авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«ОРУЖИЕ ТЕРРОРА: Освободить мир от ядерного, биологического и химического оружия WEAPONS OF TERROR Freeing the World of Nuclear, Biological and Chemical ...»

-- [ Страница 2 ] --

ТРАДИЦИОННЫЕ ОТВЕТЫ НА УГРОЗЫ ОМУ В свете весьма различных мотиваций и потенциала по приобрете нию и применению ОМУ, международное сообщество выработало – и продолжает вырабатывать – целый спектр методов и инструментов от вета на эту угрозу.

Хотя Комиссия и поддерживает многовариантный ответ, она рас сматривает некоторые из таких вариантов в качестве контрпродуктив ных и неприемлемых, например, угрозу ядерного возмездия против го сударства или группировки, применяющего химическое оружие.

Подобную политику проводят Соединенные Штаты, Россия, а с недав них пор и Франция. Аналогичным образом, Комиссия не поддерживает Угрозы и ответы вооруженные интервенции, нарушающие ограничения, установленные Уставом ООН.

Вместо этого, Комиссия решительно поддерживает позицию, ко торой зачастую уделяют недостаточное внимание в ходе дискуссий по контролю над вооружениями и разоружению. Она заключается в том, что первым барьером против ОМУ являются меры политического ха рактера. Это – развитие и поддержание мирных отношений на регио нальном и глобальном уровнях. Продвижение мира представляет собой основное средство, позволяющее избежать приобретения и сохранения ОМУ (а также и других видов оружия). Разумеется, прогресс в области контроля над вооружениями и разоружения часто способствует разви тию мирных отношений. Аналогичным образом, успех в борьбе с тер роризмом в жизненно важной степени зависит от социально политического измерения, которое наряду с разведкой, полицейскими мероприятиями и военными действиями, представляет собой неотъем лемый инструмент предотвращения.

Традиционно государства стремятся сократить угрозы ОМУ или дать ответ на них посредством выдвижения широкого спектра ини циатив – от национальных до глобальных.

Односторонний ответ Отдельные страны могут принимать меры по сокращению угроз, исходящих от ОМУ, не требуя каких-то ответных шагов от других стран. Несколько примеров иллюстрирует, каким образом подобные инициативы способствовали продвижению международных задач:

Решение ЮАР о ликвидации своей программы по созданию ядерного оружия, принятое в 1993 г., имело историческое значе ние. Оно показало, что государство может отказаться от ядерного арсенала, приняв решение о том, что ядерное оружие не отвечает его интересам безопасности. Это решение также продемонстри ровало, что отказ от ядерной программы возможен при проведе нии международной проверки, гарантирующей, что подобный отказ действительно имел место.

Беларусь, Казахстан и Украина также отказались от обладания бывшим советским ядерным арсеналом после распада СССР.

Аргентина, Бразилия, Южная Корея, Швеция и ряд других стран в одностороннем порядке приняли решение отказаться от ряда аспектов производственной и исследовательской деятельности, реализация которых могла привести к созданию ядерного ору жия. Они объявили о своей приверженности неядерному статусу.

Франция, Россия, Великобритания и США в одностороннем по рядке различными способами ограничили свои ядерные арсена лы. В результате Президентских ядерных инициатив 1991 и Оружие террора годов США и Россия в одностороннем порядке ограничили запа сы и количество развернутых нестратегических ядерных сил.

Принятое в одностороннем порядке решение президента США об отказе от биологического оружия значительно облегчило за ключение КБТО.

Хотя всегда достойные одобрения, односторонние инициативы имеют свои ограничения. Некоторые из них не подлежат проверке, принятые в их рамках обязательства не являются предметом транспа рентности или декларирования, они легко обратимы и не носят юриди чески обязательного характера. Вывод из боевого состава устаревших вооружений при одновременном создании замены для них не может рассматриваться как выполнение обязательства по разоружению.

Двусторонний ответ Хотя государства заключают двусторонние соглашения, отвечаю щие их интересам, другие страны, международное сообщество в целом, также могут выиграть от них. Соблюдение двусторонних договоров часто гарантируется способностью другой стороны дать прямой ответ на нарушение. Стороны знают, что если одна из них отказывается от своей части компромисса, уступка, сделанная другой стороной, также может исчезнуть. Договоры, открытые для подписания всеми странами, действуют иным образом. Здесь нарушение одной из сторон может привести к реакции со стороны всего международного сообщества, а не только отдельного государства.

В частности, в период холодной войны США и Советский Союз пришли к выводу, что в их общих интересах было бы заключить согла шения об ограничении их ядерных вооружений и ракетных средств доставки, и сотрудничать в сокращении риска глобальной ядерной вой ны. Среди этих соглашений, наряду с последующими российско американскими соглашениями, также отвечающими интересам между народного сообщества в целом, следующие:

Соглашение об установлении «горячей линии» 1963 г.;

Договоры об ограничении стратегических вооружений (Договор ОСВ-1 1972 г. и Договор ОСВ-2 1979 г.), Договор об ограниче нии систем противоракетной обороны (Договор по ПРО, также заключенный в 1972 г.);

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 г. (Договор РСМД);

Договоры о сокращении стратегических наступательных воору жений (Договор СНВ-1 1991 г. и Договор СНВ-2 1993 г.);

Рамочное соглашение, подписанное ходе встречи на высшем уров не между президентами Клинтоном и Ельциным в Хельсинки в Угрозы и ответы марте 1997 г.;

оно установило основные параметры будущего Дого вора СНВ-3 и уточнило основные ограничения Договора по ПРО;

Договор об ограничении стратегических наступательных потен циалов 2002 г. (Московский договор).

Так же, как двусторонние соглашения могут способствовать раз витию более широких международных интересов безопасности, отказ от них имеет обратный результат. В 2002 г. США в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО. Три года спустя, высокопостав ленный представитель американской администрации заявил на слу шаниях в конгрессе, что одной из причин, почему Китай «модернизи рует и расширяет потенциал баллистических ракет», является его стремление «преодолеть систему противоракетной обороны». 2 После выхода США президент Путин заявил, что Россия не считает себя бо лее связанной Договором СНВ-2. Планы по выполнению рамочного соглашения 1997 г. по СНВ-3 были похоронены, а совместное заявле ние 1997 г. по Договору по ПРО также потеряло свое значение.

Двусторонние соглашения и меморандумы использовались в це лях уменьшения опасений Бразилии и Аргентины, а также Индии и Пакистана относительно ядерных программ друг друга (1990 г. и 1988 г., соответственно). В первом случае Аргентина и Бразилия со гласились сотрудничать в области мирного использования атомной энергии и отказаться от ядерного оружия. Во втором соглашении Ин дия и Пакистан согласились не нападать на ядерные объекты друг друга. В феврале 1999 г. Индия и Пакистан подписали меморандум о взаимопонимании по ряду мер укрепления доверия в ядерной сфере.

Однако обе страны продолжили свои усилия по разработке и произ водству ядерного оружия и средств его доставки.

Многосторонний ответ Деятельность более чем двух государств, но не всех стран регио на или всех членов международного сообщества, может быть охарак теризована как многосторонняя. Подобные инициативы часто выдви гаются в отношении какого-либо особого случая, либо заключаются в области экспортного контроля.

В 2003 г. Ливия заявила, что отказывается от всех программ ОМУ. Хотя это решение было принято самой Ливией, ему предшест вовали долгие переговоры с Великобританией и США. Это случай можно считать успешным примером многосторонних усилий.

Vice Admiral Lowell E. Jakoby, Director of Defense Intelligence Agency, Statement for the Record, ‘Current and Projected National Security Threats’, Senate Select Committee on Intelligence, 16 February 2005, p. 11.

Оружие террора Китай, Япония, Северная Корея, Россия, Южная Корея и США вовлечены в шестисторонние переговоры, направленные на прекра щение северокорейской программы создания ядерных вооружений и установление мира на Корейском полуострове. Этот пример много сторонней деятельность рассматривается в Главе 3.

В рамках другой инициативы, Франция, Германия и Великобрита ния при поддержке ЕС вели активные переговоры с Ираном по разре шению ряда опасений, особенно, связанных с деятельностью по обо гащению урана в этой стране. США, Россия и Китай, хотя и не участвовали напрямую в этих переговорах, были также вовлечены в этот процесс, выдвигая предложения, призванные облегчить решение проблемы. Этот вопрос также подробнее обсуждается в Главе 3.

В качестве многосторонней инициативы можно также рассматри вать предложение Группы 8 промышленно развитых стран (Г8) о Гло бальном партнерстве против распространения оружия и материалов мас сового уничтожения. Она основано на традиционных методах по сокращению риска распространения ОМУ и продвижению разоружения.

Эта инициатива была принята в 2002 г. в ходе встречи государств Г8 (Ка нады, Франции, Германии, Италии, Японии, России, Великобритании и США) и содержала коллективное обязательство выделить на эти цели около 20 млрд долл. в течение 10 лет. Первоначально она была сфокуси рована на России. В рамках программы предоставляется техническое содействие, оборудование и осуществляется переподготовка персонала с целью решения проблем, связанных с ОМУ.

Другие многосторонние инициативы нацелены на достижение общего понимания в рамках групп стран относительно организации и функционирования систем экспортного контроля в целях затруднения распространения ОМУ. К ним относятся: Группа ядерных поставщи ков, Австралийская группа и Режим контроля за ракетными техноло гиями. Экспортный контроль обсуждается в Главе 7.

Региональный ответ Иногда государства того или иного региона объединяются в вы движении инициатив, направленных против угроз ОМУ.

Например, Европейский Союз реализует ряд инициатив по укре плению сотрудничества между государствами-членами по сокраще нию угроз ОМУ. В 2003 г. им была принята Стратегия против распро странения оружия массового уничтожения. Она основывается на том, что, помимо прочего, наилучшим решением проблемы распростране ния ОМУ было бы убедить страны в том, что они в нем не нуждаются.

В документе содержится призыв к «эффективному мультилатерализ му», включая экспортный контроль. В случае, когда другие меры ис черпаны, Стратегия предусматривает возможность применения мер Угрозы и ответы давления в соответствии с Главой VII Устава ООН. При этом цен тральную роль должен играть Совет Безопасности ООН.

Другими важными региональными мерами являются соглашения по созданию зон, свободных от ядерного оружия (ЗСЯО), в Латинской Америке, южной части Тихого океана, Африке и Юго-Восточной Азии. Все эти инициативы исключают развертывание ядерного ору жия практически на всех территориях, расположенных к югу от Эква тора. Продолжаются усилия по созданию ЗСЯО в Центральной Азии.

Государства, согласившиеся, что их регион должен отказаться от ОМУ, руководствуются заинтересованностью в том, что все соседние страны не будут обладать ОМУ. (Это в особенности очевидно в рам ках Договора Тлателолко, в котором предусматривается, что он не вступит в силу для отдельных стран-участниц до тех пор, пока доку мент не будет ратифицирован всеми государствами Латинской Амери ки и Карибского бассейна).

Создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от всех видов ОМУ, в течение длительного времени поддерживалось всеми странами региона, хотя продолжение там конфликта и сделало это невозможным.

Ближневосточная зона, свободная от ОМУ, в конечном итоге помогла бы всем государствам региона обеспечить свои интересы безопасности.

Отказ одного государства от ОМУ был бы увязан и оказался бы в зави симости от решения определенной группы других стран (включая Из раиль и Иран) сделать аналогичный шаг. Надежность такого решения укреплялась бы пониманием того, что нарушение обязательств одной из сторон привело бы к коллапсу всего соглашения. С целью поддержа ния стабильности и надежности этой договоренности все стороны, ве роятно, были бы заинтересованы в международной и взаимной провер ке, а также в гарантиях внешних держав.

В следующей Главе Комиссия представила аргументы, что ряд шагов по созданию такой зоны можно было бы предпринять уже сей час в качестве элемента мирного процесса на Ближнем Востоке.

Глобальный ответ Среди традиционных ответов на угрозы ОМУ центральное и важнейшее значение имеют глобальные договоры, описанные в нача ле настоящего доклада: ДНЯО, КБТО и КЗХО.

Наряду со многими другими конвенциями, в частности, по пра вам человека и Женевскими конвенциями, эти три документа идут в одном русле с общей деятельностью мирового сообщества, направ ленной на построение международного права. Однако существует и важная нестыковка. В то время как международное сообщество стре мится к универсальному соблюдению норм международного права, в Оружие террора указанных документах членство является добровольным, разрешен выход из них и не гарантировано принуждение к их соблюдению.

Тем не менее, обязательства, принятые каждым из государств в рамках этих документов, не увязаны прямо с аналогичными индивиду альными обязательствами, принятыми другими сторонами. Договоры предназначены для защиты и укрепления общих интересов сторон и делают это вне зависимости от того, присоединились ли к ним все госу дарства, и все ли стороны соблюдают их положения. Нарушение согла шения одной из сторон может и не привести к контрмерам со стороны других государств-участников. Например, нарушение КЗХО одной из сторон не требует от других стран-участниц давать ответ. Однако на рушение ослабило бы лояльность других участников к документу и политическую поддержку с их стороны и, тем самым, привело бы к эрозии его эффективности. С другой стороны, такое нарушение могло бы вызвать и коллективную реакцию других сторон, которые приняли бы решение, в духе партнерства, занять твердую позицию.

Другим примером является ДНЯО. Он не содержит принципа взаимности между государствами. Но он требует от всех неядерных стран отказаться от ядерного оружия, и все стороны, в особенности пять ядерных держав, обязались продвигаться к глобальному ядерно му разоружению и способствовать мирному использованию атомной энергии. Несоблюдение каких-либо из этих обязательств спровоциро вало бы выход ряда стран из Договора, вызвало бы коллективную ре акцию и попросту ослабило бы связующие нити между государства ми-участниками. В нынешней атмосфере соблюдение документа Ираком, Ливией и Ираном имеет важное значение для всех. Это отно сится и к соблюдению пятью ядерными державами. Им следует вы полнить обязательства, принятые в ходе Конференции по соблюдению и продлению ДНЯО 1995 г. с целью обеспечить бессрочное продление Договора. Соответственно, необходимо реализовать и «тринадцать шагов», согласованных в ходе Обзорной конференции 2000 г. во ис полнение решений, принятых в 1995 г.

Другими глобальными инструментами, выработку которых пред стоит завершить или добиться их вступления в силу, являются сле дующие:

Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), ратифицированный 132 государствами (по состоянию на апрель 2006 г.), но пока не вступивший в силу;

Договор о запрещении производства разделяющихся материалов (ДЗПРМ), обладающий широкой поддержкой, но переговоры по которому пока не завершены;

Угрозы и ответы Глобальное соглашение, предоставляющее неядерным государ ствам гарантии от применения против них угрозы ядерным ору жием (негативные гарантии безопасности);

Глобальное соглашение, запрещающее вывод оружия в космос.

Врезка КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ТРИНАДЦАТИ ПРАКТИЧЕСКИХ ШАГОВ НА ПУТИ К ЯДЕРНОМУ РАЗОРУЖЕНИЮ, СОГЛАСОВАННЫХ В 2000 г.

1. Скорейшее вступление в силу ДВЗЯИ.

2. Поддержание моратория на проведение ядерных испытаний до вступления в силу ДВЗЯИ.

3. В течение пяти лет завершить переговоры на Конференции по ра зоружению (КР) по заключению проверяемого договора о запре щении производства разделяющихся материалов.

4. Создание специального органа в рамках КР по обсуждению вопро сов ядерного разоружения.

5. Применение принципа необратимости ядерного разоружения и контроля над вооружениями.

6. Безоговорочное обязательство пяти ядерных государств (ЯГ) по ликвидации своих ядерных арсеналов.

7. Вступление в силу Договора СНВ-2;

заключение Договора СНВ-3;

сохранение Договора по ПРО.

8. Завершение переговоров по Трехсторонней инициативе и ее вы полнение.

9. Шаги ядерных государств в направлении ядерного разоружения по пути, укрепляющем международную стабильность и основываю щемся на принципе сохранения безопасности для всех:

Односторонние сокращения;

Расширение транспарентности;

Дальнейшие сокращения нестратегических ядерных вооружений;

Снижение уровня боеготовности;

Сокращение роли ядерных вооружений в политике безопасности;

Скорейшее вовлечение всех ядерных держав в процесс разоружения.

10. Согласие ядерных государств поставить запасы разделяющихся материалов, избыточных для военных целей, под контроль МАГАТЭ или другую форму международного контроля.

11. Подтверждение, что конечной целью является всеобщее и полное разоружение под эффективным международным контролем.

12. Представление регулярных докладов в рамках усиленного обзор ного процесса ДНЯО.

13. Повышение эффективности проверки соблюдения соглашений по ядерному разоружению.

Оружие террора СЛАБОСТИ ТРАДИЦИОННЫХ ОТВЕТОВ Основанный на сотрудничестве традиционный подход к устра нению угроз со стороны ОМУ, в особенности основанный на глобаль ных конвенциях, стал объектом критики – как необоснованной, так и справедливой. Очевидно, что в период действия соглашения могут возникнуть проблемы, не существовавшие во время его заключения.

Но и договоры не обязательно должны быть заморожены во времени.

Задачей обзорных конференций как раз и является определение новых проблем и поиск их решений. Для разрешения новых проблем могут заключаться новые положения, приложения и дополнительные согла шения. При этом должен сохраняться консенсус, являющийся основой договора. Тем не менее, действительно, у традиционного подхода имеется ряд слабостей. Они обсуждаются ниже.

Недостаток универсальности Принимая во внимание авторитет, создаваемый всеобщим – или почти всеобщим – участием стран мира в имеющих обязательный ха рактер договорно-правовых режимах, международное сообщество предпринимает – и должно предпринимать в будущем – энергичные усилия по достижению этой цели в рамках ряда договоров по контро лю над вооружениями и разоружению.

В случае ДНЯО лицензия, выданная пяти ядерным державам и не присоединившимся к договору Индии, Израилю и Пакистану, представляет собой реальное ограничение в достижении центральной цели документа. Однако неприсоединение к КБТО и КЗХО зачастую происходит не из-за резкого несогласия с задачей уничтожения этих видов оружия, а по другим причинам. Некоторые государства не рас сматривают участие в этих конвенциях в качестве неотложной задачи.

Другие страны, ряд из которых, возможно, располагает химическим и/или биологическим оружием, увязывают свое возможное участие в этих соглашениях с прогрессом в убеждении Израиля присоединиться к ДНЯО.

Выход Важным ограничителем различных соглашений по контролю над вооружениями и разоружению является то, что они разрешают госу дарствам выходить из них. Все три глобальных договора по ОМУ со держат положения, разрешающие государствам выходить из них в случае, если этого требуют их высшие национальные интересы. Им лишь необходимо уведомить об этом заранее (см. врезку 7). После решения Северной Кореи выйти из ДНЯО это право подвергается критике.

Угрозы и ответы Врезка ВЫХОД ИЗ ДОГОВОРОВ: ТРЕБОВАНИЯ ОБ УВЕДОМЛЕНИИ (курсив добавлен) Договор о нераспространении ядерного оружия Статья Х 1. Каждый Участник настоящего Договора в порядке осуществления своего государственного суверенитета имеет право выйти из Догово ра, если он решит, что связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие инте ресы его страны. О таком выходе он уведомляет за три месяца всех Участников Договора и Совет Безопасности Организации Объеди ненных Наций. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые он рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы.

Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия Статья XIII (1) Настоящая Конвенция действует бессрочно.

(2) Каждый Участник настоящей Конвенции в порядке осуществления своего государственного суверенитета имеет право выйти из Конвен ции, если он решит, что связанные с содержанием настоящей Конвен ции исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы его страны. О таком выходе он уведомляет за три месяца всех Участников Конвенции и Совет Безопасности Организации Объ единенных Наций. В таком уведомлении должно содержаться заявле ние об исключительных обстоятельствах, которые он рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы.

Конвенция о запрещении химического оружия Статья XVI 2. Каждый Участник настоящей Конвенции в порядке осуществления своего государственного суверенитета имеет право выйти из Конвен ции, если он решит, что связанные с содержанием настоящей Конвен ции исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы его страны. О таком выходе он уведомляет за 90 дней всех Участников Конвенции, Исполнительный совет, государство депозитарий и Совет Безопасности Организации Объединенных На ций. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исклю чительных обстоятельствах, которые он рассматривает как поставив шие под угрозу его высшие интересы.

Оружие террора Комиссия сомневается, что было бы возможно или полезно стре миться к упразднению права выхода из ДНЯО или других соглашений по ОМУ. Государства рассматривают право выхода как фактор, способ ный оказать влияние на их безопасность и прямо затрагивающий их суверенитет. Без такого права они могут и не присоединиться к догово ру, поэтому отмена возможности выхода могла бы побудить ряд стран избегать членства в международных соглашениях.

Однако имеются разумные методы, затрудняющие реализацию права выхода. Многие хотели бы разработать способы оказания давле ния на страны, намеревающиеся прекратить выполнение своих обяза тельств по ОМУ. Ряд предложений, содержащих различные мнения, был выдвинут Германией, Европейским Союзом и другими странами, включая следующие:

Требование созыва специальной конференции государств участников после получения уведомления о намерении выйти из договора.

Достижение согласия в ходе обзорной конференции о необходи мости делать заявление, объясняющее мотивы реализации права выхода.

Обязать все страны, выходящие из договора, отказываться от со хранения или использования технологий и товаров, которые они приобрели, будучи участницами договора.

Вне зависимости от того, будут ли реализованы данные предло жения, любой выход, в особенности, из трех многосторонних догово ров по ОМУ, должен стать предметом рассмотрения Совета Безопасно сти ООН. Совет принимал бы решение, не является ли планируемый выход угрозой миру и какие меры следует предпринять в ответ.

Недостаточная проверка В Главе 8 настоящего доклада Комиссия делает вывод, что меж дународная проверка представляет собой жизненно важный элемент создания доверия в соблюдении договоров по контролю над вооруже ниями и разоружению. Она является важнейшим средством, обеспе чивающим раскрытие нарушений и сдерживание от несоблюдения.

Кроме того, она предоставляет фактические материалы для определе ния того, как следует реагировать на то или иное нарушение. Хотя в ходе осуществления инспекций в рамках осуществления гарантий МАГАТЭ было выявлено, что декларации Северной Кореи относи тельно ее запасов плутония были недостоверными, аналогичные ин спекции в Ираке и Ливии не смогли обнаружить усилий этих госу дарств по созданию ядерного оружия. Им также не удалось обнаружить несоблюдение Ираном всех своих обязательств по согла шению о гарантиях.

Угрозы и ответы Этот опыт привел правительства к выводу, что традиционный вариант проверки в рамках соглашений по ядерным гарантиям, разра ботанный и принятый в 1960-е годы, является весьма беззубым и его следует усилить с тем, чтобы он отвечал современным потребностям режима ядерного нераспространения.

В последние годы технология обнаружения получила сущест венное развитие. Более высокие стандарты гарантий были одобрены МАГАТЭ в 1997 г. Они получили известность как Дополнительные протоколы. По состоянию на 13 марта 2006 г. Дополнительные прото колы вступили в силу в отношении 75 государств-членов ДНЯО. Хотя даже более высокие стандарты вряд ли могут обеспечить 100 процентную уверенность в соблюдении – а доказать негативное редко когда возможно, – они означают большой шаг вперед. Дополнитель ные протоколы должны стать общепринятым минимальным стандар том для всех инспекций в рамках ДНЯО. Национальные системы на блюдения могут дополнять международную проверку, но, как вновь и вновь показывает опыт, в особенности, в случае Ирака, такие системы не являются панацеей.

В случае биологического оружия, КБТО не содержит режима проверки. Имеющиеся меры укрепления доверия носят исключитель но добровольный характер. В случае КЗХО, установленный ею весьма детальный режим проверки не реализуется полностью из-за отказа, как минимум, одного государства разрешить проведение наиболее интрузивных видов проверки. Если одно или несколько государств не позволят использовать этот важный инструмент, другие страны также откажутся от него.

Несоблюдение Подавляющее большинство стран-участниц основных договоров по ОМУ соблюдает свои договорные обязательства, и Дополнитель ные режимы вносят важный вклад в стабильность и доверие. Тем не менее, несоблюдение Советским Союзом КБТО в течение многих лет, а в дальнейшем нарушения со стороны Ирака, бросили тень на этот документ. Нарушения ДНЯО Ираком, Ливией и Северной Кореей привели к существенной утрате доверия к эффективности этого Дого вора. Иран энергично отрицает, что он стремится к приобретению ядерного оружия, нарушение им своих обязательств по гарантиям также поставило вопрос о его долгосрочных намерениях.

Эрозия доверия к эффективности ДНЯО в предотвращении гори зонтального распространения сопровождалась утратой доверия к До говору в результате невыполнения ядерными государствами своих обязательств по разоружению в рамках этого документа, а также их Оружие террора неуважением к дополнительным обязательствам, принятым в ходе Об зорных Конференций ДНЯО в 1995 и 2000 годах.

Недостаточное принуждение к соблюдению Мониторинг и проверка представляют собой инструменты по созданию доверия в отношении соблюдения государствами своих обя зательств в сфере ОМУ посредством обнаружения возможных нару шений. Но помимо обращения по конкретным случаям в Совет Безо пасности ООН и действий, предпринимаемых Советом, имеется лишь небольшое количество институционных инструментов по принужде нию к соблюдению этих договоров. (Однако исполнительные органы МАГАТЭ и ОЗХО могут рассматривать возможность реагировать на выход путем прекращения оказания технического содействия или приостановления членства). Следует отметить, что отсутствует меха низм принуждения ядерных государств к соблюдению ими своих обя зательств по разоружению в соответствии с положениями ДНЯО. Как и при нарушении обязательств по нераспространению, несоблюдение с их стороны также приводит к эрозии поддержки договора.

Наблюдаются и некоторые заметные ограничители в способности ряда многосторонних режимов (Группа ядерных поставщиков, Австра лийская группа и Режим контроля за ракетными технологиями) гаран тировать в мировом масштабе соблюдение экспортного контроля, свя занного с нераспространением. В этих режимах отсутствует универсальное представительство, но количество их участников растет.

Без участия в них некоторых поставщиков чувствительных технологий возможности по принуждению к соблюдению существенно сокраща ются.

НОВЫЕ ОТВЕТЫ НА УГРОЗЫ, ИСХОДЯЩИЕ ОТ ОРУЖИЯ ТЕРРОРА Слабости и трудности традиционных основанных на сотрудни честве подходов к контролю над вооружениями и разоружению спо собствовали появлению определенного скептицизма в отношении до говорно-правовых режимов – и даже изменениям в политике – со стороны некоторых политических руководителей. Это в особенности относится к США. При выдвижении новых инициатив в сфере ОМУ они фокусировались на вопросах, касающихся конкретных стран, включая Иран, Ирак, Ливию и Северную Корею, или на предложени ях, направленных против угрозы терроризма.

Более того, подобное изменение привело к уменьшению опоры на глобальные институты и инструменты и к большему акценту на Угрозы и ответы новые походы, основанные на односторонних и многосторонних дей ствиях, включая временные «коалиции желающих» и более широкое использование мер давления с целью запугивания. Хотя некоторые меры и приветствовались с точки зрения достижения общих целей, зафиксированных в договорах по ОМУ, другие подверглись резкой критике.

Инициатива безопасности в области распространения (ИБОР) 2003 г. представляет собой новый подход, встретивший как поддержку, так и определенный скептицизм. Она была выдвинута Со единенными Штатами, собравшими коалицию государств, согласив шихся использовать свои национальные ресурсы, в том числе, при необходимости, и силу, для перехвата и захвата международных пере возок грузов, которые, как предполагается, предназначены для реали зации программ ОМУ. В настоящее время ИБОР нацелена на неопуб ликованный список «государств и негосударственных субъектов, представляющих озабоченность с точки зрения распространения».

Хотя после 2003 г. количество стран, участвующих в ИБОР, суще ственно выросло, эта инициатива также вызвала критику относительно ее соответствия международному праву, недостаточной транспарентно сти и по ряду других вопросов. Комиссия провела обсуждение этой инициативы в рамках дискуссии по контролю за передвижением грузов (см. Главу 7).

Резолюция Совета Безопасности ООН № 1540 (апрель 2004 г.) представляет собой другой пример нового подхода и является знамена тельным событием. Она в обязательном порядке требует от всех стран отказаться от любой поддержки негосударственных субъектов в приоб ретении ОМУ. Она также обязывает их принять внутреннее законода тельство по выполнению этого требования. Еще более важное значение имеет то, что Резолюция, в более широком плане, обязывает государст ва создать систему национального контроля по предотвращению рас пространения ОМУ и средств его доставки.

Принимая во внимание, что страны имеют различную историю выполнения международных обязательств по предотвращению терро ризма и распространению ОМУ, подобную резолюцию следует при ветствовать. Она призывает государства «возобновить и выполнить свои обязательства по многостороннему сотрудничеству». Тем самым, этот документ способствует укреплению фундамента традиционного сотрудничества, одновременно распространяя многие обязательства, связанные с ОМУ, на государства, не являющиеся членами соответст вующих режимов, а также ряда конвенций, направленных против тер роризма. Если Совет Безопасности сумеет предоставить необходимые организационные ресурсы для мониторинга выполнения резолюции и Оружие террора окажет помощь государствам в ее соблюдении, это позволит добиться больших успехов.

Как показано в Главе 8, Резолюция № 1540 демонстрирует по тенциал Совета Безопасности ООН в принятии решений, имеющих обязательное значение для всего мирового сообщества. Совет Безо пасности – единственный институт в мире, обладающий законным правом определять – а при необходимости, гармонизировать и допол нять – усилия по противодействию угрозам, исходящим от ОМУ, а также принуждать к их выполнению. Однако для того, чтобы такие полномочия были приняты мировым сообществом государств, приня тые решения должны выполняться не узкой группой стран, в которой доминировали бы пять великих держав, а путем проведения широких консультаций и к выгоде всех стран-членов ООН.

Контрраспространение Контрраспространение как инструмент противодействия ОМУ не является новым. В 1981 г. Израиль подверг бомбардировке ирак ский реактор Осирак с целью замедлить или приостановить реализа цию иракской программы по созданию ядерного оружия. В течение некоторого времени контрраспространение было частью политики США. Оно состоит из многих различных компонентов, включая такие заслуживающие одобрение, как программа Совместного уменьшения угрозы. Но оно также предусматривает готовность использовать воо руженную силу для предотвращения или замедления распространения ОМУ в случаях, когда это представляет собой «растущую угрозу» для Соединенных Штатов. Хотя, возможно, США предпочитают доби ваться поддержки подобному применению силы со стороны Совета Безопасности, санкция Совета не считается ими абсолютно необходи мой даже при совершении действий, которые не могут считаться са мообороной, разрешенной Статьей 51 Устава ООН.

Отдельные государства, располагающие достаточной военной мощью, способны принять решение осуществить односторонние воо руженные действия против стран, чьи арсеналы или программы ОМУ, как предполагается, представляют собой угрозу. Но совершенно иной вопрос – признание подобной акции законной и легитимной мировым сообществом государств. Случай с Ираком продемонстрировал, что большое число стран-членов ООН, включая союзников США, готовы воспринять одностороннюю военную акцию в качестве легитимной, только если она предпринята в целях самообороны в ответ на воору женное нападение, которое либо осуществляется, либо является неот вратимым. Там, где неотвратимость отсутствует, полагают они, имеет ся достаточно времени, чтобы обсудить угрозу в Совете Безопасности ООН для того, чтобы этот орган смог оценить оправданность пред ставленных свидетельств и санкционировал – или не санкциониро Угрозы и ответы вал – вооруженную акцию, либо принял решение о принятии других мер. Комиссия разделяет эти взгляды.

ТРИ ВЫВОДА ДЛЯ КОЛЛЕКТИВНЫХ ДЕЙСТВИЙ Из приведенного выше очевидно, что сокращение угрозы, исхо дящей от ОМУ, требует реализации множества параллельных и усили вающих друг друга подходов в области контроля над вооружениями, разоружения, нераспространения и борьбы с терроризмом на всех уровнях – одностороннем, двустороннем, региональном, многосторон нем и глобальном. С течением времени здесь был достигнут опреде ленный прогресс, и дальнейший прогресс вполне возможен. Недостат ки действующих правил и режимов можно легко определить, они присутствуют в сфере проверки, соблюдения и принуждения к выпол нению. Их можно – и необходимо – ликвидировать. Бреши должны быть заделаны, а нарушения – устранены. Однако это следует делать без разрушения консенсуса, благодаря которому появление этих правил и режимов стало возможным. Прежде всего, это относится к консенсу су относительно фундаментальной сделки «ядерное нераспростране ние – в обмен на ядерное разоружение». Хотя лидерство и инициативы отдельных стран, включая великие державы, могло бы внести значи тельный вклад в усилия по противодействию ОМУ, партнерами здесь являются все государства и их также необходимо вовлечь в данные уси лия. Так же, как мир и порядок внутри государства может быть наи лучшим образом обеспечен при согласии и участии граждан, – между народного прогресса в направлении мира, порядка, сокращения вооружений, включая ОМУ, можно наилучшим образом добиться по средством участия всех правительств и народов, а также сотрудничест ва между ними.

Исходя из этого, Комиссия пришла к выводу, что:

Существует необходимость в возрождении и укреплении основан ных на сотрудничестве многосторонних подходов из-за их легитимно сти и потенциальной эффективности в противодействии угрозам, исхо дящим от ОМУ.

Присутствует потребность в выработке чувства коллективной от ветственности правительств в достижении разоружения, нераспро странения и успешной борьбы с терроризмом – целей, номинально провозглашенных их официальной политикой.

Совет Безопасности в тесном контакте с членами ООН должен стать центром всемирных усилий по сокращению угроз, исходящих от нынешнего и будущего ОМУ, а также содействовать гармонизации и дополнению предпринимаемых усилий, а также принуждению к их выполнению.

ГЛАВА Ядерные вооружения Глава Ядерные вооружения До тех пор, пока хотя бы одно государство имеет ядерное оружие, другие также будут стремиться его заполучить. До тех пор, пока это оружие будет существовать, сохраняется риск, что оно однажды будет использовано, намеренно или нет. И любое его применение будет ката строфическим.

Общая угроза, создаваемая примерно 27 тысячами ядерными бое зарядами, которыми обладают Россия, США и другие ядерные государ ства–члены ДНЯО, представляет собой предмет озабоченности во всем мире. Однако общая позиция именно этих пяти стран состоит в том, что ядерное оружие, появившееся в результате первой волны распростра нения, является в какой-то степени приемлемым. А такие же вооруже ния, оказавшиеся в руках других государств, рассматриваются как представляющие опасность.

С этой точки зрения, вторая волна распространения, при которой к ядерному клубу присоединились Израиль, Индия и Пакистан, была не желательной. При этом особое беспокойство вызывает недостаток по литической стабильности в Пакистане. Однако усилия, направленные на то, чтобы эти государства обратили вспять свои программы по при меру ЮАР, постепенно ослабевали, и в настоящее время от них по большей части отказались. Поскольку ни одно из этих государств не является членом ДНЯО, их нельзя обвинить в нарушении этого Дого вора.

Третья волна распространения, созданная ядерными программами Ирака, Ливии, Северной Кореи и, возможно, Ирана, рассматривается в качестве смертельно опасной угрозы и сопровождается гораздо более сильной реакцией.

Комиссия отвергает предположение, что ядерное оружие в руках одних не является угрозой, тогда как оказавшись в распоряжении дру гих, оно представляет собой для мира смертельную опасность. Прави тельства, располагающие ядерным оружием, могут вести себя либо от ветственно, либо безответственно. Они также время от времени меняются. 27 тысяч ядерных боезарядов – не абстрактная теория. Они реально существуют в сегодняшнем мире. Бомбы, сброшенные на Хи росиму и Нагасаки, каждая из которых имела мощность менее чем килотонн в эквиваленте тринитротолуола (ТНТ), привели к гибели Ядерные вооружения тыс. чел. Боезаряд типа W-76 – стандартная ядерная боеголовка, со стоящая на вооружении американских баллистических ракет подвод ных лодок типа «Трайдент», – имеет мощность до 100 килотонн. В пе риод холодной войны Советский Союз произвел и испытал ядерный боезаряд мощностью более 50 мегатонн ТНТ.

Вопрос о том, каким образом сократить угрозу, и количество на копленных запасов ядерных вооружений, должен ставиться не менее остро, чем проблема угрозы новых вооружений в руках существующих ядерных государств, стран распространения ядерного оружия или тер рористов.

Вероятнее всего, согласие всех пяти ядерных держав, например, прекратить производство разделяющихся материалов, само по себе не предотвратит угрозу распространения, создаваемую Северной Кореей или Ираном. Тем не менее, попытки убедить потенциальные новые ядерные государства не продвигаться вперед по пути разработки ядер ного оружия, а также сохранить поддержку со стороны глобального сообщества, выступающего за нераспространение, подрываются недос таточными усилиями ядерных держав по достижению ядерного разо ружения. Объяснения обладателей ядерного оружия, что оно представ ляет собой неотъемлемый инструмент по защите их суверенитета, – не лучший способ убедить другие суверенные государства отказаться его приобретения. Сегодня самым важным шагом по возрождению нерас пространения и разоружения была бы ратификация ДВЗЯИ всеми странами, располагающими ядерным оружием.

В течение более чем шести десятилетий после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки было выдвинуто множество инициатив по кон тролю за ядерными вооружениями и их уничтожению, а также по предотвращению распространения. Эти инициативы принесли сме шанные результаты. С одной стороны, эти усилия, казалось бы, про валились. Как минимум, восемь, а возможно, и девять государств при обрели ядерное оружие. Глобальные запасы этих вооружений по прежнему огромны, и его могут приобрести новые страны, а также террористы. Но, с другой стороны, были и позитивные достижения (см. Врезку 8).

Три основных вызова, перед лицом которых стоит мир – сущест вующие вооружения, дальнейшее распространение и терроризм – взаимосвязаны между собой в политическом и практическом планах.

Чем больше имеющиеся запасы, тем выше опасность утечек и не санкционированного использования. Настоящая глава начинается с рассмотрения вопроса распространения, поскольку в последние годы оно находится на острие международных дебатов и действий. Но Ко миссия одинаково серьезно подходит ко всем трем вызовам. Прогресс и новаторские решения необходимы на всех фронтах.

Оружие террора Врезка НЕКОТОРЫЙ ПРОГРЕСС В СОКРАЩЕНИИ ЯДЕРНЫХ УГРОЗ Неприменение ядерного оружия после 1945 г. показывает наличие существенного барьера на пути его использования.

Почти все государства мира присоединились к ДНЯО, включая че тыре страны, ранее располагавшие ядерным оружием – ЮАР и три бывшие республики Советского Союза. Несмотря на несколько немаловажных исключений, государства-члены соблюдают свои обязательства не приобретать ядерного оружия.

Региональные зоны, свободные от ядерного оружия, сделали практически невозможным развертывание такого оружия во всем Южном полушарии. Согласно другим договорам, подобное раз вертывание запрещено также на морском дне, в космическом пространстве и в Антарктике.

Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах запреща ет проведение любых испытаний, кроме подземных. Хотя Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний не вступил в силу, соблюдается мораторий на проведение ядерных взрывов.

США и Россия вывели из боевого состава тысячи ядерных боеза рядов. После окончания холодной войны Великобритания значи тельно сократила свои арсеналы, а Франция отказалась от раз вертывания ядерных боезарядов на ракетах «земля-земля», а также от ядерных бомб свободного падения.

ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ Договор о нераспространении ядерного оружия ДНЯО, вступивший в силу в 1970 г., является краеугольным камнем глобального режима нераспространения. В качестве фунда ментального положения этого документа, как правило, понимается ликвидация ядерного оружия, как путем отказа неядерных стран от обладания им, так и посредством обязательства пяти ядерных держав осуществлять ядерное разоружение. Кроме того, Договор требует от стран-участниц способствовать мирному использованию ядерной энергии, поощряя обмен между собой соответствующими материала ми и технологиями. Стороны также обязались заключить соглашения о гарантиях с МАГАТЭ и поставить под национальный контроль ядерный экспорт. Только четыре государства мира (Индия, Израиль, Северная Корея и Пакистан) не являются участниками Договора. Что означает практически всеобщее участие в этом документе?

Ядерные вооружения Многие государства не испытывают потребности в обладании ядерным оружием по собственным соображениям. Ряд стран распола гает гарантиями безопасности в рамках систем союзов и посредством других мер. Одни государства оказались восприимчивыми к политиче скому и дипломатическому давлению, направленному на их отказ от ядерных программ, другие попросту не располагали техническими возможностями по его созданию. Но есть и страны, отказавшиеся от такого оружия, несмотря на то, что имели возможности его создания.

Они присоединились к Договору, поскольку рассматривали его в каче стве препятствия продолжающемуся обладанию этим самым смерто носным оружием в истории человечества.

И наоборот, когда государства видят угрозы своей безопасности (как, например, Индия, Израиль, Пакистан и ЮАР), или когда они подвергаются остракизму и риску (подобно Северной Корее, Ливии и Ирану), это оказывает серьезное воздействие на их расчеты. Впрочем, в отличие от этого, в случае Ирака усилия Саддама Хусейна по созда нию ядерного оружия могут объясняться скорее стремлением добить ся доминирования и расширить влияние Ирака в регионе, чем опасе ниями по поводу национальной безопасности.

Две основные идеи, лежащие в основе ДНЯО, по-прежнему встречают широкую международную поддержку – чем больше пальцев лежит на ядерном спусковом крючке, тем более опасным становится мир, и что нераспространение среди неядерных стран при разоружении ядерных держав приведет к более безопасному миру. Тем не менее, следует признать, что Договор стоит перед лицом ряда проблем, тре бующих серьезного внимания.

Первая из них заключается в неспособности ядерных держав достичь прогресса в области ядерного разоружения.

Вторая состоит в нарушении Договора или соглашений о гаранти ях МАГАТЭ со стороны небольшого количества стран-участниц – Ира ка, Ливии, Северной Кореи и Ирана. Их действия подрывают доверие к ДНЯО. Существуют опасения, что эффект домино может привести к тому, что еще большее количество государств будет стремиться приоб рести ядерное оружие. Хотя и необходимо рассматривать фундамен тальные проблемы проверки, соблюдения, надежности и принуждения к выполнению, следует отметить, что мир отнюдь не заполнен потенци альными фигурантами распространения и ядерными террористами. До тех пор, пока отношения между великими державами определяются сотрудничеством и региональная напряженность не нарастает, вероят нее всего, нет достаточных причин опасаться коллапса ДНЯО.

Третья проблема связана со второй. Ее иллюстрирует случай с Северной Кореей, когда положение Договора о выходе из него не оп ределяет подобное действие как серьезное событие, коим оно на са мом деле является. Оно трактуется, как процедурное. Как указывается Оружие террора в Главе 2, уведомление о выходе следует представить всем государст вам-участникам и Совету Безопасности ООН, который и должен оп ределить, является ли планируемый выход угрозой миру и рассмот реть меры, которые необходимо предпринять. Но если Совет Безопасности не отреагирует на выход, другие стороны могут впо следствии принять решение о пересмотре собственного дальнейшего участия в Договоре.

Четвертая проблема может быть охарактеризована как техническая.

Отсутствие положения о постоянно действующем секретариате, который помогал бы сторонам выполнять Договор, оказалось непрактичным.

Фактически, с точки зрения положений о выполнении, ДНЯО – наиболее слабый среди договоров по ОМУ. МАГАТЭ и его Совет управляющих не являются секретариатом Договора, а три государства депозитария – Россия, Великобритания и США – ограничены узкой задачей созыва Обзорных конференций. В ДНЯО нет положений о про ведении консультации или созыва специальных встреч стран-участниц для рассмотрения случаев возможных нарушений или выходов из До говора. Статьи ДНЯО также не регулируют вопросы его соблюдения в период между Обзорными конференциями, созываемыми раз в пять лет. Правительства Канады, Ирландии и многих других стран вносили конструктивные предложения по разрешению этого организационного дефицита. Предлагались варианты создания постоянно действующего бюро или исполнительных комитетов стран-участниц. Пока проблема не разрешена, и периодические встречи, проводимые в рамках процесса обзора договора, не смогли стать эффективной заменой необходимой институционной реформе.

Описанные выше проблемы не снижают фундаментальной цен ности Договора, но, несомненно, они питают серьезные разногласия между сторонами, что и было продемонстрировано неспособностью принять какой-либо заключительный документ по результатам Обзор ной конференции 2005 г.

По крайней мере, в настоящее время, становится все меньше ожиданий и надежд, что базовый компромисс между ядерными и не ядерными государствами приведет к параллельным и взаимоусили вающим процессам нераспространения и разоружения. Имеются серьезные основания для такого.

Эволюция договорных обязательств Переговоры по заключению ДНЯО в конце 1960-х годов были не столь просты, как это можно было предположить. Ряд неядерных го сударств высказывал критические замечания относительно дисбалан са между четкими обязательствами неядерных стран и нечеткими обе щаниями ядерных держав. Одним из результатов этого стало принятие положения, в соответствии с которым Договор заключался на период в 25 лет, и в последствии требовалось особое решение о его продлении.

Ядерные вооружения В период 1970-х и 1980-х годов неспособность ядерных держав добиться прогресса в области разоружения и остановить ядерные ис пытания привела к растущей критике со стороны неядерных госу дарств. Многие страны, и не только ближневосточные, заявили о сво ей обеспокоенности относительно того, что Израиль остается за рамками Договора, тогда как другие государства региона приняли ус ловия ДНЯО. Бессрочное продление Договора в 1995 г. не было само собой разумеющимся решением.

Хотя в 1995 г. после интенсивных переговоров стороны в конеч ном итоге согласились бессрочно продлить действие Договора, это решение было принято лишь как один из элементов целого пакета обязательств. Он включал решение о принципах и целях нераспро странения и разоружения, об укреплении обзорного процесса Догово ра и резолюцию о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ. Цели в области разоружения предусматривали заключение ДВЗЯИ, начало переговоров по проверяемому договору о запрещении производства разделяющихся материалов и дальнейшему системати ческому прогрессу по сокращению и ликвидации ядерного оружия.


Стороны показали, что вполне возможно привести к общему знамена телю их серьезные и разные индивидуальные интересы.

Обзорная конференция 2000 г. продолжила этот процесс много стороннего сотрудничества. По ее итогам был принят Заключитель ный документ, включающий «тринадцать практических шагов» в на правлении дальнейшего ядерного разоружения. Это рассматривалось как продолжение и развитие соглашений, обеспечивших бессрочное продление ДНЯО пятью годами ранее.

При проведении Обзорной конференции 2005 г. этот основанный на сотрудничестве подход не был реализован. Конференция заверши лась без принятия какого-либо заключительного документа. Ядерные державы намеренно принижали значение «тринадцати практических шагов» (см. врезку 6) и не признали их в качестве важного обязатель ства. Неспособность Всемирного саммита, состоявшегося в сентябре 2005 г., принять какое-либо заявление о разоружении и нераспростра нении была вызвана неудачей попыток сбалансировать обязательства в этих двух областях. Таким образом, возникает вопрос: что следует предпринять для реставрации ДНЯО?

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 1. Все стороны Договора о нераспространении ядерного ору жия должны возвратиться к соблюдению фундаменталь ных и сбалансированных обязательств в области нерас пространения и разоружения, которые они приняли на себя при заключении Договора и подтвердили в 1995 г. при принятии решения о его бессрочном продлении.

Оружие террора РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 2. Всем сторонам Договора о нераспространении ядерного оружия следует выполнить решение о принципах и целях нераспространения и разоружения, решение об укрепле нии обзорного процесса ДНЯО и резолюцию о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения, принятых в 1995 г. Они также должны способствовать выполнению «тринадцати практических шагов» по ядерному разоруже нию, одобренных в 2000 г.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 3. В целях повышения эффективности режима ядерного не распространения все неядерные государства-члены ДНЯО должны принять полноохватные гарантии, усиленные в соответствии с Дополнительным протоколом Междуна родного агентства по атомной энергии.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 4. Государствам-участниками Договора о нераспространении ядерного оружия необходимо образовать постоянно дейст вующий секретариат для разрешения административных вопросов, возникающих у стран-членов Договора. Этот сек ретариат организовывал бы Обзорные конференции и засе дания их Подготовительных комитетов. Он также созывал бы связанные с документом встречи по запросу большинст ва государств-участников.

Случаи несоблюдения Во введении к настоящей главе было приведено три случая на рушения и один случай возможного несоблюдения ДНЯО: Ирак, Ли вия, Северная Корея и Иран.

Первые два случая уже относятся к истории. Нарушения Ливии были обнаружены разведкой и разрешены дипломатическим путем с использованием мер давления. Нарушения со стороны Ирака были обнаружены в ходе войны 1991 г. и ликвидированы посредством при нятых после войны санкций и проведения инспекций, организован ных ООН и сопровождавшихся политическим и военным давлением.

Необходимо усвоить уроки, извлеченные из этих обоих случаев.

Возможно, было бы полезным выработать процедуры, которые авто матически вводились бы в действие в случае нарушений ДНЯО. Об щий вопрос принуждения к соблюдению рассматривается в Главе 8.

Здесь достаточно отметить, что ситуации несоблюдения могут суще ственно отличаться друг от друга, требуя и различных ответов. Интер Ядерные вооружения венция против государства – не то же самое, что нападение на отдель ного индивидуума. Нынешняя вооруженная интервенция в Ираке представляется исключительно дорогостоящей с точки зрения челове ческих жизней, страданий и уничтожения экономических ресурсов. В случае Ливии оказалась эффективной дипломатия, поддерживаемая мерами давления со стороны ООН и угрозой возможного применения силы. При будущих нарушениях ДНЯО, включая значительные нару шения обязательств по соглашениям о гарантиях, государства участники будут во все большей степени – и совершенно обоснован но – стремиться вынести эти вопросы на обсуждение Совета Безопас ности ООН. В то время, как реакция Совета будет зависеть в каждом случае от конкретных обстоятельств, неспособность дать ответ имела бы последствия, далеко выходящие за рамки Договора.

В случаях с Северной Кореей и Ираном очевидно, что особое значение имеют факторы безопасности. Во многих случаях угрозы безопасности представляли собой стимул для приобретения ядерного оружия, тогда как различного рода гарантии безопасности устраняли подобную мотивацию. Не лишено оснований предположение, что пра вительства Ливии, Ирана и Северной Кореи, зачастую находившиеся в положении изоляции, убеждали себя, что их безопасность находится под угрозой. В случае с Ираном также присутствовала вполне реаль ная угроза о стороны Ирака, вооружившегося средствами ОМУ и при менившего химическое оружие против Ирана в ходе длительной вой ны в 1980-е годы. Вполне возможно, что для таких стран стимулы по приобретению ядерного оружия могут быть устранены предложения ми по нормализации отношений и гарантиями того, что не будут пред приниматься военные интервенции и подрывные действия, направ ленные на смену режимов.

Северная Корея присоединилась к ДНЯО в 1985 г., через 10 лет после присоединения к Договору Южной Кореи. В 1992 г. после дли тельных проволочек вступило в силу соглашение о гарантиях между КНДР и МАГАТЭ, и МАГАТЭ приступило к проведению инспекций.

В том же году Северная и Южная Кореи подписали Совместную Дек ларацию о безъядерном статусе Корейского полуострова. В соответст вии с ней, стороны, помимо прочего, согласились не создавать, не ис пытывать и не приобретать ядерное оружие, а также отказаться от обладания мощностями по радиохимической переработке и по обога щению урана (такие мощности необходимы для производства ору жейного плутония и обогащенного урана).

Это произошло незадолго до того, как инспекции МАГАТЭ об наружили, что КНДР произвела больше плутония, чем сообщила об этом. Этот факт был доведен до сведения Совета управляющих Агентства, который охарактеризовал его как нарушение обязательств Оружие террора по гарантиям и передал этот вопрос на рассмотрение Совета Безопас ности. Северная Корея в ответ заявила о своем намерении выйти из ДНЯО, а Совет Безопасности ограничился принятием краткой резо люции, призывающей страны-члены ООН способствовать шагам по разрешению кризиса.

По завершении переговоров между США и Северной Кореей в 1994 г. между ними было подписано Рамочное соглашение. Согласно этому документу, КНДР заявляла о своем намерении заморозить ядер ную программу, принять инспекции МАГАТЭ, вернуться в ДНЯО, вы полнить соглашение о придании безъядерного статуса Корейскому по луострову и, в перспективе, демонтировать свои ядерные реакторы. В обмен на это США обязались профинансировать поставки двух легко водных ядерных реакторов мощностью 1000 мегаватт каждый, а также топочного мазута. Оба государства объявили о стремлении снять торго вые ограничения и продвигаться в направлении установления диплома тических отношений. США должны были предоставить формальные гарантии того, что они не будут применять ядерное оружие или угро жать его применением.

В течение длительного времени после подписания Рамочное со глашение подверглось значительной эрозии, в котором стороны обви няли друг друга. В результате в августе 2003 г. были начаты новые переговоры с участием шести государств, включая Китай, Японию, Северную Корею, Россию, Южную Корею и США. В их ходе стороны пытались вернуть прежнюю разрядку напряженности.

Однако в феврале 2005 г. Соединенные Штаты пришли к выводу, что Северная Корея создает мощности по обогащению урана на осно ве технологий, тайно полученных через международную сеть паки станского ученого А.К.Хана. Кроме того, северокорейский представи тель заявил о том, что его страна располагает ядерным оружием. Хотя это утверждение не получило независимого подтверждения, оно вполне может отражать реальное положение дел.

Комиссия надеется, что шестисторонние переговоры позволят убедить КНДР отказаться от создания ядерного оружия. Эта ситуация представляет собой опасность для региона, и поэтому совместные действия стран региона имеют особое значения для ее устранения.

Комиссия полагает, что разрешению проблемы мог бы способствовать ряд инициатив. Некоторые из них содержатся в Декларации о безъя дерном статусе Корейского полуострова 1992 г. и в Рамочном согла шении 1994 г. Почти все они продолжают оставаться в повестке дня.

Точкой отсчета могли бы стать гарантии, предоставленные Се верной Кореей, о готовности к проверяемому уничтожению всех ядерных взрывных устройств и объектов, а также материалов, связанных с выполнением военной программы. Это требует не Ядерные вооружения только возвращения в ДНЯО и его соблюдения, но и выхода за рамки Договора с целью закрытия всех объектов по обогащению урана и производству плутония посредством радиохимической переработки отработанного ядерного топлива. Потребуется так же проведение международных инспекций и мониторинга.


Поскольку КНДР может обладать химическим и биологическим оружием, от нее следует потребовать уничтожить все их запасы.

Опять-таки, это потребует проведения международных инспек ций и мониторинга.

Северокорейское правительство нуждается в гарантиях безопас ности. Оно рассматривает себя как изолированное от бывших союзных держав, в то время как Южная Корея является эконо мически процветающим государством, располагающим сильны ми союзниками.

Следует вернуть к жизни и расширить Декларацию о безъядер ном статусе, подписанную Северной и Южной Кореями в 1992 г., с тем, чтобы она охватывала все виды ОМУ. Это фактически оз начало бы создание зоны, свободной от ОМУ, функционирую щей в условиях эффективного режима инспекции и мониторин га. Как предусматривалось в документе 1992 г., на полуострове не должно быть предприятий по обогащению и радиохимиче ской переработке. Поставки ядерного топлива и утилизация от работанного топлива могли бы гарантироваться на региональном уровне, во всяком случае, в течение продолжительного периода времени.

Хотя изменение экономической и политической системы в КНДР представляется желательным, как минимум, с точки зрения прав человека, не следует пытаться добиться смены режима путем применения силы извне или осуществлением подрывных акций.

Постепенные перемены необходимо стимулировать путем тор говли и оказания помощи, что теснее привязало бы страну к со седним государствам и остальному миру.

Северной Корее следует предоставить такие же гарантии на слу чай внешнего нападения, какие содержались в Рамочном согла шении 1994 г.

Сохранение перспектив установления дипломатических отноше ний также послужило бы сигналом к прекращению изоляции КНДР и началу ее реинтеграции в мировое сообщество. В то же время Северная Корея должна соблюдать требования междуна родного права.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 5. Переговоры с Северной Кореей должны иметь целью дос тижение проверяемого соглашения, включающего, в каче Оружие террора стве принципиального компонента, ее присоединение к ДНЯО и принятие Дополнительного протокола 1997 г., а также возвращение к обязательствам, принятым в рамках Совместной Декларации 1992 г. о безъядерном статусе Ко рейского полуострова, и придание им юридически обяза тельного характера. Особое значение имеет положение о том, что Северная и Южная Кореи отказываются от обла дания ядерным оружием и мощностями по радиохимиче ской переработке и по обогащению урана. Услуги в области топливного цикла могли бы обеспечиваться посредством международных договоренностей. Соглашение должно также охватывать биологическое и химическое оружие, а также Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных ис пытаний. Это превратило бы Корейский полуостров в зону, свободную от оружия массового уничтожения.

Долговременные усилия Ирана по созданию мощностей по обо гащению урана без информирования МАГАТЭ об этой деятельности вызвали серьезные озабоченности и дискуссии. Хотя Иран неизменно заявляет, что его усилия исключительно направлены на создание соб ственного источника низкообогащенного урана для ядерной энергети ки, многие государства подозревают его в создании потенциала по производству высокообогащенного урана для ядерного оружия. Они полагают, что такую вероятность следует пресечь как можно раньше.

Свидетельства, обнаруженные МАГАТЭ, подтверждают, что Иран несколько раз нарушал соглашение о гарантиях, не сообщив о тайном приобретении технологии по обогащению урана и материалов в Пакистане через сеть поставщиков во главе с А.К.Ханом.

Франция, Германия и Великобритания при поддержке Европей ского Союза вели переговоры с Ираном в поисках договоренности, которая сохранила бы право Ирана на мирное использование ядерной энергии без создания чувствительных объектов ядерного топливного цикла, особенно, по обогащению урана и радиохимической перера ботке. ЕС, США, Россия и Китай поддерживают интенсивные контак ты в указанной области.

Комиссия надеется, что контакты высокого уровня между Ира ном, другими странами и МАГАТЭ, а также переговоры в рамках Со вета Безопасности ООН увенчаются успехом в поисках взаимоприем лемого решения. Ценные и подробные предложения о том, как двигаться вперед, были предложены влиятельными независимыми организациями, включая Международную кризисную группу. Комис сия рассматривает следующие соображения в качестве неотъемлемых компонентов возможного решения:

Ядерные вооружения Продолжение деятельности Ирана по обогащению и радиохими ческой переработке приведет к резкому обострению напряженности на Ближнем Востоке, что было бы не в интересах ни Ирана, ни какой либо другой страны. Желательно, чтобы Тегеран полностью приоста новил подобную деятельность и заморозил программу по обогаще нию на длительный период времени.

Поскольку чрезвычайно сложно подтвердить полное отсутствие запрещенной деятельности, крайне маловероятно, что МАГАТЭ когда-либо сумеет с абсолютной уверенностью заявить, что Иран или, как минимум, его ключевые правительственные органы не имеют намерения использовать мощности по обогащению в оружейных целях. В любом случае, даже если подобные намере ния никогда не существовали, они могут измениться после того, как Иран создаст полностью функционирующие предприятия по обогащению. Следовательно, вопрос о намерениях не имеет ре шающего значения.

В чувствительном регионе Ближнего Востока видение на пер спективу должно включать создание зоны, свободной от ОМУ, которую поддержали бы все государства, включая Иран и Изра иль. (Фактически, идея о создании такой зоны в регионе восхо дит к 1974 г., когда Египет и Иран впервые предложили Гене ральной Ассамблее ООН создать на Ближнем Востоке зону, свободную от ядерного оружия). Поскольку вызывает опасения наличие мощностей по обогащению и радиохимической перера ботке, подобную деятельность следует приостановить или отка заться от нее на длительный период времени, в течение которого услуги в области ядерного топливного цикла будут гарантиро ванно предоставляться извне. Создание в Иране мощностей по обогащению и радиохимической переработке создало бы допол нительные препятствия на пути к достижению общей цели. Из раиль, ощущающий себя под угрозой, исходящей от Ирана и других стран, вряд ли откажется от ядерного потенциала, кроме как в рамках мирного урегулирования. Но он все же мог бы спо собствовать смягчению напряженности таким же образом, как он просит это сделать Иран, а именно, присоединившись к Тегерану и всем другим странам региона в принятии обязательства приос тановить или отказаться от любой деятельности в области ядер ного топливного цикла в течение длительного периода времени.

Ключевым положением в дискуссиях с Ираном и в резолюциях, принятых Советом управляющих МАГАТЭ, является то, что Иран, как и все остальные государства-участники ДНЯО, имеет право, в соответствии со статьями II и IV Договора, заниматься производ ством ядерной энергии в мирных целях. Утверждения, что такое право не распространяется на национальное обогащение урана, а ограничивается лишь правом на безопасные поставки топлива для Оружие террора энергетических реакторов, юридически неверны. Было бы полез но признать, что государства-члены ДНЯО, действующие в пол ном соответствии со статьями II и IV Договора, имеют право уча ствовать во всех этапах ядерного топливного цикла. Попытки дать новую интерпретацию ДНЯО, создавая новые линии раздела ме жду теми, кто располагает ядерным топливным циклом, и кто им не обладает, вряд ли получат широкую поддержку.

Тем не менее, право на определенную деятельность не обяза тельно означает, что этим правом следует обязательно восполь зоваться. Ничто не препятствует государствам, находящимся в чувствительном регионе, подобно Ирану и другим странам Ближнего Востока (или двум корейским государствам), приоста новить от деятельности в сфере ядерного топливного цикла или отказаться от нее. Подобная деятельность может принести нега тивные последствия, а приостановление или отказ будут способ ствовать получению экономических и политических выгод.

Следовательно, важно предложить Ирану экономические и поли тические стимулы для отказа на длительный срок от любых пла нов по созданию мощностей ядерного топливного цикла на сво ей территории, даже при сохранении за ним, в принципе, права на осуществление подобной деятельности в мирных целях.

Предложения, сделанные тремя европейскими государствами, содержат такие стимулы.

Ирану, по завершении строительства двух легководных ядерных реакторов, потребуются гарантии безопасных поставок реактор ного топлива на основе низкообогащенного урана. Потребуются надежные гарантии поставок извне. Это – решаемый вопрос.

Россия предложила Ирану создать предприятие по обогащению на своей территории. Эта инициатива гарантировала бы, что бу дет производиться только низкообогащенный уран. Реализация этой инициативы послужила бы накоплению ценного опыта по созданию и эксплуатации объекта ядерного топливного цикла в одной стране, предназначенного для удовлетворения нужд друго го государства региона. Присутствует очевидная параллель с Ко рейским полуостровом, где отказ от мощностей по обогащению потребовал бы гарантий поставок ядерного топлива из других стран, например, России и Китая.

Россия согласилась принять из Ирана все отработанное ядерное топливо, освободив его, тем самым, от значительных проблем, связанных с утилизацией такого топлива, а также гарантировав, что в Иране не будет выделяться плутоний.

Вопросы безопасности имеют важное значение. Иран считает, что для него представляет угрозу американское военное присут Ядерные вооружения ствие в Ираке, Персидском заливе, Пакистане, Афганистане и ряде других государств региона. Как и в случае с Северной Ко реей, решению способствовало бы предоставление гарантий о ненападении извне. Обещания восстановить дипломатические отношения, а не изоляция, также могут рассматриваться в каче стве мер по уменьшению напряженности.

В то время как многие влиятельные правительства и средства массовой информации критикуют политический режим в Иране, в любом соглашении должен содержаться совершенно ясный от каз от смены режима путем применения военной силы извне или посредством осуществления подрывных акций. Любое подобное изменение следует оставить на усмотрение самого народа Ирана.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 6. Следует продолжать переговоры, направленные на то, чтобы побудить Иран приостановить любую чувствитель ную деятельность, связанную с ядерным топливным цик лом, ратифицировать Дополнительный протокол 1997 г. и возобновить сотрудничество с Международным агентст вом по атомной энергии с целью избежать роста напря женности и улучшить перспективы достижения общей це ли по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения. Международному сообще ству и Ирану следует укрепить взаимное доверие посред ством принятия мер, включающих: надежные гарантии поставок услуг в области ядерного топливного цикла;

приостановление или отказ от чувствительной деятельно сти в сфере ядерного топливного цикла всеми государст вами Ближнего Востока на длительный период времени;

предоставление гарантий против нападения или ведения подрывной деятельности с целью смены режима;

развитие международной торговли и инвестиций.

Гарантии безопасности За несколько дней до открытия ДНЯО для подписания в 1968 г.

Совет Безопасности ООН одобрил Резолюцию № 255, содержавшую позитивные гарантии безопасности. Согласно им, любое государство, подвергшееся нападению с применением ядерного оружия, или в от ношении которого высказываются угрозы совершения подобного напа дения, должно получить помощь. Было понятно, что неядерные госу дарства постараются заручиться дополнительными юридически обязательными гарантиями, известными как негативные гарантии безо пасности, подразумевающими отказ других государств от нападения – Оружие террора или угрозы нападения – с применением оружия, от которого они отка зались.

Поддержка этого принципа остается подавляющей и носит гло бальный характер. Каждый год после 1978 г., включая и 2005 г., Гене ральная Ассамблея ООН принимает резолюции о негативных ядерных гарантиях безопасности. В преддверии Конференции о рассмотрении и продлении ДНЯО 1995 г. все пять ядерных держав сделали заявле ния о позитивных и негативных гарантиях безопасности для неядер ных государств-членов ДНЯО. Франция, Россия, Великобритания и США гармонизировали свои негативные гарантии безопасности. Они установили одинаковые положения и условия непредоставления таких гарантий, если неядерное государство принимает участие в агрессии совместно или в союзе с ядерным государством. Китай предоставил гарантии, не сопровождаемые какими-либо условиями, и подтвердил свое обещание о неприменении первым ядерного оружия. В Резолю ции Совета Безопасности ООН № 984 (от 1995 г.) содержатся ссылки на эти заявления, перекрывающие гарантии 1968 г.

По итогам Конференции о рассмотрении и продлении ДНЯО было принято решение, что «будут рассмотрены дальнейшие шаги»

по предоставлению гарантий неядерным государствам от применения против них ядерного оружия или угрозы его использования, включая выработку юридически обязательных инструментов. Кроме того, в итоговом документе Обзорной конференции 2000 г. был отражен кон сенсус, что юридически обязательные гарантии безопасности укрепи ли бы режим ядерного нераспространения.

Комиссия согласна с тем, что ядерные государства-члены ДНЯО должны предоставить юридически обязательные гарантии безопасности неядерным странам-участницам этого Договора. Комиссия отмечает, что в рамках Конференции по разоружению (КР), в принципе, не высказыва ется возражений относительно переговоров по выработке соглашения о негативных гарантиях безопасности. Это вопрос стоит на повестке дня КР в течение многих лет. Необходимо рассмотреть в рамках КР возмож ность продвижения вперед в области проведения переговоров по заклю чению всеобщего многостороннего договора, содержащего эффективные международные гарантии неядерным государствам от применения про тив них ядерного оружия или угрозы его использования.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 7. Ядерные государства-члены Договора о нераспространении ядерного оружия должны предоставить юридически обяза тельные негативные гарантии безопасности неядерным странам-участницам Договора. Государства, не являющие ся членами ДНЯО, но обладающие ядерным оружием, должны предоставить подобные гарантии в индивидуаль ном порядке.

Ядерные вооружения Топливный цикл: контроль за производством обогащенного урана и плутония Большая часть ядерных реакторов в мире использует в качестве топлива уран, обогащенный до уровня примерно 4 %. Это топливо производится посредством технически сложного процесса, позво ляющего также осуществить обогащение до уровней, позволяющих использовать уран для создания ядерного оружия – 85 % или более.

Тем самым, технически любое предприятие по обогащению урана можно использовать как для производства реакторного топлива, так и оружейных материалов, или того и другого вместе. Это представляет собой вопрос политической воли. В настоящее время предприятия по обогащению имеются более чем у десятка стран.

Отработанное топливо, извлекаемое из реактора, содержит плуто ний, а также неиспользованный уран и различные актиниды. В настоя щее время большая часть отработанного топлива, являющегося высоко радиоактивным, попросту хранится во временных хранилищах. Но оно может быть направлено на переработку, осуществляемую посредством другого технически сложного процесса, при котором выделяются плуто ний и уран. Эти материалы можно вновь использовать в качестве свежего реакторного топлива. Если бы это делалось, количество образующихся отходов резко сократилось, а объемы энергии, получаемые из первона чально добытого урана, возросли бы примерно в сто раз. Плутоний, вы деляемый из отработанного реакторного топлива, можно использовать для производства ядерного оружия, но его изотопный состав не идеален для этой цели. Для получения оружейного плутония ядерные государства подвергают радиохимической переработке отработанное урановое топ ливо, полученное из специальных реакторов-разработчиков.

Производство высокообогащенного урана и выделение плутония рассматривается в качестве самой большой технической проблемы для любого, кто стремится к созданию ядерного оружия. Именно по этой причине международная система гарантий направлена на осуще ствление проверки отсутствия тайного производства или несанкцио нированного использования этих материалов. Также по этой причине многие государства высказывают озабоченность относительно созда ния Ираном потенциала по обогащению и северокорейских мощно стей по выделению плутония и, возможно, обогащению урана. Как упоминалось выше, предпринимаются интенсивные дипломатические усилия, направленные на то, чтобы побудить КНДР закрыть свои ра циональные ядерные объекты, а Иран – отказаться на длительное вре мя от планов по обогащению урана.

Имеется и другое опасение. Многие ожидают, что в следующие десятилетия возрастет глобальная опора на атомную энергетику из-за роста цен на нефть и газ. Кроме того, атомная энергетика становится Оружие террора более привлекательной, поскольку она не выбрасывает в атмосферу парниковые газы. Если это так, то потребление уранового топлива воз растет, что, возможно, приведет к строительству новых предприятий по обогащению. Поскольку переработка отработанного топлива позволит резко повысить производство энергии на единицу уранового топлива, может возрасти потребность и в предприятиях по переработке. Озабо ченность здесь вызывает то обстоятельство, что увеличение количества предприятий по обогащению и переработке, а также возросшие потоки разделяющихся материалов способны повысить риск опасного или не санкционированного использования этих материалов.

Предложения по топливному циклу Рост производства атомной энергии потребует времени, а суще ствующие в мире мощности по обогащению и переработке достаточ ны для удовлетворения значительно больших, чем в настоящее время, потребностей. Известно, что сегодня планы по строительству новых предприятий имеются только в Соединенных Штатах. Тем не менее, выдвигаются интересные идеи, каким образом можно обеспечить на дежные поставки ядерного топлива и увеличить количество дейст вующих реакторов без роста риска опасного или несанкционирован ного использования ядерных материалов.

В соответствии с одним из предложений, следовало бы установить на несколько лет мораторий на строительство новых предприятий по обогащению урана и радиохимической переработке. Это позволило бы выиграть время для выработки схемы многонационального контроля за всеми этими объектами, вне зависимости от того, где они расположены.

Государства, соблюдающие обязательства по нераспространению, мог ли бы в обмен на это располагать доступом к международному банку топлива и получить гарантии, что они смогут приобретать ядерное топ ливо на низкообогащенном уране по рыночным ценам. Следует до биться того, чтобы обращение в банк топлива за поставками было при влекательным, что сократило бы стимулы для государств создавать собственные предприятия по обогащению и переработке. Международ ный формат, основанный на согласованных правилах и на возможности производителей и потребителей принимать участие в формировании закупочных цен и прав, должен быть достаточно привлекателен для потребителей, чтобы убедить их отказаться от национального обогаще ния. Однако многие вопросы остаются открытыми. Например, кто бу дет принимать решения относительно того, соблюдает ли то или иное государство свои обязательства по нераспространению, и, следователь но, имеет ли она право закупать обогащенный уран?



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.