авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«ОРУЖИЕ ТЕРРОРА: Освободить мир от ядерного, биологического и химического оружия WEAPONS OF TERROR Freeing the World of Nuclear, Biological and Chemical ...»

-- [ Страница 5 ] --

СРЕДСТВА ДОСТАВКИ ОМУ Примитивное устройство, способное вызвать массовое уничтоже ние живой силы и объектов противника, становится оружием лишь то гда, когда оно может быть эффективно доставлено и применено против цели, которую стремятся уничтожить. Это можно сделать несколькими способами. Первый ядерный боеприпас был доставлен к цели тяжелы ми бомбардировщиками большой дальности. По мере того, как со вре менем ядерное оружие становилось более миниатюрным и легким, появилась возможность доставлять его к цели при помощи большего числа носителей – истребителей, ракет и беспилотных летательных ап паратов (БПЛА). Другие возможности развертывания ядерного оружия возникали по мере того, как его стали использовать в качестве мин, глу бинных бомб, артиллерийских снарядов и средств противовоздушной обороны (ПВО).

Химическое оружие доставляется к цели посредством бомб и ар тиллерийских снарядов, а также путем простой концентрации токсич ных газов над целью, как это делалось в ходе Первой мировой войны.

Биологические и химические агенты могут поражать цель путем рас пыления в воздухе или заражения систем водоснабжения. Даже мухи, птицы и грызуны представляют собой средство передачи инфекцион Средства доставки ных биологических агентов большой силы, что было продемонстри ровано Японией в годы Второй мировой войны.

В последние годы значительные национальные и международные усилия по контролю за средствами доставки ОМУ стали концентриро ваться на угрозе, создаваемой баллистическими и крылатыми ракетами, поскольку они обладают способностью доставлять подобное оружие на большие расстояния, с постоянно увеличивающейся точностью, с ко ротким периодом предупреждения и без риска для пилотов.

Имеется множество типов ракет и ракетных технологий, от кры латых ракет наземного, морского, воздушного базирования до балли стических ракет наземного и морского базирования. Ракеты часто пред ставляют собой средства доставки двойного назначения – они могут нести как обычные боезаряды, так и ОМУ. Подобное многообразие серьезно затрудняет контроль над ними. Поскольку технически трудно добиться того, чтобы ракета точно следовала по заданной траектории полета, преобладающие системы баллистических ракет большой даль ности, созданные не технологически передовыми государствами, ско рее всего, не будут использоваться для доставки обычных боеприпасов.

Все государства, разрабатывающие программы по созданию ядер ного оружия, реализуют и программы по созданию баллистических ракет. Эти программы либо осуществляются самостоятельно, либо имеет место импорт составляющих и технологий. Хотя не каждая стра на, развивающая программы по созданию баллистических ракет, стре мится к обладанию ядерным оружием, любое государство, распола гающее программами или стремлением к созданию ядерного арсенала, вероятнее всего, будет вести и разработку баллистических ракет.

Однако цель создания баллистических ракет диктует высокие требования технического и финансового характера. Крылатые ракеты, за исключением технически передовых, или беспилотные летательные аппараты могут оказаться более привлекательным оружием по срав нению с баллистическими ракетами благодаря своей низкой стоимо сти (50 – 200 тыс. долл.), легкости приобретения, большей точности и надежности. БПЛА имеют высокую стабильность при полете, что по зволяет с их помощью распылять над целью биологические или хи мические агенты. Их дальность и грузоподъемность в последние годы увеличились и, как представляется, этот процесс будет продолжаться в будущем.

Известно, что около 40 государств располагают или разрабатыва ют баллистические ракеты, но большинство из них обладают лишь сис темами малой дальности (менее 1000 – 1300 км). Менее дюжины стран располагают ракетами средней дальности (1000 – 1300 км). Помимо пяти признанных ядерных держав такими системами обладают Индия, Иран, Израиль, Пакистан и Северная Корея. Но только пять ядерных Оружие террора государств – членов ДНЯО имеют на вооружении баллистические ра кеты большой дальности (межконтинентальные ракеты – МБР).

Врезка 24.

РАЗЛИЧНЫЕ ТИПЫ СРЕДСТВ ДОСТАВКИ ВОЗДУШНОГО БАЗИРОВАНИЯ Баллистическая ракета: система, приводящаяся в движение ракет ным двигателем и следующая к цели по баллистической траектории, напоминающей полет брошенного камня.

Крылатая ракета: маневренная ракета, оснащенная реактивным дви гателем, работающим в течение всего полета, и обычно летящая на малых высотах.

Пилотируемый самолет.

Беспилотный летательный аппарат – непилотируемый самолет.

Ракета-носитель – ракета, предназначенная для вывода груза в космос в мирных целях, хотя ее также можно использовать и для доставки ОМУ.

Подходы к контролю над ракетами Ракеты представляют собой средства доставки, являвшиеся главным объектом договоров по контролю над вооружениями, заклю ченных в период холодной войны, в том числе Договоров ОСВ-1 и ОСВ-2, СНВ-1 и СНВ-2, а также Договора РСМД. В отношении ракет проще осуществлять меры проверки и уничтожение, чем в отношении ядерных боезарядов. Поэтому контроль над ними рассматривается в качестве эффективного средства по ограничению гонки ядерных воо ружений. Однако адекватный многосторонний контроль над этими средствами отсутствует.

После 1987 г. многие государства, обладающие или производящие баллистические ракеты, присоединились к Режиму контроля за ракет ными технологиями (РКРТ) – неформальному, добровольному, не осно ванному на договоре объединению, в задачу которого входит координа ция систем экспортного контроля государств-участников за ракетами и ракетными технологиями. В настоящее время РКРТ объединяет 34 го сударства. Режим располагает согласованным перечнем руководящих принципов, имеющих в качестве приложения контрольные списки. Ру ководящие принципы содержат стандарты для стран-участниц, которым должны соответствовать национальные системы лицензирования экс порта. Эти принципы непосредственно затрагивают экспорт компонен тов ракетного производства. В последние годы набор объектов РКРТ был расширен за счет включения в него дополнительных средств, спо собных доставлять к цели ОМУ – БПЛА, крылатые ракеты и ракеты носители.

В ноябре 2002 г. группа государств образовала Международный кодекс поведения против распространения баллистических ракет, полу Средства доставки чивший известность как Гаагский кодекс поведения (ГКП). Дополняя РКРТ, ГКП располагает гораздо более широким членством (по состоя нию на апрель 2006 г. насчитывалось 124 государства-участника) и ос новывается на общем согласии относительно ряда мер по укреплению доверия, включая уведомление перед запуском и другие меры транспа рентности, а также относительно стимулирования государств к отказу от разработки, испытаний и развертывания ракет.

Однако ГКП имеет очевидные недостатки, в том числе, государст ва, участвующие в нем, не декларируют свои программы. Его также следовало бы расширить, включив в его сферу деятельности крылатые ракеты и БПЛА, которые в большей степени пригодны, по сравнению с баллистическими ракетами, для доставки химического и биологическо го оружия. ГКП – это режим экспортного контроля, не являющийся обязательным для государств и не располагающий секретариатом.

Две комиссии ООН, проводившиеся в последнее время, и в кото рые вошли правительственные эксперты, изучали различные аспекты ракетной деятельности государств, а также рассматривали вопросы распространения баллистических и крылатых ракет и их технологий.

Они пришли к выводу, что эта деятельность является серьезной про блемой для поддержания международного мира и безопасности. 7 Но этим комиссиям не удалось придти к консенсусу и выработать какие либо рекомендации. Это демонстрирует деликатность проблем, связан ных с обладанием ракетными потенциалами, особенно такими из них, которые рассматриваются в качестве стратегически важных (вооружен ных как обычными боеголовками, так и ОМУ).

В 2000 – 2001 гг. рассматривалось российское предложение о соз дании Глобальной системы контроля (ГСК) за нераспространением ра кет и ракетных технологий. Однако согласия по этой инициативе дос тигнуто так и не было, и создать ГСК не удалось. В интересах контроля над вооружениями и нераспространения это предложение заслуживает, чтобы вновь вернуться к его рассмотрению. Оно включает четыре ос новные элемента: транспарентность и меры укрепления доверия;

га рантии безопасности;

позитивные стимулы (включая оказание дешевых услуг по выводу грузов на орбиту) и проведение многосторонних пере говоров относительно дальнейших шагов по контролю за распростра нением ракет и его предотвращению. В качестве первого шага Россия предложила создание многостороннего режима транспарентности, ко торый требовал бы предварительного уведомления обо всех ракетных запусках и создания совместного центра обмена данными (СЦОД) для сбора информации о таких запусках. Также предлагалось предоставить Report of the Secretary-General, “The issue of missiles in all its aspects”, A/57/229, 23 July 2002, and A/59/278, 18 August 2004.

Оружие террора позитивные гарантии безопасности государствам, отказавшимся от реализации национальных ракетных программ.

Хотя в Преамбуле ДНЯО и упоминается в качестве цели ликвида ция как ядерного оружия, так и «средств его доставки», многосторон ний договор, требующий ракетного разоружения – отсутствует. Вместо этого инициативы в данной области были направлены на отдельные страны. Усилия по уничтожению в ряде стран арсеналов баллистиче ских ракет средней и большой дальности и связанной с ними инфра структуры (в Ливии, на Украине и в ЮАР) имеют ряд общих характе ристик. Ракеты уничтожались в рамках более широкого спектра мер, способствовавших интеграции этих стран в международное сообщест во. В случае Украины внешние доноры взяли на себя значительную до лю затрат на ликвидацию ракет и реабилитацию ракетных баз. В случае Ирака программа по созданию ракет средней дальности была уничто жена в результате поражения иракских вооруженных сил в войне про тив сил коалиции, создание которой было санкционировано ООН.

РЕКОМЕНДАЦИИ КОМИССИИ ПО ОМУ 43. Государства – участники РКРТ должны предпринять но вые усилия по более эффективному выполнению правил экспортного контроля и его расширению на все материа лы и технологии, имеющие отношение к ракетам. Страны, подписавшие Гаагский кодекс поведения, должны расши рить его применение путем включения в него крылатых ракет и беспилотных летательных аппаратов. Этим госу дарствам следует создать многосторонний центр обмена данными на базе российско-американской инициативы по обмену информацией о ракетных запусках, поступающей от системы раннего предупреждения. Региональные и ме ждународные меры в области нераспространения должны включать обмен информацией, предварительное уведом ление о запусках, ограничения или запрет в отношении конкретных компонентов и потенциалов.

ПРОТИВОРАКЕТНАЯ ОБОРОНА События, происшедшие в последние годы, способствовали в ряде стран росту поддержки идеи по созданию системы обороны против ра кет. Эти события включали произведенный Северной Кореей в 1998 г.

испытательный запуск ракеты, траектория которой прошла над Япони ей;

продолжающиеся ракетные испытания на Ближнем Востоке (Ира ном и Израилем) и в Южной Азии (Индией и Пакистаном);

а также создание ракетных систем ядерными государствами – членами ДНЯО.

Хотя сторонники противоракетного «щита» указывают на конкретные Средства доставки угрозы, исходящие от ракет, способных доставлять ОМУ, есть опреде ленный риск, что создание таких систем может спровоцировать деста билизирующий импульс захватывающей космическое пространство гонке оборонительных и наступательных вооружений в области созда ния ракет и противоракетной обороны.

Например, развертывание противоракетной обороны (ПРО) одним государством в каком-либо регионе спровоцировало бы его региональ ного противника наращивать свой ракетный арсенал или разрабатывать ракеты, способные преодоле6вать систему ПРО. Подобная логика ле жала в основе Договора по ПРО, который в течение многих лет запре щал Советскому Союзу (впоследствии России) и Соединенным Штатам развертывать стратегические системы ПРО. Системы противоракетной обороны также не являются полностью оборонительными – радары, системы наблюдения и даже перехватчики могут использоваться и в наступательных военных целях. Сегодня, когда государства серьезно обеспокоены глобальной террористической угрозой, расходование ги гантских ресурсов на создание ПРО все шире критикуется как бес смысленная трата средств, поскольку террористы, помимо ракет, распо лагают многими возможностями по развертыванию ОМУ.

В то же время вызывает беспокойство выход Соединенных Шта тов в июне 2002 г. из Договора по ПРО, создание ими эшелонированной системы ПРО, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, осуществляемые в США и других странах, которые могут при вести к испытаниям и развертыванию оружия в космосе. Кроме того, озабоченность вызывает то, что в течение многих лет Конференция по разоружению не способна договориться о начале переговоров по выра ботке документа, предотвращающего гонку вооружений в космическом пространстве.

Недостаток международного консенсуса относительно путей про движения вперед в противодействии этим угрозам иллюстрируется следующим фактом. В докладе первой комиссии ООН по проблемам ракет отмечалось, что ее участники имели различные взгляды на «воз действие систем ПРО на контроль над вооружениями и разоружение;

последствия создания ПРО и сотрудничества в этой области для даль нейшего распространения и совершенствования ракет;

воздействие ПРО на вывод оружия в космос;

и роль ПРО в нейтрализации растущей уязвимости для ракетных угроз и атак». Следует рассматривать несколько вариантов архитектуры ПРО, способные привести к различным последствиям. Более ограниченные ПРО («театра военных действий») уже существуют. Предполагается дальнейшее развитие сотрудничества в данной области, например, в A/57/229, paragraph 70, p. 19.

Оружие террора рамках систем «Пэтриот», программы MEAD9 НАТО и системы ПВО средней дальности «земля-воздух». Системы ПРО предназначены для обнаружения атакующих ракет, их отслеживания, в том числе, при не обходимости, разделяющихся головных частей, распознавания ложных боеголовок и уничтожения ракеты и/или боеголовки. Подобные требо вания представляют собой трудноразрешимую задачу с технической, военной и финансовой точек зрения и, как правило, требуют разверты вания компонентов наземного, морского, воздушного и космического базирования.

После выхода из Договора по ПРО в 2002 г. Соединенные Штаты приступили к осуществлению первой фазы реализации своей програм мы ПРО, предусматривающей развертывание на Аляске и в Калифор нии наземных перехватчиков, способных поразить цели на среднем участке траектории. Рассматриваются также два типа ПРО, предназна ченные для поражения целей на начальном, разгонном участке траекто рии полета ракеты. К ним относятся лазеры морского и авиационного базирования. Привлекательность перехвата ракеты на начальном участ ке траектории состоит в том, что ее легко обнаружить по четкому вы бросу горячего пламени и нет необходимости распознавать настоящую боеголовку в окружении ложных целей. Но такой вариант сопровожда ется и рядом недостатков. В особенности, для перехвата ракеты в тече ние первых пяти-восьми минут полета требуется автоматическое при нятие решения о перехвате, либо полномочия по принятию подобного решения следует передать командирам на поле боя. Каждый из таких вариантов сопряжен с высоким риском случайного или иного запуска перехватчика, который может привести к необратимым последствиям.

Нынешний военный бюджет США предусматривает параллель ные действия по созданию наземного и космического перехвата. Кос мическое пространство, часто называемое в официальных американ ских заявлениях как «безусловно господствующая высота», предоставляет возможности не только для ПРО, но и для широкого спектра взаимосвязанных задач гражданского и военного назначения.

Конгресс США с неохотой выделяет средства, запрашиваемые админи страцией, что замедляет прогресс в данной области. Однако это пока не привело к отказу от идеи космического перехвата. В мире растут опасе ния, что действия США по созданию ПРО могут увеличить ядерную угрозу и подорвать международную безопасность. Потенциальная цен ность систем ПРО непропорциональна рискам, которые они создает для международного сообщества, включая государства, располагающие подобными системами.

MEAD – от англ. Medium Extended Air Defence, расширенная ПВО сред ней дальности.

Средства доставки РЕКОМЕНДАЦИИ КОМИССИИ ПО ОМУ 44. Государствам не следует рассматривать развертывание или перспективу развертывания любых типов систем ПРО без предварительных попыток проведения перегово ров о ликвидации ракетной угрозы. Если переговоры за кончатся неудачей, развертывание таких систем должно сопровождаться программами сотрудничества в сфере их разработок и мерами по укреплению доверия, с тем чтобы сократить риск негативных последствий для мирового со общества и международной безопасности, включая риск провоцирования или углубления гонки вооружений.

ВЫВОД ОРУЖИЯ В КОСМОС В настоящее время мир полагается на космические технологии, как в области безопасности, так и в других сферах, например, метеоро логии, мониторинга окружающей среды, предотвращения природных катастроф, телекоммуникации, образования, шоу-бизнеса и наблюде ния. Хотя космическое пространство пока свободно от оружия, оно уже милитаризовано. Там развернуты технические средства поддержки вооруженных сил, что соответствует понятию «революции в военном деле». Подходы к безопасности в космосе еще более осложняются, по скольку коммерческие системы могут иметь стратегическое значение, обладать ценностью с точки зрения безопасности, контроля над воору жениями (осуществляя мониторинг, проверку и являясь элементом ук репления доверия). Кроме того, коммерческие космические системы часто используются в военных целях.

Врезка 25:

ТРИ ТИПА ОРУЖИЯ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В КОСМОСЕ И ИЗ КОСМОСА Ударные космические системы (в прошлом включали советские час тично-орбитальные ракеты) могут быть основаны на принципе прямой передачи энергии, в частности, лазеры, или использовать кинетическую энергию, когда уничтожение обеспечивается за счет массы космическо го перехватчика и скорости его движения. Т.н. кинетическое оружие может быть оснащено обычной взрывчаткой для увеличения мощности поражения.

Противоспутниковые системы предназначены для вывода из строя или уничтожения искусственных спутников Земли.

ПРО космического базирования – лазеры, кинетическое оружие и оснащенные средствами поражения перехватчики – предназначено для уничтожения баллистических ракет как на разгонном, так и на среднем участках их траектории полета.

Оружие террора Существует две широкие категории военных систем: средства поддержки вооруженных сил (системы боевого управления и связи, сенсоры, средства определения целей и наблюдения), а также системы, созданные для применения силы, которые в космическом пространстве подразделяются на (1) ударные космические средства;

(2) противоспут никовые системы (ПСС);

(3) системы ПРО (см. Врезку 25).

Опасности, связанные с ОМУ Создание вооружений, предназначенных для удара по военным спутникам, используемых для мониторинга ракетных запусков и в це лях обеспечения соблюдения договоров по контролю над вооружения ми и разоружению, представляет собой серьезную опасность для меж дународного мира и безопасности. Нанесение удара по спутникам раннего предупреждения может рассматриваться в качестве первого шага к ядерной войне. Приобретение каким-либо одним государством такого оружия может спровоцировать другие последовать его примеру, что приведет к новой гонке вооружений. Некоторые страны стали бы опять стремиться к созданию нового поколения ядерного оружия для использования в космическом пространстве.

Космическое агентство США, НАСА, оценивает, что в настоящее время на орбите находится около 11 тыс. космических обломков разме ром более 10 см.10 Был разработан проект руководящих принципов по принятию добровольных мер по борьбе с космическим мусором, пред назначенный для одобрения Комитетом ООН по мирному использова нию космического пространства. Но его пока еще предстоит рассмот реть, одобрить и заставить государства его выполнять. В последние годы растут опасения, что исследования, разработки и развертывание оружия в космосе может значительно увеличить количество такого му сора, что создало бы новые угрозы для спутников связи и наблюдения как гражданского, так и военного назначения. Однако эксперты по прежнему продолжают обсуждать масштабы и остроту сложившейся ситуации.

Нынешний статус режима безопасности космического пространства Развертывание ядерного оружия, другого вида ОМУ в космосе или на орбите запрещено Договором о мирном использовании косми ческого пространства 1967 г. Однако ядерные боезаряды или перехват чики ПРО, запускаемые с Земли, не запрещены, так же как и суборби тальные полеты через космос ядерных боезарядов и баллистических ракет.

NASA, Orbital Degree Program Office, http://www.orbitaldebris.jsc.nasa.gov.

Средства доставки Существует ряд международных договоров и инструментов, ре гулирующих деятельность в космосе, но они не охватывают риски, создаваемые космическими вооружениями или системами ПРО. В частности, хотя ряд соглашений запрещает или ограничивает развер тывание вооружений и применение силы в космическом пространст ве, эти положения не являются всеобъемлющими. Более того, ни один из действующих правовых инструментов безоговорочно не запрещает проведение в космическом пространстве испытаний, развертывание или применение оружия, за исключением ядерного, химического и биологического. Шагом в правильном направлении стало заявление президента Путина, сделанное им во время выступления на Генераль ной Ассамблее ООН 25 сентября 2003 г.. Он отметил, что Россия при нимает «обязательство не быть первой в развертывании ударных на ступательных вооружений в космосе».

Хотя основные космические державы являются участницами До говора 1967 г., этот документ пока не располагает универсальным членством (в апреле 2006 г. он насчитывал 98 стран-участниц). В 2007 г. Договор будет отмечать 40-летний юбилей. Это хороший по вод, чтобы сделать обзор данного документа. Поскольку все государ ства крайне заинтересованы в сохранении космоса для мирного ис пользования, необходимо привлечь к участию в Договоре 1967 г. даже те страны, которые не намерены развивать собственный военно космический потенциал и приобретать возможности по выводу грузов на орбиту. Это укрепило бы режим и способствовало вовлечению всех стран в защиту космического пространства в качестве общего ресурса для мирного развития и укрепления глобальной безопасности.

Принимая во внимание двойное назначение космической дея тельности, Комиссия сожалеет, что регулирование режима мирного использования космоса, включая деятельность Комитета Генеральной Ассамблеи ООН по мирному использованию космического простран ства, отделено от принятия решений в военной сфере и программ раз вития вооружений. Слишком узкий общий формат не позволяет выра ботать последовательный подход к ответу на будущие вызовы безопасности космического пространства, например, создание кодекса поведения и коллективного подхода к удалению космического мусора, а также договоренности о предварительном уведомлении о запусках.

Следует укрепить и возродить институты, занимающиеся решением всех вопросов, связанных с космосом. Необходимо либо пересмотреть мандат действующих форумов, либо создать новый форум по обсуж дению безопасности космического пространства во всех ее аспектах.

Оружие террора РЕКОМЕНДАЦИИ КОМИССИИ ПО ОМУ 45. Необходимо, чтобы все государства отказались от развер тывания оружия в космосе. Они должны способствовать участию всех стран в Договоре 1967 г. и расширению его охвата путем принятия протокола, запрещающего развер тывания в космосе любого оружия. До заключения этого протокола им следует воздерживаться от деятельности, не соответствующей его задачам, включая проведение испы таний против любых космических объектов, или целей на земле с использованием космических платформ. Государ ствам требуется адаптировать международные режимы и институты, предназначенные для решения связанных с космосом проблем, с тем, чтобы их военные и гражданские аспекты решались в едином контексте. Государствам не обходимо созвать заседание группы экспертов для выра ботки вариантов мониторинга и проверки различных эле ментов режима поддержания безопасности в космическом пространстве, а также кодекса поведения, имеющего це лью, помимо прочего, запретить проведение испытаний и развертывание космических вооружений.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 46. В 2007, в год 40-летия Договора 1967 г., следует провести Об зорную конференцию по этому документу, в ходе которой было бы полезно обсудить укрепление договора и расшире ние его охвата. Необходимо назначить Специального коор динатора, который способствовал бы ратификации доку мента новыми странами и поддерживал контакты с государствами, не участвующими в документе, относитель но путей укрепления международно-правового режима обеспечения безопасности в космическом пространстве.

ГЛАВА ЭКСПОРТНЫЙ КОНТРОЛЬ, МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОМОЩЬ И НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ Глава ЭКСПОРТНЫЙ КОНТРОЛЬ, МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОМОЩЬ И НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В настоящей главе Комиссия рассматривает три сферы деятель ности, связанные со всеми разновидностями ОМУ: усовершенствова ние контроля за поставками, рост международной помощи на нужды нераспространения и разоружения, и расширение участия обществен ности в деятельности, направленной против ОМУ.

ЭКСПОРТНЫЙ КОНТРОЛЬ И ДРУГИЕ ВИДЫ КОНТРОЛЯ ЗА ПЕРЕМЕЩЕНИЕМ ТОВАРОВ Государства используют экспортный контроль для различных це лей, и контроль над ОМУ не является исключением. Экспортный кон троль включает в себя сбор информации, необходимой государствам для определения того, кто что покупает. Тем самым, он помогает прави тельствам оценить риск, связанный с экспортом того или иного товара.

Такие оценки способствуют тому, чтобы государства предотвращали экспорт товаров, которые могли бы быть использованы другими госу дарствами или группировками для создания ОМУ или его средств дос тавки. Это обеспечило бы соблюдение международно-правовых обяза тельств в области нераспространения. Лицензии на экспорт выдаются перед отправлением груза, а не на границе. Применяются и другие ме тоды контроля после того, как экспорт осуществлен. Посредством осу ществления согласованных визитов и инспекций государства получают возможность убедиться в том, что конечное использование экспортных продуктов соответствует заявленным целям. Этот вид контроля имеет растущее значение, поскольку многие нелегальные поставки проводят ся через посредников, что проявилось на примере нелегальной межкон тинентальной сети поставок ядерных материалов и технологий, орга низованной пакистанским ученым А.К.Ханом.

Подобные аналитические и превентивные функции экспортного контроля делают его ценным элементом общих усилий по противо действию распространению ОМУ. Поскольку экспортный контроль действует в отношении делового сообщества, он является одной из немногих связующих нитей между частным сектором и контролем Экспортный контроль над вооружениями. Эффективные органы экспортного контроля выра батывают и реализуют методы проведения систематического диалога с промышленностью, в ходе которого осуществляется полезный об мен информацией по противодействию распространению.

В 1990-е годы ряд ведущих стран мира, располагающих потен циалом экспорта товаров, связанных с ОМУ, расширил совместные усилия по созданию или возрождению неформальных стандартов экс портного контроля, особенно, в сфере продукции двойного назначе ния, которую можно использовать как в военных, так и в гражданских целях. В настоящее время (по состоянию на апрель 2006 г.) в много сторонних режимах участвует все большее количество государств: в Австралийской группе (39 государств плюс Еврокомиссия), в Режиме контроля за ракетными технологиями (34 страны), в Группе ядерных поставщиков (45 государств), Комитете Цангера (35) и Вассенаарских соглашениях по экспортному контролю за обычными вооружениями и товарами и технологиями двойного назначения (40). Их число про должает возрастать.

Однако со временем ограниченное членство в этих режимах приводит к эрозии их легитимности и эффективности. В течение дли тельного времени критики утверждали, что они представляют собой эксклюзивные клубы или картели, не имеющие права диктовать гло бальные стандарты остальному миру. Режимы, располагающие огра ниченным числом членов, подрывает и то обстоятельство, что в них не входит растущее количество производителей чувствительных тех нологий. Это увеличивает риск того, что нелегальные импортеры мо гут просто вести дела с поставщиками, предлагающими товары, в от ношении которых осуществляется наиболее слабый контроль.

Для оказания помощи МАГАТЭ и ОЗХО в осуществлении ими контрольных функций необходимо укреплять неформальные отноше ния между режимами экспортного контроля и этими организациями.

Резолюция Совета Безопасности ООН № 1540 требует от всех стран создать эффективные системы национального экспортного кон троля и контроля за транзитом в сфере ядерного, химического и биоло гического оружия, его средств доставки и связанных с ним материала ми. Этот контроль должен иметь правовую базу и быть достаточно эффективным в отношении экспорта, транзита, перевалки грузов и ре экспорта. Резолюция требует от государств создать и ужесточить уго ловные и административные наказания за нарушения законов и правил в данной области. Выполнение Резолюции № 1540 должно быть на правлено на противодействие угрозам распространения и, при этом, способствовать, а не чинить препятствия законной торговле.

Перемены на международных рынках и в способах передачи тех нологий создают новые вызовы традиционными системам экспортного Оружие террора контроля. Появление гораздо более широкого спектра товаров и техно логий двойного назначения требует ужесточения контроля за конечным потреблением. Кроме того, глобальное промышленное сотрудничество в области продукции двойного назначения делает необходимым созда ние эффективного контроля за неосязаемыми передачами технологий, не предусматривающих физических поставок. Наличие тайных сетей закупок и потенциальные угрозы, исходящие от персонала специализи рованных компаний и научно-исследовательских центров, также выну ждают правительства устанавливать контроль за внутригосударствен ной торговлей товарами, имеющими отношение к ОМУ.

Взятые вместе, эти перемены требуют выработки более широкой перспективы того, каким образом перейти от экспортного контроля, основанного на создании барьеров для экспорта, к системе, учитываю щей все аспекты потенциально опасных видов собственности в отно шении товаров, связанных с ОМУ, и их циркулирования (как внутри государств, так и между ними). При этом такая система должна стать более всеохватной и быть в большей степени, чем ранее, основанной на сотрудничестве. Необходимо, чтобы осуществлялось постоянное со трудничество с частным сектором. Поставки, чувствительные с точки зрения распространения, следует оценивать на базе универсально со гласованных критериев, вне зависимости от места нахождения конеч ного потребителя. Консультации по выработке вариантов такой систе мы могли бы начаться на неформальном экспертном уровне, включающем представителей правительств, международных организа ций и промышленности. На первоначальном этапе подобная система могла бы создаваться в рамках региональных экономических организа ций, например, Европейского Союза, которые уже располагают меха низмами взаимодействия и диалога с промышленностью.

Контроль за перемещением товаров Трудности предотвращения деятельности, связанной с распро странением, и маскирующейся под законную коммерцию, побудили Соединенные Штаты в мае 2003 г. выдвинуть Инициативу безопасно сти в области распространения (ИБОР), нацеленную на перехват и за хват незаконных поставок на стадии транспортировки. К сентябрю 2003 г. США удалось собрать коалицию, состоящую еще из 10 стран (Австралия, Франция, Германия, Италия, Япония, Нидерланды, Поль ша, Португалия, Испания и Великобритания), поддержавших Заявление о принципах перехвата. После этого к инициативе присоединились но вые государства, включая всех членов ЕС и Г8.

Охарактеризованная одним из своих архитекторов как «деятель ность», а не «основанная на договорах бюрократия», ИБОР поощряет большее международное сотрудничество в осуществлении перехва тов, включая участие в серии совместных маневров, организованных в Экспортный контроль различных регионах. Государства-участники подчеркивают, что дея тельность по перехвату будет осуществляться способами, соответст вующими международному праву.

Однако представляется затруднительным и, возможно, прежде временным оценивать полезность ИБОР, поскольку до сих пор имеется слишком мало доступной общественности конкретной информации относительно ее деятельности, за исключением пресс-релизов о прове дении учений по перехвату и официальных утверждений, что эта ини циатива – большой успех. Хотя ее и поддержало большое количество стран, ИБОР также вызвала опасения у критиков, отдающих предпоч тение более многостороннему подходу, теснее связанному с договорно правовыми режимами и Советом Безопасности ООН.

Создание ИБОР впервые продемонстрировало, что государства и международные организации приступили к сотрудничеству в повыше нии безопасности всей цепочки поставок в рамках международной тор говли. В последние годы также предпринимались усилия, направлен ные на создание системы контроля за тысячами крупных морских контейнеров, ежедневно перемещающимися по всему миру. Эти усилия привели к выработке новых возможностей и методов сотрудничества в сфере проведения экспортных инспекций (в целях принуждения к со блюдению экспортного контроля) и инспекций импортируемых грузов (для сокращения угрозы), а также в осуществлении контроля товаров и частных лиц на границах. Ведутся работы над созданием технологий с целью, насколько возможно, уменьшить неудобства, сопровождающие этот процесс. Всемирная таможенная организация также работает над обеспечением безопасности и защиты международной цепочки торго вых поставок от использования ее в террористических целях и других преступных целях.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 47. Все государства должны осуществлять аудит деятельности своих органов, принуждающих к соблюдению экспортного контроля (таможни, полиции, служб береговой охраны и вооруженных сил) с целью обеспечить, чтобы они эффек тивно выполняли свои функции. Государствам следует стремиться к созданию универсальной системы экспортно го контроля, основанной на гармонизированных стандар тах, более высокой транспарентности, и обеспечить прак тическую поддержку ее реализации. Участники пяти режимов экспортного контроля должны работать над рас ширением состава государств-членов и повысить эффек тивность выполнения задач режимов с учетом нынешних вызовов безопасности без подрыва легитимной торговли и экономического развития.

Оружие террора МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОМОЩЬ НА НУЖДЫ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ И РАЗОРУЖЕНИЯ С начала 1990-х годов наблюдалось быстрое развитие практиче ских шагов с целью способствовать разоружению, нераспростране нию и борьбе с терроризмом. Эти шаги часто реализовывались в од ной стране совместно несколькими партнерами, включая государства, международные организации, местные и региональные власти, непра вительственные организации (НПО) и частный сектор. Наиболее ам бициозной программой такого рода является Глобальное партнерство против распространения оружия и материалов массового уничтоже ния, решение о создании которого было принято на встрече глав госу дарств и правительств стран «большой восьмерки», состоявшейся в июне 2002 г. в Кананаскисе (Канада).

Имеется три типа международной помощи на нужды нераспро странения и разоружения (МПНР): содействие утилизации и уничто жению систем вооружений;

создание систем охраны вооружений и оружейных материалов;

и проекты по демилитаризации.

Деятельность в данной области включает предоставление техни ческой помощи, подготовку персонала, поставки оборудования и фи нансирование проектов. Целями МПНР является не только предотвра щение попадания опасных материалов в руки террористов и тех, кто занимается распространением ОМУ, но и выполнение других задач в сфере обеспечения военной и невоенной безопасности, в том числе ох раны окружающей среды и ядерной безопасности. МПНР способствует укреплению доверия и солидарности между государствами и вовлекает их в отношения безопасности, основанные на сотрудничестве. К на стоящему времени Россия получила львиную долю МПНР, и данная ситуация сохранится в обозримом будущем.

Одним из проектов, заслуживающим особого внимания, является программа по ликвидации производства оружейного плутония (ЛПОП). В ее рамках запланировано закрытие остающихся реакторов по производству плутония в России, где первоначально производился плутоний для ядерного оружия, и одновременно, эти же реакторы вы рабатывали электроэнергию для соответствующих населенных пунк тов. После закрытия эти объекты подлежат мониторингу в соответст вии с положениями российско-американского соглашения по плутоний-производящим реакторам.

Завершение программы ЛПОП будет способствовать достижению двух ключевых целей. Во-первых, уничтожение объектов, созданных с целью производства плутония для ядерного оружия, стало бы редким случаем необратимого сокращения ядерными государствами своего Экспортный контроль ядерного потенциала.11 Во-вторых, программа ЛПОП наряду с систе мой мониторинга в рамках российско-американского соглашения по реакторам внесла бы важный вклад в выработку проверяемых гарантий того, что ядерные государства более не производят расщепляющиеся материалы в военных целях. Это в значительной степени способствова ло бы заключению договора о запрещении производства расщепляю щихся материалов и, одновременно, остановило бы производство большого количества оружейного плутония.

В биологической области МПНР предоставляет возможности для сотрудничества по сокращению угроз, исходящих от бывших оружей ных программ в данной области, а также от нынешнего и будущего со стояния соответствующих объектов. Проекты по биобезопасности сле дует развивать и финансировать в рамках Глобального партнерства.

Финансовая поддержка должна оказываться всем странам, работающим с опасными патогенами или токсинами.

Имеется возможность оказывать МПНР и другим государствам, помимо России. В частности, и в других странах необходимо создание физической защиты чувствительных материалов и предотвращение опасного использования научной и инженерной экспертизы. Более высокая транспарентность и участие в международном процессе де милитаризации отвечало бы интересам безопасности государств, от казавшихся от реализации программ ОМУ, и их соседей.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 48. Глобальное партнерство Г8 должно расширить охват со действия в области нераспространения как географиче ски, так и функционально. «Большой восьмерке» следует гарантировать полное финансирование программы по ли квидации производства оружейного плутония (ЛПОП). От потенциальных доноров требуется рассмотреть, каким об разом при оказании технического содействия, осуществле нии подготовки кадров, поставок оборудования и финан сирования учитывались бы задачи оказания помощи государствам всего мира в выполнении ими Резолюции Совета Безопасности ООН № 1540.

Франция также закрыла свои военные предприятия по производству плу тония и приступила к их демонтажу.

Оружие террора РОЛЬ БИЗНЕСА, ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО СООБЩЕСТВА, ДОБРОВОЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ И ОБЩЕСТВЕННОСТИ Принятие национальных решений в сфере ОМУ должно носить транспарентный и демократический характер и не может быть монопо лизировано «жрецами безопасности». Тот, кто стремится к ликвидации такого оружия, естественным образом заинтересован в участии в этих дебатах неправительственных структур, поскольку общественность часто осуществляет давление в пользу контроля над вооружениями и сдержанности.

Однако имеются и практические причины пересмотреть нынеш нее состояние взаимодействия различных структур (государственных, корпоративных и общественных) в данной сфере. В конечном итоге, налогоплательщики оплатили создание всех существующих видов ОМУ, и им придется нести расходы по их безопасному уничтожению.

Настоящий раздел посвящен конкретным аспектам роли корпо раций, гражданского общества и частных лиц в решении проблем ОМУ, которые не получили освещения в других разделах доклада.

Ответственность компаний и бизнеса Частному бизнесу необходимо участвовать в создании и выпол нении ответственного контроля за осязаемым и неосязаемым экспор том. Ни одна законная компания не хотела бы иметь репутацию неле гального поставщика товаров и технологий, связанных с ОМУ. Это относится не только к производителям, но и к другим членам бизнес сообщества, включая перевозчиков, страховщиков, банковские струк туры, специалистов по маркетингу, юристов и представителей других профессий. Следует мобилизовать их поддержку в не менее значи тельных международных масштабах по сравнению с тем размахом, который приобрела незаконная торговля.

Правительствам и международным организациям, в мандат ко торых входит обеспечение безопасности и деятельность в области промышленности и торговли, было бы полезно организовать диалог с соответствующими отраслями бизнеса. Подобное взаимодействие не обходимо для того, чтобы гарантировать, что бизнес надлежащим об разом проинформирован о выработке обязательств в относящейся к его деятельности сфере, связанной с технологиями ОМУ и контролем над ними. Кроме того, требуется обеспечить его поддержку в выпол нении этих обязательств и пригласить его принять участие в их разра ботке. Это относится к технологиям двойного назначения, правилам безопасности, контртеррористическим мерам, обеспечению безопас ности на транспорте и другим областям. Следует поощрять бизнес, имеющий отношение к ОМУ, к установлению постоянно действую Экспортный контроль щих связей на национальном, региональном и отраслевом уровнях с целью оказания содействия друг другу в выработке более высоких стандартов и норм, основанных на наилучшей практике в своей от расли. Помимо прочего, это способствовало бы и выполнению Резо люции Совета Безопасности № 1540.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 49. Компании, вовлеченные в деятельность, имеющую отно шение к оружию массового уничтожения, располагают по тенциалом и ответственностью по предотвращению рас пространения такого оружия. Они также заинтересованы показать, что выполняют свои обязательства, включая полное соблюдение национальных и международных норм, а также обеспечить транспарентность для общественно сти. Профсоюзные объединения должны способствовать достижению этих целей.

Ответственность ученых: кодексы поведения Кодексы поведения и наилучшая практика ученых могут оказать большое влияние на противодействие нынешним и будущим угрозам, исходящим от материалов, технологий и экспертизы, связанных с ОМУ.

Подобные кодексы представляют собой средство по разрешению про блемы товаров и технологий двойного назначения, особенно, в биоло гической области, принимая во внимание научно-технический прогресс и постоянные опасения, что работы в сфере биообороны могут служить прикрытием для реализации тайных программ по созданию биологиче ского оружия.

Особое значение имеет растущее личное понимание учеными то го, каким образом результаты научных исследований могут использо ваться ненадлежащим образом. Следует укреплять культуру интеграции и ответственности посредством осуществления научного руководства, экспертных обзоров, рецензирования перед публикациями и других механизмов. Рассмотрение и обсуждение этических вопросов помогло бы ученым определить, когда та или иная деятельность не соответству ет международно-правовым обязательствам государства и, следова тельно, ее следует приостановить, замедлить ее реализацию или видо изменить в зависимости от результатов ее окончательного анализа.

Кодексы поведения требуются для того, чтобы выработать руко водящие принципы для ученых, экспертиза которых могла бы быть использована в деятельности, связанной с ОМУ. Подготовку, оценку и обзор реализации таких кодексов полезно было бы осуществить в хо де проведения национальных и международных форумов. Этот во прос находится на рассмотрении в рамках параллельных процессов, реализуемых под эгидой Международного комитета Красного Креста и ЮНЕСКО. Кроме того, в настоящее время такая работа ведется на Оружие террора международном уровне, например, государствами-участниками КБТО и Международным союзом чистой и прикладной химии.

Промышленность могла бы разработать полезные кодексы наи лучшей практики для частных лиц. Возможно их моделирование на основе контроля за биобезопасностью, используемого фармацевтиче ской промышленностью. Он известен как «хорошая производственная практика» и «хорошие микробиологические методы».

РЕКОМЕНДАЦИИ КОМИССИИ ОМУ 50. Государства, международные организации и профессио нальные ассоциации должны поощрять соответствующие академические и промышленные объединения принимать и эффективно выполнять кодексы поведения и наилуч шей практики при проведении научных исследований в областях, связанных с оружием массового уничтожения.

Демократический контроль: роль выборных институтов Государства, располагающие ядерным оружием, а также страны, находящиеся в процессе уничтожения материалов, связанных с хими ческим и биологическим оружием, значительно отличаются друг от друга по степени публичности дебатов относительно определения и обсуждения политики в данной области. Кроме того, они по-разному раскрывают конкретные ресурсы, направленные на производство ОМУ, его приобретение, эксплуатацию и уничтожение. Они также отводят неодинаковую роль своим парламентским институтам в решении ука занных вопросов.

Подобные институты должны получать и обсуждать информацию о запасах ОМУ, их стоимости и политических задачах, им отводимым.

Разработка в данной сфере более высоких и последовательных стандар тов не только обеспечила бы большую ответственность, подотчетность и открытость правительств, но и укрепила бы осознание того, что именно правительства, а не военные принимают решения по этим во просам. Следует поощрять межпарламентское сотрудничество, а также обмен информацией и визитами между законодательными органами.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 51. Правительства, располагающие оружием массового унич тожения, должны полностью и в реальном времени ин формировать парламенты о запасах такого оружия и своей деятельности по его ограничению и уничтожению. Парла ментам следует активно стремиться к получению подоб ной информации и признать свою ответственность за формулирование политики по вопросам оружия массового уничтожения. Необходимо большее межпарламентское со трудничество по проблемам, связанным с ОМУ.

Экспортный контроль Демократический контроль: НПО и транспарентность Деятельность неправительственных организаций представляет собой основной канал доведения мнений и предложений по ОМУ от общественности до правительств и международных организаций. Вре мя от времени они оказывают значительное воздействие на официаль ные решения, направленные на ликвидацию ОМУ, а также по предот вращению приобретения новых систем вооружений, их технического совершенствования и осуществления дополнительного развертывания и испытаний.

В частности, зачастую видную роль играют женские организа ции – со времен проведения Гаагских мирных конференций в 19 веке и до наших дней. Роль женщин в поддержании и укреплении мира и безопасности была признана в Резолюции Совета Безопасности ООН № 1325 от 2000 г. Женщины пришли к правильному выводу, что поли тика в области вооружений и применения вооруженных сил зачастую разрабатывалась под влиянием ошибочных идей о мужественности и силе. Понимание этой традиционной перспективы и отход от нее спо собствовал бы ликвидации ряда препятствий на пути к разоружению и нераспространению.

Выбор самих НПО определяет, какое давление они готовы оказать в области ОМУ и будет ли оно в каждом конкретном случае пропор ционально давлению, оказанному ими в сфере противопехотных мин или по другим вопросам. По очевидным соображениям, НПО занимают более активную позицию по ОМУ в странах, обладающих демократи ческой политической системой. Открытые общества также создают большие возможности для НПО в осуществлении совместных действий или в образовании союзов с другими структурами, например, полити ческими партиями, парламентами, средствами массовой информации, профсоюзами и ответственным бизнесом.

Вне контроля НПО остаются препятствия, связанные с нежелани ем ряда правительств разрешать им проводить кампании против ОМУ (как правило, по соображениям национальной безопасности), неготов ностью других правительств и институтов воспринимать их советы, недостатком надежной и сопоставимой информации о проблеме и не хваткой финансовых средств.

По определению, роль НПО не должна быть предметом какого либо официального указа или определяться заранее установленными рамками. Комиссия надеется, что настоящий доклад поможет НПО во всем мире возобновить выдвижение требований о большей транспа рентности, проведении свободных дебатов по ОМУ и, в конечном ито ге, ликвидации всех исходящих от него угроз.


Оружие террора РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 52. Государства должны помогать неправительственным ор ганизациям активно участвовать в международных встре чах и конференциях, а также информировать об оружии массового уничтожения и проводить соответствующие кампании. Частным фондам необходимо значительно уве личить поддержку организациям, работающим в сфере ликвидации глобальных угроз, исходящих от оружия мас сового уничтожения.

Информирование и образование общественности Без достаточных знаний или обеспокоенности на уровне общест венности, ни парламенты, ни НПО не смогут оказать эффективного давления на правительства по вопросам ОМУ. Бизнес также не будет ощущать необходимости играть ответственную роль. На практике, вы ражение озабоченности общественности проблемами ОМУ значитель но различается во времени и по странам в зависимости от доступа к информации и настроений и приоритетов самой общественности. В Евроатлантическом регионе, хотя общий уровень озабоченности в от ношении ОМУ и остается высоким, особенно в том, что касается тер рористических угроз, эта обеспокоенность не сопровождается новой волной политических требований о ядерном разоружении. Вероятно, это происходит из-за уменьшения страхов общественности в период после окончания холодной войны относительно угрозы широкомас штабного ядерного нападения. Тем не менее, интерес к разоружению по-прежнему силен в тех странах, где эти вооружения применялись. Об этом свидетельствует, в частности, объединение мэров ряда городов, созданное для противодействия угрозе ОМУ. Сдвиг в характере угроз и способах их восприятия привлекает внимание к другим опасностям: риску, исходящему от гражданского, а не военного использования ядерной отрасли;

риску распространения ОМУ, а не обладания им;

угрозам, исходящим от террористов, а не от государств;

опасностям, связанным с низкотехнологическими вооруже ниями, например, противопехотными минами и легким стрелковым оружием, а не с высокотехнологическим оружием. Кроме того, наблю дается сдвиг обеспокоенности в сторону от вопросов вооружений в це лом. В данной ситуации становится более понятным, почему разоруже ние в сфере ОМУ занимает столь низкое место в списке приоритетов, как внутри правительств, так и вне их.

Мэры Хиросимы и Нагасаки организовали международную инициативу «Мэры за мир» с целью достижения ядерного разоружения. По состоянию на март 2006 г., в ней участвовало 1306 городов из 115 стран и регионов (см. www.mayorsforpeace.org).

Экспортный контроль В 2001-2002 годах международная комиссия экспертов подгото вила доклад для ООН под названием «Образование в сфере разоруже ния и нераспространения». В октябре 2002 г. он был представлен Пер вому комитету Генеральной Ассамблеи. После этого Генеральная Ассамблея ООН одобрила две резолюции, доведшие рекомендации доклада до сведения всех государств-членов организации. 13 В этом документе был показан изменившийся характер угроз, исходящих от вооружений и их запасов. Было подчеркнуто, что требуется использо вание целого спектра методов, направленных на повышение уровня общественного сознания и понимания угроз, а также по вовлечению в борьбу с ними различных возрастных групп и сегментов общества.

Была отмечена потребность в подготовке материалов на многих язы ках и в полноценном использовании современных электронных средств массовой информации. В докладе призывалось к партнерству всех заинтересованных институтов и НПО, действующих как в рамках системы ООН, так и вне ее. Хотя это и не привлекло внимания, дейст вия по реализации рекомендаций доклада носили частичный характер и не отличались полнотой.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 53. Организации, в повестку дня которых входят вопросы обеспечения безопасности, должны произвести переоценку исследования ООН «Образование в сфере разоружения и нераспространения», подготовленного в 2002 г. Им следует рассмотреть пути развития и поддержки подобного обра зования, а также проведения информированных общест венных дебатов. Правительствам необходимо финансиро вать прохождение студентами практики в многосторонних институтах, работающих над вопросами оружия массового уничтожения.

A/RES/57/60, 30 December 2002 and A/RES/59/93, 16 December 2004.

ГЛАВА СОГЛАСИЕ, ПРОВЕРКА, ПРИНУЖДЕНИЕ И РОЛЬ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Глава СОГЛАСИЕ, ПРОВЕРКА, ПРИНУЖДЕНИЕ И РОЛЬ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Перед войной 1991 г. в зоне Персидского залива усилия, связан ные с избавлением мира от оружия массового уничтожения, были на правлены на то, чтобы побудить государства принять на себя обязатель ства, связанные с договорами о контроле над вооружениями и разоружением и согласиться на заключение новых договоров. Заклю ченная в 1972 г. Конвенция по биологическому и токсинному оружию была основана на нормах Женевского протокола 1925 г., запрещающего использование химических и биологических вооружений. Нормы Про токола в дальнейшем были усовершенствованы и закреплены в Кон венции по запрещению разработки, производства, накопления и приме нения химического оружия и об его уничтожении.

Многие ограничения, основанные на договорах, связанных с ядерными вооружениями, казалось бы, хорошо функционировали, что проявилось в Договоре 1963 года о частичном запрещении ядерных испытаний, Договоре 1959 г. о запрещении ядерного оружия в Антарк тиде, Договоре 1967 г. о запрещении размещения ядерного оружия в открытом космосе, Договоре 1971 г. о запрещении размещения ядерно го оружия на морском дне и различных региональных соглашениях о создании зон, свободных от ядерного оружия. Намерением, которое все еще не было реализовано, являлось дополнение этих договоров новы ми, которые бы полностью запрещали испытания ядерного оружия и производство расщепляющихся материалов для военных целей.

В то время как вопросы, связанные с реализацией договоров – мо ниторинг и проверка, согласование и принуждение – были, несомненно, признаны важными, они, как правило, не считались первоочередными.

В попытке предотвратить распространение ядерного оружия многие считали, и не без основания, что более важным является концентрация внимания на странах, которые отказались присоединиться к ДНЯО, чем на недостатках системы гарантий. Если страна хотела создать ядерное оружие, то было резонно предположить, что она скорее воздержится от присоединения к ДНЯО, чем, присоединившись к Договору, будет его Согласие нарушать. В свое время Индия, Пакистан, Израиль, Южная Африка, Аргентина и Бразилия – все находились вне рамок Договора.

Даже несмотря на осуждение в мировом масштабе нарушений Женевского протокола, имевших место в ходе войны между Ираком и Ираном в 1980-1988 годов, эти нарушения не стали главной междуна родной проблемой, как это должно было быть.

После войны 1991 г. в зоне Персидского залива и обнаружения иракских программ, связанных с созданием ОМУ, гораздо большее внимание стало уделяться грубому и незаконному использованию хи мического оружия и нарушениям ДНЯО и КБТО. Вскоре после обна ружения этих фактов, в 1993 г. МАГАТЭ пришло к выводу, что Север ная Корея нарушила соглашение о гарантиях, заключенное с Агентством. Имелось серьезное подозрение, что Северная Корея, воз можно, приступила к реализации программы по созданию ядерного оружия. Неудивительно, что в результате были подняты вопросы о том, может ли увеличение количества стран-членов ДНЯО сопровождаться ростом несогласия с этим Договором? Не являются ли договорные обя зательства средством внушения законопослушным странам ложного и опасного доверия? Насколько эффективной была международная про верка? Могут ли договоры в сфере контроля над вооружениями и разо ружению быть навязаны? Каким образом и кем?

В этой главе внимание концентрируется на роли договоров, а так же на их согласовании, проверке и принуждении к их выполнению. В последнем разделе обсуждается роль институтов ООН, которые необ ходимы для переговоров, реализации договоров и других норм контро ля над вооружениями и разоружения.

Договоры как инструменты ограничения или запрещения ОМУ Правительства знают, что договоры необходимы. Они рассматри вают многосторонние договоры как существенную часть совместно согласованного и совместно управляемого мирового порядка, который большинство стран хочет укрепить. Комиссия поддерживает эту точку зрения.

Имеются веские основания – особенно там, где имеется всемир ная приверженность к общим нормам – например, в сфере контроля над вооружениями и разоружения, добиваться того, того чтобы государства определяли свое будущее поведение, касающееся выполнения догово ров.

Многосторонние договоры появились в течение длительного пе риода времени как основной инструмент, который мировое сооб щество использует для создания четких правил и стандартов, предназначенных для того, чтобы обязать все государства их вы полнять.

Оружие террора Участие в переговорах по заключению договора глобального зна чения или присоединение к такому договору позволяет государст ву чувствовать его своим и нести ответственность за правила, ко торые были приняты.

Официальные и подчас торжественные процедуры, связанные с принятием договора служат тому, чтобы увеличить доверие к обя зательству государства вести себя в соответствии с правилами, ко торые были согласованы.

Процедура национальной ратификации предусматривает участие как исполнительной, так и законодательной ветви власти и, вслед ствие этого, позволяет более четко закрепить международные пра вила в национальном сознании.

Права и обязанности определены договором. Достаточный уро вень стабильности появляется, когда государства-участники в со стоянии предсказать, что другие участники, по всей вероятности, будут вести себя в соответствии с обязательствами, которые они приняли. В то же время имеется определенная защита против произвольных требований и обвинений.


Договор может явиться основой для мониторинга, проверки, ин спекции, решения споров или других действий, таких как перио дические обзоры и выводы.

СОГЛАСИЕ Договорные обязательства, как правило, уважаются по ряду очень веских причин.

Во-первых, они устанавливают правила, которые специально при няты договаривающимися сторонами. В связи с многосторонними до говорами, такими как КБТО, КЗХО и ДНЯО, большое количество стран-участниц разделяет точку зрения, что ограничиваемое ими ору жие являются отвратительным;

они не видят необходимости его в его использовании и хотят поставить его вне закона. Поддерживая такие договоры, многие государства могут также хотеть присоединиться к основной тенденции и помочь постепенно построить мировой порядок, который, хотя и требует ограничений для них самих, в то же время дает им весьма глубокую уверенность, что и другие будут придерживаться тех же самых ограничений.

Во-вторых, договоры о контроле над вооружениями на глобаль ном уровне – открытые для всех стран мира – это те договоры, обсуж дение которых проходило таким путем, когда принимались в расчет многие специфические опасения отдельных стран. Уступки были сде ланы на взаимной основе.

Проверка В-третьих, поскольку большая часть граждан уважает закон не из-за страха наказания или других последствий, связанных с насилием, а потому что принимает необходимость закона и хочет, чтобы ее счита ли законопослушной, правительства обычно уважают свои договорные обязательства, потому что они хотят быть респектабельными членами международного сообщества. Договорные обязательства являются уза коненными порогами. Цена для правительства, которое рассматрива лось бы, как ненадежный партнер, может оказаться слишком высокой.

Быстрый и все ускоряющийся темп международной интеграции застав ляет все государства, даже самые крупные и сильные, все больше зави сеть друг от друга.

В-четвертых, оставляя в стороне всеобщую выгоду от уважения требуемых норм в глобальном масштабе, приверженность договорам и согласие с ними может принести специфические вознаграждения, такие как облегченная передача технологии и оказание технической помощи.

Напротив, несогласие выполнять договорные обязательства может со провождаться обескураживающим риском оказаться под экономиче ским или другим давлением, возможно, санкциями со стороны между народного сообщества или отдельных стран.

Вместе с тем, несогласие выполнять договорные обязательства, включая те, которые связаны с соглашениями о контроле над вооруже ниями, может в лучшем случае вызвать только словесное осуждение, особенно если виновная сторона является большим и сильным государ ством или неуязвима по каким-либо иным причинам.

Также как национальные законы редко сбрасываются со счетов в случае их несоблюдения, так и от договоров редко отказываются по причине их незначительных нарушений. Важность причин, требующих соблюдения согласия, вряд ли может оправдать ослабление роли дого воров, являющихся ключевыми инструментами достижения желаемого общего, предсказуемого и, прежде всего, надежного поведения госу дарств. До тех пор, пока международное сообщество не разработает более эффективные системы по созданию и поддержке общих правил, миру придется иметь дело с постоянно увеличивающимся количеством договоров, которые регулируют торговлю, коммуникации, права чело века, контроль над вооружениями и разоружение, и использовать их для создания институтов, обеспечивающих соблюдение правил.

ПРОВЕРКА Несоблюдение каким-либо государством своих обязательств в рамках договора о контроле над вооружениями и разоружению может фундаментально и негативно повлиять на безопасность других стран.

Двусторонний договор может быть просто упразднен. В глобальном Оружие террора контексте это способно вызвать коллективную реакцию. С другой сто роны, продолжающееся соблюдение таких договорных обязательств позитивно воздействует на безопасность. В обоих случаях важное зна чение имеет надежная проверка с целью установления соблюдения или несоблюдения договора.

Не вызывает сомнения, что проверка, проведенная от имени меж дународного сообщества через его различные институты, заслуживает внимания и обладает гораздо большей надежностью, чем проверка, проведенная органами отдельных государств. Проверка сама по себе является побуждением к соблюдению, поскольку обнаружение несо блюдения, по всей вероятности, может иметь негативные последствия.

Проверка соблюдения договоров может быть простой и сложной.

Нарушение Договора о частичном запрещении ядерных испытаний пу тем проведения ядерного испытания в атмосфере выявить достаточно легко. Лабораторные работы с вирусами, которые можно использовать при создании биологического оружия, обнаружить гораздо сложнее.

Готовность стран принять проверку, особенно инспекции на мес тах, выработалась постепенно. Согласно Женевскому Протоколу 1925 г.

государствам было запрещено использовать химическое и биологиче ское оружие. Когда это соглашение вырабатывалось, имелось сильное противодействие созданию любых обязывающих механизмов или про цедур, связанных с проверкой, и таковые не были созданы. Предпола галось, что любое нарушение будет очевидным.

Во время холодной войны Советский Союз представлял собой же стко закрытую империю, что не допускало проведение каких-либо зна чительных инспекций на местах. Договор о частичном запрещении ядерных испытаний был принят без какого-либо специального меха низма для проведения инспекций, поскольку испытания в атмосфере могли быть легко обнаружены во всем мире. В тот же самый период были разработаны важные национальные технические средства кон троля. Стало технически возможным воздушное наблюдение, благодаря полетам на большой высоте (с использованием самолетов У-2), а впо следствии появилась возможность получать изображение со спутников, размещенных в международном космическом пространстве. Такие на циональные технические средства контроля по-прежнему широко ис пользуются рядом государств. К ним добавились многие продвинутые современные технические средства, например, электронное подслуши вание, а также старые методы шпионажа. Политическим прорывом в области воздушного наблюдения в Евро-атлантической зоне стал Дого вор 2002 года об открытом небе, который обеспечивает режим наблю дательных полетов для сбора информации о вооруженных силах и во енной деятельности в 30 странах-членах Договора на территории от Ванкувера до Владивостока.

Проверка Проверка посредством инспекций на местах В результате растущего использования ядерной энергии и под писания в 1968 г. ДНЯО международные инспекции стали необходи мыми. Неядерные страны-члены ДНЯО приступили к заключению с МАГАТЭ соглашений о гарантиях, согласно которым их запасы рас щепляющихся материалов были открыты для инспекций. Инспекторы обладали профессиональным опытом в ядерной области и были наня ты как международные служащие.

Значительное количество инспекций под мандатом Совета Безо пасности ООН было навязано Ираку после войны в зоне Персидского залива (особую роль здесь сыграла Резолюция № 687, принятая в 1991 г.). В биологической, химической и ракетной областях такие ин спекции проводила ЮНСКОМ, а позже ЮНМОВИК. Ответственным за ядерную область являлось МАГАТЭ.

В 1993 г. в Конвенции по запрещению химического оружия была представлена хорошо разработанная система проверки, созданная на основе системы гарантий МАГАТЭ, но в некоторых аспектах она оказа лась гораздо более продвинутой. Однако до сих пор не разработана сис тема проверки для Конвенции по запрещению биологического оружия.

Последняя была заключена в период (1972 г.), когда всеобщее принятие эффективных инспекций на местах было невозможно.

Согласно ДНЯО, главная функция системы гарантий МАГАТЭ за ключалась в проверке, чтобы ядерные материалы в неядерных странах не были использованы в целях создания оружия или для решения ка ких-либо неизвестных задач. Тем самым создавалась уверенность в том, что страны-участницы соблюдают свои обязательства не приобре тать ядерное оружие.

Вторая цель заключалась в том, чтобы своевременно обнаружить утечку какого-либо значительного количества обогащенного урана или плутония. Это предоставляло бы другим странам или международному сообществу время, чтобы предпринять дипломатические или другие действия. Третья цель сводилась к тому, что риск обнаружения мог бы служить средством, удерживающим страны-участницы от нарушения своих обязательств. Таким образом, проверка рассматривалась как пря мой инструмент, обеспечивающий соблюдение договора.

Соглашения о гарантиях МАГАТЭ, которым почти 50 лет, были первой международной системой инспекций на местах в глобальном масштабе. Неудивительно, что нежелание правительств в свое время принять интрузивные международные инспекции привело к образова нию ряда слабых мест в системе. Это облегчало Ираку, Ирану, Ливии возможность нарушать свои обязательства по соглашениям о гарантиях, не давая возможности обнаружить эти нарушения на первоначальной Оружие террора стадии. Несоблюдение Ираком международных обязательств, которое было обнаружено в результате войны в зоне Персидского залива, убе дили правительства, что система гарантий МАГАТЭ должна быть укре плена. Это было сделано в результате принятия в 1997 г. Дополнитель ного протокола.

Какие полномочия требуются для инспекций?

Ответ на этот вопрос зависит от масштабов амбиций, которые ста вятся государствами перед собой. Невозможно рассчитывать, что можно получить полную уверенность в полном отсутствии запрещенных мате риалов или деятельности. Более того, сверхчувствительная система мо жет оказаться очень дорогостоящей и результатом ее функционирования будет порождение множества ложных и потенциально неприятных стра хов. В Японии и США местные полицейские власти при всех своих ре сурсах и правах доступа не смогли заподозрить и обнаружить незаконное наличие зарина и сибирской язвы, которые были доставлены для исполь зования негосударственными структурами (в 1995 и 2001 годах).

Усиленная система гарантий, принятая и утвержденная МАГАТЭ в 1997 г., является максимумом того, что государства готовы сегодня принять. Она значительно расширяет права инспекторов и позволяет задействовать новые более эффективные методы проведения инспек ций. Вероятно, этот режим и не позволит поймать страну, нарушающую соглашения, за руку на месте преступления. Если нарушение произой дет, государство-нарушитель будет, скорее всего, препятствовать досту пу инспекторов к местам сбора доказательств – на полигоны, к доку ментам или отдельным типам оборудования. Однако, для тревоги не нужен огонь. Может быть достаточно одного дыма.

По состоянию на март 2006 г. усиленную систему гарантий МАГАТЭ приняли 75 государств. Для осуществления доверия жизненно необходимо, чтобы неядерные государства-члены ДНЯО приняли эти гарантии как норму. Было бы разумным сделать принятие этих гарантий условием для экспорта любых ядерных материалов в любую страну.

Предлагалось, чтобы стратегическое решение правительства со гласиться со специфическим обязательством выступало в качестве бо лее важного критерия оценки соблюдения договора, чем данные ин спекций на местах. Однако, хотя в случае с Южной Африкой было ясно, что она приняла стратегическое решение, этого оказалось недос таточно, чтобы сделать окончательное заключение о соблюдении ею своих обязательств. Было решено провести углубленную инспекцию. В случае с Ираком «стратегическое решение» было действительно приня то, но при этом поведение Багдада указывало на обратное.

Доскональная инспекция на месте, проведенная компетентной международной группой инспекторов, и получение объективных дан ных может служить основной базой для суждения международного Проверка сообщества по поводу соблюдения. Это потребует расширенных прав доступа на полигоны, к людям и документам.

Правительства могут оказывать помощь независимым междуна родным инспекциям, предоставляя необходимую информацию, при обретенную через свои национальные средства разведки. Они также могут оказывать давление и угрожать санкциями, для того, чтобы был предоставлен необходимый допуск на места и к отдельным лицам.

Поддержка, оказанная Советом Безопасности ООН и его отдельными членами инспекциям в Ираке, имела ключевое значение для их эф фективного проведения.

Специальный комитет по гарантиям и проверке, созданный Со ветом управляющих МАГАТЭ в 2005 г., и который может собираться в любое время, способен сыграть полезную роль. Инспектируемые го сударства будут осведомлены, что сопротивление инспекциям или их обструкция могут вызвать серьезные вопросы не только со стороны международного секретариата, но и у многих заинтересованных стран. Однако члены Комитета должны уделять внимание тому, чтобы не подрывать авторитет, которым обладает международный секрета риат, и не политизировать то, что должно оставаться целью техниче ских исследований.

Инспекционный процесс Технические средства и приемы проведения инспекций были усо вершенствованы на основе опыта, приобретенного за 50 лет. Инспек ции в Ираке стимулировали введение новых эффективных средств, в частности, пробы образцов окружающей среды и радары, способные осуществлять наблюдения под землей. Кроме того, быстро развивались такие средства, как воздушное наблюдение и фотографирование. Новые технические средства позволяют тем, кто уполномочен проводить ин спекции, вести постоянное наблюдение чувствительных устройств и деятельности и получать информацию непосредственно и в реальном времени. Такое наблюдение может быть доступным по цене и помогает избегать осуществления частых визитов по запросу для исследования оборудования или полигонов. Однако это не должно избавлять от необ ходимости периодических неожиданных визитов на полигоны, осуще ствляемых хорошо подготовленными инспекторами.

Теоретически ничего не может помешать Совету Безопасности ООН обратиться к правительству какой-либо из стран-участниц с прось бой создать группы инспекторов из своих собственных кадров для вы полнения особой инспекционной задачи. Однако характер задачи, кото рый заключается в поиске объективных фактических данных, будет, как правило, требовать создания команды инспекторов, независимой от от дельных правительств. Инспекторы должны иметь статус международ ных гражданских служащих, которым не позволено пользоваться инст Оружие террора рукциями какого-либо национального правительства или действовать в его пользу. Политические органы, которым инспекторы предоставляют отчет, имеют право рассчитывать на получение беспристрастных докла дов в качестве основы для принятия выводов и решений.

Весьма полезный опыт был накоплен в результате сотрудничества между руководством международных инспекций и национальными разведывательными органами, особенно в связи с иракской проблемой.

Национальные разведывательные органы могут получать информацию при помощи таких средств, как электронное и воздушное наблюдение, контроль над экспортом и сбор разведывательных данных. Однако не обходимость защищать источники информации и используемые для ее сбора технические средства накладывает ограничения на данные, кото рые они могут предоставлять международным инспекторам. Тем не менее, ясно, что национальные разведывательные органы могут в зна чительной степени помочь проведению международных инспекций, предоставляя важную информацию – как они это делали в случае с Ираком и, возможно, в других случаях. Однако важно, чтобы это оста лось односторонним движением. Инспекторы и инспекции не должны становиться продолжением деятельности разведывательных служб. В противном случае, как показал опыт, они потеряют доверие к себе и уважение международного сообщества.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 54. Поскольку принятая МАГАТЭ усиленная система гаран тий, зафиксированная в Дополнительном протоколе, должна стать нормой для участников ДНЯО, страны поставщики должны сделать принятие этой нормы стра нами-получателями условием для заключения контрактов по поставкам последним ядерных материалов.

РЕКОМЕНДАЦИЯ КОМИССИИ ОМУ 55. Правительства должны требовать от руководства своих разведывательных служб оказывать помощь междуна родным инспекционным структурам путем предоставле ния соответствующей информации, не подвергая при этом опасности репутацию этих структур как независимых от национальных правительств органов.

Границы возможного Во-первых, возможность доказать нарушение является редкой. Ко гда-то требовалось, чтобы результатом инспекций было «карантинное свидетельство» – полная уверенность в полном соблюдении соглаше ний. Это является труднодостижимым делом. Однако высокая степень качества инспекций делает вероятным тот факт, что когда нарушения не Проверка найдены, то это происходит потому, что их нет. Все дело в профессио нализме инспекторов, их энергии, используемых ими инструментов и отпущенном им времени. Нормальным будет наличие остатка неуве ренности, которое должно быть отражено в отчетах. Определение того, насколько это оставшееся сомнение терпимо, является обязанностью политических институтов, которым эти отчеты предоставлены.

Во-вторых, инспекционные организации не являются междуна родными полицейскими силами, которые могут арестовать и остано вить правонарушителей. Однако они являются беспристрастными по исковыми механизмами, с правом, в известной степени, законного доступа, который вряд ли может быть предоставлен иностранным го сударствам. Хотя их проникновение не является неограниченным, то, что они видят и сообщают является жизненно-необходимым вкладом в осведомленность, на основе которой правительства и международ ное сообщество могут основывать свои выводы и действия.

В-третьих, широкие дискуссии по поводу оснований, которые позволили ряду правительств начать войну в Ираке, означают, что эти правительства придавали мало значения, если вообще придавали, пре достерегающим и критическим оценкам, появившимся в результате международных инспекций на местах в Ираке. Вместо этого, они ос новывали свои решения на данных, предоставленных им их собствен ными разведывательными службами, которые, как оказалось, в значи тельной степени были ошибочными. Вывод, который должен быть сделан, состоит в том, что в то время как международная инспекция может получить выгоду от информации, предоставленной националь ной разведкой, которая опирается на множество источников, недос тупных международным организациям, национальные правительства, напротив, могли бы получить выгоду, обращая большее внимание на независимые доклады международных инспекций и рекомендации, сделанные на базе инспекций на местах и беспристрастного профес сионального анализа.

Есть ли необходимость в инспекционных механизмах, приданных Совету Безопасности ООН В настоящее время международная проверка соблюдения глобаль ного режима запрещения химического оружия и ядерного нераспростра нения проводится раздельно. Кроме того, проверка соблюдения не осу ществляется в рамках Конвенции о запрещении биологического оружия.

Ввиду необходимости изменить это обстоятельство и благодаря обязательству, которое недавно взял на себя Совет Безопасности ООН в связи с угрозами со стороны ОМУ, неудивительно, что появились пред ложения о создании постоянной инспекционной группы как органа, под чиненного Совету Безопасности. Однако на практике вряд ли было бы целесообразно создавать параллельные инспекционные механизмы, па Оружие террора раллельные уже существующим (или тем, которые могут быть созданы) в рамках организаций, являющих органами ООН – МАГАТЭ и ОЗХО.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.