авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 34 |

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ РЕФОРМЫ ПУТИ РАЗВИТИЯ ...»

-- [ Страница 18 ] --

2) Олигархическая модель, которую можно также назвать «дифференциро ванная система мотиваций». Она начала осуществляться примерно с 1994 года, то есть с началом приватизации. Характеризовалась усложнением регулирую щего законодательства, формальным повышением роли государства, которое использовалось олигархическими группировками как властно-административ ный ресурс. При усложнении государственного регулирования появляется до статочно большой набор как инструментов государственного регулирования, так и их тонких настроек. Однако большинство из них оказались использованы в узкогрупповых интересах. Применение механизмов тонких настроек провали лось как на федеральном уровне (льготы по НДС, таможенные льготы), так и на региональном (официальные и неофициальные оффшоры в субъектах Россий ской Федерации и ЗАТО). В результате подобный «механизм тонких настроек»

себя очень серьезно дискредитировал. При этом важно отметить, что он так и не стал инструментом мотиваций, так как широкие слои хозяйствующих субъ ектов на практике не мотивировал. То есть фактически произошла подмена: под видом системы тонких настроек и мотиваций была создана система необосно ванных преференций отдельных групп интересов, широко использованная в коррупционных целях.

3) Корпоративно-государственная модель, или «упрощенная система мотива ций», начавшаяся реализовываться с 2000-х годов. Эта модель предполагала мак РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) симальное уравнивание в правах, обезличивание и, можно сказать, примитивиза цию инструментов государственного управления. В основном эта тенденция была вызвана негативным отношением к олигархическому периоду. Однако эффектив ность управления очень сильно упала, при этом необоснованные льготы также не были устранены в полной мере. Резко возросшая потребность в «тонких настрой ках» была удовлетворена за счет выстраивания системы личных и корпоративных связей, которые обеспечивают управляемость на уровне регионов, крупных кор пораций, партий и очень централизованы.

В силу ограниченного потенциала воздействия данные механизмы не действу ют дальше менеджмента крупных корпораций и руководителей регионов, в ре зультате экономика в целом теряет в управляемости со стороны государства и деградирует. Развитие данной модели несет в себе большие риски, так как она практически полностью находится вне правового поля, к тому же является очень нестабильной. Фактически она впитала в себя все недостатки предыдущих двух моделей, использованных в России: бизнес еще больше лишен инициативы, инс трументарий государственного управления немного видоизменяется (создание Инвестфонда, Банка Развития, внедрение концессионных соглашений, введение и развитие специальных налоговых режимов, особых экономических зон), однако не создает серьезных побудительных мотивов ни малому и среднему, ни крупному бизнесу (распространение практики «рейдерских захватов», развитие коррупции в судопроизводстве, упрощение и централизация налоговой системы, концентра ция бизнеса и недобросовестная конкуренция).

Мотивация в современных условиях может и должна рассматриваться как основа государственного управления, соответственно возможно говорить о не обходимости перехода на мотивационный тип управления, в основе которого должны быть положены интересы человека, которые в своем многообразии и взаимозависимости составляют интересы общества. При этом необходимо особо отметить, что применение мотивационного управления на практике ос ложняется тем, что мотивация является внутренним стремлением конкретного индивида, поэтому одни и те же мотивационные меры могут совершенно по разному действовать даже на одного субъекта в разных условиях, не говоря уже о том, что они могут оказывать различное влияние на разных субъектов. В связи с этой особенностью для применения мотивационных инструментов в практи ке государственного управления важным является точное выявление интересов конкретного субъекта. При этом всей глубины и многообразия этих интересов установить невозможно и даже не нужно: необходимо установить базовые, ос новополагающие интересы, и определенную свободу по их реализации. В рамках такой свободы экономические субъекты смогут проявить творчество и инициа тиву в достижении целей. В то же время недопустимо потворствовать всем инте ресам человека. Задача государственного управления – стимулировать нужные обществу и государстве интересы и дестимулировать ненужные. То есть одна из задач государственного управления – формировать мотивацию и управлять ею.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Речь идет об установлении определенных рамок, коридора действий и доста точно четко определенных и проверяемых целей. Таким образом, можно сделать вывод, что основным методом правового регулирования при использовании госу дарственно-управленческих инструментов мотивации хозяйствующих субъектов будет диспозитивный метод.

При использовании мотивации в государственном управлении целесообразно рассматривать ее в двух ипостасях.

1) Фундаментальная мотивация, которая должна решать общие задачи мо тивации экономической деятельности, экономической среды и экономического сознания граждан (психологию «нового экономического человека»). Таким об разом, задача фундаментальной экономической мотивации состоит в том, что бы привлечь человека в экономику и создать ему условия для экономической де ятельности. Данная задача в дальнейшем может разбиваться на отдельные важные подзадачи, связанные с отбором по тем или иным критериям наиболее желаемых для привлечения в экономическую сферу субъектов, с формированием их цен ностно-целевых установок для расширения спектра их интересов, которые могут быть задействованы в рамках государственного управления. Важно стремиться к расширению спектра нематериальных интересов предпринимателя, которые могут выступать стимулами его поведения: общественное признание, уважение, социальная и экологическая ответственность, патриотизм и т.д. Это позволит расширить и спектр инструментов мотивационного управления: если в отноше нии «человека экономического» можно воздействовать в основном только путем регулирования рентабельности, что осуществляется в основном через налоговую систему, которая в российских условиях предельно централизованна и относи тельно примитивизирована в целях упрощения налогового администрирования, то при расширении спектра интересов возникают дополнительные возможности нематериальных способов мотивации на уровне региона, местного сообщества, институтов социального партнерства и гражданского общества.

2) Операциональная мотивация, которая должна решать задачи стимулирова ния необходимых и желаемых видов экономической деятельности и дестимули рования нежелательной экономической активности.

Мотивационное управление экономикой можно рассматривать как управ ление предпринимательским ресурсом общества. При этом фундаментальная экономическая мотивация должна формировать этот ресурс (то есть вовлекать необходимых обществу людей в экономическую активность, прививать им необ ходимые обществу качества и воздействовать на них через мотивацию, отсеивать из экономической сферы ненужных), а операциональная мотивация – собственно управлять им в рамках экономической сферы. Принимая во внимание, что пред принимательский ресурс – это ресурс наиболее экономически активных (деятель ностных) людей, с точки зрения теории социального управления этот концепт впоследствии может быть развит в концепт управления пассионарным ресурсом общества.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Следует отметить, что мотивация предполагает взаимодействие субъектов, так как мотив возникает благодаря сознательному стремлению индивида. Таким об разом, в рамках поставленной темы необходимо рассматривать взаимодействие следующих субъектов:

1. Государства, как в качестве абстрактного института, так и в виде конкрет ных его органов.

2. Человека, как экономического субъекта, причем как в качестве предприни мателя (то есть собственно экономического субъекта), так и в качестве работника, который опосредованно выполняет трудовую функцию. Рассмотрение работника в качестве субъекта экономической мотивации важно прежде всего в сферах, где сохраняется сильное государственное влияние и предприниматели как таковые не сформировались или не могут сформироваться в силу определенных, напри мер, правовых ограничений. Речь идет о крупных государственных корпораци ях, где функции собственника так или иначе реализует государство, а управление осуществляется менеджерами, которые по существу являются только лишь на емными работниками (Газпром, РЖД, Сбербанк, вновь созданные государствен ные корпорации и т.д.). Правильно выстроенная система мотивации работников, включая топ-менеджеров, в этой сфере позволит не только обеспечить эффек тивное развитие этих предприятий и устранение ряда присущих для них рисков и недостатков (отсутствие гибкости, инертность, коррумпированность), но и сформировать желаемое экономическое мышление потенциальных собственни ков бизнеса в этих сферах, которые так или иначе будут подлежать последующему разгосударствлению.

3. Общества, как носителя согласованной для конкретной нации системы цен ностей и вытекающих из них интересов. Общество в рамках исследования необ ходимо рассматривать прежде всего как источник и основной выразитель интере сов и потребностей всего народа. Эти потребности транслируются прежде всего государству, которое принимает меры по их удовлетворению и защите.

Таким образом, ключевым субъектом, на мотивацию которого необходимо воздействовать в рамках управления является человек – предприниматель (собс твенник) или руководитель хозяйствующего субъекта. Здесь важно обратить вни мание на следующий момент. Эффективное развитие экономики в ее чистом виде породило концепции необходимости формирования человека нового типа, «че ловека экономического».

Идеально эффективным, с точки зрения чисто экономической, является че ловек, основной интерес которого заключается в зарабатывании денег, или ко торый имеет иные интересы, сводимые в конечном итоге к деньгам. Наличие у человека иных интересов и стремлений с точки зрения экономики является определенными ограничениями (традиционный уклад жизни, мораль, этика и т.п.), такой человек с экономической точки зрения будет заведомо менее эф фективным, потому что, например, не сможет работать в отдельных сферах в силу моральных установок (например, в игорном бизнесе, шоу-бизнесе, судеб ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) ной сфере и т.п.), может ставить себе сознательные ограничения по количеству времени, затрачиваемому на труд (вследствие необходимости уделять больше времени семье или для совершения религиозных действий и обрядов и т.п.).

Тенденции глобализации, при их внимательном рассмотрении, направлены в том числе и на унификацию социально-психологических установок человека, на устранение ненужных с точки зрения экономики ограничений в виде тра диций, этики, религии, а иногда морали и нравственности. Мотивы «человека экономического» просты и понятны: он нацелен на извлечение прибыли, для этого он готов тратить время и иные свои ресурсы, это он считает высшей фор мулой успеха. Чтобы мотивировать такого человека, ему достаточно «не ме шать» – он сам заработает.

Очевидно, что такая модель человека неприемлема для российского общества, либо, если приемлема, то в очень ограниченных количествах и под строгим обще ственным контролем.

Пока же в России сохранился менталитет теневого рынка в условиях легализа ции бизнеса. Основа российского экономического менталитета: экономическая безынициативность одних, составляющих основную массу населения, и сверх инициативность других, составляющих узкую прослойку предпринимателей и ус пешных во многом благодаря тому, что их сознание уже соответствует стандартам «экономического человека».

Таким образом, задачи мотивации экономической деятельности в России раз ноплановы и разновекторны. Очевидно, что в целом ряде случаев нужно приме нять отрицательную мотивацию для возвращения отдельных индивидов в рамки общепризнанных моральных, нравственных, правовых ценностей. Сделать это нужно прежде всего через формирование правосознания и последовательное применение юридической ответственности, а также реализацию принципа неот вратимости наказания.

С другой стороны, очевидно, что необходимо мотивировать определенную часть населения для более активного участия в экономической деятельности, для вхождения в состав предпринимателей. То есть нужно создавать условия для при влекательности предпринимательской деятельности.

Третьим важным моментом является мотивация трудовой деятельности наем ного персонала, результатом которой должен стать рост средней производитель ности труда.

Отдельную проблему представляет собой мотивация наемных менеджеров в государственных корпорациях, которая должна иметь целью формирование у них психологии собственника с последующим формированием из этих людей нового класса предпринимателей.

В рамках одноименного с темой доклада исследования, проводимого Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, был проведен обзор российского законодательства, регулирующего предприниматель скую деятельность, на предмет использования в нем инструментов мотивации.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Предварительные результаты позволяют сделать следующие выводы.

Основной проблемой российского законодательства в сфере мотивации хо зяйствующих субъектов является коррупциогенность правовых норм. Порядок принятия значительного количества решений не описывается, а остается на ус мотрение чиновников.

Еще одной проблемой является малочисленность специальных льгот и моти ваций. Единственной отраслью, где присутствуют индивидуальные льготы оста ется сельское хозяйство. Однако эффективность этих инструментов налицо.

Большинство из тех норм, которые должны создавать мотивации, декларатив ны и реально не работают.

Наконец, как показывает обзор зарубежной практики применения аналогич ных инструментов, сам набор инструментов в России значительно сужен по срав нению с используемым в практике зарубежных государств.

Обзор зарубежной практики применения мотивационных инструментов был также проведен в рамках исследования. Были изучены опыт Евросоюза, Франции, Германии, США, Японии, Китая.

В практике государственного управления экономически развитых зарубежных стран применяются как меры поддержки бизнеса, так и принудительные меры го сударственного регулирования.

Основными мерами поддержки, предоставляемыми иностранными государс твами, пользуются представители малого и среднего бизнеса, сельского хозяйс тва, субъекты инвестиционной деятельности, то есть наименее защищенные и наиболее важные субъекты экономики. Поддержка крупного бизнеса почти не практикуется, за исключением небольших возможных налоговых льгот в опреде ленных законом случаях (проведение НИОКР, внедрение инноваций, поддержка во время кризисов).

К основным мерам поддержки предпринимательства в зарубежных странах относятся финансовые (компенсации, гарантии обязательств, субсидии, кредиты, дотации, налоговые льготы), информационные (бизнес – инкубаторы, информа ционные центры, венчурные фонды), проведение государственного заказа и т.д.

При рассмотрении мер стимулирования предпринимательства необходимо иметь ввиду, что поддержка малого бизнеса и сельского хозяйства в странах ЕС всегда была объемнее и полнее, нежели в США и Японии. В этих странах упор де лается на создание исключительно рыночных механизмов с минимальной долей протекционизма государства.

Правовой основой поддержки предпринимательской деятельности являет ся развитое законодательство, состоящее в основном из специальных законов.

Кроме того, популярностью в иностранных государствах пользуются различного рода программы, устанавливающие различные меры поддержки предпринимате лей в отдельных отраслях деятельности.

Принудительные методы государственного регулирования практически совпа дают в большинстве стран развитой экономики с незначительными отличиями.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) В странах с развитой рыночной экономикой присутствуют многочисленные нормы, позволяющие государственным органам достигать равновесия в эконо мике и необходимого в данный момент перераспределения капитала.

Во всех без исключения странах принудительные методы экономического ре гулирования используются в отношении крупного бизнеса и особенно субъектов естественных монополий. Отметим, что эти методы используются в странах, «ры ночность» экономики которых не ставится под сомнение.

Для того чтобы попадать под такие методы, необходимо относиться к субъ ектам крупного предпринимательства и заниматься одной из определенных от раслей (добыча полезных ископаемых, энергетика, транспорт, телекоммуника ции). В ЕС к субъектам крупного предпринимательства относятся компании с численностью работников не менее 1000 человек (в США – 1500, Японии – 800) и годовым оборотом не менее 10 млрд. евро (в США – 8 млрд. долларов, в Япо нии – 11 млрд. долларов).

В сфере принудительных методов государства отсутствуют специальные юрис дикционные органы. Контроль за соблюдением законодательства осуществляют органы, ответственные за конкретную отрасль экономики. Основными органами, принимающими участие в рассматриваемой сфере являются: Правительство, Ми нистерство экономики, налоговые органы, антимонопольные органы, различные региональные администрации.

Правовое регулирование осуществляется налоговым законодательством и от раслевыми законами. Интересный опыт присутствует во Франции, где принят специальный циркуляр (закон) «Об обязанностях субъектов крупного предпри нимательства». В этом циркуляре урегулированы все вопросы, посвященные при нудительным методам государственного регулирования.

Цели использования принудительных методов указываются в законодатель ных актах, посвященных регулированию определенных отраслей экономики. В принципе, они едины для всех стран и объединяются в три группы:

1. Экономический рост (увеличение производства продуктов, повышение про изводительности труда, совершенствование структуры спроса и предложения, развитие конкурентной среды) 2. Экономическая стабильность (поддержание стабильности цен, предотвра щение гиперинфляции, поддержание и повышение уровня занятости, недопуще ние высокой безработицы, обеспечение сбалансированности доходов и расходов в бюджете и внешней торговли, достижение баланса между валовым предложени ем и валовым спросом);

3. Экономическая справедливость (перераспределение доходов, направление инвестиций в нужное русло).

Встречаются следующие методы принудительного государственного регули рования экономики:

– обязательные инвестиции в определенную отрасль экономики;

– обязательные инвестиции на определенной территории;

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) – обязанность компании соблюдать повышенные требования к продукции (ус лугам);

– обязанность компаний исполнять определенные социальные обязательства;

– развитие инфраструктуры;

– обязанность компаний диверсифицировать и развивать производство;

– установление обязательных цен на определенную продукцию на определен ной территории (например, внутренние цены на бензин);

– обязанность компаний экспортировать определенную часть продукции в це лях недопущения переизбытка такой продукции на рынке;

– обязанность реинвестирования определенной части прибыли в основные средства производства;

– обязанность согласования определенных действий с компетентным органом (касается выхода на внешние рынки и антимонопольного законодательства).

Перечисленные методы присутствуют в тех или иных сочетаниях во всех стра нах развитой экономики. Больше всего подобных методов в США, меньше всего – в Великобритании.

Как правило, такого рода схемы реализуются следующим путем: организации, имеющие сверхприбыли, определяемые законодательством для отдельных от раслей реализуются следующим путем: организации, имеющие сверхприбыли в данный момент, обязаны инвестировать в определенную отрасль или определен ную территорию часть своих доходов. Невыполнение такого требования влечет принудительное изъятие средств компании и их инвестирование органами власти самостоятельно, а также наложение крупных штрафов или увеличение налоговой нагрузки.

Вторым вариантом подобной схемы является возложение обязанности на компанию, получающую поддержку или услуги государства в определенной сфере (соглашение о разделе продукции, налоговые льготы и т.п.), произвести расходы, предусмотренные договором или законом.

Наиболее популярными из вышеуказанных методов являются обязанности ин вестирования в определенную отрасль экономики или территорию, а также обя занность обновления основных средств производства. Эти обязанности присут ствуют во всех рассматриваемых странах.

Так, в США субъект крупного бизнеса, имеющий по результатам налоговой от четности чистую прибыль свыше 8 млн. долларов, обязан инвестировать 5% этой суммы, свыше 20 млн. – 7%, свыше 50 млн. – 10%, свыше 100 млн. – 15%, свыше 350 млн. – 18%. В Японии существует несколько иной метод подсчета, заключаю щийся в подсчете рентабельности производства. Субъекты крупного бизнеса, об ладающие рентабельностью свыше 5%, инвестируют 5% чистой прибыли, свыше 8% – 7%, свыше 13% – 10%.

Французское и немецкое законодательства предусматривают обязанность ин вестирования для всех субъектов крупного бизнеса, обладающих чистой прибылью ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) свыше 50 млн. евро. Конкретная сумма обязательных инвестиций рассчитывается исходя из социальной политики компании (уровень зарплат, создаваемые рабочие места, премии) и может составлять от 3% до 25%.

Объекты инвестирования несколько различаются в разных странах. В США и Германии компания вправе сама выбрать объект инвестирования (отрасль или территорию) из списка, предложенного федеральным Правительством. Во Фран ции и Китае объектами инвестирования могут быть только компании, чьи акции обращаются на бирже, или компании, проводящие НИОКР и включенные в спе циальные общегосударственные списки.

Срок инвестирования определяется исходя из объекта, но при этом не может составлять менее 3 лет. Инвестор получает все права акционера или кредитора (в зависимости от формы инвестирования).

Интересная практика существует в Японии. Согласно законодательству, каж дая компания – субъект крупного бизнеса – обязана перечислить средства на специальные счета уполномоченных банков или управляющих компаний, откуда они будут проинвестированы банком или управляющей компанией. В таком слу чае банк или управляющая компания несут ответственность перед инвестором за результаты своего инвестирования.

Как уже отмечалось, во всех странах (кроме США) невыполнение обязаннос ти по обязательным инвестициям приведет к обращению в суд со стороны орга нов власти. Если суд удовлетворит иск, то компания будет вынуждена выплатить штраф в двойном размере обязательных инвестиций, а органы власти получат возможность самостоятельно распорядиться полученными средствами. В даль нейшем провинившаяся компания сможет претендовать только на половину по ложенных ей дивидендов.

Обязанность реинвестировать в основные средства возникает у субъектов крупного предпринимательства, участвующих в деятельности сектора реальной экономики. Так, в Германии транспортные компании не вправе использовать обо рудование (поезда, самолеты и т.д.) со сроком амортизации более чем 75% от мак симально допустимого для данного типа оборудования, телекоммуникационные компании не вправе использовать оборудование, не соответствующее специаль ным стандартам, которые разрабатываются и дополняются каждые 3–5 лет в за висимости от типа оборудования.

Во Франции и Китае каждый субъект крупного бизнеса независимо от нало говой отчетности обязан обновлять средства производства не менее чем на 5% в год. Выбор объектов обновления остается за компанией.

В США и Японии прямо предусмотрена обязанность субъектов крупного пред принимательства реинвестировать в основные средства не менее 10% чистой при были.

Любое неисполнение обязанности по реинвестированию влечет санкции в виде штрафов на крупные суммы (в США – от 1 до 20 млн. долларов, в Германии – РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) от 500 тысяч до 15 млн. евро) либо отзывы лицензий и принудительное прекраще ние деятельности. Кроме того, должностные лица компании будут привлечены к уголовной ответственности, а сумма налоговых выплат резко увеличится, так как чем старше оборудование, тем больше налог на его использование. Обновление же парка оборудования, наоборот, влечет снижение налогового бремени и воз можность получения дополнительных льгот в виде исключения оборудования из объекта налогообложения.

В Германии и США присутствует требование по развитию инфраструктуры территории, на которой находится крупный бизнес. В систему инфраструктуры входят: дороги, мосты, школы, детские сады и т.п.

В США, Китае, Японии и Франции присутствуют обязательные социальные требования к субъектам крупного предпринимательства. К ним относятся: мини мальный уровень заработной платы (во Франции – 2 МРОТ, в Китае – 1,5 прожи точных минимума, в США – 5 тысяч долларов в месяц), обязательные пенсионные и страховые выплаты, обязанность премирования раз в квартал.

В Китае и Японии используется такой метод, как требование к телекоммуни кационным и добывающим компаниям развивать производство. Темпы развития должны составлять не менее 2% в год. Кроме того, в случае необходимости такие компании обязаны в первоочередном порядке исполнять требования государ ственных органов о выполнении общественно важных работ (газификация отда ленных территорий и т.п.).

Установление обязательных цен используется практически во всех странах в отношении социально значимых товаров, таких как продукты питания, медика менты, бензин и т.д.

Интересный метод использует Япония. Для того чтобы представителю круп ного бизнеса открыть новое производство, необходимо получить специальное разрешение Министерства экономики. Кроме того, открыть такое производство можно только на тех территориях, которые определит Правительство (как прави ло, это регионы с низкой занятостью населения и неразвитой инфраструктурой).

Очень полезным видится опыт США и Германии. В этих странах любая компа ния, являющаяся субъектом крупного предпринимательства, обязана обращать свои акции на бирже. Кроме того, требования об обязательном обращении акций присутствует ко всем добывающим компаниям.

Такое положение способствует открытости и прозрачности деятельности ком пании.

Кроме субъектов крупного предпринимательства в рассмотренных сферах, обязательные требования присутствуют и к компаниям, производящим «соци ально опасные товары», такие как табачная продукция, алкоголь, продукцию эро тического содержания, казино и т.п.

К таким компаниям присутствуют следующие требования: обязанность марки ровки упаковки продукции с сообщением о ее потенциальной опасности и запре ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) те продавать несовершеннолетним лицам, обязанность финансировать государ ственные программы борьбы с курением, алкоголизмом и т.п., обязанность фи нансирования научных разработок, связанных с совершенствованием продукции и снижением ее опасности.

Отдельно стоит упомянуть об экологических обязательствах бизнеса. В случае если компания ведет экологически опасную деятельность, она обязана не только нейтрализовать вред своими силами, но и выплатить дополнительный налог на такую деятельность.

Кроме того, во Франции разрешается открывать экологически загрязняющие производства только на специально отведенных территориях.

Во всех развитых странах разработана система ответственности для предпри нимательских структур. Как и в РФ, ответственность бывает гражданско-право вой, уголовной, административной.

Однако, в отличие от РФ, в развитых странах присутствует иная концепция ответственности, которая включает понимание того, что основная задача репрес сивных норм – предупреждение правонарушений, а не наложение ответственнос ти за их совершение.

К уголовной ответственности могут быть привлечены руководители и иные сотрудники компании за совершение деяний, предусмотренных Уголовным ко дексом (во Франции к уголовной ответственности могут также привлекаться юридические лица).

Как правило, в сфере предпринимательской деятельности преступлениями признаются: неуплата налогов в крупном размере (обычно более 6 месяцев или на сумму свыше 50 тысяч долларов в США, 20 тысяч евро во Франции), неиспол нение законного распоряжения органов власти, мошенничество, хищения в про цессе банковских операций, принуждение к совершению сделок, преднамеренное банкротство и т.д.

Основными и наиболее распространенными видами ответственности являют ся административная и гражданско-правовая.

Именно к этим видам ответственности привлекаются предприниматели за не исполнение своих обязательств перед государством. Наибольшее развитие инс титут административной ответственности получил в США, где 68% всех дел явля ются административными.

К административной ответственности могут привлекать как суды, так орга ны власти. В случае привлечения к ответственности органом государственной власти, лицо, на которое наложено взыскание, вправе обжаловать такое реше ние в суде.

Основными видами административной ответственности являются: штраф и временное приостановление деятельности. В целом, нужно заметить, что система ответственности в зарубежных странах схожа с российской.

Основные отличия заключаются в размере штрафов и процессуальных аспек тах. Например, размер штрафа в РФ за неуплату налогов исчисляется исходя из РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) суммы неуплаченного налога и составляет от 20% до 40% от неуплаченной суммы.

Такое же правонарушение в США влечет наложение штрафа в размере 300% от неуплаченной суммы.

Процессуальные отличия заключаются в системе рассмотрения дел о право нарушениях. Как и в РФ, гражданские дела рассматриваются в судебном поряд ке. Исключение составляет Китай, законодательство которого предусмотрело возможность разрешения споров во внесудебном порядке. Для этого специаль но созданы комиссии по урегулированию гражданских споров. Решение таких комиссий приравнивается к судебному и подлежит обязательному исполнению.

Положительным моментом являются сроки рассмотрения дел (10 дней, в судах – минимум месяц).

От лица государства во всех странах выступают компетентные органы влас ти или прокурор. Особенностью зарубежной системы является невозможность отзыва или отказа от иска органами власти после его подачи, что способствует борьбе с коррупцией в органах власти.

В законодательстве Японии, Германии и США предусмотрена возможность списания штрафов во внесудебном порядке со специальных счетов компаний. Та кие счета обязаны создать компании, ведущие деятельность в таких сферах как банковская, страховая, естественные монополии, транспорт.

Отдельно стоит остановиться на процедуре отзыва лицензии. Эта мера счита ется одной из самых строгих, но может применяться органами власти во внесу дебном порядке. Основаниями для применения такой санкции совпадают с рос сийскими, но существует одна весьма интересная особенность. Одним из основа ний отзыва лицензии является значительное количество жалоб на лицензируемое лицо в течение определенного срока (США – год и 15 жалоб, ФРГ – 6 месяцев и жалоб). Такие жалобы являются основаниями для проведения специальной про верки лицензирующими органами, по результатам которой решение принимает специальная комиссия, состоящая из общественных деятелей.

Как видно из достаточно кратко приведенной в докладе справки по зарубеж ному опыту использования мотивационных инструментов, спектр применяемых за рубежом инструментов значительно шире используемых в России. Очевидно, что внедрение только этих механизмов способно существенно упростить реше ние проблем в устранении многих диспропорций в российском законодательстве.

Проводя более подробный анализ российского законодательства, становится ясным, что потенциал использования мотивационных инструментов еще больше.

Так, например, анализ налогового законодательства Российской Федерации позволил выявить следующие основные проблемы.

1. Основные налоги сконцентрированы на федеральном уровне и уже оттуда перераспределяются между регионами в рамках бюджетного процесса. В итоге регионы лишены возможностей собственного маневра доходами. Имеющиеся в их распоряжении налоги не позволяют проводить эффективную политику разви тия в отношении расположенных на их территории экономических субъектов.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) 2. Налоговое законодательство содержит достаточно мало налогов в отноше нии тех или иных видов деятельности. За исключением НДПИ, сборов за пользо вание объектами животного мира и водных биологических ресурсов, транспорт ного налога (хотя это скорее налог на имущество, а не на вид деятельности) и налога на игорный бизнес налогов по видам деятельности нет. Это существенно сужает инструменты регулирования экономической активности по видам де ятельности.

3. Налоговое законодательство в настоящее время не позволяет учитывать региональную специфику: уровень налогообложения на территории всех субъ ектов федерации примерно одинаковый. В то же время зарубежный опыт по казывает, что могут быть существенные дифференциации, например – повы шенные налоги на ведение бизнеса в густонаселенных и развитых районах, и снижение налогообложения в других регионах. Такие механизмы (может быть, в виде специального налога) должны быть введены и осуществляться на феде ральном уровне с участием регионов. Все налоги, направленные на перераспре деление производительных сил, должны быть на федеральном уровне. Поэтому это должен быть либо специальный налог на ведение бизнеса в отдельных ре гионах, либо это можно сделать через земельный налог и налог на имущество организаций: достаточно установить зонирование на земельный налог (диффе ренцировать ставки земельного налога по федеральным округам и субъектам федерации) и налог на имущество организаций, как производительные силы начнут перераспределяться. Параллельно можно дифференцировать ставки на земельный налог в зависимости от категорий земель (например, стимулировать промышленное производство, энергетику), а также дифференцировать ставки налога на имущество в зависимости от его вида – можно установить повышен ные ставки на нефтедобывающее оборудование, спиртопроизводящее оборудо вание и т.п., при этом ставки должны быть регрессивные, чтобы стимулировать обновление этих основных средств. Хотя такой налог, наверное, будет сложно администрировать, поэтому его можно преобразовать в налог с продаж с этих видов имущества.

4. Необходима модификация налога на имущество организаций, земельного налога и налога на имущество физических лиц. Первые два налога должны играть роль регулятора размещения производительных сил, при этом логично сделать земельный налог региональным с широкими возможностями муниципалитетов.

Налог на имущество физических лиц должен начать исполнять функцию налога на роскошь и регулятора экономической активности граждан – необходимо сни жать ставки налога на имущество, используемое в экономической деятельности (начиная от квартир и автомобилей и заканчивая ценными бумагами) и повышать налоги на дорогое имущество или на избыток имущества (несколько квартир у одного владельца, дорогие автомобили, яхты, землевладения и т.п.).

5. Налоговое законодательство почти не учитывает и мало влияет на политику государства в области регулирования размеров предприятий. Относительное вни РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) мание со стороны государства есть к малому бизнесу – упрощенная система налого обложения. Однако установленные ею параметры – это параметры действительно малого бизнеса. При этом крупный бизнес дополнительными налогами или иными обременениями (как это делается во многих экономически развитых странах) не облагается, а зачастую это делается в неформальном порядке (пример – исключе ние оплаты «в конвертах»).

Завершая, необходимо отметить следующее. Внедрение государственно-управ ленческих инструментов мотивации частных хозяйствующих субъектов должно осуществляться на системной основе для реализации основной ценности: расши рить возможности государства по управлению поведением частного капитала при принятии им хозяйственного решения для согласования его интересов с интере сами общества и государства. Эти возможности должны позволять государству в условиях рыночной экономики, используя инициативу предпринимательского сообщества, достигать следующие цели:

– обеспечивать перелив капитала по отраслям и регионам, управление рента бельностью;

– обеспечивать инновационное развитие экономики: инвестирование в обнов ление средств производства, технологии управления, повышение экологической безопасности, ресурсосбережение, производительность труда и т.п.;

– стимулировать сокращение разрыва в доходах разных групп населения;

– способствовать борьбе с коррупцией и теневой экономикой;

– обеспечивать управление социальной политикой хозяйствующих субъектов (обеспечение оптимальной доли оплаты труда в балансе хозяйствующего субъек та, стимулирование расходов на жилищное, пенсионное обеспечение, обучение, лечение и иную социальную инфраструктуру).

Для достижения этих целей должен быть модернизирован существующий и создан новый инструментарий мотивационных инструментов. В первую очередь существенной доработки требует налоговое законодательство Российской Фе дерации. Прежде всего, налогообложение должно начать выполнять осознанную стимулирующую функцию. В настоящее время налогообложение носит явно фис кальный характер, при этом скорее неосознанно возникают и стимулирующие эф фекты, пока во многом отрицательные. К ним можно отнести расслоение обще ства по доходам в результате плоской шкалы налога на доходы физических лиц, практика «серых» зарплат в результате применения единого социального налога, низкая конкурентоспособность промышленности и неравномерная налоговая на грузка по сравнению с сырьевым сектором в результате применения НДС.

Сама налоговая система, распределение налоговых доходов по уровням бюд жетной системы требуют тщательного пересмотра – региональные и местные ор ганы во многих случаях смогут более эффективно использовать стимулирующую функцию налогообложения.

В отдельных случаях целесообразно вводить целевые налоги и налоговые льго ты для стимулирования или дестимулирования локальных экономических про ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) цессов: так, например, увеличение ставок налога на доходы физических лиц по дивидендам юридических лиц способно ограничить потребление и связанную с ней инфляцию, а при введении инвестиционных налоговых льгот – резко увели чить инвестиционную активность бизнеса. Изменение практики взимания нало га на имущество организаций с введением обязательной его уплаты в бюджет по месту нахождения имущества способно существенно восполнить бюджеты мно гих субъектов Российской Федерации, сделать региональную инвестиционную и социальную политику крупных российских компаний более ответственной.

Подобные решения могут быть найдены и в других сферах государственной эко номической политики: инвестиционной, социальной, административно-юрисдикци онной. Главным является внедрение в практику государственного управления соот ветствующего принципа принятия решений в сфере экономики: решение, принятое в интересах общества, должно быть таким, чтобы бизнесу было выгодно его наиболее усердно исполнять. Внедрение такого принципа с одновременным отказом от каких либо идеологических (но не правовых!) ограничений при принятии решений способ но создать совершенно новые механизмы управления экономическим развитием.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ, СОЦИАЛЬНОЕ, РЕГИОНАЛЬНОЕ, ВНЕШНЕСРЕДОВОЕ ИЗМЕРЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ И НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ* О.А. Бельков, доктор философских наук «Теоретик не может сделать больше, нежели сохра нение понятий и называние вещей своими именами»

Карл Шмитт. «Теория партизана»

Безопасность относится к базовым потребностям индивидов, образуемым ими группам и создаваемым ими институтам – от малого предприятия до естес твенной монополии, от семьи или туристической группы до государства и коа лиции государств. Она выступает условием реализации всех других интересов личности, общества и государства, и потому забота о ее обеспечении относится к числу первостепенных мотивов деятельности людей и сообществ. При этом о бе зопасности говорят применительно ко всем сферам жизни общества, всем видам человеческой деятельности в нем.

* февраль 2009 г.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Многие государства свою политику в этой области, ее цели, содержание, направ ленность определяют в специальных политико-правовых актах. Есть такие докумен ты и у Российской Федерации, в которой, начиная с 1991 г., создавалась законода тельная основа обеспечения национальной безопасности. Это, прежде всего, закон 1992 г. «О безопасности» и «Концепция национальной безопасности», утвержденная Указом Президента РФ № 24 от 10 января 2000 г. Однако эти документы фактически устарели, и в стране уже давно предпринимаются меры по их обновлению.

Так, 29 октября 2002  г., после трагедии «Норд-Оста», Президент России В.В. Путин поручил ряду министерств и ведомств подготовить редакцию кон цепции национальной безопасности, в которой одной из составных частей будут планы применения Вооруженных сил1. В 2004 г., уже после Беслана, В. Путин дал указание Совбезу разработать новую концепцию национальной безопасности России, т.к. старая безнадежно устарела. Тогдашний секретарь Совета безопас ности И. Иванов сообщил, что эту работу планируется завершить к середине 2005 г.2 Не получилось. И в июне 2006 г. он как о новой задаче говорит о необходи мости изменений в концепции национальной безопасности3 для преодоления тех нологического отставания, демографического кризиса и укрепления националь ной безопасности. Новый приступ к разработке документа, теперь уже Стратегии национальной безопасности, рассчитанной до 2020  г., был предпринят в 2008  г.

Секретарь Совета безопасности РФ Н. Патрушев заявил, что она будет принята в феврале 2009 г.

Все эти перипетии – следствие не только, а, может быть, не столько вопиющей неисполнительности чиновничьего аппарата, сколько сложности поставленной задачи – в отсутствии четкого и однозначного видения безопасности, содержания политики безопасности, механизмов ее обеспечения. Вот такой парадокс. В дека бре 2004 г. Совет безопасности для более широкого привлечения общественнос ти к разработке Концепции развернул интернет-конференцию. Она, по словам помощника секретаря СБ РФ К. Рощиной, в основном вылилась в разъяснитель ную работу среди граждан, которые весьма расплывчато представляют себе, что именно означает само понятие «национальная безопасность». Например, заме тила она, в течение всей акции чиновников Совбеза осаждал некий гражданин, занимающийся установкой домофонов, который упорно не мог понять, почему его продукция не имеет отношения к национальной безопасности4.

Но давайте вникнем в суть дела. Закон «О безопасности», Концепция нацио нальной безопасности к основным объектам безопасности относят государство, общество и личность. Интересы последней, говорится в них, состоят в реализа ции конституционных прав и свобод, в обеспечении личной безопасности, в по http://www.ln. mid.ru/ns-osndoc. nsf/0e9272befa34209743256c630042d1aa/432569fa003a249c 6c6200301353?OpenDocument.

http://www. newsru. com/russia/03nov2004/national. html.

http://stra. teg.ru/lenta/innovation/2491.

Новые известия, 2005, 25 января.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) вышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и интеллектуальном развитии человека и гражданина1. По приведенной букве, труд и продукция кри тикуемого гражданина, занимающегося установкой домофонов, имеет самое не посредственное отношение к обеспечению национальной безопасности. И  ведь то же самое можно сказать о враче, адвокате, частном телохранителе и множест ве других профессий, доведя до абсурда понятие «национальная безопасность».

Чтобы уйти от абсурда, следует признать некорректность исходной формулы, за ложенной и в Законе, и в Концепции национальной безопасности.

Некорректность эта связана с тем, что национальная безопасность не есть сово купность безопасностей отдельно взятых личности, общества и государства. Заме тим, что этот перечень объектов безопасности неполон. Помимо них, относительно самостоятельными объектами безопасности выступают составляющие общество и государство социальные, в том числе этнические группы, включая семью, а также организации и предприятия, разного политико-правового статуса и форм собс твенности, социально-территориальные образования – субъекты Федерации и му ниципии. К тому же, заявленная в Концепции национальной безопасности сбалан сированная совокупность их интересов выступает не как идиллическая гармония, а как результат доминирования одних над другими. Достаточно напомнить отнюдь не сугубо кабинетные споры о гражданском контроле над государством или о том, что является приоритетным – интересы личности или интересы государства. Како ва бы не была позиция в этих спорах, она исходит из того, что интересы личности, общества и государства находятся в сложном и противоречивом взаимодействии, которое может приобретать и конфликтный характер.

Категория «национальная безопасность» должна относиться к государству, по нимаемому как органическое единство территории, населения и власти, и толко ваться в духе холизма, исходящего из качественного своеобразия целого по отно шению к ее частям. Безопасность Российской Федерации и отдельных образований внутри нее – взаимосвязанные, но не тождественные понятия. Они представляют собой две стороны одной медали. Если нет первой, не может быть второй;

в то же время, если вторая приобретает широкое распространение, значительный масш таб, под вопросом может оказаться первая. При этом нужно видеть, что интересы разноплановых объектов безопасности далеко не всегда и не во всем совпадают, они могут противоречить друг другу. Например, расходы на оборону служат благу всего народа, поскольку без них его «самостояние» (И. Солоневич), т.е. существо вание как единого целого, как уникального единства поколений и групп людей, ста Закон «О  безопасности» к основным объектам безопасности относит: личность  – ее права и свободы;

общество  – его материальные и духовные ценности;

государство  – его конституцион ный строй, суверенитет и территориальную целостность. Концепция национальной безопасности Российской Федерации,  – декларируется в этом документе,  – система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. Обращает на себя внимание содержащаяся в этой фра зе ошибка, называемая в логике подменой тезиса, поскольку в ней отождествляются безопасность России и безопасность в России.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) новится проблематичным. Но с ними связано ограничение средств, выделяемых на социальные программы и развитие конкретных территорий, что выявляет отнюдь не абсолютную однозначность идеологемы «благо всех есть благо каждого».

Обеспечение национальной безопасности представляет собой многоуровне вую, многогранную и многофункциональную систему. Ее образуют:

1) объекты безопасности и их ценности1;

2) вызовы и угрозы им;

3) субъекты обеспечения безопасности;

4) цели и мотивы, а также правовые и другие нормы, которыми они руководс твуются;

5) используемые силы и средства2;

6) практические меры и действия;

7) достигаемый ими результат.

Множество разноплановых характеристик и параметров рассматриваемой сис темы объясняет возможность и необходимость их раздельного рассмотрения в аналитических, методических, организационных целях. Оно, с одной стороны, дает углубленное познание тех проблем и противоречий, которые способны нарушить нормальный ход жизни социума или его структур, а с другой стороны, позволяет четко распределить роли и ответственность между различными структурами, до биться лучшей координации их деятельности по обеспечению безопасности.

Выявление и отслеживание тех или иных видов опасностей, реагирование на них требует применения разных инструментов и средств, использования разных знаний и опыта, участия разных структур и лиц. Скажем, оценивать и оптими зировать сейсмическую, санитарно-эпидемиологическую, военно-политическую, криминогенную и т.д. обстановку не может одна и та же служба. В то же время, обеспечение безопасности различных объектов (личность, группа, общество и государство;

предприятие, отрасль, ведомство;

муниципалитет, регион), развер тывающееся по многим направлениям, достигается разными силами, средствами, методами. Так, например, энергетическая безопасность России или отдельного города, безопасность полетов или безопасность конкретного аэропорта, безопас ность субъекта Федерации или фирмы, чьи предприятия размещены во многих Ценности — материальные и духовные явления окружающего мира, которые необходимы чело веку и обществу для комфортного бытия и которые составляют предмет их вожделения;


многооб разные блага, которые служат удовлетворению различных потребностей человека.

Силы обеспечения безопасности включают в себя: Вооруженные Силы, федеральные органы бе зопасности, органы внутренних дел, внешней разведки, обеспечения безопасности органов законо дательной, исполнительной, судебной властей и их высших должностных лиц, налоговой службы;

службы ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, формирования гражданской обороны;

пограничные войска, внутренние войска;

органы, обеспечивающие безопасное ведение работ в промышленности, энергетике, на транспорте и в сельском хозяйстве;

службы обеспечения безопас ности средств связи и информации, таможни, природоохранные органы, органы охраны здоровья населения и другие государственные органы обеспечения безопасности, действующие на основании законодательства. (О безопасности: Закон Российской Федерации. Ст. 12.) ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) регионах страны и мира и т.д.,  представляют собой, безусловно, взаимосвязан ные, но не тождественные величины.

Состояние безопасности, проблемы, задачи и пути ее укрепления могут диф ференцироваться по отраслевому, территориальному, функциональному, видово му основаниям. В Концепции национальной безопасности РФ найден разумный компромисс между интегративным и сегментированным подходом к безопас ности. Там говорится об интересах, угрозах и противодействии им в экономи ческой, международной, внутриполитической, социальной, (духовная опущена), информационной, военной, пограничной, экологической, а также в других (нена званных) сферах. Правда, в литературе – П.Г. Белов, В.Г. Шевченко, М.И. Дзлиев и А.Д. Урсул и другие авторы – высказывают и возражения по поводу обоснован ности и целесообразности дифференциации безопасностей.

Организаторы нашего заседания нашли другое определение предмета обсуж дения – «измерение национальной безопасности». Такая операционализация это го понятия давно уже применима в теории. Так, польские теоретики указывают на пять ее измерений: политическое, экономическое, социальное, военное, эколо гическое1. В Концепции внешней политики РФ (2009) говорится о «безопасности каждого члена мирового сообщества в политической, военной, экономической, гуманитарной и иных областях».

У нас в повестку дня вынесены четыре измерения: экономическое, социаль ное, региональное, внешнесредовое. Это сужает круг рассматриваемых проблем, оставляя за рамками разговора, во-первых, безопасность как систему и систему обеспечения безопасности и, во-вторых, многие другие их измерения (правовое, информационное, силовое и т.д.). Впрочем, это ограничение вполне оправдано:

имея в виду чрезвычайно многоплановую проблематику национальной безопас ности, следует согласиться с тем, что есть большой смысл в специальном рассмот рении ее отдельных сторон и граней. Такое ограничение позволяет детально и всесторонне рассмотреть избранные сюжеты.

Прежде чем предложить свое видение заданных повесткой сюжетов, хотел бы оговорить несколько методологических положений, в соответствии с которыми построено мое сообщение.

Первое замечание. Национальная безопасность есть состояние и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, при ко торых обеспечивается сохранение их качественной определенности с объективно обусловленными инновациями в ней, и свободное, соответствующее собственной природе и ею определяемое функционирование.

Следует решительно возразить против расхожей формулировки безопасности в целом и ее отдельных видов, любых ее измерений как «состояния защищеннос ти». Ее содержание значительно шире. Обеспечение безопасности подразумевает не только сохранение определенного существующего положения (или его совер шенствование в той или иной степени), но и создание возможностей для выхо http://evolutio. info/index. php?option=com_content&task=view&id=414&Itemid=52.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) да на новый, качественно более высокий уровень развития. Другими словами, безопасность – это не столько неизменное состояние объекта, сколько его спо собность развиваться и процветать в условиях конфликтов, неопределенности и риска. Безопасность находится в органической взаимосвязи с развитием объекта.

Понятия «безопасность», «развитие» и «устойчивость» тесно переплетены друг с другом. Развитие является компонентом безопасности, и в то же время бе зопасность является характеристикой развития. Устойчивость, будучи, как и бе зопасность, характеристикой развития, отражает, в том числе, и способность объ екта противостоять воздействию угроз безопасности. Столь тесная взаимосвязь этих трех фундаментальных понятий отнюдь не случайна и показывает сложность и многозначительность взаимосвязей различных аспектов деятельности того или иного субъекта.

Огромное значение для безопасности имеет позитивная работа и государства, и гражданского общества, и бизнеса по организации, развитию и совершенство ванию правовых механизмов и ресурсных возможностей для повышения уровня и качества жизни людей. Ее обеспечение достигается целенаправленной полити кой органов государственной власти и управления по подъему производительных сил, повышению эффективности и конкурентоспособности экономики, укрепле нию демократии, улучшению качества жизни населения.

Следовательно, безопасность обеспечивается отнюдь не только оборонными, охранными, в том числе правоохранительными, правозащитными, природоох ранными и т.п. органами или подразделениями, функционально предназначенны ми для нейтрализации и противодействия угрозам.

Другое замечание. Заявленные – как, впрочем, и все другие – измерения бе зопасности не являются самодостаточными: каждое из них зависит от других и само оказывает на них серьезное влияние. В силу этого анализ каждого измерения предполагает выявление не только его внутренней структуры, но и связи с дру гими измерениями безопасности. Поэтому возможен самый различный ракурс рассмотрения проблем безопасности, в том числе в контексте их пересечения или наложения друг на друга. Так, Т.Г. Пархалина пишет об экономическом измере нии российской внешней политики;

Н.А. Проданова и Е.И. Зацаринная предме том своего анализа избрали социальный аспект продовольственной безопасности региона (по материалам Ростовской области);

Д.Л. Галиуллин исследует социоло гическое измерение региональной экономической безопасности;

да и в издании Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирова ния – уникальном пятитомнике – есть специальная глава, посвященная социаль ному измерению экономической политики1.

http://www. inion.ru/product/eurosec/st1vp7.htm. Научный электронный журнал КубГАУ.

№  01 (17), 2006;

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России:

К умной и нравственной экономике. В  5 т. М.: Научный эксперт, 2008. Гл. XII.;

Галиуллин Д.Л.

Социологическое измерение региональной экономической безопасности: Дисс. … канд. социол. н.:

22.00.04. Хабаровск, 2006.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Третье замечание. Рассматриваемые измерения являются не объектами безо пасности (таковыми выступают люди, образуемые ими группы и институты), а ее важными характеристиками. В каждом измерении следует видеть четыре направ ления: оно выступает как свойство объекта безопасности, как ресурс и средство обеспечения безопасности, как основа и условие обеспечения других видов безо пасности и как источник опасности.

Четвертое замечание. «Измерение» означает не только и даже не столько ко личественное определение тех или иных параметров безопасности с помощью какой бы то ни было системы мер, а ее качественную характеристику, которую далеко не всегда можно описать реально измеримыми величинами. Думается, что строгая и обоснованная квантификация уровня опасности – дело малопро дуктивное. Границу здесь определить достаточно трудно. В этом смысле показа тельны алармистские сообщения о том, что по очень многим (некоторые крити ки современной России говорят – по всем) основным показателям безопасности Россия перешла критически допустимые величины. Но, как известно, она про должает быть.

Квантификация не всегда уместна, а зачастую и невозможна. Так, например, совершенно искусственным и практически бесполезным является предложение измерять безопасность по степени способности противодействовать опасностям и угрозам от 1 до 0: 1-я степень – 100%;

2-я степень – 75%;

3-я степень – 50%;

4-я степень – 25%;

5-я степень – 10%1. Стопроцентной безопасности не может быть по определению. Очевидно, что и нулевая безопасность – теоретическая абстракция:

на деле она означала бы разрушение и гибель объекта. Но и определить рубеж, четко обозначить, чем отличается его состояние, например, при 45 и 55% и, тем более, при 49 и 51% безопасности, – вряд ли возможно.

Если уж нужны цифры, то они должны характеризовать степень вероятности наступления тех или иных нежелательных явлений, возможный ущерб от них в абсолютных или относительных величинах и размер неприемлемого ущерба, а также объем затрат, необходимых для урегулирования ситуации. Критери ем эффективности различных мер обеспечения безопасности будут те уровни опасности, которые соответствуют минимуму соответствующих издержек, а оптимальными мерами – мероприятия, влекущие максимальный для заданных затрат прирост показателей безопасности либо минимальные для приемлемого ее уровня затраты2.

В соответствии с этими положениями, содержание вынесенных на обсужде ние проблем видится следующим образом.


См.: Межэтническая толерантность и безопасность в обществе. Сб.  статей. СПб.: Изд-во Политехнического университета, 2006. С. 30.

Дзлиев М.И., Урсул А.Д. Основы обеспечения безопасности России. М.: Экономика, 2003. С. 14.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) Экономическое измерение национальной безопасности Его значение лаконично сформулировано в действующей Концепции нацио нальной безопасности: «Обеспечение национальной безопасности и защита ин тересов России в экономической сфере являются приоритетными направлениями политики государства». Безопасность в этой сфере имеет троякий характер.

Безопасность в экономике означает, что люди и их объединения свободны в выборе сферы и формы своей трудовой деятельности, их экономическая актив ность позволяет получать адекватный, последовательно растущий доход, кото рый всецело принадлежит им и которым они имеют возможность свободно рас поряжаться по своему усмотрению. Занятие хозяйственной деятельностью не сопряжено с вызовами и угрозами, и сама хозяйственная деятельность не вызы вает негативных следствий для экономического актора.

Безопасность для экономики означает наличие таких условий (внутри – и вне шнеполитических, социальных, правовых, организационных, научно-технических и т.д.), при которых хозяйственный комплекс страны (региона, отрасли) спосо бен функционировать в режиме расширенного воспроизводства. В этом отноше нии критериальными слагаемыми безопасности экономической сферы (термин В.М. Захарова1) выступают: материальная обеспеченность жизнедеятельности общества и государства;

ресурсный потенциал и возможности его наращивания;

целостность территории и единство экономического пространства;

приемлемый уровень жизни всех категорий населения;

экономическая самостоятельность и независимость;

конкурентоспособность;

устойчивость экономики;

развитой обо ронно-промышленный комплекс. Эти критерии, взятые в совокупности, харак теризуют состояние национального хозяйства, обеспечивающее экономический суверенитет, увеличение экономической силы и повышение качества жизни на рода. Если же учитывать факторы, виды и результаты экономической деятельнос ти, следует говорить о финансовой, сырьевой, энергетической, технологической, продовольственной и других видах безопасности, каждый из которых, в свою оче редь, может быть операционализирован.

Безопасность от экономики. Ни одно общество существовать без эконо мики не может. Это трюизм. Парадокс, однако, в том, что в экономической сфере возможно возникновение деструктивных сил и факторов. Как говорится в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, состояние отечественной экономики (наряду с другими факторами) создает широкий спектр угроз национальной безопасности страны. Строительство финансо вых пирамид, недобросовестная конкуренция, теневая экономика, коррупция, коммерциализация и криминализация хозяйственной и всей общественной жизни, снижение качества окружающей среды отнюдь не исчерпывают список этих угроз.

Экономическая и национальная безопасность: Учебник / Под ред. Л.П. Гончаренко. М.: Экономика.

2008. С. 230.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Самостоятельной темой экономического измерения национальной безопас ности является экономика безопасности, как определенная система экономичес ких отношений и совокупность экономических структур, обслуживающих функ ционирование различных систем безопасности. Она имеет сложную структуру, каждый элемент которой характеризуется определенным эффектом и затрата ми. Обеспечение национальной безопасности и всех ее отдельных видов требует финансовых и материальных вложений. Характерно, что в структуре государс твенного бюджета появляются статьи и «отдельные строки», призванные эконо мически обеспечить конкретные виды безопасности. Кроме того, организация и функционирование видовых систем национальной безопасности предполагают организацию собственной производственной и, шире, – хозяйственной деятель ности в соответствующих сферах деятельности.

Социальное измерение1 национальной безопасности Раскрывает характер и уровень социального развития общества, степень внут реннего единства составляющих его групп и слоев, его способность обеспечить человеку достойную жизнь в благоприятной среде существования, удовлетворе ние интересов личности и общества, сохранение и умножение нравственных и духовных ценностей. Здесь в поле зрения находятся содержательные характерис тики социальной системы, в том числе: социальная структура общества (демог рафическая, классовая, этнонациональная, конфессиональная, территориальная, профессиональная и др.), статус и самочувствие составляющих его групп, содер жание и формы социальных связей, социальная инфраструктура, системы жиз необеспечения, социальной защиты и социализации людей, уровень и качество жизни, в том числе оцениваемый по индексу развития человеческого потенциала, права и свободы человека, социальная активность и социальная ответственность граждан, интеллектуальный и нравственный потенциал общества и другие.

Именно в этом смысле в Концепции национальной безопасности говорится:

интересы общества состоят в упрочении демократии, в создании правового, со циального государства, в достижении и поддержании общественного согласия, в духовном обновлении России. В законе о безопасности говорится еще лаконич нее: объектом безопасности является общество – его материальные и духовные ценности.

Американский исследователь С. Дойл отмечает, что государство находится в социальной безопасности, если оно имеет возможность «осуществлять меры по развитию социальной сферы, образования и экономики без внешнего воздей ствия, обеспечить своих граждан жильем, продовольствием, работой, защищать В данном материале социальное рассматривается не в широком смысле слова, как синоним общественного (в этом смысле национальная безопасность в целом и в любом ее аспекте — явление и категория социальные), а в узком смысле, как относящееся к сфере производства и воспроизво дства непосредственной человеческой жизни и человека, являющегося, по известной максиме, про дуктом и творцом всех общественных отношений.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) их гражданские права и личные свободы»1. По мнению другого американского ученого – Д. Фишера, социальная безопасность есть «возможность для государс тва свободно добиваться национального развития и прогресса, а также удовлет ворения основных потребностей и прав человека»2.

Общество объективно заинтересовано в том, чтобы состояние и развитие социальной системы служило возвышению личности, утверждению социально го партнерства, межнационального согласия и гражданского мира. «Именно это национальное богатство, – скажу словами В.В. Путина, – является базой для ук репления единства и суверенитета страны. Служит основой нашей повседневной жизни, фундаментом экономических и политических отношений»3.

Между тем, в современной России многие показатели названных позиций су щественно отклоняются от оптимальной модели. Целостность, стабильность и – скажу в какой-то мере тавтологично – социальность4 социальной системы взла мывают, негативно влияя на жизнь человека и общества, многие явления. К  их числу относятся: физическое сокращение численности населения, деформация демографического состава общества;

неконтролируемая миграция;

социальная и имущественная поляризация населения и бедность его значительных слоев;

безработица;

кризис систем образования, здравоохранения, социальной защиты;

преступность, наркомания, алкоголизм, проституция;

деятельность экстремист ских, националистических, религиозных, сепаратистских и террористических движений, организаций и структур;

гендерные проблемы;

правовой нигилизм, отчуждение между властью и народом и т.д. Следует специально подчеркнуть, что все это  не «угрозы безопасности», т.е. возможность возникновения негативных явлений и процессов, причинения вреда, ущерба социуму, а фактические свиде тельства его, если не загнивания и умирания, то крайнего ослабления.

Критический уровень социальной безопасности, нерешенность социальных проблем, оскорбительных для человеческого достоинства, являются фактором социальной дезинтеграции, негативно сказывающейся на всех других видах и на правлениях национальной безопасности. Уместно напомнить, что угрозы и вызо вы современной России имеют троякую основу: их источниками, наряду с при родными и техногенными, являются и антропогенные, или социальные факторы.

Дойл С. Гражданские космические системы. Их влияние на международную безопасность. М.:

ИНИОН, 1995. С. 5.

Фишер Д. Невоенные аспекты безопасности: системный доклад. М.: ИНИОН, 1994. С. 14.

Послание Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию РФ // Парламентская га зета, 2007, 27 апреля.

Социальность  — характеристика общественной жизни, как воплощения совместной и потому проникнутой взаимосвязью, взаимозависимостью (а не состоящей из действий независимых друг от друга индивидов) жизнедеятельности людей, ее проявления, а также характеристика различных общественных феноменов, указывающая на их происхождение и функционирование на основе та кой совместной жизнедеятельности и взаимозависимости индивидов друг с другом и их взаимо связи с человеческим сообществом разных масштабов». (Социальная политика: Энциклопедия. М.:

Изд-во «Альфа-Пресс», 2006. С. 332.) ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) Так, в Концепции национальной безопасности говорится, что социальная дифференциация и социально-политическая поляризация российского общества, кризис системы социальной защиты населения находятся в числе факторов, не сущих угрозу федеративному устройству и социально-экономическому укладу Российской Федерации, способствуют усилению напряженности во взаимоотно шениях регионов и Центра, создают широкий спектр внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны;

углубление кризиса в социальной сфере мо жет привести к утрате демократических завоеваний.

Социальное измерение национальной безопасности связано и с тем, что ее де ятельностное обеспечение является – прежде всего и главным образом – резуль татом человеческой активности, формирующейся в определенной социальной среде, которую составляют живые, действующие люди. Как утверждает теория ра ционального выбора, структуры и группы никогда ничего не делают;

в реальных ситуациях действуют только отдельные индивиды. Это относится к государству, как гаранту благополучного национального развития. Это подтверждается тем, что государство привлекает граждан, общественные объединения и организации к оказанию содействия в решении проблем национальной безопасности. Это вы ражается, наконец, в том, что наряду с государственной существует общественная система национальной безопасности.

Роль негосударственных механизмов обеспечения безопасности определяет ся их способностью выполнять функции: предупреждения о возникновении ис точников социальной опасности и назревании угроз;

раннего предупреждения кризисных ситуаций, конфликтов, противоречий;

защиты прав и свобод граждан, интересов гражданского общества;

формирования общественного мнения и воз действия на него;

общественного контроля за деятельностью органов власти и управления, за исполнением их решений;

привлечения граждан к практической деятельности по обеспечению общественной безопасности, достижению обще гражданского мира и согласия;

борьбы с социальными и моральными пороками, коррупцией, служебной безответственностью и некомпетентностью чиновников;

развития гражданского самосознания и др.

Региональное измерение национальной безопасности Его необходимость обусловлена большими пространственными масшта бами и достаточно сложным территориально-государственным устройством Российской Федерации. Составляющие Россию регионы (субъекты федера ции) заметно различаются между собой по многим и многим параметрам, что не может не влиять на состояние их безопасности и содержание политики по ее обеспечению. Так, в рамках общей национальной безопасности всей страны во многом не совпадают частные проблемы безопасности регионов-доноров и регионов-реципиентов. Имеет свою специфику, например, ядерная и радиаци онная безопасность в Воронежской области, где функционирует атомная элек тростанция;

в Калужской области, в которой дислоцирована дивизия РВСН, и РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) в области, свободной от ядерных объектов. Есть немало других позиций (при родно-климатические условия, демографическая ситуация, трудовая занятость населения, межэтническая напряженность и т.д.), в силу которых политика бе зопасности, ее направления, приоритеты, механизмы обретают региональные особенности.

Для современной России характерен заметный рост экономической и полити ческой самостоятельности отдельных территорий и административных единиц.

К  ним переходят различные функции, раньше безраздельно принадлежавшие Центру. Этот процесс, означающий повышение роли регионов в жизни страны, развитие общества и государства и получивший название «регионализация», ска зывается на всех сторонах всех областей государственного строительства, в том числе на системе и политике обеспечения национальной безопасности.

Правда, эта реальность еще не нашла должного отражения в отечественной те ории и практике. Скажем, в Концепции национальной безопасности Российской Федерации регион не позиционируется как объект национальной безопасности, а его роль в формировании и реализации политики обеспечения национальной безопасности ограничена взаимодействием с федеральными органами исполни тельной власти по вопросам исполнения законодательства Российской Федера ции, решений Президента и Правительства в этой области, а также федеральных программ, планов и директив в области военной безопасности Российской Фе дерации. В подготовленной в Министерстве регионального развития Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации1 даже слово «безопасность» в соотнесении с регионом отсутствует. Да и сами регио ны далеко не всегда позиционируют себя в координатах национальной безопас ности  – смотрите, например, стратегии развития Иркутской, Калининградской или Пензенской областей2. В  специальном докладе Совета Федерации, где, как в нем говорится, обобщены результаты деятельности практически всех органов государственной власти субъектов Российской Федерации по законодательному обеспечению основных направлений государственной региональной политики, в результате чего появилась потребность подготовки самостоятельного комплекс ного документа о региональном законодательстве, так же проблема безопасности не рассматривается.

Принципиальное значение в контексте национальной безопасности имеют де кларированные в Конституции исторически сложившееся государственное един ство, единство системы государственной власти и экономического пространства.

О стратегических рисках и угрозах России, таящихся в ее региональном многооб разии, говорит наше недавнее прошлое, когда, по словам В. Путина, Россия пред ставляла собой «лоскутную» территорию. В большинстве субъектов Федерации действовали законы, противоречащие Конституции России. Статус отдельных http://www.i-stroy.ru/docu/chronicle/kontseptsiya_strategii_sotsialno_ekonomicheskogo/4914.html.

http://www. csr-nw.ru/content/projects/print. asp?ids=23&ida=1414;

http://www. dpr.ru/journal/ journal_29_12.htm.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ (2006–2010) территорий определялся как «суверенное государство, ассоциированное с Рос сийской Федерацией». Подводилась база под территориальные претензии одних субъектов Российской Федерации к другим. Таких спорных территорий, по сути, у нас более двух тысяч. Если мы хоть когда-нибудь в будущем позволим себе втя нуться в этот дележ, он будет бесконечным и разрушит страну1.

Другой аспект этой проблемы связан с неравномерным развитием регионов.

В настоящее время не могут не вызывать озабоченность существенные социально экономические различия между субъектами Российской Федерации. Сохранение дифференциации экономического и социального пространства России (а по ряду показателей она усиливается), увеличение дотационности региональных бюдже тов, означающей перераспределение средств между благополучными и проблем ными регионами, может повлечь за собой рост социальной напряженности, что, в свою очередь, ослабит национальную безопасность России.

Нельзя не видеть политического конфликта между действующими в регионах представителями федеральных структур и местной элитой, стремящейся не до пустить какого-либо контроля за своей деятельностью. Такой дискурс выступает на сегодняшний день одной из наиболее опасных угроз экономической безопас ности, поскольку ориентирован на блокирование институциональных реформ под видом обеспечения региональной самостоятельности. Федеральная власть неоднократно сталкивалась с подобными проявлениями и в результате непосле довательной политики достижения заявленных целей становилась заложником конформизма региональных элит2.

Косвенной иллюстрацией сложившегося положения может служить структу ра российского чиновничества. По данным Росстата за 2006 г., федеральные ор ганы исполнительной власти на федеральном уровне насчитывали 33,1 тыс. че ловек, в то же время в их структуры на региональном уровне входило 616,1 тыс.

человек, а органы государственной власти на уровне субъекта Федерации состав ляли 241,5 тыс. человек (еще 507,2 тыс. чиновников составляли органы местного самоуправления)3.

Видимо, в контексте национальной безопасности следует рассматривать не редкие тяжбы между регионами и Центром по поводу распределения полномо чий, бюджетный федерализм, трения между регионами-донорами и реципиента ми, межрегиональные территориальные споры, региональный сепаратизм.

В целом, в системе национальной безопасности регион выступает как сфера, пространство реализации общей политики безопасности государства и объект его специальных усилий, как субъект обеспечения собственной безопасности и О стратегии развития России до 2020 года: Выступление Владимира Путина на расширенном заседании Государственного совета // Россия 2020. Главные задачи развития страны. М.: Изд-во «Европа», 2008.

Анисимов В.П. Политические механизмы обеспечения экономической безопасности на регио нальном уровне современной России.

Автореферат дис. … к.п.н. Ростов-на-Дону, 2007. С. 20.

Комсомольская правда, 2009, 10 марта.

РОССИЯ: ТРАНСФОРМАЦИИ, РЕФОРМЫ, ПУТИ РАЗВИТИЯ (2000–2010) как участник (актор) общегосударственной политики обеспечения безопасности, а также, при определенных обстоятельствах, – как источник опасности для Рос сийской Федерации.

Внешнесредовое измерение национальной безопасности Внешней средой для национальной безопасности является зарубежный мир.

В  этом смысле, казалось бы, «внешняя среда»  – вполне ясная величина. Одна ко в условиях нарастающей глобализации она во многом утрачивает свою опре деленность. «Стираются различия между внутренними и внешними средствами обеспечения национальных интересов и безопасности», – говорится в Концепции внешней политики Российской Федерации. В наш лексикон уверенно входит от носительно новое понятие  – «трансграничные угрозы». Размывание, а то и ис чезновение границ для перемещения людей, вещей и капиталов придает новое содержание экономическому пространству. В соответствии с предложенной ме тодологией можно выделить несколько направлений в связи между национальной безопасностью и внешней средой.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 34 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.