авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 20 |

«ВОЛЫНКИН Ю. А. НОВАЯ НАУКА НОВОЕ ИСКУССТВО НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ МОСКВА 2010 УДК 61 ББК 84 «Ручная Пластика» М.: ЗАО ...»

-- [ Страница 17 ] --

Отсев по общим Отказ на консультациях происходит и по причине не профессиональным причинам согласия клиентки с выдвигаемыми мною требования ми для осуществления процесса. Хотя они и редкие, эти случаи, когда женщина настаивает на своих условиях, но о них следует сказать, потому что здесь как раз можно РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ выразить общие принципы профессионального и непро фессионального подхода в нашей теме.

Если специалист ориентируется на результат, то он всегда выдвигает свои условия для оптимального достижения этой цели. Если на процесс, на «олимпийский принцип», где, как из вестно, участие важнее итога, – то условия выдвигает клиент.

Когда получается так, что ответственность за результат на спе циалисте, а условия от клиента, то образуются две несовмести мые вещи, и здесь нет логики, нет даже «женской» логики, есть только бред. Если каждое условие или требование выстрадано и проверено, то, наверное, так лучше для фигуры. Но бывает так, что этого не понимают или не хотят понимать.

Некоторые женщины, выдвигая свои условия, иногда при думывая что-нибудь на ходу, сознательно «опускают» метод до банального массажного салона, где, как известно, «чего изволите?», чтобы сразу создать спекулятивный дискурс для того, чтобы занять «позицию сверху», как выражаются американцы, что часто похоже уже на расстройство лично сти. Здесь предполагаются равноправные отношения, здесь необходим нормальный психологический контакт.

То, что специалист выдвигает какие-то требования к кли енту или пациенту – это и есть признак профессионализ ма. Только шарлатаны зазывают и обещают чудеса всем, не требуя при этом ничего, кроме денег. Профессионал всегда знает границы своих возможностей, что он может и чего не может, – нередко в салонах красоты это создает конфликт с администрацией. Клиенту, например, необходимо сделать перерыв, или уже очевидно, что процедуры проходят впу стую, а администрации это невыгодно.

Стоит добавить, что это настроение «процесса, а не итога»

взято салонами уже из самого общества. Изначально наши салоны красоты не ориентировались на «олимпийский принцип» (они и возникли как альтернатива советским до мам быта), лишь позже это стало использоваться, поэтому не всегда виноват специалист. Ведь не секрет, что сама кли ентка, а не только тот, кто с ней работал, не может толком сказать, в чем же выражен потрясающий результат ее долго го хождения на процедуры.

ТРЕБОВАНИЯ И ПОЖЕЛАНИЯ К КЛИЕНТКЕ Достаточно высокие требования к клиентке вытекают и Отсев по узкопрофессиональным причинам из другой причины, которую трудно понять уже практиче ски всем, в том числе специалистам салонов и клиник (ча стично об этом было сказано в начале книги в главе «Ручная Пластика – новый тип учреждения»). Причина в том, что вы сокие требования выдвигают сами клиентки: большинство из них уже имеют богатый салонный опыт, хорошо знают липосакцию и приходят достаточно «подкованные», а так же «разоренные», «разочарованные», поэтому ожидают и требуют самого высокого результата. Если я совершу ошиб ку, то дискредитация пойдет на всю Ручную Пластику. Если ошибку сделает хирург, то репутация липосакции как тако вой от этого не пострадает – всегда остается теоретическая возможность, что у другого хирурга все могло быть иначе, что, собственно, и подогревается в средствах массовой ин формации. В то время как у меня пострадает сама идея, само направление, которое, надеюсь, должно набрать силу и рас шириться. И я уже не имею права на ошибку, это уже не лич ная прихоть, я ответственен и за тех, кого обучил, кто рабо тает вместе со мной.

Дискредитация может произойти и непреднамеренно, от какой-нибудь клиентки, получившей даже хороший резуль тат. Представьте себе неопытную девушку, которая и слова «обертывание» никогда не слышала (а это еще хуже, чем са мая дотошная и проблемная): она убрала здесь совсем не большие «ушки» или небольшую кривизну голеней и потом рассказала всему белому свету – какая ерунда! И всего-то!

Она ведь не знает еще, что с этим она прожила бы всю жизнь, что эту «малость» и хирург не взялся бы исправлять. Поэто му приходится применять тот самый неприятный преслову тый фейс-контроль.

Неадекватных людей много в этой новой области, особен но в массаже (у хирургов себя ведут по-другому), а бывает и так, что адекватные в остальной жизни люди сами себя здесь не узнают. Например, как оценить по шкале вменяемо сти такой прощальный пас достаточно интеллектуальной РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ бизнес-леди? «Подумаешь, ничего особенного вы мне не сде лали, – говорит тридцатидвухлетняя женщина, мать двоих детей, – у меня и так такая фигура была в 20 лет».

Я стараюсь щадить своих мастеров (и себя тоже), – здесь труд тяжелый не только физически, но и эмоционально – ограждая их от агрессивных, недружелюбных, мрачных, глу пых, необщительных, подозрительных, безапелляционных «начальниц» с голосом гаишника, «барынь», помыкающих своими слугами и т. п. (массажист же в сознании многих – это что-то вроде раба). И дело не в том, что на консультации неважно поговорили – разумеется, можно потерпеть нер возность или антипатию клиентки, беседуя с ней в течение часа, не работая, а сидя в кресле;

важнее другое: как она бу дет вести себя 6, 16, 20, а то и более часов тяжелого процесса обработок.

Мастер устанет, разочаруется в профессии, плюнет на все и уйдет, или станет работать машинообразно, равнодушно, без вдохновения, без творчества, с озлобленным сердцем, если какая-нибудь «вампирка», «стерва» доведет до нервно го истощения;

и результат будет хуже, и, соответственно, ре путация – тоже. Хотя, стоит сказать, такие простые, челове ческие вещи везде: если косметологу, врачу или хирургу не понравится пациент, то он тоже ему откажет, найдет «про фессиональный» мотив отказа, и клиент никогда не узнает правды.

Психологические трудности в процессе Для некоторых женщин трудной оказалась психологиче коррекции и при адаптации к новому образу ская адаптация к своему новому телу: не всеми сразу осо знавался факт радикальной смены своего образа, как потом признавались, проходило полгода-год, и это оказывалось не легким испытанием.

Как уже говорилось в начале книги, в указанных мною рамках определения женской конституции в отношении мягких тканей можно вычленить три рода таких конститу ций, а с этим – проблем фигуры. Первый – «изначальный», ТРЕБОВАНИЯ И ПОЖЕЛАНИЯ К КЛИЕНТКЕ когда отложения жировой ткани на нижних конечностях уже избыточно до полового созревания. Второй – как вто ричные половые признаки (приобретается в подростковый период и до 22–25 лет). Третий – приобретенное в течение жизни, обычно «добавляется» к уже имеющемуся индиви дуальному рисунку тела, не слишком изменяя его характер ные черты.

Конституции первого рода – это когда базовый рисунок фигуры присутствует уже с младенческого возраста, причем отложения по женским вторичным половым признакам в нем не доминируют, нет того, что называют «ушками» или «галифе». Простыми словами, это очень полные, равномер но полные ноги до щиколоток, их линии плавные, бесфор менные, они больше напоминают столбики, при этом ягоди цы обычного размера или даже маленькие.

Такие конституции я беру редко и с большими оговорка ми: здесь должна быть очень тактичная и пластичная душа.

Женщина не помнит себя другой, ей не с чем соотнести свои желания и свои изменения (ориентиры только на других женщин, все очень абстрактно) – непонимание с мастером колоссально. Сделать из таких тучных ног стройные, соз дать из бесформенности форму – это работа по всем четы рем площадям бедер, плюс колени, икры, щиколотки – про цесс долгий и трудный. У некоторых женщин с такой кон ституцией при радикальном изменении тела наблюдались даже психические отклонения типа параноидального, ис терического и шизофренического расстройств. Почему про исходят такие расстройства, когда получают долгожданный итог, мне неизвестно.

Наименее психогенны изменения конституций второго рода и почти полностью бесконфликтны – третьего (то есть при устранении тех изменений, которые накапливаются с возрастом, родами и т. п.) Если женщина захватывает сознанием то время, когда ее тело было другим, когда желаемый образ строится на осно ве памяти, у нее нет того идеализма в голом виде, как у жен щин с конституциями первого рода. Устремления ее имеют вполне реальные под собой основания, она знает, какой себя РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ хотела бы видеть, легче все объясняет – это не несет драмы, надрыва, все расценивается позитивно, не возникает кон фликта и с мастером.

Терпение. Спокойное отношение к боли во время обработ Некоторые пожелания к клиентке ки важно, но терпение требуется и после обработки. Спокой но переживать возможные побочные эффекты, уметь ждать, не впадать в панику, если «комки» рассасываются дольше, чем в среднем, что появилась временная слабость или по высилась температура. Не раздражаться оттого, что нельзя продолжать ремонт или появиться завтра на пляже. В дан ном месте можно напомнить, что пролежать в постели после липосакции можно намного дольше, а появиться на пляже – и того гораздо позже (а можно и вообще не появиться).

В моей практике был случай, когда высыпание на коже ягодиц послужило веским доводом прекратить коррекцию на полпути до завершения. Такое высыпание бывает редко и может присутствовать всего 5–6 дней. Ягодицы этой жен щины представляли довольно странную картину после ли посакции: они были очень отечными, «вздутыми», казалось, что стоит на них нажать, и из них брызнет вода – нарушение лимфостаза было налицо. Как она уверяла и сама, до опера ции они были меньше. Отечность можно было полностью убрать и вернуть эстетику, но нетерпеливость и страх сы грали свою негативную роль.

Понимание. Сложно работать с теми, кто никогда не зани мался фигурой, не имеет опыта, все с нуля, особенно когда это начинают в 40 лет, не усваивается даже минимум разли чий в понятиях коррекции веса и коррекции фигуры.

Важно и понимание самого процесса, того, что происхо дит с организмом (он сложный и живой, это не камень для скульптуры), и что такие явления, как эритема и отек – важ ные участники, а не временное недоразумение на фоне чуда, происходящего с фигурой. Понимание и того, отчего появля ется боль при обработках, что помогает ее легче переносить, ведь впоследствии организм будет только здоровее и чище.

ТРЕБОВАНИЯ И ПОЖЕЛАНИЯ К КЛИЕНТКЕ Для этого лучше не полениться прочесть теоретическую часть метода. Но многим это сложно и скучно, а некоторым и неприятно (что читать, когда «каждый на свою мельницу воду льет»). Но без понимания не будет успеха. Самые созна тельные клиентки, вникшие в суть метода, даже огорчались, видя, что эритема к концу процесса слабая, а отек малень кий, – они понимали, что убрать уже больше невозможно.

Участие здесь категорически необходимо, в этом пункте метод отличается ото всех других, здесь общение человека с человеком, как ни изворачивайся, не проигнорируешь, ни с той, ни с другой стороны. В косметологии это общение и не требуется, там коррекцию фигуры выполняют приборы.

В хирургии клиент вообще спит, а на разговоры уходят счи танные минуты до операции и во время перевязок. В мас сажных процедурах роль пациента тоже пассивна.

Здесь участие необходимо и постоянно: обсуждение степе ни болевой реакции, ощущения плотности тканей, в каком положении нужно лежать (а положение по многу раз при ходится еще и менять, особенно когда нужно «вычленить»

какую-либо сложную «деталь» в тканях), идет выяснение всех пластических нюансов и т. д. Это взаимное сотрудниче ство, это совместная работа. Вовлеченность в процесс игра ет здесь решающую роль, а чем больше психологическая дистанция, тем хуже для фигуры. Как показал опыт, все, кто приходили делать фигуру «абстрактно» («подлечить целлю лит») и не желали участвовать и помогать («вы же доктор, вам виднее, а я полежу, музыку послушаю»), не смогли вы держать и двух сеансов.

Не исключено, что в этом участии женщины (а не только специалиста) и скрыта немалая доля тайны успеха, потому и достигается то, что не получается при использовании дру гих методов. Это осознанное переживание всего процесса, болевых ощущений необходимо и организму тоже: сознание человека участвует, оно не спит, как во время липосакции, и его организм «знает», что с ним происходит, он «отслежива ет» изменение своей формы.

В отношении общительности клиенток можно разделить на две категории – любящих поговорить на тему фигуры и РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ тех, кого вынужденная необходимость рассказывать об этом выводит из себя, вызывает даже антипатию. Первые раду ются возможности поговорить в кои-то веки о наболевшем, а, увидев детальный разбор проблемы по снимку, облегчен но вздыхают, потому что как раз боялись всякой «размыто сти», которую досыта получали в салонах.

У вторых – наоборот: любой психологический контакт (особенно расхождение с общепринятыми салонными сте реотипами) вызывает неприязнь и подозрительность, раз дражает даже вопрос о проблеме, а обсуждение собственной фигуры по снимку может вызвать стресс. В таких случаях причина отказа очень проста, в ней нет никаких психоло гических подоплек, скрываемого мотива. Необщительными женщины могут быть по разным причинам: плохой период в жизни, плохое настроение, несовпадение характеров. Но есть необщительные с теми, кто предоставляет им услуги, принципиально – таким женщинам метод не подходит. Мож но, конечно, убрать какой-нибудь явный недостаток, осо бенно не тратясь при этом душевно, но, чтобы довести свою фигуру до совершенства, необходимо понять, что скульпту ра по человеческому телу требует не меньшего, а большего вдохновения и творчества, чем то, которое посещает ваяте ля по камню или глине. Творческий элемент здесь не живет без участия двух живых душ, он только и может из этого уча стия родиться, это и есть его «воздух».

В сфере искусства и эстетики это было всегда законом. Это как раз то, что и составляет психологическую трудность по добных профессий, что очень хотят, но не имеют право выра жать специалисты открыто, хотя некоторые проявляют сме лость, рискуя потерять работу. Это как раз тот момент, из-за которого хирург отказывается оперировать клиента – не из за абстрактной гордости, а только из-за того факта, о котором знает только он: в работе не будет необходимого творчества, вырастающего из взаимной симпатии, оно уже убито при первой встрече, и потому результат работы будет плохой.

От строгих заказчиков, «я плачу деньги, а вы исполняйте», страдают и салоны, и клиники. Холодной, жесткой, безапелля ционной клиентке, которая говорит: «Уберите мне горбинку ТРЕБОВАНИЯ И ПОЖЕЛАНИЯ К КЛИЕНТКЕ и сделайте “парижский” нос», – хирург отвечает: «Горбинку уберу». А про себя думает: «А вот “парижский” не сделаю».

Здесь ведь нужно вложить душу, а никто не станет этого де лать для того, кто не знает, что такое душа. Никто не станет посвящать в муки и тайны творчества того, кто не знает, что такое творчество. Красоту нельзя купить, красота не имеет цены, она бесценна, цену имеет только услуга. Здесь нужно отодвинуть в сторону права потребителя и быть способным хотя бы немного перешагнуть эту правовую баррикаду, по ставить человечность выше денежного вопроса.

Самая тяжелая публика – это те, кто видят в специали сте «машину» для исполнения «заказа»: «Вы не разговоры разговаривайте, а дело делайте», «И почему вы обижаетесь, вы же врач?», – то есть не человек, а сверхчеловек, который обязан быть выше обычных чувств и эмоций. Правда, такая постановка некоторым врачам льстит, они старательно под держивают этот имидж. Многие в эстетической хирургии хотят оставаться больше «врачами», чем «скульпторами» – так безопаснее.

С правами потребителя нельзя подходить, даже если нуж но вылечить ангину или язву. Но некоторые женщины, не смотря на то, что они много времени и сил отдают своей внешности, решают, что лучше уж фигуру не сделать (черт с ней), только бы не выносить эту пытку душевного контак та, «унижения» себя как потребителя. Им проще лежать под прибором, когда специалист ведет разговоры с персоналом при ней же, обсуждая футбольный матч, и отношения стано вятся безличными – их это даже не оскорбляет.

Такие женщины отсюда сами уходят, даже видя большой результат, так как терпеть другого человека может быть ис пытанием большим, чем физическая боль.

«Можно я приду, а вы посоветуете, нужно мне это или нет, Самостоятельность – эмансипированность вы же врач (мужчина)?».

По-человечески вопрос понятен и вызывает сочувствие:

растерянность в общественной обстановке (тема новая), РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ неуверенность в собственном мнении, отсутствие объек тивной и незлой критики со стороны, смутное предчув ствие, что что-то можно в этой жизни улучшить, а иногда и просто возбуждает реклама. Многие говорили, что до того как увидели девушек «до» и «после» в моих журнальных статьях или на сайте, вообще не задумывались о таких не достатках.

Но такой вопрос совершенно уместен в студии имиджмей кера – там его только и ждут. Пластического хирурга такой вопрос бы покоробил – он просто не покажет виду и поста рается смягчить беседу «мужской» любезностью или пере ведет разговор в другое русло (или вообще направит в каби нет психоаналитика).

Такая постановка вопроса говорит сразу о том, что психо логический контакт будет нулевой, а выяснение эстетиче ских целей – вытаскиванием клещами каждой необходимой для процесса пластической подробности. Понимание и уве ренность необходимы и здесь, в эстетической сфере. В моей практике доходило до парадокса: недостатки видны отчет ливо, и жировая ткань именно та, которую можно удалить, а женщина не знает, что с фигурой делать. Ну, зачем ей улуч шать фигуру? Если она не видит недостатков, она не увидит и достоинств. Представительницы «эстетического мень шинства» очень хорошо знают, где им нужно убрать или из менить, хотя и с ними бывают недоразумения.

Можно только посоветовать сфотографироваться сзади ровно в фас (как на консультации) или посмотреть вни мательно свои линии и пропорции в большое зеркало сза ди, взяв в руку маленькое зеркало (спереди обычно видно хуже). Медитация над своим изображением – самый простой способ собственной эстетической диагностики.

Растерянность и путаница происходят отчасти и из-за сложившейся атмосферы в сфере коррекции внешнего вида: человек сегодня склонен думать, что получить по мощь и консультацию можно по всем аспектам этой темы.

Такой стиль присущ салонам, которые тщательно поддер живают репутацию, что создают новые цельные имиджи людей.

ТРЕБОВАНИЯ И ПОЖЕЛАНИЯ К КЛИЕНТКЕ Вопрос «а может, это и красиво?» вызывает вообще неко торую досаду (и напоминает анекдот про грузина, пришед шего к гинекологу-мужчине похвастаться своим мужским достоинством).

«А может, я это уберу, а мужчины и вовсе перестанут на меня глядеть? Кто их знает, этих мужчин: сегодня они так, а завтра – так?»

«А может, мода на это пройдет?»

«А может, в этом моя индивидуальность?»

«А, может, я потом замуж никогда не выйду?»

«Нужно мне это или нет, подскажите?» (Не нужно, иначе не спрашивали бы.) Другое дело, когда женщина хорошо видит недостатки и достоинства и у себя, и у других, но поясняет свое желание услышать чужое мнение, так как знает, что такой консуль тации нигде не добьешься. Хочется просто увидеть себя профессиональным взглядом. Такое отношение, конечно, импонирует, так как именно такой подход как к своеобраз ному кабинету-студии узкоэстетического направления (а не медицинскому по «лечению целлюлита» или ожирения) воспринимается правильным образом. Если бы все женщи ны состояли из такой категории, то проводить широкие консультации было бы одно удовольствие: большая часть времени состояла бы из диспутов о красоте, как у кутюрье, художников или искусствоведов.

Для себя. Как выяснилось из опыта, большинству женщин фигура нужна для самих себя, а вовсе не для представителей противоположного пола, как думают все остальные. Не для того, чтобы увеличить число поклонников или образумить мужа, но обычно им никто не верит, особенно если это гово рят женщины стройные.

Иногда переделывать себя толкает жизненный кризис или когда проходит первая молодость, подросли дети (и на конец можно заняться собой), или когда наступает твердое осознание, что нужно что-то в этой жизни менять. Новая фи гура – как толчок, повод.

Но в основном, желание из «хорошего сделать лучшее», как утверждали мои клиентки, жило в них всегда, и их РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ эстетические убеждения не претерпевали никаких измене ний ни под какими бурями жизни и ударами судьбы. Успех их никогда и не покидал, да и личная жизнь часто в абсолют ном порядке – красивая фигура нужна не для того, чтобы из бавиться от душевных комплексов, как почему-то тоже все думают. Душевный разлад, драматизм и неуспокоенность настигали их из-за того, что такие женщины сильнее пере живают красоту, это и толкает их постоянно искать пути и средства, несмотря на все разочарования и потери.

Эстетические убеждения их бывают настолько твердыми, что иные мнения, даже близких подруг, они и слушать не хо тят. А мужья, по их убеждению, вообще мало что в этом деле смыслят – их суждения о женской красоте основываются на эротике, возбуждении, что таких женщин весьма раздра жает. Раздражает не столько мужская черта возбуждаться, сколько отсутствие непредвзятости, непоследовательность, путаница абсолютно объективной на их взгляд эстетики с абсолютно необъективной эротикой.

Большинство таких женщин и не собирались посвящать в процесс своих мужей, так как предчувствовали или знали, что по той или иной причине супруг будет резко возражать.

И были правы: некоторые мужья, узнав, что жена ходит на коррекцию фигуры таким вот «жестоким образом», увидев эритему и отек, приходили в ужас и запрещали продолжать процесс. Некоторые устраивали скандал не столько потому, что способ казался противоестественным (сам давно хотел выпороть этот толстый зад), а только потому, что временно прекращалась половая жизнь.

Другие женщины не хотели говорить супругу или партне ру, чтобы избежать выяснений и попреков, что в фигуре что то исправлялось, что был дефект, «а то начнет думать как о неполноценной». Ревнивым мужьям говорилось, что ходят к женщине-массажистке. Когда я предупреждал, что скрыть будет сложно, в ответ иногда звучало совсем простое: «Бес полезно посвящать его в “бабские дела”. Он все равно ниче го, кроме своей машины и футбола, не видит».

Хитроумности и изворотливости женщин можно только поразиться (были и такие, которым удавалось скрыть даже ТРЕБОВАНИЯ И ПОЖЕЛАНИЯ К КЛИЕНТКЕ липосакцию). Одни говорили, что упали на улице, другие, что повредились на тренажерах. Когда «уважительные при чины» исчерпывались, придумывалось еще что-нибудь: «я купила длинную и толстую пижаму и “заболела”, «а я поссо рилась с ним нарочно и уехала к маме пожить на пару меся цев – проверяем наши чувства» и т. п.

Энтузиазм и доверие. Эти два бесценных качества мо гут компенсировать отсутствие всех перечисленных выше условий.

Когда женщина приходит на очередную обработку и гово рит: «Посмотрите, я надела короткую юбку своей дочери и не чаяла, что это когда-нибудь будет» или «Со мной стали знакомиться молодые мужчины» и т. д., то радость охваты вает не меньшая. Зачем нужны все «теории», когда у чело века на глазах меняется не только фигура, но и судьба? Все трудности для такой женщины, «одержимой» своей красо той, будут казаться мелочами.

Такие клиентки помогают мне переживать не только фи зическую тяжесть работы, но и всю нужность моей профес сии, смысл жизни.

Присутствие энтузиазма и хоть капля изначального до верия оказались важными и по другой причине. У «недове ряющей» тело «отталкивает» руки, которые к нему прикаса ются, ее сознание (или подсознание) этому сопротивляется.

Самым необъяснимым в моей практике было то, что резуль тат «доверяющие» получали намного быстрее прогнози руемого, и он действительно был чудесный. К примеру, то, что ожидалось за шесть обработок, получалось за четыре.

По-видимому, потенциал душевно-духовных способностей человека влиять на свой организм гораздо больший, чем мы предполагаем. Стиль и объем книги не позволяют описать здесь подробно все эти почти «мистические» случаи.

Как ни странно, но пришедшие по короткому и мало объ ясняющему рекламному тексту, имели больше веры в успех, чем те, кто пришел «по рекомендации», а рекламе вообще не верит. Пользующиеся исключительно «проверенными»

услугами спрашивают и о гарантии почему-то намного чаще.

«Но уже пять ваших знакомых ходили сюда и все получили РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ свой результат. Спросите у них еще раз». – «Но, а вдруг имен но у меня не будет результата?» – «Если вы не перестрои тесь, то его действительно не будет».

Те, кто «протоптал дорожку» для своих подруг, потерпели как раз больше разочарований и финансовых потерь в сало нах и клиниках. Но, по-видимому, изначальная позиция хоть кому-то в этой жизни доверять рождает интуицию, которая помогает преодолевать завесу современной рекламной суг гестии.

Ручная Пластика подходит больше всего тем женщинам, Собирательный образ клиентки которые считают, что «родились не в том теле», что это какая-то ошибка судьбы. Если же женщина толерантна к своей конституции, терпима и хочет устранить только то, что привнесено со старением, родами, издержками жизни, то хотя с ней и не возникает психологических трудностей, но и особого понимания не возникает тоже.

Представительницы «эстетического меньшинства», кото рых хоть и очень мало, но они есть – и если бы я не видел их собственными глазами, то сам не поверил бы их существо вание – имеют определенные похожие воззрения на другие области, занимающиеся коррекцией фигуры. Дело не в том, что я убедил их рекламой или содержанием сайта не дове рять другим, дело в том, что они изначально относились к этим областям так, как изложено в этой книге – от них и чер пался материал. Попытаюсь изложить это простыми слова ми, что как раз немного проиллюстрирует этот собиратель ный образ.

Почему они не поклонницы спорта? Спорт не в состоя нии дать телу легкость, «эльфийство», а скорее уберет по следние его крохи, и это инстинктивно ими предчувствует ся. Спорт грубит пластику движений, делает ее прямолиней ной, угловатой, жесткой, как бы прочерченной линейкой.

Это отражается и на душе: многие женщины говорили, что после многолетнего фитнеса замечали такие перемены в своем характере.

ТРЕБОВАНИЯ И ПОЖЕЛАНИЯ К КЛИЕНТКЕ Танец делает движения и жесты плавными, «округляет»

их, но, «пригашает» индивидуальность, так как танец вклю чает душевность человека в групповое сознание коллекти ва, либо, если он этнический, приобщает и к групповой душе этноса. Это тоже предчувствуется ими, а они слишком инди видуалистичны.

Почему они не жалуют салоны? Несмотря на то, что многим из них свойственно трепетное отношение к своему телу, у них вовсе нет того самолюбования, как у многих из тех, кто привязан к комфортному ухаживанию за своим те лом. «Эстетическое меньшинство» – это вовсе не те избран ные сливки общества, которым только и доступны салоны, как многие бы подумали еще в начале книги.

Но у них нет и того ханжеского пренебрежения к своему «низу», как у тех, кто выпячивает вперед свою душу и не хо чет знать ни о какой «конкретике» под юбкой (последние, тоже, как ни странно, могут быть частыми посетительница ми салонов).

Они не будут «тащиться» от бархатистости своей кожи, ко торую им непременно сделают в салоне, это их не слишком порадует, для них важнее силуэт и тонкость. Им всегда нужен конкретный результат, важна ясность, четко обговоренная цель, а салоны этого не дают, они склонны перенаправлять все в «элитную» струю, которая им может быть даже неприятна.

Им ближе «богемность» – утонченная небрежность в одежде и стиле, пусть рафинированная, но все же «уличность», чем «высший свет». Таким образом им проще подчеркнуть свою индивидуальность и не попасть в обкатанный типаж, подчер кнуть богатство тела, а не богатство одежды.

Они не признают врача, «лечащего» их фигуру – они скорее будут больными, но красивыми. Они не одержимы правиль ным питанием и чуждаются всякой «кухонной духовности».

Они не поклонницы и пластической хирургии. «Эстети ческое меньшинство» – это вовсе не те, кто только и посе щает эстетические клиники. Они готовы на радикальное, но переживают некоторую искусственность в липосакции, или хорошо знают о ее последствиях, так как вообще стараются обо всем знать.

РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ Они нечасто идут на протезирование груди, и если идут, то на небольшой размер, так как пышная грудь просто не укладывается в образ «эльфийки». Ведь этот образ – по своему отказ от традиционной женственности, образ боль ше «человеческий», это и не «средний пол», не «унисекс», а совершенно новый женский образ нашего времени, никогда прежде не существовавший в истории.

ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ (А ТАКЖЕ «МЕЛОЧИ», ИЗ-ЗА КОТОРЫХ СРЫВАЛСЯ ПРОЦЕСС) «Вы несете ответственность за здоровье Противопоказания к методу выдаются в письменном виде клиента в процессе и в дальнейшем?»

на консультации, они описаны и на сайте, и в этой книге. За скрытые заболевания я и мои специалисты ответственно сти не несем.

Но эстетическая медицина и не может нести полную от ветственность за здоровье клиента. Это мое заявление по стоянно вызывает нарекания и вопросы, наиболее нелепый из которых: «Ну, хорошо, я согласна, что со мной во время обработок ничего не произойдет, а вдруг у меня через де сять лет рак будет?» (Почему у всех на уме рак, а не десятки других актуальных болезней?) На что приходится отвечать примерно следующее: «Если бы наука открыла причину рака (по всему миру бы уже раз звонили, а открыватель стал бы Нобелевским лауреатом), то тогда можно было бы провести анализ по всем аспектам жизни человека, в том числе и по воздействию Ручной Пла стикой. Пока только можно гипотетически умозаключить, ведь очевидно, что воздействие данным методом по сути своей как раз «полярно» отвердению, минерализации и уплотнению – чертам, свойственным опухолеобразованию.

А улучшение лимфообращения и кровообращения в тазовой области, как известно, снижает риск онкологии и новообра зований в репродуктивной системе женщины».

Репродуктивные органы ни в коем случае при обработках «А я смогу потом родить?».

не затрагиваются (в этом вопросе лучше избегать абортов).

РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ Иногда продлевают вопрос: «Но вы же говорите, что это “женский” жир?». Приходится отвечать расширенно: «Гине кология пока не располагает данными, что у женщин с ми нимальным отложением жировой ткани процент бесплодия или невынашивания выше, чем при так называемом нор мальном медицинском весе. Исключение – кахексия, край нее истощение (начинается примерно с 47–45 кг), когда на ступает нарушение менструального цикла. Но в этом случае нарушения наблюдаются во всех системах организма и у обоих полов. В этом вопросе нужно следить за массой тела и нормально питаться. Вес тела в результате обработок Руч ной Пластикой не меняется.

«А не повредит ли это моей лимфосистеме, не будет ли у Тоже можно немного подумать: метод как раз разгружа меня потом “слоновости”?»

ет лимфосистему от груза жира, лимфоток начинает цир кулировать лучше, потому не будет застойных участков и впоследствии. В моей практике было немало случаев, ког да после устранения «галифе» или лишнего жира с полных икр устранялась и отечность. При липедеме, которой всегда сопутствует хроническое нарушение лимфостаза, такой по ложительный эффект наблюдался всегда. В медицинской и массажной литературе также нигде не сказано, что массаж нельзя проводить вблизи или непосредственно по лимфоуз лам (при резекции жировой ткани хирурги их даже отсека ют, и это проходит без явных последствий для организма).

Больше всего всех интересуют сосуды, и с эстетической целью, и с медицинской: «Не появится ли у меня варикоз, не увеличится ли сосудистая сеточка (купероз)?»

Кровеносные сосуды при обработках никоим образом не затрагиваются, даже самые мелкие: руками, без инструмен та их повредить просто невозможно. И причина варикоза не в травмировании сосудов, причина расширения или скле ротизации сосудов – во внутренних, а не внешних причинах (иначе мы все еще в детстве от многочисленных падений и синяков стали бы инвалидами). Здесь всегда хочется спро сить, почему эти вопросы женщины не задают там, где их (сосуды) действительно будут трогать? До липосакции, до ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ эстетических операций по удалению крупных (!) сосудов (увы, это подается в рекламе как лечение варикоза), до скле ротерапии (косметическое удаление «звездочек»), до много летнего приема гормональных контрацептивов (где даже во вкладыше к таблеткам написано: побочный эффект – вари коз и гипертония).

«Вы проводите анализ в дальнейшем по поводу здоровья ваших клиенток? Чем люди болели через пять-десять лет?

Вы собрали статистику, чем я рискую?»

Это вопросы человека, далекого и от медицины, и от ре альности вообще: провести подобные учеты и затем сделать из них выводы невозможно даже с такими распространен ными вещами, как удаление гланд или аппендикса. Уже из вестно, что миндалины и аппендикс – это не рудиментарные органы, а иммунные. И тем не менее, пока нет оснований и возможности силами медицины провести статистику и ана лиз, чтобы узнать хотя бы общее: повлияло ли их удаление на снижение иммунитета у людей?

Из-за нарушения лимфостаза, что было объяснено в гла Почему «без перенесенной липосакции»?

ве об этой операции, переносимость обработок ухудшается, побочных эффектов больше, так как лимфоток циркулиру ет хуже. Характер боли другой, и боль может быть сильнее, так как работа ведется с другой тканью, чем при устранении обычных жировых объемов. Эта рубцовая ткань, как след ствие травматизации, очень жесткая, местами уплотнена до полухрящевидного состояния (нередко рентген и ультра звук не отличают ее от опухоли, а под руками массажиста она просто «гремит»). Сроки заживления длиннее, процесс воспаления этих тканей длится дольше, это и естественно – они плотнее. Количество обработок для устранения бугров невозможно спрогнозировать, в отличие от обычных недо статков. На каждый бугорок может уйти час и больше, а их можно насчитать до десятка на прооперированном месте.

У меня было около 15 клиенток после липосакции (при мерно одна в год), и им удалось полностью восстановить РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ и переделать фигуру. Но устранение так называемой «псев добурсы», которую все принимают за обычный «целлюлит»

(только крупнее), – это, в сущности, лечение лимфосисте мы и постоперационная реабилитация. И получается, что вначале нужно вылечить организм: убрать уплотнения, застойную жидкость, в некоторых участках восстановить циркуляцию лимфы, оживить ткани. А затем только присту пать к собственно коррекции: выровнять контуры (которые никогда не бывает ровными после липосакции), устранить асимметрию, убрать объемы в прооперированных зонах (хирурги часто их не полностью убирают), а также в других зонах, на которых операция не проводилась, так как там бы вают злополучные «соседние зоны депрессии». И практиче ски это два этапа работы с фигурой – лечение и коррекция.

И женщина, разумеется, искренне недоумевает, почему ее подруга убрала большое «галифе» и давно забыла сюда доро гу, а ей приходится уже несколько месяцев «подчищать мело чевку», и неизвестно, когда все это кончится? Ее охватывают нервозность и обида, причины которых понятны: за опера цию уплачены немалые деньги, пришлось терпеть боль, оте ки и синяки, а тут опять плати и терпи. Но более всего – по чему это после врача-хирурга нужно потом лечиться?

Объяснять всю суть операции и причину нарушений в ко нечностях долго и сложно, и все равно не верят (думают, цену набивает). И настроены на то, чтобы чудо случилось завтра:

уснула, проснулась – и нет живота или «галифе», а тут – над каждой «шишечкой» корпеть, одним словом, сплошная хал тура. Многие из моих клиенток не побоялись бы и второй раз лечь на хирургический стол, приходили только потому, что хирурги стали чаще отказывать «повторникам».

Невыясненность с липосакцией большая: статистики нет, нет обычной, нерекламной информации, нет возможности спросить у других женщин – все скрывают факт операции (иногда даже мужья не знают), не рассказывают в деталях о своем результате, не делятся опытом борьбы с «вторичным целлюлитом».

Появившиеся «волны» и бугры поначалу расцениваются как мелкая недоделка, ведь два литра жира, как обещано, ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ откачаны, работа выражена вполне материально, в физиче ской мере веса и объема, а эти маленькие места как будто пропустили, не заметили. Ну, кто об этом думает, особенно отходя от наркоза, какие-то мелкие «художественные бред ни»? А потом жизненные обстоятельства виноваты, бугры ведь появляются не сразу: плохо работала в тренажерном зале, переедала, стрессы, аборты, «особенности кожи» и т. д.

Главное, «галифе» убрать, а потом разберемся, справимся, в крайнем случае придется потратиться на курсы в салонах, есть же средства от «целлюлита», теперь придется всегда ухаживать за телом, все даже к лучшему. Но проходят годы, и оказывается, что последствия липосакции даже очень важ ные, ведь хотелось же идеального.

Когда рассказываешь о причинах таких последствий, жен щина повергается в шок. Ей сложно смириться с тем, что она совершила ошибку, не хочется даже расставаться со словом «целлюлит» и понять что это не «целлюлит», а гораздо хуже.

Некоторые злятся: «А вы что, один такой умный, и никто больше не знает? А как же “звезды” – все же ее делают? А те, кто не сделал, они что, оказались умнее?» (что вы, у них просто денег нет). Особенно трудно с теми, кто мыслит тело человека не как что-то сложное и взаимосвязанное, а как ребенок видит куклу, к которой можно добавить-убавить, отрезать-пришить. Ничего нельзя поделать с теми, кто всю эстетику меряет литрами и размерами.

Как показала жизнь, прошедшие пластическую хирур гию почти всегда относятся с неуважением к тому, у кого нет в руках инструмента. Такова уж черта нашего времени.

«Мне хирург все убрал, а вы только подравняйте, сделайте ноги или половинки ягодиц одинаковыми». Мало кто по нимает, что переделывать всегда сложнее. И до сих пор не ясно, откуда берутся эти легенды, что массажисты убира ют бугры и утолщения после липосакций? Ну, тогда и ли посакция была бы не нужна – ведь эта рубцовая ткань еще безнадежней, чем та, которую откачивают канюлей. Хотя, можно предположить, откуда: некоторые хирурги свали вают неудачу операции на то, что после нее плохо работал массажист, который обязан проводить послеоперационную РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ реабилитацию. Этим они спасают себе репутацию, прекрас но зная, что эти уплотнения массажем не убираются.

– Что вы мне эти ужасы рассказываете? Мне нужен просто хороший массажист.

– Но мой метод – это не массаж. Я просто предупреждаю, что вас ожидает в процессе, если вы хотите все исправить.

– Вас послушаешь, так вы вообще против хирургов.

– Нет, я не против пластической хирургии, а только против липосакции, да и то для ограниченной категории женщин, к которой, кстати, и вы принадлежите.

– Но это очень хороший хирург, его знает весь мир. Он прекрасно сделал нос моей подруге и прекрасно сделал мне грудь.

– Причем же здесь нос и грудь, если он вам бедра испор тил?

Такие диалоги могут продолжаться весь трехчасовой се анс, все сеансы, вплоть до расставания, из страха признать ошибку и упрека за перенесенный стресс.

Слово «гарантия» прооперированные произносят особен но требовательно и по многу раз. Наверное, решают уже не быть такими наивными простушками и не доставшую им когда-то твердость компенсировать в полной мере. А де тальное выяснение проблемы еще больше их распоясывает:

не реализовав то, о чем болела душа у хирурга (там особо не поговоришь), женщина переходит всякую меру, превра щаясь в «заядлого потребителя» и «агрессивного знатока», портя отношения с самого начала.

Еще более парадоксально, что при всем плохом исходе операции, когда зеркало говорит, что все стало хуже, вера в хирургию с годами может только крепнуть и сомнению ав торитет хирурга никогда не подвергается, говорить об этом нельзя – это запретная тема.

Мне особенно запомнился случай, как яркий пример сле пой веры и неспособности сопоставить простые факты. В середине 90-х в мой кабинет пришли мать и ее двадцати летняя дочь. В 16 лет дочь, пригрозив матери суицидом, по требовала найти деньги на липосакцию. Через четыре года ноги ее представляли уже очень плохую картину, одно из ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ самых худших последствий липосакции: с сильной отечно стью, они стали в два раза толще и очень бугристыми. На фотографии до операции у нее были совсем небольшие «га лифе», почти как у всех худеньких девушек, и с ровной по верхностью.

Девушка все эти годы ни разу не появилась на пляже и но сила только широкие темные брюки. Усиленно занималась на домашнем велотренажере (а в ее случае категорически противопоказана нагрузка на ноги) и считала каждую кало рию, даже в зеленом яблоке, но ноги становились все бугри стее и толще. Дочь опять стала грозить матери суицидом, они сходили к тому же хирургу, но он отказал, честно при знавшись, что все станет еще хуже. При этом они сохранили с ним очень теплые отношения, и мать не забывала поздрав лять хирурга с каждым праздником все эти годы. Здесь впо ру требовать от него компенсацию или бесплатное лечение, но, увы, дочь с матерью очень нервничали, произнося лиш ний раз уважаемую фамилию (хотя, стоит сказать, такие на строения в обществе сейчас уже сходят на нет).

Так мы и не договорились, им показалось все очень дол го, а особенно не понравилось то, что ноги нужно лечить, что прежде всего они не некрасивые, а больные. Не знаю, осталась ли девушка жива, скорее всего, жива, наверное, по прежнему все свободное время проводит на велотренажере, считает калории, смазывает ноги кремами последних анти целлюлитных разработок и надеется.

– Мой муж будет сидеть рядом все сеансы, а то мало ли «Мужнины жены»

что.

– Зачем вам фигура – у вас такой заботливый и любящий муж?

– Как это зачем?

– Но я не могу работать с женщиной, которая мне не дове ряет. К тому же я не могу работать с посторонними людьми, процесс требует сосредоточенности. Вашего мужа не пропу стили бы операционную.

РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ – Но вы и не хирург, ему-то можно верить, а вы массажист, знаем мы вашего брата. К тому же в операционной полно и других людей – там безопасно.

– Вам придется поискать другое, более безопасное место.

– Почему?! Разве я не могу спросить? У меня столько в жизни было подобных случаев!

– Насилие происходит в подворотнях. Вам нужно бояться маньяков и неосторожных знакомств.

– Ничего подобного, все мужчины одинаковы, как увидят «это», так сразу дуреют.

– Сожалею, что у вас такое жизненное окружение. Человек сам выбирает свое окружение, поэтому, скорее всего, вы и сами не овечка.

– Я не виновата, это мне муж такое условие поставил. Ах мед, зайди в кабинет, разберись с этим врачом.

Ахмед, трудно представляя себе процесс работы с неж ной филейной частью супруги, и, очевидно, совсем не видя этой ужасной сцены потеющего мужика над его обнаженной женщиной (иначе он и вовсе бы сюда не забрел), на всякий случай предупреждает: «Доступ к телу только при мне».

Услышав отказ работать вообще, в смятении от этих невер ных нравов, частично отступает, предлагает денег поболь ше, посчитав это за повод к торгу. Но предупреждает: если что, то – «по закону гор».

В жизни бывают парадоксальные ситуации, когда моти вы для исправления внешности у женщины проистекают не от нее самой. «Мне-то самой фигура не нужна, это мой муж хочет. Вчера смотрел на меня, когда я стояла у плиты, и за являет: “Ну тебя и задница!” Расстроилась я ужасно: ну что еще этим мужикам нужно? Десять лет прожили нормально, готовлю, обстирываю, в доме чисто, налево не гуляю, ну где он еще такую найдет? Сказал, что на курорт меня не возь мет, ему стыдно будет со мной на пляже, еще и сына подго ворил, тот ходит и дразнит маму, сопля такая, житья никако го нет. Вы уж “это” уберите, чего они там, мужики видят, чего у меня не так, как надо». – «Да плюньте вы на его мнение, стоит ли вам делать фигуру, если вы не настроены на это, процесс ведь тяжелый». – «Нет, конечно, нужно, это я так, ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ просто зло на них берет, а вообще несправедливость какая у женщины – работай, учись, рожай, в доме всех обслуживай, да еще и выгляди, как королева». – «Ну, если хотите, как ко ролева, придется еще раз потерпеть». – «Ох, не знаю, надо у мужа спросить, убирать мне “это” или нет». Наверное, ре клама возбудила или любопытство взяло: чего это все у себя исправляют? Но чаще всего «пойду у мужа спрошу» – хитрая женская отговорка, очень удобная вещь, мол, от меня в этой жизни ничего не зависит, если кого-то подвела, ничего не обещать, всегда выкрутиться. И порывать отношения на вся кий случай не хочется, а вдруг еще пригодится? И надо бы все еще узнать, почем же в городе мертвые души? Не успела Коробочка всех обзвонить, проверить, так ли все обстоит с коррекцией фигуры, как тут объясняют.

Или частое упоминание о муже, некстати, не по смыслу бе седы, чтобы кто-то «третий», невидимо, как грозный судья висел над головами – охранник чести и контролер процесса.

Бывало и так, что «мне фигура не нужна, это все он», а потом оказывалось, что его и вовсе не существует. Просто обидно, что все сама да сама, и никому это больше не инте ресно.

«Мне фигура не нужна, но мы с мужем дело открыли, те перь мне нужно хорошо выглядеть. Но мне для дела, вы не думайте, а не как другим, для себя».

«Что-то меня уже пятый мужчина бросает. Вы посмотрите, может, у меня что не так?»

Мужеству и терпению женщин можно только отдать должное. Они, как известно, могут пойти на жертву, лишь бы «в доме все хорошо», лишь бы супруг не ушел к другой, не пострадали дети, все «за ради процветания семьи», и что бы любимый гордился своей дражайшей половиной. «Для мужа», а муж и не знал о такой жертве, а, узнав, устраивал скандал. «Но ведь ты сам пялишься на стройных девушек, а я что, не имею права быть красивой?» – «Это они, а это ты, у тебя вон дети без присмотра голодные ходят. Ты все-таки замужем, у тебя и так дел полно». И капли хватало, чтобы материнский или супружеский долг перевешивал эгоисти ческое желание.

РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ – Ну, свозил вас муж на курорт?

– Свозил. Но одно расстройство, полгардероба пришлось менять, а мы на машину копили, но все равно я довольна, все подруги меня спрашивают, как мне это удается? А я им говорю: «Жрать меньше надо, милые». Да скажи им про та кое, даже стыд берет, да и вообще обойдутся, мой глазеть на них меньше будет.

Бывает, что звонят мужчины, узнать информацию для своих жен, подруг, партнерш, с ними разговаривать легко – выручает мужская логика, их не смущает и тяжесть процес са. «Но лучше, чтобы позвонила ваша жена, важно уточнить проблему, чтобы у нее был результат. Не менее важно, чтобы она сама этого хотела». – «Ну, что ее спрашивать, и проблема, как у всех, будто сами не знаете? Рост и вес не знаю. Я ведь плачу деньги, со мной и разговаривайте».

«У меня жена сама не разберется. Она поручила узнать мне, сказала, что все равно все перепутает, да и вообще она ни на что в жизни не может решиться».

«Я работник модельного агентства. Я буду сам контроли ровать процесс коррекции фигуры у моей модели: я лучше знаю, где ей убрать и какая линия нужна».

Часто и на консультацию приходят вместе, здесь очень сложно мотивировать отказ, но он очевиден: нерешитель ность, подавленность у такой женщины, за спиной которой стоит «хозяин», какое-то нарушение прав человека – все во преки ее убеждениям и моей совести тоже. И рано или позд но, как показал опыт, женщина взбунтуется, найдет массу причин прервать процесс, что бы она вначале ни говорила.

Порой консультации с супружескими парами переходят в семейные выяснения, ссору: убирать нам «это» или не уби рать? Сложно найти ответ на такие конфузные ситуации и понять таких женщин: можно прийти с человеком, который поддерживает в решении, если морально и психологически не уверена в переделке своего внешнего вида, но как можно брать с собой того, кто резко против?

Нередко мужья, приходившие не по своей воле, а по насто янию жен, уже через пять минут обсуждения «женских пре лестей» понимали, в какую неловкую ситуацию они попали ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ и готовы были от позора для своего мужского достоинства сквозь землю провалиться. До сих пор удивляюсь, почему ко мне так часто приходят с супругами – ну не посещают же салон красоты или массажный кабинет женщины со своей «второй половиной», и даже у хирургов такое редко бывает, хотя там это было бы понятнее, все-таки операция.

«Это что, я буду лежать без трусов?!» – «Но ведь вам нужно «Стеснительные»

корректировать ягодицы». – «Но я же женщина, а вы – муж чина. А нельзя в колготах или в стрингах? В салонах разре шают». – «Но трусики будут мешать работать по всей линии бедра. А в колготах невозможно пальпировать и обрабаты вать ткань».

Бывает и так, что даже фотографироваться без белья не желают. «Но ведь у вас проблемы на верхушках ягодиц, а трусы их закрывают. Как мы будем контролировать измене ние линии?» – «А я их приспущу». – «Но тогда не будет видно середины ягодиц и ваших “ушек“».


Комментировать такие случаи, безусловно, трудно. Есть действительно стеснительные, но они преодолевают себя и затем все протекает нормально (потом смеются: «Да, делать ягодицы в белье – все равно что лечить зубы в противогазе»).

Другие же либо не понимают, либо сознательно усилива ют этот неловкий для обеих сторон момент, не понимают, что это вызывает чувство, недалекое от оскорбления. Это еще один вид недоверия, так как здесь прослеживается намек на возможное насилие, что прерывает всякий человеческий контакт и нормальное общение. У меня был удивительный случай, когда подобные опасения прозвучали от женщины мастера спорта по карате. Если сексуальный вопрос переве шивает любые доводы, то вряд ли решение женщины кор ректировать фигуру серьезно. Такая женщина может быть удовлетворена богатой сексуальной и личной жизнью, а про цесс коррекции – лишь дополнительное развлечение. Насто ящие стеснительные даже вопрос об этом боятся поднять, и это видно любому человеку по их стилю поведения.

РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ Спекулятивных мотивов в пункте «стеснительность» у женщин много, его сознательно используют, и доходит ино гда смешного: приступ внезапной стеснительности может произойти, к примеру, на пятый сеанс. Чтобы повысить к себе внимание не прямо с сексуальной целью, а усилив «по ловую окраску» в отношениях, заиметь некую гарантию, что с фигурой будут заниматься получше (как в «галантный»

XVIII век), – других гарантий в голове не родилось. Если от ношения, как показалось, стали абстрактными и холодны ми, нужно, напомнив о своей «стеснительности», оживить и подстегнуть процесс работы. Этот стиль присущ таким жен щинам всегда и везде, на протяжении всей жизни, вся личная жизнь и карьера строятся на этом: не вытащишь половые инстинкты из мужчины – не добьешься ничего. Они счита ют, что и дружбы между мужчиной и женщиной в принципе существовать не может.

Это и удобное средство создать спекулятивный дискурс, чтобы занять «позицию сверху», как выражаются американ цы, и что-то для себя дополнительно выиграть. На всякий случай сломать противника, внести растерянность в ряды «вражьей армии», а потом иметь возможность что-то приду мать, например, вернуть деньги или вышибить бесплатные обработки.

Возможно, такое бывает и от растерянности, так как дру гих правил, кроме межполовых, не знают;

возможно, и от излишнего интеллекта, начитавшись Фрейда и Юнга. Одна женщина, увлекающаяся психоанализом, настойчиво хоте ла узнать: «А вы испытываете, ну, “это”, когда меня видите голой? Я человек современный, нервничать не буду, только ответьте, да или нет? Мне нужно только знать». Ответить «нет» – обидно, неужели я ничего не вызываю? Ответить «да» – почти маньяк.

Можно ли поверить в стеснительность тридцатишести летней женщины, когда она выясняет и демонстрирует на себе, как будут сидеть на теле сложно скроенные стринги комбинезон (сейчас такие шьются на заказ для косметоло гии), и дотошно, до сантиметра выясняет, как будут при крыты ее гениталии и как это замечательное изобретение ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ на подтяжках расстегивается и застегивается в нужных ме стах? И смотрит при этом на вас, не моргая, как из двуствол ки, глазами железного Феликса, попутно отвечая на теле фонные звонки, отдавая приказания подчиненным «грузить пароходы и самолеты». И я не поверил. И сказал ей прямо в глаза, тоже не моргая.

А можно поверить в стеснительность танцовщицы ноч ного клуба (а проще – стриптизерши)? Был и такой случай, когда отказалась снимать белье и, что еще удивительней, на шестом сеансе, до этого все было нормально. Правда, последние несколько сеансов я работал бесплатно, не уло жился в обещанное количество – возможно, ей что-то нехо рошее в голову пришло. Мне хотелось и работу довести до конца, и помочь ей – готовилась она к поездке в Японию по контракту в ночной клуб. На мой удивленный вопрос был очень неприятный ответ. После чего я первый и, надеюсь, последний раз обидел женщину как «женщину», отпари ровав: «Было бы на что кидаться». Это было в 90-е годы, жуткие и мрачные, и сдали нервы: так надоело, что тебя подозревают в криминальных вещах;

сегодня в медицине и косметологии с этим получше. У нее даже спина покрас нела. Но уходить не собиралась, решила стерпеть. Работать с ней я не стал, указал на дверь, рыдала она еще около часа, почему-то срочно раздевшись, догадавшись благодаря от казу (пяти сеансов не хватило), что, оказывается, мастер, прежде всего, человек, а уж потом «мужик». Обидно было и ей, и мне тоже, что осталось довести фигуру до совершен ства, до «блеска» совсем чуть-чуть – получилась бы такая славная, миниатюрная статуэтка.

Отстранившись от женской сложности и рассмотрев вто рую половину дела – мастера (мужскую), опишу картину и с другой стороны, и получится, наверное, уже, маленькое «эссе о трусах».

Клиентка в стрингах, в семейных трусах-парашютах, кол готах или комбинезоне – неважно, на чем она настаивает – вольно-невольно мастера низвергает «вниз» (чтобы мужик думал, не забывал, что перед ним женщина лежит). А тогда извините, господа, точнее госпожи, тогда мастер-«мужик»

РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ вынужден меньше думать о вашей собственно эстетике, а разве это выгодно? Сбивается психологический настрой, рабочая аура, а процесс коррекции – это не только физиче ский труд, а концентрация, медитация.

Одна двадцатилетняя девушка, еще в середине 90-х, при шла на сеанс в ярко-красном кружевном корсете с чулками на подтяжках. Любезно расстегнув подтяжку, высвободила свое «галифе» и сказала: «Можете приступать к работе». На мое указание ей на дверь через минуту уже вытирала сле зы и оправдывалась: «Это мама мне посоветовала, в целях безопасности, это она купила этот вычурный и дорогой ком плект в секс-шопе». Потом все было нормально: девушка благополучно сделала фигуру, потом еще возвращалась на несколько обработок в 30 лет, после двух родов. Нет головы у мамы, как же плохо женщины знают мужскую психологию:

женщина в эротичном белье гораздо привлекательней для мужчины, чем полностью обнаженная, да еще, извините за напоминание, с недостатками фигуры. Мужчину привле кают не первичные половые признаки (это животных они привлекают), а сексуальность рисунка всего женского тела, и больше – полуприкрытого.

Иногда такое «помрачение» находит временно, в основ ном на тех, кто долго сидел дома с малыми детьми, – «как надоели эти горшки и кухня, хоть здесь немного побуду женщиной!» Встревожены, потерялись: куда бежит время, чем живы сегодня другие? Хочется узнать, чего же я стою «как женщина», и готовы проверить это на первом встреч ном мужчине. Хочется услышать, что и с фигурой не так уж все плохо, что роды и время не испортили былую красоту.

В этом может быть совершенно здоровое проявление во левой и активной женской натуры, которая хочет взять все в свои руки и строить свое будущее сама. Но иногда про является и болезненное: «Вот отмотаю свой срок кухаркой и нянькой, а потом всем вам устрою, оторву от жизни по ложенный мне “женский кусок”». Такая агрессивная жен ская настроенность покорить не меньше чем весь мир, наверстать упущенное, отомстить равнодушному мужу, компенсировать заточение в четырех стенах, выливается, ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ как правило, в обычную женскую истерику, и весь процесс коррекции прекращается. Эгоизм в процессе необходим, но здоровый эгоизм.

Женщины – народ сложный, не укладывающийся ни в ка кие психологические типажи и рамки, а соображения этики не всегда позволяют сказать что-то прямо. Слишком много нагромождений создала культура в «этике полов», где жен щина в силу традиций всегда права. Но замечено, чем эман сипированнее женщина, тем меньше у нее «комплексов» по поводу раздевания и тем меньше она подчеркивает свою гендерную идентичность. Накопившийся материал можно было бы использовать для целого романа и, возможно, он лучше бы прояснил загадочную женскую натуру, если ее описать со стороны коррекции фигуры.

Бизнес по производству «застенчивых стрингов» пользу ется такими «слабыми местами» культуры. Но даже в самых тонких стрингах линия фигуры не просматривается на фо тографии, достаточно надеть тонкий бюстгальтер, и не вид но будет сколиоза.

В начале своей практики у меня были единичные случаи, когда я шел на уступки и работал с клиенткой в стрингах.

Если описать «технические» трудности, которые еще важнее всего «психологического», то не только глаз «спотыкается»

и не видно линии, где работать, но и руками уже размаши сто не поработаешь, чтобы линия ровной была. И рукой при ходится их постоянно отодвигать то выше, то ниже, то есть прерывать на какие-то секунды процесс (а здесь и секунды важны), а третьей руки, к сожалению, нет.

Со специальными косметологическими стрингами комбинезоном задача усложняется: их нужно не сдвигать, а расстегивать и застегивать. Картина выглядит следую щим образом: мало того, что приходится менять женщине положение во время обработки, нужно еще постоянно рас стегивать и застегивать в нужных местах спецодежду. Это уже не полноценная обработка: женщина ворочается, изви вается, мучается с застежками, вся в заботе прикрыть «срам ные места», красная от отчаяния, а мастер самоотверженно РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ помогает – такая жалкая, сострадательная возня двоих на матрасе. А если застежку заклинит? Получится как в извест ной комедии: «И брюки превращаются... и брюки превраща ются... в замечательные... стринги».

До сих пор не могу понять, почему записываются на кон сультацию, ждут ее иногда по полгода, читают сайт и книгу «от корки до корки», звонят и плачут, что «с этим жить уже невмоготу», наконец, приходят, и вместо того, чтобы бесе довать по существу, обсуждать наболевший вопрос фигуры, битый час, а то и два выясняют «вопрос с трусами». Мож но, в конце концов, выяснить это до консультации, с моим секретарем-женщиной, зачем тратить свое драгоценное время? Я никого не обманываю, открыто пишу и на сайте, и в книге, и в инструкции, которая выдается на консультации, почему такое условие, поэтому выяснения по поводу белья вдвойне неприятны, и вынужден их считать провокацией.


«Согласна, не в моей стеснительности дело, но мне род «Конфессиональные» разногласия ственники этого не позволят». – «А вы разве сюда собрались с семьей?» – «Не надо издеваться, вам просто это трудно по нять – это непозволительно в силу нашего вероисповеда ния, я могу это объяснить». – «Но я не могу спорить здесь на религиозные темы. Вам лучше корректировать фигуру там, где позволяют ставить свои условия». – «Мой муж – мусуль манин. Я и сама ревностная мусульманка». – «Но тогда по за конам шариата вас нужно поставить к позорному столбу за ваше желание заниматься фигурой».

Здесь можно и не выяснять, к какой конфессии принад лежит человек – такой диспут выльется в сплошное лице мерие. Любая конфессия плохо относится к обнажению, а еще хуже – к переделке тела, к эстетической медицине:

человек обязан носить до гробовой доски то тело, кото рое ему дал Господь. И в будущем вряд ли что-нибудь из менится. Если это не решила культура, то этого не решить на консультации, просто нужно отдавать себе отчет: вы тут или там? Или выполнять требования, которые выдвигает ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ чья-то культура (конфессия, окружение, воспитание), или условия эстетической медицины. На худой конец, можно заранее посоветоваться по вопросу обнажения в рамках моральных убеждений своей религии с духовником (мул лой, батюшкой, пастором), а также неплохо сразу выяс нить, какое покаяние, епитимья за это налагается, если вы нарушите законы, заповеди.

Многих людей раздражает это лицемерие, эта «половин чатость», попытка найти компромисс в этом вопросе мора ли в эстетической хирургии. Зря думают, что если костры инквизиции погасли, то не остались эти конфликты – в на шей культуре есть еще много чего, с чем повседневно стал киваются люди, и конфликты эти не менее психологически травматичны, чем в прошлых веках. Это с виду все может сегодня казаться «гуманным» и «культурным», но потому и более подлым. И когда слабый пол пользуется этим, со вершает «культурную», «узаконенную» подлость, прикрыв шись «традициями», уходит от личного прямого ответа («это не я, это так принято»), то это как раз то, что больше всего не любят мужчины в женщинах. А к чему это приводит на консультациях у специалистов эстетической медицины, нетрудно догадаться – к нежеланию такую женщину делать красивее, и по-человечески это вполне понятно.

«Я за дочку звоню». – «Ей лучше самой позвонить, нужно «Малолетки»

выяснить ее проблему». – «Она стесняется, да и вообще она не может разговаривать с людьми. Я все улажу за нее сама.

А проблему я знаю, такая чепуха. Сама стройная, а все время жалуется».

«Мне внучка здесь выписала все организации и велела обзвонить, она занята, а я на пенсии, у меня времени мно го, рассказывайте... Ой, страсти какие! Да кто ж к вам свое дитя пошлет? И чего этим молодым надо? Раньше женщи ны жили без этого. Вот в наши времена...».

«У моей дочери небольшой недостаток, она балерина». – «А ваша дочь хочет это исправлять?» – «Что вы, да она и слушать РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ об этом не желает. Но я ее заставлю и приведу за ручку, как миленькую, и буду сидеть рядом и следить, чтоб не каприз ничала. А то ей хоть и 22, но, поверьте, это сущее дитя». – «Но метод вообще-то не для детей».

«Это Ручная Пластика? Хи-хи». – «А сколько вам лет?» – «Э… двадцать». – «А проблема какая?» – «Ну, это... в общем...

там... хи-хи». С каждой секундой по погрустневшим ноткам на другом конце провода становится ясно, что ребенок не ожидал, что все так сурово и по-взрослому. Настроение у де вочки портится, особенно оттого, что тут все время что-то выспрашивают, как школьная училка у доски, а урок «по фи гуре» не выучен.

Но приходят на консультацию с мамами и двадцатипя ти-, и двадцативосьмилетние. Было бы еще ничего, если бы мамы были не против коррекции. Но подавляющее большинство родителей устраивали разборки и выясне ния и со мной, и с дочерью: «И зачем все это нужно?!» Они были ущемлены в своих материнских чувствах, что дочь идет на такие тяжелые процедуры. Шли у нее на поводу лишь потому, что не знали, как еще бороться с ее голодов ками. И тоже удивлялись моему отказу работать, но все же очень просто: это неэтично – убеждать человека несо зревшего (и в прямом, и в переносном смысле) идти на радикальные методы.

За время практики мною замечено, – и это согласуется с мнением психологов и психиатров (о чем написано ими много работ) – что у девушек, страдающих нервной ано рексией, существует нездоровая, патологическая связь с матерью. Приход на консультацию с мамой, разумеется, не единственный признак нервной анорексии, этих при знаков за время беседы и при осмотре обнаруживается еще несколько, но это только лишний раз подтверждает правило.

Но бывают и очень взрослые двадцатилетние, особенно те, кто приехал покорять Москву. В этом жестоком мире «ли миты» взрослеют рано и бывают терпеливее и дисциплини рованнее, чем сорокалетние.

ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ Приезжие – одни из самых лучших клиенток, особенно «Провинция»

«омосквиченная провинция»: терпеливость, смирение перед жизнью плюс огромная воля у тех, кому удалось закрепить ся в столице. У них часто и стремление учиться – это умение слушать и прислушиваться, все узнавать, во все вникать, с ними проще найти общий язык.

– Ой, запугали своими синяками. Да вы хоть знаете, что мне пришлось пережить, чтобы здесь остаться? Какой муж?

Да я родительский дом оставила в 16 лет, что бы мне какого то мужа слушаться?

Указанная в моем рекламном модуле фраза «только для проживающих в Москве» одно время вызывала нарекания и обвинения в снобизме. Но это не рекламный трюк выглядеть некой «элитой», «эксклюзивом» для столичных барышень.

Все дело в непонимании и спешке у тех, кто проездом, – как правило, они хотят «сделать фигуру» параллельно с утря ской бизнеса, походами в магазин, на рынок и т. д. и, жела тельно, за один день.

«Говорите погромче, куда ехать, я на вокзале, да побы стрее, я проездом».

«Я здесь покупаю партию товара, хочу заодно и собой за няться».

«Мне ехать из Владивостока. Билет стоит недешево. Вы даете гарантию?»

«Мне нужно пристроить кур, корову и поросят, накладно хозяйство бросать. Вы гарантируете результат?»

Непонимание с проезжающими и от того, что здесь сра батывает авторитарность столицы: методов по коррекции фигуры в Москве много, нужно успеть сориентироваться в этом море услуг, на что времени и рассудка не всегда хвата ет, и ждут простых, доходчивых объяснений, накачки, про тив чего я принципиально против.

Часто можно было видеть по лицам и настроению при езжих клиенток, получивших даже большой результат, со мнение: может, это можно было убрать и дешевле, и бы стрее? А может, посолиднее? Только руки человека – так РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ примитивно! Кто их ценит? Такого добра навалом! Не за вернули в скафандр, не мигали лампочки, не обматывали проводами, не пищал компьютер, а как хотелось узнать высокие технологии XXI века, о которых столько говорят, о которых грезила в темной таежной глуши, складывая по рублику в «узелок на фигуру». Не продешевила ли я, оста вив так надолго своих поросят?

Несходство менталитетов и некоторые психологические «Иностранки»

трудности, на которые в салоне никто не обратил бы внима ния, здесь оказываются непреодолимыми.

– Я звоню вам из Соединенных Штатов, город Атланта.

Через переводчика рассказывается о методе и выясняется проблема. Через неделю:

– Я со своим адвокатом составила договор, который мы с вами обсудим.

– Как выглядит этот договор?

– Ну, во-первых, если не будет результата, то вы вернете мне все мои деньги.

– Вы забыли про моральный ущерб.

– Ах, да, конечно. Сумму компенсации за моральный ущерб мы оговорим отдельно. Я не знаю еще, что мне придется пережить. Но если результат будет не такой, как я хочу, вы компенсируете мне минимум половину.

– Но здесь не хирургия и установить результат в литрах или килограммах невозможно. Вам лучше обратиться в пла стическую хирургию.

– Ну что вы, это опасно для здоровья. Если результат про держится хоть год, то я согласна ездить к вам хоть каждый год. Но тогда мне как постоянной клиентке – дискаунт. Мы это тоже подпишем и завизируем у нотариуса.

– У вас только три пункта?

– Нет, это только основные, мы составили еще тринад цать, могу зачитать. Только при этих условиях я могу идти на риск и иметь хоть какие-то гарантии. Кроме того, мне нужно с вами обговорить возможность получить часть ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ денег через мою страховую компанию, возможно, понадо бится психотерапевт, его услуги я оплачу.

– К сожалению, у меня нет полной уверенности в выполнении всех ваших пунктов. Заниматься этой бумажной волокитой – работать будет некогда. Вам лучше поискать другие методы.

– Но почему?! У нас, в Америке, это очень цивилизованно.

Вам в России было бы неплохо навести правовой порядок. У нас врачи всегда имеют письменный договор с пациентом.

Вы и сами предохраните себя от недоразумений, оговорив все заранее. Можете выставлять свои условия, мы их обсу дим с адвокатом и придем к компромиссу.

– Но здесь не лечебное учреждение, мы ничего не лечим. К тому же, здесь отношения не могут строиться исключитель но по правовым законам, ни по медицинским, ни по торгово потребительским (хотелось привести в пример анекдот, ког да два восточных человека договариваются о продаже неф ти, и покупатель говорит: «Слушай, дорогой, возьми себе гарантии, а мне дай нефть»).

– Это просто бардак! Понятно, почему у вас в России все развалилось. Мне что, обслуживаться безо всякой правовой защиты, тет-а-тет с загадочной русской душой?! Это надува тельство!

– Ну, надувательства и в Америке хватает, и никакие вра чебные договоры не спасают.

«Я звоню из Грузии. Мне нужно похудеть». – «У вас, навер ное, лишний вес?» – «Ну, есть немного. Живот уберите, бедра поменьше хочу. Но чтоб с закруглением, как у наших моло деньких девушек. Мой муж вам любые деньги заплатит». – «А по закону гор не будет?» – «Что вы, мы цивилизованные люди!». Рассказывается о методе. «О, какой ужас! Есть же ци вилизованные способы, “липоксакция”, например, я думала, что у вас что-то получше, Москва все-таки. Вы знаете о “ли поксакции “? Говорят, ее уже все звезды сделали».

– А что у вас за заведение?

«Престижные» и «звезды»

– Центр «Ручная Пластика».

РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ – Да понятно, читать умею. Какое оно – известное, неиз вестное?

– Самое обычное. А вас разве не интересует цена, суть ме тода и будет ли результат?

– Если заведение престижно, то все остальное меня не ин тересует.

«Я ищу хорошую клинику, мне нужно сделать грудь и бе дра с гарантией». – «Лучше поискать хорошего хирурга, а не клинику, и положиться на его большой опыт, а также узнать типы и технологии операций». – «Мне нужна хорошая кли ника, а не хирург – вы что, не знаете нашу страну? Завтра он исчезнет, и кто будет отвечать за последствия? Я не могу быть спокойной, если не имею дела с престижным и старым учреждением».

Многим не известно, что опытные хирурги (как и хоро шие косметологи) никуда не исчезают, исчезло как раз мно го клиник (как и появилось новых). Чем старее и известнее клиника (особенно с советских времен), тем в ней как раз больше начинающих хирургов, больше текучесть кадров. А опытный и знаменитый хирург (хотя это не всегда одно и то же) может сменить несколько мест работы по совершен но объективным причинам (а вовсе не потому, что бегает от разгневанных клиентов) или арендовать операционную по заказу, что очень распространено и в Европе. Сегодня он мо жет работать в неизвестной или совсем новой клинике.

Рассудок ищет «престиж», который равен мощи рекламы и «раскрутке» не только на будущую подстраховку. Это поня тие у многих эквивалентно качеству результата и строится исключительно по внешним атрибутам: современный стиль помещения, мраморные стены и автографы звезд. Многие женщины готовы вытерпеть все муки ада, но только бы, от крыв глаза после наркоза, увидеть «прогрессивную обста новку». Как признавались мои клиентки, отвечая на наш во прос «почему из пяти хирургов вы выбрали именно этого?»:

«Такой шикарный ремонт», «Такая реклама» и т. д. Сколь ко ни смеются американцы над своей пословицей «Внача ле купи дорогой костюм и машину, а потом можешь гнать туфту, люди все равно тебе поверят», в жизни она хорошо ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ срабатывает. Порой женщины готовы развивать и глубокую женскую интуицию, выбирая специалиста, нащупывая свое чутье «изо всех мест», как говорят в народе.

Но все это – душевная лень, экономия своего мышления, дешевый способ не участвовать ни в чем самому, такие люди всегда ищут подпорок во внешнем блеске. Если липосакция прошла неудачно, то, значит, ошиблась заведением – нужно было ехать в Лос-Анджелес;

если и там неудачно, то нужно было делать ее в Швейцарии, в старинном замке и т. д. Но если и там плохо, то «просто лично не повезло» – дальше мысль идти уже не может. Такая женщина не станет слушать, что лимфосистема что в Нью-Йорке, что в Саратове одна и та же, и суть липосакции в принципе своем одинакова – ни за что не поверит. И что наши хирурги гораздо опытнее, так как больше имели клиентов, и по совести отвечают за результат (просто правовая основа слабее) – это вообще сказки расска зываете! За что же тогда такие большие деньги уплачены?

Тогда и всю жизнь пересматривать придется, а она построе на на особом и цельном «элитарном» мировоззрении.

Нужно сказать, что такое мировосприятие – «престижное», безапелляционное – присуще вовсе не настоящим «звездам»

или богатым людям, а больше тем, кто им подражает или случайно вхож в их круг. Это содержанки, выбившиеся «в люди», которым выпал достаток, не имеющие образования, это определенная категория людей – невежественная и гру бая – вне зависимости от социального и даже финансового положения. За годы своей практики я убедился, что это рос сийский миф: «чем богаче – тем больше самодурства». Все как бы не наоборот. Жены по-настоящему богатых людей, олигархов – понимающие, тихие и тактичные люди (чему в свое время я и сам был удивлен). А грубости, хамства и «лу женых глоток» я натерпелся как раз от нищей провинции.

«Вы знаете, с кем разговариваете? Я всех вас уволю!» – до боли знакомая нашим соотечественникам фраза, или:

«Сейчас нашлю на вас своих мальчиков, они вам устроят!»

(нужно думать, побьют стекла входной двери или будет разборка путем рукопашного боя). Параметры и пробле мы фигуры у «звезды» – стратегическая тайна, а сделать РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ снимок обнаженной натуры – это посягательство на лич ную жизнь, подозрение в возможном шантаже.

Но заболевают «звездной болезнью» те, кто только мнит свою жизнь «звездной», безосновательно, по принципу пространственного соседства или толщины кошелька. На стоящие, талантливые «звезды» шоу-бизнеса как раз очень хорошо знают, что весь их нелегкий путь строился из тес ного человеческого контакта со многими людьми. Не толь ко с теми, от кого зависел успех, а со всеми понемногу. К вершинам доходил тот, кто имел способность к общению (или преодолевал свою неконтактность), способность к уважению другой человеческой личности. Многие не толь ко имеют эту способность как дар, но и отчетливо осознают, что отражаются в других людях, и происходит это посто янное построение своей «личности-бренда», а при потере этой способности и связи начнется деградация и снижение рейтинга.

Сегодня в области косметологии и эстетической медицины Пленники рекламы и прогресса в нашей стране у людей превалируют учреждения, школы и традиции (лучше древние – китайские, других нет), а не чья то личность, названия салонов и клиник, минимум – извест ные западные имена, ставшие нарицательными, легендой.

Сегодня велико желание общаться с «принципом», а не с че ловеком, хочется устранить все личностное, а остаться при «механизме»: направлении, течении, раскрученном бренде, на худой конец, иметь дело с последователем какого-нибудь иностранца (лучше первой половины ушедшего века, такой метод уже подернулся привлекательной дымкой прошлого).

Но ни в коем случае со специалистом-соотечественником, и боже упаси – с автором метода, ведь в своем отечестве, как известно, пророка нет. На вопрос «как работает ваш метод?»

всегда хочется ответить: «Вообще-то работает не метод, а человек, создавший метод».

Не пускает страх выпасть из «системы», «массовости», общепринятого (уж если обманули в фитнесе, так ведь ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ И СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ всех же обманули!), а тут: метод никто не знает (я одна, как дурочка), да и специалист работает со мной один, хоть бы коллектив был, филиалы, хоть бы мелькал на телевидении и т. д. Страшно бывает так, что и результат не радует.

Известно, что все достижения прогресса и весь ход ци вилизации двигались благодаря открытиям отдельных человеческих личностей, а кого же еще? Но сегодня пока о любом создателе стараются «забыть», придать своей дея тельности что-то «сверхличное», стараются сделать любое открытие изобретением науки «вообще», не иметь никаких (кроме прошловековых имен фабрик и заводов) указаний на человека. Затем открытие нужно обставить современ ной атрибутикой, дать сочное название, вписать в общую философию жизни, и все для того, чтобы осуществить глав ное – объявить это «системой». Постановка «престиж выше личностного» и само понятие «престиж», в сущности, всегда сливаются – это дух нашего времени и одновременно драма нашего времени. Системный подход к внешнему виду чело века – современный стиль в культуре, но это и род бессилия, и конфликт внутри медицины, отдавшей эту сферу, актуаль ную сегодня, на откуп косметологии и фитнесу.

«Вы только бедра можете, всего-то? Да все заведения се годня могут от головы до пяток!», «Если бы ваш метод был чем-то стоящим, об этом знал бы весь мир!», «Какой смысл в вашем методе, если он не для всех?» – такие вопросы мож но услышать и от образованных людей. На последний можно ответить только известной притчей. После шторма море вы бросило на берег много живых рыб, и девочка, пожалев, стала бросать их обратно в воду. Проходящий мимо старик спросил:

«Зачем ты стараешься, все равно не сможешь спасти их всех?»

На что девочка ответила: «Но ведь этих я спасла».

Сегодня уже стала прослеживаться новая тенденция: созда тели брендов и имиджей для какой-нибудь продукции теперь ломают голову, как ее дифференцировать, узко позициониро вать и, по возможности, выискать хоть мало-мальское отли чие от остальной похожей продукции. Сегодня нередко стре мятся, как ни странно, заузить сферу рынка, а не расширить, так как известно, что много компаний с мировыми именами, РУЧНАЯ ПЛАСТИКА | ЧАСТЬ имевших когда-то уникальность в своей продукции, а затем попытавшихся расшириться «для всех», потерпело крах.

– Про целлюлит я знаю все. У меня первая степень.

«Знатоки»

– Лучше скажите, как выглядит ваша проблема, своими словами.

– У меня нет никаких проблем. Я не пью, не курю, не ем мяса, веду подвижный образ жизни.

– А что же нам у вас исправлять?

– А куда я попала? Разве это не медицинский центр (кли ника, салон и т. п.)?



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.