність за відставку Голови Верховної Ради несе Президент України.

Такие примеры в современном электронном гипертексте не единичны, со ответственно вопрос культуры формирования узла перехода электронного ги пертекста остается открытым.

Проблема маркировки узла перехода на другой текстовый уровень ак туальна в современной интернет-коммуникации. Сегодня нельзя говорить о норме в маркировке узлов перехода, поскольку подмечено лишь логико семантическое соответствие между элементами гипертекста. Однако существу ют некоторые тенденции в создании электронной гиперссылки. Так, в одина ковых позициях может быть маркированным как субъект вместе с группой субъекта, так и сам субъект, как объект с атрибутом, так и отдельно объект, как предикативный центр подчиненного предложения, так и все подчиненное предложение, и т. п. Такая специфика маркировки узла перехода обусловлена экстралингвистическими факторами, главным из которых является то, что ги пертекст формируют специалисты-компьютерщики, а не лингвисты.

Итак, с появлением электронного гипертекста актуализировались процес сы, ранее не характерные для языка. В частности, благодаря техническим средствам визуализации четко обозначился узел перехода из одного тексто вого уровня на другой. Соответственно возросла роль языковых единиц, фор мирующих узел перехода, – их коммуникативная, стилистическая значимость.

Это убеждает, что диффузный характер текста в Интернете невозможно изу чить без применения инструментария определенных языковедческих дисци плин, в частности, стилистики гипертекста, а также других сфер лингвистиче ских и нелингвистических знаний.

иСпОльзОванная литеРатуРа:

BUSH, V. (1945): As We May Think. In: The Atlantic Monthly. Vol. 176, №1, р. 101–108.

CONKLIN, J. (1987): Hypertext: an introduction and survey. In: Computer. Vol. 20, №9, p. 17–41.

ENGELBART, D. C., ENGLISH, W. K. (1968): A research center for augmenting human intellect. In: AFIPS Conference Proceedings (Fall Joint Conference). Montvale, p. 395-410. ВИЗЕЛЬ, М. (1999): По ту и эту стороны экрана. In: Иностранная литература. №10.

ГРЕЧКО, П. К. (1995): Концептуальные модели истории. М.

ГРИЦАНОВ, А. А., АБУШЕНКО, В. Л. (2002): Ризома. In: История философии. Энциклопедия. Минск, с. 883–887.

ДЕЛЕЗ, Ж., ГВАТТАРИ, Ф. (1996): Ризома. In: Философия эпохи постмодерна. Сб. переводов и рефе­ ратов. — Минск, с. 7–31.

ДЕМЬЯНКОВ, В. З. (1981): Логические аспекты семантического исследования предложения. In: Про­ блемы лингвистической семантики. М.

КУШНЕРУК, С. Л. (2007): Расширение коммуникативного пространства: специфика текстов элек- тронных СМИ в сравнении с печатными. In: Политическая лингвистика. Вып. 3(23). Екатерин бург, с. 140–143.

СУББОТИН, М. М. (1994): Гипертекст: Новая форма письменной коммуникации. In: Итоги науки и техники. Сер. Информатика. Т. 18. М., с. 1–158.

ХАРТУНГ, Ю. (1996): Гипертекст как объект лингвистического анализа. In: Вестник Московского университета. Сер. 9, Филология. №3, с. 61–77.

ЧЕМЕРКІН, С. Г. (2009): Українська мова в Інтернеті: позамовні та внутрішньоструктурні про­ цеси. Київ.

STUDIE ROSSICA OLOMUCENSIA – Vol. XLIX asopis pro ruskou a slovanskou filologii. Num. OLOMOUC Tereza Javornick esk republika, Olomouc IDOVSTV JAKO INSPIRAN ZDROJ RUSKCH IDOVSKCH AUTOR 20. STOLET (OSIP MANDELTAM, JOSIF BRODSKIJ) AbStrAct:

The thesis is focused on influence of factual jewish origin on writings of the Russian poets O. Mandelstam and J. Brodsky. The thesis defines notion of jewishness as a source of artistic inspiration and describes status of a Jew in Russian society in the 20th century. The focal point of the thesis is analysis of jewish themes and motives in writings of both authors. We may say that in their prosaic writings both the authors do express the relation to their own jewish roots, in poetry they do it with the aid of jewish motives visualize actual or dateless questions.

Key wordS:

Russian literature – 20th century – poetry – prose – jewishness – artistic inspiration – motive – theme – Osip Mandelstam – Joseph Brodsky.

V jedn z podkapitol vodu k Lexikonu ruskch avantgard 20. stolet se jej autor Tom Glanc zabv otzkou, jak fakta z osobnho ivota toho kterho umlce jsou relevantn pro jeho tvorbu a jak bychom tato fakta, pokud se je rozhodneme v souvislosti s umlcovm jmnem uvst, mli s jeho tvorbou usouvztanit. Nar tak na odedvn zvyk autor historickch a faktografickch prac uvdt ona sporn data vedle umlcova jmna bez vysvtlujcho komente.

V souvislosti se jmny Osipa Mandeltama a Josifa Brodskho je takto lakonicky uvdnou informac jejich idovsk pvod, piazen k jejich jmnm bez ohledu (i dkladnjho pohledu) na to, nakolik jejich literrn tvorbu skuten ovlivnil.

Nam clem je prv tento dkladnj pohled na otzku, zda vbec, i do jak mry idovstv sehrlo roli v umleckm projevu obou bsnk, zda a jakm zpsobem se projevilo.

idovstv meme chpat zaprv jako pojem nboensk (je vak velmi obtn stanovit, zda je lovk opravdu vc id), zadruh jako pojem nrodnostn (avak v ppad id jako nrodnosti je vpravd nemon urit dva zkladn nrodnostn Tereza Javornick znaky, a to spolen zem a spolen jazyk;

jak na to upozoruje nap. text Martina Bubera Der Jude und sein Judentum). Proto chpeme fenomn idovstv jako (s nboenskou tradic spojen) kulturn ddictv, je obohacuje mstn kulturu ze m, v n ti kte id ij.

ivot idovskho obyvatelstva v carskm a sovtskm Rusku a pozdji v So vtskm svazu nebyl jednoduch. V rusk spolenosti odedvna pevldaly anti semitsk nlady, a to dokonce v oblastech, jejich obyvatel s idy prakticky nebyli v kontaktu.

Na potku 20. stolet dolo v Rusku k velkm politickm a spoleenskm zmnm, ve kterch asto nemalou roli hrli prv id bojujc za rozpad antisemitskho carskho reimu. Na jeho konci se situace idovskho nroda uprosted toho ruskho sice nakrtko a pouze sten, avak pece zlepila. Po Velk jnov revoluci vak dolo v souvislosti s upevovnm sovtskho reimu znovu k jejmu zhoren;

nastala doba vyetovn, vznn, lgr, vyhnanstv a poprav.

Ke vem tmto politickm, a s nimi souvisejcm spoleenskm, zmnm dolo za ivota bsnka Osipa Mandeltama. Akoli se v politickm a spoleenskm ivot odehrlo mnoh, v soukromm ivot se v tto dob jet uchovvaly tradin hodnoty, mezi nimi pak tak hodnoty nboenskho vyznn a vry.

Josif Brodskij se narodil za druh svtov vlky, jeho ivot se tedy odvjel v po vlen spolenosti Sovtskho svazu. Oficiln vztah k idovstv se zmnil v otzku vlun nrodnostn, v otzku rodinnho pvodu. Nehled na to vak vudyptomn antisemitsk nlady ze spolenosti nezmizely. V 70. letech se Sovtsk svaz zavzal k dodrovn lidskch prv, co vedlo mimo jin k monosti oban idovsk n rodnosti opustit Sovtsk svaz a odjet do Izraele. V ppad Josifa Brodskho se tato monost stala povinnost, byl donucen Sovtsk svaz opustit;

odjel do Spojench st t, kde uil na univerzit a nadle psal.

Za ivota Josifa Brodskho se nboenstv stalo z hlediska oficilnch instanc nepotebnm a nedoucm, spolenost byla vychovvna psn v duchu sovtsk ideologie – na rozdl od doby Osipa Mandeltama, kdy tento stav teprve vznikal.

Autobiografickou przu, s n se setkvme pedevm v cyklu «Шум времени», pe Osip Mandeltam ve 20. letech. Text se skld z 15 text, z nich jsou vzhledem k tmatu pro ns zajmav przy «Ребяческий империализм», «Бунты и францу женки», «Книжный шкап», «Финляндия», «Хаос иудейский», «Юлий Матве ич», «Эрфуртская программа», «Семья Синани» a «В не по чину барственной шубе». Vechny uveden texty se tkaj Mandeltamova dtstv v jeho osudovm mst, Petrohradu. Texty zobrazuj jeho krsu a bohatstv, je stoj v protikladu k Mandeltamov rodnmu domu, a pedevm k prostoru spojenmu s bsnkovm otcem. Prv on je zosobnnm idovstv takovho, jak ho chpal i spe pocioval Osip Mandeltam – jako chaosu (jak dokonce oteven k v nzvu przy «Хаос иудейский») nepochopitelnch, matoucch, nkdy a dsivch ritul, kultury a nboenstv. idovstv pedstavuje v och Mandeltama-chlapce (podtrhnme zde dvojakost tohoto vnmn, nebo skutenm pvodcem textu je dospl umlec) fenomn, kter naruuje pevnou a srozumitelnou ruskou kulturu.

idovstv jako inspiran zdroj ruskch idovskch autor 20. stolet (Osip Mandeltam, Josif Brodskij) «Весь стройный мираж Петербурга был только сон, блистательный по- ­ кров, накинутый над бездной, а кругом простирался хаос иудейства, не ро­ дина, не дом, не очаг, а именно хаос, незнакомый утробный мир, откуда я вышел, которого я боялся, о котором смутно догадывался и бежал, всег­ да бежал. Иудейский хаос пробивался во все щели каменной петербургской квартиры, угрозой разрушенья, шапкой в комнате провинциального го­ стя, крючками шрифта нечитаемых книг «бытиа», заброшенных в пыль на книжную полку шкафа, ниже Гете и Шиллера, и ключками черно-желтого ритуала. Крепкий румяный русский год катился по календарю, с крашенны­ ми яйцами, елками, стальными финляндскими коньками, декабрем, вейками и дачей. А тут же путался призрак призрак – новый год в сентябре и неве­ селые старинные странные праздники, терзавшие слух диким именем: Рош Гошана и Иом-кипур.» [Мандельштам 1995: 31] V cyklu «Шум времени» je zajmav jet jeden moment, a to zklamn se v idovstv. Ve dvou przch («Книжный шкап», «Хаос иудейский») idovsk kultura Mandeltama-chlapce nejprve okouzl, toto okouzlen jej vnitn silou a krsou je vak vzpt pervno rozarovnm, kdy se idovsk element stetv s ruskm a automaticky (v chlapcovch och dokonce dobrovoln) se mu poddv.

Svm ponenm se idovstv jako nboenstv a kultura v och Mandeltama -chlapce diskredituje.

Krom cyklu «Шум времени» nalzme v Mandeltamov prozaick tvorb jet jeden text, kter sice je spojen s tmatem idovstv, toto tma vak uchopuje zcela jinak. Pamflet «Четвертая проза» vyjaduje pohoren svho autora nad souasnm stavem literatury a kvalitou jejch tvrc. Autor se nijak nevyjaduje k podstat idovstv, avak oteven sm sebe, tv v tv antisemitismu sovtskch ad a lidu, oznauje za ida.

«На таком-то году моей жизни взрослые мужчины из того племени, ко­ торое я ненавижу всеми своими душевными силами и к которому не хочу и никогда не буду принадлежать, возымели намеренье совершить надо мной коллективно безобразный и гнусный ритуал. […] Я настаиваю на том, что писательство в том виде, как оно сложилось в Европе и в особенности в России, несовместимо с почетным званием иудея, которым я горжусь. Моя кровь, отягощенная наследством овцеводов, патриархов и царей, бунту­ ет против вороватой цыганщины писательского отродья.» [Мандельштам 1995: 110] Co se idovstv jako motivu a materilu te, jsou bsn Osipa Mandeltama zcela jinho druhu ne jeho prozaick texty. V sedmi bsnch s idovskou tematikou pracuje bsnk s otzkami podstatnmi pro sebe samho i celou svou dobu.

Poprv se s tmito bsnmi setkvme v 10. letech («Неумолимые слова», «Эта ночь непоправима», «Среди священников левитом молодым», «Вернись в смесительное лоно»). Bsn se odehrvaj v Jeruzalm, figuruj v nich id, as- to se setkvme s odkazy na Star zkon. Bsn vak metaforicky zobrazuj aktul n udlosti 10. a 20. let, velk zmny v rusk spolenosti, je jsou intenzivn spoje ny s pocitem nejistoty. Velmi vmluvn je obraz znienho jeruzalmskho chrmu, Tereza Javornick kter odkazuje k postupnmu potlaovn svobod (a kultury), mezi nimi i svobody (a kulturn kvality) spisovatel, ze strany sovtskho reimu.

«Среди священников левитом молодым / На страже утренней он долго оставался. / Ночь иудейская сгущалася над ним, / И храм разрушенный угрюмо созидался. // Он говорил: небес тревожна желтизна! / Уж над Евфратом ночь: бегите, иереи! / А старцы думали: не наша в том вина - / Се черно желтый свет, се радость Иудеи! // Он с нами был, когда на берегу ручья / Мы в драгоценный лен Субботу пеленали / И семисвещником тяжелым освещали / Ерусалима ночь и чад небытия.» [Мандельштам 1990: 117] Udlosti, je popisuj bsn z let 30., «Жил Александр Герцевич», «Мяук нул конь и кот заржал» a «Что делать нам с убитостью равнин», se odehrvaj v Rusku;

vnuj se postaven id v sovtskm reimu, jejich pronsledovn, omezenm pstupu ad vi literatue i touze po lepm svt. Tyto texty ji nejsou spojen se Starm zkonem, pesn a zeteln popisuj souasnost.

«Жил Александр Герцевич, / Еврейский музыкант,- / Он Шуберта наверчивал, / Как чистый бриллиант. […] Что, Александр Герцевич, / На улице темно? / Брось, Александр Сердцевич,- / Чего там? Все равно! […] Нам с музыкой-голубою / Не страшно умереть, / Там хоть вороньей шубою / На вешалке висеть... / Все, Александр Герцевич, / Заверчено давно. / Брось, Александр Скерцевич. / Чего там! Все равно!» [Мандельштам 1990: 172] Prza Osipa Mandeltama umouje teni pochopit, jakou roli v bsnkov ivot sehrl jeho idovsk pvod. Ukazuje, e pro nj idovstv bylo fenomnem zcela cizm a nechtnm, vnucenm. Oproti tomu ve sv poezii pracuje Osip Mandeltam s tmatem idovstv zcela jinak, s jeho pomoc zobrazuje ty nejdleitj, paliv otzky sv doby.

Josif Brodskij zaal pst przu po svm vynucenm odjezdu ze Sovtskho svazu, v Americe;

do t doby psal pouze vere. idovskho tmatu se dotkaj dva z jeho esej, je napsal anglicky – «Меньше единицы» (Less than One) a «Полто ры комнаты» (In a Room and a Half). Oba texty zachycuj bsnkovy vzpomnky na dtstv i spe mld v povlenm Petrohradu. Text «Полторы комнаты» se vce vnuje Brodskho rodin, matce a otci, bytu, ve kterm spolen ili. Z Brodskho esej (a tak z rozhovor s bsnkem vedench pedevm Solomonem Volkovem a Adamem Michnikem;

viz napklad Volkovovy «Диалоги с Иосифом Бродским») je patrn, e Josif Brodskij k idovstv, jeho kultue a nboenstv, neml v podstat dn vztah. Sovtsk ady jej oficiln prohlsily za ida – tak Josif Brodskij vnmal sv idovstv. Ve svch esejch autor hovo o vudyptomnm antisemitismu a potlaovn prv, dokonce o pronsledovn lid idovsk nrodnosti.

„Udlal jsem vechny zkouky, ale kvli bodu slo pt – nrodnosti – jsem nebyl pijat a m iracionln lska k nmonickm plm se dvma adami zlatch knoflk, pipomnajcch proudy vzdalujcch se svtel na non ulici, zstala neoptovna.“ [Brodskij 1998: 27] Pokud srovnme Brodskho przy s przami Osipa Mandeltama, je patrn, nakolik se msto i jeho obyvatel v povlen dob zmnili. Petrohrad ztratil svou „mandeltamovskou“ krsu a bohatstv a stal se vlkou znienm mstem. Lid, kte idovstv jako inspiran zdroj ruskch idovskch autor 20. stolet (Osip Mandeltam, Josif Brodskij) v nm ili, pili o vekerou osobn svobodu, byli ji zcela vychovni (i zastraeni) sovtskm reimem. Josif Brodskij je vi idovstv indiferentn, na rozdl od Osipa Mandeltama, kter sice k idovstv kladn vztah neml, pece jen vak meme o vztahu hovoit.

Bsn, je se tkaj idovskho tmatu, nalzme v Brodskho tvorb jet mn ne v tvorb Osipa Mandeltama. Ty, kter pece jen najdeme, vznikly v 50. a 60. letech.

Prvn bse, «Еврейское кладбище около Ленинграда», se zabv dvojakost idovskho ivota. Brodskij vyprv o materilnm svt, v nm se id pizpsobuj oficilnm pravidlm zem, ve kter ij, a o duchovnm svt, bohatstv idovsk tradice, kter svmu lidu dokonce i v nejtch letech dv nadji, klid a slu.

«Для себя пели. / Для себя копили. / Для других умирали. / Но сначала платили налоги, уважали пристава, / и в этом мире, безвыходно материальном, / толковали Талмуд, оставаясь идеалистами» [Бродский 1997: 20].

Dal bse, text «Бессмертия у смерти не прошу», je monologem ke smrti.

Nalzme v n jedin moment, kter se vztahuje k tmatu idovstv (a teni pipomn Brodskho eseje) – bsnk konstatuje svj idovsk pvod, teni pedkld obraz idovskho hrobu.

Poslednm bsnickm dlem s idovskm tmatem je poma «Исаак и Авра ам». Jej dj vychz ze starozkonnho pbhu Abrahma, kter ml Bohu obtovat svho syna Izka a tmto inem prokzat svou vru a poslunost. Brodskij v prbhu putovn Izka a Abrahma na msto obtovn pokld otzky o podstat ivota a smrti, o roli lovka ve he osudu. Autor si – a s tmto postupem se v jeho dle asto setkvme – hraje se smyslem slov, hled jejich doslovn vznam, rozebr je psmeno po psmenu a na zklad soutu vznam jednotlivch psmen sestavuje vznam celho slova. Klov slovo cel pomy Izk tak vykld И СновА жерт­ вА на огне Кричит. Velmi expresivn je zobrazen zem, po n Izk s Abrahmem kr – je to jedna velk pou, jedin ivot v n pedstavuje ke (obraz, kter vyvolv pedstavu o kei ve Starm zkonu).

Co se tk zpsobu zpracovn idovskho tmatu, Brodskho vere se od autorovy prozaick tvorby a jeho vlastnch vrok v rozhovorech rzn. Bse o idovskm hbitovu je naplnna tm a obdivem k sle idovsk kultury. Text «Бессмертия у смерти не прошу» svou nezaujatost vi danmu tmatu spe odpovd prost konstataci idovskho pvodu v esejch. Poma «Исаак и Авраам» se opt vrac k zobrazen hlubokch otzek a tmat lidsk existence prv s pomoc idovskho materilu.

Prv ve zpsobu prce s idovskm tmatem meme nalzt jistou shodu v tvorb Josifa Brodskho a Osipa Mandeltama. V prze oba autoi nevyjaduj valn zjem o idovskou tradici. Pro Osipa Mandeltama tato tradice pedstavuje nepochopiteln fenomn, kter jej nadto odcizuje od jemu pochopiteln (i pochopitelnj) rusk kultury. V tvorb Josifa Brodskho je idovstv v podstat zbaveno sv kultury, tradice a nboenstv a stv se jen otzkou oficiln stanoven nrodnosti konkrtnho lovka.

Tereza Javornick V bsnick tvorb vak hraje idovsk tma nemalou roli. S jeho pomoc, na pozad idovskho materilu se oba autoi (s vjimkou Brodskho «Бессмертия у смерти не прошу») vyslovuj k velkm, hlubokm tmatm a otzkm aktulnch udlost i obecn lidskch otzek o ivot a smrti.

Zvrem bychom rdi zmnili jeden moment ne zcela literrnho charakteru, kter pesto dle naeho mnn tvorbu obou autor ovlivnil a kter pmo vychz z otzky jejich idovskho pvodu. Tm bez vjimek toti v Rusku, a ji carskm i pozdji sovtskm, pevldaly nlady antisemitsk, co dokld i fakt, e ani Osip Mandeltam, ani Josif Brodskij nebyli oficilnmi instancemi do rusk kultury pijati. Ostatn jejich tvorba hranice rusk literatury sama pesahuje. Dovolujeme si skutenost, e oba bsnci inspiraci a sv msto hledali ve svtov literatue a neomezili se na kulturn zzem rusk, sten zdvodnit prv idovskm pvodem – do rusk nebyli pln pijati a idovsk kultura, k n byli oba ruskm prostedm zaazeni, ani jednomu z nich dostaten toit neposkytovala. Postaven „mezi kulturami“ dle naeho nzoru umonilo jak Osipu Mandeltamovi, tak Josifu Brodskmu vymanit se ze sebestednosti jedin, v jejich ppad rusk, kultury a pekroit jej hranice smrem ke kultue svtov.

pouit literAturA:

BRODSKIJ, J. (1998): Jeden a pl pokoje. Praha: Nakladatelstv Lidov Noviny.

BUBER, M. (1963): Der Jude und sein Judentum. Gesammelte Aufstze und Reden. Kln: Joseph Metzler Verlag.

GLANC, T., KLEHOV, J. (2005): Lexikon ruskch avantgard 20. stolet. Praha: Nakladatelstv Libri.

БРОДСКИЙ, И. (1997): Сочинения Иосифа Бродского. Санкт-Петербург: Пушкинский фонд.

ВОЛКОВ, С. (2000): Диалоги с Иосифом Бродским. Москва: Издательство Независимая Газета.

МАНДЕЛЬШТАМ, О. Э. (1995): Об искусстве. Москва: Искусство.

МАНДЕЛЬШТАМ, О. (1990): Сочинения. Москва: Художественная литература.

RECENZE ROSSICA OLOMUCENSIA – Vol. XLIX asopis pro ruskou a slovanskou filologii. Num. OLOMOUC Boena Bednakov: Slovo a jeho konverze. Olomouc: Univerzita Palackho v Olomouci, 2009. 253 s. ISBN 978-80-224-2220- Monografie Slovo a jeho konverze olomouck bohemistky Boeny Bednakov umouje teni pohled na slovo jednak z hlediska morfologie a jednak z hlediska slovotvorby. Pi analze jazykovho materilu spojuje tzv. tvarotvorn a slovotvorn principy a tm umouje komplexnj poznn vnitn struktury slova.

Obsah knihy je rozlenn do 10 kapitol, piem v prvn kapitole autorka pesn vyjmenovv, o em jej kniha je a o em naopak nen. Tm zsk ten obecn pehled o tom, co me v knize hledat a co nikoliv. V dal kapitole se autorka vnuje slovu jako stedn jednotce (esk) morfologie, pe o renesanci morfologie v 70.

letech 20. stolet a strun tak charakterizuje z hlediska, kter je pro jej prci relevantn, mluvnice etiny 80. a 90. let. Jako lenka terminologick komise v projektu „Sjednocen kolsk jazykovdn terminologie“, v nm zpracovvala st tvaroslovnou i souvisejc st slovotvornou, Boena Bednakov umouje vhled do kolsk praxe, kdy popisuje postaven morfologie vedle ostatnch jazykovdnch discipln v osnovch Z, a tak kdy uvd mnostv pklad ilustrujcch nesprvn, nevhodn nebo zavdjc uit jazykovdnch termn v hodinch etiny. Tet kapitola podv odpovdi na otzku, co slovo vlastn znamen. Autorka pe o tendenci (pevn v anglofonn morfologii) povaovat za minimln jazykovou jednotku prv slovo. O zevrubnou znalost cizojazynho lingvistickho kontextu se opr i v kapitole Slovo jako slovn druh, na ni pak navazuje kapitolami o morfologickch procesech a vnitn struktue slova. Uvd typy morf a nabz postup pro komplexn analzu slovnho tvaru. V dal sti se podrobn vnuje vztahu transfer – transpozice – konverze. Vstupem je potom dl zvr, e „konverze je morfologick onomaziologick proces, kter je povoln slouit dokonen slovndruhov transpozici (ve smyslu transpozice slovotvorn). A vol prostedky flexe (zmny flexe), tkv tajemstv jej onomaziologick kompetence v tzv. pidan hodnot (onomaziologick), je je obsaena pouze implicitn.“ (s. 221) Hlavn typy slovotvorn transpozice realizovan konverz a typy transflexe v etin vetn analzy vnitn struktury konvertovanch, resp. transflekovanch slov, pedstavuje autorka v nsledujcch kapitolch. Pkladov slova nejsou uvdna izolovan, jsou dokldna v kontextu celch vt, kter jsou erpny z eskho nrodnho korpusu.

V zvru autorka pe: „ Fenomn KONVERZE je i v „konverzi pznivch“ jazycch, jako je anglitina, asto povaovn za proces/jev problematick, kontroverzn, obskurn, a mysterizn … Je pak pedkldan prce pokusem (po)odhalit jej „mysteriznost“ v popisu jazyka, v nm, z hlediska skalikovsk teorie typologickch konstrukt (deduktivn typologie), by mla bt nejvlastnjm morfologickm onomaziologickm procesem.“ (s. 222) Orientaci v knize usnaduje pehledn obsah, ale i jasn jmenn a vcn rejstk.

Co se te uvdnch zkratek a symbol, oceuji jednak jejich objasnn pi prvnm vskytu a jednak jejich dl pehled na s. 120. Komplexn seznam zkratek a symbol se nachz tak na konci knihy.

Pi prci na textu knihy vyuila autorka rozshl bibliografie, je obsahuje vce ne 140 eskch i cizojazynch titul, vetn materil elektronickch a eskho nrodnho korpusu. Pi vyjasovn jednotlivch termn postupuje autorka od jejich definic uvdnch jinmi autory, hled konsenzus nebo na jejich zkladu v souladu s osobnm nhledem problematiky vytv vlastn dl zvry, na nich pak stav dal teorii a poslze i praktickou analzu slovnch tvar.


Z textu i ve uveden citace je zejm, e kniha nen urena pouze odbornkm lingvistm. Pnosem (nejenom terminologickm) bude i pro ir odbornou veejnost, vetn nap. uitel etiny a cizch jazyk. Jej vyuitelnost v pedagogick prci v hodinch jazyka je jednoznan. Lze tedy ci, e „pokus“ spojit tzv. slovotvornou a tvarotvornou analzu za elem celostnho pojet morfologie se autorce vydail.

Monika Vokurkov, esk republika, Olomouc Jn Gallo: Vyjadrovanie kategrie neuritosti v rutine a slovenine. Nitra, Univerzita Kontantna Filozofa 2008, 184 s. ISBN 978-80-8094-320- Recenzovan publikace se zabv aktulnm tmatem kategorie neuritosti, kter v souasn dob pitahuje pozornost mnoha lingvist (z nejnovjch napklad O. Vomkov ve srovnvacm pohledu nmina – etina, Z. Nedomov na materilu rutiny a dal). Konkrtn se vnuje tyem z pti zpsob vyjadovn kategorie neuritosti: lexiklnmu, lexikln-smantickmu, syntaktickmu a kontextov -syntaktickmu. Jak uvd sm autor, jedn se o jednu ze sloitch otzek pi studiu cizho jazyka (s. 11). Dalm dvodem pro vbr tohoto tmatu bylo pro autora to, e vyjadovn neuritosti je oblast, ve kter cizinci, kte se u rutinu, podle jeho nzoru asto dlaj chyby (s. 23).

Prce sestv z pti kapitol, v prvn je podrobn popsna historie zkoumn kategorie neuritosti, a to nejen ve zkoumanch jazycch – v rutin a sloventin:

autor se odvolv tak na prce, kter se tkaj dalch svtovch jazyk, a uvd tak nkter skutenosti charakteristick pro tyto jin jazyky (podrobn je rozebrna napklad otzka funkce a uit len v nkterch jazycch a sporn otzky, kter se len tkaj). Krom historie zkoumn zde autor uvd zpsob, jakm funguj prostedky vyjadujc neuritost v ruskm jazyce.

V dalch kapitolch autor analyzuje ji zmiovan konkrtn zpsoby vyjadovn kategorie neuritosti. Vchozm jazykem pro jeho analzu je ve vtin ppad rusk jazyk, slovensk ekvivalenty jsou uvedeny pouze jako materil pro srovnn, pklady jsou tak uvdny v ruskm jazyce, s nslednm pekladem do sloventiny.

V nkterch stech autor ale pipojuje samostatnou analzu vrazovch prostedk dan kategorie ve sloventin. Krom srovnn rutiny a sloventiny autor v nkterch ppadech porovnv tak s etinou. V vodu dl jazyky na dva typy:

1) ty, kter vyaduj formln vyjden vznam kategorie uritosti / neuritosti a 2) ty, kter tyto jasn ukazatele kategorie ve svm systmu nemaj a kategorii vyjaduj pomoc jinch prostedk rznch rovn (s. 11–12).

Pokud jde o prvn, lexikln zpsob vyjadovn kategorie neuritosti, sousteuje se autor na neurit zjmena a pslovce. Pi analze vychz z ruskho jazyka, krtce analyzuje stupn neuritosti, dle podrobnji rozebr kategorii neuritosti z pozice mluvho. Tady na velkm mnostv pklad ilustruje ti typy neuritosti z pozice mluvho: a) mluv nekonkretizuje osobu, protoe to nen podstatn nebo dleit, b) mluv mysln nekonkretizuje pedmt rozhovoru, aby udlal svoji vpov tajemnou nebo emocionln zabarvenou, c) mluv nekonkretizuje osobu z morln -etickch nebo emocionlnch dvod.

Ve druh sti autor analyzuje neuritost podmnnou bu plnou neinfor movanost mluvho, nebo jeho nepesnou znalost pedmtu rozhovoru. Pro ka dou oblast jsou tady vylenny vrazov prostedky v ruskm jazyce, ke kterm jsou uvedeny mon ekvivalenty pro peklad do sloventiny. Posledn st kapitoly je vnovna nejvtmu stupni neuritosti, kter je podmnna nemonost konkre tizovat pedmt rozhovoru.

Nsledujc kapitola je vnovna lexikln-smantickmu zpsobu vyjadovn kategorie neuritosti, autor se vnuje slovm s vznamem neuritho mnostv.

Tato kapitola je ukonena velice pnosnm zvrem, ve kterm autor shrnuje zvry jinch autor, kte se vnovali tto oblasti, kriticky je hodnot, polemizuje s nimi a sprvnost svch zvr demonstruje na velkm mnostv pklad (nap. s. 68).

V tto kapitole je teba vyzvednout velk mnostv analyzovanch prostedk, a to od hovorovch a po knin. Autor tady rozliuje prostedky, kter jsou pouvny ve svm pmm vznamu, a ty, kter jsou pouvny ve vznamu penesenm;

rozdluje je tak z hlediska frekvence (str. 60), co je podle naeho nzoru v tak znanm mnostv analyzovanch jednotek velmi dleit.

Nsleduje kapitola vnovan syntaktickmu vyjadovn kategorie neuritosti.

Tady autor rozshle analyzuje vztah kategorie neuritosti k aktulnmu lenn vty. V tto kapitole si autor klade za cl zjistit, zda intonace a slovosled slou jako stl prostedky vyjadovn uritosti nebo neuritosti subjektu (str. 91). Na zklad rozshl materilov analzy autor dochz k zvru, e tomu tak nen (str. 93).

Na recenzovan publikaci oceujeme zejmna velk mnostv pklad, na jejich zklad autor svou analzu uskuteuje. Ve vtin ppad se jedn o pklady z krsn literatury (Dostojevskij, Gorkij, Gogol, Bulgakov, echov), mn se setkme s pklady z publicistiky. Pro vodn nastnn fungovn dan jednotky autor uv jednoduchch vlastnch pklad, nkter jevy jsou demonstrovny na pkladech z jinch publikac na dan tma nebo z gramatik. Pro srovnn autor uvd peklad danch ukzek do sloventiny, nkdy vyuv tak peklady do etiny (nap.

peklady A. Morvkov, J. Hulka, V. Pickov). V stech, kde se autor zabv pouze jevy ve slovenskm jazyce, jsou tyto jevy demonstrovny na pkladech z dl vznamnch slovenskch autor (P. Dobinsk, M. Figuli a dal). V ppadech, kde jsou pklady z dl starho vydn, bychom uvtali paraleln zapojen pklad ze souasn publicistiky: v nkterch ppadech vznik pochybnost, zda se uveden jednotka pouv i v souasnm slovenskm jazyce.

Dalm nespornm kladem publikace je pehledn shrnut vsledk bdn v tabulkch. Tyto tabulky urit ocen zejmna studenti, pro kter je tato publikace, jak autor pe, primrn urena. J. Gallovi se podailo vytvoit cennou a pnosnou publikaci nejen pro studenty, ale tak pro ir okruh zjemc.

Petra Fojt, esk republika, Olomouc Bezekvivalentn lexikum jako prostedek komparativnho pohledu na slovensk peklady klasik rusk literatury a vznamn slovensk pekladatele:

Duan Tellinger: Klasici ruskej literatry v slovenskch prekladoch a vznamn prekladatesk osobnosti. Typopress, Koice 2008.

V roce 2008 vyla vznamnmu slovenskmu teoretikovi pekladu a pekladateli zajmav publikace s nzvem, kter v teni me vyvolat pedstavu rozshl prce.

Dan kniha nicmn neanalyzuje vechna dla rusk klasiky, zamuje se pedevm na komparativn analzu rznch peklad vybranch dl, kter, podle autora, byla pro vvoj rusk literatury vznamn a kter takt mla v neposledn ad kulturn -sociln vliv na spolenost v echch i na Slovensku. Jedn se o dv Pukinova dla – Kapitnskou dcerku a Evena Ongina, dle o Gogolovu hru enitba, o roz shl romn Saltykova-edrina Poechonsk star asy a Gribojedovovu hru Hoe z rozumu (nzvy dl uvdme v jejich esk podob, u slovenskch peklad jsou jin, a to jak z dvod jazykov diference, tak, jak se doteme v publikaci, dky rznm pekladatelskm pstupm).

V vodu ke zkouman problematice je v knize pojednno o pekladatelch, kte se danmu dlu vnovali, nsleduje srovnn jejich poin na zklad atraktivnch pklad.

Stejnm studovanm materilem, na jeho zklad jsme provdli komparativn analzu peklad, je bezekvivalentn lexikum, je je ve vech knihch zastoupeno v relativn hojnm mnostv. Jde o relie rznho stupn srozumitelnosti, kter se v romnech 19. stolet asto opakovaly (uvdme pro nzornost nzvy klub a spe cifickch dobovch organizac i povoln majcch speciln sociln presti: Бла­ городное собрание, английский клуб, колежский асессор, tradin rusk relie – jdlo, pit, svtek nebo obleen: блины, масленица, щи, квас, рубашка, dle sem pat nzvy mstn a vlastn jmna majc takt specifick vznam a odstn: Куз­ нецкий мост, кузнечиха, Белогорская крепость, Лизавета Харлова, Симеон, Харитон, Фонтанка, Загорецкий, Скалозуб, Репетилов, Петрушка, Зизи, Мими, Катиш a jin, spoleensko-historick relie jako: тройка, извозчик, ба­ тюшка, пуд, месячина, каторга, ухват, вершок, ланкастерское обучение, вист, красная шапка, дача. Krom konkrtnch vraz z oblasti bezekvivalentn lexiky se prce zamuje na zpsob zachovn, resp. pekldn autorskch poznmek i koment.

Prv schopnost vypodat se s pekldnm tto lexiky a aluz je podle autora jednou ze stejnch monost hodnocen adekvtnosti pekladu a mtkem pekladatelova mistrovstv. Z tohoto titulu si lze vit pedevm peklad J. Ferenka, J. Jesenskho a dle J. trassera, jen za svj peklad Evena Ongina dostal v roce 2002 vysok rusk sttn vyznamenn, bez povimnut ale nelze nechat ani takov pekladatele (leckdy prkopnky), jako byl Maro, Kupec, Hrono, Bodick i Lekov. S rozborem jejich pekladatelskch postup se v publikaci takt setkvme.

Z naeho hlediska je pro teoretiky pekladu i pekladatele velice pnosn Tellingerovo srovnvn peklad, resp. vylennch celk, a originl tak, aby ten sm mohl na pedkldanm materile posoudit zkoumanou problematiku. Za obzvl pnosn lze povaovat uvdn eskch variant a zejmna anglickho pe kladu Evena Ongina vytvoenho V. Nabokovem (1963), kter tento romn ve ver ch pevedl do anglitiny vbec jako prvn, a to dokonale. Krom skvlho pekladu po sob zanechal i obrn poznmkov apart a koment tkajc se zkladnch pekladatelskch krok, kter je bezpochyby i dnes velmi cenn a pnosn. Krom Nabokovova komente bude jist zajmav i „prekladatesk vyznan“ J. trassera Mj Onegin.

Druh mtko hodnocen rovn kvality pekladu popisuje autor publikace nsledujcmi slovy: „… rove ich (prekladateov) prekladovej tvorby je dan nielen stupom znalosti pracovnch jazykov a ich odbornou pripravenosou, (…), no v prvom rade ich majstrovstvom slova – umeleckmi vlohami.“(s. 235). Z tohoto titulu si v pedevm vznamn, pro ruskou literaturu ve slovenskch pekladech velmi dleit, bsnky a spisovatelky Marie Rzusov-Martkov. O jejm pnosu pro slovensk pekladatelstv pojednv v samostatn kapitole Mria Rzusov-Martkov – vznamn prekladateka ruskch klasikov, ale i dle. Na obrnm materilu takt pedkld pesvdiv dkazy o jej vjimenosti. Pedevm zdrazuje, jak jsme ji zmnili, jej vysokou znalost historicko-kulturnho a socilnho kontextu doby, ve kter se pekldan dla, zejmna Poechonsk star asy, odehrvaj, a jej citlivost vi zachovn tohoto kontextu ve slovenskm pekladu. Krom toho klade Duan Tellinger draz tak na pekladatelinu vysokou jazykovou rove, kterou dokzala sprvn pedat nejen srozumiteln, ale i komplikovan satirick aluze, kter ji v dob vzniku pekladu nemusely bt pochopiteln ani pro ruskho tene.


Rozdly mezi jednotlivmi peklady jsou podle Tellingera dan jednak dobou, ve kter vznikaly, a mrou vvoje pekladatelstv jako takovho, jednak stupnm kulturn-historick informovanosti pekladatel.

Tm na zvr bychom si dovolili citovat zajmav posteh o psobivosti jed notlivch peklad, konkrtn pekladu Gribojedovovy hry Hoe z rozumu M. R zusov-Martkov, kter ale me mt podle naeho nzoru rozhodn generalizujc charakter: „Prve aktualizujce a modernizujce preklady starn rchlejie ne ver n, ktor dodraj stavbu, ideu diela a nrodn, resp. historick kolorit pvodniny – materializovan v relich.“(s. 234).

Publikace Duana Tellingera je tedy zajmav nejen z pohledu metodologie pe kldn. Dozvdme se leccos novho i z oblasti historie translatologie, nicmn je velmi pnosn i z hlediska kulturn-historickho. Na zklad rozboru uvdnch reli se jist mnohm milovnkm rusk literatury otevou nov dimenze pi ten dl klasik rusk literatury.

Kristna Bleck, esk republika, Olomouc ZPRVY ROSSICA OLOMUCENSIA – Vol. XLIX asopis pro ruskou a slovanskou filologii. Num. OLOMOUC Mezinrodn vdeck konference ke 150. vro narozen A. P. echova Vznamn jubilea znmch spisovatel bvaj zpravidla impulzem k novm nvratm k jejich umleckm odkazm i ke hledn interpretanch a recepnch pstup k jejich dlm v novm historickm, spoleenskm a kulturnm (ve vztahu k pekladm tchto dl i „jinokulturnm“) kontextu. Rusk prozaik a dramatik Anton Pavlovi echov (29.1. 1860 – 15.6. 1904) pat dnes bezpochyby k nejvz namnjm a nejpopulrnjm spisovatelm ve svtov literatue;

je proto pirozen, e 150. vro jeho narozen byla (a jet bude) nejen v Rusk federaci, ale i na mnoha mstech ve svt, vnovna zven pozornost ze strany literrnvdnch badatel, pekladatel, interpret (v neposledn ad i ze strany dnes nejpopulrnj formy prezentace spisovatelova odkazu – tj. divadelnch reisr i herc). Vstupnm (a zejm i nejdleitjm) setknm se nepochybn stala mezinrodn vdeck konference «А.П. Чехов и мировая культура: взгляд из ХХI века», kter probhla v Moskv na katede djin rusk literatury Filologick fakulty MGU, nicmn jejmi spolupoadateli byly jet dv dal instituce spojen s echovovskm literrnm odkazem: echovovsk komise pi Rad djin svtov literatury RAN a Sttn literrn muzeum A. P. echova v osad Melichovo (tj. Музей-заповедник А. П. Чехова Мелихово).2 Pihlky na konferenci zaslalo 140 zjemc z 19 zem a na samotnm setkn odeznlo 124 refert jednak v plenrnm zasedn, jednak v osmi tematicky diferencovanch sekcch. Zvltn pozornost tak byla napklad vnovna problematice spisovatelovy biografie a jeho nzorov orientace, poetice jeho prz i dramat, kulminanm dlm jeho tvorby, vztahm jeho dl s ruskm i svtovm literrnm kontextem, tradicm echovova dla v rusk a svtov literatue, specilnm otzkm autorovch dramat – zejmna v souvislosti s jejich V samotnm Rusku byla tomuto vro vnovna velk pozornost i ze strany souasnch politik. Nap. vzpo mnkovho aktu v den vro echovova narozen u jeho rodnho domu v jihoruskm Taganrogu (pstav na behu Azovskho moe v Rostovsk oblasti) se zastnil i prezident D. A. Medvedv v doprovodu mnoha v znamnch osobnost, mj. i rektora Moskevsk sttn univerzity (V. A. Sadovniij). echov byl absolventem teh dej lkask fakulty tto univerzity, a proto byl u i v prostorch nejvt a nejprestinj rusk vysok koly poloen zkladn kmen k pamtnku, kter by ml danou skutenost pipomnat souasnm studentm.

Nejde samozejm o nahodilost: vedouc hostitelsk katedry prof. V. B. Katajev, DrSc., pedn rusk «чеховед», znm svmi pracemi v ad zem svta, eskou rusistiku nevyjmaje, je toti souasn i pedsedou spolupodajc echovovsk komise RAN. Organizan „du“ celho setkn byl pracovnk te katedry doc.

R. B. Achmetin, CSc., vystupujc v roli vdeckho tajemnka a praktickho organiztora celho mezinrod nho setkn.

soudobou popularitou, echovov tvorb v relaci s jejmi peklady a recepc nebo trvalm snahm analyzovat specifika jazyka v dlech tohoto autora. V tto souvislosti ns nepekvap, e byl organizovn i speciln „kulat stl“ pod nzvem «Чехов в школе», kter vyvolal velk zjem (vetn zancen diskuse) zejmna mezi poetnmi delegty z Rusk federace.3 Soust celho ptidennho rokovn byla i jednodenn exkurze do osady Melichovo, spojen (krom pednesu nkolika refert) i s prohldkou celho pamtnku (echov tady v letech 1892–1899 provozoval praxi venkovskho lkae) a s malm kulturnm programem (v podn mladch herc moskevskch divadel, v nm astnci zhldli ukzku nezapomenuteln atmosfry spisovatelovy tvorby).

Strun informace nedovol referovat o vech vystoupench.4 Pipomeme si alespo nkter (podle mho nzoru „zsadn“) referty, kter odeznly v plenrnch stech konference (vodn i zvren). Mm na mysli vstupn refert V. B. Katajeva5 «Чехов в ХХ веке: покорение планеты», kter mj. upozornil na distinktivn znaky echovovy tvorby, podncujc zjem o dlo tohoto ruskho autora v historickm a kulturnm celosvtovm kontextu na potku 21. stolet, nebo odpoledn refert O. A. Klinga6 «Один день Антона Павловича (изобра­ жение времени у Чехова», vnujc se mj. i zajmavm otzkm „zobrazen asu“ v echovov dle. Velk ohlas rovn vyvolal obshl refert A. M. Smeljanskho7, zabvajc se problmy aktuln kontroverzn diskuse mezi zastnci tradinho pojet echovovskch dramat s rigorznm respektovnm vchozho autorova textu a propagtory experimentlnch scn „na echovovsk tmata“, tj. diskuse, kter ani v esk literrn kritice nen neznmou. Doslova zplavu komparativnch vystoupen velmi iniciativn (nicmn s objektivn kritickm nadhledem) pedznamenal vedouc redaktor petrohradskho literrnho asopisu «Нева» I. N. Suchich, kter promluvil na tma «Чехов как Толстой: опыт практической жизни» a provokoval tak (na rozdl od nkterch jinch komparativn orientovanch vystoupen) aktuln empatick pohledy na echovovskou – tm limitn – strunost vyjadovn, provokujc zainteresovanou spoluast recipienta, tj. na ony symptomatick Jednn a velmi iv diskuse u „kulatho stolu“ naplnila prioritn problematika tvorby uebnic a literrnch chrestomati v souasnch ruskch kolch. Nepekvapily mne samozejm spontnn „nky na padek lite rrn vchovy“ (ten je nm toti znm i z esk, tebae ponkud odlin, skutenosti). Z diskuse mj. vyplva la nutnost nazrat aktuln diskutovan echovv umleck odkaz pedevm v rovin jeho potencilnho dia logu se souasnm dobovm kontextem a zabrnit tomu, aby mechanicky a stle tradin akcentovan „tan kovost“ («хрестоматийность») nezastnila ty skuten smantick a umleck hodnoty, kter prv dlo toho to autora trvale zaleuj mezi nejvt pedstavitele svtov literatury.

Pi atomizovanm programu nebyla ani monost sledovat jednn vech sekc. Podrobnj informaci tak po skytne konferenn sbornk, kter poadatel chystaj k vydn p echovovsk komise pi Rad djin rusk literatury RAN.

Prof. V. B. Katajev, DrSc., je jednak vedoucm hostitelsk katedry Filologick fakulty MGU, jednak i pedsedou ve zmnn echovovsk komise pi RAN.

Prof. O. A. Kling, DrSc., t.. prodkan hostujc Filologick fakulty MGU, je souasn vedoucm jej katedry te orie literatury.

Jde o zstupce editele znmho moskevskho divadla MCHAT.

atributy vnmn umleckho textu, kter koresponduj pirozen s recepnmi pstupy soudobch vysplch ten i divk. V doslovn zplav dalch refert bych (ani bych chtl sniovat rove tch ostatnch, kter jsem nestihl sledovat) rd pipomenul alespo nkter tmata, kter mne osobn zaujala. Mm na mysli napklad zpesujc nvraty k nejrznjm epizodm autorovy biografie9, pokusy o nov interpretan analzy jeho jednotlivch dl i jejich distinktivnch stylistickch znak (nkdy sten i bez respektovn pirozench posun interpretanch vchodisek v novch asovch, spoleensko kulturnch, ppadn jinonrodnch kontextech)10.

Zaujaly mne rovn referty, zabvajc se pohledem na echovovu tvorbu z pozice vzdlenjch kultur (Japonsko, Korea, na, Nov Zland, Kanada, USA aj.). Nezdka vrazn odlin recepn i interpretan tradice toti apriorn provokuj u ten i literrnch badatel pedstavy o potenciln monm diametrln odlinm chpn echovova umleckho odkazu. Ponkud pekvapiv pak pijmaj informace o tom, e obecn „lidsk“ atributy tvorby tohoto ruskho autora jsou schopny vyvolvat svou lapidrn prostou formou vyjadovn, ale souasn i svou vcevrstevnatou ambivalentn smantikou tm identick recepn postoje v soudobm globalizovanm svt.11 V tto souvislosti je nutno i zmnit „nadhledov“ refert pracovnice Gorkho institutu svtov literatury RAN (rovn lenky spoluorganiztorsk echovovsk komise RAN) I. J. Gitovi (pednesen na zvrenm plnu) s tmatem «Слова о биографии Чехова, биографе и читате­ ле», zamlejc se nad otzkami skuten souasn nadnrodn, svtov popularity odkazu autorova dla. Podailo se ji toti mj. nejen zbavit naznaenou problematiku zkho utilitrnho pstupu, ale i upozornit na nutnost nazrat literrn historick otzky v irch souvislostech. Zajmavm pendantem celho literrn orientovanho jednn bylo vystoupen prodkana Fakulty fundamentln medicny MGU V. A. Loginova, kter se vnoval vztahm diagnostickch schopnost echova lkae a echova spisovatele. V obshlm refertu se mu mj. podailo nejen nastnit zajmav vztah mezi spisovatelovou „zkonitou enou“ medicnou a „milenkou“ literaturou12, ale i dokzat, e i ve sv pvodn profesi lkae nebyl A. P. echov Pro ilustraci bych uvedl alespo nkter komparace, kter byly na konferenci prezentovny: mm na mys li tmata jako hledn spolench pohled na svt i podobnch narativnch postup – eventuln vchodi sek nebo smantickch gest – mezi jubilujcm echovem a takovmi autory rusk i svtov literatury jako F. M. Dostojevskij, A. S. Pukin, M. J. Lermontov, A. I. Kuprin, G. B. Shaw, I. Bunin, W. Shakespeare, nebo komparace orientovan teba na vztahy a souvislosti echova a anglick, americk aj. przy atd.

Jde mj. o tradin symptomatick zjem rusk odborn komunity o vysoce detailn postien vech fakt spiso vatelovy biografie. V tto souvislosti byla nap. vzpomenut nvtva echovovsk osady Melichovo bezespo ru zajmav a pnosn nejen svmi literrn-historickmi, ale i obecn kulturnmi artefakty;

nepekvap pro to, e zanechala ve vech astncch – ty zahranin nevyjmaje – hlubok dojem.

Je mono pipomenout refert s tmaty echovovsk metafory nebo obecn jazyka v jeho przch i dramatech, echovovskho provn asu, smantick charakteristiky vlastnch jmen ve spisovatelovch przch i drama tech aj.

Pznan v tomto smru bylo napklad vystoupen japonskho profesora (a rovn pekladatele echovo vch dramat do japontiny) Nakamoto Nobujuki, osvtlujcho proces japonsk inscenace echovova drama tu «Платонов».

Jde o znm aforistick vrok samotnho spisovatele, kterm s oblibou charakterizoval vztah mezi svmi dv ma profesemi – medicnou a literaturou.

podprmrnm odbornkem. Posledn refert na tma «Вечное движение»

v zvrenm plnu pednesla znm echovovsk teatroloka T. K. ach-Azizov, kter se pokusila shrnout diskusi o trvalm zjmu o echovovsk odkaz v kontextu pirozen vznikajcch vvojovch posun v literrn vd, kritice i recepci.

Celkov moskevskou konferenci hodnotm velmi pozitivn. Poskytovala toti mj.

i adekvtn prostor ke kolegiln, ale i vcn diskusi, kterou povauji za zpravidla nejcennj pnos podobnch setkn. Ta moskevsk diskuse mj. potvrdila neslbnouc schopnost echovovch prz i dramat nejen provokovat samotn zjem ten, divk, pekladatel i literrnch badatel, ale souasn i potvrdila vysoce nadnrodn rozmry tohoto zjmu. Za monost astnit se tohoto jednn je teba organiztorm podkovat.

Oldich Richterek, esk republika, Hradec Krlov Jubilejn sympozium ukrajinist stedn a vchodn Evropy Ve dnech 26.–28. srpna 2010 se na Filozofick fakult Univerzity Palackho v Olomouci uskutenilo jubilejn V. Olomouck sympozium ukrajinist stedn a vchodn Evropy s nzvem Souasn ukrajinistika: problmy jazyka, literatury a kultury, zorganizovan ukrajinistickou sekc katedry slavistiky FF UP. Mezinrodn konference se zastnilo vce ne 80 vdc z vysokokolskch a akademickch pracovi v esk republice, Ukrajin, Rakousku, Itlii a Rusku. Jubilejn sympozium se konalo pod patrontem esk a Mezinrodn asociace ukrajinist a bylo vnovan 10. vro vzniku sekce ukrajinistiky na Univerzit Palackho.

Zahjen konference se uskutenilo v aule FF UP za asti rektora UP prof.

RNDr. Miroslava Maln, CSc., a vedoucho brnnskho Konzultu Ukrajiny Jaroslava Asmana. K astnkm krtce promluvil tak dr. A. Kalous, prodkan FF UP, doc. Z. Pechal, vedouc katedry slavistiky FF UP, a prof. M. Moser (stav slavistiky Vdesk univerzity).

kolem vdc bylo zhodnotit vsledky sv badatelsk prce za dva roky, kter uplynuly od doby konn 4. Olomouckho sympozia ukrajinist (2008), a prodiskutovat aktuln jazykov, literrnvdn a kulturologick problmy dnen ukrajinsk postoranov spolenosti.

Jednn probhala v plenrnch zasednch a ve tech sekcch – jazykovdn, literrnvdn a kulturologick. Npl programu a aktulnost problematiky je mono nastnit v nsledujcch bodech. V vodnm plenrnm zasedn sympozia byl pednesen refert J. Andere (Olomouc) vnovan desetilet existence ukrajinistiky na Univerzit Palackho (v red. zkrcen verzi uvdme za textem zprvy). Ve svm vystoupen hovoil o problmech vzniku a vvoje oboru ukrajinsk filologie, o pomoci koleg rusist a polonist pi zajitn vuky a tak o perspektiv dalho vvoje ukrajinistiky na UP. Na tento refert navzal pspvek M. Mozera (Vde) vnovan vdeskmu obdob v historii Ukrajinskho Vilnho Universytetu. Zajmavm byl refert L. Tarnaynsk (Kyjiv) Antropocentrizmus ukrajinskho edestnictva:

personalistick rozmr.

Jazykovdn sekce se zabvala problematikou spojenou se strukturou, vvojem a fungovnm spisovn ukrajintiny v souasn ukrajinsk spolenosti. Byly j vnovny referty S. Del Gaudia (Kyjiv) Srovnn italskho vokalizmu s ukrajinskm, M. Mykytyn-Druyncov (Odsa) Ortoepie ukrajinskch samohlsek: historie a relie, R. Tryfonova (Charkiv) Expresivnost a metajazykov fenomn omluv za patos v blozch, K. Korotyov (Charkov) Komunikativn strategie a taktika eko logickho diskurzu, L. Zabolotne (Charkiv) Latinsk lkask termny jako sloit lingvistick tvary, N. Nazarenkov, L. Bardinov (Kyjiv) Nkter aspekty vpjek do ukrajintiny sportovnch termn neologism;

dle refert H. Najenkov (Kyjiv) Model epistemick situace a analza struktury staroukrajinskho odbornho textu, N. Kobenkov (Moskva) Sfra fungovn volnho spojen, M. Melnikov (Odsa) Specifinost onomastiky ve sbrce Vbor Liny Kostenko, S. Lavrynenkov (Izmajil) Lidov prvnick rozmr folklornho textu aj. Lingvistick analza ukrajinskch frazeologizm byla pedmtem zjmu H. Hubarevov (Charkiv), J. Kalanykov (Charkiv), S. Rudenkov (Charkiv) a T. Sukalenkov (Kyjiv). Pednejc N. Darukov (Kyjiv) a N. ejlitkov (Kyjiv) hovoily o problmech zpracovn elektronickho slovnku ukrajinsk lingvistick terminologie tezaurusovskho typu a vytvoen lexikln tematickho modelu diskurzu na zklad syntaktickch kritri.

V literrnvdn sekci se probraly teoretick aspekty ukrajinsk literatury rznch vvojovch obdob (referty M. Vaskiva (Kamjanec-Podilskyj) Expe­ rimentln charakter ukrajinskho romnu a romnovch forem 20.-30. let 20.

stol., N. Vydaenkov (Charkiv) Existenciln motivy v Denku O. P. Dovenka, S. Kryvoruenkov (Chrust) Modalita mylen a ctn jako relevantn faktor zjitn konceptulnch pohled spisovatele), tvorba jak znmch, tak i mn znmch spisovatel (referty J. Chodakivsk (Kyjiv) Vasyl Stus proti romantizmu:

stylistick hledn bsnka v 60. letech 20. stol., H. Kolodkevyov (Kyjiv) Obrazy kostela a vznice jako vrazy toposu lyrickho hrdiny ve variantech textu V. Stuse, K. Usaovov (Kyjiv) Frantiknsk klter v ukrajinsk literatue (na materile povdky Nataleny Korolevy), folkloristick problematika (referty V. Fedasov (Kyjiv) Mychajlo Maksymovy a jeho tradice: stn slovesnost jako sociln fakt, V. Badenkovov, J. Badenkovov (Kyjiv) Koncept „studn“ v ukrajinskch a nmeckch pohdkch, O. alakov (Kyjiv) Folklor Podol v zznamech Oleny Pilky:

metodika zapisovac praxe, L. Jefremovov (Kyjiv) Prvn katalog ukrajinskho psovho folkloru). Srovnvac esko-ukrajinsk pln byl zastoupen v refertech R. Merzov (Olomouc) Karel Hynek Mcha a Viktor Zabila jako romantici prody, A. Kohtikov (Olomouc) Realistick zobrazen eny v dlech Marka Vovka a Boeny Nmcov a I. Zabijakov (Kyjiv) esk literrn avantgarda na Ukrajin.

V kulturologick sekci se jednalo o problmech pekladu ukrajinsk literatury do etiny (referty U. Cholodov (Olomouc) Dva hlavn pstupy k pekladatelskmu procesu, E. Opletalov (Olomouc) Peklady ukrajinsk literatury do etiny konce 20. stol., O. Gazdoov (Brno) Gramatick, stylistick a terminologick chyby pi pekldn prvnch text), formovn jazykov kultury (referty S. Harmae (Charkov) Formovn projektov kultury student jako pedpoklad efektivn profesn innosti, L. ejinov (Charkov) Realizace kulturn a kros-kulturn socializace na vysokch kolch souasn Ukrajiny, I. Plotnyck (Kyjiv) Znalost ukrajintiny jako soust profesn innosti sttnho ednka, L. Malesov (Kyjiv) Politici pamti a polykulturnost v sociokulturn analze ukrajinsk spolenosti), ukrajinsk lingvodidaktiky, pedagogiky a etnopedagogiky (referty L. evcovov (ytomyr) Lingvodidaktick studia infinitivnch vt, J. Berezjukov (ytomyr) Ddictv Ivana Franka v kontextu ukrajinsk pedagogiky, O. Berezjukov (ytomyr) Problm profesn pedagogickho vzdln Ukrajiny, Veretenkov, N. Zaverykov (Zaporo) Zvltnosti jazykov komunikativn ppravy socilnho pedagoga, O. Kuerukov (ytomyr) Rodn jazyk v ukrajinsk lingvodidaktice: modern tendence a perspektivy, L. Udovyenkov (Kyjiv) Modern metodiky studia obraz postav v pednkch o literrnm vzdln k). Pozoruhodnmi byly referty S. Vichljajevov, N. Vichljajevov, A. Minosjana, L. Saponykovov (Charkiv), O. Mysekov, M. Matysov (ytomyr) vnovan kulturn vzdlvac politice na Ukrajin v historick perspektiv, vlivu kreativnho ekonomickho vzdln na kul turn vvoj osobnosti a dialogu kultur v lexikln zsob ukrajinskho jazyka.

Pro astnky konference byla organizovna prohldka pamtek msta a vystoupen kapely Lidov muzika FRGL, kter pedstavila lidovou hudbu nkterch regin od Han na vchod, kdy se dostala a na Ukrajinu.

Zvrem meme konstatovat, e jubilejn V. Olomouck sympozium ukrajinist stedn a vchodn Evropy se vyznaovalo bohatm tematickm rozsahem programu, aktulnost projednvan problematiky a vysokou teoretickou rovn proslovench refert, je vyvolaly ivou diskusi. Velkou mrou takt pispla publikace ke konferenci sbornku refert UCRAINICA IV. Souasn ukrajinistika. Problmy jazyka, literatury a kultury. AUPO. Facultas Philosophica. Philologica 100 – 2010.

Univerzita Palackho v Olomouci. Editor J. Ander, DrSc., Olomouc 2010, 374 s.

ISBN 0231-634X;

ISBN 978-80244-2500-9.

VI. Olomouck sympozium ukrajinist stedn a vchodn Evropy se uskuten 23. – 25. srpna 2012 (viz http://www.ukrajinistika.upol.cz).

Josef Ander, esk republika, Olomouc Международная научная конференция «Фразеология, познание и культура»

С седьмого по девятое сентября 2010 в Белгородском Государственном Университете состоялась вторая Международная научная конференция под названием «Фразеология, познание и культура», организаторами которой были Комиссия по славянской фразеологии Международного комитета слави стов, Министерство образования и науки РФ, Национальный исследователь ский университет «БелГу» и НОЦ «Когнитивная лингвокультурология» БелГу.

В конференции приняли участие ученые из самых разных стран. Из славян ского ареала кроме русских докладчиков выступили фразеологи из Белоруси, Украины, Хорватии, Болгарии, Польши, Словакии и Чехии. Неславянский аре ал представляли ученые из Германии, Австрии и других европейских стран. В работе конференции, однако, принимали участие не только европейские уче ные: сопредседателем одной из секций был японский ученый С. Мурата.

На пленарном заседании конференции выступили четыре докладчика.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.