авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ...»

-- [ Страница 2 ] --

…3. Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

Часть 3 статьи 59 Конституции РФ устанавливает исключения из круга лиц, на которых может быть возложена обязанность несения военной службы.

Перечень таких возможных исключений уставлен Конституцией РФ открытым.

Прямо упомянуты только граждане РФ, для которых несение военной службы противоречит убеждениям или вероисповеданию. В настоящее время реализация данного конституционного права конкретизируется в тексте Федерального закона от 25.07.2002 г. № 113-ФЗ «Об альтернативной гражданской службе».

В частности этот закон определяет альтернативную гражданскую службу как особый вид трудовой деятельности в интересах общества и государства, осуществляемой гражданами взамен военной службы по призыву. В 2006 г. по новому был определен срок альтернативной гражданской службы: с 1 января 2008 г. он составляет 21 месяц (т.е. в 1,75 раза превышает по длительности срок военной службы).

Статья 11 названного ФЗ предусматривает, что граждане, изъявившие желание заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой, должны обосновать, что несение военной службы противоречит их убеждениям или вероисповеданию. При этом установлены сроки, до которых необходимо подать соответствующее заявление в военный комиссариат в зависимости от того, когда гражданин должен быть призван на военную службу весной или осенью. Нарушение срока подачи заявления может стать основанием для отказа в его удовлетворении.

Лекция Роль международных соглашений о свободе совести и статусе религиозных организаций в законодательной системе России Приоритет ратифицированных Федеральным Собранием международных договоров и конвенций по отношению к внутригосударственным актам в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Различные толкования понятий «свобода совести» и «свобода вероисповедания» в контексте международных документов о религии. Отношение различных международных религиозных организаций к принципу свободы совести.

Закрепление основополагающих прав и свобод личности во Всеобщей Декларации прав человека. Значимость положения в российском правовом поле таких международных актов как Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Международного пакта о гражданских и политических правах, Декларации ООН о правах лиц, принадлежащим к национальным или этническим, религиозным или языковым меньшинствам, документов о свободе совести СБСЕ, решений Европейского суда по правам человека и др.

Приоритет международных договоров Российской Федерации по отношению к внутригосударственным актам В современную эпоху нормы международного права и международные договоры нашей страны занимают весьма значимое положение в системе законодательного обеспечения принципа свободы совести и в регулировании деятельности религиозных объединений. Международные договоры оформляют отношения России с зарубежными государствами и международными организациями. Они заключаются в соответствии с Конституцией и федеральными законами от имени Российской Федерации уполномоченными федеральными органами. После официального признания, ратификации и одобрения международные договоры в установленном порядке приобретают обязательную силу на территории России.

Положения ч. 4 статьи 15 Конституции РФ устанавливают формулу взаимодействия международного права и внутригосударственного права России:

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Следовательно, международные договоры России наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью правовой системы России. Выражение «общепринятые принципы и нормы международного права» можно обнаружить в резолюциях международных организаций, в документах политического характера. Так, в «Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами в соответствии с Уставом ООН» от октября 1970 г., говорится, что каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права, и обязательства, вытекающие из международных договоров, действительных согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

В международном праве действует немало многосторонних универсальных международных договоров (как по числу участвующих в них государств, так и по своим целям, носящим глобальный характер), содержащих положения о свободе совести и деятельности религиозных организаций. В их числе можно назвать:

«Всеобщую декларацию прав человека» 1948 г., «Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод» 1950 г., «Международный пакт о гражданских и политических правах» 1966 г., «Декларацию о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений» 1981 г., документы о свободе совести СБСЕ, решения Европейского суда по правам человека и др.

В теории международного права нет единого мнения о том, какие именно принципы и нормы являются общепризнанными. Иногда под этим подразумеваются обычные нормы международного права. Данная точка зрения опирается отчасти на мнение Международного Суда ООН о том, что универсальные принципы и нормы или принципы и нормы общего международного права действуют как принципы и нормы обычного международного права. Согласно этому мнению, источником общепризнанных принципов и норм является исключительно международный обычай. Но, как правило, в теории международного права под общепризнанными нормами и принципами понимаются нормы и принципы, получившие признание подавляющего большинства государств. Так, статья 38 Статута Международного Суда ООН, определяет, что источниками международного права являются: международные конвенции, как общие, так и специальные;

международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;

общие принципы права, признанные цивилизованными народами.

Единственное нормативное определение этого понятия дал Верховный Суд РФ. Он указал, что под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. Вместе с тем указанное определение слишком расплывчато для того, чтобы его можно было эффективно применять на практике.

Выражение «общепризнанные принципы и нормы международного права»

отличается от устоявшихся в международном праве формул для характеристик различных категорий норм международного права общего характера. Однако оно не подразумевает их всеобщей обязательности для государств, включая и Российскую Федерацию.

Часть 4 статьи 15 Конституции РФ признает общепризнанные принципы и нормы частью правовой системы России, но их места в иерархии элементов не определяет. В практическом отношении это означает, что правоприменительные органы не обязаны отдавать предпочтение общепризнанным принципам и нормам международного права перед принципами и нормами внутреннего права.

Элементом правовой системы являются и международные договоры РФ.

Согласно п. «а» статьи 2 Закона «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г., под договором Российской Федерации понимается международное соглашение, заключенное Россией с иностранными государствами либо с международными организациями в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

Нормы международных договоров имеют преимущественную силу перед внутригосударственными законами РФ в том случае, если они содержат иные правила поведения. При этом под выражением «иные правила», по-видимому, допустимо подразумевать любые расхождения правил закона и договора.

Международный договор, устанавливающий иные правила, не отменяет действия российского закона. Его преимущественная сила может проявляться только на стадии правоприменения. Несоответствие норм закона и международного закона не ведет к автоматической отмене или неприменимости закона. Правила договора применяются и приоритетны только тогда, когда речь идет о правоотношениях с партнерами по договору.

Особенностью большинства международно-правовых актов, определяющих права и свободы, является то, что создаваемые ими нормы сформулированы в самой общей форме и не являются самоисполнимыми, т.е. их положения не могут непосредственно регламентировать отношения между российскими субъектами права. «Всеобщая декларация прав человека» принята «в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства» (преамбула), поэтому большинство ее положений выдержано в духе декларации.

В свою очередь п. 1 статьи 2 «Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах» ориентирует государства на постепенное выполнение принятых на себя обязательств с учетом имеющихся возможностей путем принятия соответствующих законодательных мер. Поэтому совершенно недостаточно для реализации такого рода норм ограничиваться провозглашением их частью национальной правовой системы.

Согласно п. «в» статьи 71 Конституции, регулирование прав и свобод человека и гражданина находится в ведении России. Это значит, что субъекты федерации осуществлять законодательное регулирование конституционных прав и свобод не могут;

в их совместном с Федерацией ведении находится лишь защита прав и свобод человека (п. «б» статьи 72 Конституции РФ).

Статья 2 Конституции РФ вводит в действие в нашей стране высшие правовые принципы, выработанные демократическими движениями и закрепленные конституционным опытом многих других стран. Обладателями (субъектами) этих прав и свобод являются каждый человек (т.е. гражданин России, иностранный гражданин или лицо без гражданства). В правоприменительной деятельности Российской Федерации до сих пор ощущается серьезная недооценка значимости международных актов в формировании правовой среды. Еще в феврале 1996 г. были приняты федеральные законы о присоединении Российской Федерации к Уставу Совета Европы и о ее присоединении к ряду других документов Совета Европы. февраля 1996 г. Россия подписала и вскоре ратифицировала «Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод» 1950 г.

Парламентская ассамблея Совета Европы в сотрудничестве с Федеральным Собранием РФ продолжает осуществлять меры рекомендательного и контрольного характера, касающиеся совершенствования политических, правовых, социальных, административных и иных отношений, прежде всего в области охраны и защиты прав человека в России. Растущее число дел о нарушениях этих прав, ответчиком по которым выступает РФ, также подтверждает настоятельную необходимость значительно усилить работу по полному признанию, соблюдению и защите конституционных прав человека и гражданина, в том числе в сфере конфессиональных отношений.

Различные толкования понятий «свобода совести» и «свобода вероисповедания» в контексте международных документов о религии Свобода совести во многом формирует качества личности человека и состояние общества. Свободный мировоззренческий выбор является основой свободного политического выбора, правовой демократии и социального государства. От реализации этого системообразующего права зависят способность индивида к самореализации. В глобальном контексте свобода совести является необходимым условием преодоления разобщенности человечества.

«Свобода совести» и «свобода вероисповедания» – устойчивые международные термины, обозначающие права и свободы личности, связанные с наличием религиозных или нерелигиозных убеждений.

Основное содержание понятия «свобода совести» раскрыто в ряде международных документов, среди которых «Всеобщая декларация прав человека» (статья 18), «Международный пакт о гражданских и политических правах» (статья 18), «Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод» (статья 9).

Свобода вероисповедания – это право человека свободно определять и изменять свои религиозные убеждения, совершать предписываемые ими ритуалы, обряды и иные действия, открыто заявлять о своей вере.

Свобода вероисповедания может рассматриваться как частный случай свободы совести, поскольку последняя включает в себя как свободу религиозных убеждений, так и все виды религиозно индифферентных убеждений. В современном российском законодательстве термины «свобода совести» и «свобода вероисповедания» используются обычно как устойчивое словосочетание. Чтобы внести ясность и определенность в этот вопрос, известный исследователь Г.П. Лупарев предлагает вместо термина «свобода совести и вероисповедания» использовать в законодательстве более нейтральное, по его мнению, понятие «свобода мировоззрения». Главным достоинством предлагаемого института, по мнению автора, будет переход от дуалистического к плюралистическому пониманию мировоззренческой свободы.

Религиозные организации дают различные оценки принципа свободы совести. Наиболее проработанный вариант интерпретации данного принципа приводится в Декларации «О религиозной свободе», принятой II Ватиканским собором католической церкви (1962-1965 гг.). В нем используется термин «религиозная свобода», которая состоит в том, что все люди должны быть свободны от принуждения со стороны как отдельных лиц, так и социальных групп, а также какой бы то ни было человеческой власти, дабы благодаря этому в религиозных вопросах никого не заставляли действовать против своей совести и не препятствовали действовать в должных пределах согласно своей совести.

Вместе с тем, в Декларации отмечается, что пользуясь религиозной свободой, необходимо соблюдать нравственный принцип личной и социальной ответственности;

гражданское общество имеет право защищать себя от злоупотреблений, которые могут возникнуть под предлогом религиозной свободы, и потому обеспечение такой защиты является делом прежде всего гражданской власти. На гражданскую власть возлагается и первостепенная обязанность охранять и поддерживать религиозную свободу справедливыми законами и другими подходящими средствами, а также обеспечить условия, благоприятствующие развитию религиозной жизни.

В «Основах социальной концепции Русской православной церкви»

высказывается мысль о том, что утверждение юридического принципа свободы совести свидетельствует об утрате обществом религиозных целей и ценностей, о фактической индифферентности к делу Церкви и победе над грехом. Но этот принцип оказывается одним из средств существования Церкви в современном мире, позволяющем ей иметь легальный статус в светском государстве и независимость от инаковерующих или неверующих слоев общества.

В «Основных положениях социальной программы российских мусульман», разработанных в 2001 году Советом муфтиев России, говорится, что право на свободу совести и вероисповедания является необходимым условием и средством добровольного вверения себя Единственному Богу и исполнения Его воли, т.е.

исповедания ислама. Это право не может быть ни причиной греха, ни его следствием. Далее со ссылкой на «Каирскую Декларацию прав человека в Исламе», принятой мусульманскими государствами – членами организации «Исламская конференция» 5 августа 1990 г. особо подчеркивается, что: «Ислам – религия свободы выбора. Запрещается использование любых методов принуждения для обращения кого-либо в другую веру или навязывания атеистических убеждений».

Как отмечает на этой основе А.В. Пчелинцев, анализ социальных концепций и программ крупнейших российских конфессий позволяет сделать ряд выводов:

а) свобода вероисповедания является приоритетным правом для современных религиозных объединений;

б) для них принципиально важно, чтобы государство гарантировало реализацию свободы вероисповедания и ее защиту с учетом канонических предписаний;

в) все крупнейшие конфессии призывают своих последователей к толерантности и уважению к убеждениям представителей других религий.

Закрепление основополагающих прав и свобод личности во Всеобщей Декларации прав человека «Всеобщая Декларация прав человека» была принята 10 декабря 1948 г. на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Париже во дворце Шайо. Она была поддержана 48 странами из 56. Только страны социалистического блока, ЮАР и Саудовская Аравия воздержались при голосовании, ни одного голоса «против» подано не было. Декларация представляет собой важнейший социально политический и юридический документ современности, впервые закрепивший в мировом масштабе основополагающие принципы и нормы, определяющие с позиций подлинного гуманизма и демократизма общий современный политический, социально-экономический и духовно-культурный статус личности.

Она послужила моделью при определении стандартов прав и свобод для новейших конституций, принятых во многих странах мира, в том числе, в Российской Федерации. Декларация не носит обязательного характера для стран участников. Сама ООН характеризовала статус Декларации в момент ее принятия в 1948 г. как статус «манифеста, обладающего прежде всего моральным авторитетом».

Фундаментальный принцип Декларации заключается в том, что права личности основаны на врожденном достоинстве каждого человека. В ее преамбуле говорится, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и их равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира, в то время как небрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества.

Идея равенства прав всех людей раскрывается в статье 2 «Всеобщей Декларации прав человека»:

Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

Государство, согласно положениям Декларации, должно проявлять осторожность в наделении дополнительными правами отдельных групп, в том числе религиозных, так как это может нарушить неотъемлемые права других групп. Коллективные права граждан вытекают из прав и свобод личности и не должны им противоречить. Данная статья выражает основное индивидуальное право на равное обращение и на отсутствие дискриминации в пользовании гарантированными правами человека «без всякого различия».

Статья 18 Декларации, в наибольшей степени относящаяся к проблеме свободы совести, гласит:

Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии;

это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов.

Здесь перечисляются основные аспекты свободы совести – право иметь религиозные и нерелигиозные мировоззренческие убеждения, принимать, изменять и исповедовать их, в том числе, коллективно со своими единомышленниками. Деятельность верующих по реализации культовой практики в соответствии с канонами своей религии, а также по осуществлению иных видов социальной активности (миссионерство, благотворительность и т.п.) не может быть ограничена государством, если она находится в законных рамках.

П. 2 статьи 29 Декларации содержит положение о том, что «при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только тем ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе». Таким образом, декларации прямо сказано, что религиозные различия между людьми необходимо уважать. Это включает в себя политический принцип, согласно которому ключевая роль государства заключается в том, чтобы защищать религиозный выбор, а не насаждать религиозный конформизм. Большинству современных государств потребовались столетия, даже тысячелетия религиозных войн и религиозных преследований, чтобы прийти к этому положению, но сейчас данный принцип пользуется широким признанием.

Впрочем, известный российский специалист М.О. Шахов справедливо указывает, что данное положение следует трактовать лишь в совокупности с ч. той же статьи 29, о том, что «каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности». Таким образом, вопреки распространяемой некоторыми правозащитными организациями либеральной точке зрения об абсолютной недопустимости произвольных ограничений свободы вероисповедания, теоретически возможно установление государством, исходя из характеристик и возможностей конкретного общества законных мер по контролю за конфессиональными отношениями. В первую очередь это относится к традиционалистским социальным структурам, далеким от восприятия индивидуалистического приоритета интересов отдельной личности по сравнению с общественными интересами.

Значимость в российском правовом поле международно-правовых актов В международных документах и в российском законодательстве предусмотрена как недопустимость произвольного ограничения прав и свобод личности, в т.ч. права на свободу совести, так и основания для их ограничения.

Во «Всеобщей декларации прав человека», «Международном пакте о гражданских и политических правах», «Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод» установлено, что права и свободы могут быть ограничены законом, что необходимо в демократическом обществе для обеспечения общественного порядка и безопасности, защиты основных прав и свобод других лиц. Аналогичное положение содержится в ч. 3 статьи Конституции РФ. При этом в ч. 3 статьи 56, в частности, оговорено, что право на свободу совести не подлежит ограничению в условиях чрезвычайного положения.

«Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод»

(1950 г.) в содержании статьи 9 затрагивает тему свободы вероисповедания.

Характерной особенностью этой статьи является заявка на ее применимость «к каждому» человеку. Это одно из фундаментальных достижений закона о свободе религии в ХХ в. В отличие от более ранних схем обеспечения свободы веры ее защита в этой статье не ограничивается только гражданами какой-либо страны.

Иностранцы, постоянно или временно проживающие на территории страны, тоже подпадают под действие этого закона.

В некоторых международных документах содержание понятия «свобода совести» раскрывается более детально, так статья 6 «Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений», которая была принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 25 ноября 1981 г. закрепила следующее содержание свободы совести и религии:

а) отправлять культы или собираться в связи с религией или убеждениями и создавать и содержать места для этих целей;

b) создавать и содержать соответствующие благотворительные или гуманитарные учреждения;

c) производить, приобретать и использовать в соответствующем объеме необходимые предметы и материалы, связанные с религиозными обрядами или обычаями или убеждениями;

d) писать, выпускать и распространять соответствующие публикации в этих областях;

e) вести преподавание по вопросам религии или убеждений в местах, подходящих для этой цели;

f) испрашивать и получать от отдельных лиц и организаций добровольные финансовые и иные пожертвования;

g) готовить, назначать, избирать или назначать по праву наследования соответствующих руководителей согласно потребностям и нормам той или иной религии или убеждений;

h) соблюдать дни отдыха и отмечать праздники и отправлять обряды в соответствии с предписаниями религии и убеждениями;

i) устанавливать и поддерживать связи с отдельными лицами и общинами в области религии и убеждений на национальном и международном уровнях.

Дальнейшим шагом в области усиления международных гарантий свободы совести и вероисповедания явилось принятие регионального акта – «Итогового документа Венской встречи представителей государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе», состоявшейся на основе положений Заключительного акта, подписанного 15 января 1989 г. В статье Итогового документа раскрываются обязательства, которые берут на себя государства в целях гарантирования свободы религии. К их числу относятся обязательства уважать право религиозных объединений:

на признание статуса, предусмотренного для них в соответствующих странах;

основывать и содержать свободно доступные места богослужений и собраний;

организовываться в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой;

выбирать, назначать и заменять свой персонал согласно своим соответствующим требованиям и стандартам, а также любым свободно достигнутым договоренностям между ними и государством;

испрашивать и получать добровольные финансовые и другие пожертвования Все основные международные документы схожим образом провозглашают право каждого человека на свободу совести и религии. Однако имеются и некоторые отличия. Например, «Международный пакт о гражданских и политических правах» 1966 г. не содержит положения о том, что можно менять религию, что связано с воздействием устоявшихся обычаев некоторых стран, прежде всего мусульманских, учтенных при подготовке и подписании Пакта.

Статья 18 Пакта не только гарантирует те же права, что перечислены в статье 18 «Всеобщей декларации прав и свобод человека», но и дополняет их другими правами, включая право родителей обеспечивать религиозное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями.

Статья 20 запрещает подстрекательство к религиозной ненависти, а статья определяет, что представителям этнических, религиозных и языковых меньшинств не может быть отказано в праве жить в своей культуре.

Кроме того, Международный пакт 1966 года дает широкое толкование понятия религии. Спецификой Пакта, в отличие, например, от Всеобщей декларации стало то, что он связывал все подписавшие его государства не только моральным, но и правовым обязательством исполнять его общие принципы.

Специалисты, занимающиеся исследованием указанных международно правовых актов, отмечают трудности, с которыми столкнулось международное сообщество, пытаясь закрепить универсальные формулировки, касающиеся религии. В частности, характерной чертой позиции мусульманских стран является отказ от признания права менять религию.

Лекция Состав и структура законодательства Российской Федерации о свободе совести и религиозных объединениях Основные положения федеральных законов и иных нормативных актов, связанных с защитой прав граждан на свободу совести и с регулированием деятельности религиозных объединений. Положения российского законодательства о регистрации религиозных объединений, их цели и задачи, причины возможного отказа в регистрации. Разграничение предметов ведения в данной сфере между Российской Федерацией и ее субъектами.

Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» как основной профильный нормативный акт в данной сфере. Структура и основное содержание закона. Определение и признаки религиозного объединения. Виды религиозных объединений и особенности их юридического статуса. Положения закона о деятельности религиозных организаций. Основания для прекращения деятельности и ликвидации религиозных объединений. Иные нормативно правовые акты, действующие в сфере религии и свободы совести.

Основы российского законодательства о свободе совести и религиозных объединениях Конституция Российской Федерации 1993 г. провозглашает нашу страну светским государством. Это положение отражает отношение российского государства к религии, в соответствии с которым никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, а религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (ст. 14 Конституции РФ). Государство обеспечивает свободу законной деятельности церкви, религиозных объединений, но не вмешивается в определение гражданами своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в дела церкви, в деятельность религиозных объединений, не возлагает на них выполнение функций государственных органов и органов местного самоуправления. В свою очередь религиозные объединения не вмешиваются в деятельность государства.

Государственное образование также носит светский характер.

Россия – многонациональная и многоконфессиональная страна, следовательно, среди основополагающих идей государственного устройства должны быть отражены принципы равенства и взаимоуважения между представителями различных этносов и конфессий. Религиозный вопрос представляет собой весьма тонкую и сложную среду, и при неграмотном правовом регулировании может привести к агрессивным действиям представителей недовольных конфессий.

За период от начала существования Российской Федерации в качестве независимого государства до настоящего времени сформировалось законодательство о свободе совести и о религиозных объединениях, в составе которого можно выделить:

1) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации;

2) Конституцию Российской Федерации;

3) Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»;

4) подзаконные федеральные нормативные правовые акты, принятые для обеспечения реализации отдельных статей и положений Закона;

5) иные федеральные нормативные правовые акты, в которых затрагиваются вопросы свободы совести, свободы вероисповедания и деятельности религиозных объединений:

5.1) законы, регулирующие правоотношения, не связанные напрямую с реализацией права граждан на свободу совести и деятельностью религиозных объединений. Понятия «религия» и «религиозные объединения» в этих актах используются в целях обеспечения равных прав и возможностей граждан независимо от их отношения к религии, а также предотвращения дискриминации граждан и их объединений по этому признаку;

5.2) законы и иные правовые акты, которые содержат нормы, ограничивающие вмешательство государства и его институтов в деятельность религиозных объединений;

5.3) законы, регламентирующие соблюдение и порядок реализации прав верующих в организациях и учреждениях, специфичные особенности которых накладывают определенные ограничения общегражданских прав и свобод находящихся в них граждан;

5.4) законы, регулирующие отдельные виды деятельности религиозных организаций, в частности информационную, благотворительную, образовательную и пр.;

5.5) законы, запрещающие религиозным организациям осуществление отдельных видов деятельности, в частности политической;

5.6) законы и иные нормативные акты, регулирующие имущественные и финансовые правоотношения религиозных организаций;

5.7) законодательные акты, регламентирующие осуществление государственного контроля и надзора за соблюдением законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях и устанавливающие ответственность за его нарушения;

6) нормативные правовые акты субъектов Федерации.

Важную роль для регулирования государственно-конфессиональных отношений играют также решения Конституционного суда Российской Федерации. Кроме того, в последнее время все большее распространение получает практика заключения договоров и соглашений о сотрудничестве в различных видах социально значимой деятельности между органами государственной власти и религиозными организациями.

Положения о регистрации религиозных объединений В соответствие с правовыми позициями, отраженными, в том числе, в решениях Конституционного Суда РФ, федеральная власть, реализуя полномочия, вытекающие из статьи 71 (пп. «в» и «о») и статьи 76 Конституции России, вправе урегулировать гражданско-правовое положение религиозных объединений, в том числе условия признания религиозного объединения в качестве юридического лица, порядок его учреждения, создания, государственной регистрации, определить содержание правоспособности религиозных объединений.

Регистрация уставов (положений) религиозных объединений входит в исключительную компетенцию Министерства юстиции РФ (через органы управления в области юстиции субъектов РФ) по правилам, установленным законом. Принципиальным в статусе религиозных объединений является то, что они образуются и действуют на основании своих уставных документов и не могут вмешиваться в дела государства, участвовать в выборах органов государственной власти и в деятельности политических партий. Однако могут участвовать в социально-культурной жизни общества в соответствии с законодательством, регулирующим деятельность общественных объединений. Ввиду всеобщности требований принципа законности, они относятся также к религиозным объединениям.

Служители культа и члены религиозных объединений признаются самостоятельными субъектами в случае определенных нарушений законодательства о религиозных культах. Нарушение законодательства отдельными членами религиозных объединений не влечет ответственности всего объединения в целом. Деятельность религиозных объединений может быть прекращена по решению общего собрания учредителей, съезда (конференции), его образовавших;

решением суда, если деятельность религиозного объединения противоречит его уставу (положению) и действующему законодательству.

Вместе с тем, водимые меры, относящиеся к учреждению, созданию и регистрации религиозных организаций, не должны искажать само существо свободы вероисповедания, права на объединение и свободы деятельности общественных объединений, а возможные ограничения, затрагивающие эти и иные конституционные права, должны быть оправданными и соразмерными конституционно значимым целям. Государство призвано защищать религиозные объединения и собрания исходя из требования толерантности, веротерпимости.

Под защитой государства и закона в многоконфессиональном обществе находятся религиозные меньшинства. Государство обязано защищать жизнь, физическую и духовную свободу членов религиозной общины от противоправных посягательств, в том числе от посягательств других членов той же общины в процессе отправления религиозных и ритуальных обрядов. Свобода совести – это индивидуальное и коллективное право, субъектами которого выступают религиозные организации и объединения, образующие юридическое лицо, а также религиозные группы, осуществляющие деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица.

Согласно нормам Конституции РФ (п. «в» статьи 71), субъекты Российской Федерации не вправе осуществлять регулирование прав и свобод человека и гражданина. Попытки принятия в отдельных случаях некоторыми субъектами федерации нормативно-правовых актов, направленных на правовое регулирование миссионерской деятельности или формирования новых религиозных объединений, нарушает ключевые принципы федеративного устройства России и разграничения предметов ведения между федеральным центром и субъектами федерации. Во многом, данная ситуация возникала в результате пробелов в федеральном законодательстве.

Между тем, Конституция предоставляет субъектам федерации иную возможность – выступать с законодательной инициативой, которая инициировала бы процесс принятия необходимого нормативно-правового акта на федеральном уровне. В настоящее время большинство подобных региональных актов, принятых, в основном, в 1990-е гг. отменено.

Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях»

как основной профильный нормативный акт, его структура и содержание Федеральный закон от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» принят в развитие конституционных норм о светскости Российского государства (ст. 14 Конституции РФ) и свободе совести (ст. 28 Конституции РФ). Конкретизируя положения Конституции РФ, он определяет содержание права на свободу совести и свободу вероисповедания.

Свобода выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения принадлежит людям не только в пределах вероисповедания, но охватывает все убеждения вообще.

Свобода вероисповедания означает, что никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии.

Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих (ч. 5 статьи 2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, пользуются правом на свободу совести и вероисповедания наравне с гражданами Российской Федерации и несут установленную федеральными законами ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

По своей структуре Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» состоит из преамбулы и четырех глав.

Первая глава – «Общие положения» – раскрывает и конкретизирует общие принципы и правовые подходы, важнейшие из которых в общем виде сформулированы в Конституции: право на свободу совести и свободу вероисповедания, светский характер государства;

отделение религиозных объединений от государства и их равенство перед законом;

право на религиозное образование и способы его реализации.

Вторая глава – «Религиозные объединения». В статье 6 дается определение и устанавливаются признаки религиозного объединения. Таким образом, прямо установлена цель образования религиозного объединения – совместное исповедание и распространение веры. В этом отличие религиозных объединений от общественных и от иных некоммерческих организаций. В отличие от прежнего Закона «О свободе вероисповеданий», более конкретно указаны основные признаки религиозного характера объединения.

Таким образом, мнение участников объединения о религиозном или нерелигиозном его характере не является решающим обстоятельством для официального признания его таковым. Поэтому объединению, которое по сути не является религиозным и не обладает вышеуказанными признаками, но добивается признания себя таковым с целью получения каких-либо льгот или преимуществ, может быть отказано. В то же время норма Закона дает правовое основание, чтобы признать религиозным объединение, которое не хочет именовать себя таковым, чтобы уклониться от предусмотренных законодательством ограничений и ответственности, но фактически подпадает под данное определение.

Третья глава – «Права и условия деятельности религиозных организаций». В настоящее время необходимость подробно регулировать в Законе имущественные, налоговые, трудовые и другие проблемы во многом отпала, поскольку они регулируются соответствующими нормами Гражданского, Налогового, Трудового Кодексов.

Четвертая глава – «Надзор и контроль за исполнением законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях». Статьей 25 эти функции возложены на органы прокуратуры и органы юстиции. Особое значение имеет статья 27. – «Заключительные положения», применение которой вызвало необходимость в принятии актов Конституционного суда Российской Федерации. В этих актах Конституционный суд указал, что положения 27-й статьи не должны служить основанием для ограничения правоспособности уже зарегистрированных до принятия Закона религиозных организаций, даже если срок их деятельности в России насчитывал менее 15 лет.

Виды религиозных объединений и особенности их юридического статуса и направления деятельности Согласно закону «О свободе совести и о религиозных объединениях» под религиозным объединением понимается добровольное объединение граждан РФ, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории РФ, образованное в целях совместного использования и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками:

вероисповедание;

совершение богослужения, других религиозных обрядов и церемоний;

обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

Религиозные объединения могут создаваться в двух формах – 1) религиозных групп;

2) религиозных организаций.

Религиозные группы осуществляют свою деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица;

а религиозные организации регистрируются в качестве юридического лица в установленном законом порядке.

Религиозная организация действует на основании Устава, который утверждается ее учредителями или централизованной религиозной организацией.

Сам Устав регистрируется органами юстиции. В регистрации Устава может быть отказано, если его содержание противоречит законодательству, если создаваемая организация не признана в качестве религиозной и другие основания, указанные в Законе. Отказ должен быть представлен в письменном виде с указанием оснований. Решение об отказе может быть обжаловано в суде.

В Уставе религиозной организации указываются:

наименование, местонахождение, вид религиозной организации, вероисповедание и (в случае принадлежности к централизованной религиозной организации) – ее наименование;

цели, задачи и основные формы деятельности;

порядок создания и прекращения деятельности;

структура организации, ее органы управления, порядок их формирования и компетенция;

источники образования денежных средств и иного имущества организации;

порядок внесения изменений и дополнений в Устав;

порядок распоряжения имуществом в случае прекращения деятельности;

другие сведения, относящиеся к особенностям деятельности данной религиозной организации.

Что касается религиозных групп, то они осуществляют деятельность без государственной регистрации. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляется в пользование группы ее участниками. Религиозные группы имеют право совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, а также осуществлять обучения религии и религиозное воспитание своих последователей.

Учредителями религиозных организаций могут быть не менее десяти граждан Российской Федерации, объединенных в религиозную группу, у которой имеется подтверждение ее существования на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет. К религиозным организациям относятся религиозные общества, управления и центры, монастыри, религиозные братства, миссионерские общества, учреждения профессионального образования. Кроме того, религиозными объединениями признаются также и системообразующие объединения, в состав которых входят и другие самостоятельные религиозные объединения: общества, управления, монастыри и т.д. с их внутренней структурой, системой всех внутренних взаимоотношений между ними, отношений подчиненности и представительства, то есть законом юридически признается организационная независимость этих самостоятельных религиозных объединений. Им подтверждается иерархическая система устройства церквей, обеспечивающая внутреннюю устойчивость религиозных структур и их взаимозависимость, как это предусмотрено внутренними религиозными установлениями.

Отделение религиозных объединений от государства не означает, что государство не может оказывать им помощь в содержании, реставрации и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, предоставлять им налоговые и иные льготы, содействовать в преподавании общеобразовательных дисциплин в религиозных образовательных учреждениях и т.д. В свою очередь религиозные организации вправе основывать и содержать культовые здания и сооружения, иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозных почитаний (паломничества). Они вправе производить, приобретать, эксплуатировать, тиражировать и распространять религиозную литературу, печатные, аудио- и видеоматериалы и иные предметы религиозного назначения;

осуществлять благотворительную и культурно-просветительскую деятельность;

создавать учреждения профессионального религиозного образования;

осуществлять предпринимательскую деятельность и создавать собственные предприятия в законном порядке;

устанавливать и поддерживать международные связи и контакты и т.д.

В собственности религиозных организаций могут быть здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительного и иного назначения, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности, в том числе и имущество за рубежом.

Религиозные объединения не могут создаваться в органах государственной власти, других государственных органах, государственных учреждениях и органах местного самоуправления, воинских частях, государственных и муниципальных организациях. Вместе с тем религиозные организации вправе проводить религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, по просьбе находящихся в них граждан, в помещениях, специально выделяемых для этих целей, в местах паломничества, в учреждениях и предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, а также в жилых помещениях.

Религиозные объединения не участвуют в выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления, не участвуют в деятельности политических партий и политических движений, не оказывают им материальную и иную помощь. Но это не означает, что священнослужители лишаются каких-то общегражданских прав. Будучи равноправными с другими гражданами страны, они могут участвовать в выборах и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, хотя и не от религиозных объединений и не как представители соответствующей церкви.

Деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления не может сопровождаться публичными религиозными обрядами и церемониями. Должностные лица государственных органов и органов местного самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии. В то же время командование воинских частей с учетом требований воинских уставов не вправе препятствовать участию военнослужащих в богослужениях и других религиозных обрядах и церемониях.

Основания для прекращения деятельности и ликвидации религиозных объединений Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий является уголовным преступлением и прямо запрещается статьей 148 УК РФ. Оно может выражаться в физическом воспрепятствовании проведению какого-либо обряда, в необоснованном закрытии церкви или мечети, их повреждении, уничтожении и др. Способы воспрепятствования могут быть различными, в частности, словесное распоряжение, издание письменных актов, применение угроз различного содержания, насилия. Если деяние соединено с применением насилия или уничтожением, повреждением культовых зданий, сооружений, имущества, его следует квалифицировать по ст. 148 УК РФ и статьям, предусматривающим ответственность за преступления против здоровья личности (ст.ст. 111, 112, 115, 116 УК РФ) и против собственности (ст.ст. 167, УК РФ).

Вместе с тем, государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угрозой применения насилия и т.п.

Министерство юстиции России (через свой территориальный орган) вправе направить запрос в экспертный совет о проведении государственной религиоведческой экспертизы организации не только при поступлении заявления о государственной регистрации, но и:

при необходимости экспертной оценки наличия или утраты в деятельности зарегистрированной религиозной организации признаков религиозного объединения (вероисповедания;

совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний;


обучения религии и религиозного воспитания своих последователей);

при необходимости проверки достоверности и соответствия фактической деятельности религиозной организации формам и методам, сведениям об основах вероучения, заявленным при ее государственной регистрации;

при вступлении в законную силу решения суда о признании гражданина, являющегося членом (участником) религиозной организации, лицом, осуществляющим экстремистскую деятельность;

при вступлении в законную силу решения суда о признании экстремистскими материалов, изготовляемых или распространяемых религиозной организацией;

в иных случаях при возникновении при государственной регистрации и (или) осуществлении контроля за соблюдением религиозной организацией устава относительно целей и порядка ее деятельности вопросов, требующих специальных знаний Религиозные организации, согласно ст. 14 Закона могут быть ликвидированы: по решению их учредителей или органа, уполномоченного на то Уставом религиозной организации;

по решению суда в случае неоднократных или грубых нарушений законодательства либо систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей целям ее создания.

Основаниями для ликвидации религиозной организации, запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке (п. 2 статьи 14 Закона) являются:

нарушение общественной безопасности и общественного порядка, подрыв безопасности государства;

действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя и нарушение целостности России;

создание вооруженных формирований;

пропаганда войны, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни, человеконенавистничества;

принуждение к разрушению семьи;

посягательство на личность, права и свободы граждан;

нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использование в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершение развратных и иных противоправных действий;

склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии;

воспрепятствование получению обязательного образования;

принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения;

воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения;

побуждение граждан от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий.

Согласно п. 4 статьи 2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», по просьбам религиозных организаций решением Президента РФ священнослужителям в соответствии с законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе в мирное время может предоставляться отсрочка от призыва на военную службу и освобождение от военных сборов. В отношении предоставления священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу Президент РФ принял специальный Указ от января 2002 г.

Еще одна гарантия свободного осуществления религиозно-культовых мероприятий связана с трудовой деятельностью верующего человека. В п. статьи 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» для органов государственной власти предусмотрена возможность объявлять дни религиозных праздников дополнительными нерабочими (праздничными) днями.

Кроме настоящего Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», законодательство включает в себя иные законодательные акты РФ, относящиеся к обеспечению права на свободу совести и свободу вероисповедания. Нормативные правовые акты, касающиеся обеспечения условий деятельности религиозных объединений и проведения публичных религиозных мероприятий, могут издавать Президент РФ, Правительство РФ, органы государственной власти субъектов РФ.

Например, в соответствии с Кодексом РФ об административных правонарушениях (статья 5.26) воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания (в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него), а также оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики влечет за собой применение мер административной ответственности – наложение административного штрафа.

Федеральный закон «О государственной гражданской службе РФ»

запрещает использовать должностные полномочия в интересах религиозных объединений и иных организаций, а также публично выражать отношение к указанным объединениям и организациям в качестве гражданского служащего, если это не входит в его должностные обязанности (пп. 13 п. 1 статьи 17 ФЗ) и создавать в государственных органах структуры религиозных объединений или способствовать созданию указанных структур (пп. 14 п. 1 статьи 17 ФЗ).

Приложение Задания по самостоятельной работе Самостоятельная работа № Эволюция российского законодательства о религии и свободе совести в течение XX в.: основные этапы и тенденции На основе текста документов, содержащихся в данном приложении, проанализируйте важнейшие этапы становления российского законодательства о религии и свободе совести, выявите предпосылки их появления, основные особенности и зависимость от развития политической ситуации в государстве.

Документ № Именной Высочайший Указ, данный Сенату «Об укреплении начал веротерпимости»

Извлечение Документ является первым законодательным актом Российской империи, в котором зафиксирован отказ государственной власти от действовавшего прежде запрета на переход лиц, исповедовавших православие, в другие конфессии. Отдельным пунктом выделяется необходимость дальнейшего законодательного оформления положения ислама в России, как исторически традиционной для государства конфессии.

17 апреля 1905 г.

В постоянном, по заветам Предков, общении со Святою Православною Церковью неизменно почерпая для Себя отраду и обновление сил душевных, Мы всегда имели сердечное стремление обеспечить и каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести. Озабочиваясь выполнением таковых намерений, Мы в число намеченных в указе 12 минувшего Декабря преобразований включили принятие действительных мер к устранению стеснений в области религии.

Ныне, рассмотрев составленные, во исполнение сего, в Комитете Министров положения и находя их отвечающими Нашему заветному желанию укрепить начертанные в Основных Законах Империи Российской начала веротерпимости, Мы признали за благо таковые утвердить… 1) Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало.

2) Признать, что, при переходе одного из исповедующих ту же самую христианскую веру супругов в другое вероисповедание, все не достигшие совершеннолетия дети остаются в прежней вере, исповедуемой другим супругом, а при таковом же переходе обоих супругов дети их до 14 лет следуют вере родителей, достигшие же сего возраста остаются в прежней своей религии.

3) Установить, в дополнение к сим правилам (пп. 1 и 2), что лица, числящиеся православными, но в действительности исповедующие ту нехристианскую веру, к которой до присоединения к Православию принадлежали сами они или их предки, подлежат по желанию их исключению из числа православных… 15) Признать подлежащими пересмотру законоположения, касающиеся важнейших сторон религиозного быта лиц магометанскоаго исповедания… Полное собрание законов Российской империи. – T. XXV: 1905. – СПб., 1908.

– С. 237-238.

Документ № Манифест об усовершенствовании государственного порядка Извлечение Документ является отрывком из важнейшего законодательного акта Российской империи начала XX в., который принципиально изменил политический облик страны и ознаменовал переход от абсолютной монархии к ограниченной.

Наряду с учреждением парламента с законодательными полномочиями – Государственной Думы – манифест провозглашал и иные либеральные права и свободы населения, в том числе свободу совести.

Впрочем, споры вокруг практической реализации данного принципа продолжались и в дальнейшем (см. также Документ №3).

17 октября 1905 г.

На обязанность Правительства возлагаем МЫ выполнение непреклонной НАШЕЙ воли:

1. Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.

Законодательство эпохи империализма и буржуазно-демократических революций // Российское законодательство Х-ХХ вв. М.: Юридическая литература, 1994 – Т. 9. – С. 41.

Документ № Речь Председателя Совета министров П.А. Столыпина о вероисповедных законах Извлечение Документ дает представление о направлениях идеологической и политической борьбы, которая разворачивалась в начале XX в. вокруг провозглашенного Манифестом 17 октября 1917 г. принципа свободы совести.

Премьер-министр П.А. Столыпин стремится лавировать между требованиями противоборствующих сторон: с одной стороны – православного духовенства о сохранении преимущественного положения православия и штрафных санкций за выход из данной религии;

с другой стороны – левых партий и движений, выступающих за полную свободу отказа от вероисповедания.


П.А. Столыпин предлагает значительно упростить процедуру перехода из православия в другие конфессии, но сохранить фактический запрет на атеизм, а также преимущественный статус православия.

22 мая 1909 года Господа члены Государственной думы!

Внесённые правительством вероисповедные законопроекты породили уже целую литературу, сделались предметом оживлённых прений в политических кругах и волнуют не только лиц, близко стоящих к вопросам веры, но и равнодушных к ней, видящих в том или другом их разрешении признак, знамение общего направления нашей внутренней политики… Напомню вам, прежде всего, что начало религиозной свободы в России положено тремя актами Монаршего волеизъявления: Указом 12 декабря 1904 г., Указом 17 апреля 1905 г. и Указом 17 октября 1905 г. Утруждать вас повторением содержания этих актов, хорошо всем известных, я не буду;

упомянул же я о них потому, что значение, чрезвычайное значение их содержания породило необходимость, после их издания, в некоторых действиях со стороны правительства – в сторону изменения многих из существующих уголовных и гражданских норм. Не говоря о целом ряде административных стеснений, противоречащих принципу вероисповедной свободы, которые тогда же были отменены, в том же административном порядке, в котором они были изданы, осталась еще обширная область действующего законодательства, требующая изменений и дополнений в законодательном порядке, сообразно возвещенным Монархом новым началам.

Дарование свободы вероисповедания, молитвы по велениям совести каждого вызвало, конечно, необходимость отменить требование закона о согласии гражданской власти на переход из одного вероисповедания в другое, требование разрешения совершать богослужения, богомоления, сооружать необходимые для этого молитвенные здания. Вместе с тем явилась необходимость определения условий образования и действий религиозных сообществ, определения отношения государства к разным исповеданиям и к свободе совести, причем все эти преобразования не могли получить осуществления вне вопроса о тех преимуществах, которые сохранены основными законами за Православной Церковью.

На правительство, на законодательные учреждения легла, таким образом, обязанность пересмотреть нормы, регулирующие в настоящее время вступление в вероисповедание и выход из него, регулирующие вероисповедную проповедь, регулирующие способ осуществления вероисповедания, наконец, устанавливающие те или другие политические или гражданские ограничения, вытекающие из вероисповедного состояния. Но, вступая в область верования, в область совести, правительство, скажу даже – государство, должно действовать крайне бережно, крайне осторожно. Не всегда, как верно заметил докладчик, не всегда в этой области чисто гражданские отношения строго отграничены от церковных, и часто они тесно между собою переплетаются… …И вот, поскольку можно судить по современной прессе, по доходящим до правительства и до общества партийным политическим откликам, и в настоящее время существует, между прочим, мнение, что все вопросы, связанные с церковью, подлежат самостоятельному единоличному вершительству церкви… …Я считаю необходимым указать на то, что все законодательные постановления в области взаимодействия господствующей церкви и признанных инославных и иноверных исповеданий всегда проходили в общем законодательном порядке и что провозглашение свободы вероисповедания последовало в порядке Высочайшего указа Правительствующему сенату, основанного на Высочайше одобренных суждениях Комитета министров… …Поэтому ясно, господа, что то мнение, о котором я говорил в начале своей речи, мнение о том, что церковь должна сама определять свои права, своё положение в государстве, проистекает из инстинктивного недоверия к существующим государственным установлениям, особенно с того времени, когда начали принимать в них участие иноверцы и лица нехристианского вероисповедания… …Вот, господа, тот законный путь, который обеспечивает вероисповедные порядки в стране. На этот законный путь я уже указывал и повторяю: заключается он в том, что государство, не вмешиваясь ни в канонические, ни в догматические вопросы, не стесняя самостоятельности церкви в церковном законодательстве, оставляет за собою и право, и обязанность определять политические, имущественные, гражданские и общеуголовные нормы, вытекающие из вероисповедного состояния граждан… …Но возникает вопрос, не должно ли государство в порядке содействия господствующей церкви установить какие-нибудь карательные нормы или гражданские ограничения для тех лиц, относительно которых увещание оказалось безуспешным. Но едва ли, господа, дело исключительно пастырского, исключительно нравственного воздействия возможно связывать с какими-либо карательными мерами, едва ли эти карательные меры соответствовали бы и духу начал вероисповедной свободы.

Для меня совершенно ясно, что гражданская власть, получивши от прихожанина заявление о желании перейти из православия в другое вероисповедание, обязана немедленно сообщить об этом приходскому священнику;

для меня очевидно, что в силу существующих уже законов гражданская власть должна ограждать от всякого насилия, от всяких оскорблений священнослужителя, исполняющего свой долг увещания, но для меня совершенно так же очевидно и бесспорно, что какие бы то ни было принудительные меры по отношению к уклоняющемуся противоречили бы духу начал свободы верования… …Если совершенно бесспорно, что раз провозглашена свобода верования, то отпадает надобность всякого разрешения гражданской власти на переход в другое вероисповедание, если совершенно бесспорно, что в нашем законодательстве не могут быть сохранены какие-нибудь кары за вероотступничество (уже 14 декабря 1906 г. уничтожена статья 185, карающая за отпадение от христианства в нехристианство), то величайшему сомнению должно быть подвергнуто предложение комиссии о необходимости провозглашения в самом законе свободы перехода из христианства в нехристианство… …Между тем, комиссия совершенно правильно признает, что у нас невозможно признание принципа невероисповедности… С одной стороны, комиссия идет гораздо дальше многих европейских законодательств, не знающих открытого признания перехода из христианства в нехристианство, с другой – комиссия не следует до конца за западными образцами и не решается признать принцип вне вероисповедного состояния. Однако торжество теории одинаково опасно и в том, и в другом случае: везде, господа, во всех государствах принцип свободы совести делает уступки народному духу и народным традициям и проводится в жизнь, строго с ними сообразуясь.

Вы все, господа, и верующие, и неверующие, бывали в нашей захолустной деревне, бывали в деревенской церкви. Вы видели, как истово молится наш русский народ, вы не могли не осязать атмосферы накопившегося молитвенного чувства, вы не могли не сознавать, что раздающиеся в церкви слова для этого молящегося люда – слова божественные. И народ, ищущий утешений в молитве, поймет, конечно, что за веру, за молитву каждого по своему обряду закон не карает. Но тот же народ, господа, не уразумеет закона, закона чисто вывесочного характера, который провозгласит, что православие, христианство уравнивается с язычеством, еврейством, магометанством… Столыпин П.А. Полное собрание речей в Государственной думе и Государственном совете 1906-1911. – М.: Молодая гвардия, 1991. – С. 209-219.

Документ № Об отделении церкви от государства и школы от церкви Документ является одним из первых правительственных указов после прихода к власти партии большевиков в 1917 г. В соответствие с атеистической идеологией Советской власти провозглашается отделение церкви от государства, полная свобода вероисповедания или отказа от исповедания любой религии, объявляется о конфискации в пользу государства церковной собственности.

Для разработки декрета была создана специальная комиссия.

Подготовленный текст декрета, после внесения в него лично В.И. Лениным ряда поправок и дополнений, был утвержден Советом народных комиссаров.

20 января (2 февраля) 1918 г.

1. Церковь отделяется от государства.

2. В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан.

3. Каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются.

Примечание. Из всех официальных актов всякое указание на религиозную принадлежность и непринадлежность граждан устраняется.

4. Действия государственных и иных публично-правовых общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями.

5. Свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательством на права граждан и Советской Республики.

Местные власти имеют право принимать все необходимые меры для обеспечения в этих случаях общественного порядка и безопасности.

6. Никто не может, ссылаясь на свои религиозны воззрения, уклоняться от исполнения своих гражданских обязанностей.

Изъятия из этого положения, под условием замены одной гражданской обязанности другой, в каждом отдельном случае допускаются по решению народного суда.

7. Религиозная клятва или присяга отменяется.

В необходимых случаях дается лишь торжественное обещание.

8. Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью: отделами записи браков и рождений.

9. Школа отделяется от церкви.

Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается.

Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.

10. Все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах и не пользуются никакими ни преимуществами, ни субсидиями ни от государства, ни от его местных автономных и самоуправляющихся установлений.

11. Принудительные взыскания сборов и обложений в пользу церковных или религиозных обществ, равно как меры принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами, не допускаются.

12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью.

Прав юридического лица они не имеют.

13. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием.

Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ.

Декреты Советской власти. Т. I. – М.: Госполитиздат, 1957. – С. 109-110.

Документ № Конституция СССР 1936 г.

Извлечение Документ содержит одну из статей второй по времени издания Конституции СССР, в которой появляется упоминание закреплении в государстве свободы совести и вероисповедания (наряду с другими гражданскими правами и свободами). Этого не было первой Конституции СССР 1924 г.

Утверждена постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов СССР 5 декабря 1936 г.

Статья 124.

В целях обеспечения за гражданами свободы совести церковь в СССР отделена от государства и школа от церкви. Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами.

Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Конституции. – М.: Политиздат, 1987. – С. 310.

Документ № Конституция РСФСР 1978 г.

Извлечение Документ содержит одну из статью последней Конституции РСФСР (в окончательной редакции), в которой гарантии свободы совести получают свою итоговую для советского правопонимания форму.

Принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета РСФСР девятого созыва 12 апреля 1978 года Статья 44.

Каждому гарантируется свобода совести – право свободно исповедовать любую религию либо не исповедовать никакой, выбирать, иметь и распространять религиозные, нерелигиозные или иные убеждения и действовать в соответствии с ними при условии соблюдения закона.

Религиозные объединения в Российской Федерации отделены от государства, государственная система образования носит светский характер.

Все религии и религиозные объединения равны перед законом.

Оскорбление убеждений граждан преследуется по закону.

Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. – М.: РЮИД, 2000. – С.408.

Документ № Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий»

Извлечение Документ представляет собой выдержку из второго (после указа СНК «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» 1918 г.) специализированного нормативно-правового акта РСФСР, касающегося проблемы регулирования религиозной деятельности в период распада Советского Союза, сопровождавшегося отказом от воинствующего атеизма как государственной идеологии.

Данный закон упорядочивал государственно-конфессиональные отношения, снимал неоправданные ограничения на культовую деятельность религиозных организаций, упрощал процедуру их регистрации, признавал за религиозными организациями права юридического лица и права собственности, распространял нормы трудового законодательства, социального обеспечения и социального страхования на граждан, работающих в религиозных организациях, включая служителей культа.

Утратил силу в связи с принятием Российской Федерацией ныне действующего Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях».

25 октября 1990 г.

Свобода вероисповеданий является неотъемлемым правом граждан РСФСР, гарантированным Конституцией РСФСР и международными обязательствами Российской Федерации.

Настоящий Закон исходит из содержащегося в международных соглашениях и пактах положения о том, что свобода иметь религиозные или атеистические убеждения и осуществлять соответствующие этому действия подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для обеспечения прав и свобод других лиц.

Статья 1. Задачи Закона РСФСР о свободе вероисповеданий.

Задачами Закона РСФСР о свободе вероисповеданий является регулирование возникающих в этой области общественных отношений в целях соблюдения и единообразного осуществления на всей территории РСФСР принципов свободы совести, закрепленных в Конституции РСФСР, а также реализации права граждан на пользование этой свободой.

Статья 3. Содержание свободы вероисповеданий в РСФСР.

Гарантированная Конституцией РСФСР свобода вероисповеданий включает право каждого гражданина свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и атеистические убеждения, исповедовать любую религию или не исповедовать никакой и действовать в соответствии со своими убеждениями при условии соблюдения законов государства.

Статья 4. Основные формы осуществления права на свободу вероисповеданий.

Граждане РСФСР, иностранные граждане и лица без гражданства могут пользоваться правом на свободу вероисповеданий индивидуально, а также совместно, путем создания соответствующих общественных объединений.

Религиозные и атеистические общественные объединения граждан образуются и действуют на основании своих уставов (положений), регистрируемых в установленном в настоящем Законе порядке. Деятельность общественных объединений граждан, образуемых с целью реализации права на свободу вероисповеданий, не должна быть сопряжена с посягательствами на личность, права и свободы граждан, а также с иными нарушениями законодательства.

Статья 5. Гарантии свободы вероисповеданий.

Основными гарантиями свободы вероисповеданий в РСФСР являются:

- равноправие граждан независимо от их отношения к религии;

- отделение религиозных и атеистических объединений от государства;

- светский характер системы государственного образования;

- равенство религиозных объединений перед законом;

- законодательство, обеспечивающее претворение в жизнь свободы вероисповеданий и устанавливающее ответственность за ее нарушение.

Статья 6. Равноправие граждан независимо от их отношения к религии.

Граждане РСФСР равны перед законом во всех областях гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии. Указание в официальных документах на отношение граждан к религии не допускается. Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их отношения к религии, равно как и возбуждение связанных с этим вражды и ненависти, либо оскорбление граждан в связи с их религиозными или атеистическими убеждениями влекут ответственность, установленную законом.

Оскорбление религиозных чувств граждан, равно как и осквернение почитаемых в данной религии предметов, строений и мест, преследуется по закону.

Статья 10. Равенство религиозных объединений перед законом.

Все религии и религиозные объединения равны перед законами государства. Ни одна религия или религиозное объединение не пользуются никакими преимуществами и не могут быть подвергнуты никаким ограничениям по сравнению с другими. Государство в вопросах свободы вероисповеданий и убеждений нейтрально, то есть не становится на сторону какой-либо религии или мировоззрения.

Статья 13. Ответственность за нарушение законодательства о свободе вероисповеданий.

Лица, виновные в нарушении законодательства о свободе совести и вероисповеданий, несут уголовную, административную и иную ответственность, установленную законодательством РСФСР. Никто не может быть привлечен к ответственности за убеждения, связанные с отношением к религии.

Тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может допрашиваться или давать объяснения кому бы то ни было по обстоятельствам, которые стали известными из исповеди гражданина.

Статья 16. Право на совершение религиозных обрядов Воспрепятствование совершению религиозных обрядов, если они не нарушают законодательства РСФСР, наказывается по закону.

Недопустимо проведение атеистических мероприятий в местах, используемых верующими в соответствии с настоящим Законом для совершения культа.

Статья 17. Религиозное объединение Религиозное объединение – добровольное объединение совершеннолетних граждан, образованное в целях совместного осуществления права граждан на свободу вероисповеданий, в том числе для совместного исповедания и распространения веры.

Исповедание и распространение веры включают в себя совершение культа, распространение своих убеждений в обществе непосредственно или через средства массовой информации, миссионерскую деятельность, дела милосердия и благотворительности, религиозное обучение и воспитание, подвижническую деятельность (монастыри, скиты и прочее), паломничество и иную деятельность, определяемую соответствующими вероучениями и предусмотренную уставом (положением) данного объединения.

Религиозные объединения могут составлять региональные или централизованные объединения со своими органами управления и иными структурными подразделениями, предусмотренными уставами (положениями) данных объединений.

Статья 24. Благотворительная деятельность и культурно-просветительская деятельность религиозных объединений.

Религиозные объединения вправе осуществлять благотворительную деятельность как самостоятельно, так и через общественные организации (фонды). Они имеют право создавать культурные и просветительные организации, а также учреждать органы массовой информации, включая радио и телевидение, на условиях и в порядке, установленном для общественных объединений в РСФСР.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.