авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 34 |

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ РЕФОРМЫ ПУТИ РАЗВИТИЯ ...»

-- [ Страница 13 ] --

I. Алгоритмизация проектирования государственно-управленческих решений Государственное управление – это сфера человеческой деятельности, где точ ные (формализуемые) науки и методы опосредуются слабоформализуемыми мо тивами, целеполаганиями (явными и скрытыми), субъективностью, в т.ч. психо логией лидеров, управленцев и масс, проблемой «дурака» (в смысле защиты от «дурака»), недисциплинированностью исполнения, почти бесконечно-мерной факторностью задач и управленческих пространств.

Существенно, что на все это накладывается политичность и политизирован ность поля напряжений в виде столкновения реальных и не всегда светлых ин тересов, в общем, все то, что является предметом и характеристикой гумани тарных наук. Если в точных науках характерны точная же постановка задачи, точное определение искомого результата, применение устойчивых, часто обще известных математических алгоритмов выведения конечных формул для реше ния задачи, их проверяемость, то в гуманитарных науках ситуация существенно иная (рис. 2).

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Возникает вопрос, можно ли и как соединить некоторые необходимые качест ва и возможности точных наук и государственного управления, неизбежно опос редуемого гуманитарными науками, подходами и традициями?

Что в этой связи зачастую характерно для гуманитарной науки и затрудняет ее алгоритмизацию? Ответы можно найти в следующей плоскости:

1. Политическая истеричность, конъюнктурность и компанейщина.

2. Вольность обращения с понятиями.

3. Многозначность и неконтекстность базовых определений и категорий.

В гуманитарно В сферах точных наук опосредованных сферах Власть (политическое Управленческое проектирование опосредование) (субъективистское опосредование) Условие задачи Условие задачи А=127 Хотим как лучше Условие задачи Хотим как лучше (цель здесь) Требуется Требуется Требуется НИЧЕГО узнать Б=? узнать КАК достичь?

узнать не требуется (цель здесь) (цель здесь) Мог бы быть. Но на практике:

с потолка, из Алгоритм Алгоритм ХОЧУ – всем Алгоритм Б=(А) пальца, по наитию, решения: решения выполнять! решения «как во всех цивилизованных странах» и т.д.

Решение: Решение Решение (как процесс, (процесс, (процесс, Б=(127)=2032 Любые Любые как формула, формула, формула, как результат) результат) результат) Могла бы быть:

– априорная;

– текущая.

Проверка Проверка Проверка Если Б=2032, Но на практике:

решения: решения Постфактум решения то А=127 экспертная (верификация) (верификация) (верификация) дискуссия, все остаются при своем мнении.

Рис. 2. Сравнительные особенности постановки и решения задач в сферах точных и гуманитарных наук 4. Релятивизм позиций («ах это – так? Ну тогда мы – так, но от своего не отка жемся»).

5. Неопределенность, недоговоренность, недоразложенность проблемных полей.

6. Целевое томление («чего-нибудь бы светлого, осетринки ли с хреном, демок ратии ли, а может, народишку чего подкинуть»).

7. Наитие, интуитивизм и субъективизм.

8. Несистемность и некомплексность.

9. Слабая связанность целей, средств, условий, результатов, обратных связей (ищут не там, где кошелек потерян, а где удобно фонарь, например, светит).

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) 10. Необусловленность управленческой «функции цели».

11. Необоснованность и безответственность (в смысле механизмов ответс твенности).

12. «Облегченное» обращение с жесткой причинно-следственной логикой свя зей (априори известно, что «если А, то Б» и «А» то тогда, очевидно, Б?». Нет, гово рят, С, Д, Е – все, что угодно. От Гайдара до Кудрина. 1. Для роста ВВП нужно най ти и вложить деньги. 2. Свои деньги в стране есть. Кажется, что их надо вложить?

Нет, оказывается, что свои деньги нужно стерилизовать и пойти просить по всему миру под процент и политический диктат чужие деньги).

13. Необязательность в этапности.

14. Эмоциональная однопараметричность мышления (Феномен «идефикс». От Гайдара до Грефа: надо подавить индекс инфляции. Для этого задавливаем внутрен ний спрос, ликвидируем в рамках монетаризма собственные финансы и стерили зуем национальные доходы. Инвестиционный климат становится благоприятным, мы получаем массу иностранных инвестиций и страна, народ заживают счастливо.

Но – инвестиции не идут, народ переселяется на кладбище, а ТЕЗИС все тот же).

15. Психологическая зацикленность и догматизм (признание корректировки заблуждений равносильно поражению).

16. Разнородность, бесконечность, вязкость и несопоставимость дискуссион ной аргументации при выборе решения («об этом можно говорить бесконечно»).

17. Неранжируемость, отсутствие весовых множителей аргументации в случае больших по объему аргументационных рядов.

18. Неспособность фиксации этапа (дискуссии, аргументации, детали общего решения и т.д.), каждый раз обсуждается все заново, все в целом и разговор опять обо всем.

19. Неготовность решать четко извне поставленную задачу, но традиционная готовность говорить «по поводу» бесконечно, неизвестно зачем. Процесс прева лирует над результатом.

20.

Работа по принципу: делаем не то, что требуется, а то, что можем.

21. Неуважение к реалиям (принципу «здесь и сейчас»).

Этот, подчеркнем, неполный, довольно грустный для управленца ряд на самом деле и есть ключ к искомой алгоритмизации. Упрощенно говоря, нужно взять каждое НЕ и обратить его в позитивную противоположность, найдя процедурное или иное креативное предложение.

Доклад посвящен основному вызову: можно ли и как алгоритмизировать госу дарственное управление на стадии проектирования государственно-управленчес ких решений (государственных политик)?

Общая схема государственно-управленческого (как, впрочем, и корпоративно го) предлагается для анализа в следующем виде (рис. 3).

Интересы – структурируются по субъектам. Носят конечный, естественный, позитивистский, неделимый и неизбыточный, т.е. определенный и идентифици рованный характер.

ОС 1 априорная интерес Государственно верификация управленческие доку менты:

инструменты и ресурсы Послание Прези (аксиома 3) дента Р Пакетирова меры идентификация Указ су бъекты Е ние в интег дейст ценностная проблем Закон и объекты Ш рирующие вия цель (аксиома 1) Доктрина. Програм документы и Е решения М1 мы организовывание программы Н акты управления субпроблемы идеи И пропаганда и воспи неделимые концепты тание Я задачи контуры духовная подготовка (аксиома 4) решений и мобилизация (апел (аксиома 5) ОС 2 задач ляция к менталитету) М А лгоритмизированное проблемно управленческое дерево стадия проблемного разложения стадия у правленческого констру ирования (анализа) (синтеза) компарация реализация резу льтат Ц ц=Р аксиома 1 – если задать 100 вопросов, то будут идентифицированы все независимые и значимые проблемы. М 1 – проблемная матрица аксиома 2 – у гос ва тоже есть неотъемлемые интересы. М 2 – управленческая матрица аксиома 3 – если у государства не х ватает инструмента, оно его создает. ОС – обратная связь аксиома 4 – в процессе разложения проблем в субпроблемы и т.д. в иерарх ии всегда возникает далее неделимая – фу нкции цели (Ц – цель, Р – резу льтат) ц (атомизированная) управленческая задача.

аксиома 5 –для каждой задачи есть свое решение.

Рис. 3. Общая схема алгоритмизированного государственно-управленческого проектирования ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Интересы личности – жить (не болеть, кушать, иметь жилье, воспроизво диться), духовно и социально самореализовываться (свобода, права, возможнос ти, наука, образование, творчество, развитие, идейная и духовная осмысленность бытия), быть в комфорте, быть защищенной (предупреждение угроз, предотвра щение и минимизация ущерба, устойчивость условий существования).

Для группы и общества – пакеты из интересов личности и государства.

Интересы государства – территориальная целостность, суверенитет (эконо мика, внешняя политика, обороноспособность), устойчивость (в т.ч. в перспекти ве), прогрессивность развития (баланс традиционализма и модернизма), гуманис тичность (нравственность, цивилизованность), легитимность.

Из этих интересов и только из них и их производных формируются базовые ценностные цели государственного управления.

Конечно, есть проблема обращаемости целей в средства и конфликтности ин тересов, но она также производна от приведенного набора. В обращении с ним есть свои опасности. Например, гипертрофирования одних интересов и игнори рования других. На это отвечает принцип комплексности проектирования го сударственно-управленческих решений и производные от него принципы – мно гопараметричности управления и синтетичности сложных, балансирующих интересы управленческих решений.

Ценностное целеполагание. Мы рассматриваем его как явно выраженное на мерение реализовать интерес. В данном контексте цель – это не мишень, это на мерение выиграть соревнование по стрельбе или поразить противника (интерес).

Очень часто государственное управление проваливается по изначальной при чине – цель подменяется средствами. Естественно, что в локальных звеньях го сударственно-управленческого проектирования, даже чаще в звеньях реализации, цели и средства меняются местами. Нужно видеть иерархичность и субординацию пирамиды государственного управления, которые допускают обращение целей в средства и наоборот. Опасно и разрушительно в локальном пространстве присваи вать этим инструментам абсолютный характер. Опасно и разрушительно забывать при этом имманентный конфликт интересов (а значит целей) и необходимость ба ланса, т.е. подгонки всех целей друг к другу не в локальном, а в макропространс тве проектирования. В противном случае получается, что целью в Госкомитете по имуществу была скорость приватизации, институциональная реформа как таковая, реформа ради реформы. А в это время рядом ударными темпами возводился демог рафический т.н. «русский крест». Причем коэффициент парной корреляции сниже ния рождаемости, роста смертности и темпов приватизации был близок к единице.

Средство и цель в выше введенном смысле должны быть строго соотнесены.

Локальная цель никогда не может подменять цель ценностную.

Заметим при этом, что нами презюмированы выше такие априорные качества государственного управления, как нравственность и легитимность (легальность).

Самая большая ошибка, здесь возникающая, особенно в периоды модерниза ции (повышенной изменчивости) – это реформа ради реформы. Чаще всего при ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) этом и цена модернизации, измеряемая и в у.е., и, что важнее, в человеческих жиз нях, возрастает, да и сама реформа обычно проваливается.

Устанавливая ценностную цель государственно-управленческого проектиро вания, надо соотносить ее с операционной или утилитарной целью. Чаще всего техническое задание на проектирование государственно-управленческого реше ния звучит как: разработать программу (развития, реформирования, стабилиза ции и т.д.). Продуцирующий задание субъект часто сам исчерпывающим образом не знает, в чем состоит ценностная цель. Если же она в самом начале не опреде лена, то в основании нет главного кирпича. Здание такого государственно-управ ленческого решения будет ненадежно, скорее всего, рухнет.

Здесь очень важно обсудить так называемую «либеральную ловушку», особен но характерную для современной России. Догматически заявляя о примате лич ности над государством, с водой выплескивается и ребенок – приведенные выше неотъемлемые интересы государства. Без их реализации (например, территори альной целостности) государство как таковое эрозирует и даже может исчезнуть.

Что тогда будет с личностью? Например, в режиме распадающегося государства, или в режиме оккупации, или в режиме потерянного гражданства (лицо без граж данства)? Крайние примеры избраны, чтобы показать степень опасности такого подхода. А ответ есть – он опять в принципе «баланса интересов» и многопара метрического управления. Поэтому мы должны не забывать об аксиоме № 2 – «у государства как такового есть свои неотъемлемые интересы». Если их не видеть, то государство исчезает и хоронит под своими развалинами все остальное, вклю чая и либералов тоже.

Проблема. Есть масса общих определений этого понятия. В словарях, энцикло педиях, учебниках для студентов первого курса. В данном контексте проектиро вания государственно-управленческого решения категория проблема «начинает работать», если мы ее определяем как «препятствие на пути достижения пос тавленной цели». Здесь важно, что каждая проблема должна быть максимально интегрированной, самодостаточно идентифицированной, не перекрывающейся с другими проблемами, наиболее значимой с точки зрения торпедирования пос тавленной цели. Еще одно требование заключается в том, чтобы пространство проблем было заполнено полностью (аксиома № 1 – «задай сто вопросов»).

Не должно быть пробелов. Практика проблемного анализа показывает, что при таком категориальном определении проблемы ее фундаментальное свойство за ключается в том, что их не может быть много. Обычно их бывает не более 3–5.

Если их в рабочем анализе возникает больше, то это, скорее всего, говорит о том, что они зависимы, перекрывают друг друга и должны быть объединены. Правда, данный этап проблемного разложения довольно сложен, а вместе с тем фунда ментально ответственен.

Субъекты и объекты. Поскольку речь идет о государственном управлении, основанном на власти, то субъектами выступают полномочные лица и органы, РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) объектами могут быть как они же самые в соответствующей субординации и ие рархии, так и негосударственные лица. Причем очевидна диалектика обращае мости субъектов и объектов примерно также как в случае целей и средств.

Инструменты и ресурсы государственного управления в общем-то классич ны и стандартны. Это администрирование (прямое директивное управление, осно ванное на праве публичной власти или на праве собственника), бюджетное финан сирование, стимулирование и создание мотиваций добровольного поведения него сударственного сектора, издание «правил игры», перераспределение национальных богатств (финансов и натуры) и непосредственное участие в качестве хозяйству ющего субъекта в экономике, принуждение и насилие. Любые государственно-уп равленческие решения, меры и действия апеллируют к этому закрытому перечню.

Набор видов апелляции также конечен и представлен на рис. 3 в блоке «Государс твенно-управленческие решения».

Важно заметить здесь одну актуальную для России проблему также из ряда либеральных ловушек. Часто говорится, что «государство не может произвести такое-то управленческое действие, т.к. оно не вмешивается, например, в экономи ку и этого законного права у него нет». В частности, например, на регулирование цен в условиях ценового сговора металлургов. На этом госчиновники расписыва ются в бессилии. Но забывают при этом о наличествующем праве регулирования тарифов естественных монополий, например, которое суть именно ценовое регу лирование. И получается рентабельность ТЭК до 70%, первых переделов до 40%, а высокотехнологических отраслей – 5–9%. Все наоборот! Достаточно помнить и применять аксиому № 3 – «если у государства недостает легальных инструментов, то оно их создает». Издавая для этого необходимые нормативно-правовые акты.

Здесь никакой фатальной безысходности не может быть, здесь нет места прими тивизму типа «государство – это только ночной сторож». Здесь вновь важно под чинение средств целям, баланс в решениях.

Стадия проблемного разложения. Найти решение сложнейших интегри рованных, многофакторных проблем крайне сложно. Легче это делать, дезин тегрируя проблемы на субпроблемы, их разлагая в свою очередь на следующих уровнях, формируя тем самым ветвящееся, так называемое проблемно-управ ленческое дерево (рис. 4). Напомним еще раз, что под проблемой, субпроблемой и задачей мы понимаем препятствие на пути достижения поставленной в начале ценностной цели.

Дезинтегрируя проблемы таким субординированным порядком, мы можем, в конце концов, дойти до так называемой неделимой (атомизированной) задачи. Ее основной признак состоит в том, что ей соответствует конкретное управленчес кое решение. И поскольку произошло своеобразное «раздевание» проблемы, ее упрощение в смысле декомплексизации, то облегчается акт нахождения ее реше ния. В этих двух звеньях нашего алгоритма государственно-управленческого про ектирования необходимо заявить две очередные аксиомы.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Ценностная цель А Н Проблемы I II III А Л Субпроблемы 1 уровня И 2 уровня З № ого уровня Неделимые задачи С И Решения Н Т Пакеты решений Е З Программа действий t Рис. 4. Проблемно-управленческое дерево Аксиома № 4 – «в процессе разложения проблем в субпроблемы и т.д. в их иерархии всегда возникает далее неделимая (атомизированная) управленческая задача». Главное, до нее добраться.

Аксиома № 5 – «для каждой управленческой задачи есть свое решение».

Конечно, аксиома № 5 не утверждает степени эффективности самого решения, это отдельная задача, усложняющая, как правило, данное решение, совершенству ющая его.

Заметны два шага на этой стадии. Найдя неделимую задачку, сначала генери руют идею, концепт, контур ее решения. Это все еще проблемный анализ, область предметных знаний, конкретных отношений, подлежащих управлению и регули рованию. На этом шаге полезна так называемая проблемная матрица, которая помогает организовать дальнейший этап конструирования, переход к синтезу уп равленческого решения. Шаблон проблемной матрицы достаточно прост.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) № Проблема Идея, концепт, контур, решения 1 Человек хочет кушать Дать ему покушать Получив идею решения, мы облегчаем себе креативный шаг по поиску конк ретного облика этого решения, выписывания его с учетом уже доступных инстру ментов и ресурсов, для совершенно определенных субъектов и объектов регули руемых отношений и процедур управления. На этом шаге определяются уровень решения, адресация его апелляции к тем или иным типам государственно-управ ленческих документов или видов деятельности. Для организации работ здесь полезна так называемая управленческая матрица, собственно разворачивающая стадию управленческого конструирования (синтеза). Работа может вестись уже конкретно, над отдельным предметом, отдельным решением, отдельным управ ленческим документом в рамках реального регламента.

На практике неделимых (атомизированных) задач бывает очень много (мно гие десятки и даже сотни). Важно, что все они в силу методологии их возник новения подчинены изначально поставленной ценностной цели, иными слова ми, решают и решают именно ее. Сохраняется и соблюдается «чистота помыс лов», а точнее, мы страхуемся от так называемой мутации целей и мотивов. На каждом шаге предлагаемого алгоритма возможно проследить по уже проло женной (и зафиксированной) траектории, что решается именно изначальная, а не какая-нибудь другая задача и что она решается, а не забалтывается или подменяется.

Эта особенность алгоритма особенно важна для сверхзанятого руководи теля, политического лидера, который не имеет возможности участвовать в многочисленных дискуссиях и выработках решений, но хотел бы убедиться в обоснованности и прогнозируемой результативности решений. Хотел бы уве риться, что решается именно поставленная им задача и что она действительно решается.

Более того, принцип фиксируемости траектории поиска решения задачи, как на стадии анализа, так и на стадии синтеза, делает его прозрачным, верифициру емым и проверяемым. Причем, кем угодно, хоть другом, хоть оппонентом. Как в точных науках математическую формулу решения и ее вывод всегда можно прове рить. Найдя слабинку или ошибку – ее усилить или устранить. Сам ход нахожде ния решения тем самым алгоритмизуется.

Стадия синтеза, начавшаяся формированием множественных частных реше ний, далее переходит в их пакетирование. Многие частные решения могут быть объединены, решают одновременно разные задачи. Возникает вид и содержание государственно-управленческих документов, их набор. И очевидно, что в реаль ном государственном управлении необходима его организация во временной разверстке, своеобразная технологическая карта реализации. Иными словами, программа действий, пакетирующая частные решения и распределяющая их во времени.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Здесь общим местом является необходимость определения сроков, исполните лей, мер контроля и ответственности – это все хорошо известно.

Менее распространено представление о необходимых обратных связях. Мы выделяем две наиболее важные из них. Это, прежде всего, априорная верифика ция найденных решений, она проводится с целью проверки работоспособности решений, их соответствия изначальной цели, реализуемости (в т.ч. проходимос ти на стадии принятия), прогноза последствий реализации. Здесь в основном используются методы экспертной оценки, обратной алгоритмической верифика ции, построения и использования математической модели регулируемого комп лекса отношений.

И вторая – обратная связь. Чтобы не быть догматическим, отвечать изменчи вым, как и сама жизнь, условиям изначальной задачи, решение в целях обеспе чения своей эффективности и результативности должно быть рефлексивным и адаптивным. Для этого оно должно в процессе реализации постоянно перепрове ряться. Текущий результат в ценностных координатах изначально поставленной цели должен сравниваться с планировавшимся. Их несовпадение, как сигнал рас согласования или функция цели должен снова подаваться на «вход» системы уп равления, процесса проектирования государственно-управленческого решения, вызывать корректировку выработанных решений.

Практически это может осуществляться в виде заложенных в самих управлен ческих документах механизмах периодического обновления по итогам проверок, ежегодных национальных докладах, посланиях президента и т.п.

Однако в российской практике десятилетиями настаивают, например, на моне тарном сжатии спроса, ставят рекорды по золотовалютным запасам, а продолжи тельность жизни населения падает, Россия вымирает. И наблюдая ЭТО год от года уже больше десяти лет, государственная власть коррективы не вносит. Минист ров финансов объявляют лучшими министрами финансов года, все этому радуют ся, вместо того чтобы уволить по причине профнепригодности.

Говорится о росте ВВП, конкурентоспособности, борьбе с инфляцией, беднос тью, росте качества жизни, но проблемы не решаются и даже усугубляются, а… корректировок в изначально ошибочных решениях не производится. Поэтому об ратная связь № 2 чрезвычайно важна.

Предложенная системная методология проектирования государственно-уп равленческих решений (государственных политик) применима и для корпоратив ного управления в крупных компаниях.

Она носит не только умозрительно-академический или теоретико-методоло гический характер, но и вполне работоспособный прикладной.

Приведем для иллюстрации этого некоторые реальные проблемно-управлен ческие деревья.

Государственная политика промышленного развития России (рис. 5) Прогноз последствий ее реализации, построенный по математической модели национальной экономики (вместе с ЦЭМИ РАН), показал, что темп роста ВВП РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Рис. 5. Государственная федеральная политика промышленного развития россии. Проблемно-управленческое дерево Рис. 5. Государственная федеральная политика промышленного развития россии. Проблемно-управленческое дерево (окончание) ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) вполне мог бы стать 9–10% (не за счет экспорта сырья), выравнивающие уровень развитости российских регионов темпы роста ВРП, например, Дальнего Востока или Сибири могли бы превышать общероссийские на 10–17%. Возник бы струк турный отраслевой и региональный перелив капитала и т.д.

Проблема демографического кризиса русского народа (российского населе ния), рис. 6.

Проблема борьбы с коррупцией и теневой экономикой в России, рис. 7.

Проблема развития конкуренции в России, рис. 8.

В целом предложенный алгоритм преодолевает сформированные в начале до клада методологические трудности, в известной степени формализует и алгорит мизует процесс проектирования государственно-управленческих решений. Он носит универсальный характер, что позволяет применять его для самых разных вопросов из актуальной повестки современного государственного управления в России.

Но есть еще одна непростая проблема – алгоритмизация выбора решений в условиях множественности и слабой сопоставимости факторов.

II. Ценностный выбор решения в условиях множественности и слабой сопоставимости факторов Представим себе типичную дискуссию при выборе какого-либо управленчес кого решения. Как правило, существуют несколько возможных отличающихся ре шений. В этой связи в российской практике даже появился такой спекулятивный прием, как высасывание из пальца трех сценариев: пессимистического, оптимис тического и, соответственно, промежуточного, т.е., надо полагать, что нормаль ного. Очень часто, желая провести через начальство некую версию, к ней «при кладывают» еще две под указанными маркерами, хотя ценность всех трех версий приблизительно одинакова. Например, так часто действуют в области проектиро вания программ социально-экономического развития в МЭРТ.

Часто аргументационные ряды в пользу той или другой позиции насчитыва ют десятками, могут насчитывать сотни аргументов, доводов, факторов. Причем множественность возникает уже в пространстве целей, ибо вместо одной-единс твенной в жизни чаще возникает система целей. Иерархия целей также становит ся дискуссионной темой.

Дискуссия часто проходит в попытках использования неких интегрирующих макродоводов, которые, не вдаваясь в множественные внутренние детали слож ной материи, апеллируют, как кажется их авторам, к «самому главному», «само му определяющему» доводу. Понятно психологическое стремление найти этот перевешивающий фактор. Оно соответствует естественному желанию упростить сложную аргументационную картину при выборе решения.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Цель, ценность Ч исл енность р у сск ог о на р од а П р од ол ж и т е л ь н ос т ь ж и з н и Г осу да р ст в ообр а зу ю щ а я р ол ь Проблемы I II. В ы д а в л и в а ни е I I. Д ем о I V. Д ег р а д а ц и я I. Г л о б а л ь н ое р у сск и х н а р од о графия и и с т ор и ч е с к ое об р а з у ю щ и х (ч исл енность эт нопр от и во п от е н ц и а л ов на сел ения) с т оя н и е с р у с ск и м и Снижение рожд аемости Рост смертности Снижение у ровня жизни Рис. 6. Проблема демографического кризиса русского народа. См. подробнее рис. 6 (а–г) Применяется на практике и метод интуиции – когда есть сильная воля и го товность на личную ответственность. («Луна – твердая!» Так когда-то заявил С. Королев в условиях неопределенности характеристик поверхности Луны, от чего зависели прямо противоположные конструкции лунного модуля).

Часто дискуссия идет по принципу детской психологии. Когда аргументов очень много и они не вводятся в какую-либо систему, спор ведется примерно так.

Один дискутант говорит – мой аргумент самый круглый. Ему возражают – зато наш аргумент самый зеленый. Один – мой самый длительный, другой – мой са мый треугольный. Так и дискутируют «от забора до обеда». Исход найти в подоб ной неупорядоченной дискуссии, выбирая то или иное решение, крайне трудно.

Результат чаще всего – случаен и в общем необоснован.

Вместе с тем есть возможность также некоторой алгоритмизации процедуры дискуссии. Как показано выше, путь к упорядочению дискуссии заключается в разложении предметов спора на элементарные составляющие, выяснение дис куссионного результата по каждому простейшему вопросу, что гораздо легче и чаще всего возможно даже в агрессивной дискуссии. Действительно, простей ший вопрос позволяет и ответ согласовывать в простейшей форме. «Это длин ное?». Легко договориться, что это именно так или, наоборот, не так. Но уж в любом случае дискуссия типа – а не зеленое ли это длинное? – при таком раз ложении в дебри и ссору не заведет. Пройдя таким образом все элементарные микродискуссии, затем нужно найти способ синтеза микродоговоренностей в макрорезультат. И здесь также помогает способ разложения ценностных пола ганий на элементарные.

Практически это выглядит как процедура в виде нескольких этапов.

I. Г л оба л ь ное и ист орич еск ое эт нопрот ив ост ояние с русск ими Вера Геополитика Этноконфликт Двуполярный период и его наследие " Неоспиритуализм" Д Русофобия А Проблемы Распространенность Отрицательный православия иррационализма внешний (нью эдж, имидж Генерация нетрадиционных Природная, мистицизм и т.п.) России для России конфессий историческая Религиозное сектантство Слабость Последствия Земельные, Слабость авторитета, института секуляризации имущественные роли церкви православного проблемы церкви РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) в духовной и культурной образования функции государства Необходимость детализации конституционной Дефицит нормы об отделенности " позиционирования" церкви от государства церкви в СМИ Рис. 6 (а). Проблемы: Глобальное историческое противостояние с русскими II. Демография (численность населения) Снижение рождаемости Рост смертности Снижение у ровня жизни З Жилищная Миграционная Физическое Тех ногенные Феномен проблема проблема здоровье катастрофы массового Неу чтенность фактора нежелания расслоения дох одов иметь детей Престу пность, населения в благо войны при формировании Эмиграция полу чных госу дарственной семьях политики Иммиграция Экология Репатриация Дорожно У рбанизация транспортная смертность Отсу тствие активно Проблема формиру емых Политико псих ологический стресс дограждан в обществе ственных ценностных Маргинализация, потеря правовых З Су ицид поведенческих шкал социального стату са стату сов Политическая, Б экономическая Отсу тствие (неэффективность) госу дарственной неопределенность политики социализации (сироты, бомжи и т.

п.) Рис. 6 (б). Проблемы: II. Демографические (численность населения) ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) I I I. В ы д а в л и в а н и е р у сск и х А ссимил яция У т еч ка мозг ов Ж Я зыковое В ну т рироссийское В ыд авл ивание В ыд авл ивание выд авл ивание ру сское ру сских в пл анет арном выд авл ивание (ру сског оворящих ) измерении, из орг анов у т рат а О т с у т с т в ие Низкий г осу д арст венной мессианской г осу д арст ве нног о у ровень в л аст и рол и у правл ения з а р пл а т ы инт ел л ект у ал ь ной в нау ке эмиг рацией и об разовании В СНГ В России Засоренност ь У прощение, Фед ерал ь ный Мест ный ру сског о языка д е г р а д а ция Непрод у манная у ровень у ровень иност ранными ру сског о экономич еская С сл ов ами языка пол ит ика Су б ъ ект ы РФ А О т с у т с т в ие Перех ват Неопред ел енност ь РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) пл анет арног о ру сской т емы, официал ь ног о российског о псевд ору сские, ст ат у са Москва, Непропорционал ь ное проект а под ст авные ру сског о языка С. Пет ерб у рг эт нич еское об щест венные вну т ри ст раны пр е д с т а в ит е л ь с т в о и пол ит ич е ские и во внешних И орг анизации от ношениях Семейная кл ановост ь Рис. 6 (в). Проблемы: III. Выдавливание русских ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Рис. 6 (г). Проблемы: IV. Деградация народообразующих потенциалов РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Рис. 7. Проблема борьбы с коррупцией и теневой экономикой в России Цель, ценность 1. Прогресс российского рынка, внешний имидж и инвестиционные рейтинги РФ 2. Создание и развитие конкуренции на внутренних рынках 3. Конкурентоспособность российского бизнеса на внутреннем и мировых рынках 4. Преодоление исключительно санкционного характера российского антимонопольного законодательства, совершенствование мер по защите конкурентных отношений и интересов участник ов рынка Проблемы Низкая Теневая Структурные Несовершенство Негативные правовая экономика проблемы антимонопольного проявления культура Коррупция российской правового государственного экономики регулирования воздействия на конкуренцию Рис. 8. Проблема развития конкуренции в России. См. подробнее рис. 8 (а–в) ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Проблемы Структурные проблемы российской экономики Неразвитость Структурные Недостаточная Недостатки Перекосы среднего и малого недостатки С конкурентоспособность приватизации экономики бизнеса рынка у российского бизнеса на внутреннем б Недостижение целей приватизации Вытеснение крупным бизнесом и мировом рынках п Незавершенность процессов приватизации Несоверешенство р Негативные кредитной политики о последствия Отраслевой перекос Медленная адаптация адм. командной б Перекос в структуре экспорта Недостаточность бизнеса к открытой системы л механизмов конкурентной экономике Региональный перекос защиты отечественного е Административные барьеры производителя м Медленная адаптация к работе Несовершенство системы Факторы ы в конкурентной экономике налогообложения неэфф ти д ти естественных Отсутствие заинтересованности МСУ монополий Ориентированность с конкуренции (существование издержек на ценовую Недостоточное Современные негативные и неэффективное Низкий имидж качество продукции тенденции регулирование) России на рынках Несоответствие системы Психол. штампы: техрегулирования импорт=качество мировым стандартам Олигополизация рынков Высокая монополизация На внешних Несовершенство системы РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) рынков рынках стандартов качества Сговор З Несовершенство механизма разделения а конкурентных и естественно Государственная концепция конкурентной политики д монопольных видов деятельности а Вопросы конкурентоспособности России На внутренних ч Недостатки тарифообразования и российского бизнеса на мировых рынках рынках и Рис. 8 (а). Проблемы: Структурные проблемы российской экономики Проблемы Несовершенство антимонопольного правового регулирования С у б Недостатки Несовершенство Несовершенство п судебной материальных процессуальных р практики норм норм о б л Неедино Исключительно Недостатки Несовершенство е Процедуры Длительные образна санкционный правового составов м сроки характер регулирования Неразвитость правонарушений расследования ы Длительные антимонопольного естественных механизмов и санкций сроки законодательства монополий контроля Недифференц.

и надзора правил Нет составов и слабые за исполнением рассл. отд х Отсутствие норм по развитию конкуренции санкции в КоАП решений категорий дел Неразвитость и непоследовательность Функции ФАС Несовершенство конкурентной политики в РФ состава ст. 178 УК Отсутствие превентивных механизмов Ст. Монополистическая Отсутствие механизмов по защите Отсутствие диалога с бизнесом, потребителями деятельность Ст. интересов пострадавших лиц Недобросовестная Недостаток полномочий по расследованию дел / Отсутствие доктринального конкуренция слабая взаимосвязь с правоохранительными органами документа, задающего эту политику З а д а Государственная концепция Изменения Изменения ч конкурентной политики в РФ в КоАП в УК и Рис. 8 (б). Проблемы: Несовершенство антимонопольного правового регулирования ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Проблемы Низкая правовая культура Негативные проявления Теневая экономика государственного воздействия на конкуренцию Коррупция С у Государство как б хозяйствующий субъект п р Низкий Низкий о уровень уровень культуры б Неправомочная государственная правосознания рыночных л поддержка отдельных потребителя отношений хозяйствующих субъектов е м ы Подрыв Использование конкуренции рычагов конкур.

Неэф. д ть Неэффект. Отсутствие системы информ. участников законодательства общест.

деятельность рынка о возм. исп. конкур. законодат.

в частном интересе организаций союзов, ассоциаций для защиты своих инт.

Саморегулирование Отсутствие пропаганды Отсутст.кодекса корп. повед.

Отсутств. третейск. конкур. суды СМИ Образование РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) З а д а ч и Рис. 8 (в). Проблемы: Низкая правовая культура, негативные проявления государственного воздействия на конкуренцию, теневая экономика, коррупция ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Во-первых, точно так же, как и в предыдущей части работы, на элементарные части разлагается целевое поле. Сделать это возможно, если вычленить, обна ружить все без исключения основные субъекты отношений, затрагиваемых го товящимся решением. (Например, государство, регион, пенсионеры, предпри ниматели и т.д.). Появляется ряд номер один – субъекты интересов (опосреду ющие цели).

У определившихся субъектов есть вполне определенные интересы, которые можно также разложить в соответствующий ряд и договориться об очевидных вещах. Например, что бизнес-компании интересна прибыль и политическая ста бильность. Что государству интересна обороноспособность и мобилизационный потенциал и т.д. Ряды подобных интересов достаточно классичны.

Но далее возникают, возможно, и несходящиеся идеологические расхожде ния. Один акцентирует значимость интересов государства. Другой – личности.

Этот этап сродни вечной дискуссии, что первично – курица или яйцо. И выход тут находится в статистическом взвешивании коэффициента значимости того или иного фактора. Набор экспертов, определяющих данные веса, должен быть достаточно велик, а объективизация результата облегчается тем, что, выстав ляя отдельные количественные оценки (например от 0 до 1) по каждому из мно жества факторов (интересов или целей, или в дальнейшем – параметров эле ментарного сравнения вариантов решения), даже идеологизированный эксперт отвлекается от конечного результата – он не может знать как повлияет его эле ментарная оценка на данном этапе на конечный результат. Это снижает субъек тивизм процедуры, который также тем ниже, чем большее количество экспертов участвует в работе по выбору решения. В результате взвешивания появляется возможность ввести весовые коэффициенты (Вк) для каждого параметра цели (интереса).

Далее дискуссия проводится по каждому параметру цели (интересу, параметру сравнения). Их может быть немало – десятки и сотни. Например, если субъектов интересов определено К, то параметров цели будет уже КП, где П – количество интересов у каждого субъекта интересов. Еще раз подчеркнем, что обсуждение по элементарному (атомизированному) параметру сравнения вариантов решения значительно проще, менее конфликтно и, как правило, позволяет получить в ка честве минимума согласие агрессивных дискутантов на дальнейшее продвижение.

В итоге рассмотрения всех элементарных (атомизированных) параметров сравне ния с учетом весовых множителей может получиться сумма «доводов», которая принимается дискутантами, поскольку на каждом этапе вывода этой суммы они подписывались под промежуточными микроитогами. Соответственно, появляет ся и обязанность признавать общий итог.

Для иллюстрации приведем результат выбора типа реформирования для круп ного имущественного комплекса в системе ОАО «РЖД».

На первом этапе экспертами были выявлены следующие группы интересов (субъекты): государство (I группа классических интересов);

государство (II груп РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) па либерально-реформаторских интересов);

ОАО «РЖД» (III группа интересов);

дирекция (менеджмент) ЖДРМ1 (IV группа интересов);

дирекции (менеджмент) заводов (V группа интересов);

независимые потребители ремонтных услуг (VI группа интересов);

субъекты, желающие получить незаконные экономические преимущества в итоге реформирования (угроза экономических злоупотребле ний) (VII группа интересов).

На втором этапе был определен перечень конкретных интересов по обозна ченным группам. На третьем этапе эксперты определили весовые множители для групп интересов.

Группа I II III IV V VI VII интересов Весовой множитель 0.7 0.6 1 0.17 0.63 0.18 0. значимости Разброс оппонирующих предпочтений экспертов составлял следующие значе ния.

Группа I II III IV V VI VII интересов Разброс предпочтений 55 73 0 96 59 74 экспертов (%) Наиболее консолидированными мнения экспертов оказались по группе инте ресов самой ОАО «РЖД» (субъект, принимающий решение). Больший разброс по группам государственных классических интересов, интересов заводов и опасений угроз экономических злоупотреблений. Существенно менее консолидированы мнения экспертов по группам либерально-реформаторских государственных ин тересов и независимым потребителям ремонтных услуг. И наиболее поляризова ны мнения экспертов по интересам дирекции ЖДРМ.

На четвертом этапе экспертами проведено сравнение обоих вариантов рефор мирования по каждому целевому параметру сравнения. Всего их было 31.

Группа интересов и параметры Предпочтение экспертами Предпочтение экспертами сравнения варианта I варианта II I а 9 б 9 в 11 г 13 д 5 е 9 ж 8 ЖДРМ – имущественный комплекс заводов по ремонту локомотивов.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Группа интересов и параметры Предпочтение экспертами Предпочтение экспертами сравнения варианта I варианта II II а 0 б 0 в 0 г 0 д 5 III a 9 б 14 в 12 г 9 д 9 е 9 ж 5 з 10 IV а 2 б 0 V а 0 б 0 в 3 г 11 VI а 2 б 3 в 3 VII а 12 б 9 В итоге вариант I получил суммарный рейтинг 144.64, вариант II получил рей тинг 157.53. С учетом разброса (неустойчивости) оценок экспертов данные итого вые рейтинги показывают, что варианты по этому суммарному критерию пример но равнозначимы. Однако дополнительные выводы вытекают из анализа суммар ных предпочтений внутри каждой группы интересов.

Вариант Вариант Группа интересов по мере убывания значимости I II ОАО «РЖД» (1) + – Государство (классические интересы) (0.7) + – Дирекции (менеджмент) заводов (0.63) – + Государство (либерально-реформаторские интересы) (0.6) – + Угроза экономических злоупотреблений (0.44) + – Независимый потребитель услуг (0.18) – + Дирекция (менеджмент) ЖДРМ (0.17) – + С учетом этих данных становится понятной разница в ценностно-целевых платформах, реализуемых в каждом из вариантов реформирования. Вариант I является в большей степени государственническим, больше устраивает ОАО «РЖД» как компанию, в большей степени минимизирует риски реформирования.

Вариант II является в большей степени либеральным, меньше устраивает ОАО РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) «РЖД» как компанию, в меньшей степени минимизирует риски реформирования.

Соответственно, порядок предпочтения того или иного варианта реформирова ния в данном конкретном случае и решения в общем случае становится прозрач ным, упорядоченным с точки зрения аргументации.

В любом случае решение уполномоченного лица становится существенно бо лее обоснованным, ему становится проще увидеть природу и аргументационные платформы в дискуссии при выборе решения.

*** В целом, выполненное исследование показало, что применение процедур, раз лагающих сложные государственно-управленческие проблемы в политической, социальной, экономической и иных областях, для которых характерны слабая формализованность, неопределенность, вариативность, множественность и раз нородность аргументационных рядов на элементарные составляющие, т.е. на си туации, допускающие микрорешения, а затем синтез из них искомых макрореше ний, позволяет сделать их более прозрачными и упорядоченными, проверяемыми и, главное, существенно более обоснованными. В результате можно повысить ре зультативность и дееспособность проектируемых решений.

Методология имеет достаточно универсальный характер и апробирована в реальных процедурах выбора и проектирования государственно-управленческих решений. Может применяться в процедурах проектирования корпоративных ре шений, особенно в крупных и крупнейших корпорациях.

КРУПНЫЕ КОРПОРАЦИИ ЕСТЕСТВЕННЫЕ МОНОПОЛИИ В МЕХАНИЗМЕ ПРИНЯТИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ РЕШЕНИЙ* В.И. Якунин, доктор политических наук Вопрос об участии негосударственных агентов в принятии государственных ре шений относится к числу классических. Как известно, государство и частный сек тор формально разделены, однако комбинации их реальных полномочий относи тельно тех или иных проблем могут носить не столь определенный характер. На пример, синдицирование частных и бюджетных средств в совместных экономичес * апрель 2006 г.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) ких проектах, государственный патронат или же, напротив, чрезмерная активность бизнеса, пытающегося поставить под свой контроль различные государственные структуры, – все это примеры реальных взаимоотношений данных сторон. Одним словом, конкретные технологии и механизмы поддержания этих деловых коммуни каций весьма разнообразны, хотя, повторюсь, разделительная полоса между поли тико-административной сферой государства и частными прерогативами бизнеса, эта своеобразная управленческая литораль, существует всегда.

В чем в этом плане состоят особенности России?

Прежде всего, это переходный характер экономики, свидетельствующий о толь ко еще формирующихся механизмах взаимодействия между государством и бизне сом, складывающихся традициях, их взаимной «притирке» друг к другу. Эти началь ные формы взаимоотношений сопровождает чрезвычайно масштабная коррупция органов власти, дефицит нормативно-правового обеспечения, профессиональная слабость государственной службы и целый ряд других не вполне позитивных явле ний. При этом нельзя забывать и о более фундаментальных особенностях эволю ции национальной экономики: климатических условиях развития хозяйственного комплекса, особой масштабности решения традиционных для государства задач (например, обеспечения безопасности и проч.). Полагаем, что такого рода условия предопределяют необходимость формирования в стране крупных хозяйственно экономических структур, чьи организационные, финансовые и иные ресурсы позво ляют им существенно влиять на характер государственной политики и управленчес кую повестку дня. Тем более такие структуры необходимы в условиях глобализации мировой экономики, способствуя делу обеспечения конкурентоспособности нацио нальной экономики, успеху в соперничестве с транснациональными корпорациями.

Понятно, что с точки зрения такого рода возможностей среди бизнес-корпо раций выстраивается своеобразная иерархия. Это крупные корпорации, монопо лии, государственные монополии и, наконец, естественные монополии. Область их политических и административно-управленческих взаимоотношений с госу дарством, соотношение интересов этих партнеров регулируются целым рядом законов, правил и процедур. Это, к примеру, законы о государственных закуп ках, совместном финансировании проектов, соглашения о разделе продукции, о концессиях, о монополистической деятельности и т.д. Однако многие контакты и отношения, связанные с лоббированием корпоративных проектов, согласитель ными и консультационными процедурами при принятии решений, пределами по литического участия бизнеса (финансированием партий, выборов, СМИ) и еще много других вопросов в должной степени так и не урегулированы. Подчас это имеет самые негативные последствия как для отдельных компаний (и особенно тех, что пытаются сделать государство своей вотчиной), так и для государства в целом (вспомним, хотя бы дефолт 1998 г.).

В современной России проблемы взаимоотношений государства и корпора ций прежде касаются позиционирования естественных монополий, которые, вероятно, будут существовать в нашем обществе весьма длительное время, а РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) может быть, останутся постоянным компонентом национальной экономики.

Их экономические и управленческие ресурсы и интересы, несмотря на высокую степень близости с государством, инициируют особый тип конфликтов и отно шений, формы и механизмы балансирования государственных и частных целей.

В этом плане нам хотелось бы осветить некоторые теоретические и практичес кие вопросы взаимодействия естественных монополий с государством в поли тической и административно-управленческой сферах, в пространстве экономи ческого хозяйствования.

Источники политического влияния корпораций Крупные бизнес-корпорации являются не только мощными экономическими структурами, концентрирующими наиболее крупные материальные, финансовые и кадровые ресурсы, но и особенными социальными агентами, которые де-факто обладают существенным политическим весом, уверенно позиционирующим их в пространстве власти. Совокупный вес этих игроков на экономическом рынке предполагает специальное регулирование их включения в процесс принятия го сударственных решений, наличие тонких настроек и технологий встраивания их активности в процесс формирования государственной политики.

Как показывает мировой опыт, у корпораций отсутствуют высшие политические амбиции и их претензии к властям, как правило, касаются решения тех или иных хозяйственных задач, продвижения различного рода экономических проектов. В то же время, благодаря многообразному содержанию сопутствующих этим целям коммуникаций, формы влияния корпораций на управленческие решения могут обладать как явными, так и мало публичными очертаниями, существующими за фасадом официальных административно-управленческих структур. При этом все многообразие такого рода приемов и технологий воздействия на власть в конечном счете определяется источниками управленческого позиционирования корпораций.


Представляется, что можно выделить целый ряд источников влияния корпора ций на государственные решения.

Так, первостепенным по своему значению фактором воздействия на центры принятия политических решений выступают экономические ресурсы корпора ций, их вес в развитии той или иной отрасли национальной хозяйственной сис темы, а равно и влиятельность в системе международных экономических связей.

Причем для ряда компаний их позиционирование на мировой арене – к слову сказать, обусловленное целым рядом транснациональных экономических тенден ций (например, троекратным превышением темпов роста экспорта капитала по сравнению с динамикой мировой торговли;

возрастающей ориентацией нацио нальных экономик на внешние рынки;

позиционированием мирового рынка как условия функционирования национальных экономик и др.) – служит причиной неуклонного роста их влияния и на национальных рынках.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Как можно убедиться на практическом опыте, чаще всего место корпораций в экономическом пространстве в целом соответствует их положению и на поли тическом рынке. В свою очередь, правила игры в пространстве политики пред полагают, что корпорации неизбежно встраиваются в систему представительства гражданских интересов, используя соответствующие каналы манифестации сво их предложений. Причем, экономический вес и статус таких компаний таковы, что – как не без оснований отмечают многие аналитики – это заставляет влас ти (порой, даже вопреки собственному желанию) идти на контакты с ними при принятии важных управленческих решений. К наиболее характерным формам включения отечественного бизнеса в механизмы представительства интересов можно отнести традиционные встречи президента страны с кругом крупнейших руководителей бизнеса, работу Совета по конкурентоспособности и предприни мательству при Правительстве, деятельность различного рода рабочих комиссий в органах исполнительной власти, а также ряд других аналогичного рода форми рований, демонстрирующих не только активность взаимодействия государства и корпораций, но и их взаимную ответственность за разработку государственной экономической политики и решение принципиальных хозяйственных вопросов.

Самостоятельным значением в деле продвижения бизнес-интересов и оказа нии влияния корпораций на власть обладает и их участие в предпринимательских ассоциациях, а также использование потенциала определенных общественных институтов, способных артикулировать и манифестировать интересы бизнеса.

Прежде всего к ним в настоящее время можно отнести РСПП, ТПП РФ, Опору России, Деловую Россию, отраслевые ассоциации. Правда, такие формы отноше ний обладают двусторонним характером и выступают не только каналом предста вительства консолидированных интересов капитала, но и механизмом трансля ции целей и ценностей государства в бизнес-среду. Понятно, что соответственно своему месту и роли в национальной экономике ведущая роль в этом отношении принадлежит государственным и естественным монополиям.

Еще один источник политико-управленческого влияния корпораций представ ляют деловые контакты топ-менеджеров и руководителей компаний с определен ными центрами и структурами государственной власти. Стоит заметить, что при менительно к естественным монополиям в данном случае следует говорить о двух уровнях поддержания такой деловой коммуникации. К ним относятся структуры правления компаний и Советы директоров, в которые, как правило, входят феде ральные министры, а также представители администрации Президента.

В целом же, устойчивые деловые отношения руководства компаний с адми нистрацией Президента, департаментами Правительства, думскими комитетами, региональными структурами или влиятельными политическим фигурами стано вятся мощными и надежными проводниками, транслирующими корпоративные интересы и позиции в сферу принятия государственных решений.

Например, ОАО «РЖД», осуществляя активную деятельность в десятках реги онов страны, поддерживает при этом конструктивные деловые отношения с ру РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) ководством российских территорий. В последнее время на повестку дня стал воп рос о системном представительстве нашей компании в региональных админист рациях, предполагающей предоставление специальных полномочий начальникам железных дорог. Думаем, что такой шаг даст нашей корпорации дополнительные возможности для решения многих вопросов, в том числе и тех, что находятся как бы на стыке хозяйственной и управленческой деятельности.

Еще одним специфическим источником и одновременно эффективным меха низмом согласования и выработки целей государства и корпораций по широкому кругу экономических проблем является круг неформальных – но деловых по со держанию – отношений руководителей крупнейших компаний с представителями органов власти и государственного управления. В ряде случаев – как свидетельс твует мировая практика – представители этих управленческих структур нередко заменяют друг друга на соответствующих статусных позициях. В этом смысле стоит подчеркнуть, что при продолжении работниками корпораций своей про фессиональной карьеры на государственной службе у соответствующих корпо раций появляется дополнительный «административный ресурс», позволяющий им лучше манифестировать свои интересы в зоне ответственности государства.

Одним словом, этот корпус управленцев и менеджеров является эффективным связующим звеном, помогающим точнее представлять и согласовывать взаимные позиции органов государственного управления и отдельной компании.

В силу наличия многих процедурно неоформленных связей в процесс выра ботки государственных целей именно этот спектр отношений дает возможность управленческим структурам государства и корпораций полнее встраивать свои интересы в общегосударственную политику. Более того, данные связи помогают и государственным структурам лучше понимать мотивы своих партнеров при раз работке и реализации тех или иных направлений своей политики. Однако здесь важно понять и другое: без наличия должного авторитета руководства компании, а также позитивной оценки со стороны властей персональных и профессиональ ных качеств представителей управляющей команды корпорации практически невозможно поддерживать высокий уровень позиционирования госмонополий в системе власти и управления, учитывать их интересы при формировании госу дарственного курса.

Помимо названных, условно говоря, административно-функциональных ис точников политического влияния, корпорации обладают рядом механизмов «пуб личного» позиционирования своих интересов. К ним можно отнести те каналы и технологии связей с партийными и общественными организациями, которые используются корпорациями при активизации электоральной активности насе ления. Существенной ролью обладает и тот потенциал, что заложен в имиджевых характеристиках компании, позволяющих существенно увеличить ее политичес кую капитализацию. Причем стоит отметить, что государство заинтересовано в управляемом характере этих процессов, ибо политический вес крупнейших ком паний может служить надежным фактором, стабилизирующим властные состоя ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) ния (как на выборах, так и в межэлекторальный период). Последний момент стоит подчеркнуть особо, поскольку политико-управленческий капитал корпораций в современных условиях неразрывно связан с продвижением своего внутринаци онального и международного имиджа, что в конечном счете позволяет говорить о получении ими дополнительных возможностей влияния на центры принятия государственных решений. В принципе, это можно обозначить как одно из прояв лений своеобразной политической ренты корпораций.

Однако в данном случае следует осознавать, что здесь компании сталкиваются с зоной повышенных рисков, поскольку активно взаимодействуя со СМИ и до биваясь расширения своей поддержки со стороны общественности, корпорации могут сбиваться на узкогрупповое использование этого политического капитала, пренебрегая ценностями общегосударственных целей. Таким образом, имидже вые эффекты будут «работать» на расхождение позиций государства и корпора ций, порождать в глазах общества ненужную дисгармонию интересов. Подлинная же значимость имиджевых средств презентации облика корпораций и продви жении их интересов состоит в побуждении и освещении консолидированных и партнерских отношений с государством, принципиального единения с его стра тегическими целями. По этой причине обобщенным показателем политического ресурса корпораций является наглядно выраженная конвергенция их групповых и общегосударственных целей, позитивно воспринимаемое людьми партнерство и синтез их политико-экономических стратегий.

Но, как можно видеть, эффект от такого рода сознательных усилий непосредс твенно зависит не только от искусства корпоративных пиарменов и применяемых ими технологий, но и от состояния социально-политической среды, реального уровня развития массового политического сознания.

Это особенно важно подчеркнуть, поскольку в России политическое про странство до сих пор отличается невысокой структурированностью, что выра жается в слабости партийной системы, недостаточной эффективности парла ментской организации, слабости законодательной базы и других показателях, в совокупности обусловливающих низкую политическую и электоральную ак тивность населения. Принципиальную роль в данном отношении играет и сис темная коррупция государственного аппарата. Все это приводит к тому, что в данных условиях корпорации объективно становятся не только важным меха низмом представительства гражданских интересов, но и тем игроком в поле по литики, который вынужден компенсировать недостатки нынешней политичес кой системы, выполняя дополнительные функции при разработке и реализации государственной политики.


В конечном счете, с одной стороны, находясь в условиях несформированно го (и в определенной степени деформированного) отечественного политического рынка, а с другой – выступая решающим агентом национальной системы хозяйс твования (и при этом транслируя на отечественную территорию влияние миро вых экономических трендов), крупные российские корпорации попадают сегодня РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) в «коридор» повышенных управленческих возможностей, обретая, тем самым, не малые ресурсы для влияния на разработку важнейших государственных решений, на продвижение российских интересов в национальном и мировом масштабе. Так что даже обладая объективными пределами при реализации своего политико-уп равленческого статуса, крупные бизнес-сообщества становятся теми игроками в пространстве власти, которые могут – в зависимости от степени конструктивнос ти своих действий – весьма существенно влиять на цели разработки и реализации государственной политики.

Особенности политического позиционирования естественных монополий Как уже говорилось, внутри корпоративного сегмента российского бизнеса естественные монополии занимают особое место по части политико-управлен ческого влияния. Их особое положение прежде всего обусловлено тем, что дис танция их политической «независимости» от государства по сравнению с другим представителями бизнес-сообщества существенно сокращена. Несмотря на на личие своих коммерческих интересов, эти госмонополии по сути представляют собой приводной ремень государственной власти, позволяющий властям исполь зовать эти компании как более тонкие и специальные механизмы регулирования и контроля экономических отношений или в целях повышения эффективности государственного регулирования той или иной отраслью, или реализации разно образных правительственных проектов. Данное обстоятельство означает, что у естественных монополий имеется существенно иной уровень политической и об щественной ответственности за разработку и осуществление как корпоративных, так и государственных стратегий.

В то же время, наряду со своей специфичностью, естественные монополии ис пытывают на себе и общие зависимости, возникающие между капиталом и госу дарством. В этом плане их экономический потенциал, как и для всех иных компа ний, выступает лишь предпосылкой определения политико-экономического век тора их коммерческой деятельности. В целом они, как и другие корпорации, – а российский опыт последнего десятилетия дает тому не только теоретические, но и весомые практические основания – обладают возможностью занимать вполне определенные позиции по отношению к власти. Итак, они могут:

– действовать в качестве надежного партнера государства, способствуя более полной реализации политики правящего режима во внутриполитической и вне шнеполитической области в целях развития государства и общества;

– пытаться задавать собственные направления развитию государства, стре мясь навязать властям собственное видение перспектив развития не только эко номической сферы, но и общества в целом (причем это может происходить как за счет внутренних ресурсов, так и путем активизации их международных связей и ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) ресурсов, усиливая тем самым внешнее давление на структуры государственной власти и управления);

– стремиться к, условно говоря, поглощению государственно-управленческих структур путем активизации коррупционных связей.

Последние годы дали различные образцы позиционирования бизнес-корпо раций, множественных способов реализации ими своих политических статусов.

В том числе российское общество продемонстирировало и примеры такого дав ления на государство, когда отдельные корпорации стремились поставить себя в привилегированное положение по отношению к институтам власти и управле ния, пытаясь использовать свои экономические ресурсы для навязывания правя щему режиму узко-групповых целей. С другой стороны, и представители целого ряда государственных структур также не раз брали на вооружение эту же тактику, стремились партикулярным образом использовать возможности власти для кон троля над бизнесом. Естественно, что такие взаимные попытки подрывали меха низм принятия государственных решений, дестабилизировали общество.

Сказанное показывает, что механизм принятия государственных решений дол жен быть в достаточной мере защищен от угроз и рисков, исходящих и от корпо раций, игнорирующих общесоциальные ориентиры своего бизнеса, и от государс твенных структур, придерживающихся аналогичных стратегий по отношению к корпорациям. Так что механизм формирования государственной политики дол жен быть восприимчивым лишь к тем формам активности бизнеса и структур го сударственного управления, которые соответствуют общенациональным интере сам и приоритетам правящего режима.

В силу сказанного, особые возможности в системе государственного управле ния возникают именно у естественных монополий. Ибо при всей коммерческой нацеленности их действий осевым направлением активности этого сегмента биз неса является реализация целей государственной политики. Природа и структура этого типа госмонополий дают возможность наилучшим образом использовать потенциал корпоративного менеджмента для реализации интересов государства и общества (а также и достижения собственно хозяйственного успеха). Коротко говоря, управленческие возможности естественных монополий следует рассмат ривать как возможности прямого агента государства, действующего на тех или иных отраслевых рынках и расширяющего возможности властей в экономичес ком пространстве.

В свою очередь, поскольку реализация корпоративных целей становится кана лом для продвижения и государственных интересов, можно констатировать и за интересованность властей в укреплении и в укрупнении этих проводников своих интересов. В этом смысле, несколько перефразируя известный тезис, можно уве ренно утверждать: «что хорошо для государства, то хорошо и для естественных монополий». И наоборот.

Как показывает нынешний опыт, современный Газпром, например, является очевидным политическим инструментом международного позиционирования РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) России и реализации целей ее внешней политики. У ОАО «РЖД» также есть серь езные геополитические нагрузки, например, задача создания эффективной транс портной системы сообщения с Калининградом или же организация ряда между народных (межрегиональных) транспортных коридоров. Задачи такого рода по казывают, что выработка государственной политики – в соответствующих сферах общественной жизни – становится процедурой совместного принятия решений корпорациями и структурами власти и управления. Но опять-таки подчеркнем:

такая процедура выработки управленческих целей возможна лишь на основе при оритета общегосударственных приоритетов и интересов.

В этом плане транспортная сфера обладает уникальным значением для реа лизации внешнеэкономических и геополитических целей государства. И это по нятно, ибо именно железнодорожная корпорация имеет возможность создания сетевых структур, органично встраивающих территорию страны в мирохозяйс твенные связи и, в свою очередь, превращающихся в мощный инструмент поли тического и геоэкономического влияния. В этом смысле ОАО «РЖД» намерено и дальше развивать свой опыт реализации совместных с государством стратегичес ких проектов, направленных на освоение и развитие отечественных регионов и территорий, реализацию национальных проектов, решение важных международ ных задач.

В качестве примера в этой области можно сослаться на организацию паромной переправы с Калининградом, что помимо своего экономического эффекта имело и несомненный политический резонанс, по сути став своеобразным демаршем в адрес антироссийски ориентированных сил в странах Балтии.

Важным политическим значением обладает и ведущаяся ОАО «РЖД» подго товка единых правил технического регулирования железнодорожного сообщения на пространстве СНГ, в котором компания выступает инициатором подготов ки соответствующего межправительственного соглашения, а также укрепления Совета по железнодорожному транспорту стран СНГ. Подготовка и реализация такого рода проектов, при осуществлении которых корпорация постоянно взаи модействует с МИДом, МЭРТом, Минфином, Минобороны и другими органами государственного управления, дает возможность для продвижения важных вне шнеполитических целей с партнерами из бывших советских республик.

Одним словом, подготовка и реализация естественными монополиями тако го рода проектов является подтверждением и самостоятельности этих бизнес структур, и признанием их политического значения как механизма диссимина ции целей и ценностей государства, инструмента реализации правительственных программ и проектов.

В то же время надо учитывать и то, что, возможно, по причине особого ста туса государственные и естественные монополии испытывают подчас не только дополнительную ответственность за продвигаемые проекты, но и дополнитель ные трудности. Налаживание ими организационных и информационных форм деловой коммуникации с органами власти и управления, помимо общих трудно ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) стей поддержания адекватного политического позиционирования, подвергается и иным испытаниям. В том числе и попыткам недружественной конкуренции со стороны структур и компаний, придерживающихся иных стратегических ориен таций, что хорошо видно на примере не только отшумевших в 90-е годы мощных информационных войн, но и по нынешним попыткам информационного давле ния на отдельные госмонополии.

Итак, если с принципиальной точки зрения естественные монополии как груп пы интересов особого рода должны искать правильное соотношение своих инте ресов с потребностями государства, то с содержательной точки зрения это пре жде всего означает признание ими приоритета национальных интересов и целей государственной политики и инкорпорации этих ориентиров в собственные стра тегии и практики.

Частно-государственное партнерство Возможности корпораций эффективно участвовать в принятии государствен ных решений зависят от многих факторов, первостепенное значение среди кото рых занимают формы политико-административного взаимодействия со структу рами власти и управления.

Как уже упоминалось, за последние годы в российском обществе наблюдалось несколько форм таких отношений в диапазоне от коррумпированного контроля бюрократии над бизнесом до попыток установления олигархического контроля над властью и центрами принятия государственных решений. В настоящее время наиболее легитимной политико-организационной формой влияния крупных кор пораций на принятие государственных решений и одновременно инструментом обеспечения их лидерства на экономической арене российского государства яв ляется частно-государственное партнерство.

По своим содержательным и политико-нормативным очертаниям эта форма сотрудничества только выкристаллизовывается в нашем обществе. Но, несмотря на проблемы конститурирования, она и в таком состоянии позволяет крупным корпорациям – и особенно естественным монополиям – теснее увязывать свои стратегии с целями государственной политики, а также частично компенсировать издержки своего экономического лидерства, смягчая за счет помощи властей трудности экономического лидерства и перспективного планирования соответс твующих отраслей.

В то же время, признавая приоритет этой формы сотрудничества капитала и государства, следует сказать, что ее становление в России «нагружено» целым ря дом как структурных, так и специфических противоречий. Так, по своей полити ческой сути данная формула взаимодействия означает, что оба партнера в равной степени обладают ответственностью перед обществом за все результаты своего сотрудничества. Этот политический императив предопределяет, что управлен РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) ческие структуры и бизнес должны так разрабатывать свои совместные планы, чтобы, не подрывая территориальной целостности государства и суверенитета верховной власти, не снижая безопасности граждан и сохраняя в неприкосновен ности базовые конституционные нормы, способствовать неуклонному и устой чивому развитию национальной экономики и общества в целом. И это подчерки вает тот факт, что государство является не единственным защитником интересов общества, и корпорации также выполняют функции стабилизации и укрепления социума.

Наряду с обозначенным политическим измерением частно-государственного партнерства следует отметить и его хозяйственно-экономическое содержание.

Здесь первостепенной важностью обладает возможность государства через со вершенствование налогооблагаемой базы, стимулирование инвестиций и иные финансово-экономические механизмы добиваться как можно более оптимально го распределения ресурсов, активизации предпринимательства, усиления роли капитала в развитии национальной экономики.

Выделим также и еще одно, третье, измерение частно-государственного парт нерства. Это – сфера доверия, единства морально-этических регуляторов сотруд ничества государства и бизнеса. Такое отношение к частно-государственному партнерству предполагает оценку совпадения ценностных ориентиров правяще го класса и руководства корпораций, характеристику потенциала доверительных отношений между этими группами управляющих.

В российском обществе в настоящее время существует немало проблем во всех трех названных аспектах. К примеру, можно наблюдать, что целый ряд органов государственного управления не до конца либо совсем не так трактует полити ческие установки и цели, поставленные руководством страны. Например, цель удвоения ВВП так и не стала руководящей идеей работников госаппарата. Ну и не следует забывать, что в массе отношений бизнес-организаций с государством господствует хорошо известный деловой стиль, когда «обращение к чиновнику на языке ценностей переводится на язык цен».

Впрочем, различные теневые и полутеневые «предложения» относительно ха рактера предпочитаемых ими контактов с корпорациями могут инициироваться не только работниками аппарата государственного управления, но и представи телями бизнес-сообщества. Иными словами, нельзя облагораживать и деятель ность многих корпораций, которые проявляют заметные эгоистические подходы в понимании государственных целей. В конечном счете такого рода примеры по казывают, что не только хозяйствующие субъекты, но и конкретные представите ли государства по-разному прочитывают национальные интересы, подчас сущес твенно трансформируя цели государственной политики и задавая работе своих учреждений различные уклоны в трактовке ее показателей.

Такой стиль работы и госчиновников, и их контрагентов из сферы бизнеса – по части отношения к общенациональным целям – сегодня является одной из са мых проблемных областей, влияющих на характер становления частно-государс ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) твенного партнерства. Серьезной проблемой является и несоответствие между стилем деятельности многих органов государственного управления (в силу доми нирования бюрократических, устаревших подходов чиновничества к своим обя занностям) и характером требований к административному аппарату, заданных центрами политического руководства страны.

К политическим проблемам становления частно-государственного партнерс тва стоит отнести и те экономические решения, которые ухудшают деловую ат мосферу предпринимательства, условия развития отечественного бизнеса в це лом. К таким решением можно отнести невозможность налаживания подлинно конкурентных отношений в экономической сфере;

неоправданное выведение около триллиона долларов из финансово-хозяйственного оборота;

сохранение высокого, экономически не обоснованного уровня золотовалютных запасов, за мораживающего колоссальные средства, необходимые для структурной пере стройки экономики и т.д.

С точки зрения оптимизации хозяйственного регулирования можно констати ровать и дефицит эффективных – а порой и просто приемлемых – форм участия государства в деятельность корпораций. Явно несовершенны и механизмы вклю чения последних в процесс принятия решений. Это сопровождается известной стагнацией конкурентной среды в экономической жизни страны, отсутствием должных стимулов для развития внутренних инвестиций, сохранением налогово го бремени, снижающего инициативу корпораций.

Следует подчеркнуть и то, что с точки зрения основной миссии частно-госу дарственного партнерства органы власти и управления пока не способны добить ся качественного повышения социальной ответственности бизнеса, его добро вольного участия в решении этих вопросов. К сожалению, работа по совершенс твованию соответствующей правовой базы, способной направить часть прибы ли корпораций на решение социальных задач и развитие благотворительности, зачастую подменяется риторическими призывами и «персональными» методами работы с бизнесменами.

Но, пожалуй, самой острой современной проблемой частно-государственного партнерства остается вопрос правового конституирования бизнеса в механизмах принятия государственных решений. В отличие от эффективно работающих меха низмов таких взаимоотношений во Франции, Германии и других западных стра нах, российские власти никак не могут позиционировать корпорации и их объ единения (РСПП, ТПП РФ, отраслевые союзы бизнеса, Деловую Россию, Опору России и проч.) в качестве полноправных участников разработки государствен ных решений. Иными словами, за корпорациями должен быть правовым обра зом закреплен именно статус участников, а не только экспертов и консультантов.

Участников, которые обладали бы нормативно закрепленным правом (в том числе выражающимся и в возможности визирования предложений правительства) на согласование правительственных и корпоративных целей (и документов) в части касающихся их экономических вопросов.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Известно, например, что ТПП РФ по закону имеет право лишь на экспертизу федеральных законопроектов. Но при этом у властей не было и нет отвечающей этому праву обязанности учитывать эту точку зрения в реальном процессе раз работки и реализации проектов. А это порой превращает участие корпораций в разработке решений в чисто декларативное мероприятие. Или, что еще хуже, сказывается на качестве выдвигаемых целей. Понятно, что такая ситуация ста вит вопрос о необходимости выработки закона (с условным рабочим названием «О цеховых союзах»), согласно которому ассоциативные образования бизнеса должны получить – конечно, в совершенно определенном сегменте отношений с государственной властью – существенные (а то и партитетные) права на при нятие решений. Думается, есть основания поставить вопрос и о формализации государственного заказа относительно социальной ответственности бизнеса. В частности, нужны законы «О государственном социальном заказе», «О благотво рительности».

Представляется, что при решении этих актуальных задач частно-государствен ное партнерство будет демонстрировать более эффективные механизмы привле чения бизнес-сообщества для принятия эффективных решений. При этом именно естественные монополии могут играть здесь заглавную роль, ибо по своей приро де они органически приспособлены для соединения целей доходности и ответс твенности российского бизнеса.

Думаем, есть и еще одна причина для такого предположения, ибо естествен ные монополии являются инструментом представительства интересов крупных социальных аудиторий, прежде всего связанных с их профессиональной деятель ностью.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 34 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.