авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«СЕВЕРО-КАВКАЗСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ДОНСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ КОСМОНАВТИКИ ИМ. К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО Посвящается ...»

-- [ Страница 6 ] --

Человеческая жизнь не может быть окончательно рационали зирована, всегда остаются иррациональные моменты, остается тай на. Человек, утверждает Бердяев, является организатором жизни, но сам он в глубине своей не может быть предметом организации, в нем всегда остается элемент органический, иррациональный, та инственный. Поэтому Бердяев не только экзистенциальный, но и религиозный философ: он не только защищает человека, но и судит его. Именно как христианскому экзистенциалисту Бердяеву, в ко нечном счете, свойственна позиция, сочетающая пафос личной сво боды с утверждением общечеловеческой правды и сверхприродной истины. Человек, по мнению Бердяева, устал от самого себя, от че ловека, изверился в человеке и хочет опереться на сверхчеловече ское. Человек так устроен, что он может жить или верой в Бога, или верой в идеалы и кумиры. В условиях кризиса человека, результа том эволюции «человекобожества» явилось отрицание всякого нравственного порядка, ибо существует внутренняя экзистенциаль ная диалектика, в силу которой гуманизм переходит в антигума низм, самоутверждение человека приводит к отрицанию человека Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов (философия сверхчеловека Ф. Ницше) как разрыв с христианской и гуманистической моралью, как переход гуманизма в антигуманизм.

Помимо творчества Ф. Ницше для Бердяева таким же антигуманным результатом разложения первоначально гуманистической позиции является марксизм. Он также имел гуманитарные истоки, хотел бо роться за освобождение человека от рабства. Весь моральный па фос марксизма был основан на борьбе против отчуждения и обес человечивания рабочего. В марксизме выдвигалось требование воз врата человеку-рабочему полноты его человеческой природы. Но утверждение примата пролетариата над конкретным человеком привело к утверждению примата общества над личностью. В ре зультате, социальный коллектив, в котором человек должен был быть освобожден от эксплуатации и насилия, стал поработителем человеческой личности. Именно поэтому Н. Бердяев, в молодости увлекшийся идеями социал-демократии, затем, как и С. Булгаков, отходит от идей марксизма, ибо марксизм видит в человеке исклю чительный продукт общества, класса, подчиняет целиком человека новому обществу вместо того, чтобы подчинить общество человеку, окончательно освободить человека от категории социального класса.

Специфика отрицания Бердяевым марксизма, как и неприня тие марксизма Ф. Достоевским, состоит в обвинении марксизма в «ненастоящей религиозности», в утверждении «человека вне бо гочеловечества». Достоевский раскрыл трагедию превращения че ловека в человекобожество, самообожествления на пути гуманисти ческого самоутверждения как судьбу человека, выпавшего из миро порядка, представляемого вечным. Такая человечность, по Ф. Дос тоевскому, оторванная от Бога и Богочеловека, перерождается в бесчеловечность. Для Бердяева, как и Достоевского, «человеко божество» – это христианская идея о том, что человек должен дос тигнуть обожения, но не через самоутверждение и самодовольство или реализацию социальных утопий. Отсюда – убежденность Бер дяева в том, что духовное состояние современного мира – это про блема человека как религиозная, как проблема спасения человече ской личности от разложения, разрешение основных вопросов об щества и культуры в свете христианской идеи о человеке.

Почему человеку, предоставленному самому себе, не раскры вается истина, смысл бытия? Почему с цельной истиной можно со прикоснуться лишь в опыте религиозной жизни? Ответы на эти во Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов просы Бердяев дает всем своим творчеством, а особенно неохри стианской онтологией и метафизикой истории. По мнению Бердяе ва, первоначально, непосредственно дано бытие, живая действи тельность и отношения внутри этой действительности. Существует высший, божественный разум – Логос, в котором субъект и объект тождественны;

в нем дана общность человека и космоса, микро космоса и макрокосмоса. Только через отречение от малого мира и приобщение к Логосу человек прозревает смысл мира, который дан лишь в религиозном откровении. Но осмыслить мировой прогресс – значит признать мистическую диалектику бытия, в одном из этих моментов принявшего форму временного бытия. Бердяев называет такой процесс болезнью, выброшенностью бытия, результатом чего стало временное, пространственное, материальное бытие. И далее Бердяев, вслед за В. Соловьевым и его теодицеей, стремится к аб солютному богооправданию, доказательству того, что все зло не от Бога, а от воли, независимой от Бога. Бог есть любовь, положитель ное всеединство, поэтому зло не может корениться в бытии. Бог не ответственен за зло, путь зла есть путь творения, отпавшего от Бога в силу присущей ему свободы. Началось лжебытие: трагическая ис тория мира. Так Бердяев замыкает историю на библейский миф с его трагедийностью, ибо только в христианстве стал возможен осо бенный внутренний драматизм истории, выраженный в идее Бого человечества. Понять смысл истории мира – значит понять прови денциальный план творения. Вопрос о смысле истории и есть во прос о происхождении зла в мире, о предмирном грехопадении и об искуплении. Итак, смысл бытия обнаруживается в смысле собст венного существования.

Как христианский экзистенциалист Бердяев связывает возрож дение религиозного смысла жизни с сознанием источника мирового зла. Человеку должно быть возвращено его внешнее достоинство, ибо он сам виновник своей судьбы и ответственный за зло. Бердяев полагает, что в деле мирового освобождения от греха человечеству принадлежит вселенское значение, ибо человечество – космиче ский центр бытия. Однако после грехопадения человечество не мо жет спастись своими естественными силами. Должна быть создана космическая возможность спасения: в мире должен совершаться божественный акт искупления. Смысл всей дохристианской истории, полагает Бердяев, в подготовке мировой почвы для принятия чело Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов вечеством Христа, ибо в ней не было не только надежды на спасе ние личности и сознания безусловного значения личности, но не было осознано и единство человечества, обладающего соборной душой и общим назначением. Для Бердяева смысл жизни только религиозен, ибо найти центр индивидуума, утвердить личность как некое вечное целое, а не распавшиеся переживания и настроения можно только во вселенском религиозном миропонимании и миро ощущении. Только это миропонимание ставит, утверждает Бердяев, вопрос о смысле истории, о религиозном соединении судьбы лич ности и судьбы вселенной, о человеческой судьбе как центральной точке судьбы мировой.

Дохристианскому миру чужда была идея прогресса - смысла исторического развития. С явления в мир Христа, как смысла творе ния, для Бердяева началась всемирная история человечества. Хри стос - центр истории, смысл истории, ибо смысл христианской эпохи истории - в подвиге самоотречения. Поэтому, утверждает Бердяев, после Христа история мира пошла по пути наибольшего сопротив ления греховному порядку природы, и вне христианского смысла история не может иметь никакого смысла. Вслед за В. Соловьевым, Н. Бердяев полагает, что христианская религия зовет нас к мировой победе над смертью, к завоеванию воскресения историей и творче ством. Все достоинство человека основано на чувстве свободной от ветственности, на сознании виновности в собственной судьбе. И хо тя история мира есть история страдальческая, смысл мира, полагает Бердяев, в исходе из страдания, т.е. победе над злом.

Итак, с точки зрения религиозного экзистенциализма Бердяева свобода начинается лишь в мире духовной жизни личности. Под линный выбор – это выбор в себе «образа Божьего», который со ставляет сущность личности, но является скрытым для самого инди вида, пока он живет в мире обыденности – объективации. В таком мире субъект отчужден от объекта, индивидуальное поглощено об щим, господствует необходимость, массовость, средний человек.

Прорыв объективированного мира возможен для Бердяева в сфере творчества: философского, религиозного, научного. Единственно достоверный факт бытия, по Бердяеву, это человеческое существо вание, но оно само творение Бога по его образу и подобию. Именно поэтому человек обладает способностью творить, создавать новое.

Но для Бердяева мысль о человеке и его творчестве, связанном со Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов свободой – это не тема о творчестве культуры в науках и искусстве.

Это тема метафизическая: о продолжении человеком миротворе ния, об ответе человека Богу, который может обогатить самую бо жественную жизнь. Как христианский экзистенциалист, Бердяев по лагает, что единственный путь к теодицее – это антроподицея: оп равдание человека в творчестве и через творчество. Бердяев отка зывается от теодицеи официальной церкви как признании завер шенности творения и откровения и выдвигает идею творчества как откровения человека, как совместно с Богом продолжающегося тво рения. Человек остается личностью как точка пересечения двух ми ров: вечного и временного;

он действует и созерцает вечность, внутренне определяя себя в отношении к Богу. Для Бердяева, чело век - существо творческое, или образ Творца. Но активность, кото рую требует от человека современная цивилизация, есть в сущно сти, отрицание его творческой природы. Творчество человека пред полагает сочетание созерцания и действия. Личность, целиком рас ходующая себя в активности, в процессе времени, истощается, в ней прекращается приток духовной энергии. При этом активность пони мается обыкновенно не по евангельски, не как служение ближним, а как служение кумирам.

Созерцание и действие, – полагает Бердяев, – могут и должны быть сопряжены в целостной личности, и только это их соединение утверждает и укрепляет личность. Литургический круг религиозной жизни есть своеобразное сочетание созерцания и действия, в кото ром личность может найти для себя источник крепости и энергии.

В истории человечества, замечает Бердяев, уже была попытка соз дания Царства Божьего – это средневековый замысел религиозной культуры, чисто христианского возрождения и гуманизма. Однако это замысел не осуществился, хотя средневековье дисциплинирова ло духовные силы человека, подчинив духовному центру. Выясни лось, что принудительное осуществление Царства Божьего на земле невозможно без согласия и участия свободных, автономных сил че ловека. Для религиозной культуры в мире, считает Бердяев, необ ходимо было откровение человеческих сил, человеческого творче ства, чтобы человек, пройдя через этот трудный период трагическо го испытания на свободе своих сил, пришел, наконец, к высшим формам религиозного сознания, мог приложить творческие силы для создания Царства Божья. И хотя искание совершенных форм во Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов всех сферах человеческого творчества осуществляется в новой исто рии, в эпоху Возрождения, именно в эпоху средневековья был от крыт внутренний человек, были связаны силы природного человека, была объявлена борьба с низким стихиями во имя духовного выко вывания человеческой личности. В образе монаха и рыцаря, по мнению Бердяева, была выкована человеческая личность и укреп лена человеческая свобода. Но в ренессансный период истории са моутверждение человека привело к самоистреблению человека, а раскрытие свободной игры сил человека, не связанного с высшей целью – к истощению творческих сил.

Для Бердяева вообще характерен своеобразный оптимистиче ский пессимизм в оценке результатов исторической судьбы челове ка, в ней все не удалось, и есть основания думать, что никогда и не будет удаваться. Но неудача человеческая означает лишь то, что в своей судьбе человек призван к тому, чтобы реализовывать свои потенции в вечном времени. Только при перенесении центра тяже сти человеческой жизни в иной мир, можно творить красоту в этом мире. Бердяев полагает, что внутри культуры есть возможности пе рехода не только к цивилизации как практики самой жизни, насла ждению жизни, но и к религиозному преобразованию жизни как пу ти достижения подлинного бытия, ибо воля к чуду всегда связана с волей к реальному преображению жизни.

Более того, по Бердяеву, именно у русского народа сохрани лась большая способность к чуду религиозного преображения жиз ни, которое возможно и определит призвание России в мире. Одна ко нельзя пассивно ждать грядущего: должно активно идти к нему.

Для Бердяева самоочевидно, что апокалиптическое самочувствие тогда лишь приведет к новой религиозной жизни, когда оно станет активно творческим.

Определение человека через творчество у Бердяева связано с космическим мироощущением: ибо исторический процесс есть кон кретная и неотъемлемая часть космического процесса, этому мыс лителю наиболее близка активная философия общего дела Н. Федо рова с идеей регуляции природы человеческой активностью. Бердя ев полагал, что на почве исторического православия преобладал монашески – аскетический дух, и поэтому не могла быть достаточно раскрыта тема о человеке.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Антропология исторического христианства учит о человеке почти исключительно, как о грешнике, которого нужно научить спа сению. И только в русской христианской мысли XIX века открывается новое о человеке, ибо в России, в отличие от Запада, возможно, считает Н.А.Бердяев, раскрытие творческих сил человека в будущем.

Голубева Ю.В., асп.

(ЮФУ, Ростов-на-Дону) РОЛЬ РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В КОНЦЕПЦИИ РЕЛИГИОЗНОГО КОСМИЗМА Н.Ф. ФЕДОРОВА Основоположник русского религиозного космизма Н.Ф. Федо ров в своей системе предложил заняться переустройством челове ческого общества. По его мнению, просветительскую функцию в этом деле должна была выполнять современная ему интеллиген ция. Под интеллигенцией здесь мы понимаем совокупность людей, связанных созданием и передачей культурных ценностей, зани мающихся анализом политических задач и т.д., т.е. выполняющих определенные функции того времени, а также людей, которым при сущи (или приписываемы) такие свойства характера как отсутствие прагматизма и сострадание к людям1.

Следует, однако, отметить, что интеллигенция могла просве щать народ, только изменившись сама. Приняв систему Н.Ф. Федо рова, она должна была предпринимать шаги навстречу народу для преодоления вражды и объединения во всеобщем братстве.

Здесь существовала большая трудность, т.к. ученые и неученые лю ди всегда разделены пропастью во всем своем миро- и жизневоз зрении2, несмотря на то, что русской демократической интеллиген ции всегда было присуще стремление отстаивать интересы россий ского народа.

Кон И.С. Размышления об американской интеллигенции.// Новый мир, 1968, № 1, 175—197.

Кожевников В.А. Николай Федорович Федоров. Опыт изложения его учения по изданным и не изданным произведениям, переписке и личным беседам.// Н.Ф. Федоров: pro et contra Текст.

: К 175 - летию со дня рождения и 100-летию со дня смерти Н. Ф. Федорова : В 2 кн. / сост. и авт. вступ. ст. А. Г. Гачева, С. Г. Семенова. СПб. : Изд-во РХГИ, 2004. - Кн. 1.- С. 268.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Философская концепция Н.Ф. Федорова религиозна, но она от ходит от православной системы. С православием ее роднит только учение об идеале, которое философ, однако, истолковывает по новому. Служение всех людей «общему делу» стоит в центре его воззрений и основополагающим принципом здесь является невоз можность отделения знаний от дела, причем доступ к овладению знаниями должны получить все, а не только дворяне. Наличие веры также не имеет значения на первом этапе, так как совместная дея тельность разнородно мыслящих людей должна приобщить их к учению Н.Ф. Федорова.

Следует сказать, что многое из осмысленного философом за нимает умы и современной интеллигенции. Действительность под тверждает мнение Н.Ф. Федорова, что его концепция не является абсолютной утопией.

Так, Н.А. Сетницкий пишет: «… можно привести … значитель ное количество планов и корректировок, которые за последнее де сятилетие превратились в реально поставленные и осуществляемые проблемы. … в целом ряде случаев можно установить несомненное воздействие и осуществление федоровских идей, хотя по большей части его имя, как окрашенное весьма сильно в религиозные цвета, не упоминается и даже смысл и связь этих дел с замыслами Федо рова не сознается». Мы считаем, что роль интеллигенции на любом историческом этапе заключается в стремлении к такому общественному устройст ву, при котором главными принципами были бы принципы равенст ва людей в правах и объединения на основе взаимного уважения и терпимости. И в осознании способа преодоления вражды и ра зобщенности людей мы во многом можем опереться на труды Н.Ф. Федорова.

Сетницкий Н.А. Целостный идеал.// Н.Ф. Федоров: pro et contra Текст. : К 175 - летию со дня рождения и 100-летию со дня смерти Н. Ф. Федорова : В 2 кн. / сост. и авт. вступ. ст. А. Г. Гаче ва, С. Г. Семенова. СПб. : Изд-во РХГИ, 2004. - Кн. 1.- С. 680.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Склярова Е.А., канд. филос. наук, доц.

(ДЮИ, Ростов-на-Дону) ГЛОБАЛИЗМ И ИДЕИ РУССКОГО КОСМИЗМА Процессы мировой глобализации являются реальностью чело веческой цивилизации III тысячелетия. Глобализация как процесс формирования целостной мировой системы социокультурных, фи нансово-экономических, политических связей на основе новейших средств телекоммуникаций и информационных технологий является предметом анализа глобализма.

Глобализм сегодня рассматривается как идейно-философское течение, возникшее в 60 – 70 годы XX века в связи с необходимо стью осмысления результатов активной преобразовательной дея тельности человека на Земле. Однако само понимание глобализма включает в себя различные аспекты бытия, проявляющиеся в зави симости от интереса исследователя к той или иной проблематике.

В глобализме можно выделить два основных направления, подхода к пониманию сущности причин кризиса современной ци вилизации. Сторонники первого подхода связывают «затруднения человечества» с физической ограниченностью ресурсов Земли, ко торые способны поддерживать высокий уровень жизни только «зо лотому» миллиарду избранных, поддерживающих Новый мировой порядок, в основе которого – либеральная демократия, граждан ское общество, рыночный образ жизни, глобальная политика, эко номика, культура и глобальный человек с универсальным стилем жизни и стилем мышления. Последствия такого рода глобализации, усиливающей мировое неравенство, маргинализацию развивающихся стран, могут оказаться неблагоприятными для значительной части че ловечества, исключенной из мирового процесса. Новое планетарное разделение труда в состоянии в недалеком будущем четко отделить страны «золотого миллиарда» от тех, кто не подчинился навязанным правилам игры, кто оплачивает благополучие «золотого миллиарда»

своим здоровьем и собственной жизнью, национальной деградацией, упадком своей культуры, изменением образа жизни.

Сторонники второго подхода рассматривают причины кризис ной ситуации человечества в господстве материалистического соз нания, породившего агрессивный, соревновательный стиль запад Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов ной культуры, который становится доминирующим во всем мире в условиях глобализации.

Чтобы спасти современную цивилизацию от гибели, необхо димо освободиться от эгоцентрического, материалистического мо дуса сознания и тем самым избежать нарастания глобальных про блем современности. В данном контексте глобализм – это прообраз мирового порядка, в котором отражаются принципиально новые тенденции социокультурного развития, дающие основание говорить о зарождении культурно-исторического типа как возможного аль тернативного варианта будущего земной цивилизации.

В русле концепций глобализма, ориентированных на амери канский стиль жизни и стиль мышления, потребительский образ жизни, нет места идеям, рассматривающих ближайшее будущее как абсолютно новую глобальную форму социального мироустройства.

Но, тем не менее, эти идеи возникли еще в начале XX века (космоло гия «Божественной Софии», метафизика всеединства, концепция ноо сферы) и получили свое развитие в XX и XXI вв. в учениях о новом ре лигиозном сознании, концепции трансформации (революции) созна ния. В основе данных концепций также содержится идея единства всего человечества с универсальным сознанием, т.е. «глобальном»

существовании. Но эта идея наполнена глубоким духовным пережи ванием, религиозным чувством, морально-этическим смыслом.

В начале XX в. мечта о преображении человека, единении мира нашла воплощение в уникальном направлении «русский космизм», основателями которого были Федоров Н.Ф., Сухово-Кобылин А.В., Умов Н.А., Циолковский К.Э., Вернадский В.И., Чижевский А.Л.

Вернадский В.И. в своей работе «Несколько слов о ноосфере» отмечает, что исторический процесс меняется таким образом, что впервые деятельность одного человека, масс определяет жизнь все го человечества. Перед человеком встает вопрос о всеобщем пред ставлении справедливости. Перестройка биосферы в интересах сво бодно мыслящего человека возможна в случае представления чело вечества как единого целого. Это новое состояние и есть «ноосфе ра» – есть новое геологическое явление на нашей планете, когда человек своею мыслью способен изменить область своей жизни.

Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере // Русский космизм. М., 1993. С 309.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Космология «Божественной Софии» В.С. Соловьева, опирается на идею Всечеловеческого организма как всеединой личности. По мнению В.С. Соловьева1, возможность хаотического существования изначально содержится в Боге, подавляется Его могуществом, осуж дается его истиной, уничтожается Его благодатью. Но Бог любит хаос в его небытии, и Он хочет, чтобы сей последний существовал, по этому он дает свободу хаосу, и тем выводит мир из небытия. Носи тельницей хаотической силы является душа мира, которая противо стоит «Божественной Премудрости», т.е. Софии. В Софии содержит ся объединяющая сила разделенного и раздробленного мирового бытия, которая раскроется как «Царство Божие». Она Ангел-хранитель мира. Начало хаоса получают свободу от Бога, который пробуждает ее в душе мира, после чего начинается борьба между Софией и хаосом за власть над мировой душой. Что касается человека, то В.С. Соловьев выдвигает идею об универсальном и индивидуальном организме – организме всечеловеческом. Всечеловеческий организм как всееди ная личность. Отдельное существо есть индивидуализация всеединст ва, которое присутствует в каждой из своих индивидуализаций. Кос мический процесс переходит в исторический, история имеет то же на чало, что и жизнь космоса, «становление абсолютного» в «другом», в хаосе бытия. Космический процесс заканчивается рождением от дельного человека, за ним следует исторический процесс, который подготавливает рождение человека духовного.

Метафизическая концепция Карсавина Л.П. близка идеям В.С. Соловьева. Л.П. Карсавин в своем труде «Философия истории»

пишет: «Субъект исторического развития – всеединое человечество, человечество как конкретное всевременное и всепространственное единство всех своих моментов или индивидуализаций, вплоть до условно-последней, до конкретного индивидуума»2. Рождение «высшей личности», по Карсавину, есть «всеединство индивидуа лизирующих ее низших личностей». Индивидуальное развитие яв ляет нам общее «строение» всеединства. Оно являет порядок разви тия индивидуальности. «В «законосообразности» развития заклю чается самое полное и убедительное доказательство реальности всеединого субъекта истории…»3.

Соловьев Вл. Россия и Вселенская церковь. М., 1911. С. 335.

Карсавин Л.П. Философия истории. СПб., 1993. С. 103.

Там же. С. 97.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Основной стихией истории является духовно-душевная дея тельность человечества. Карсавин отмечает, что разъединенность сознания при «смутном» сознании и осуществленности единства (и осуществленности в пространстве и времени, превышающих вре мя и пространство данного ограниченного момента) характеризует настоящий момент. Для человека единство «единство в смысле пер вичного хаоса, праотца и праматери всего сущего, и единство в смыс ле отвлеченной идеи. При таком понимании он вынужден стяженно выражать реальное единство через ипостазирование отвлеченной идеи в отъединенную систему, силу, сущность, когда рассматривает мир в целом или совокупность моментов, чрез низведение ее до сте пени таинственной причиняющей силы, когда рассматривает взаимо действие двух или, вообще, немыслимых моментов. Так получаются понятия причинности, системы, изменения, которые вовсе не фикции разума и не реальность, но реальность в ее умалении»1.

Проблема, касающаяся мысли как формы энергии, волновала не только Вернадского. А.К. Манеев – последователь Вернадского, пишет, что белковые организмы обладают специфическим полевым компонентом, который определяет свойства психики и жизни чело века. «Мы называем его биопсифеноменом, субстратом, которого считаем биопсиполевую формацию2». По мнению Манеева, это по ле нельзя отождествлять с обычными физическими полями, т.к. не могут обладать выраженными свойствами жизни и психики, прису щим биополям. «Поэтому никакой физический эксперимент, реги стрирующий физические поля, не обнаруживает сознания, мышле ния, воли и других свойств психики3».

Манеев предполагает, что биопсиполе обладает невеществен ной протяженностью, относительным самодвижением и свойством отражения, выступающим основой биопсифеномена, вторично структурируя эту формацию своим вторжением. Общественное соз нание, опирающееся на ноосферу (подобно индивидуальному в рамках своего биополя), имеет статус относительно самодейст вующей социальной системы надстроечного характера и играет су щественную роль в жизни общества.

Карсавин Л.П. Указ. соч. С. 80.

Манеев А.К. Гипотеза биополевой формации как субстрата жизни и психики человека // Рус ский космизм. М., 1993. С. 355.

Там же. С. 356.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Угроза глобальной катастрофы заставляет человечество вновь обратиться к духовному наследию недалекого прошлого (космоло гия «Божественной Софии», метафизика всеединства, концепция ноосферы), в котором просматривается образ человечества с уни версальным сознанием, где духовность присутствует в человече ском обществе в качестве жизнеутверждающего идеала.

Кислицын С.А., докт. ист. наук, проф. (СКАГС, Ростов-на-Дону) ПРОДОЛЖАТЕЛЬ ФИЛОСОФСКОЙ ТРАДИЦИИ РУССКОГО КОСМИЗМА – СОВЕТСКИЙ КОСМИЗМ Ускоренное развитие науки и техники при всех издержках про исходило в СССР в политической атмосфере и коммунистического энтузиазма исключительных социально-экономических условиях.

Как отметил историк науки С.А. Зубков, «только социализм, связав воедино политическую волю общества, талант русского народа, вы вел науку и технику бывшей отсталой царской России на передовые рубежи развития мировой цивилизации»1. Эта точка зрения совпала по своему смыслу и духу с убеждением в том, что «в середине 1950-х гг. наша страна занимала по интеллектуальному рейтингу ме сто в первой тройке, а сейчас скатилась, чуть ли не на самое дно.

В 1950-е гг. Советский Союз находился в центре научно-технической революции. Об этом говорят и результаты в области атомной про мышленности и реактивной техники, и запуск первого в мире искус ственного спутника Земли, и полет Гагарина»2. В стране шел нор мальный для социализма процесс интеграции растущего в образо вательном отношении рабочего класса и производственной интел лигенции, включая связанные с производством научные кадры, сти рания классовых различий между ними и кооперированным кресть янством. Хотя наблюдались и потери советской науки в период «пе рерождения КПСС из партии трудящихся масс в партию с засильем чиновничьего аппарата», в целом развитие космической науки было поступательным и сугубо позитивным.

Зубков С.А. Взаимосвязь политики, науки и техники в условиях техногенной цивилизации. Ав тореф. дисс.... д.п.н. М., 2005. С. 18.

Вековой юбилей большевизма. Краткий историко-аналитический очерк. (К 100-летию II съезда РСДРП и образования партии большевиков). 1903-2003. М., 2003. С. 85.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Огромную роль в этом сыграл С.П. Королев. По мнению Ю. Крупнова, он положил начало вновь созданному институту Гене ральных (главных) конструкторов, который был выращен в Совет ском Союзе, и стал одним из наиболее выдающихся его представи телей (Курчатов, Келдыш, Челомей и др.). За счет института Гене ральных конструкторов, сосредоточивших с санкции высшего поли тического руководства страны в своих руках все нити и рычаги управления, благодаря масштабности проектов, целенаправленно му экономическому планированию и произошел переход в принци пиально новую эпоху развития человечества.

Сергей Павлович Королёв стал великим инновационным лиде ром не только области создания космических аппаратов как таковых, но в целом в сфере формировании нового поколения производитель ных сил, формирования глобальных инфраструктур и социотехниче ских систем С.П. Королёв это, вероятно, – самый выдающейся пред ставитель уникальной, новой советской научной элиты, возникшей в СССР. И хотя С.П. Королев был незаконно репрессирован сталинским НКВД и сослан на Колыму, а затем работал в тюрьмах-НИИ, т.н. «ша рашках». Он сохранил веру в потенциал советского строя. Он после освобождения не только не превратился в либерала-антисоветчика, он стал коммунистом, подлинным лидером советской науки.

Советский космизм появился в виде первого в мире спутника, полета Юрия Гагарина не только благодаря политическому реше нию ЦК КПСС, но и потому, что С.П. Королёв лично взял на себя от ветственность стал выполнять военную ракетную программу таким образом, чтобы ракетоноситель мог нести не только термоядерный боезаряд для решения проблемы военного противостояния с США, но и космическую капсулу с Человеком на борту в космос. Иногда высказываются мнения, что Королева обидели, не дав согласия на присуждение тогда анонимному и секретному создателю ракетной системы Нобелевской премии. Но думается он не жалел об этом.

В его руках было гораздо больше, чем пригоршня жалких долларов, – вся страна и ее великий народ. За Королёвым, стоял его учитель Цандер, а также К.Циолковский, Н. Фёдоров..... За ним стоял весь русский космизм, в лице таких русско-советских мыслителей, как А. Чижевский. В. Вернадский, П. Кузнецов, В. Муравьев, Э. Ильенков, Ю. Жданов и др. мыслителей, раскрывавших соотнесённость между познавательной и созидающей деятельностью человека и человече Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов ства с космическими процессами;

доказывается закономерность космической экспансии человечества.

Русская философия смогла впервые придти к грандиозной идее о заселении человечеством Вселенной, а советский коммунистиче ский космизм в лице генерального конструктора С.П. Королева – осуществить выход в космос. Сверкающий Полет Гагарина дали им пульс творчеству советских писателей-фантастов, прежде всего братьев А. и Б. Стругацких, и И. Ефремова. Иван Антонович Ефремов в своих великих фанатических утопиях «Туманность андромеды», «Час быка» и др. характеризовал эволюцию жизни от примитивных форм к человеку и эволюцию социума от первых проблесков разума до создания гуманистического коммунистического общества и вы хода человечества в межзвёздный космос как единый процесс вос хождения, подчиняющийся универсальным законам.

Следует подчеркнуть, что советская программа освоения косми ческого пространства стала в принципе возможна благодаря сопря женной с ней прямо и непосредственно Программе строительства коммунизма. Отправляя космонавтов (за одним исключением, все члены КПСС, выходцы из рабочих и крестьян) в космос, правящая пар тия-государство убеждала этим все население страны в реалистично сти и программы строительства коммунизма, принятой на ХХII съезде КПСС. Космодром характеризовался в СМИ как стартовая площадка социализма и коммунизма. Именно этот фактор был решающим в развитии космических проектов, а не пресловутая гонка вооруже ний, как это любят указывать записные публицисты. Космос стал для народа на какое-то время символом Коммунизма. И в этом был объективный Смысл и Значение происходившего этого великого этапа исторического развития.

Бесспорно, выход в Космос стал вершиной развития советской коммунистической субцивилизации, ее лучшим достижением, ее гордостью и славой. И в дальнейшем, после смерти С.П.Королева и гибели Ю.А. Гагарина, в доперестроечном СССР наука развивалась при всех недостатках и просчетах, диктате и давлении власти, кос мическая наука развивалась основном, по восходящей линии.

Препятствия, которые затрудняли включение отечественных ученых в мировое научное сообщество, создавались господствую щим политическим режимом. По мере индустриального развития и попыток освоения достижений НТП партийная номенклатура все бо Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов лее пополнялась представителями технической интеллигенции. Это привело к тому, что идейно-политические вопросы в управленческой деятельности стали отходить на второй план. С одной стороны, идео логический контроль над научной элитой, указания из ЦК правящей партии на предмет того, как именно должна развиваться наука и ка кие направления отвечают или не отвечают концепции очередного съезда КПСС, прекратились. Оставались рецидивы прошлого в плане поддержки конформистов, политических лояльных власти ученых.

С другой стороны, политическая партия все более теряла свой имманентный идеологический характер. На практике в идеологиче ской работе стали доминировать формализм и догматизм, реально подрывавшие авторитет правящей партии. При этом формировался производственный, деидеологизированный по сути дела инженер но-управленческий аппарат. Хозяйственная власть срослась с пар тийной элитой и именно хозяйственники стали диктовать партий ным органам, куда направить усилия. В итоге сформировалась тех нократическая элита в худшем своем варианте, ставшая на практике «тормозом советского общества»1. Именно эта интеллектуально ог раниченная технократия, (например инженер-строитель Б.Н. Ель цин, инженер-газовик В.С. Черномырдин) с необыкновенной легко стью рассталась с партбилетами – символами коммунистического мировоззрения, когда наступил идейно-политический кризис.

Но нельзя забывать, что научная элита принимала участие в функционировании этой технобюрократии только частично. Совет ская научная элита не обладала достаточной автономией для того, чтобы вырабатывать и проводить собственную политику по реали зации социальных функций науки. На наш взгляд, она смогла высту пать в качестве относительно самостоятельного эксперта при реше нии ряда важных как научных, так и политических вопросов. Дегра дирующая коммунистическая политическая элита иногда прислуши валась к результатам экспертизы ученых и вообще к их мнению как интеллектуалов. Но в условиях кризиса «развитого социализма» и последовавшего развала СССР светская научная элита уже не могла проявить себя как полноправное элитное сообщество, несмотря на свою очевидную имманентную способность к самоорганизации.

Андреев С.Ю. Наше прошлое, настоящее и будущее: структура власти и задачи общества // По стижение. М., 1989.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Ерохин Н.Е., ученый секретарь Совета ректоров вузов ЮФО (Ростов-на-Дону) ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КОСМОНАВТИКИ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ИЗЛОЖЕНИИ Мы посчитали не только возможным, а желательным и даже необходимым включить в состав данного сборника отрывок из рассказа Николая Ерохина «Причалы» (в кн.

«К морю ясности», 2-е изд. Ростов-на-Дону, 2010), в котором в художественной форме, но убедительно и достоверно рас сказано об исторических событиях полувековой давности, связанных с освоением космоса, очевидцем и участником ко торых был автор.

Речь идет об одном из трагических эпизодов в отече ственной истории освоения космоса и ракетной техники, связанном с гибелью маршала артиллерии М.И. Неделина и большой группы специалистов при испытании новой ракеты носителя.

Проф. Старостин А.М., научный редактор издания … «Салаги», не допущенные пока к суровому делу, посменно, не прерывая работу ни на час, рыли глубокий и бесконечный котло ван. Рыли вручную, под фундамент, как говорили, «совсекретной точки». Они устало долбили и долбили твердую, как камень, глини стую землю. Когда над пустыней раздавался очередной, ни с чем не сравнимый, глухой нарастающий рёв, они выскакивали из ямы, что бы полюбоваться невиданной мощью и увидеть, как плазменный пульсирующий сгусток огня прожигает небо, на глазах превращаясь в ярко-красную звезду. И только длинные дымные космы долго ещё, иногда сутками, висели, заслоняя солнце, над пустыней.

В этот раз выскочить не успели. Рёв сразу захлебнулся, закаш лялся и пошёл непривычной слуху волной, больно, до крови, ударил по ушам, заметался по пустыне, натыкаясь на самого себя, и уже Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов в следующее мгновение – рвануло. Раз, потом другой, третий;

взры вы накрывали друг друга, до самых печенок тряся землю и всё, что на ней находилось. И без того хмурый октябрьский день сразу, без перехода, сменился ночью, темноту которой прорезали сполохи не обычного огня: жуткого, неземного, неровного, багрового, в лохма тых, тяжёлых клочьях дыма, который, как и сам огонь, даже на глаз казался зловещим и грозным. Запахло незнакомой гарью, немного сладковатой на вкус и очень липкой – просто содрать с себя и из се бя эту поганую гарь хотелось, содрать;

счистить, с мясом, но ото драть от себя.

Сверху свалился комбат. Жутко вращая белыми глазами, он прохрипел:

- Лежать! Лицом вниз! Лежа-а-а-ть!

И Ефимов успел подумать: «Неужели? Неужели атомная? Неу жели бомба квакнулась?»

Так они и лежали, не шевелясь, лицом вниз, но вскоре и дыха нием, и спиной даже, начали ощущать нарастающий смрад и давле ние. Когда стало совсем невмоготу, когда тяжёлый кашель то тут, то там выворачивал солдат наизнанку, вылетая изо рта кровавой слю ной, поступил приказ:

- Наверх, всем наверх!

Наверху их помыли, кажется, прямо из брандспойтов, почисти ли незнакомые люди в глазастых, тёмного стекла, масках, построили в колонну:

- Шаго-о-м марш!

- Разговоры в строю!

На дальнем чужом складе им выдали совки, маленькие, не больше саперной лопатки, грабли, брезентовые сумки. Всю сле дующую неделю, на расстоянии шага друг от друга, они утюжили пустыню, просеивали песок, складывали в сумку, когда находили, разный мусор: оплавленные куски песка, металла и глины. Ефимов нашёл сплющенную металлическую пуговку, ремешок с раздавлен ными наручными часами, несколько технических фтористых про кладок.

К концу недели они одурели от этой бессмысленной, под при стальным присмотром, работы. Но сняли их с неё только тогда, ко гда начались свинцовые дожди с ветрами и зарядами снега.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Однажды их повели в развёрнутую прямо под моросящим не бом полевую кухню. В термосах была гора обжираловки, вкус кото рой они, казалось, забыли навсегда: наваристый и пахучий борщ, большая толстая котлета, кружка киселя и белый, от пуза, хлеб. Да вясь этой роскошью, кто-то прошелестел:

- Ребята, да это же сороковины с того дня...

- Молчать! – тут же рыкнул чужой малиновый полковник.

В этот же день по узкоколейке подогнали состав, дали коман дирам по часу на сборы, и в час «Ч» они были уже в пути: «Тюра Там, Тюра-Там, горя ты принёс много нам».

Но они ошиблись, когда посчитали, что навсегда покидают проклятое это место с чужой, неласковой землёй, с вечным колю чим песком и ветром-«бабаем», с глухой забытостью и оторванно стью от нормального мира и нормальных людей. Ефимов тогда да же близким друзьям побоялся признаться, что у него не проходит ощущение, что видели они если не сам конец света, то уж его репе тицию –- точно. Когда их вернули назад, снова началась изнури тельная работа, в основном, по ночам. Только они однажды прилег ли под утро поспать, как на всю казарму заорал дневальный:

- Ребя, человек в космосе! Наш человек в космосе!

Наш – он имел в виду, в буквальном смысле слова – с нашей точки.

Кто-то, также заорав, вскочил;

кто запустил сапогом в дневаль ного: «Чего орешь, падла?!»;

кто поглубже зарылся в тощую подуш ку: всё, что они делали в последнее время, надоело им до рвоты. Но вот в пролете двери нарисовался майор Посохов. Преодолевая свой привычный сухой кашель – «у, зараза тубиковая» – и придавая голо су торжественность, он изрёк:

– Записывайте, ребята, адрес. Первыми в стране вы это делае те, считайте, что половину ордена получили, – и он медленно про диктовал: – Саратовская область, Терновский район, село Сосновка.

И только через сутки вся страна, да что страна – весь мир! – уз нали этот адрес – место приземления первого космонавта Земли.

Жизнь проходит, а Ефимов так и не удосужился проверить, есть ли в Саратовской области район с таким названием. Тогда им запросто могли лапшу на уши навешать и выдумать адрес в целях дезориентации противника. Дело привычное.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Царев А.И., канд. филос. наук, доц.

(СКАГС, Ростов-на-Дону) ОН ПЕРВЫМ ИЗ ЗЕМЛЯН ПРОЛОЖИЛ ПУТЬ В КОСМОС Наше сообщение предполагает осмысление личности Юрия Алек сеевича Гагарина, который первый на Земле 12 апреля 1961 года проложил путь в Космос. В этом году исполнилось 50 лет со дня это го события, и по решение ООН наш праздник «День космонавтики»

стал всемирным.

Автор этих строк в числе других встречал Гагарина в станице Вешенской Ростовской области и общался с Юрием Алексеевичем, когда он в июне 1967 года прилетал в гости к великому Шолохову.

Автор располагает подробной записью всех бесед и выступлений первого космонавта, но в рамках регламента «круглого стола» мож но только тезисно представить самое главное в облике этого вы дающегося человека.

Хочется отметить, прежде всего, что Юрий Алексеевич Гагарин был для всех нас родным близким, горячо любимым человеком! Его обаятельная улыбка известна всему миру, а его человеческие каче ства поражали всех, с кем он общался.

После 1961 года мы встретились с ним на Пленумах ЦК комсо мола. Он скромно занимал место подальше от первого ряда, не си дел в президиумах, считая себя рядовым комсомольцем. Звездная слава ничуть его не испортила: простой, доступный – я бы так его охарактеризовал.

В Вешках мы встречали его с группой ответственных партийных и комсомольских работников. Как сейчас помню, Гагарин сошел с трапа самолета ИЛ-14. Было жарко. Он – в темных очках. С порт фелем в руках, в белой шведке.

Я взял его портфель, и мы пошли с ним по летному полю к ма шине. Шолохов ждал Гагарина дома. Только сделали несколько ша гов, как Гагарина окружили пионеры, ученики 3-4 классов. Юрий Алексеевич присел на корточки и стал их спрашивать: «Как учитесь?

Какие оценки получаете?». Он дарил им при этом значки. Рассказать о состоянии ребят – слов не найдется: полный восторг!...

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Затем мы сели в машину и поехали в известный во всем мире дом великого писателя. Там встреча была недолгой. Стоял яркий летний день, и вереница машин потянулась к тихому Дону.

М.А. Шолохов и Ю.А. Гагарин сели в открытый «газик» и возглавили колонну.

После небольшого переезда все спустились к Дону, раскинули «скатерть-самобранку» и стали готовить уху. Гагарин бросился в ре ку, переплыл ее туда и обратно. Никакой охраны, конечно, не было.

Только первый секретарь ЦК ВЛКСМ Сергей Павлов укоризненно ка чал головой, выражая беспокойство за жизнь первого космонавта.

Затем все стали играть в волейбол, а потом началось застолье.

Говорили речи в честь автора «тихого Дона». Публика собралась из вестная всей стране: знаменитый писатель Вадим Кожевников, рус ская поэтесса Лариса Васильева, российские поэты Феликс Чуев, Владимир Фирсов, известный казахский поэт Олжас Сулейменов, молодой прозаик из Азербайджана Акрам Айлисли, знаток россий ской деревни Василий белов и другие. Запомнились многие выступ ления, но я бы хотел вспомнить выступление Гагарина. Он был не обыкновенно умным человеком! Недаром предрекал ему большое будущее в науке Сергей Павлович Королев – гениальный создатель космических кораблей! Когда дали слово Гагарину я подумал, а что может сказать Гагарин, когда о Шолохове и его романе уже все ска зано? Однако Юрий Алексеевич был прозорливым человеком и ска зал пророческую речь: «Тихий Дон» Шолохова еще никем до конца не понят. Будет идти время, и новые поколения начнут понимать величие Михаила Александровича Шолохова во всей полноте. Этот прекрас ный роман засверкает новыми гранями перед будущими поколения ми, и, как поэзия Пушкина, он будет всегда современен…».

Прошло не так уж много времени, и мы все убедились, что «Тихий Дон» не за «белых» и не за «красных», а это гениальное ос мысление революции на примере судеб донских казаков, их друзей и врагов… Поздно вечером все мы вернулись в Вешки. Юрию Алексееви чу предстояло выступить перед казаками. Он устал, но понимал свою ответственность. Гагарин мог бы отделаться короткой речью, но говорил целых два часа, подробно рассказывая о развитии кос монавтики и о ее будущем. Он знал, что выступает перед простым народом, – и этим все сказано.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Конечно, я вспомнил только самое-самое главное. Были и дру гие встречи в Ростове и в Вешках, длинные разговоры… Об этом уже много написано, но мне бы хотелось рассказать о тех минутах жизни Первого космонавта, о которых говорили и писали мало.

Думается, что в рамках этой серьезной философской пробле матики будет не лишним «спуститься с небес на Землю» и прикос нуться к личности великого космонавта.

Заикин А.А., асп., Лойтаренко М.В., асп.

(ТГПИ, Таганрог) ПОНЯТИЕ «КОСМОС»:

ДВЕ ТРАДИЦИИ ПОНИМАНИЯ Появление термина «космос» в древнегреческой философии.

Что есть космос Впервые понятие «космос» появляется в древнегреческой фи лософии для обозначения особого мироустройства, выражая кон цепцию устойчивости мироздания, его совершенства, красоты.

«Kosmos» в буквальном переводе и означает «красота». Что же по нимали древнегреческие мыслители под этим условным термином?

А.Ф. Лосев приводит трактовку космоса Гомером: «Если бро сить общий взгляд на гомеровский космос, то станет ясно, что ана лизировать его стоит не только с точки зрения историко-астроно мической или историко-мифологической, но также и с точки зрения историко-эстетической. Ведь сознание эпох Гомера оперировало своими эстетическими ресурсами. Поэтому космос имеет наимень шую научную или философскую, но зато наибольшую художествен ную ценность. Гомер очень мало рассуждает о своем небе, об Олимпе, Тартаре, но мы видим, как он жадно и без всякой устали всматривается в эти предметы, в лазурную, светлую высь неба, в глубокую и мрачную глубину Тартара. Что гомеровский космос – Исследование, в рамках которого написана данная статья, выполнено при финансовой под держке Аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы» (2009-2011) Министерства образования и науки Российской Федерации. Проект РНП.2.1.3.9223 «Методологические и логико-семантические основы исследования социального противоречия и переходных периодов развития современного российского общества». Научный руководитель проекта – доктор философских наук, профессор В.В. Попов.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов это космос именно эстетического сознания, в этом не может быть никакого сомнения»1.

Прежде всего нам следует обратить внимание на пифагорей скую школу, и конкретно на идеал математического совершенства, выработанный Пифагором и его учениками. Представления о мате матическом совершенстве фигур и их отношений были базой в по нимании идеала математики, а понятие красоты использовалось в качестве критерия проверки идеальности соотношения. Как ука зывает А.Ф. Лосев, «Просматривая древнейшие пифагорейские ма териалы, нетрудно убедиться в том, что пифагорейцы издавна раз рабатывали: 1) арифметическое учение о пропорциях с тремя ти пами этого рода пропорций – арифметической (в узком смысле сло ва), геометрической и так называемой гармонической;

2) пропорции пяти правильных геометрических тел;

3) музыкальные пропорции тонов внутри октавы с выдвижением на первый план кварты и квин ты;

4) пропорции основных физических элементов, т.е. земли, воды, воздуха и эфира.»2.

Вместе с тем наиболее идеальной математической (геометри ческой) фигурой Пифагор считал сферу, что и находит свое позд нейшее воплощение в виде представлений о мироздании как о не коей идеальной сфере, в которой сосредоточены и само простран ство, и все человечество.

Другой аспект понимания космоса рассматривался Пифагором в связи с музыкой, он же был позднее рассмотрен Платоном, как о том говорит А.Ф. Лосев: «Есть еще одна область, где Платон разви вает пифагорейскую теорию пропорций. Это – область звуковых представлений.»3. Подобно тому, как музыкальные инструменты, сделанные рукой мастера, при игре способны показывать гармонию созвучия, так и космос Пифагор видел как некую небесную гармо нию совершенства.

Позднее эти представления находят свое дополнение в фило софии Платона, где мироздание предстает как совершенный кос мос, как некий идеализированный «объект». Космос у Платона представлен обиталищем мира идей и идеальных сущностей, таким Лосев А.Ф. История античной эстетики. Т. I. – М.: АСТ, 2000.


Там же.

Там же.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов образом, общее утверждение о космосе как красоте остается здесь неизменным.

Русская онтологическая традиция понимания космоса.

Космос как красота и гармония.

Русская традиция понимания космоса берет свои истоки в древнегреческом его понимании, и идеи красоты и гармонии на ходят здесь свой живой отклик.

Как пишет А.М. Старостин, «”Образ космоса” – это собиратель ная характеристика родственных по отражаемому предмету пред ставлений о внеземной природе, о “небе”. Сами эти представления формируются на основе и астрономических наблюдений, и эстети ческих идей, и натурфилософских рассуждений, и медицинской практики, а в последующем – на базе практических данных и кон цепций различных научных дисциплин и философии.

Словом, понятие “образ Космоса” очень близко понятиям “Общая картина мира”, “Общенаучная картина мира”»1.

Вместе с тем акцент рассмотрения космоса смещается с эсте тической проблематики в сторону онтологически-аксиологической.

Космос предстает здесь не только как красота и совершенство, но и как вечное бытие, как целостное единство. Космос предстает как ценностная категория, особенно в рамках суждений о человеке, на пример, жизнь и поступки человека анализируются как происходя щие перед лицом космоса, вечности.

А.М. Старостин указывает, что «русский космизм выступает как логическое продолжение Русской идеи. … Русский космизм про должает Русскую идею, онтологизируя те историософские, нравст венные, социально-экологические интуиции всемирно-истори ческой миссии России, которыми увлечены определенные круги ли беральной интеллигенции. Космизм – это вселенское обоснование Русской идеи, ее вселенский уровень»2.

Представители «русского космизма» как философского на правления жили и действовали в рамках указанного понимания космоса. В.И. Вернадский в своем учении о ноосфере использует идею вечного космоса как некоего единого и абсолютного вмести Старостин А.М. Философские инновации: концепция и основные сферы проявлений. Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2009, с. 55.

Старостин А.М. Указ. соч., с. 53.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов лища и трактует ноосферу как охватывающую все разумное челове чество.

Рассказывая о новом характере получения знания, В. Вернад ский указывает на принципиальную сложность и непостижимость в рамках одной науки многообразия явлений нашего мира:

«В наше время рамки отдельной науки, на которые распадается на учное знание, не могут точно определять область научной мысли исследователя, точно охарактеризовать его научную работу. Про блемы, которые его занимают, все чаще не укладываются в рамки отдельной, определенной, сложившейся науки. Мы специализиру емся не по наукам, а по проблемам. Научная мысль ученого нашего времени с небывалым прежде успехом и силой углубляется в новые области огромного значения, не существовавшие раньше или быв шие исключительно уделом философии или религии. Горизонты на учного знания увеличиваются по сравнению с XIX веком - в небыва лой и негаданной степени. Проблемы, вышедшие за пределы одной науки, неизбежно создают новые области знания, новые науки, все увеличивающиеся в числе и в быстроте своего появления, характе ризующие научную мысль ХХ столетия»1.

К.Э. Циолковский трактует космос как сферу приложения со вместных усилий человечества, и космические полеты, о которых он мечтает, отражают мечту человечества к достижению прекрасного.

А.М. Старостин по этому поводу пишет: «В богатом творческом на следии К.Э. Циолковского встречаются положения, до сих пор удив ляющие силой предвидения. Например, одним из шагов, привед ших к революционным изменениям в астрономии, справедливо считается использование космической техники. Астрономия получи ла тем самым возможность выносить приборы и наблюдателя за пределы земной атмосферы и стала всеволновой»2.

Первый советский космонавт Ю.А. Гагарин предстает не как «покоритель космоса», а как посланник всего человечества в его вечном стремлении к совершенству, в том числе и в научно технической области.

Вообще, советская космическая программа носила явный от печаток онтологически-аксиологической трактовки понимания кос Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. – М.: Наука, 1991, с. 118.

Старостин А.М. Указ. соч., с. 81.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов моса: космос как «наш общий дом», стремление очеловечить все его уголки, мечта, что когда-нибудь «и на Марсе будут яблони цве сти» указывает на доброжелательно-мирный характер освоения космоса.

То же самое можно сказать и о советской космической (и во обще) науке, главной чертой которой была цельность научных пред ставлений и поиск красоты и гармонии.

Концепция «ноосферы» В.И. Вернадского как отражение онтологической традиции Понятие ноосферы как «сферы разума», озвученное академи ком В.И. Вернадским, содержит в себе, как мы упоминали выше, он тологическую трактовку космоса, характерную для русской тради ции понимания.

Ноосфера отражает те тенденции в науке того времени, кото рые связаны с космологическими представлениями, в том числе и с платоновскими. Его «мир идей» находит свое, научно-техническое, и вместе с тем не лишенное красоты, понимание в термине «ноо сфера» как обиталище всего человечества: «Как мы увидим, геоло гически мы переживаем сейчас выделение в биосфере царства ра зума, меняющего коренным образом и ее облик и ее строение, Ноосферу. Связывая явления жизни в аспекте их атомов и учитывая, что они идут в биосфере, т.е. в среде определенного строения, ме няющейся, только относительно, в ходе геологического времени, что они генетически неразрывно с ней связаны - неизбежно ясным становится, что биогеохимия должна глубочайшим образом сопри касаться с науками не только о жизни, но и о человеке, с науками гуманитарными. Научная мысль человечества работает только в биосфере и в ходе своего проявления в конце концов превращает ее в Ноосферу, геологически охватывает ее разумом»1.

Вообще, в концепции Вернадского очень много параллелей с платоновской идеалистической философией. Например, учение о том, что человек не производит знание, а как бы припоминает его, обращаясь мысленно к миру идей, или идея об «образах» вещей и предметов, которые находятся также не в нашем мире, а в мире идей, и т.д.

Вернадский В.И. Указ. соч., с. 121.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов В то же время, помимо взаимосвязей с платоновской филосо фией, есть у Вернадского и обращение к аристотелевским взглядам, в частности, о «нуссе» как хранилище всеобщего знания.

На основании концепции ноосферы позднее была выработана и обоснована теория информационного общества, которая, в свою очередь, связывает представления о едином мировом разуме с идеей всеобщей информатизации и повышения уровня компьюте ризации современного общества. Ф. Уэбстер, теоретик информаци онного общества, пишет о тех изменениях, которые несет в себе пе реход к информационному обществу: «Предметом спора стало лишь то, что несут с собой эти перемены. Для одних они означают становление общества действительно профессионального и забот ливого по отношению к своим членам;

для других - усиление кон троля над гражданами;

для третьих они знаменуют появление высо кообразованного слоя, при том что прочих захлестнет волна пустяч ных сообщений, сенсаций и сбивающей с толку пропаганды. Поли тические экономисты ведут разговоры о том, что в новой «элек тронной экономике» преимущество получает предприниматель, об ладающий знаниями, которые позволяют «быстро соображать»;

для тех же, кого волнует культура, киберпространство и виртуальная ре альность представляются неуютным местом для работы воображе ния и изобретательской деятельности»1.

Эта теория взяла очень многое от идеи ноосферы. Например, представление Вернадского о всеобщности ноосферы трансформи руется во всеобщность нового феномена – инфосферы, то есть еди ной информационной сферы, к которой в будущем сможет иметь доступ любой человек. Ф. Уэбстер так трактует роль информации в современном мире: «Поразительно, что при всей противоречиво сти этих точек зрения все ученые соглашаются в одном: информация есть нечто особенное. В огромном потоке литературы, где рассмат риваются проблемы информационной эры, авторы редко соглаша ются друг с другом относительно ее основных характеристик и об щего смысла, однако они сходятся в том, что информация играет особую роль в современном мире. Исследования ученых могут быть весьма спорными. Специалисты исходят из принципиально различ ных посылок и приходят к столь же принципиально разным выво Уэбстер Ф. Теории информационного общества.- М.: Аспект Пресс, 2004. С. 5.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов дам, однако разногласий по поводу особой роли информации меж ду ними нет»1.

В.И. Вернадский, высказываясь об информации и повсемест ном увеличении ее объемов, упоминал: «чем ближе научный охват реальности к человеку, тем объем, разнообразие, углубленность на учного знания неизбежно увеличиваются. Непрерывно растет коли чество гуманитарных наук, число которых теоретически бесконеч но, ибо наука есть создание человека, его научного творчества и его научной работы;

границ исканиям научной мысли нет, как нет гра ниц бесконечным формам - проявлениям живой личности, особен но человеческой, которые все могут явиться объектом научного ис кания, вызвать множество особых конкретных наук»2.

Наконец, это само понятие Интернета как глобальной сети, ко торое сегодня переживает свою трансформацию: от идеи «децен трализованности» Интернета к идее его как «первой реальности», в которой сосредоточены все необходимые для жизни современно го человека ресурсы, которые к тому же еще и персонифицированы, например, электронный почтовый ящик бесконечного объема, сер вис «личное виртуальное хранилище данных» и т.д.


Западная инструментально-утилитаристская традиция понимания космоса. Космос как пространство для активности Западная традиция понимания космоса своими корнями тес нейшим образом связана, во-первых, с идеологией протестантизма, во-вторых, с прагматизмом как философским течением.

Протестантизм дает общее обоснование космоса как «про странства» для внешней активности личности, причем данная трак товка понимания космоса не содержит в себе идей о красоте, цело стности, гармонии и т.д.

Космос понимается в основном утилитарно. Такая позиция идет от понимания природы, восходящего к Ф. Бэкону и его извест ному высказыванию: «Знание - сила». При этом знание (и наука как творец нового знания) здесь выступает в качестве инструмента для воздействия на природу, для изменения и покорения природы.

Уэбстер Ф.... С. 6.

Вернадский В.И. Указ. соч. С. 121-122.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Как отмечает А.М. Старостин, «… космизм Запада носит скорее чисто природный, объективированный, а не антропокосмический – как в России - характер»1.

Соответственно, инструменты науки (методы познания, тео рии) используются в качестве исходных инструментов для измене ния мира. Это изменение мы может обозначить понятием «экспан сия», или завоевание. Вопрос о ценностях здесь, в отличие от пер вой традиции, не поднимается, его (данного подхода) лейтмотивом выступает достижение результата любой ценой.

Идеологической базой выступает само понятие прогресса как движение к улучшению техники и ее инструментов, а также идея о «стреле времени». Поэтому космос, предстающий в данной трак товке как часть природы, также требует своего покорения, завое вания. Не случайна и лингвистическая трактовка понятий: если рус скому представлению о космосе соответствует понятие «красота», то американскому – «space» («пространство»), о космическом путе шественнике - «космонавт», то американскому – «астронавт» («по коритель космического пространства»).

Современное понимание космоса как «возвращение к истокам»:

цикличность, экологичность, коэволюция Современное понимание космоса можно назвать возвращени ем к истокам, к идеям красоты и гармонии, присущим древнегрече ской философии.

В русле современных научных достижений космос рассматри вается как место будущей жизни человечества. Все больше внима ния получает сценарий переселения представителей современной цивилизации на другие планеты в случае необратимости экологиче ского кризиса, возможной ядерной войны и т.д. Все эти ситуации обыгрываются писателями-фантастами и находят отклик у совре менной теле- и киноаудитории.

Помимо этого, ведущие ученые, вслед за «космистами» начала XX века, всерьез занимаются вопросами возможных космических путешествий. Скоро пройдет крупнейшая международная научная конференция, посвященная 50-летнему юбилею полета человека в космос, которая затронет проблемы космических полетов будущего, особенно пилотируемого полета на Марс. В настоящее время актив Старостин А.М. Указ. соч. С. 53.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов но проходит научный эксперимент по психологической совместимо сти и пребыванию в условиях ограниченного пространства в рамках миссии «Марс-500». В этом плане мы может с радостью сказать, что чаяния «русских космистов» не прошли даром.

Кроме того, понимание космоса и природы меняется в соот ветствии и современными научными достижениями в области био социальных и эволюционных процессов, в частности, концепция «коэволюции» природы и общества несет в себе черты древнегре ческих представлений Гераклита о цикличности, изменчивости, о взаимосвязи всего на земле.

В. Усольцев, рассуждая о принципе коэволюции, приводит мысли академика Н.Н. Моисеева: «Такое состояние биосферы и об щества, в котором реализован принцип коэволюции, Н.Н. Моисеев отождествляет с понятием ноосферы, но вступление в нее человече ства не будет спонтанным — ему еще предстоит ее построить, и со вершенно не очевидно, что человечество справится с этим. Поэтому Н.Н. Моисеев … говорит не о ноосфере, а об эпохе ноосферы, или о ноосферогенезе. Это означает, что если человечество сумеет пре одолеть надвигающийся глобальный кризис, то вся его дальнейшая история станет историей ноосферогенеза: будут непрерывно изме няться условия жизни человека и, соответственно, условия экологи ческого императива»1.

Природа и космос мыслятся в ценностном измерении, приори тет отдается экологичности, бытие человека в природе рассматри вается как совместное-с-природой, а не как противопоставленное.

В. Усольцев, рассуждая о возможном кризисе цивилизации и необходимости изменений, пишет: «Наиболее трудный вопрос ны не: сможет ли человечество принять ограничения, налагаемые эко логическим императивом, хватит ли у него воли преодолеть генети ческий атавизм и принять новую нравственность, способную сохра нить человека на Земле?» - и приводит мнение Н.Н. Моисеева:

«Один (если не единственный) из вариантов выхода из глобального кризиса Н.Н. Моисеев (2001) видит в развитии знаний о взаимоот ношениях Природы и человека, о его месте в биосфере и рождении Коллективного Разума — всеобщего, глобального понимания плане Усольцев В. «Русский космизм» и глобальные проблемы современности.//Наука Урала, де кабрь 2002, № 29-30. URL:

http://www.uran.ru/gazetanu/2002/12/nu29_30/wvmnu_p10_29_302002.htm.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов тарной ситуации, когда планетарное общество становится информа ционным.». Как указывают А.П. Назаретян и У. Новотный, «специальные исследования переломных эпизодов социального развития вскрыли парадоксальное обстоятельство. Антропогенные кризисы в социо природных отношениях, вызванные прямолинейным наращивани ем технологических возможностей, радикально разрешались не возвращением общества к природе, а напротив, очередным удале нием человека и его природной среды от естественного (дикого) со стояния. Например, сельскохозяйственное производство естествен нее промышленного, индустриальная цивилизация естественнее информационной. С каждым разом увеличивались степень инстру ментальной опосредованности отношений, удельный вес ис кусственных регуляторов в единой системе "общество-природа" и ее совокупная сложность. При этом, согласно общесистемному за кону иерархических компенсаций, рост разнообразия (сложности) на верхнем уровне организации оплачивается ограничением разно образия на предыдущих уровнях. … В данном случае усложнение совокупной социоприродной организации обеспечивалось после довательным антропогенным ограничением биологического разно образия»2.

Борьба двух традиций и сценарии возможного будущего Однако, несмотря на успехи современной науки и на совре менное состояние природы и социума, характеризуемое термином «всемирный экологический кризис» и другими глобальными про блемами современности, все же в настоящее время происходит борьба двух указанных традиций понимания космоса.

В таком случае, сценарии возможного будущего могут быть представлены в виде двух взаимоисключаемых вариантов.

Первый: продолжение покорения космоса и природы, исполь зование космоса как базы для ресурсов и в качестве удовлетворе ния политических амбиций отдельных стран, что автоматически пе реносит все те глобальные проблемы, в том числе экологический кризис, на новый уровень, но отнюдь их не решает.

Усольцев В. Указ. соч.

Назаретян А.П., Новотный У. Русский космизм и современная прогностика // Вестник Россий ской Академии наук, 1998. Т. 68. № 5. С. 431.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Второй вариант: представление о космосе как о нашем общем доме, приоритет идей экологичности и коэволюции, рассмотрение космоса как места жительства будущих поколений.

Именно о таком варианте писали и о нем мечтали представи тели «русского космизма».

Степаненко Н.А., асп.

(СКАГС, Ростов-на-Дону) ЮРИЙ АНДРЕЕВИЧ ЖДАНОВ О ПОЛЕТЕ В КОСМОС КАК СМЫСЛООБРАЗУЮЩЕЙ ИДЕЕ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА Советское общество, которое развивалось 73 года, было на полнено смыслообразующими идеями, концепциями, которые спо собствовали единству общества. Одной из концептуальных идей было «освоение космического пространства». С одной стороны, это означало расширение знаний, с другой, по мнению руководства СССР, это свидетельствовало о развитии общества.

Государство в первую очередь интересовали достижения в об ласти физики, программы освоения космоса. Наука, став непосред ственной производительной силой, важнейшим фактором культур ного развития людей, инструментом политики, испытывала огром ное давление со стороны общества. Ученый Петр Капица говорил:

«Она стала богатой, но потеряла свою свободу, превратилась в ра быню»1.

Интересы политиков существенно воздействуют на приоритеты в области научно-технических исследований. Классические примеры политики в науке дает история тоталитарных государств.

В СССР, благодаря вмешательству в науку политиков, стимулирова лись освоение космоса, исследования, связанные с использованием атомной энергии.

Начиная с 1957 г., когда Советский Союз завершил работу по созданию межконтинентальных ракет, осуществил запуск первых спутников, тем самым обогнав Соединенные Штаты, оптимизм Хру щева получил новый импульс2.

Мир на пороге ХХ столетия. Под ред.В.И.Купцова. Чебоксары, 1993, с.91.

Верт Н. История советского государства. 1900-1991. М., с.376.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Полет в космос 1961 года совпал с завершением «строительст ва социализма»: речь отныне шла о том, чтобы приступить к «созда нию в стране коммунистического общества», которое на горизонте 80-х обеспечит полное изобилие и счастье каждого советского чело века1.

На этот период приходится расцвет мифа о «переходе совет ского общества к коммунизму». Миф широко культивируется в по литике, настойчиво прививается и эксплуатируется как сильный ар гумент легитимации и политики, миф становится достоянием кол лективного сознания. Он формирует определенное мироощущение, психологические и идеологические установки.

Политический миф отвечал извечным чаяниям советского че ловека: обещание «радужного коммунистического будущего»2.

В 60-е годы ХХ века лозунг «Космическое будущее» в сознании лю дей совпадал со строительством коммунизма. Эта идея была оче видна для народа. Космонавтика в советское время имела полити ческое значение: «Мы полетели в космос! Космонавтика – светлое будущее!».

Многие ученые высказывали свое мнение о полете Гагарина.

Известный ученый Юрий Андреевич Жданов в своей работе «Рус ский космизм» (1994 г.) писал: «Мировосприятие каждого человека необходимо включает в себя отношение к небу, звездам, Солнцу, Луне. Так уж сложилось от века. Здесь издавна перемешались стро гие знания и мифология, наблюдения и фантазия»3.

В своей работе Юрий Жданов дает подробную характеристику фантазий и знаний человека о Космосе, начиная с истории древнего мира до рубежа нового ХХ века. Каждому историческому герою или персонажу вымышленному Жданов дает меткие характеристики:

герой шумеро-аккадского эпоса Этана – «отважный»;

Менипп у гре ческого сатирика Лукиана – герой «забавной повести» в «шаржиро ванно-гротескной форме»;

лермонтовский Демон – «вольный сын эфира, занесенный в надзвездные края»4.

Во многих произведениях литературы, живописи, музыки Жданов видит те силы, которые вознесут человека в просторы Все Верт Н. Указ. соч., с.370.

Там же, с. 385.

Жданов Ю.А. Избранное. В 3 т. Ростов н/Д., 2009, Т. 1, с. 277.

Там же, с. 278-279.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов ленной: это и музыка Римского-Корсакова к опере «Садко», картины Врубеля, Куинджи, Рериха1.

Полет Юрия Гагарина Жданов называет «подвигом», «проры вом», «триумфальным полетом», «излучающим свет образом Гага рина», «подлинным укрощением стихии огня, превращением его чудовищных, слепых, ревущих демонов в созидательную, творче скую силу», «прометеевым подвигом»2.

В данной работе Юрий Андреевич говорит о представлениях героев мифов, о том, как выглядит Земля из Космоса. Этана отвечает Орлу, что «Земля превратилась в холмик, Земля выглядит как малый лесок…». Менипп вспоминает: «прежде всего, Земля мне показа лась очень маленькой, значительно меньше Луны». Позже Юрий Га гарин подтвердил, что из Космоса Земля выглядит маленькой.

Жданов считал, что прорыв в Космос «внес еще одно важное изменение в наше восприятие мира: он показал с достоверной оче видностью природное единство нашей голубой планеты и адекват ность человека этой природе», «единство человечества, общечелове ческих ценностей», «надежду на то, что взгляд на Землю из глубин Вселенной заставит землян образумиться и понять свое единство»3.

Жданов приходит к выводу: «Выход в Космос со всей опреде ленностью подтвердил: Земля – не собственность, а условия бытия человека во вселенной, подобно Солнцу…», «по Земле не проложе ны границы ни в океанах, ни в атмосфере, ни в лесах, ни в горах, степях, пустынях. Границы – варварские пережитки заскорузлых форм общения, злых инстинктов космофобии, узколобого и жадного собственничества, дремучих животных инстинктов…»4.

В работе Жданов возвращается к своему любимому образу – Прометею;

считает, что ему принадлежит одно из центральных мест среди эпических персонажей. Жданов пишет: «По легенде, он низ вел космический огонь на Землю и заставил его служить людям. По лет Гагарина может быть рассмотрен как возврат космического дол га, возвращение Космосу силы огня. Цикл замкнулся»5.

Жданов Ю.А. Указ. соч., с.280.

Там же, с.280-281.

Там же, с. 282.

Там же, с. 283.

Там же. Т.1, с.281.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Приведем еще несколько высказываний Жданова о значении полета Юрия Гагарина: «прорыв в Космос явился закономерным ре зультатом духовного, эстетического, научно-технического и соци ального развития России, всей нашей великой страны-континента»1;

«рождается новый взгляд на окружающий мир, новая духовность – которая освещает все формы общественного бытия, стимулирует их рост»;

2 «рожденный из глубин народного сознания, космический подвиг стал важнейшим фактором его формирования»3. Юрий Анд реевич приводит пример того, как в праздничных колоннах демон странтов на Красной площади призывали: «Все в космос!».

В полете в космос Жданов видит реализацию «коллективного разума и действия, реальную, воплощенную в дело соборность оду хотворенных великой задачей людей», особо отмечает, что «кое-что для обеспечения космических полетов сделано и у нас, в Ростов ском университете, в Новочеркасском политехническом институте, Таганрогском радиотехническом, на заводах КБ, НИИ Ростова, Став рополя, Азова, Краснодара, Каменска и других городов Северного Кавказа». Юрий Андреевич Жданов считает: «нашему великому Отечест ву предназначена особая участь – космизм. Доминантой в судьбах нашего отечества стал космизм, аэрокосмическая направленность бытия». Лишь с известной долей условности можно говорить о рус ском космизме. Космический труд объединил представителей сотен национальностей, народностей бывшего Советского Союза. В заключение Жданов пишет, что «реализуя программу косми ческих полетов и технологий, мы тем самым открываем перед чело вечеством просторы будущего», «дорогу к высшей духовности», «великая энергия рождается для великой цели». Знания, науку и образование надо направить на реализацию «космической природы человека».

Жданов Ю.А. Указ. соч. Т. 1, с. 284.

Там же, с.286.

Там же, с.285.

Там же, с. 285.

Там же, с. 285.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов Чаленко М.В., асп., Щеглов Б.С., докт. филос. наук, проф. (ТГПИ, Таганрог) РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И СВОБОДА КАК ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОГО МИРА Соотнесение рациональности и свободы в постнеклассическом мире является весьма актуальной проблемой, связанной как с пере осмыслением значения свободной деятельности человека в новых условиях социального бытия, так и с его стремлением не потерять сами рациональные механизмы подобной деятельности, придать им максимально возможную эффективность. Стремление человека к свободе выражается часто как стремление к истинному знанию.

А независимость рациональности в какой-то мере основывается на вере в эту истину. Истина и свобода как две стороны основных чело веческих ценностей образуют, таким образом, своеобразное един ство. Свобода реализуется благодаря рациональности, а рациональ ность может реализовываться в истине, только являясь свободной.

В этом смысле вполне справедливым можно считать замечания К. Ясперса о том, что абсолютная истина, а тем самым свобода во обще, никогда не достигается, то есть истина вместе со свободой всегда находится в стадии решения.

Таким образом, критическая позиция является своеобразной характеристикой и даже определенным условием как рационально сти, так и свободы. Внешняя свобода измеряется не тем, что человек может сделать, а тем, что могут сделать с самим человеком, то есть со степенью зависимости человека от социума и, возможно, внеш них обстоятельств. Роль критики ограничивается задачами достиже ния, в определенном смысле, негативной свободы как свободы от чего-либо или, более проще, внешней свободы. Однако своеобраз Исследование, в рамках которого написана данная статья, выполнено при финансовой под держке Аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы» (2009-2011) Министерства образования и науки Российской Федерации. Проект РНП.2.1.3.9223 «Методологические и логико-семантические основы исследования социального противоречия и переходных периодов развития современного российского общества». Научный руководитель проекта – доктор философских наук, профессор В.В. Попов.

Философская инноватика и русский космизм. Сборник научных трудов ное понятие отрицательной свободы может пониматься как незави симость от внешних ограничений. Естественно, не признавая каких либо ограничений своей свободы, человек не должен быть лишен уважения к чужой свободе.

Рациональность в критической форме определяет внешнюю, или можно сказать, негативную свободу, позитивный же смысл сво боде придаст как раз синтез рациональности с нравственностью, то есть расширение рефлексивной человеческой деятельности вплоть до включенности в ее сферу целей и идеалов. Таким образом, пози тивная свобода становится способностью сделать выбор в соответ ствии с внутренними человеческими установками на основании ра зумного сочетания как свободы, так и выбора, и ответственности.

Одним из оснований в противопоставлении рациональности свободе является постулирование связи рациональности с целесо образностью, при этом целесообразность как бы не оставляет места свободному выбору человека. Однако подобный аргумент основан на том искажении понятий свободы и рациональности, когда речь шла о соотношении критической рациональности и свободы. Если же отказаться от инструментального или формального понятия ра циональности, а свободу не считать каким-то бессознательным по нятием человеческой деятельности, то тогда и синтез представляет ся вполне возможным, в частности, такой синтез становится воз можным, если сделать приоритет на том, что важной характеристи кой свободы является ответственность.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.