авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 25 |

«ИСТОРИЯ РОССИИ XIX — начала XX вв. Учебник для исторических факультетов университетов Под редакцией В.А. Федорова, академика РАЕН, ...»

-- [ Страница 16 ] --

Перед первой мировой войной практически не было в России такой отрасли промышленности или транспорта, которых не затронул бы процесс монополизации. Всего в России в то время существовало около 200 разного вида монополистических объединений. Ведущую роль среди них занимали 30 крупных монополий. Овладев внутренним рынком, монополии диктовали цены и искали выходы на внешний рынок.

Таким образом монополистические объединения превратились в основной фактор хозяйственно-экономической жизни России.

Банковская система Перед первой мировой войной Россия располагала высокоразвитой банковской системой. Центральное место в ней занимали Государственный банк России и столичные акционерные коммерческие банки.

Государственный банк России помимо своей роли как центрального эмиссионного банка и крупнейшего кредитного учреждения являлся важнейшим органом проведения в жизнь экономической политики правительства. Наряду с Особой канцелярией по кредитной части Министерства финансов Государственный банк был важнейшим звеном государственного хозяйства. Он оказывал поддержку банковским монополиям, сам осуществлял кредитование промышленности и торговли через широкую сеть своих отделений и контор.

Вторым крупным важным звеном в российской кредитной системе были частные акционерные банки коммерческого кредита. По концентрации капитала акционерные банки России превосходили банки развитых капиталистических стран. Наиболее крупную роль играла группа петербургских банков (так называемая "пятерка") — Русско Азиатский, Петербургский международный, Азовско-Донской, Торгово-промышленный и Русский для внешней торговли. На их долю приходилась почти половина всех ресурсов капитала и активов русских акционерных банков.

Несмотря на высокий уровень концентрации и централизации капитала акционерных банков, резко возросла численность обществ взаимного кредита и городских банков. В 1913 г. в России насчитывалось 1108 обществ взаимного кредита с общей суммой основных активов 865 млн. руб. и 317 городских банков с суммой активов 245 млн. руб.

В системе земельного кредита по-прежнему выделялись основанные в 80-х годах XIX в. два государственных банка — Дворянский земельный банк и Крестьянский поземельный банк. Их деятельность способствовала развитию капиталистического предпринимательства в сельском хозяйстве. Помимо государственных учреждений земельного кредита действовали еще 8 местных дворянских земельных банков, 10 акционерных земельных банков и 36 городских кредитных обществ. Более 60% всех кредитов поземельных банков центральных и местных было выдано поместному дворянству. Тем самым царское правительство оказало существенную поддержку сохранению помещичьего землевладения.

Промышленный подъем 1909—1913 гг. создал благоприятные условия для притока золота в Государственный банк и увеличения вкладов в частные коммерческие банки.

Финансовый капитал Путем объединения ("сращивания") промышленного капитала с банковским создавалась система финансового капитала. Возникали объединенные промышленно-банковские монополии. Так, в годы предвоенного экономического подъема под руководством Русско-Азиатского и Петербургского международного коммерческих банков возникли два таких крупнейших объединения. Под контроль Русско-Азиатского банка вошли громадный военно-промышленный концерн "Путиловский-Невский", нефтяной концерн в составе трестов А. И. Манташева, С. Г. Лианозова и товарищества "Нефть", табачный, ниточный и жировой синдикаты. Кроме того в сфере влияния этого банка оказались ряд железнодорожных обществ, предприятия машиностроительной, гор норудной и каменноугольной промышленности. Финансово-промышленная группа Петербургского международного коммерческого банка создала огромный военно промышленный концерн путем слияния двух трестов — строительного "Николаевский Россуд" и транспортного машиностроения "Коломна-Сормово". Все предприятия, вошед шие в эти гигантские финансово-промышленные объединения, номинально сохраняли самостоятельность, но руководство банков полностью контролировало их деятельность.

Финансово-промышленные группы меньшего масштаба были созданы другими петербургскими банками — Учетным, Ссудным, Коммерческим, Азовско-Донским и Русским для внешней торговли.

Накануне и особенно в годы первой мировой войны развивались государственно монополистические тенденции. Они выражались в соединении экономического потенциала капиталистических монополий с государственным аппаратом управления.

Так, созданный еще в 1902 г. Комитет по распределению железнодорожных заказов, действовавший в тесном контакте с монополиями, превратился в государственно монополистическую ор ганизацию. В государственно-монополистическую организацию в области судостроения превратилось и образованное в 1908 г. "Совещание по судостроению".

Государственно-монополистические тенденции прослеживались в сращивании банковских монополий с государственными финансовыми учреждениями. Их связи закреплялись личными униями. Крупнейшими российскими банками руководили бывшие высокопоставленные чиновники Министерства финансов, Министерства торговли и промышленности, Морского министерства. Государственные финансы использовались финансовой олигархией в качестве крупного источника сверхприбылей капиталистических монополий.

Россия с ее богатейшими запасами сырья и дешевой рабочей силой представляла сферу наиболее выгодного помещения для иностранного капитала. В производственной сфере иностранный капитал инвестировался главным образом в тяжелую промышленность. Его размеры в таких отраслях, как горнопромышленная, металлообрабатывающая и машиностроение, превышали российские капиталовложения. Значительной была доля вложений иностранного капитала в коммунальное хозяйство российских городов, строительство и химическую промышленность.

В металлургии и угольной промышленности Юга России преобладал франко бельгийский капитал. Английский капитал инвестировался в нефтедобычу Бакинского района, в медную промышленность Урала и Казахстана, а также в золотодобывающую промышленность Сибири. Германский капитал занимал первенствующие позиции в отраслях тяжелой промышленности Польши и Прибалтики, коммунальном хозяйстве Петербурга и Москвы.

Инвестируемые в экономику России иностранные капиталы реализовывались, как правило, не в виде филиалов заграничных монополий, а вкладывались в действовавшие российские предприятия и объединения и по сути дела превращались в составную часть российского капитала. Таким образом, несмотря на финансовую зависимость России от иностранного капитала, русский финансовый капитал сохранял свою самостоятельность в определении направлений развития российской экономики.

Иностранный капитал поступал и в виде государственных займов для покрытия растущих расходов на бюрократический аппарат управления и на военные нужды. К г. государственный долг России по этим займам достиг 5,4 млрд. руб.

§ 4. Сельское хозяйство России в начале XX в.

Интенсивный рост промышленности, городов и промышленного населения, развитие железнодорожной сети способствовали возраставшему спросу на сельскохозяйственную продукцию и расширению ее производства.

В 1900—1913 гг. сельскохозяйственное производство выросло на 34%. Хотя удельный вес доходов от сельского хозяйства за эти годы несколько снизился, он продолжал оставаться доминирующим в экономике страны.

В начале XX в. помещичье землевладение продолжало сокращаться. Наиболее интенсивно оно сокращалось в 1906—1916 гг: за эти годы из 51 млн. десятин дворянской земли 9,5 млн. были проданы Крестьянскому банку и 8,8 млн. заложены в Дворянском банке. За счет продаж земли и залоговых операций помещики получили крупные суммы денег. В руках помещиков оставались еще значительные земельные владения, которые давали солидный доход. Эти земли использовались как для крупного сельскохозяйственного предпринимательства, но большей частью они сдавались в аренду — денежную, испольную и даже отработочную. Только от продажи и залога земли, сдачи ее в аренду помещики получили в 1906—1916 гг. 3,3 млрд. руб.

Для помещичьего хозяйства в начале XX в. была характерна тенденция повышения его товарности. Удельный вес помещичьего хлеба на зерновом рынке неуклонно возрастал. К 1916 г. на долю помещичьего хозяйства приходилось 47% всего производимого хлеба в России. Этому способствовали повышение его агротехнического уровня и благоприятная рыночная конъюнктура, сложившаяся в 1909—1913 гг.

Помещичье хозяйство все более приобретало характер крупного капиталистического производства с применением новейших машин, новейших агротехнических приемов и наемного труда. Наемный труд применяли 81% помещичьих хозяйств, при этом в крупных хозяйствах (с посевами свыше 100 десятин) удельный вес наемного труда достигал 97— 100%. Вместе с тем масса мелких помещиков вели свое хозяйство по старинке — путем сдачи части земли в аренду под отработки с использованием примитивного крестьянского инвентаря.

В начале XX в. крупными землевладельцами стали представители монополистического капитала Исследователи выявили для этого времени 272 торгово-промышленных товарищества, имевших 3,6 млн. десятин (в среднем по 13 тыс. десятин на каждое).

Крупными помещиками стали такие известные текстильные фабриканты, как Рябушинские, Морозовы, Коноваловы. В то же время титулованные помещики латифундисты становились участниками монополистических промышленных союзов. Так, в числе членов Союза сахарозаводчиков были представители титулованных дворянских фамилий — Бобринских, Браницких, Потоцких.

Основной производительной силой в сельском хозяйстве России в начале XX в.

оставалось крестьянство, которое составляло 3/4 населения страны. На долю кресть янского хозяйства приходилось 88% валового сбора зерновых и около 50% товарного хлеба. Крестьянское хозяйство давало основную часть и остальной сельскохозяйственной продукции.

Обеспеченность надельной землей крестьянства была крайне неравномерной. По данным земельной переписи 1905 г., в общинном и подворном владении крестьян находилось 137 млн. десятин земли. Примерно половина ее (64 млн. десятин) находилась в руках зажиточного крестьянства, составлявшего 1/6 (2,1 млн.) дворов. Такая неравномерность в земельном обеспечении обусловливала существенные имущественные различия в деревне. На долю 1/6 зажиточных дворов приходилось 38% валового сбора зерна и 34% товарного хлеба. Бедняцкие и середняцкие хозяйства продавали менее 15% собранного ими хлеба, причем это была вынужденная продажа во время сбора податей.

Развитие производительных сил в крестьянском хозяйстве протекало медленно.

Главным тормозом при низкой агротехнике являлось крестьянское малоземелье. Оно обострялось вследствие естественного прироста сельского населения и дробления кресть янских дворов путем роста семейных разделов. При остром малоземелье крестьяне вынуждены были прибегать к аренде помещичьей земли, обычно на кабальных условиях.

Высокая арендная плата отнимала у крестьян 81% их доходов.

Сохранявшиеся в аграрных отношениях крепостнические пережитки тормозили развитие сельского хозяйства, что усугублялось и часто постигавшими деревню стихийными бедствиями — неурожаями и эпизоотиями. Особенно тяжелыми для большинства российских губерний оказались голодные 1891—1892, 1897 и 1908 гг.

Промышленный подъем 1909—1913 гг. в России накануне первой мировой воины способствовал заметному росту производства в сельском хозяйстве. На этот рост оказало существенное влияние и повышение цен (на 41%) на сельскохозяйственную продукцию.

Рост посевных площадей происходил в различных регионах страны неравномерно. В целом по стране за 1901—1913 гг. посевные площади увеличились на 15,5%, в то время как в Европейской России — лишь на 7,8%, а в Центральном промышленном регионе они даже несколько сократились. Значительный прирост посевных площадей происходил в южных степных губерниях, на Северном Кавказе и в Сибири.

Сельское хозяйство России имело преимущественно зерновое направление. 25% посевной площади и 31% сбора урожая приходились на озимую рожь, затем следовали пшеница, овес и ячмень. Урожайность зерновых заметно возросла преимущественно в по мещичьих капиталистических экономиях и в богатых крестьянских хозяйствах. По объему производства хлебов Россия занимала первое место в мире.

Заметно увеличилось производство технических культур. выросли сборы картофеля, росла посевная площадь под сахарной свеклой, значительно повысились посевы льна, который продолжал оставаться преимущественно "крестьянской" сельскохозяйственной культурой. Большие успехи были достигнуты в хлопководстве — в Средней Азии и частично в Закавказье. Расширялись виноградарство и cадоводствo на Кавказе, в Бессарабии и Средней Азии. В Западной Грузии было положено начало чайным план тациям.

Заметны были сдвиги и в животноводстве. Возросло поголовье крупного рогатого скота и улучшилось его качество, что способствовало увеличению экспорта продукции животноводства примерно в 2,5 раза. В сельское хозяйство вкладывался капитал частных фирм и коммерческих банков, которые стремились сосредоточить в своих руках реализацию сельскохозяйственной продукции на рынке.

Возросли внутреннее производство и ввоз сельскохозяйственных машин. Однако в целом уровень оснащения крестьянских хозяйств продолжал оставаться еще низким:

половина крестьянских хозяйств не имели плугов и обрабатывали землю сохами и косулями.

Характерной особенностью эпохи было интенсивное развитие различных форм кооперации, преимущественно на селе. Перед первой мировой войной в России насчитывалось 12,2 тыс. кредитных и ссудо-сберегательных товариществ. Число сельских кооперативов с 1900 до 1913 гг. возросло в 18 раз. Еще более значительным был рост различных видов кооперативов в годы первой мировой войны (их насчитывалось уже тыс.). Кредитная кооперация ослабляла давление ростовщического капитала на деревню, способствовала укреплению экономического положения деревенской верхушки, которая являлась и основным вкладчиком и получателем кредитных ссуд.

§ 5. Внутренняя и внешняя торговля Внутренняя торговля. Новые экономические условия приводили к возникновению и новых форм в торговле — в первую очередь к значительной ее концентрации и усилению роли банковского капитала в торговых операциях. В 1900—1913 гг. внутренний товарооборот России вырос на 64 % и достиг 18,5 млрд. руб. Получили развитие торговые акционерно-паевые предприятия. Значительно поднялся удельный вес магазинной торговли. В крупных городах появились специализированные и универсальные магазины.

Дальнейшее развитие получила биржевая торговля.

Однако наряду с новыми формами торговли сохранялись и старые. В начале 900-х годов 87% товарооборота приходилось на мелкие лавки, палатки и торговлю вразнос.

Недостаточность транспортной сети, товарных складов и элеваторов сдерживала внедре ние новых форм торговли. Развитие внутренней торговли в целом тормозилось и низкой покупательной способностью основной массы населения — крестьян. В 1912 г.

крестьянин тратил на приобретение товаров на рынке в 16,5 раз меньше, чем горожанин.

Возрастал экспорт русских товаров за границу. В 1900—1913 гг. вывоз русских товаров, несмотря на высокие таможенные пошлины, увеличился на 212%. Главным экспортным товаром оставался хлеб, а также другие продукты сельского хозяйства и сырье. Удельный вес промышленных товаров в русском экспорте не превышал 10%;

большая их часть вывозилась в Китай и Иран. В составе импортируемых Россией товаров значительную часть составляли оборудование для промышленности и сырье для текстильной промышленности. Немалую долю в импорте составляли предметы роскоши.

Главными внешнеторговыми партнерами России являлись Англия и Германия.

В 1905 г. для руководства внешней и внутренней торговлей было создано Министерство торговли и промышленности. Тесно связанное личными контактами с крупнейшими банковскими и промышленными монополиями Министерство проводило активную защиту интересов российской финансовой олигархии.

§ 6. Распространение монополистического капитала на окраины России Для монополистического капитала характерно стремление к расширению своей "хозяйственной территории" — перенесению своей деятельности на колонизуемые им регионы и страны. Такое стремление было присуще и российским монополиям. Однако в отличие от колониальной экспансии империалистических государств Западной Европы, направленной на заморские территории, российский монополистический капитал осуществлял расширение хозяйственной территории в границах собственного многонационального государства. Роль регионов для приложения капиталов и выкачи вания сверхприбылей финансовыми монополиями выполняли громадные неосвоенные и малоосвоенные территории Сибири и Дальнего Востока, а также "национальные окраины", в различное время вошедшие в состав Российского государства. Необходимо отметить, что наименование "национальные окраины" в системе российского империализма не совпадает с общепринятым понятием "колонии".

В литературе по истории мирового капиталистического рынка в рассматриваемый период понятие колонизации в экономике связано, во-первых, с наличием незанятых, свободных земель, легко доступных переселенцам, во-вторых, с наличием мирового разде ления труда, благодаря которому колонии могут специализироваться на массовом производстве сырьевой, главным образом сельскохозяйственной продукции, получая в обмен за нее промышленные товары. Россия располагала такими свободными пространствами в пределах своих государственных границ;

свободные территории не были отделены от нее морями и отдаленными расстояниями. Территории, пригодные для экономической колонизации и распространения вширь монополистического капитала (Сибирь, Дальний Восток, Кавказ, Казахстан, Средняя Азия) составляли 17 млн. кв.,км с населением более млн. человек.

В малозаселенных регионах Сибири и Дальнего Востока (где отсутствовало помещичье землевладение, были более благоприятные условия для колонизации и куда направлялся основной поток русских переселенцев) капитализм развивался сравнительно быстрыми темпами. В национальных окраинах (Закавказье и Средняя Азия), где господствовала феодальная и полуфеодальная местная знать и были сильны пережитки родового строя, капитализм развивался медленнее. Однако экономическое проникновение российского монополистического капитала в национальные окраины в начале XX в. существенно облегчалось проведением туда железных дорог. С 1892 по 1917 гг. их протяженность в Средней Азии, в Закавказье и Сибири увеличилась в 10 раз.

Российский финансовый и промышленный капитал включил в единую систему капиталистического хозяйства неосвоенные просторы Сибири, Дальнего Востока и национальные регионы. На 1 января 1914 г. в этих регионах официальная статистика насчитывала более 7 тыс. промышленных заведений с 107 тыс. рабочих. Преимущественно это были предприятия по первичной обработке сырья, последующая переработка которого в готовый продукт происходила уже на промышленных предприятиях в центре России.

В национальных окраинах получили развитие торгово-ростовщическая эксплуатация, неэквивалентный обмен, спекуляции, кабальные долговые кредиты и прочие "прелести", которые принесли туда представители "первоначального накопления" — ростовщики, посредники, скупщики и перекупщики. Эти формы кабальной эксплуатации соединялись с системой монополистического финансового и промышленного капитала. Финансовый капитал создавал широко разветвленную сеть отношений и связей, подчинявшую ему массу средних и мелких капиталистов и хозяйчиков.

§ 7. Население России в 1897—1913 гг. и его социальная структура Данные о росте населения и его передвижении С 1897 по 1913 гг. население России (без Финляндии и Польши) увеличилось со 125,6 млн. до 159,2 млн. человек (на 33,4%). За счет сокращения детской смертности средняя продолжительность жизни (по сравнению с пореформенной эпохой) возросла с 27 до 33 лет, а естественный прирост населения — с до 17 на 1 тысячу жителей. Однако периодические голодовки и эпидемии при низком уровне народного здравоохранения продолжали уносить миллионы человеческих жизней, и смертность в России была выше в 1,7 раз, чем в Германии, и в 2 раза, чем в Англии.

После снятия законом 1904 г. ограничений на крестьянские переселения значительно усилился поток крестьян, переселявшихся в восточные и южные окраины России.

Основная масса переселенцев оседала в южных степных губерниях и в Западной Сибири.

Однако поток переселенцев в эти районы не внес особых изменений в структуру размещения населения в целом по стране. Основная его масса (до 80%) сосредоточивалась в европейской части России, однако и здесь оно было распределено крайне неравномерно.

Так, в 1912 г. при средней плотности населения Европейской России 29 жителей на 1 кв.

версту в центральных и некоторых украинских губерниях приходилось на 1 кв. версту жителей, в то время как в северных губерниях (Архангельской, Олонецкой и Вологодской) менее 7 человек.

Россия представляла собой многонациональную страну, в которой проживали более ста крупных народов и небольших национальных групп. Разнообразен был уровень их социально-экономического развития — от примитивных форм патриархально-родового строя и охотничье-скотоводческого кочевого хозяйства до развитых капиталистических отношений.

Городское население с 1897 по 1913 гг. увеличилось с 16,8 млн. до 28,5 млн. человек (на 70%), а удельный вес его по отношению ко всему населению — с 13,4% до 17,9%.

Наиболее высокие темпы его роста наблюдались в крупных городах. Так, за указанные годы население Петербурга увеличилось с 1,3 млн. до 2,2 млн. человек, Москвы — с 1, млн. до 1,7 млн. человек. В городах с населением свыше 100 тыс. жителей проживало 9, млн. человек (33% городского населения). В начале XX в. произошли существенные изменения в количественном составе основных социальных групп населения России — рабочих, крестьян, буржуазии, помещиков.

Рабочие С 1397 по 1913.гг. численность лиц наемного труда выросла в полтора раза и достигла 17,8 млн. человек. Значительно увеличился удельный вес рабочих в наиболее технически оснащенных отраслях промышленности — в машиностроении, металлургии, а также на железных дорогах. В крупных промышленных городах резко возросли число и удельный вес (по отношению к городскому населению) индустриального пролетариата. На этих предприятиях складывались кадры потомственных рабочих, окончательно порвавших связи с деревней. К 1913 г. их удельный вес составлял более половины всех рабочих.

Возрос и удельный вес женщин-работниц: в некоторых отраслях промышленности они составляли ;

треть всех работавших, а в текстильной — более половины. Широко применялся на заводах и фабриках детский труд.

В 1900—1913 гг. заметно возросла концентрация рабочих на крупных предприятиях.

Наиболее высокого уровня она достигла в хлопчатобумажной и металлургической отраслях промышленности. Ниже сравнительно с ними она была в машиностроительной, горнодобывающей и сахарной промышленности. В крупных промышленных городах, особенно в Петербурге, на предприятиях с числом свыше 1000 человек было занято 60% индустриальных рабочих.

Мощные капиталистические предприятия объединяли и сплачивали рабочих в крупные коллективы. Их единство укреплялось общими профессиональными интересами и целями в коллективном отстаивании своих прав. Среди индустриальных рабочих отмечалась наиболее высокая грамотность. Повышение культурного уровня способствовало и росту политической активности рабочих.

Хотя в ходе революции 1905 1907 гг. рабочие и добились ряда уступок от предпринимателей и правительства (легализации профсоюзов, повышения заработной платы и сокращения продолжительности рабочего дня), тем не менее условия их труда и быта продолжали оставаться еще тяжелыми. Почти на всех предприятиях отсутствовала охрана труда, профессиональные болезни и высокий трудовой травматизм были повсеместным явлением. Оставался низким уровень медицинского обслуживания. Мало изменились жилищные условия.

Крестьянство В конце XIX — начале XX в. существенно менялся экономический и социальный облик деревни. Крестьянство утрачивало былой патриархальный облик.

Наиболее значительные перемены произошли в составе крестьянства, его землеустройстве, хозяйственной деятельности, изменился и сам его быт в результате проведения аграрной столыпинской реформы. Шла ломка общинных порядков. Миллионы крестьян, выйдя из общины, продали свои наделы зажиточной части деревни и устремились в города, попол нив ряды наемных рабочих на фабриках и заводах. Часть крестьян переселилась в Сибирь.

Более удачливые смогли наладить свои хуторские хозяйства.

Тем не менее община, несмотря на насильственную ее ломку, не была разрушена, проявив свою устойчивость и живучесть. Аграрно-крестьянский вопрос не был решен, острота социальных противоречий в деревне не была снята. Сохранялись условия для мощ ного аграрного движения в деревне, которое заявило о себе летом 1917 г.

Буржуазия Количественные и качественные изменения произошли в составе и положении российской буржуазии. Численность ее возросла на 40%. Она представляла собой экономически самый могущественный социальный слой капиталистической России.

Однако экономический вес буржуазии был неадекватен ее политическому положению, ее притязаниям на управление государством. Экономический облик российской буржуазии, как и буржуазии других капиталистически развитых стран, определяли наиболее передо вые формы организации капитала, но по своей структуре верхние слои ее отличались от западноевропейской рядом особенностей. Перед первой мировой войной выделились три типа российских капиталистов, различавшиеся как, по своему происхождению, так и по форме организации капитала.

Еще в период домонополистического капитализма в России сформировалась крупная буржуазия в ведущих промышленных центрах, которая превратила свои семейные фирмы в акционерные предприятия с узким кругом владельцев крупных паев. В этой группе буржуазии особенно выделялись московские капиталисты, претендовавшие на роль выразителей интересов российских торгово-промышленных кругов. В начале XX в.

крупный московский капитал постепенно становится монополистическим. Московская капиталистическая элита еще не превратилась в финансовую олигархию, не создала крупных концернов — финансово-промышленных групп, однако она сохранила свое лидерство в русских торгово-промышленных кругах. Другой тип крупного российского капиталиста представлял узкий слой финансовой олигархии, преимущественно пе тербургский, который вышел не из потомственных предпринимателей, а из числа высших служащих банковских и промышленных монополий. Среди них преобладали крупные чиновники Министерства финансов, Государственного банка и других финансовых уч реждений. Они контролировали огромные капиталы акционерных, промышленных и финансовых предприятий. Третий тип был представлен многочисленной группой капиталистов, преимущественно провинциальных, которые действовали в основном в сфере торгового капитала.

В период монополистического капитализма еще более усиливается многонациональный характер российской буржуазии: в ее состав входила буржуазия национальных окраин, а также большая группа предпринимателей-иностранцев.

Одновременно с формированием монополистического капитала шел процесс и политической консолидации буржуазии, стремившейся к усилению своего веса и в политической жизни страны. Однако эти политические вожделения буржуазии находили выражение лишь в приспособлении к самодержавной государственной системе ради получения высоких прибылей. Поэтому возникшие в ходе революции 1905 — 1907 гг.

буржуазные партии выступили с соглашательскими программами.

Помещики Несмотря на сокращение помещичьего землевладения в руках поместного дворянства в начале XX в. еще находился огромный земельный фонд, стоимость которого на 60% превышала общую массу акционерного капитала в стране. Под влиянием процесса капиталистического развития страны крупнейшие помещичьи хозяйства утрачивали свой прежний феодальный характер, превращаясь в предпринимательские капиталистические экономии.

Ряды крупных землевладельцев-помещиков пополнили выходцы из других сословий.

Эти новые помещики ("чумазые лендлорды") составили треть латифундистов предпринимателей.

Крупное поместное дворянство, составляя меньшинство среди имущих верхов, занимало господствующее положение во всех сферах государственного управления и представляло собой самый сплоченный и самый образованный социальный слой в России, традиционно стоявший у кормила политической власти. Дворянство поставляло кадры высшей бюрократии в центре и на местах. Бюрократия пополнялась также выходцами и из других сословий, чем определялась двойственность ее социального облика. Выражая ин тересы дворянства, бюрократия постепенно сближалась с финансово-промышленным миром. Чиновники часто переходили на службу в акционерные компании, банки и другие предприятия. Они становились видными деятелями российской финансовой олигархии, возглавляя крупнейшие финансово-промышленные группы. В то же время иногда на высокие государственные должности назначались представители финансовой олигархии.

Возникали устойчивые связи между государственным аппаратом и финансовой верхушкой монополистического капитала.

§ 8. Особенности монополистического капитализма в России Несмотря на то, что капитализм в России утвердился позже по сравнению с передовыми капиталистическими странами Европы и по общему экономическому уровню она существенно отставала от них, однако по темпам развития превосходила их. В силу этого Россия вступила в стадию империализма практически одновременно с ведущими капиталистическими странами — на рубеже XIX—XX вв. В начале XX в. в ней утвердилось господство монополистического капитала.

Наряду с общими чертами и закономерностями, присущими всем странам на стадии монополистического капитализма, российский империализм имел свои особенности.

Отметим, что империализм — понятие не только экономическое, но и политическое, точ нее, военно-политическое.

Российский империализм носил "военно-феодальный" характер. Под этим следует понимать не столько экономическую, сколько политическую его особенность. Носителем "военно-феодального империализма" было царское самодержавие. Оно хотя и опиралось на могущество капитала, но в большей степени на свою военную силу и чиновничье бюрократический аппарат и действовало, главным образом, военно-бюрократическими методами. Царизм прежде всего защищал интересы помещичьего класса, но он представлял также и интересы российской национальной буржуазии. Отсюда взаи модействие капиталистических монополий как фактической экономической власти капитала с абсолютистской военно-феодальной политической властью самодержавия.

Другая характерная особенность российского империализма — сравнительно невысокая степень его активности в вывозе капиталов. Инициативу во внешней экономической экспансии сохраняло в своих руках самодержавие, направляя ее, главным образом, на Восток и в Среднюю Азию. Для этого создавались специальные кредитные учреждения, ссужались кабальные займы, заключались железнодорожные концессии. На долю этих мероприятий приходилось около 80% вывезенного за пределы России капитала.

Своеобразие положения России в системе мирового империализма состояло в том, что она, с одной стороны, была одной из великих держав, боровшихся за передел мира, а с другой — сама являлась объектом активной экономической экспансии наиболее богатых империалистических держав путем инвестиций капиталов.

В начале XX в. Россия в экономическом отношении являлась страной со средним уровнем капиталистического развития по сравнению с передовыми капиталистическими государствами. Это была аграрно-индустриальная страна, успешно развивавшая перед ми ровой войной промышленность, сельское хозяйство, банковское дело, и ей отнюдь не грозила перспектива превратиться в "полуколонию" наиболее развитых "империалистических хищников". Россия отставала по общему экономическому уровню, как и по уровню жизни своего населения, лишь в сравнении с ведущими капиталистиче скими странами: США, Англией, Францией, Германией;

но она находилась на одном уровне с Японией и даже по ряду показателей превосходила ее, была впереди большинства стран мира и уверенно завоевывала позиции в мировой экономике. Удельный вес ее в общемировом производстве продукции был еще невелик (в начале XX в. — 4%), но он неуклонно повышался (до 7% перед первой мировой войной).

Глава 18. Внутренняя политика самодержавия в конце XIX — начале XX вв.

На рубеже XIX—XX вв. Россия оставалась единственной крупной мировой державой, где сохранялась абсолютная монархия. По-прежнему вся высшая власть в России находилась в руках императора. Он определял всю государственную политику. Характер и направления этой политики зависели от многих, прежде всего объективных факторов и обстоятельств, вместе с тем на нее в гораздо большей степени, чем при других режимах, накладывала отпечаток личность главы государства.

В рассматриваемый период, с октября 1894 г. по март 1917 г., российским императором был Николай II. Его царствованием закончилось более чем тысячелетнее монархическое правление в России и более чем трехсотлетнее пребывание на российском престоле романовской династии. Каким он был последний российский император, что представляло собой его ближайшее окружение, которое так или иначе оказывало влияние на него лично и на его политику?

§ 1. Николай II и его ближайшее окружение Николай II Николай Александрович Романов родился 6 мая 1868 г. в день многострадального Иова. Склонный к мистике и фатализму, он своим несчастливым днем рождения пытался порой объяснять те многочисленные невзгоды, которые приходилось ему переживать. Николай Александрович получил обычное для царских детей домашнее воспитание и образование. Воспитанием наследника престола руководил генерал Г. Г.

Данилович, директор военной гимназии, имевший прозвище "иезуит". Черты, свойствен ные ему — умение владеть собой при любых обстоятельствах, внешняя невозмутимость, скрытность, хитрость, лукавство, двуличие — он воспитал и у своего подопечного, бывшего, по ряду свидетельств, от рождения открытым и вспыльчивым ребенком. Николая II его современники называли "византийцем", говорили, что он "не лжет и правды не говорит". Он до сих пор остается в какой-то мере человеком-загадкой. Безусловно лишь одно: Николай II не был личностью харизматической. Не было у него той "божьей благодати", какого-либо физического, умственного или духовного качества, которое выделяло бы его. Он не обладал даже той величественной внешностью, свойственной царствовавшим до него Романовым. Среднего роста, хрупкого телосложения, внешне неброский, он производил впечатление человека робкого и застенчивого. Нередко Николая II называют безвольным, полностью зависевшим от своего ок ружения, что не совсем верно. Воля у него была, но еще более было у него упрямства, качества, свойственного прежде всего консервативным людям, цепляющимся за старое, не желающим считаться с теми изменениями, которые происходят в реальной жизни. Не был Николай II и глупым человеком, тем более неуместно по отношению к нему определение "умственное ничтожество", нередко встречающееся в литературе. Но ум у него был скорее обыденный, чем государственный: он не отличался глубиной и гибкостью. Николай II не обладал способностью видеть и оценивать жизнь во всей ее сложности, противоречивости, улавливать взаимосвязь различных событий, предугадывать возможные варианты и последствия их развития.

По разному оценивается и степень его образованности. Сама система его образования была хорошо продуманной. Среднее образование сочетало дисциплины классической гимназии и реального училища. Большое внимание уделялось изучению живых языков:

английского, французского и немецкого. Первыми двумя языками Николай II владел в совершенстве, последним с некоторыми затруднениями. Высшее образование велось по смешанной программе курсов Академии Генерального штаба и двух университетских факультетов — юридического и экономического. Наследнику престола читали свои курсы известные в то время профессора:

Н. X. Бунге (статистику и экономику), И. Л. Янышев (богословие и историю церкви), Е.

Е. Замысловский (историю) и военные специалисты: М. И. Драгоманов, Н. Н. Обручев, Г.

А. Леер и др.

Важнейшие для будущего главы государства науки — государственное, гражданское и уголовное право — преподавал К. П. Победоносцев. Его влияние было наиболее сильным в формировании политического мировоззрения наследника престола, прежде всего с ним советовался Николай II в первое десятилетие своего царствования. Взгляды же Победоносцева были крайне консервативными. Ставя под сомнение сам факт общественного прогресса, он определяющее значение в истории отводил консервативному началу, силе инерции. Западные политические институты он считал неприемлемыми для России не потому, что Россия для них еще не созрела, а потому, что они, по его мнению, по сути своей были менее эффективными, чем российские. Характеризуя парламентское правление как "великую ложь", Победоносцев был твердо убежден в том, что православная неограниченная самодержавная монархия является для многонациональной России наиболее целесообразной формой государства, единственно способной примирять и сдерживать социальные и национальные противоречия и конфликты. Основное условие сохранения существовавшего в Россия государственного строя Победоносцев видел в поддержании страны в "замороженном состоянии" и считал, что даже малейшие попытки ее реформирования приведут к тому, что "все рухнет" Привил он своему ученику иммунитет и по отношению к общественному мнению. При знавая за общественным мнением "страшную власть", способную подрывать существующие учреждения, законы и нравственные идеалы, он в то же время подчеркивал, что печать, создающая это мнение, столь же безответственна, как и парламенты.

Николай II, судя по его дневникам, особого интереса к учению не проявлял, оно для него было делом маетным. Тем не менее все его царствование свидетельствует о том, что те истины, которым учил его Победоносцев, были им хорошо усвоены и стали исходными в его внутренней политике. Впрочем, этим же истинам наставлял его и отец — Александр III, свято веривший в то, что самодержавием созданы величие и историческая индивидуальность России, и завещавший сыну надежно его охранять, предупреждая, что если "рухнет самодержавие, не дай Бог, тогда с ним и Россия рухнет".

Николай II, как и все его предшественники на престоле, был твердо убежден в том, что благо, мир и процветание своему народу можно обеспечить лишь на началах консерватизма, укрепляя принципы политики официальной народности. К тому же он, сравнивая царствование реформатора-деда, закончившееся лично для него трагически, и консерватора-отца, умершего спокойно в кругу семьи и оставившего страну наследнику в состоянии мира и покоя, не мог не сделать вывода, что последствия реформ могут быть небезопасными не только для существующего порядка, но и лично для самого реформатора.

Для понимания психологии и политики Николая II нельзя не учитывать и его представления об источнике своей власти. Он искренно верил в то, что при венчании на престол, через помазание, царь получает самодержавную власть от Бога и является ответст венным за свою деятельность только перед ним. Такое представление о власти усиливало консерватизм его мышления, снижало его способность адекватно реагировать на события в стране, на требования перемен. Эти его качества усугублялись его представлениями о народе, якобы исконно любящем и почитающем Бога и царя, но искушаемом интеллигенцией, которая враждебна православию и самодержавной власти.

Слово "интеллигенция" раздражало Николая II и он предлагал даже вычеркнуть его из русского словаря. Спасение от смуты, преграду от разрушительных, в его представлении, идей либерализма, демократии, социализма и атеизма Николай II видел в преодолении средостения между царем и народом, созданного якобы интеллигенцией и бюрократией, в повышении в народном сознании авторитета религии и самодержавной власти. В этом прежде всего находятся корни тех мистических увлечений, которые свойственны были последней российской царствующей чете. Пребывание во дворце различного рода юродивых и чудотворцев, среди которых самым влиятельным был Г. Е. Распутин, объясняется в значительной мере желанием августейшей четы слышать истинный, незамутненный интеллигентской агитацией и пропагандой "глас народа". Не случайно и то, что за двадцатилетие царствования Николая II канонизировано святых и установлено празднований угодников было больше, чем за четыре предшествовавших ему царствования. Особо знаменательными для него были торжества летом 1903 г., связанные с канонизацией Серафима Саровского. Встреча здесь с многотысячной толпой паломников, восторженно приветствовавшей царствовавших особ, еще более утвердила их в представлении о существовании "святой народной Руси", чувствами и мыслями единой со своим государем.

Николай II был личностью крайне противоречивой, как противоречива была сама эпоха, переживаемая страной в его царствование. Он не был противником использования для укрепления экономического фундамента своего государства достижений западноев ропейской науки и техники. Будучи человеком утонченной аристократической культуры, он любил музыку и балет, ценил живопись, хорошо знал историю и литературу. В обыденной жизни не чуждался новейших для того времени благ цивилизации: водил авто мобиль, занимался фотографией, пользовался телеграфом и телефоном, играл в теннис, но его политическое мировоззрение в основе своей более соответствовало средневековью, а не началу XX в.

Не любивший резких перемен ни в политике, ни в личной жизни, предпочитавший семейный уют беспокойным государственным делам, Николай II, быть может, был бы неплохим царем в "спокойный" период, не требующий серьезных перемен, активного и энергичного вмешательства в жизнь верховной власти;

но он явно не подходил для той бурной эпохи, в которую вступила страна в начале XX в. Те реформы государственного строя, которыми все-таки вынужден был заниматься Николай II, были даны им вопреки своим внутренним убеждениям, под сильным давлением внешних обстоятельств. Потому реформы всегда запаздывали, были непоследовательными, мало кого удовлетворяли, к тому же они были зыбкими, постоянно сохранялась угроза возврата назад. В итоге не создавались в полной мере необходимые условия для модернизации страны, которая являлась не прихотью интеллигенции, одного какого-либо класса или политической партии, а общенациональной потребностью, порождаемой реально существовавшей угрозой серьезного отставания страны от быстро развивавшихся западных держав.

Хотя Николай II вступил на престол не в юношеском возрасте, он практически был мало подготовлен к управлению страной. Александр III, чуть ли не до самой своей смерти считавший Николая еще ребенком, не обременял его государственными делами. Управ ленческий опыт наследника престола ограничивался в основном посещением заседаний Государственного совета и Комитета министров, а также формальным исполнением обязанностей председателя комитетов по борьбе с голодом 1891—1892 гг. и по постройке Транссибирской железной дороги.

Окружение царя. Из-за отсутствия у Николая II должного опыта управления страной, а также из-за свойственных ему таких черт, как нерешительность, боязнь брать на себя ответственность при принятии решений, в начале царствования на него большое влияние оказывало его окружение. "Доминирующим" было влияние матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, надежной хранительницы консервативных традиций августейшей семьи. Постоянными советчиками и помощниками молодого царя были также его дяди, великие князья Владимир, Алексей и Сергей Александровичи, старшие по возрасту, занимавшие важные государственные и военные посты, внешне лощенные, любившие светскую жизнь и изящные искусства. Вместе с тем они были по-солдатски грубы, в политическом отношении крайне консервативны и малокомпетентны в государственных делах. Старший из них, Владимир Александрович, командовал гвардией и Петербургским гарнизоном;

по своей резкости и грубости он превосходил даже своего брата Александра III, но в то же время являлся президентом Академии художеств, покровительствовал русскому балету, особенно его блистательным гастролям в Париже.

Он командовал войсками, расстрелявшими мирное шествие 9 января 1905 г. Алексей Алек сандрович являлся генерал-адмиралом русского флота, хотя его познания в морском деле едва выходили из эпохи парусного флота. В немалой степени ему обязан российский флот своим катастрофическим поражением от японцев при Цусиме в мае 1905 г. Сергей Александрович, так же как и его братья, не блистал умом, но командовал элитным лейб гвардии Преображенским полком, являлся московским генерал-губернатором. Женатый на Елизавете Федоровне — сестре императрицы, — он более других великих князей занимался политикой и имел наибольшее влияние на царя, будучи одним из главных вдохновителей его реакционного курса. Сергей Александрович был ответственен за трагедию, происшедшую в Москве на Ходынке в мае 1896 г. при коронации Николая II.

Однако влияние дядей на Николая II было преходящим и имело место в основном до г.: Владимир Александрович и Алексей Александрович в этом году вынуждены были уйти в отставку, а Сергей Александрович стал жертвой террористического акта эсеров. По стоянным же, в течение всего царствования Николая II, было влияние его жены, императрицы Александры Федоровны.

Императрица Александра Федоровна, урожденная Алиса Виктория Елена Луиза Беатриса, принцесса гессен-дармштадтская, до замужества — протестантка, рано лишилась матери и воспитывалась бабушкой, английской королевой Викторией. Она получила хорошее образование и была даже удостоена степени доктора философии. Красивая, но какой-то холодной красотой, обладавшая мужским умом, но в то же время застенчивая и необщительная, не любившая салонных разговоров, предпочитавшая семью светскому обществу, она в немалой степени способствовала отчуждению цар ского двора от этого общества. Приняв православие и став российской императрицей, Александра Федоровна более мужа своего уверовала в то, что неограниченное самодержавие и православие являются благом для России и ее народа. Она постоянно напоминала ему, что он — властелин и повелитель России, поставленный всемогущим Богом, и должен быть сильным и твердым, решительно сокрушать своих противников. Под влиянием нараставшей в стране смуты и семейной драмы — неизлечимой болезни долгожданного наследника престола цесаревича Алексея — она все более впадала в неврастению, увлекалась религией и мистикой. Не без оснований ее называли "злым гением царя и России". Таким образом, царское окружение, будучи даже консервативнее, чем сам царь, не могло оказывать на него какого-то свежего влияния. Оно лишь еще более укрепляло его в правоте его консервативной политики.

§ 2. Экономическая политика Кредо своей внутренней политики Николай II впервые изложил в своем выступлении 17 января 1895 г. перед депутациями от дворян, земств и городов. Он назвал "бессмысленными мечтаниями" надежды общества на реформы и заявил, что, посвящая все свои силы "благу народному", будет охранять начало самодержавия так же "твердо и неуклонно", как охранял их его "незабвенный родитель".

Во внутренней политике самодержавия эпохи Николая II постоянно присутствовало два начала- либерально-консервативное и консервативно-охранительное. В этих двух началах проявлялось утопическое по своей сути стремление самодержавия не только выжить в условиях совершавшегося в России со времен падения крепостного права перехода от традиционного, аграрного общества к индустриальному, но и удержать этот процесс под своим контролем. Либерально-консервативное начало во внутренней политике самодержавия находило свое конкретное проявление, главным образом, в деятельности Министерства финансов, ведавшего почти всем народным хозяйством: промышленностью, торговлей, финансами, торговым флотом и т. п. Воплощением консервативно охранительного начала являлась деятельность Министерства внутренних дел, защищавшего самодержавно-бюрократический порядок и традиционные социальные структуры.

Финансовая политика Министерство финансов, ведавшее этой политикой, в течение одиннадцати лет (с 1892 по 1903 гг.) возглавлялось С. Ю. Витте — крупнейшим государственным деятелем России рубежа XIX—XX вв.

Витте возглавил финансовое ведомство в кризисное для государства время, когда финансы и экономика были серьезно подор ваны невиданным по своим масштабам голодом 1891—1892 гг. В очередной раз страна оказалась перед выбором пути выхода из кризиса.

Один из этих путей заключался в демократизации режима, в глубоких социальных структурных изменениях, в предоставлении личной свободы населению и более широких возможностей для развития рыночных отношений и частного предпринимательства. Но в таком случае царизм должен был если не расстаться полностью, то существенно поступиться своей властью, а это было для него неприемлемо. Оппозиционные же царизму силы, выражавшие такую альтернативу, в то время были крайне слабы и распыленны и не могли оказать какого-либо влияния на характер внутренней политики. Царизм использовал традиционную для него политику, сводившуюся к дальнейшему усилению государственного вмешательства в экономику, к более широкому использованию монетаристких способов ее оздоровления, избегая глубоких социальных преобразований.

Значение Витте как финансиста, экономиста и государственного деятеля и заключалось в том, что он с присущей его натуре решительностью, напористостью и размахом последовательно осуществлял такую политику.


Главное внимание С. Ю. Витте уделял укреплению финансов, а также развитию промышленности и железнодорожного транспорта. За время пребывания Витте во главе финансового ведомства государственный бюджет возрос более чем в два раза. В 1892 г. он составлял около одного миллиарда рублей, а в 1903 г. — более двух миллиардов. Среднегодовой прирост бюджета составлял 10,5%, в то время как в предшествующем десятилетии он равнялся 2,7%, а в последующем — 5%. Рост бюджета обеспечивался главным образом за счет повышения доходов от го сударственной собственности, увеличения косвенных налогов и более широкого использования прогрессивного налога с прибыли предприятий вместо прежней системы промыслового обложения в виде сборов за право торговли и промыслов. Рост прямых налогов был незначителен и сводился в основном к повышению налогов квартирного и на городскую недвижимость. Более того, некоторые прямые налоги были даже понижены. Так наполовину был уменьшен поземельный налог. Официально эта мера объяснялась сельскохозяйственным кризисом, в действительности же она имела прежде всего цель поддержать поместное дворянство. Частично были уменьшены годичные выкупные платежи путем удлинения общего срока выкупной операции.

Самой доходной статьей бюджета стала введенная при Витте винная монополия.

Согласно этой мере производство сырого спирта оставалось частным делом, его очистка, изготовление водки и крепких вин также производились на частных заводах, но только по заказу казны и под строгим наблюдением акцизного надзора. Продажа же этих напитков становилась государственной монополией, но она не касалась изготовления и продажи пива, браги и виноградного вина.

Введение винной монополии началось в 1894 г. и к концу пребывания Витте на министерском посту она была распространена на всей территории империи кроме отдаленных окраин. С помощью винной монополии государство получало возможность повышать питейные доходы не только распространением ее на новые районы и за счет увеличения продажи крепких напитков, но и повышением цен на эти напитки. Доходы казны от винной монополии постоянно росли и в 1913 г. были почти в три раза больше, чем все прямые налоги. В связи с этим государственный бюджет не без оснований называли "пьяным бюджетом". Вопреки заверениям власти и обслуживавшей ее прессы, введение монополии не способствовало уменьшению пьянства и повышению нравственности народа. Наоборот, увеличивалась тайная продажа вина, а главное — появи лась целая армия новых чиновников, ведавших монополией, что развращало не только их самих, но и тех, кому приходилось к ним обращаться, порождая такие негативные явления как самодурство, произвол, коррупцию, подхалимство, хищения и т. п.

Винная монополия являлась самой эффективной, но не единственной мерой для пополнении казны и косвенного обложения народа. Существенное значение имело также повышение акцизов, а следовательно, и розничных цен на товары повседневного массового потребления: спички, табак, керосин, сахар, чай и др. На целый ряд таких товаров акцизы повышались неоднократно.

В ряду мер, принимавшихся Витте по укреплению финансовой системы страны, большую роль сыграла осуществленная им денежная реформа. Суть ее сводилась к введению свободного обмена бумажных денег на золотую валюту. Необходимость такой реформы осознавалась предшественниками Витте по Министерству — Н. X. Бунге и И. А.

Вышнеградским, они предпринимали некоторые подготовительные меры для ее осуществления, стабилизируя финансы и накапливая золотой запас. Витте со свойственной ему решительностью и последовательностью довел их дело до конца. Прежде всего он принял ряд мер по дальнейшей стабилизации курса кредитного рубля. Частные кредитные банки, во избежание спекуляции с их стороны на курсе рубля, были строго предупреждены о том, что подобная спекуляция и содействие ей поведут к лишению их правительственной поддержки и даже права производить коммерческие операции. Установлены были надзор за этими учреждениями, а также контроль и пошлины на вывоз из страны и ввоз в нее российских денег. С русской биржи были удалены агенты иностранных банков. Чтобы реформа для общества не была шокирующей, было позволено до официального решения о реформе производить финансовые операции с использованием золотого обращения при курсе 5 золотых рублей за 7,5 кредитных рублей.

Лишь после таких подготовительных мер Витте в 1896 г. официально поставил вопрос о денежной реформе в высших инстанциях.

Реформа, предполагавшая девальвацию на 1/3 кредитного рубля, затрагивала интересы широких слоев населения, но прежде всего интересы аграриев, экспортировавших зерно.

Она подверглась резкой критике со стороны правой печати и Государственного совета.

Автор реформы обвинялся в злостном намерении поставить государство на грань финансового банкротства. Возможность реформы допускалась критиками Витте лишь при условии обмена кредитного рубля на золотой в соотношении один к одному. Выска зывалось также опасение, что золото в результате реформы осядет у населения в кубышках или хуже того — окажется за границей.

Денежная реформа, как и ряд других виттевских "непопулярных" мер по улучшению финансов и промышленности, ложившихся дополнительным гнетом на население, была осуществлена указом царя, который был издан в 1897 г. в определенной мере чрез вычайным путем, без соблюдения тогдашнего законодательного порядка, минуя Государственный совет. Реформа понижала золотое содержание рубля на 1/3. Кредитный рубль приравнивался к 66 2/3 коп. золотом. На 1/3 уменьшался вес золотого рубля. Суще ствовавшие до реформы 10-рублевые золотые монеты превращались в 15-рублевые империалы, а 5-рублевые — в 7,5-рублевые полуимпериалы. Впоследствии в обращение вновь были выпущены 10-рублевые и 5-рублевые золотые монеты, но с соответственно пониженным весом. Поскольку осуществленная реформой девальвация носила скрытый характер, то сама реформа была реализована сравнительно безболезненно, не вызвав обычного после девальвации существенного изменения товарных цен.

Денежная реформа имела очень большое значение. Она поставила Россию в финансовом отношении в один ряд с развитыми европейскими странами, в большинстве которых к концу XIX в. господствовала система золотого монометаллизма, и создавала более благоприятные условия для развития российского капитализма и для притока в страну иностранных капиталов.

В связи со стабилизацией курса рубля и введением золотого обращения иностранные инвестиции в российскую промышленность стали заметно расти. Против этого выступали некоторые русские предприниматели, национал-патриотическая печать, а в правящих верхах такие влиятельные консервативно-охранительные деятели, как председатель Комитета министров И. П. Дурново, товарищ министра внутренних дел В. К. Плеве и государственный контролер П. Л. Лобко.

С. Ю. Витте, к тому времени уже практически исчерпавший все возможные средства по мобилизации внутренних капиталов и как никто другой знавший, что ими "небогато наше отечество", убеждал царя в том, что "необходимый рост нашей крайне отставшей промышленности может совершиться не иначе, как при непосред ственном содействии иностранных капиталов". Он предлагал снять те ограничения, которые имелись в российском законодательстве для иностранного капитала, в частности, запреты иностранцам владеть землей в ряде регионов страны, заниматься такими промыс лами, как горный, нефтяной, золотодобывающий и др. или хотя бы не устанавливать новых. В этом вопросе Витте добился лишь частичного успеха. В 1899 г. "высочайшим повелением" подтвержден был допуск иностранных капиталов и предпринимателей к уча стию в создании и развитии различных отраслей отечественной обрабатывающей промышленности, с целью "удешевления" производившихся ею продуктов.

Промышленная и торговая политика Политика Витте в области промышленности и торговли была намечена в программе деятельности Министерства финансов, утвержденной главой Министерства осенью 1893 г. В ней говорилось прежде всего об обеспечении благоприятных внешних условий для развития отечественной промышленности, ограждении ее от конкуренции со стороны иноземных товаров на внутреннем рынке. С этой целью предусматривалось энергичнее использовать такие традиционные меры, как покровительственный таможенный тариф, выгодные для госу дарства торговые договоры с другими странами и разумные железнодорожные тарифы.

Основная идея программы сводилась к дальнейшему усилению руководящей роли правительства в развитии промышленности и торговли. Для активизации частного предпринимательства настоятельно необходимым признавался пересмотр устаревшего, в большинстве своем еще дореформенного, промышленного и торгового законодательства.

Предполагалось, в частности, упростить оформление документов при учреждении фабрик и заводов, избавившись от всевозможных утрясок, согласований и проволочек со стороны не только местных, но порой и центральных административных органов;

модернизировать законы, определяющие порядок акционерного учредительства;

заменить разрешительную систему этого учредительства явочной, реформировать биржевое законодательство.

Однако большинство законопроектов, выработанных различными комиссиями для реализации этих намерений, были отвергнуты или волынились бюрократическими инстанциями, без каких-либо надежд на их одобрение.

Успешнее обстояли дела по усилению позиций государства в экономике. Стремление Витте "подчинять своему ведению все более и более широкую сферу частной хозяйственной деятельности" наглядно проявлялось в значительном увеличении аппарата и активизации деятельности Департамента торговли и мануфактур Министерства финансов.

Изменились приоритеты в правительственной промышленной политике. Если раньше основное внимание уделялось устранению препятствий на пути развития промышлен ности, то теперь ей оказывается прямая поддержка. Изменяется сам стиль правительственной промышленной политики, значительно расширяется вмешательство чиновников даже в мелочи частной предпринимательской деятельности.


Существенно увеличилось число предпринимательских представительных организаций:

биржевых комитетов, отраслевых съездов;

возникли новые предпринимательские организации — порайонные общества заводчиков и фабрикантов. Министерство финансов активно опиралось на эти организации при выработке своей политики, поручая им создавать различные проекты решений, привлекая их представителей для участия в работе проводимых им различных совещаний по вопросам торговли и промышленности. Однако Витте отдавал предпочтение созданию совместных чиновничье-предпринимательских органов в центре и на местах — они должны были проявлять инициативу и вырабатывать предварительные решения по важным торгово-промышленным вопросам. Таким образом, правительство стимулируя активность торгово-промышленных кругов, вместе с тем не шло далее предоставления этим кругам консультативных функций в выработке своей торгово промышленной политики.

Стремление государства руководить экономическим развитием страны еще более ярко проявлялось в его железнодорожной политике. Она сводилась к трем основным направлениям: расширению сети железных дорог;

сосредоточению важнейшей ее части в руках казны и подчинению частных железных дорог руководству государства. При Витте протяженность железных дорог увеличилась на 25 тыс. верст, с 29 до 54 тыс. При этом казной строились железные дороги, не обещавшие дохода в ближайшем будущем, главным образом, в азиатской части страны (Транссибирская железная дорога) и те, которые имели стратегическое значение. Частное железнодорожное строительство велось в основном там, где железные дороги могли приносить доходы уже в ближайшее время. Правительство поощряло железнодорожное строительство, поскольку оно содействовало развитию тех отраслей промышленности, которые обслуживали железнодорожное хозяйство, а также создавало более благоприятные условия для втягивания помещичьих хозяйств в рыночные отношения.

Выкуп казной частных железных дорог начался еще при предшественниках Витте— Бунге и Вышнеградском, но особенно широко такая политика практиковалась самим Витте. При нем число частных железнодорожных обществ сократилось более чем втрое.

Следует также отметить, что самостоятельность этих обществ была относительной, так как они использовали не частные капиталы, а финансировались из государственной казны.

Рычагом воздействия государства на частные железные дороги являлась и монополизация им права выработки железнодорожных тарифов. Своей тарифной политикой государство имело возможность регулировать торговые потоки, стимулировать экспорт с целью пополнения казны валютой, необходимой для поддержания стабильности курса рубля. Витте к тому же не ограничивался регу лированием товарных тарифов. Чтобы повысить доходность железных дорог и облегчить условия подвижности населения, он понизил пассажирский тариф, особенно на дальних расстояниях. Благодаря такой политике бюджет казенного железнодорожного хозяйства увеличился в 4 раза, однако его прибыльность была незначительной. Основной причиной этого было интенсивное строительство новых железных дорог, которое обходилось дорого и, как правило, значительно превосходило сметные расходы. В немалой степени это было связано и с тем, что, проводя политику поощрения отечественной промышленности, государство платило за производимую ею железнодорожную продукцию дороже ее стоимости на международном рынке. Больших расходов требовало также освоение железных дорог. Сказывалось и то, что они нередко строились с учетом прежде всего не финансовых, а общеэкономических и стратегических соображений.

Существенными были переплаты казны при выкупе частных железных дорог.

Политика протекционизма по отношению к отечественной промышленности при Витте проводилась традиционными методами: высокими таможенными пошлинами, размещением государственных заказов на отечественных заводах, щедрой финансовой поддержкой промышленных предприятий из государственной казны: им предоставлялись льготные займы и кредиты, но гораздо масштабнее, чем при его предшественниках.

Одним из важных аспектов торгово-промышленной политики Витте являлось значительное расширение сети коммерческого и технического образования. До 1894 г. в России было всего лишь восемь коммерческих училищ, а с 1896 по 1902 г. было открыто 147 таких училищ и три коммерческих института — в Петербурге, Киеве и Варшаве. Их программы и деятельность должны были строго сообразовываться "с практическими нуждами страны". Витте добился того, что заведование этими учебными заведениями было возложено на Министерство финансов. Вместе с тем значительные права по учреждению таких заведений и в их управлении были предоставлены частным предпринимателям: в ответ на такое доверие они охотно давали средства на устройство и содержание этих заведений. Обращалось внимание и на различные формы профессионально-технической подготовки рабочих, а также на устройство в стране промышленных выставок и на участие России в международных выставках. Мерами по расширению и совершенствованию коммерческого и технического образования предполагалось решить не только проблему обеспечения промышленности и торговли специалистами, но и в целом повысить "технический и моральный" уровень этих отраслей экономики.

Итоги экономической политики Они были неоднозначными. Эта политика, сводившаяся значительной мере к ускоренному развитию промышленности за счет мобилизации внутренних ресурсов, привлечения иностранных капиталов, тамо женной защиты отечественной промышленности от западных конкурентов и поощрения вывоза товаров из России, немало способствовала бурному.промышленному подъему 90-х годов, когда промышленное производство возросло в среднем в 2—3 раза.

Россия приблизилась к индустриально развитым странам, однако цель Витте — сравняться с этими странами — достигнута не была. Велика была и цена виттевской индустриализации. Она дорого обходилась российским налогоплательщикам и государственной казне. При Витте, несмотря на все его искусство в манипуляции кредитами, государственный долг вырос почти в полтора раза, с 4,6 до 6,6 млрд. руб.

Создавая тепличные условия для отечественной промышленности, ограждая ее от конкуренции со стороны иностранной промышленности, эта политика негативно сказывалась также на качестве отечественной промышленной продукции и менталитете российской буржуазии, формируя у последней такие черты, как аполитичность, приспособленчество, паразитизм, стремление получать сверхприбыли без проявления забот о совершенствовании производства и повышении качества производимой продукции.

Экономическая политика Витте была той последней возможностью, которую использовало самодержавие для модернизации экономики, не меняя своей сущности и не производя глубоких структурных изменений. Разразившийся в начале 900-х годов экономический кризис свидетельствовал о том, что эта возможность была уже в основном исчерпана. Дальнейшая модернизация не только промышленности, но и всего общества могла происходить лишь при условии осуществления значительных политических и социально-экономических преобразований.

Особенно остро вставал вопрос о реформировании находившейся в крайне тяжелом положении российской деревни, где развивавшиеся капиталистические отношения были придавлены пережитками крепостничества, патриархальщиной, почвой для которых являлись помещичья и крестьянская надельная формы собственности на землю Не случайно поэтому в начале 900-х годов в экономической политике правительства акцент переносится с промышленности на сельское хозяйство. Нужды.деревни становятся также в центре внимания российской общественно-экономической мысли и политического движения. Необходимо иметь в виду и такой аспект. Положительные результаты экономической политики царизма давали определенные основания оценивать их как свидетельство жизнеспособности самодержавия. Благодаря им на целое десятилетие был приглушен обострившийся было в начале 90-х годов вопрос о политических пре образованиях. И лишь в начале 900-х годов, когда.стало ясно, что проводившаяся политика модернизации экономики исчерпала свои ресурсы, этот вопрос вновь приобрел в обществе особую актуальность. Руководствуясь принципом, что "великие задачи требуют и великих жертв", Витте для реализации своей экономической поли тики злоупотреблял так называемыми "непопулярными" мерами, затрагивавшими интересы подавляющего большинства населения, что не только обостряло имевшиеся в стране социальные противоречия, но и расширяло базу для недовольства существовавшим режимом.

§ 3. Социальная политика Социальная политика царизма в рассматриваемый период не претерпела каких-либо принципиальных изменений по сравнению с предшествовавшим периодом. Она оставалась консервативной по своему характеру, была направлена на сохранение и укрепление той социальной структуры общества, которая, по мнению правящих верхов, всего более способствовала стабильности и порядку. В основе этой политики находился принцип сословности. Для царя и его окружения Россия виделась страной главным образом двух со словий — дворянства и крестьянства. Но капиталистическое развитие вносило свои коррективы в социальную структуру общества, порождая неоднородность в традиционных слоях и формируя новые — буржуазию и пролетариат, заставляло власти обращать вни мание в какой-то мере и на эти последние.

Накладывало свой отпечаток на социальную политику правительства и нараставшее в стране революционное движение. Чтобы успешнее противостоять своим политическим противникам в борьбе за массы, власти стремились активизировать и распространить шире свою традиционную попечительскую политику, использовать ее, в частности, в отношении проявлявших все большее недовольство рабочих и студентов. Подобная политика сводилась в основном к незначительным экономическим уступкам и частичному удовле творению духовных запросов этих слоев населения, а также их потребности в профессиональной организации. Вместе с тем она свидетельствовала о стремлении государства усилить свою роль и в регулировании социальных отношений.

Николай II, подобно своим предшественникам на престоле, проявлял особую заботу о поместном дворянстве, которое он считал "исконным оплотом порядка и нравственной силой России". Во время своей коронации он не преминул успокоить дворянство, переживавшее, по его словам, "трудные времена", пообещав, что "нужды его- не будут забыты". Дворянский вопрос стал предметом обсуждения ряда совещаний правящих кругов с представителями дворянства: всероссийского съезда сельских хозяев (январь 1896 г.), совещания губернских предводителей дворянства (февраль—март 1896 г.), дискуссий г. об "оскудении" Черноземного центра, "комиссии Центра" (1899—1901) и Особого совещания о нуждах дворянского сословия (1897—1901).

Весьма показательны для уяснения притязаний российского дворянства и политики правительства по отношению к нему ход и результаты работы Особого совещания. Оно было учреждено в апреле 1897 г. под председательством И. Н. Дурново, махрового кон серватора, бывшего до недавнего времени министром внутренних дел, а теперь являвшегося председателем Комитета министров. Дурново, хотя и занимал высокие государственные посты, но не обладал ни умом, ни способностями крупного государственного деятеля. Действительным руководителем совещания, его вдохновителем был товарищ министра внутренних дел, статс-секретарь В. К. Плеве. Будучи незнатного происхождения, Плеве, благодаря своему уму, воле, энергии, блестящему юридическому образованию, недюжинным административным способностям, беззаветной преданности существовавшему режиму и крутости в борьбе с его противниками (не исключая мастерства интриги), смог не только подняться на вершины власти, но и стать одним из лидеров консервативно-охранительного лагеря.

Своей главной задачей Особое совещание ставило "изыскание способов обеспечить за первенствующим в империи сословием то преобладающее значение, которое искони принадлежит ему в судьбах государства". Совещание, указав на неоднородность дворян ского сословия, на деление его "на многочисленные виды и разряды", подчеркивало, что устоем существующей власти служит лишь поместное дворянство: оно всего более соответствует прежнему характеру сословия как служилого и землевладельческого, и первоочередная Помощь со стороны власти должна быть оказана прежде всего ему.

Общим требованием участников совещания было изменение в угоду аграриев финансово-экономической политики правительства, перенесение полностью центра ее внимания с промышленности на сельское хозяйство. В целях обеспечения более благоприятных условий для производства и сбыта сельскохозяйственной продукции, прежде всего помещичьего хлеба, предлагалось: понизить железнодорожные тарифы, пошлины на ввоз в страну сельскохозяйственных машин и орудий, цены на отечественную промышленную продукцию, пересмотреть законы, касающиеся условий найма сель скохозяйственных рабочих, предоставить новые финансовые льготы помещикам, изменить устав Дворянского банка, подчинив всю его деятельность охранению помещичьего землевладения. Предлагалось также учредить крупное помещичье землевладение на ок раинах империи и в Сибири.

Участники совещания беспокоились и о мерах юридического характера, которые должны были охранять и укреплять поместное землевладение. В связи с этим предлагались законодательное признание неотчуждаемости дворянских имений в пользу других со словий, права выкупа родовых имуществ, учреждение заповедных и неделимых имений.

Обсуждались и вопросы укрепления сослов ного статуса дворянства и его позиций во властных структурах: ограничение притока в него со стороны численно разраставшегося чиновничества путем повышения ранга для зачисления в дворянство, восстановление в полном объеме сословного ценза при посту плении на государственную службу и сословно-имущественного при занятии должностей в местном управлении, предоставление преимуществ тем дворянам, которые со службы в провинции переходили на службу в центральный аппарат.

В программе работы совещания преобладали требования консервативно охранительного дворянства, которое видело выход из своих затруднений в повороте к старым порядкам: в укреплении сословности, предоставлении ему больших экономических и политических привилегий, в полном подчинении его интересам социально экономической политики правительства. Реализация этих требований означала бы реставрацию ряда феодальных прав и институтов, отход страны от капиталистического развития. Однако на самом совещании весомо звучали голоса и представителей других слоев дворянства — либерально-консервативного и либерального, приспосабливавшегося или уже приспособившегося к капиталистическому развитию страны. Свое будущее они связывали с этим развитием и требовали от правительства мер, благоприятствовавших их интересам. Значительные разногласия выявились не только в дворянстве, но и среди правящей бюрократии, прежде всего между С. Ю. Витте и В. К. Плеве.

Взгляды Витте были эклектичны, противоречивы и подвержены конъюнктурным влияниям. До назначения министром финансов он разделял основные положения славянофильской теории об особом пути развития России. Затем его взгляды претерпели значительные изменения в сторону западничества. Своеобразным было отношение Витте к самодержавию. Будучи его сторонником, он вместе с тем не обожествлял его, не считал властью, данной России Богом раз и навсегда. Самодержавие он рассматривал как власть, исторически преходящую, которая должна была измениться с переменой общественных условий. Самодержавие он ценил прежде всего как систему жестко централизованной власти. Лишь такая власть, по его мнению, была способна решить проблемы модернизации страны, преодолеть ее отсталость. Поэтому до начала первой революции он выступал противником малейших попыток ограничения самодержавия, считал несовместимым с ним даже земство. Витте пытался представить самодержавие как власть надсословную, ставящую интересы страны выше интересов какого-нибудь одного класса или сословия, в том числе и дворянства. Пользуясь прежде всего этим аргументом, Витте вначале убеждал Николая II отказаться от затеи созыва Особого совещания о нуждах дворянства, однако его попытка успеха не имела.

В ходе работы совещания Витте доказывал, что его труды не нужны и тщетны, так как ложна и неосуществима сама цель сове щания — изыскать пути и средства для возрождения старозаветного дворянства. Пути развития России и Западной Европы, подчеркивал он, однотипны и гибельными являются иллюзии о самобытности и исключительности России. Дворянство есть продукт фео дализма, который в Западной Европе уже сменился капитализмом, и эта смена является мировым непреложным законом. По этому закону развивается и Россия. Лет через дворянство, если оно по-прежнему будет связывать себя с землевладением и службой, пол ностью оскудеет и потеряет свои привилегии, не выдержав конкуренции с новыми богачами — банкирами и промышленниками. Спасение дворянства и страны Витте видел не в том, чтобы возродить былое положение дворянства и "одворянить" буржуазию, а в том, чтобы "обуржуазить" дворянство, переориентировать его интересы с земли на промышленность и банковское дело.

Однако Витте в своем понимании неизбежности смены традиционного аграрного строя индустриальным был в то время одинок не только среди участников совещания, но и во всей правящей бюрократии. Его доводы общесоциологического характера не находили понимания и оставляли равнодушными большинство участников совещания, которое не заглядывало так далеко вперед, жило текущими интересами. Главным оппонентом Витте выступал В. К. Плеве» лидер реакционно-консервативного меньшинства. Витте был нена вистен этой части правящего сословия не только своими мрачными пророчествами относительно его будущего, но и своей финансово-экономической политикой, препятствовавшей превращению государственного казначейства в кассу помощи этому дворянству.

Возражая Витте, Плеве прежде всего ставил под сомнение его идею о существовании всеобщих непреложных мировых законов общественного развития. Называя их "гадательными", он считал, что рассуждения о них уместны лишь в студенческой среде.

Россия, по мнению Плеве, развивалась особым путем и имеет все основания сохранить свою самобытность. Она будет избавлена от "гнета капитала и буржуазии" и будущее в России останется за дворянством. Во имя этого правительству в своей социальной политике необходимо руководствоваться прежде всего не экономическими, а политическими соображениями, укреплять пошатнувшееся поместное дворянство, учитывая, что оно является опорой власти и хранителем нравственности на местах.

Разногласия, проявившиеся на совещании, обусловили то, что хотя оно и проработало целое пятилетие, результаты его были весьма скромны и далеко не соответствовали притязаниям консервативно-охранительной части поместного дворянства. Прежде всего ему не удалось в угоду своих интересов изменить общий курс финансово-экономической политики. По итогам работы совещания были изданы законы: о насаждении дворянского землевладения в Сибири, о заповедных имениях, об учреждении дворянских касс взаимопомощи. Несколько ограничен был доступ в дворянское сословие и рас ширены права дворянских обществ. Ряд попечительных мер было принято по отношению к оскудевшим дворянам. Решено было, в частности, учредить дворянские пансион-приюты, военные школы, особые стипендии для студентов из дворян.

Примечательно то, что наиболее значимые для дворян законы — о заповедных имениях и о насаждении дворянского землевладения в Сибири — остались на бумаге, не имели практических последствий.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 25 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.