авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ РЕФОРМЫ ПУТИ РАЗВИТИЯ ...»

-- [ Страница 10 ] --

необходимо использовать одновременно ряд статистических методов, дополненных серьезными экспертными оценками. Наиболее продук тивными из них в российских условиях оказываются балансовый метод, который является основным;

методы сплошного и выборочного обследования, метод ис пользования косвенных индикаторов, экспертный метод.

Анализ теневой экономики Санкт-Петербурга с использованием этих методов, осуществленный группой ученых во главе с членом-корреспондентом РАН И.И. Ели сеевой, показал, что суммарный объем неучтенного валового регионального продук та (ВРП) в 2000 г. достиг 31,2%, что существенно выше показателей официальной ста тистики (22%). При этом удельный вес неучтенных операций на стадии приобретения сырья в промышленности, торговле, строительстве и на транспорте находился в пре делах 25–31%, на стадиях производства и реализации – 70–75%. Средневзвешенный процент искажений оплаты труда составил 50,4%, сокрытия прибыли 34,8% при су щественных различиях по отраслям. Столь же впечатляющими были и обобщенные данные о сокрытии предприятиями налогов: их средневзвешенный процент составил 49,3. Обследование выявило высокий (44,7%) удельный вес поставок продукции без оформления соответствующих договоров между предприятиями.

Каждое третье предприятие при выполнении своих хозяйственно-финансо вых операций использовало в качестве «крыши» одну из следующих структур: уч реждения финансово-кредитной системы (25,2% от общего числа использующих «крыши»), административно-управленческие органы (35,1%), правоохранитель ные органы (36,2%)), неформальные группировки (51,9%), что свидетельствует о высокой степени криминализации/теневизации экономических отношений. На наличие «крыши» при осуществлении внешнеэкономической деятельности ука зали почти 80% респондентов, что свидетельствует о масштабах теневых и кор рупционных связей в современной России.

Следует ли стремиться к ограничению масштабов теневой экономики? Требова ния искоренить теневую экономику или, наоборот, принять ее как неизбежность – РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) выражение определенных идеологических воззрений. Так, с точки зрения либера ла, если экономические субъекты «уходят в тень», так как им тесно в формальных рамках, – это индикатор неблагополучия узаконенных институтов, а не повод для притеснения «неформалов». Таким образом, обсуждению и осуждению подлежат не те, кто игнорирует правила игры, а те, кто эти правила вводит и поддерживает.

С позиций социально ориентированного либерализма основной причиной сущес твования теневой экономики является обременительность социальных гарантий, завышенность социальных ожиданий общества. Теневая экономика неизбежна там, по мнению «новых либералов», где государство «перешагивает» порог устроите ля рынка и берет на себя роль устроителя жизни. Оставаясь экономикоцентрист ской идеологией, пусть и в модифицированной версии, «новый» либерализм видит единственный путь борьбы с теневой экономикой в ограничении участия государс тва в экономической и социальной жизни. Внимание к социальным проблемам со стороны государства, по мнению таких идеологов, должно быть ограничено добро вольной готовностью бизнеса «спонсировать» это внимание. Как только этот ба ланс нарушается, в расползании «тени» обвиняется государство.

С точки зрения консерваторов, вина «теневиков» не в том, что они наносят урон государственному бюджету, а в том, что они ломают правила игры, на кото рых держится общество. Ссылки на экономическую рациональность не смягчают, а лишь усугубляют эту вину, поскольку утверждают доминирование экономичес кого эгоизма над социальными конвенциями. Последнее же чревато, по мнению консерваторов, социальными катастрофами.

В социалистическом плановом экономическом пространстве любое частное предпринимательство предстает теневым. Это не означает, что само по себе пред принимательство – организационно-хозяйственная инновация, направленная на получение прибыли, – чуждо социализму. Однако в рамках социалистической идео логии предпринимательская функция монополизируется государством. И если для либерала «теневиком» является тот, кто занимается допустимой деятельностью, но при этом нарушает существующие нормы (не платит налоги, не регистрирует пред приятие и пр.), то для социалиста им оказывается всякий, кто посягает на монопо лию государства в сфере предпринимательства. Иными словами, легальным призна ется только государственный бизнес. То обстоятельство, что в некоторых социалис тических странах и в СССР частная собственность (с ограничениями отраслевого характера и масштаба) существовала наряду с общественной, ничего не меняет.

На наш взгляд, необходимость в ограничении масштабов теневой экономики в современных российских условиях предопределена следующими моментами.

В условиях разросшейся теневой экономики государство ослабляет силу и умень шает объем своего ведения и становится как бы «лишним», утрачивая контроль над значительной частью экономики. При этом оно не способно защитить личность от криминальной части теневой экономики, не помогает индивидам отстоять свои права в сфере экономики неформальной и неофициальной. В результате возника ет неустранимый разрыв между личностью и государством, основанный на утрате СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) взаимного доверия между ними. Неизбежным следствием этого становится недо верие между индивидами, и как следствие этого, формирование в экономике не формальных сетей, рост трансакционных издержек, неизбежный в атмосфере все общего недоверия, возрастание уровня экономических рисков. Все это становится дополнительными препятствиями на пути развития экономики в целом. Следова тельно, сужение сферы теневой экономики – это ликвидация диспропорций и вос становление разрушенных связей в системе «государство – общество – личность».

Углубление разрыва между личностью и государством приводит, с одной стороны, к отсутствию патриотизма по отношению к стране проживания, разо бщенности нации и снижению качества трудового ресурса страны, с другой – к ухудшению качества государственного регулирования социально-экономических процессов, искажению связей между макро- и микроэкономическими уровня ми. Хорошо известна и стоимостная количественная оценка отсутствия доверия между личностью и государством: она выражается десятками миллиардов долла ров, сберегаемых гражданами России вне ее финансово-инвестиционной систе мы. Поскольку речь идет о валюте другой страны (или других стран, если учесть евросбережения), то возникает реальная угроза национальной безопасности, свя занная с возможными вариантами монетарно-финансовой политики США или Евросоюза. В такой ситуации речь может идти об утрате суверенитета России в области экономической и социальной политики, а в экстремальных случаях – и об угрозе дестабилизации российского общества и экономики, вызванной извне.

Сужение теневой экономики – необходимое условие для формирования эф фективных институтов рынка, восстановления управляемости экономики на но вых принципах. При динамическом расширении масштабов теневой экономики и все более полном включении населения России в теневую деятельность появля ется опасность попадания страны в теневую «институциональную ловушку». Под ней мы понимаем состояние устойчивого равновесия, характеризующееся рас пространением теневой экономики на подавляющую часть народного хозяйства, при невозможности мобилизации достаточного количества ресурсов государства для перехода в другое, более эффективное равновесное состояние. Выход из такой ловушки потребует затрат, сравнимых с доходной частью национального бюдже та, что, несомненно, угрожает потенциалу экономического развития России.

Движение к состоянию «теневой институциональной ловушки» может превра титься в процесс с положительной обратной связью, когда быть в сфере теневой экономики становится тем выгоднее, чем больше людей в нее уже включено. Воз никает эффект воронки, опасный тем, что повернуть движение вспять практичес ки невозможно. Такой эффект возникает, когда степень вовлеченности в теневую экономику превосходит определенный порог.

Если в функциональном смысле теневая экономика, условно говоря, аддитивна по отношению к остальной части и во многих аспектах (ВВП, доходы, занятость и т.п.) дополняет официальную до масштабов и уровня, необходимых для подде ржания жизнедеятельности, то в институциональном смысле такая аддитивность РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) начисто отсутствует. Ключевые институты теневой экономики, по сути, ортого нальны соответствующим институтам легальной экономики. Это относится и к взаимоотношениям участников теневой экономики между собой (они носят стро го иерархический характер, основаны на силовом произволе вышестоящих руко водителей вплоть до «одностороннего изменения правил игры в ходе встречи»), и к отношениям участников теневой и легальной экономики.

В спрессованном виде эти институты формируют своеобразную «теневую культуру», носящую агрессивный и экспансионистский характер. Граница меж ду беззаконием (действиями вопреки закону), внезаконной (выведенной из-под сферы закона) и незаконной (скрываемой от закона) деятельностью стирается, в результате исчезают нравственные ориентиры и общество утрачивает моральное право на социально-нравственный контроль и экономическое регулирование.

Поскольку общество представляет собой единственную силу, способную и обя занную осуществлять контроль за деятельностью государства, то утрата этого влияния может приводить к мутации государства в сторону тоталитаризма. Воз никает, казалось бы, парадоксальное явление: чем более узкой является сфера экономической деятельности государства, тем более вероятным является пере ход от демократических к тоталитарным методам управления и регулирования, в том числе – произволу в отношении граждан. Примеры же пренебрежения инте ресами граждан со стороны государственной бюрократии хорошо известны.

Деформация культурно-институциональной структуры экономики, вызванная расширением теневой экономики, не позволяет экономике приблизиться к эффек тивному рыночному варианту организации. Реакция микросубъектов на макроиз менения и стимулы, формируемые как в функциональной, так и институциональной частях государственной социально-экономической политики, неизменно оказыва ется парадоксальной по отношению к ожидаемым авторами этой политики действи ям. В результате прогнозы правительственных политиков и экономистов, начиная от последствий либерализации цен и кончая последними версиями закона о банк ротстве, можно назвать «самонесбывающимися», поскольку ни один из них не под тверждается реальностью. Та рыночная экономика, которую имеют в виду авторы указов, распоряжений и законов, не совпадает с квазирыночной экономикой России.

Одна из основных причин этого – разрастание теневой экономики, точнее говоря, деформация институциональной структуры, вызванная развитием теневой эконо мики. Как показывают многочисленные исследования, даже реакция субъектов эко номики на ценовые и спросовые изменения, никогда не совпадает с теми, которые предсказываются неоклассической экономической теорией – теоретическим фун даментом российской государственной экономической политики последних 12 лет.

Другой стороной этой квазирыночности является искажение реакции макро уровня на восходящие от социальных и экономических субъектов вверх сигналы.

Так, права наемных работников, как в части заработной платы, так и в части ор ганизации и условий труда, в особенности права работников бюджетных органи заций, которые расположены как бы ближе к федеральному уровню, чем частные, СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) не только не защищаются государством, но попираются им. Достаточно вспомнить Трудовой кодекс, существенно сузивший сферу этих прав. Связь между бесправием работников неформальной и криминальной экономики с этим процессом очевидна.

Очевидным последствием развития феномена теневой экономики является финансовое обескровливание государства. Недофинансование государственных расходов является одной из важнейших причин невыполнения им сегодня своих обязательств по проведению адекватной социально-экономической политики, что ведет к нарушению социального контракта между ним и гражданами. Сокращение доходов бюджета становится причиной недофинансирования государственных институтов (в том числе правоохранительных органов) как раз в тот период, когда наиболее сильна потребность в обеспечении прав и законных интересов участни ков формирующихся новых экономических отношений. Поскольку государство не выполняет функции защиты эксплицитных и имплицитных контрактов, нарас тает неопределенность условий развития бизнеса, что ведет к снижению заин тересованности в долгосрочной стратегической экономической деятельности (в том числе в инвестировании). Это снижает потенциал и эффективность экономи ки в средне- и долгосрочном аспектах. Следовательно, легализация теневой эко номики – это возвращение государству финансовой мощи.

Сужение масштабов теневой экономики – верный путь восстановления ав торитета страны и ее руководства на мировой арене. Достижение теневой эко номикой 50%-ной доли ВВП качественным образом меняет положение страны в мировом сообществе. Конкурентоспособность страны понижается, условия ее участия в мировом разделении труда ухудшаются. Резко возрастают страновые риски. Вероятность попадания иностранных инвестиций в «черную дыру» весьма велика, в то время как отследить путь инвестиций, предотвратить безвозвратное «всасывание» денег в теневую часть, тем более находясь за рубежом, практически невозможно. Страна становится привлекательной главным образом для инвесто ров, заинтересованных в сомнительных сделках, в частности, в отмывании кри минальных капиталов.

«Респектабельность» страны, так же как и авторитет ее руководителей, подвер гаются эрозии. С такой страной заключаются менее выгодные договоры (ввиду повышенного уровня риска), она с трудом включается в международные органи зации, основанные на взаимном доверии их членов, в том числе – в организации, гарантирующие взаимную безопасность. Это, в свою очередь, требует повышен ного внимания и затрат на сохранение уровня обороноспособности страны.

Декриминализация экономики требуется в целях обеспечения национальной бе зопасности страны. Теневая экономика носит, в отличие от остальной, весьма мо бильный характер и легко мигрирует в сферы наибольшей эффективности. Адми нистративные и экономические барьеры не служат препятствием, если вопрос мо жет быть решен с помощью подкупа должностных или иных принимающих решение лиц. Угрозу национальной безопасности представляет перемещение «тени» в сферу военных технологий, включая ядерные, биологические, химические, а также произ РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) водства обычных видов вооружений. Речь идет при этом обо всех этапах жизненного цикла вооружений – от НИОКРовской разработки до производства и распростра нения оружия. Теневизация данной сферы порождает как внутренние угрозы (типа Чернобыльской катастрофы), так и внешние угрозы. Последние связаны с изменени ем мировой военно-политической структуры, ослаблением суверенитета подавляю щего большинства стран и прецедентами нарушения границ ряда государств (Югос лавия, Афганистан, Кувейт, Ирак и др.) силами ООН или национальных государств в целях пресечения актов или угроз геноцида, создания мощного оружия и др.

Доступ криминала к ядерному оружию России вполне может спровоцировать угрозу со стороны международных организаций (ООН, МАГАТЭ и т.п.) или таких стран как США, насильственного временного или долгосрочного лишения суве ренитета страны, которая не в состоянии надежно обеспечить безопасность сво их систем вооружения.

Таким образом, декриминализация/детеневизация российской экономики – насущная задача современного этапа в развитии нашей страны. Однако решение этой задачи крайне сложно. Оно сталкивается с существованием уже прочно усто явшихся систем экономических и политических интересов, групп влияния. Теневые капиталы активно финансируют политическую сферу страны. Бизнес разработал и успешно использует многочисленные схемы и формы уклонения от своих обя зательств;

в своей деятельности опирается на коррумпированных представителей исполнительных и законодательных органов власти. Сказывается тот факт, что по отношению к экономическим условиям безопасности личности неформальная и неофициальная экономические деятельности способствуют в определенных ситуа циях и на определенном историческом этапе выживанию граждан, предоставляют им средства к существованию. Ту же роль для многих играет и криминальная эко номика, поскольку в условиях спада объемов производства и сокращения плате жеспособного спроса на труд многие молодые люди находят себе работу именно в теневой, а более точно – в криминальной сфере.

Какой должна быть логика программ борьбы за ограничение масштабов те невой экономики? Разрабатывая программу детеневизации российской эконо мики, необходимо четко понимать причины сложившейся в стране ситуации и логику существования каждого из сегментов теневой экономики. Очевидно, что поскольку теневая экономика состоит из существенно различающихся по свое му характеру видов деятельности (самозанятость, уход от налогов, криминальная деятельность), меры по их ограничению также будут существенно различаться.

Поскольку, например, масштабы некорпорированного производства, прежде все го, связаны с низким уровнем жизни населения, вынужденного выживать за счет самозанятости, сокращение этого сегмента теневой экономики возможно по мере улучшения жизненных условий граждан.

Осуществление субъектами хозяйствования внелегальной экономической де ятельности в двух других сегментах теневой экономики обусловлено действием целого ряда факторов экономического, социального, социокультурного, полити СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) ческого характера. Оно может быть обусловлено и высокими трансакционными из держками действия в рамках закона («цена подчинения закону»). Различные виды этих издержек включают в себя издержки доступа к закону, а также издержки про должения деятельности в рамках закона. Поиск альтернативного решения происхо дит в виде попыток экономических агентов осуществлять свою деятельность вне легально, то есть без участия государства, что также связано с издержками («цена внелегальности»), которая складывается из нескольких составляющих:

– издержки, связанные с уклонением от правовых санкций (оплата услуг нало говых и иных финансовых консультантов, издержки на ведение «двойной» бухгал терии и т.д.);

– издержки, связанные с уклонением от налогов и начислений на заработную плату, ведущие к снижению стимулов к замещению труда капиталом, техническо му перевооружению, росту производительности труда работников и т.д.;

– издержки, связанные с отсутствием законодательно зафиксированных прав собственности (например, невозможность капитализировать право собствен ности);

– издержки доступа к внелегальным процедурам разрешения конфликтов (се мейно-родственные и мафиозные механизмы разрешения конфликтов).

Таким образом, решение о выборе экономическим субъектом институци ональной среды для своего бизнеса – легальной или внелегальной – может оп ределяться через сопоставление трансакционных издержек, возникающих при совершении сделок в первом и во втором случаях. Правонарушения в экономи ческой сфере возможны тогда, когда в результате нарушения условий контракта (взятых на себя обязательств) одна из сторон получает большую выгоду, чем в случае выполнения контракта, и при этом санкции за нарушения обязательств не исчерпывают ожидаемого прироста прибыльности. Как правило, криминальные нарушения возникают в случае получения сверхприбылей в результате нарушения экономическими агентами тех или иных правовых положений.

Анализ современного этапа развития российского бизнеса свидетельствует о том, что, несмотря на предпринимаемые в последние годы шаги руководством страны по снижению цены легального функционирования субъектов хозяйство вания, она остается значительно выше, чем издержки внелегальности.

Очевидно, что в таком случае программа противодействия теневой экономике должна включать в себя комплекс экономических, правовых, воспитательных и по литических мер, конечной целью которых должно стать обеспечение взаимовыгод ного контракта между государством и бизнесом, в соответствии с которым сторо ны берут на себя и строго выполняют следующие обязательства. Бизнес разворачи вает общественно полезную экономическую деятельность, не уходя от выполнения фискальных обязательств. Государство обеспечивает предпринимателям разумную «цену вхождения на рынок» и легального функционирования на нем, защиту прав собственности и соблюдение контрактов, достойное социальное обеспечение.

Основные направления борьбы с теневой экономикой. Наиболее часто в качес тве универсального средства противодействия теневой экономике некриминаль РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) ного характера в последние годы называют либерализацию условий экономичес кой деятельности (как отмену запрещения тех или иных видов деятельности, так и сокращение статистической и иных видов отчетности). Имеется в виду принцип:

«чем меньше ограничений, тем меньше соблазна их нарушения, и тем меньше на рушений». Однако путь простой либерализации, как нам представляется, можно сравнить с экстенсивным способом развития экономики, когда механически расши ряется объем использования ресурсов без изменения технологии. Общую направ ленность проводимых в последнее время руководством страны мер по снятию из лишних барьеров и ограничений на пути создания и ликвидации, а также легального функционирования предприятий следует поддержать. Однако этого не достаточно.

В России необходима основанная на научном подходе рационализация и оптимиза ция соответствующих процедур контроля, борьба с коррупцией государственных и муниципальных чиновников при их проведении, но не ликвидация самих процедур.

Общество заинтересовано в защите от недобросовестного производителя, постав щика, плательщика налогов, работодателя и т.д.

Настоятельной является задача «рационализации» процесса снижения налого вого бремени. Нельзя не признать, что предприниматель объективно заинтересо ван в минимизации своих издержек. Одна из их статей – выплата налогов. В те чение последних двадцати лет поразительные успехи в технологии и революция в телекоммуникации существенно упростили возможности «оптимизации налогов»

путем ухода от них. Так, сегодняшняя оффшорная индустрия развилась в глобаль ный бизнес, проникший во все уголки мира, охватывающий, так или иначе, при мерно половину мировых финансовых сделок по объему. Очевидно, что в условиях, когда бизнес заинтересован в «оптимизации налогов» (для многих это фактор по вышения конкурентных позиций), а технические возможности позволяют уводить прибыль и заработную плату из-под контроля, курс на снижение «до оптимального уровня» легко «укрываемых» доходов – ограниченно эффективный путь1.

Необходимо обеспечить перенос тяжести налогообложения с доходов, получа емых от трудовой, инновационной и инвестиционной деятельности, на налогооб ложение доходов от эксплуатации природных ресурсов, доходов от собственнос ти, а также доходов от деятельности, связанной с негативными экологическими и социальными последствиями. Базой налогообложения должны стать главным образом не результаты производства, а ресурсы, находящиеся в пользовании того или иного предприятия, и последствия его деятельности, наносящие вред обще ству. Наши расчеты показывают, что наведение в соответствии с принятой в мире Простое снижение налогов с очевидностью будет иметь ограниченный эффект в современной России, поскольку дело зашло слишком далеко: участие в теневой экономической деятельности стало фактором повышения конкурентоспособности многих предпринимателей, от которого они вряд ли откажутся добровольно. Результаты проведенных опросов показывают, что 28% опрошенных руково дителей предприятий осуществляют теневые сделки вовсе не в силу существования жестких фискаль ных обязательств или давления криминальных структур, для них это фактор повышения конкурен тоспособности. А еще 7% опрошенных респондентов совершают такие действия по привычке.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) практикой порядка в сфере налогообложения недвижимости могло бы привести к удвоению госбюджета страны.

Очевидно, что другим путем сокращения и неформальной, и криминальной экономики является совершенствование системы выявления правонарушений и применение к нарушителям более действенных санкций.

Размер санкций может устанавливаться законодателем исходя из самых раз личных соображений – от культурных традиций общества до рационального рас чета или настроения правителя в момент принятия формальной нормы. В боль шей мере экономическому анализу поддается величина вероятности выявления нарушения, на которую оказывают влияние:

– степень четкости и однозначности определения того, что именно является нарушением обязательств;

– степень сложности измерения сторон и свойств деятельности агента, вели чина издержек такого измерения;

– возможность применения предусмотренных законом (правилом) санкций к нарушителю, определяемая как «пропускной способностью» контрольной систе мы и органов, осуществляющих наказание, так и социальными нормами, ограни чивающими эту возможность.

Первый из названных факторов связан с качеством проработки формальных правил (законов, контрактов) и может регулироваться государством, которое в принципе способно формулировать правила поведения экономических агентов, включающие четкие описания требований к ним. Российская экономическая ре форма началась в условиях крайней неопределенности правового поля. Отсутс твовала подавляющая часть законов, строго регулирующих экономическую де ятельность в рыночной экономике. А ведь предприятия не могут существовать в условиях институционального вакуума и там, где отсутствуют институты фор мальные (к каковым, прежде всего, следует отнести законодательство), появляют ся институты неформальные. Там, где правила игры не устанавливает государс тво, нередко свою волю начинает диктовать организованная преступность. Так, ненадежность легальной защиты контрактов обусловливает поиск ее субститутов предпринимателями в нескольких направлениях:

– обращение к частным силовым структурам, т.е. криминальному миру (основа усиления организованной преступности);

– инвестирование времени, сил и денег в налаживание «дружеских отноше ний» с государственными служащими, от которых зависят условия хозяйствова ния (что является основой для расцвета коррупции);

– ограничение деловых контактов уже существующим кругом родственных или земляческих отношений (формирование на этой базе «клановых соглашений»).

Неготовность российской судебной системы к развитию принципиально но вых экономических явлений в жизни общества привела к усилению роли орга низованной преступности в осуществлении правопорядка и «восстановления за конности» и т.д.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Следует констатировать, что степень сложности измерения сторон и свойств деятельности субъекта хозяйствования, величина издержек такого измерения лишь частично поддаются регулированию со стороны государства. Трудности из мерения зависят не только от уровня развития соответствующих методов изме рения, от качества работы системы мониторинга, но и от свойств и особенностей деятельности различных экономических агентов. Вместе с тем следует отметить, что ввиду резкого изменения экономических реалий, появления принципиально новых явлений и феноменов в экономике, такой анализ объективно оказывается чрезвычайно сложным. Проблема возрастает и ввиду неготовности соответству ющих кадров. Высокие издержки измерения, зависящие как от первой (управля емой), так и от второй (неуправляемой) групп причин, объективно направляют интерес контролирующих государственных служб в те сектора экономики, где деятельность экономических агентов и ее результаты могут быть оценены и из мерены с наименьшими для государства затратами. Иными словами, чем легче в каком-то секторе экономики осуществлять измерения и контроль, тем с большей вероятностью именно на нем будет сконцентрировано внимание контрольных служб государства. Таким образом, наиболее важные сферы экономики, как то финансово-кредитная сфера, внешнеэкономические связи и т.д., оказываются на именее контролируемыми со стороны российского государства.

На деятельность контрольных служб в настоящее время выделяются огра ниченные средства, финансирование ни в коей мере не зависит от вклада этих служб в общий доход государственного бюджета. Отсутствует, как правило, и не посредственное экономическое стимулирование работников контрольных служб, когда их индивидуальные доходы находились бы в определенной зависимости от величин выявленных нарушений (т.е. объема санкций, предъявляемых нарушите лю, и средств, получаемых от него в доходы государства). Следовательно, ведя себя экономически рационально, как сама контрольная служба в целом, так и каж дый ее отдельный работник нередко демонстрируют поведение, выражающееся в минимизации усилий на выполнение поставленных перед службой и ее работни ками задач. В результате этого происходит концентрация внимания на тех секто рах экономики и тех экономических агентах, контроль за деятельностью которых (включая измерение ее параметров и результатов работы) требует наименьших усилий, либо контроль за которыми «заказан» и оплачен.

Подобная концентрация внимания на определенных секторах в условиях огра ниченности возможностей контрольных служб приводит к возникновению кон курентных преимуществ у тех экономических агентов, которые менее «удобны»

для государственного контроля;

к возникновению стимулов у объектов усиленно го контроля к изменению параметров своих активов (имущества) с целью сделать их менее доступными для контроля.

Третий фактор, влияющий на вероятность выявления правонарушения, – воз можность применения предусмотренных законом (правилом) санкций к нарушите лю. С полной уверенностью можно констатировать, что в современных российских СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) условиях законодательная норма действует избирательно, зачастую исходя из не формальных взаимодействий выявленного правонарушителя с контрольной служ бой или ее работниками. Тем самым, формируется объективная база для коррупции, и те экономические агенты, которые в ней участвуют, приобретают преимущества в конкурентной борьбе. Для них вероятность подвергнуться санкциям снижается, а, следовательно, возрастает вероятность нарушений контракта с государством.

Базовой проблемой на пути сокращения теневой экономики является карди нальное повышение ответственности государственных и муниципальных долж ностных лиц. Особенно опасен переход в «стан» теневой экономики тех, кто призван с нею бороться, – сотрудников властных и силовых органов. Социоло гические опросы показывают, что, по мнению подавляющего большинства оп рошенных, высшие органы государственного управления и правоохранительные структуры поражены коррупцией и, следовательно, сами принадлежат к теневой экономике. Такая оценка обществом государства едва ли не наиболее опасное следствие расширения теневой экономики.

В целях борьбы со сложившимся положением следует коренным образом пере строить механизмы формирования кадрового состава исполнительной и судебной власти на основе таких понятий, как «репутация», «квалификация», «опыт». Это позволит очистить состав государственных чиновников от лиц, связанных с тене вой экономикой, укрепить судебную систему. Для эффективного противодействия коррупции и связанным с нею теневым процессам в российской экономике огром ное значение имеет проведение продуманной административной реформы.

Сокращение теневой экономики невозможно без активного и постоянного проведения работы, нацеленной на формирование неприятия гражданами России теневой экономической деятельности по моральным соображениям. Такие меры должны осуществляться на всех этапах жизни человека. Мировой опыт показы вает, что развитые демократические государства широко используют практику государственных заказов на подготовку и публикацию материалов в СМИ, имею щих антикриминальную направленность, создание соответствующих литератур но-художественных произведений и т.д.

Необходимо добиваться повышения общественной значимости такого по нятия, как деловая репутация. В данном контексте следует всемерно поощрять создание общественных организаций, ставящих своей целью сбор, анализ и рас пространение информации относительно деловой репутации социальных и эко номических агентов. Одновременно важно усилить ответственность за необосно ванное очернение репутации.

Трудно переоценить важность решения задачи ограничения масштабов тене вой экономики в современной России. Реализация этой цели будет содействовать преодолению многих негативных сторон сложившейся в стране социально-эконо мической и социокультурной ситуации, усилению национальной безопасности. Ее достижение с очевидностью потребует консолидации всех здоровых сил общества, организации эффективного взаимодействия общества, государства и экономики.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) СОСТОЯНИЕ ОБОРОННОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ОПК РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ* А.П. Ситнов, генерал-полковник Оборонно-промышленный комплекс составляет ядро военной промыш ленности, под которой понимается часть промышленного комплекса страны, предназначенная для производства военной продукции (вооружения и военной техники, других материальных средств, используемых Вооруженными Силами в ходе боевой подготовки и ведения боевых действий). Главное его предназначе ние – создание вооружения и военной техники, необходимых для решения задач обеспечения национальной безопасности. Как показывает история развития на шей страны, ранее ОПК в целом успешно справлялся с возложенными на него функциями.

И сегодня оборонно-промышленный комплекс рассматривается как один из важных компонентов научно-технической и производственно-технологической базы развития системы вооружения ВС РФ, а также военно-технического сотруд ничества. Поэтому современное состояние обороной промышленности, ее про блемы важны не только для органов государственного и военного управления, но и для всей российской общественности.

1. Состояние и проблемы ОПК России За многие годы ХХ века мы привыкли к тому, что отечественный оборонно-про мышленный комплекс является самым высокотехнологичным сектором российс кой экономики, который выпускал не только вооружение и военную технику, не ус тупающие лучшим образцам вооружения других стран, но и поставлял на внутрен ний рынок многие виды автомобильной, бытовой, электронной и другой техники.

Высокая мощь оборонно-промышленного комплекса ранее обычно объяснялась огромными объемами военных расходов, о чем любили говорить государственные, политические и даже военные деятели конца 80-х – начала 90-х годов ХХ века. Не потрудившись узнать истинные объемы военных расходов СССР, они оценивали их в 19–20% от ВНП (свыше 300 млрд. долларов по официальному обменному курсу того времени), в то время как ЦРУ, разработавшее специальную модель для этого, оценивало реальные советские расходы на военные цели почти на порядок ниже: до * ноябрь 2005 г.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) 50 млрд. рублей за 1974 год, с последующим ростом до 1988 г. не более 2% в год, что соответствовало темпам экономического развития СССР1.

На самом деле постоянный рост оборонно-промышленного потенциала того вре мени был обусловлен высокой эффективностью существовавшей тогда системы уп равления военной организацией страны, а также ресурсного обеспечения развития научно-технической и производственно-технологической базы ОПК.

На рис. 1 показан процесс разработки основных документов по развитию Воору женных Сил до 90-го года, свидетельствующий о том, что решение задач по созданию ВВТ осуществлялось комплексно, в тесной взаимоувязке с решением других задач экономического и социального развития страны. Так, по оценкам специалистов2, советский военно-промышленный комплекс потреблял всего 7% ресурсов страны, поставляя через машиностроительную промышленность на гражданский рынок 55% всех товаров народного потребления.

Рис. 1. Процесс разработки основных документов по развитию ВС СССР Кроме того, по имеющимся данным, военные расходы в 70-х годах сторицей окупались ростом национальной экономики (более 50% расходов на националь Шлыков В. Что погубило Советский Союз. http://www.mt.ru/defensive/vestnik8_1.html#2-up Завтра, № 31, август 1996 г.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) ную оборону возвращалось в виде национального богатства, а если брать только капиталовложения в оборонную промышленность, то каждый вложенный рубль приносил почти два рубля в объем национального богатства).

При этом наращивание потенциала оборонно-промышленного комплекса обеспечивалось тем, что перед оборонными предприятиями постоянно стави лись перспективные, зачастую трудновыполнимые задачи. В процессе решения усложнявшихся задач в оборонной промышленности неуклонно наращивались научно-технический и производственно-технологический потенциалы. В соот ветствии с принятыми планами создания новых образцов вооружения осущест влялось ресурсное обеспечение ОПК: целевым образом направлялись средства государственного бюджета для создания новых производств, подготовки кадров необходимой специализации и квалификации, их социального обеспечения.

Реализации такого подхода сопутствовали большие объемы оборонных зака зов, обусловленные необходимостью решения широкого круга военно-стратеги ческих задач, а также значительный объем экспорта вооружения и военной техни ки во многие страны мира.

В результате большие ресурсные затраты с высокой эффективностью окупа лись научно-техническими достижениями, многие из которых находили широ кое применение в создании гражданской продукции. Именно поэтому оборонная промышленность была, и благодаря накопленному тогда потенциалу во многом остается сегодня, наиболее высокотехнологичным сектором российской эконо мики, а количество и качество созданного до 90-х годов вооружения было таким, что и сегодня номенклатуру основного парка ВВТ Вооруженных Сил и экспорта составляют образцы вооружения тех времен.

Качественно новый этап развития оборонной промышленности наступил в 90-х годах с переходом России к рыночной экономике.

Для ОПК главным следствием этого перехода стало существенное нарушение управляемости оборонных предприятий ввиду постоянной реорганизации систе мы управления оборонной промышленностью (рис. 2).

Поскольку оборонно-промышленный комплекс, как любой сектор экономики, развивается по своим собственным законам, являющимися производными от общих экономических законов, то переход к рыночной экономике существенным образом изменил как структуру, так и основы функционирования оборонных предприятий.

Что касается структуры, то сегодня оборонно-промышленный комплекс – это условное название совокупности военно-ориентированных предприятий, в том числе:

– государственных предприятий и организаций, находящихся в ведении фе деральных органов исполнительной власти или органов исполнительной власти субъектов Федерации;

– акционерных обществ (с участием и без участия государства), в отношении которых федеральные органы исполнительной власти осуществляют единую го сударственную политику в сфере проведения работ по созданию, ремонту и ути лизации продукции военного и гражданского назначения.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) Рис. 2. Эволюция системы управления обороннопромышленным комплексом Российской Федерации (без учета ядерного оружейного комплекса) Как единая система, в рамках которой были бы объединены различные обо ронные предприятия, функционирующие по единому замыслу и под управлением единого органа управления, российский оборонно-промышленный комплекс еще не сформировался и пока нет предпосылок к тому, что в ближайшее время это будет сделано, особенно если учитывать разнообразие организационно-правовых форм, в которых функционируют оборонные предприятия.

Так, из 1262 предприятий, включенных в Сводный реестр организаций оборон но-промышленного комплекса, состав которого утвержден приказом Минпромэ нерго России от 10 сентября 2004 года № 104, к государственным предприятиям относится только 53%. Напомним, что по состоянию на 1 января 1992 г. в состав оборонной промышленности входило 2160 предприятий и организаций.

Все оборонные предприятия распределены по девяти отраслям (рис. 3). По мимо этих отраслей, специфическим сегментом оборонно-промышленного ком РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) плекса является ядерный оружейный комплекс Российской Федерации, выполня ющий комплекс работ от фундаментальных исследований до разработки, произ водства, обеспечения эксплуатации и испытаний ядерных зарядов и боеприпасов различных классов и для разных носителей.

На рис. 4 показаны данные ОПК с точки зрения распределения его предпри ятий по организационно-правовым формам и формам собственности. Как вид но, значительная часть предприятий относится к так называемым коллективным формам собственности – акционерным обществам. Считается, что именно такая организационно-правовая форма позволяет наиболее эффективно использовать преимущества рыночной экономики за счет реализации современных экономи ческих механизмов, в том числе активного привлечения частного капитала через акционерный механизм для своего развития. Однако низкий уровень капитали зации акционерных обществ, созданных к сегодняшнему дню в ОПК, – больше половины из них имеют мизерный по современным меркам уставный капитал – менее полумиллиона рублей, обусловливает низкую заинтересованность инвес торов во вложении своих средств в развитие этих предприятий. Таким образом, оборонные предприятия с низкой долей капитализации фактически обречены в перспективе на поглощение более сильными конкурентами. А это говорит о нестабильности сегодняшней структуры ОПК.

Рис. 3. Распределение предприятий ОПК по отраслям (%) Деструктивный характер многих макроэкономических процессов 90-х годов обусловил ухудшение его производственных показателей, основные из которых представлены на рис. 5 и 6.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) И действительно, технологическое оборудование ОПК возрастом старше лет составляет около 85%, а старше 20 лет – 60% от общего количества. Доля амор тизационного износа в целом по основным производственным фондам составля ет свыше 50%, по активной части – 75%. Доля оборудования, имеющего прямое отношение к исследованиям и разработкам, снизилась за последние шесть лет с 69,3% до 35%. Фондовооруженность (отношение общей стоимости основных фон дов предприятий ОПК к суммарной среднесписочной численности) российского научного сотрудника в 25 раз ниже американского и в 15 раз – европейского.

Уровень рентабельности предприятий оборонной промышленности по отно шению к 1990 г. сократился более чем в 2 раза. При этом производство ВВТ явля ется убыточным на каждом шестом предприятии, а гражданской продукции – на каждом третьем.

Рис. 4. Распределение предприятий ОПК по организационноправовым формам собственности и уставному капиталу Обострена кадровая проблема в ОПК. За последние десять лет потеря квалифи цированных специалистов на предприятиях оборонно-промышленного комплекса составила 70%. Уменьшение численности работников отмечено на предприятиях всех отраслей комплекса. Наибольшее снижение наблюдалось на предприятиях РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) промышленности боеприпасов и спецхимии – 8,8%, электронной промышленнос ти – 6,1%, радиопромышленности – 5,1%. Сегодня средний возраст работающих в ОПК приближается к пенсионному – 54 года, а в научной сфере – 56–57 лет1. При этом фактически прекращен процесс воспроизводства кадрового потенциала.

Такое состояние оборонно-промышленного комплекса не позволяет решать задачи по созданию не только перспективных образцов вооружения, но и совре менных, необходимых для технического оснащения ВС РФ, что негативно сказы вается на качественных параметрах создаваемого вооружения (рис. 7).

К примеру, заданным требованиям надежности в настоящее время соответс твует всего около 70% основных типов образцов ВВТ. Для техники сухопутных войск безотказность отечественных образцов БТВТ ниже безотказности зару бежных аналогов: по танкам – в 2,5 раза, по БМП – в 1,8 раза. Низкий уровень надежности усугубляется старением парка вооружения, сокращением объемов технического обслуживания, плачевным состоянием ремонтных органов и пред приятий, крайне низким финансированием.

Рис. 5. Динамика состояния оборонно-промышленного комплекса Экономика ВПК России (июль – сентябрь 2005 г.). Информационное агентство ТС ВПК, 2005.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) Рис. 6. Динамика производственных показателей оборонно-промышленного комплекса Срок хранения образцов ВВТ без потери эксплуатационных свойств в среднем для российских образцов вооружения составляет 10–20 лет, т.к. не осуществля ются планово-предупредительные и модернизационные мероприятия (для аме риканских – до 40 лет).

В ВМФ интенсивность отказов оборудования современных АПЛ в 1,5–2 раза выше, а их электромеханического оборудования за первые 10 лет эксплуатации практически на порядок выше, чем для кораблей предыдущего поколения. Про должительность технического обслуживания и ремонта кораблей в 1,5–2 и более раз превышает нормативные значения. Стоимость заводского ремонта кораблей приблизилась к стоимости их постройки.

Все это стало результатом действия противоречий, обусловленных несоот ветствием эволюционного развития структуры ОПК в 90-х годах, революционно РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Рис. 7. Основные показатели качества современного отечественного ВВТ му характеру изменений экономических отношений. Таким образом, его развитие не смогло успеть за изменением экономических отношений. Это породило мно жество проблем, характеризуемых следующими качественными параметрами:

– избыточность;

– низкая производительность труда;

– слабая специализация;

– высокая энергоемкость и материалоемкость;

– устаревшие производственные технологии;

– фрагментарная кооперация с западными странами;

– низкое качество продукции и несовершенство системы его обеспечения;

– неразвитость конкурентной среды;

– устаревшая инфраструктура, оставшаяся практически без изменений с 80-х годов ХХ века;

– отсутствие предложений конкурентоспособной продукции гражданского на значения, способной вытеснить продукцию иностранных производителей с внут реннего рынка;

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) – высокое влияние административного аппарата, не позволяющего использо вать современные организационно-экономические механизмы, при отсутствии реальной ответственности федеральных органов исполнительной власти за со стояние ОПК и др.

Результатом этого стало то, что постепенно оборонно-промышленный комп лекс утрачивает свое значение компонента военной организации.

Фактическое самоустранение государства от управления оборонно-промыш ленным комплексом, что проявляется в относительно малой доле государс твенной собственности в нем, а также в незначительной доли Государственно го оборонного заказа в общей загрузке оборонных предприятий породило ряд процессов, характер которых будет определять дальнейшее развитие ОПК как экономической системы.

2. Основные процессы, определяющие тенденции развития ОПК Все процессы, происходящие сегодня в оборонно-промышленном комплексе носят организационно-экономический характер, т.е. имеют как организационную сущность, так и экономическую. При этом отделить организационную составля ющую от экономической невозможно, поскольку обе они находятся в диалекти ческом единстве.

В целом, всю совокупность процессов можно объединить в следующие группы:

– процесс дальнейшего «ухода» государства от управления оборонно-промыш ленным комплексом;

– процессы интеграции оборонных предприятий, заключающиеся в формиро вании более крупных интегрированных структур;

– приватизация и акционирование, обеспечивающие процессы интеграции;

– конверсия оборонного производства;

– диверсификация оборонного производства, по сути ставшая результирую щим процессом в ОПК.

Сегодня на практике реализуется тезис, что государство не может быть эф фективным собственником. А отсюда и практическая реализация стратегии ухода государства от управления оборонно-промышленным комплексом.

При этом в оборонно-промышленном комплексе роль государства формально остается высокой, о чем свидетельствуют принятые на государственном уровне нормативные правовые документы.

Так, в «Основах политики Российской Федерации в области развития оборон но-промышленного комплекса на период до 2010 г. и дальнейшую перспективу», в частности, отмечено, что развитие ОПК относится к числу высших приоритетов политики государства, что обусловлено его ключевой, системообразующей ролью в решении оборонных, политических, внешнеэкономических, социальных и дру гих задач государственного строительства.


РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Однако на практике функционирование оборонных предприятий в большей степени ориентировано на их саморазвитие, так как государство проводит поли тику обеспечения свободной конкуренции практически во всех секторах россий ской экономики.

Свидетельством активизации такой политики является проведение админис тративной реформы. Основные ее направления определены Указом Президента Российской Федерации от 23 июля 2003 г. № 824 и включают:

– ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность субъ ектов предпринимательства, в том числе прекращение избыточного государствен ного регулирования;

– исключение дублирования функций и полномочий федеральных органов ис полнительной власти;

– развитие системы саморегулируемых организаций в области экономики;

– организационное разделение функций, касающихся регулирования эконо мической деятельности, надзора и контроля, управления государственным иму ществом и предоставления государственными организациями услуг гражданам и юридическим лицам;

– завершение процесса разграничения полномочий между федеральными ор ганами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, оптимизация деятельности территориальных органов исполнительной власти.

Для оборонных предприятий это привело к тому, что с точки зрения эконо мических условий функционирования они сегодня практически не отличаются от предприятий других отраслей экономики, поскольку участие в выполнении Госу дарственного оборонного заказа значительных льгот не дает. А это неправильно.

Ведь развитие оборонных предприятий, в отличие от предприятий других сек торов экономики, самостоятельных в выборе источников финансирования своей деятельности, напрямую определяется, прежде всего, размерами ассигнований на выполнение Государственного оборонного заказа и объемами заключенных экс портных контрактов на поставку продукции военного назначения. Сегодняшних объемов ГОЗ и экспортных поставок ВВТ недостаточно для загрузки имеющихся мощностей до уровня рентабельности.

Это обостряет проблемы ОПК и стимулирует его предприятия к «уходу» от государства в интересах поиска других источников развития. Таким образом, на правленность двух тенденций – уход государства от ОПК и уход ОПК от государс тва – совпала, и если ситуацию не изменить, может оказаться так, что оборонная промышленность перестанет быть оборонной в прямом смысле слова.

К тому же произошло в очередной раз реформирование системы управления ОПК.

Сегодня основным органом управления оборонной промышленностью стало Федеральное агентство по промышленности, анализ направлений деятельности которого, аккумулировавшего большую часть функций ранее существовавших СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) российских агентств, показывает, что предпосылок для создания стройной систе мы управления ОПК нет. А следовательно нет предпосылок к прекращению про цесса «разбегания» государства и ОПК.

Государство видит выход из сложившейся проблемы в создании экономически самостоятельных, финансово мощных интегрированных структур. Поэтому дру гим основным процессом, характерным для ОПК, стал процесс создания интег рированных структур, т.е. объединения отдельных оборонных предприятий, ко торый принято называть интеграционным.

Интеграционные процессы в оборонно-промышленном комплексе стали во многом реакцией на стихийно проведенные конверсию, демонополизацию и приватизацию оборонной промышленности в 90-х годах. Плачевное состояние оборонно-промышленного комплекса в эти годы заставило государство искать новые способы возрождения оборонной промышленности, основные из кото рых стали связывать с ее реформированием путем создания интегрированных структур.

При этом необходимо отметить две противоположные тенденции, лежащие в основе интеграционных процессов в ОПК: с одной стороны, стремление госу дарства формализовать их путем использования административного ресурса, а с другой – действие экономических законов слияния и поглощения корпораций, свойственных рыночным отношениям.

Первая тенденция нашла воплощение в Федеральной целевой программе «Ре формирование и развитие оборонно-промышленного комплекса (2002–2006 гг.)», в соответствии с которой формирование интегрированных структур рассматри вается как основа структурного реформирования оборонной промышленности, конечной целью которого является формирование системообразующих широко диверсифицированных межотраслевых научно-производственных корпораций нового типа, включающих производство как военной, так и гражданской продук ции и способных составить конкуренцию на мировом уровне. При этом считает ся, что интеграция оборонных предприятий объективно является безальтерна тивным процессом осуществления глубоких (кардинальных) структурных преоб разований и создания нового облика оборонно-промышленного комплекса, спо собного конкурировать с транснациональными корпорациями, действующими на мировых рынках.

Катализатором интеграционных процессов в ОПК, основанных на рыночных способах, во многом стало военно-техническое сотрудничество, которое в усло виях небольшого по объему Государственного оборонного заказа стало стимулом к организационному и экономическому объединению предприятий кооперации для выполнения экспортных контрактов.

Например, для многих предприятий авиационной промышленности единс твенной возможностью выжить оказался экспорт. Поэтому именно начало рабо ты на внешнем рынке становилось стимулом для восстановления распавшейся РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) кооперации или налаживания новых связей путем создания интегрированных структур.

Однако процессы интеграции осложняются рядом проблем, в результате чего планы по созданию интегрированных структур не выполняются (рис. 8).

Прежде всего, это неустойчивое финансовое положение многих оборонных предприятий, вовлеченных в интеграционные процессы. Во многом из-за этого планы в отношении создания интегрированных структур постоянно меняются.

Так, в соответствии с Федеральной целевой программой «Реформирование и раз витие оборонно-промышленного комплекса (2002–2006 гг.)» предполагалось за три года создать более 70 интегрированных структур. Сегодня идет речь о созда нии 42 холдингов (в 2004 г. создано 5 холдингов).

* C учетом предприятий, включенных в ранее созданные ИС, проекты развития которых были одобрены.

Рис. 8. Динамика формирования интегрированных структур С процессами интеграции по многим позициям пересекаются процессы прива тизации и акционирования оборонных предприятий.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) В настоящее время государство усиливает курс на приватизацию предприятий ОПК, без которой, как считает Правительство Российской Федерации, они не бу дут конкурентоспособными. Процессу приватизации зачастую противостоят ин тересы регионов. Так, в значительной части регионов законодательные собрания требуют остановить приватизацию оборонных предприятий и научных центров, поскольку этот процесс зачастую усугубляет социально-экономическую ситуа цию на местах.

Для ОПК, как системы, действие процессов интеграции, приватизации и ак ционирования проявляется в постоянном сокращении количества предприятий, которые отнесены к оборонным. На рис. 9 показаны причины вывода предпри ятий из состава ОПК. Как видно, основная причина – решения арбитражных су дов. А это связано, прежде всего, с разрушением предприятия как экономической системы из-за высоких долгов, во многом порожденных государством неоплатой поставленной ранее вооружения и военной техники, а также отказом от закупки тех или иных образцов вооружения.

Рис. 9. Ликвидация и выведение предприятий из состава ОПК Еще одним важным, но постепенно затухающим, является процесс конверсии оборонной промышленности, следствием которого стала переориентация де ятельности многих предприятий, ранее выпускавших оборонную продукцию.

Пик работ по конверсии пришелся на начало 90-х годов и был вызван необхо димостью адаптации структуры оборонно-промышленного комплекса реальному объему Государственного оборонного заказа. Организующую роль работ по кон РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) версии оборонного производства и связанной с ней реструктуризации ОПК вы полняло государство, для чего были принят ряд федеральных целевых программ.

Затем роль государства в финансировании конверсионных мероприятий начала снижаться.

Процесс конверсии обусловил активизацию и такого процесса, как диверсифи кация производства, которая позволяет оптимальным образом варьировать выпуск гражданской и военной продукции с тем, чтобы обеспечить максимально возмож ную прибыль предприятий. И хотя пока роль диверсификации еще незначительна в развитии ОПК, тем не менее, она постепенно переходит на главенствующие по зиции и обусловила такой важный процесс, как военно-гражданская интеграция.

В целом необходимо отметить, что процессы, происходящие в ОПК, носят сложный и противоречивый характер.

И тем не менее, несмотря на отмеченные проблемы и разнонаправленность про исходящих процессов, у оборонно-промышленного комплекса есть перспективы.

3. Перспективы развития оборонной промышленности в складывающихся сегодня условиях Несмотря ни на что, оборонно-промышленный комплекс остается, пожалуй, единственным высокотехнологичным сектором российской экономики. Более того, он сегодня производит образцы вооружения, многие из которых не уступа ют зарубежным.

На рис. 10 приведено примерное соотношение уровней развития отечествен ных образцов ВВТ и их зарубежных аналогов.


Результаты такого сравнения показывают, что по некоторым видам страте гического вооружения, авиационной техники, надводных кораблей и ЗРК ПВО Сухопутных войск у нас пока сохраняется относительно высокая конкурентос пособность.

По боевым возможностям отечественные системы ПВО на базе ЗРК С-300ПМУ, С-400 и др. сегодня не уступают лучшим западным аналогам и имеют возмож ность глубокой модернизации электронных компонентов, активных средств и программного обеспечения.

До сих пор Россия остается непревзойденным лидером, в частности, в ракет но-космической технике (ракетоносителей и пилотируемого космоса). Именно поэтому в большинстве международных проектов освоения космического про странства она играет одну из основных ролей.

Наше преимущество продолжает сохраняться в области межконтиненталь ных баллистических ракет стратегического назначения всех видов базирования, что является фактором сдерживания и обеспечения оборонной безопасности России.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) Рис. 10. Соотношение уровней развития отечественных и зарубежных образцов вооружения Даже в условиях незначительных объемов Государственного оборонного за каза Министерство обороны РФ продолжает разработку современных образцов вооружения (рис. 11).

Это позволяет говорить о том, что не все еще потеряно для технологического развития отечественного оборонно-промышленного комплекса. Благодаря этому сохраняется возможность потеснить другие страны в доле мирового рынка высо котехнологичной продукции.

Определенный оптимизм в перспективы развития оборонно-промышлен ного комплекса вселяет деятельность ряда отечественных предприятий этого комплекса. Сегодня отдельные из них являются лидерами по темпам развития не только в оборонной промышленности, но и в экономике страны в целом.

Тринадцать акционерных обществ оборонно-промышленного комплекса имеют уставной капитал более 1 млрд. руб., что свидетельствует о масштабах их раз вития.

Наиболее яркими примерами успешного развития являются ОАО «Научно производственная корпорация «Иркут», ОАО «Казанский вертолетный завод», Волгоградское ФГУП «Баррикады» и др. Эти предприятия успешно совмещают выпуск продукции военного и гражданского назначения, овладевают современ ными организационно-экономическими механизмами, позволяющими им успеш но функционировать в условиях рыночных отношений.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Рис. 11. Основные результаты работы ОПК при выполнении ГПВ Дальнейшие перспективы и пути развития отечественного оборонно-про мышленного комплекса определяются тем, какая модель его дальнейшего разви тия будет реализовываться. В настоящее время существуют следующие взгляды на роль и место оборонно-промышленного комплекса в современной российской экономике.

1. Жесткая увязка развития оборонно-промышленного комплекса с целями развития системы вооружения. В соответствии с этой точкой зрения перспек тивы реформирования ОПК и его технического перевооружения увязываются с приоритетными образцами ВВТ, создание которых предполагается в соответс твии с программами и планами развития системы вооружения. Основной пред посылкой такого развития является целевое предназначение ОПК как произ водственного сектора, призванного в первую очередь выполнять Государствен ный оборонный заказ.

2. Развитие оборонно-промышленного комплекса как производственной базы военно-технического сотрудничества.

Возобладание этой точки зрения, которая постепенно становится доминирую щей, особенно в экспортоориентированных отраслях ОПК, обусловлено большей СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) заинтересованностью оборонных предприятий в выполнении экспортной состав ляющей, чем в выполнении работ в интересах обеспечения обороноспособности Российской Федерации.

На практике реализацию этой точки зрения можно наблюдать в интеграцион ных процессах, происходящих в настоящее время в ОПК, когда интегрированные структуры образуются прежде всего вокруг оборонных предприятий, имеющих значительный портфель экспортных заказов.

3. Развитие оборонно-промышленного комплекса как высокотехнологичного сектора российской экономики, свободно функционирующего в условиях рыноч ных отношений.

Основная предпосылка при этом заключается в том, что оборонно-промыш ленный комплекс способен эффективно (прежде всего, с экономической точки зрения) функционировать в условиях свободных рыночных отношений, посколь ку может наполнить рынок высококачественной гражданской продукцией. Имен но с этой точки зрения формировались программы реформирования и конверсии оборонно-промышленного комплекса.

4. Развитие экономики страны в целом, без выделения оборонных предприятий как специфического сектора, как это сделано, в частности, в США, где отсутс твует понятие оборонно-промышленного комплекса как системы предприятий, объединенных единой системой управления, хотя есть предприятия, специали зирующиеся на выпуске только военной продукции. Для определения предпри ятий-исполнителей оборонных заказов организуется конкурс, обеспечивающий выбор наиболее «эффективного поставщика». Активность участия предприятий в конкурсах поддерживается предоставлением им ряда льгот.

Анализ реального процесса реформирования ОПК позволяет сделать вывод о том, что государство пока еще однозначно не определилось в той роли, которую должен играть оборонно-промышленный комплекс в экономике страны. Поэтому оборонные предприятия все больше переходят на пути саморазвития.

С экономической точки зрения саморазвитие оборонных предприятий счита ется выгодным – ведь государству не нужно тратить дополнительных средств на их поддержку. Однако с точки зрения обеспечения национальной безопасности, это может привести к значительным потерям – многие предприятия просто пре кратят для них экономически невыгодное производство вооружения и военной техники в необходимых для технического оснащения ВС РФ количествах.

Следовательно, прежде всего необходимо четко определить роль и место обо ронно-промышленного комплекса, которая, по нашему мнению, должна в опре деленной мере объединять рассмотренные выше парадигмы его развития – он должен развиваться как высокотехнологический сектор отечественной промыш ленности, уровень научно-технического и производственно-технологического потенциала которого позволит обеспечить высокие темпы экономического роста страны, а также решение задач национальной обороны и развития военно-техни ческого сотрудничества.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) В соответствии с такой ролью оборонно-промышленного комплекса необхо димо принимать меры по его дальнейшему развитию.

Применительно к реализации программ и планов развития системы вооруже ния основные усилия должны быть направлены на законодательное решение тех проблем, которые затрудняют их реализацию (рис. 12).

Без кардинального увеличения ассигнований здесь не обойтись.

Как показывает сопоставительный анализ объемов военных расходов различ ных государств, Россия сегодня тратит значительно меньше средств на обеспече ние национальной обороны и безопасности (рис. 13).

Рис. 12. Действующее нормативно-правовое поле формирования и реализации ГОЗ и направления его совершенствования На протяжении последних лет динамика той части военных расходов, кото рые поступают в оборонно-промышленный комплекс для создания вооружения и военной техники, носит положительный характер (рис. 14), тем не менее, этих средств недостаточно для того, чтобы ОПК функционировал эффективно.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) Рис. 13. Действующее нормативно-правовое поле формирования и реализации ГОЗ и направления его совершенствования Рис. 14. Динамика объемов ГОЗ и экспорта ВВТ (% к предыдущему году) РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Так, если сопоставить динамику объема ГОЗ (как с учетом, так и без учета инф ляции) и динамику изменения основного показателя его функционирования – объ ема производства военной продукции и объемов, то становится очевидным, что со стороны оборонно-промышленного комплекса нет отклика, адекватного росту объемов финансирования (рис. 15). А это свидетельствует о том, что незначитель ные темпы увеличения объемов финансирования ОПК, не подкрепленные другими мерами поддержки его развития, не выведут оборонно-промышленный комплекс из кризиса. Сегодняшнее состояние ОПК таково, что необходимо кардинальное увеличение направляемых для его развития ресурсов. При этом речь идет не толь ко об увеличении объемов финансирования ГОЗ, но и направлении ресурсов для создания высокотехнологичной продукции гражданского назначения.

Рис. 15. Динамика прироста объемов ГОЗ и объемов производства военной продукции (% к предыдущему году) Ведь, как известно, в современных условиях экономический рост развитых стран обеспечивается в основном научно-техническим прогрессом и интеллектуа лизацией основных факторов производства. Так, на долю новых знаний, воплощае мых в технологиях, оборудовании и организации производства в развитых странах, приходится от 70 до 85% прироста ВВП. На долю семи высокоразвитых стран (из примерно 150 стран с экономикой рыночного типа) приходится около 80–90% нау коемкой продукции и весь ее экспорт. Доля России составляет только 0,3% 1.

Сироткин О.С. Лидерство на рынке наукоемкой продукции как стратегическая национальная идея. Высокие технологии XXI века «ВТ XXI-2003». Материалы конференции. 21–25 апреля 2003 г.

М.: ВК ЗАО «Экспоцентр», 2003.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) Следовательно, если существенно увеличить спрос на высокотехнологичную продукцию гражданского назначения, создаваемую оборонными предприятия ми, то развитие ОПК станет основой экономического развития России. Накоп ленные при этом научно-технический и производственно-технологический по тенциалы позволят также обеспечить коренное обновление парка вооружения и военной техники ВС РФ с тем, чтобы он в большей степени соответствовал характеру войн будущего.

В заключение хотелось бы повторить, что от того, какая роль будет определена оборонно-промышленному комплексу в экономике России, зависит и комплекс мер по его дальнейшему развитию. Но срок, когда эти меры еще способны при вести к положительному результату, уже проходит: существующие для интенси фикации развития оборонно-промышленного комплекса предпосылки – концен трация передовых научно-технических достижений, высоких технологий военно го и двойного назначения, а также сохраняющаяся способность государства по внесению корректив в происходящие в ОПК процессы постепенно теряют свою актуальность.

Поэтому если не ускорить принятие действенных мер на государственном уровне, то оборонно-промышленный комплекс может быть утрачен как науч но-техническая и производственно-технологическая база создания не только современных вооружения и военной техники, но и как «локомотив» экономики России.

По нашему мнению, такие меры должны, прежде всего, включать:

1. Создание эффективной структуры управления оборонно-промышленным комплексом, как экономической системой, обеспечивающей гармоничное раз витие всех его отраслей, неуклонное наращивание научно-технического и про изводственно-технологического потенциалов не столько административными, сколько экономическими методами.

2. Осуществление рациональной интеграции России в мировое технологичес кое пространство, реализуемой в рамках государственной промышленной поли тики на государственном уровне. То обстоятельство, что Россия пока еще сохра няет передовые позиции по отдельным направлениям развития научно-техни ческого прогресса, создает предпосылки для того, чтобы российский ОПК занял достойное место в мировом технологическом пространстве.

3. Стимулирование дополнительного спроса на высокотехнологичную продук цию ОПК, в том числе для удовлетворения потребностей государства и наиболее ресурсообеспеченных отраслей отечественной экономики. При этом необходи ма ориентация на конкурентоспособную продукцию, которая будет пользоваться спросом на внутреннем и внешнем рынках и реализация которой даст возмож ность получать средства, необходимые для воспроизводства высоких технологий, для обновления основных производственных фондов.

4. Важной государственной задачей является повышение эффективности уп равления инвестиционными потоками и создание механизма межотраслевого РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) перетока капиталов. При этом речь идет уже не только о привлечении новых ин вестиций, в том числе иностранных, но о создании механизмов направления этих инвестиций в сферу высоких технологий.

5. Повышение роли регионов в деятельности ОПК, поскольку именно в реги онах находится вся инфраструктура (в том числе социальные объекты), которой пользуются оборонные предприятия. Они обеспечивают их трудовыми ресурса ми и должны создавать благоприятные условия для производственной деятель ности. Тем более что оборонные предприятия, в свою очередь, вносят весомый вклад в экономическое благополучие областей, краев, республик.

6. Обеспечение координации Государственной программы вооружения и федеральных целевых программ, выполняемых за счет федерального бюджета, в интересах получения синергетического эффекта, выражаемого в виде нара щивания научно-технического и производственно-технологического потенци алов ОПК.

7. Создание системы, при которой одновременно с формированием Госу дарственной программы вооружения осуществлялась бы разработка програм мы технологического развития оборонно-промышленного комплекса, учиты вающая экспортный потенциал создаваемого оборонными предприятиями во оружения. При этом ресурсы, направляемые на эти цели в рамках, например, существующей сегодня федеральной адресной программы, должны рассматри ваться в виде государственных инвестиций, что в рыночных условиях предпо лагает возврат государству не только соответствующей доли получаемой при этом прибыли, но и доходов от использования созданной при этом собствен ности.

8. Стимулирование создания современного вооружения с высокими боевыми и эксплуатационными характеристиками, что необходимо в свете реформирова ния Вооруженных сил Российской Федерации. Высокие боевые свойства призва ны компенсировать сокращение количества боевого состава Вооруженных Сил, а высокие эксплуатационные характеристики должны обеспечить сокращение экс плуатационных расходов.

9. Развитие интеграционных процессов стран СНГ в области создания ВВТ. Основные предпосылки для этого заключаются в том, что на вооружении стран СНГ находятся, как правило, одинаковые образцы вооружения и военной техники, наиболее сложные из которых совместно разрабатываются и произво дятся оборонными предприятиями ряда государств Содружества.

Выводы 1. Государство еще не определилось в роли, которую должен играть оборон но-промышленный комплекс в современной российской экономике. Поэтому, несмотря на обилие различного рода нормативных документов, реальная госу СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ (2005) дарственная политика в отношении ОПК противоречива и не подкреплена дейс твенными мерами, способными устранить деструктивные тенденции в нем. Это стимулирует оборонные предприятия к саморазвитию и стремлению к уходу от выпуска оборонной продукции по Государственному оборонному заказу. Вследс твие этого отечественный оборонно-промышленный комплекс постепенно ут рачивает свои возможности по обеспечению вооружением и военной техникой силовых компонентов военной организации. Его сегодняшнее состояние продол жает оставаться кризисным.

2. Необратимые изменения в ОПК еще не произошли. Однако пока еще су ществующие предпосылки для его развития – концентрация передовых науч но-технических достижений и высоких технологий военного и двойного на значения, а также сохраняющаяся способность государства по внесению кор ректив в происходящие в нем процессы – постепенно теряют свой потенциал.

По мере задержки с принятием действенных мер затраты на восстановление утраченных оборонно-промышленным комплексом позиций будут резко уве личиваться.

3. Государство сохраняет возможности для принятия действенных мер по вы воду оборонно-промышленного комплекса из кризисного состояния. Для приос тановления деструктивных процессов, продолжающихся в ОПК, прежде всего, должны быть приняты меры по созданию действенной в рыночных условиях сис темы управления оборонной промышленностью, а также корректировке проис ходящих в нем процессов структурных преобразований.

4. В оборонно-промышленном комплексе имеются предприятия, темпы разви тия которых свидетельствуют о том, что и в сложившихся сегодня условиях, при умелом использовании современных организационно-экономических механиз мов, свойственных рыночной экономике, можно функционировать достаточно эффективно, успешно совмещая выпуск продукции военного и гражданского на значения. Эти предприятия могут стать точками роста всего оборонно-промыш ленного комплекса.

5. Оборонно-промышленный комплекс должен рассматриваться как приори тетный объект вложения государственных средств, поскольку сохраняющийся в нем потенциал еще может быть реализован в фактор ускоренного экономическо го развития страны за счет развития высокотехнологичного сектора отечествен ной промышленности, что в большей степени, нежели экспорт углеводородного сырья, отвечает интересам России.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) РЕФОРМА СЕКТОРА БЕЗОПАСНОСТИ И ОПЫТ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ* Доктор Ференц Молнар, Государственный университет обороны, Центр исследований в области стратегии и обороны, Венгрия Вступление Одной из ключевых задач, возникших в самом начале перехода к демократи ческому строю в странах Центральной и Восточной Европы, было установление контроля над вооруженными силами, полицией, полувоенными формированиями и секретными службами, чтобы защитить процесс демократизации от их вмеша тельства. Эта сторона переходного этапа от коммунистической (государственно социалистической) авторитарной системы к демократии соответствовала западной теории демократических военно-гражданских отношений. В местном понимании этой теории (например, в Польше, Чехословакии и Венгрии) упор делался на демок ратический контроль над учреждениями оборонного комплекса. Были приняты но вые законы и поправки, а также возникла новая система институтов, построенная на демократических принципах и поддерживающая происходящие в обществе пре образования. Поскольку главные политические силы пришли к единому мнению относительно важности установления демократического контроля, а оборонные комплексы/секторы обороны этих стран в основном содействовали преобразова ниям, то в результате это позволило достичь относительно быстрого и недорого го политического успеха, который заключался в признании легитимности внутри страны и завоевании доверия в мире. И тем не менее, проблемы демократизации и эффективности этого сектора так и не были решены на фоне продолжающихся экономических трудностей.

Необходимостью устранить проблемы с демократизацией и эффективностью и обеспечить стабильность и безопасность в новых условиях было обусловлено появление в научных и политических кругах идеи реформирования сектора безо пасности. Это новый, более общий подход к демократическим военно-граждан ским отношениям, согласно которому сектор безопасности рассматривается бо лее широко, и который направлен на устойчивое социально-экономическое раз витие.1 Справедливость такого подхода подтверждает опыт стран, переживших * июнь 2005 г.

Hendricson, Dylan;

Karkoszka, Andrzej, The challenges of security sector reform в: SIPRI Yearbook 2002, 176–201;



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.