авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
-- [ Страница 1 ] --

Дисциплинарная практика

аДвокатской палаты

Ульяновской области

сборник Материалов

Москва • 2009

УДК 347.965(470) (083)

ББК 67.75

Д 48

Издание подготовлено Американской ассоциаций юристов в рамках реализации проекта

«Правовое партнерство», финансируемого Американским Агентством по Международному

Развитию (USAID). Палата представителей и Совет управляющих Американской ассоциа­

ции юристов не наблюдали за ходом этой работы и не санкционировали ее содержание.

Соответственно, содержащиеся в ней взгляды выражают исключительно взгляды авторов, которые могут не совпадать с политикой Американской ассоциации юристов. Более того, никакой элемент настоящего пособия не следует рассматривать как правовую консульта­ цию применительно к конкретным случаям. Американская ассоциация юристов несет еди­ ноличную ответственность за его содержание, которое может не совпадать со взглядами Агентства США по Международному Развитию.

Составитель:

Кипнис Николай Матвеевич, кандидат юридических наук, доцент, адвокат, член Квалификационной комиссии Адвокатской палаты г. Москвы Редакционная коллегия:

Алферов А. Л., Володина С. И., Глинка Г. Г., Семеняко Е. В.

Под редакцией:

Смольянниковой Е. А.

Дисциплинарная практика Адвокатской палаты Ульяновской Д области: Сборник материалов / Составитель Н. М. Кипнис. — М.: Американская ассоциация юристов, 2009. — 448 стр. (Серия:

Адвокатская практика).

ISBN 1­60442­588­ ISBN 978­1­60442­588­ Сборник содержит наиболее актуальные в повседневной адвокатской деятель­ ности заключения Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ульяновской области и ее Совета по дисциплинарным делам за 6 истекших лет, затрагивающие практически весь спектр отношений, регулируемых Кодексом профессиональной этики адвоката. Представленные в сборнике примеры дисциплинарного произ­ водства соотнесены с соответствующими нормами Федерального закона «Об ад­ вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса про­ фессиональной этики адвоката.

Издание предназначено для практикующих юристов, адвокатов, исследовате­ лей и студентов юридических вузов.

УДК 347.965(470) (083) ББК 67. © Американская ассоциация юристов ISBN 1­60442­588­1 Все права защищены, ISBN 978­1­60442­588­8 © Кипнис Н. М., содержание от изДателя........................................................................................ преДисловие...................................................................................... Дисциплинарные произвоДства.............................................. Федеральный закон «об адвокатской деятельности и адвокатуре в российской Федерации»

статья 2 п. Материал № 3. Дисциплинарное производство в отношении адвоката М.В.А................................................................ Материал № 13. Дисциплинарное производство в отношении адвоката К.Г.М................................................................ статья 6 п. 4 пп. 2 абз. 4 и Материал № 35. Дисциплинарное производство в отношении адвоката С.С.П................................................................ статья 6 п. 4 пп. Материал № 2. Дисциплинарное производство в отношении адвоката С.Е.И................................................................ Материал № 29. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Я.О.Г................................................................ статья 6 п. 4 пп. Материал № 1. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Ч.В.В................................................................ статья 7 п. 1 пп. Уголовные дела (защита по соглашению)........................................ Уголовные дела (защита по назначению):

Материал № 9. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Ф.Н.И.............................................................. Материал № 30. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Ж.Н.А.............................................................. Гражданские дела:

Материал № 10. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Ш.О.Р............................................................... Материал № 17. Дисциплинарное производство в отношении адвоката З.В.А................................................................ Материал № 31. Дисциплинарное производство в отношении адвоката М.М.В.............................................................. Материал № 34. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Л.Р.Ф............................................................... статья 7 п. 1 пп. 2................................................................................. статья 7 п. 1 пп. 4................................................................................. статья 7 п. 1 пп. Материал № 22. Дисциплинарное производство в отношении адвоката К.Н.А................................................................ статья 8 п. 2....................................................................................... статья 18 п. 2 абз. Материал № 14. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Т.В.И.............................................................. Материал № 20. Дисциплинарное производство в отношении адвоката К.Ю.В............................................................. статья 25. соглашение об оказании юридической помощи Материал № 11. Дисциплинарное производство в отношении адвоката А.К.Г............................................................... Материал № 24. Дисциплинарное производство в отношении адвоката С.Н.А.............................................................. Материал № 40. Дисциплинарное производство в отношении адвоката С.З.Н............................................................... статья 29 п. 9..................................................................................... кодекс профессиональной этики адвоката статья 4 п. 1....................................................................................... статья 4 п. 3...................................................................................... статья 5 п. 2—3................................................................................. статья 6 п. 4...................................................................................... статья 6 п. Материал № 37. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Я.Н.Н............................................................... статья 8 п. 1......................................................................................... статья 8 п. 2........................................................................................ статья 9 п. 1 пп. 1................................................................................ статья 9 п. 1 пп. 1 и Материал № 33. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Б.З.М.............................................................. статья 9 п. 1 пп. 5.............................................................................. статья 9 п. 1 пп. Материал № 6. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Ф.В.А.............................................................. Материал № 7. Дисциплинарное производство в отношении адвоката К.О.Ю............................................................. Материал № 19. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Е.В.Г.............................................................. статья 9 п. 1 пп. 7............................................................................... статья 9 п. 2 абз. 1............................................................................. статья 9 п. 3 абз. 2 и 3....................................................................... статья 10 п. 1.

Материал № 12. Дисциплинарное производство в отношении адвоката П.К.Г............................................................... Материал № 26. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Г.Е.В................................................................ Материал № 27. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Г.Е.В............................................................... Материал № 28. Дисциплинарное производство в отношении адвоката К.Н.В.............................................................. Материал № 32. Дисциплинарное производство в отношении адвоката М.Д.В............................................................ статья 10 п. Материал № 5. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Г.В.П............................................................... Материал № 42. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Х.М.А............................................................ статья 10 п. 3..................................................................................... статья 10 п. 4..................................................................................... статья 12 ч. Материал № 36. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Л.В.А.............................................................. Материал № 38. Дисциплинарное производство в отношении адвоката И.Е.В............................................................... Материал № 39. Дисциплинарное производство в отношении адвоката К.С.В............................................................... Материал № 45. Обжалование частного постановления в отношении адвоката Г.О.Н............................................................. статья 12 ч. Материал № 15. Дисциплинарное производство в отношении адвокатов К-ва, К-на и Н.............................................. Материал № 16. Дисциплинарное производство в отношении адвокатов С. и Ч............................................................ Материал № 44. Обжалование частного постановления в отношении адвоката А.И.В............................................................. статья 12 ч. Материал № 4. Дисциплинарное производство в отношении адвоката С.А.В.............................................................. Материал № 8. Дисциплинарное производство в отношении адвоката М.Д.В............................................................. Материал № 23. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Ч.В.В.............................................................. Материал № 41. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Р.И.В.............................................................. статья 13 п. 2.................................................................................... статья 14 п. Материал № 43. Дисциплинарное производство в отношении адвоката М.О.В............................................................. статья 15 п. 1..................................................................................... статья 15 п. 2 пп. Материал № 18. Дисциплинарное производство в отношении адвоката М.Н.С............................................................ статья 15 п. Материал № 21. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Б.Т.Ш............................................................. Материал № 25. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Е.Е.Б............................................................... статья 15 п. 7..................................................................................... статья 20 п. 1 пп. 1 и 3...................................................................... статья 20 п. 1 пп. 4........................................................................... Дисциплинарная практика аДвокатской палаты Ульяновской области (расположение материалов в сборнике)......................................... Дисциплинарная практика аДвокатской палаты Ульяновской области (резолютивные части решений в хронологическом порядке).............. Нормы Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката, материалы к которым включены в настоящий сборник....................................... преДМетно-теМатиЧеский Указатель к ДисциплинарныМ произвоДстваМ................................... прилоЖение Статистика рассмотрения дисциплинарных производств Советом Адвокатской палаты Ульяновской области в 2003—2008 годах........................................ От Издателя Представительство Американской ассоциации юристов в России с огромным удовольствием представляет сборник материалов, собрав­ ший опыт работы Адвокатской палаты Ульяновской области в период с 2003 по начало 2009 года включительно. Данный сборник явился есте­ ственным продолжением предыдущей работы Американской ассоциа­ ции юристов по анализу и систематизации дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов РФ опубликованной в 2008 году в книге «Профессиональная этика адвокатов».

Положительная оценка, которую получила предыдущая публика­ ция, неослабевающий интерес к вопросам этики со стороны российских адвокатов и всевозрастающая потребность в анализе существующего за­ конодательства и дисциплинарного производства позволили нам не­ сколько изменить порядок представления материала в сборнике. Мате­ риалы дисциплинарных производств в данном издании расположены последовательно в соответствии со статьями Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

и Кодекса профессиональной этики адвоката, на предмет соответствия которым оценивались действия (бездействие) адвокатов. Если при рас­ смотрении дисциплинарного производства действия (бездействие) ад­ воката оценивались на предмет соответствия сразу нескольким нормам, то все материалы дисциплинарного производства помещены в разделе, относящемся к «основной» в данном производстве норме Федерального закона или Кодекса, а в других разделах сделаны необходимые ссылки.

Для удобства поиска информации каждому материалу дисциплинар­ ного производства, присвоен условный номер. Все материалы помеще­ ны в таблицу, включающую перечень материалов, указание на соответ­ ствующую статью законодательной нормы и положение Кодекса этики, а также на номер страницы сборника, где расположен данный материал.

Отдельно от основного материала даны разделы, содержащие резо­ лютивные части решений в хронологическом порядке, а также нормы Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Рос­ сийской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Сборник снабжен предметно­тематическим указателем к дисциплинар­ ным производствам и статистическими данными работы Совета Адво­ катской палаты Ульяновской области за 2003–2008 годы.

Американская ассоциация юристов выражает особую благодарность составителю сборника Николаю Кипнису, выдающемуся знатоку адво­ катской этики, члену Квалификационной комиссии Адвокатской пала­ ты г. Москвы, который согласился проделать огромную работу по ана­ лизу и систематизации представленного дисциплинарного материала.

Благодаря сотрудничеству с Федеральной Палатой Адвокатов и ад­ вокатскими палатами субъектов РФ Американская ассоциация юристов намерена продолжать анализ дисциплинарной практики. В ближайшее время выйдет книга, в которую войдет не только обзор дисциплинарной практики, но и анализ законодательства об адвокатской деятельности, сделанный ведущими российскими и западными экспертами.

Мы хотели бы сказать слова благодарности и признательности Ад­ вокатской палате Ульяновской области, которая с невероятной тща­ тельностью, щепетильностью и заинтересованностью, и в тоже время открытостью делилась с нами результатами своей работы. Мы особо хо­ тели бы отметить роль Валерия Ивановича Чернышова, Президента Палаты, человека самоотверженно преданного делу адвокатуры, благо­ даря характеру и настойчивости которого, жители Ульяновского края могут быть уверены в том, что получат квалифицированную и добросо­ вестную юридическую помощь.

Предисловие Уважаемые коллеги!

Вашему вниманию предлагается сборник наиболее актуальных в повседневной адвокатской деятельности заключений Квалификацион­ ной комиссии Адвокатской палаты Ульяновской области и ее Совета по дисциплинарным делам за 6 истекших лет, затрагивающих практически весь спектр отношений, регулируемых Кодексом профессиональной этики адвоката.

Из этих решений видно, что, например, проблема справедливого доступа адвокатов к работе по уголовным делам по назначению нами начала решаться еще в 2004 году и получила судебную поддержку.

Нам лестно отметить тот факт, что бывшие адвокаты, лишенные этого статуса за различные прегрешения, 11 раз пытались оспорить в су­ дебном порядке правомерность наших решений о прекращении статуса адвоката в дисциплинарном порядке, и 11 раз потерпели фиаско.

Почти все судебные решения также нашли свое место в этом сбор­ нике.

Много в нем и «оправдательных» решений органов АПУО, анализ которых говорит о том, сколь объективно и беспристрастно Квалифи­ кационная комиссия Адвокатской палаты Ульяновской области и ее Совет решают адвокатские судьбы.

Надеемся, что этот сборник, заслуга в издании которого принадлежит Глебу Глебовичу Глинке, директору программ Американской ассоциа­ ции юристов в Российской Федерации, и его коллегам, будет полезен юристам и с познавательной стороны, и как своеобразный индикатор решения некоторых адвокатских проблем в отдельно взятой адвокатской палате.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов Дисциплинарные производства Федеральный закон «об адвокатской деятельности и адвокатуре в российской Федерации»

Статья 2 п. 1 («…Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должно­ сти Российской Федерации, государственные должности субъектов Рос­ сийской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности») Материал № 3. Дисциплинарное производство в отношении адвоката М.в.а.

Работа штатным юрисконсультом предприятия несовместима со ста­ тусом адвоката (п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской дея­ тельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Материалы дисциплинарных производств расположены в сборнике последо­ вательно в соответствии со статьями Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессио­ нальной этики адвоката, на предмет соответствия которым оценивались дей­ ствия (бездействие) адвокатов. Если при рассмотрении дисциплинарного производства действия (бездействие) адвоката оценивались на предмет соот­ ветствия сразу нескольким нормам, то все материалы дисциплинарного про­ изводства помещены в разделе, относящемся к «основной» в данном произ­ водстве норме Федерального закона или Кодекса, а в других разделах сделаны необходимые ссылки.

РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 18 августа 2003 года г. Ульяновск Совет Адвокатской палаты Ульяновской области, рассмотрев в закры­ том заседании материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката М.В.А., возбужденного президентом АПУО 21 июля 2003 года по представлению вице­президента АПУО Чагинского В. В., установил:

Адвокат М.В.А. длительное время занимает штатную оплачивае­ мую должность юрисконсульта в Средневолжском предприятии межси­ стемных электрических сетей РАО ЕЭС России (р. п. Вешкайма, Улья­ новская область), чем грубо нарушает ч. 1 ст. 2 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Вина адвоката М.В.А. в совершении этого проступка установлена Заключением Квалификационной комиссии при Адвокатской палате Ульяновской области от 4 августа 2003 года, которое является обязатель­ ным для Совета Адвокатской палаты.

Ссылка адвоката М.В.А. на то, что нарушать закон ему разрешил председатель президиума УОКА № n Т., не имеет никакого правового значения и не может служить смягчающим вину обстоятельством, так как юрист должен понимать, что никто не вправе дать разрешение на нарушение закона, умаляющее авторитет адвокатуры.

На основании изложенного, Совет Адвокатской палаты Ульянов­ ской области РЕШИЛ:

За нарушение ч. 1 ст. 2 Закона «Об адвокатской деятельности и ад­ вокатуре в Российской Федерации», запрещающей адвокату заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, препо­ давательской и иной творческой деятельности, прекратить статус адво­ ката М.В.А. по п. 5 ч. 1 ст. 17 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»2 с 18 августа 2003 года.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов На момент рассмотрения настоящего дисциплинарного производства п. ст. 2 и пп. 5 п. 1 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2003 года № 63­ФЗ действо­ вали в следующей редакции:

«Статья 2. Адвокат 1. Адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Феде­ ральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую Материал № 13. Дисциплинарное производство в отношении адвоката к.Г.М.

Занятие оплачиваемой частнопредпринимательской деятельностью в различных ее видах — торгово­закупочной, ремонт обуви и т. д. — несо­ вместимо со статусом адвоката (п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ульяновской области 23 августа 2004 года г. Ульяновск Квалификационная комиссия при Адвокатской палате Ульяновской области, рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производ­ ство в отношении адвоката К.Г.М., возбужденное президентом АПУО 5 августа 2004 года по представлению вице­президента АПУО Чагин­ ского В. В. от 5 августа 2004 года о нарушении вышеуказанным адвока­ том ч. 1 ст. 2 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Рос­ сийской Федерации», установила:

Как следует из представления вице­президента, в связи с публика­ цией в «Народной газете» от 28 июля 2004 года материала под названием «Обедайте дома, а не на улице», в котором сообщалось о том, что в Ле­ нинском районе г. Ульяновска имеется летнее кафе частного предпри­ нимателя К.Г.М., была проведена проверка, в результате которой уста­ новлено, что адвокат К.Г.М. с 1994 года по настоящее время является частным предпринимателем.

Этот факт подтверждается как его письменными объяснениями, так и Свидетельством № 1010­99 о государственной регистрации пред­ принимателя, осуществляющего деятельность без образования юриди­ ческого лица, выданным администрацией Засвияжского района г. Уль­ яновска 7 октября 1999 года и зарегистрированным Государственной деятельность. Адвокат является независимым советником по правовым во­ просам. Адвокат не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельно­ сти»;

«Статья 17. Прекращение статуса адвоката 1. Статус адвоката прекращается по следующим основаниям:

… 5) совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или ума­ ляющего авторитет адвокатуры…».

налоговой службой Засвияжского района г. Ульяновска 14 октября 1999 года.

В соответствии с этим Свидетельством К.Г.М. осуществляет следу­ ющие виды деятельности: торгово­закупочную, посредническую, ре­ монт обуви, занимается прочими видами бытового обслуживания на­ селения, производством и реализацией товаров народного потребления, оказанием юридических услуг.

С учетом изложенного Квалификационная комиссия считает уста­ новленным факт нарушения адвокатом К.Г.М. ч. 1 ст. 2 Закона «Об ад­ вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Подписи членов Комиссии РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 30 августа 2004 года г. Ульяновск Совет Адвокатской палаты Ульяновской области, рассмотрев в закры­ том заседании дисциплинарное производство в отношении адвоката К.Г.М., возбужденное президентом АПУО 5 августа 2004 года по пред­ ставлению вице­президента АПУО Чагинского В. В. от 5 августа 2004 года о нарушении вышеуказанным адвокатом ч. 1 ст. 2 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», установил:

Заключением Квалификационной комиссии при Адвокатской па­ лате Ульяновской области от 23 августа 2004 года признан установлен­ ным факт систематического (с 1994 года по настоящее время) наруше­ ния адвокатом К.Г.М. ч. 1 ст. 2 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», заключающегося в том, что ука­ занный адвокат совмещает адвокатскую деятельность с оплачиваемой частнопредпринимательской деятельностью в различных ее видах: тор­ гово­закупочной, посреднической, производство и реализация товаров народного потребления, ремонт обуви и т. д.

Адвокат К.Г.М. вышеуказанный проступок признал и 6 августа 2004 года, то есть после возбуждения дисциплинарного производства и дачи объяснений, подал заявление о прекращении статуса адвоката по собственному желанию.

Однако Совет АПУО считает, что законных оснований для прекра­ щения дисциплинарного производства не имеется, и адвокат К.Г.М., с учетом тяжести совершенного им проступка, умаляющего авторитет ад­ вокатуры, должен понести дисциплинарную ответственность в виде прекращения статуса адвоката.

На основании изложенного Совет Адвокатской палаты Ульянов­ ской области РЕШИЛ:

За грубое нарушение ч. 1 ст. 2 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прекратить статус адвоката К.Г.М. по п. 5 ч. 1 ст. 17 этого Закона3 с 30 августа 2004 года.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов См. также:

Материал № 19 (Вице­президент Адвокатской палаты Ульяновской области, «занимая должность заведующего кафедрой уголовного про­ цесса и криминалистики Института права и госслужбы УлГУ с 15 августа 2002 года по 12 августа 2004 года, осуществлял исполнительно­распоря­ дительные функции. Согласно должностной инструкции заведующего кафедрой в обязанности заведующего кафедрой входит лишь организа­ ция учебного процесса и научных исследований») Статья 6 п. 4 пп. 2 абз. 4 и 5 («Адвокат не вправе:… принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в слу­ чаях, если он:… состоит в родственных или семейных отношениях с долж­ ностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследова­ нии или рассмотрении дела данного лица;

оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица…») На момент рассмотрения настоящего дисциплинарного производства п. ст. 2 и пп. 5 п. 1 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2003 года № 63­ФЗ действо­ вали в следующей редакции:

«Статья 2. Адвокат 1. Адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Феде­ ральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым советником по правовым во­ просам. Адвокат не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельно­ сти»;

«Статья 17. Прекращение статуса адвоката 1. Статус адвоката прекращается по следующим основаниям:

… 5) совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или ума­ ляющего авторитет адвокатуры…».

Материал № 35. Дисциплинарное производство в отношении адвоката с.с.п.

Участие адвокатов­родственников в уголовном процессе при представи­ тельстве ими лиц с противоречивыми интересами нарушает гарантии реализации права на защиту интересов таких лиц, так как это участие не исключает со стороны адвоката действий, которые могли бы каким­либо образом повлиять на неблагоприятный исход дела для этих лиц.

Участие адвоката С.С.П. в качестве лица, оказывающего юридиче­ скую помощь свидетелю обвинения Г­ну при проведении очной ставки меж­ ду этим свидетелем и обвиняемым С­вым, защитником которого являлся адвокат С.А.П., родной брат адвоката С.С.П., являлось недопустимым, поскольку оно не соответствовало морально­этическим нормам.

В связи с отсутствием реальных вредных последствий такого наруше­ ния Совет Адвокатской палаты прекратил дисциплинарное производство ввиду малозначительности проступка с указанием адвокату на допущен­ ное им нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката.

РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 13 апреля 2009 года г. Ульяновск [извлечение] Совет Адвокатской палаты Ульяновской области, рассмотрев в закры­ том заседании материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката С.С.П., возбужденного президентом Адвокатской палаты Уль­ яновской области Чернышовым В. И. 24 февраля 2009 года по частному постановлению судьи Ульяновского областного суда М., в котором со­ общается о нарушении указанным адвокатом ст. 49, 72, ч. 5 ст. УПК РФ, ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» при представительстве интере­ сов Г­на, УСТАНОВИЛ:

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Ульяновской области 16 марта 2009 года дала следующее заключение по материалам настоящего дисциплинарного производства:

«В частном постановлении судьи Ульяновского областного суда М.

от 16 февраля 2009 года сообщается, что Ульяновским областным судом 19 февраля 2009 года вынесен приговор в отношении С­ва, признанного виновным в совершении преступлений, предусмотренных пп. «а», «е»

ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ (в сопроводительном письме ошибочно указано, что С­в оправдан).

По смыслу ст. 49, 72, ч. 5 ст. 189 УПК РФ, ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокат­ ской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» вступление в уголовный процесс адвоката, если в нем участвует родственник адвока­ та и при этом интересы лиц, которых они представляют, противоречат друг другу, является недопустимым.

Такое положение устанавливает дополнительные гарантии реали­ зации права на защиту интересов таких лиц, так как имеет своей целью исключение со стороны адвоката действий, которые могли бы каким­ либо образом повлиять на неблагоприятный исход дела для этих лиц.

Как следует из материалов дела, С­ва, начиная с момента его задер­ жания, на предварительном следствии защищал адвокат С.А.П. (т. л. д. 142). После задержания и при предъявлении С­ву первоначального обвинения 2 июня 2008 года он не признавал вину, отрицая свою прича­ стность к совершению убийства потерпевших и поджогу дома.

К тому времени органами предварительного следствия был допро­ шен свидетель Г­н (т. 1 л. д. 86–91), указавший, что именно С­в совер­ шил поджог дома, в котором впоследствии были обнаружены трупы по­ терпевших Х.

3 июня 2008 года С­в был дополнительно допрошен в качестве об­ виняемого;

и с ним были проведены проверка показаний на месте и оч­ ная ставка с участием Г­на. При проведении указанных следственных действий С­в признал свою вину в совершении убийства Х. и поджоге дома, а в ходе очной ставки с участием Г­на частично подтвердил пока­ зания последнего (т. 1 л. д. 178–179, 180–189, 193–194).

Впоследствии С­в отказался от признательных показаний, вину не признавал, заявляя о применении к нему недозволенных методов веде­ ния следствия. При этом в качестве защитника С­ва на данных след­ ственных действиях, а также при предъявлении ему окончательного об­ винения (т. 3 л. д. 87–92) и ознакомлении с материалами дела (т. л. д. 125–127) принимал участие адвокат С.А.П., а на очной ставке ин­ тересы свидетеля обвинения Г­на представлял адвокат С.С.П. (т. л. д. 192), являющийся родным адвоката С.А.П.

Свидетель Г­н был указан в обвинительном заключении в качестве свидетеля обвинения, а его показания приведены в качестве доказа­ тельства, подтверждающего виновность С­ва.

При таких обстоятельствах участие в качестве защитника интере­ сов свидетеля обвинения Г­на адвоката С.С.П., чей родной брат оказы­ вал юридическую помощь подсудимому С­ву, интересы которого, таким образом, противоречат интересам свидетеля, не соответствуют требова­ ниям закона, на что в кассационном определении от 12 января 2009 года указала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, и морально­этическим нормам.

Суд считает неприемлемым нарушение конституционных прав уча­ стников процесса и приходит к выводу о необходимости вынести част­ ное постановление с целью недопущения подобных нарушений впредь.

В заключительной части частного постановления обращается вни­ мание президента АПУО Чернышова В. И. на нарушение закона, допу­ щенное адвокатом С.С.П. по уголовному делу в отношении С­ва.

Адвокат С.С.П. в ходе дисциплинарного производства пояснил, что с частным постановлением судьи Ульяновского областного суда М.

от 19 февраля 2009 года он не согласен по формальным признакам, а именно: в данном постановлении судья М., как и в постановлении о возвращении уголовного дела по обвинению С­ва прокурору Ульянов­ ской области для устранения препятствий его рассмотрения от 27 ноя­ бря 2008 года, ссылается на то, что датой проведения следственного действия — очной ставки с участием С­ва, защитником которого явля­ ется С.А.П., и Г­на, адвокатом которого был он, адвокат С.С.П., явля­ лось 3 июня 2008 года. Однако это неправда. Данное следственное дей­ ствие было проведено не 3 июня 2008 года, а 9 июня 2008 года, о чем свидетельствуют следующие документы:

— кассационное представление государственного обвинителя про­ курора отдела государственных обвинителей прокуратуры Ульяновской области советника юстиции С. от 1 декабря 2008 года, адресованное Су­ дебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ;

— обвинительное заключение по обвинению С­ва в совершении преступлений, предусмотренных п. «а», «е» ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. УК РФ, от 13 ноября 2008 года, составленное заместителем руководите­ ля Карсунского межрайонного следственного отдела юристом 1 класса Б., утвержденное Заместителем прокурора Ульяновской области стар­ шим советником юстиции Х.;

— ордер № 33, регистрационная карточка № 33, производство адвоката № 33, квитанция об оплате услуг адвоката за подписью Г­ной М. А. № 00000033 (все от 9 июня 2008 года), выписанные им, ад­ вокатом С.С.П.;

— отметки в регистрационной карточке № 40 и производстве адво­ ката № 40 от 31 мая 2008 года адвоката С.А.П.

Однако то обстоятельство, что он, адвокат С.С.П., нарушил ст. 49, 72, ч. 5 ст. 189 УПК РФ, ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской дея­ тельности и адвокатуре в Российской Федерации» при представительстве интересов Г­на С. А. им не отрицается, а объясняется следующим:

В первых числах июня 2008 года (точное время он не помнит) к нему приехала Г­на М. А., проживающая в поселке Залесном Вешкайм­ ского района Ульяновской области, и попросила его присутствовать при допросе ее сына, Г­на, в р. п. Сурское Ульяновской области, на что он, адвокат С.С.П., дал согласие.

9 июня 2008 года ему на сотовый телефон позвонила Г­на М. А., и они договорились о встрече, чтобы вместе поехать в р. п. Сурское. По дороге в р. п. Сурское Г­на М. А. рассказала ему все, что знала по данно­ му делу, по которому Г­н (отсутствующий на тот момент в машине) про­ ходил свидетелем. Приехав к Сурскому РОВД и выйдя из машины, они встретились с матерью С­ва и его, С.С.П., братом — С.А.П., который, как потом выяснилось, защищал интересы С­ва.

Все вместе они прошли в кабинет следователя, представившегося С.А.А., которого они, адвокаты С.А.П. и С.С.П., поставили в извест­ ность, что являются родными братьями. Несмотря на это, следователь С.А.А. допустил его, адвоката С.С.П., для проведения очной ставки между Г­ным и С­вым, в связи с чем он, адвокат С.С.П., на месте вы­ писал ордер № 33 от 9 июня 2008 года.

Г­на М. А. просила его, адвоката С.С.П., присутствовать только на одном следственном действии, а именно 9 июня 2008 года, обговорив гонорар в 1000 руб. После этого разговора Г­на М. А. передала ему ука­ занную сумму, он выписал ей квитанцию и заполнил регистрационную карточку, где она расписалась.

…В представленных адвокатом С.С.П. ксерокопиях кассационного представления и обвинительного заключения дата проведения очной ставки между свидетелем Г­ным и С­вым указана как 9 июня 2008 года.

В ксерокопиях корешка ордера, выписанного на участие в защите Г­на адвокатом С.С.П., и регистрационной карточки также указана дата их оформления «9 июня 2008 года». Аналогичная дата проведения очной ставки указана в досье адвоката и в ксерокопии квитанции на оприхо­ дование гонорара, поэтому Квалификационная комиссия считает, что в частном постановлении суда сообщается о проведении очной ставки между С­вым и Г­ным именно 9 июня 2008 года.

Исследовав и оценив все материалы дисциплинарного производ­ ства, Квалификационная комиссия приходит к следующим выводам:

В соответствии со ст. 49 УПК РФ защитником является лицо, осу­ ществляющее в установленном этим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридиче­ скую помощь при производстве по уголовному делу.

По смыслу этого определения понятия «защитник» адвокат, оказы­ вающий юридическую помощь свидетелю в порядке ч. 5 ст. 189 УПК РФ, защитником в уголовно­процессуальном смысле не является, и на него ни прямо, ни косвенно не распространяются требования ст. 72 УПК РФ о запрете участия в производстве по уголовному делу.

В соответствии с ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», на нарушение которой адвокатом С.С.П. указано в частном постановлении суда, адво­ кат не вправе:

1) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юриди­ ческой помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незакон­ ный характер;

2) принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юриди­ ческой помощи, поручение в случаях, если он:

— имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с до­ верителем, отличный от интереса данного лица;

— участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбит­ ра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специ­ алиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или сви­ детелем, а также если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;

— состоит в родственных или семейных отношениях с должност­ ным лицом, которое принимало или принимает участие в расследова­ нии или рассмотрении дела данного лица;

— оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которо­ го противоречат интересам данного лица;

3) занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключе­ нием случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя;

4) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает;

5) разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя;

6) отказаться от принятой на себя защиты.

В частном постановлении Ульяновского областного суда, явившим­ ся поводом для возбуждения настоящего дисциплинарного производ­ ства, прямо не указано, какой именно из вышеперечисленных пунктов части 4­й статьи 6­й Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» нарушил адвокат С.С.П.

Вместе с тем в частном постановлении сделан вывод, что «участие в качестве защитника интересов свидетеля обвинения Г­на адвоката С.С.П., чей родной брат оказывал юридическую помощь подсудимому С­ву, интересы которого, таким образом, противоречат интересам сви­ детеля, не соответствует требованиям закона, на что в кассационном определении от 12 января 2009 года указала Судебная коллегия по уго­ ловным делам Верховного Суда РФ, и морально­этическим нормам».

Оценивая этот вывод суда с точки зрения конкретизированности обвинения адвоката С.С.П. в нарушении им закона, Квалификацион­ ная комиссия констатирует, что суд в своем частном постановлении не указал, какую конкретно норму закона, то есть не только статью, но и ее часть, пункт или подпункт, нарушил адвокат С.С.П., ограничившись в описательной части частного постановления указанием на то, что «по смыслу ст. 49, 72, ч. 5 ст. 189 УПК РФ, ч. 4 ст. 6 ФЗ “Об адвокатской дея­ тельности и адвокатуре в Российской Федерации” вступление в уголов­ ный процесс адвоката, если в нем участвует родственник­адвокат и при этом интересы лиц, которых они представляют, противоречат друг дру­ гу, является недопустимым».

Однако, как уже указывалось выше, анализ вышеприведенных норм УПК свидетельствует об отсутствии прямого запрета участия адвокатов­родственников в уголовном судопроизводстве при предста­ вительстве ими лиц с противоречивыми интересами в том смысле, как это отражено в частном постановлении суда;

нет такого запрета и в ч. ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», поэтому привлечь адвоката к дисциплинар­ ной ответственности за нарушение «смысла закона» невозможно в силу неконкретности обвинения.

В связи с изложенным Квалификационная комиссия АПУО счита­ ет недоказанным нарушение адвокатом С.С.П. при оказании им юри­ дической помощи свидетелю Г­ну требований ст. 49, 72, ч. 5 ст. УПК РФ и ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Вместе с тем Квалификационная комиссия АПУО соглашается с позицией Ульяновского областного суда, выраженной им в частном по­ становлении, о том, что участие адвокатов­родственников в уголовном процессе при представительстве ими лиц с противоречивыми интереса­ ми действительно нарушает гарантии реализации права на защиту инте­ ресов таких лиц, так как это участие не исключает со стороны адвоката действий, которые могли бы каким­либо образом повлиять на неблаго­ приятный исход дела для этих лиц.

С этой точки зрения участие адвоката С.С.П. в качестве лица, оказы­ вающего юридическую помощь свидетелю обвинения Г­ну при проведе­ нии очной ставки между этим свидетелем и обвиняемым С­вым, защит­ ником которого являлся адвокат С.А.П., родной брат адвоката С.С.П., являлось недопустимым, поскольку оно, как правильно отмечено в част­ ном постановлении суда, не соответствовало морально­этическим нормам.

И хотя в Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, нет прямого указания на то, как должен был действовать адвокат в сложив­ шейся ситуации, Квалификационная комиссия АПУО считает, что ад­ вокат С.С.П. должен был руководствоваться сложившимися в адвока­ туре обычаями и традициями, соответствующими общим принципам нравственности в обществе, что прямо предусмотрено ч. 3 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Из объяснений адвоката С.С.П., данных им в ходе дисциплинарного производства, следует, что он, прибыв на очную ставку 9 июня 2008 года для представительства интересов свидетеля обвинения Г­на и узнав, что обвиняемого С­ва защищает адвокат С.А.П., его родной брат, засомне­ вался в том, может ли он участвовать в следственном действии, и сооб­ щил следователю о том, что он и защитник обвиняемого — родные братья.

На это следователь ответил, что ничего противозаконного в уча­ стии адвокатов­братьев в следственном действии нет, и осуществил его, введя тем самым адвоката С.С.П. в заблуждение относительно правиль­ ности его поведения в сложившейся ситуации, что, однако, не исклю­ чает ответственности адвоката за свои действия, которые должны быть безупречными не только с точки зрения соответствия их закону, но и нормам адвокатской этики.

Квалификационная комиссия АПУО, исходя из приверженности к строгому соблюдению адвокатами сложившихся в адвокатуре высоко­ нравственных обычаев и традиций, полагает, что участие адвокатов­ родственников в уголовном процессе при представительстве ими лиц с противоречивыми интересами может повлиять не только на исход дела, но и породить мнение о предвзятости поведения лиц, участвующих в деле, поэтому по морально­этическим основаниям является недопусти­ мым, в связи с чем расценивает поведение адвоката С.С.П., не отказав­ шегося от представительства интересов свидетеля Г­на, как противоре­ чащее нормам адвокатской этики.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Ад­ вокатской палаты Ульяновской области дает заключение о нарушении адвокатом С.С.П. ч. 3 ст. 4 «Кодекса профессиональной этики адвоката».

Совет Адвокатской палаты Ульяновской области, рассмотрев и оце­ нив все материалы дисциплинарного производства и вышеуказанное заключение Квалификационной комиссии АПУО, находит его закон­ ным и обоснованным, а потому подлежащим применению.

Решая вопрос о необходимости и правомерности привлечения ад­ воката С.С.П. к дисциплинарной ответственности, Совет АПУО ру­ ководствуется ч. 2 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которой не может повлечь применение мер дисципли­ нарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, преду­ смотренного пунктом 1 настоящей статьи, однако в силу малозначи­ тельности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее ущерб доверителю или адво­ катской палате.

Из частного постановления судьи Ульяновского областного суда М.

не следует, что действия адвоката С.С.П. повлекли какие­либо вредные последствия, перечисленные выше, поэтому проступок адвоката следу­ ет признать малозначительным и потому не влекущим применение мер дисциплинарной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2, 7 ч. 1 ст. 25 Кодек­ са профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты Улья­ новской области РЕШИЛ:

Прекратить дисциплинарное производство в отношении адвоката С.С.П. ввиду малозначительности совершенного им проступка, указав адвокату на допущенное им нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов Статья 6 п. 4 пп. 3 («Адвокат не вправе: … 3) занимать по делу позицию во­ преки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя») Материал № 2. Дисциплинарное производство в отношении адвоката с.е.и.

Не поддержав позицию подзащитного, отрицавшего вину в убийстве, а при ознакомлении с кассационной жалобой осужденного, также отрицавшего вину, сделав запись, что он, адвокат, согласен с приговором суда, адвокат грубо нарушил пп. 3 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской дея­ тельности и адвокатуре в Российской Федерации», в связи с чем его ста­ тус был прекращен.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ульяновской области 4 августа 2003 года г. Ульяновск Квалификационная комиссия при Адвокатской палате Ульяновской области, рассмотрев материалы дисциплинарного производства в отно­ шении адвоката С.Е.И., возбужденного президентом АПУО 21 июля 2003 года в связи с частным определением Ульяновского областного суда от 9 июля 2003 года, вынесенным по уголовному делу К. в связи с тем, что адвокат С.Е.И. занял позицию защиты, противоречащую по­ зиции своего подзащитного, что повлекло отмену приговора, УСТАНОВИЛА:

Адвокат С.Е.И., осуществляя со стадии предварительного следст­ вия защиту К., обвинявшегося в убийстве по ч. 1 ст. 105 УК РФ и не при­ знававшего свою вину, в судебном заседании, в прениях, счел его вину установленной и просил о переквалификации действий подсудимого на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

При ознакомлении с кассационной жалобой К., в которой осуж­ денный отрицал свою вину, адвокат С.Е.И. указал о своем согласии с приговором.

В своих объяснениях президенту АПУО от 22 июля 2003 года адво­ кат С.Е.И., не отрицая свою вину в нарушении права на защиту К., ссы­ лается на то, что до судебного заседания он с подзащитным выработал позицию, в соответствии с которой адвокат будет просить суд о пере­ квалификации действий К. с ч. 1 ст. 105 на ч. 4 ст. 111 УК РФ, однако подзащитный нарушил эту договоренность и в суде полностью отрицал вину в убийстве.

Поскольку адвокат подготовил свое выступление в плане переквали­ фикации действий подсудимого, то он выступил в прениях по этому плану.

При ознакомлении же с кассационной жалобой К. он, адвокат, до­ пустил невнимательность и написал, что согласен с приговором.

На основании изложенного Квалификационная комиссия считает, что при защите подсудимого К. в мае 2003 года в Тереньгульском район­ ном суде Ульяновской области адвокат С.Е.И., заняв позицию защиты, противоречащую позиции своего подзащитного, что повлекло в даль­ нейшем отмену приговора, грубо нарушил п. 3 ч. 4 ст. 6 Закона «Об ад­ вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Подписи членов Комиссии РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 18 августа 2003 года г. Ульяновск [извлечение] При избрании меры дисциплинарной ответственности Совет Адвокат­ ской палаты учитывает, что адвокат С.Е.И., заняв обвинительную по­ зицию в отношении своего подзащитного, не признававшего вину в убийстве, превратился из защитника в обвинителя и фактически оста­ вил подсудимого без защиты, что повлекло в дальнейшем отмену при­ говора.

Этот проступок адвоката существенно порочит и умаляет авторитет адвокатуры Ульяновской области, и поэтому не совместим с дальней­ шим пребыванием С.Е.И. в адвокатуре.

На основании изложенного Совет Адвокатской палаты Ульянов­ ской области РЕШИЛ:

За грубое нарушение п. 3 ч. 4 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятель­ ности и адвокатуре в Российской Федерации» прекратить статус адво­ ката С.Е.И. по п. 5 ч. 1 ст. 17 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» с 18 августа 2003 года.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов Материал № 29. Дисциплинарное производство в отношении адвоката я.о.Г.


Адвокат привлечен к дисциплинарной ответственности за то, что при за­ щите подсудимой не обратил внимания на ее самооговор и поддержал ее позицию признания вины. Суд полностью оправдал подсудимую и сообщил в Адвокатскую палату о ненадлежащем исполнении адвокатом своих про­ фессиональных обязанностей (п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката).

РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 3 декабря 2007 года г. Ульяновск Совет Адвокатской палаты Ульяновской области, рассмотрев в закры­ том заседании материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Я.О.Г., возбужденного президентом АПУО Чернышовым В. И.

2 октября 2007 года по информационному письму председателя Димит­ ровградского городского суда Ульяновской области от 28 сентября 2007 года, в котором сообщается о ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей вышеуказанным адвокатом при за­ щите интересов Г., УСТАНОВИЛ:

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Ульяновской области 12 ноября 2007 года дала следующее заключение по настоящему дисциплинарному производству:

«В информационном сообщении председателя Димировградского городского суда Ульяновской области сообщается, что в производстве указанного суда находилось уголовное дело в отношении Т. и Г., родив­ шейся 15 марта 1925 года. Приговором суда от 15 августа 2007 года Г.

оправдана по предъявленному ей обвинению в совершении преступле­ ния предусмотренного ст. 30, ч. 3, 228.1, ч. 1, УК РФ, за непричастно­ стью к совершению данного преступления.

Обвинение основывалось на следующем: Г. признала вину, а также дала в ходе предварительного следствия показания о том, что она сбыла Т. наркотическое средство, а полученные деньги передала своей снохе М. Последняя в ходе предварительного следствия также показала, что обнаруженные у нее сотрудниками службы наркоконтроля деньги ей передала Г.

Однако подсудимый Т. пояснил, что он приобрел наркотическое средство у М. Суд, исследовав и оценив представленные доказательства, пришел к выводу, что государственный обвинитель не привел доказа­ тельств, опровергающих показания Т. в этой части. Определением Су­ дебной коллегии по уголовным делам Ульяновского областного суда от 26 сентября 2007 года вышеуказанный приговор суда оставлен без из­ менения.

По данному уголовному делу защита Г. осуществлялась адвокатом Димитровградского филиала «Центральный» УОКА Я.О.Г., который в судебных прениях не оспаривал вину своей подзащитной в инкримини­ руемом ей преступлении. Однако такая позиция защитника не соответ­ ствовала обстоятельствам, установленным в ходе судебного следствия и отраженным в приговоре.

Председатель Димировградского городского суда Ульяновской об­ ласти считает подобное отношение защитника к исполнению своих обязанностей недопустимым.

Адвокат Я.О.Г. в своем объяснении, данном в ходе дисциплинарно­ го производства, пояснил, что действительно, по назначению органов предварительного расследования и суда в соответствии с графиком де­ журства адвокатов он осуществлял защиту Г. на основании ордера юри­ дической консультации № 43 от 15 мая 2007 года.

Тем не менее он полагает, что информационное письмо председате­ ля Димитровградского городского суда Ульяновской области о ненад­ лежащем исполнении им, адвокатом Я.О.Г., обязанностей по защите Г.

является незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

1. При судебном рассмотрении уголовного дела ни суд первой, ни кассационной инстанции не выносили в его адрес частного определе­ ния, видимо, не усмотрев в его действиях каких­либо нарушений. Пред­ седатель Димитровградского городского суда Ульяновской области в судебном рассмотрении уголовного дела участия не принимала никогда.

2. Указанное письмо вынесено должностным лицом судебного ор­ гана, поэтому не может быть обжаловано в суд. В то же время в судеб­ ном порядке указанное письмо также обжаловано быть не может, так как вынесено не в соответствии с требованиями уголовно­процессу­ ального законодательства. Таким образом, в нарушение требований ст. 46 Конституции РФ он, адвокат Я.О.Г., вообще лишен какого­либо права на обжалование указанного письма.

3. Неоднократно в ходе расследования — 15 мая 2007 года при до­ просе в качестве подозреваемой и 24 мая 2007 года при допросе в ка­ честве обвиняемой — Г. давала признательные показания об обстоя­ тельствах продажи ею получаемого в связи с заболеванием «морфина гидрохлорида» Т. Аналогичные показания давала и М. Свои показания Г. подтвердила в суде. Из показаний свидетеля К. в судебном заседании следует, что по пояснениям Т. последний собирался приобрести нарко­ тические средства «у знакомой бабушки». М. к такой категории отнесе­ на быть не может.

При таких обстоятельствах адвокат Я.О.Г. полагает, что вывод лица, не принимавшего участия в судебном заседании о ненадлежащем ис­ полнении защитником своих обязанностей, является необоснованным.

Возможность квалифицировать действия Г. и М. по ст. 30, ч. 3, 228­1, ч. 2, п. «а», УК РФ, то есть как покушение на сбыт наркотического сред­ ства группой лиц по предварительному сговору, существенно ухудшила бы процессуальное положение подзащитной адвоката Я.О.Г.

В связи с изложенным адвокат Я.О.Г. полагает, что вывод председа­ теля Димитровградского городского суда Ульяновской области о ненад­ лежащем исполнении им обязанностей защитника по уголовному делу является необоснованным.

В подтверждение своих доводов адвокат Я.О.Г. представил копию корешка ордера, копию регистрационной карточки, адвокатское про­ изводство по уголовному делу и копию графика дежурств адвокатов для работы по уголовным делам по назначению.

Исследовав и оценив все материалы дисциплинарного производ­ ства, Квалификационная комиссия приходит к следующему выводу:

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре) адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и за­ конные интересы доверителя всеми не запрещенными законодатель­ ством Российской Федерации средствами, а в соответствии с ч. 1 ст. Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении про­ фессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверите­ лей всеми не запрещенными законодательством средствами, руковод­ ствуясь Конституцией Российской Федерации, Законом об адвокатуре и настоящим Кодексом.

На основании п. 3 ч. 4 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле своего доверителя, за исключением случа­ ев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

Димитровградский городской суд Ульяновской области при выне­ сении приговора по уголовному делу счел доводы обвинения о вино­ вности Г. в совершении преступления, предусмотренного ст. 30, ч. 3, 228­1, ч. 1, УК РФ, не убедительными и вынес ей оправдательный при­ говор.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Ульянов­ ского областного суда от 26 августа 2007 года вышеуказанный приговор был оставлен без изменения.

Не оспаривая вину своей подзащитной Г. в инкриминируемых ей деяниях, адвокат Я.О.Г. отнесся к ее защите недобросовестно и неква­ лифицированно. Защищая интересы Г., адвокат Я.О.Г. должен был на основании анализа всех доказательств по делу убедиться в том, что его подзащитная не оговаривает себя, а при малейшем сомнении в этом и учитывая показания подсудимого Т., он должен был просить суд об оправдании Г., но не сделал этого. Тем самым адвокат Я.О.Г. нарушил п. 1 ч. 1 ст. 7, п. 3 ч. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре и ч. 1 ст. 8 Кодекса про­ фессиональной этики адвоката.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката поводом для возбуждения дисциплинарного производства яв­ ляется сообщение суда (судьи) в адрес адвокатской палаты.

Квалификационная комиссия считает, что под сообщением следует понимать письменное предоставление судом информации о предполага­ емом нарушении адвокатом законодательства об адвокатской деятельно­ сти в процессе исполнения им своих профессиональных обязанностей, при этом информация может быть как в виде частного постановления или определения, вынесенного конкретным судом, так и в виде инфор­ мационного письма о тех или иных нарушениях закона адвокатом, ис­ ходящего от конкретного судьи или суда в лице его председателя.

В рассматриваемом дисциплинарном производстве информацион­ ное письмо о предполагаемом нарушении законодательства об адвокат­ ской деятельности адвокатом Я.О.Г. поступило из Димитровградского городского суда Ульяновской области за подписью его председателя, что соответствует п. 4 ч. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адво­ ката и является допустимым поводом для возбуждения дисциплинарно­ го производства.

В связи с изложенным Квалификационная комиссия АПУО от­ вергает как несостоятельные доводы адвоката Я.О.Г. о том, что инфор­ мационное письмо председателя Димитровградского городского суда Ульяновской области не является поводом для возбуждения дисципли­ нарного производства.

Квалификационная комиссия отвергает как явно несостоятельное заявление адвоката Я.О.Г. о том, что он надлежащим образом исполнял свои обязанности защитника обвиняемой Г., так как оно опровергается самим фактом вынесения в отношении нее оправдательного приговора, вступившего в законную силу.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адво­ катской палаты Ульяновской области дает заключение о нарушении ад­ вокатом Я.О.Г. п. 1 ч. 1 ст. 7, п. 3 ч. 4 ст. 6 Закона «Об адвокатской дея­ тельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката».


Совет АПУО, исследовав и оценив все материалы дисциплинар­ ного производства, находит это заключение законным и обоснованным, в связи с чем адвокат Я.О.Г. подлежит дисциплинарному наказанию.

При определении меры этого наказания Совет АПУО учитывает как тяжесть совершенного адвокатом Я.О.Г. проступка, так и то, что он к дисциплинарной ответственности привлекается впервые и характери­ зуется положительно.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты Улья­ новской области РЕШИЛ:

За грубое нарушение п. 3 ч. 4 ст. 6, п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокат­ ской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. 1 ст. Кодекса профессиональной этики адвоката объявить адвокату Я.О.Г.

предупреждение.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов См. также:

Материал № Статья 6 п. 4 пп. 6 («Адвокат не вправе:… отказаться от принятой на себя защиты») Материал № 1. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Ч.в.в.

Отказ от защиты подсудимого без уважительных на то причин, фальси­ фикация доказательств по дисциплинарному делу и необоснованные обви­ нения в нарушении УПК РФ судьи, вынесшего частное определение в адрес Адвокатской палаты, несовместимы со статусом адвоката (нарушения п. 1 ст. 4, п. 2 ст. 8, пп. 2 п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики ад­ воката).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ульяновской области 30 июня 2003 года г. Ульяновск Квалификационная комиссия при Адвокатской палате Ульяновской области в составе: председателя комиссии — президента АПУО Черны­ шова В. И., членов комиссии, рассмотрев в закрытом заседании мате­ риалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Ч.В.В., возбужденного президентом АПУО 20 февраля 2003 года в связи с част­ ным постановлением Ленинского районного суда г. Ульяновска от 14 февраля 2003 года, в котором сообщается об оставлении адвокатом Ч.В.В. без защиты в судебном заседании гр. Е., УСТАНОВИЛА:

В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, п. 6 ч. 4 ст. 6 Закона «Об адво­ катской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. 2 ч. ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не вправе от­ казаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого в суде первой инстанции.

Однако в нарушение этого требования адвокат Ч.В.В., защищавший обвиняемого Е. со стадии предварительного расследования по соглаше­ нию с ним, будучи своевременно извещенным и судом, и своим подзащи­ тным о начале судебного процесса 23 января 2003 года, без уважитель­ ных на то причин дважды, 23 и 24 января 2003 года, не являлся в судеб­ ное заседание Ленинского районного суда г. Ульяновска для защиты Е., «Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого» (ч. 7 ст. 49 УПК РФ).

что привело к отложению слушания группового уголовного дела снача­ ла на 24 января, а затем на 5 февраля 2003 года и к замене адвоката.

После поступления в Совет Адвокатской палаты Ульяновской об­ ласти частного постановления Ленинского районного суда г. Ульяновска от 14 февраля 2003 года и возбуждения дисциплинарного производства адвокат Ч.В.В. представил в Совет Адвокатской палаты сфальсифици­ рованные доказательства своей невиновности в совершении вышеука­ занного проступка, а в Управление Судебного департамента в Ульянов­ ской области подал жалобу с необоснованными обвинениями судьи С.

в нарушении им УПК РФ, чем нарушил п. 4 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адво­ катской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», обязы­ вающей адвоката соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, и п. 1 ст. 4, п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, требую­ щих от адвоката сохранения при всех обстоятельствах своих чести и до­ стоинства и уважения чести и достоинства других лиц.

Отрицая факт отказа от защиты в суде подсудимого Е., адвокат Ч.В.В. в своих объяснениях утверждает, что он не знал дату начала су­ дебного заседания по делу Е., так как не был извещен о ней судом;

что от его услуг защитника Е. отказался еще 20 января 2003 года, что под­ тверждается собственноручными записями Е. в регистрационной кар­ точке адвоката и на обложке адвокатского производства, и что 23 янва­ ря 2003 года он был занят в судебном заседании по гражданскому делу в Вешкаймском районном суде Ульяновской области.

Эти доводы адвоката Ч.В.В. опровергаются следующими доказа­ тельствами:

I. По факту своевременного извещения адвоката судом о назначе­ нии судебного заседания:

1. Находящимся в материалах уголовного дела сопроводительным письмом № 488 от 10 января 2003 года, подписанным судьей С., об от­ правлении по домашнему адресу адвоката Ч.В.В. копии постановления от 9 января 2003 года о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания в отношении Е. и др. на 9 ч. 30 мин. 23 ян­ варя 2003 года.

2. Докладной запиской секретаря судебного заседания М. от 23 ян­ варя 2003 года на имя судьи С., из которой видно, что 10 января 2003 года копия постановления о назначении судебного заседания была выслана по домашнему адресу Ч.В.В., и что 10 января 2003 года М. по телефону лично известила Ч.В.В. о дне и времени судебного заседания.

3. Протоколом судебного заседания по делу № 1­39­02, от 23 января 2003 года, из которого видно, что 23 января 2003 года подсудимый Е. на вопрос суда о причине неявки адвоката Ч.В.В. пояснил: «Адвокат Ч. по соглашению у меня. Он знает, что судебное заседание назначено на 23 января, я был у него 2 дня назад, он мне ничего не говорил о том, что не может явиться в судебное заседание».

4. Протоколом судебного заседания от 24 января 2003 года, из кото­ рого видно, что подсудимый Е. на вопрос суда, видел ли он вчера адво­ ката Ч.В.В. и сообщил ли ему о судебном заседании, пояснил: «Лично с адвокатом не встречался, вчера был у него, со слов его жены знаю, что он уехал, когда будет и куда уехал, она не сообщила».

5. Объяснением Е. от 28 февраля 2003 года, данным в Совет Адво­ катской палаты Ульяновской области, из которого видно, что он зара­ нее получил по почте судебную повестку и постановление «О дне суда» — 23 января 2003 года, и что еще до получения этих документов к нему домой приезжал адвокат Ч.В.В. и сообщил ему, что суд будет 23 января.

Примерно за 2 дня до 23 января 2003 года Е. ездил домой к адвокату Ч.В.В., чтобы отдать тому гонорар, и спросил, будет ли он на суде. Адво­ кат Ч.В.В. ответил, что будет.

22 января Е. звонил Ч.В.В. домой, чтобы выяснить вопрос по делу, но тот ему сказал, что завтра встретятся в суде, часов в 9, и там погово­ рят. Однако неожиданно для Е. адвокат Ч.В.В. 23 января 2003 года в суд не явился.

Далее Е. пояснил, что 29 или 30 января 2003 года адвокат Ч.В.В.

приезжал к нему домой и спрашивал, когда он доплатит ему 2000 руб., а также сказал, что 4 и 5 февраля он в суд явиться не может, а вместо него придет его сын.

6. Материалами служебной проверки, проведенной Управлением Судебного департамента в Ульяновской области в связи с жалобой адво­ ката Ч.В.В. на действия судьи С., из которых видно, что доводы жалобы являются необоснованными.

Так, еще 18 января 2003 года адвокат Ч.В.В. направил в Вешкайм­ ский районный суд ходатайство о переносе гражданского дела по иску И. к Н. о возмещении вреда с 21 января 2003 года на более позднее время, мотивируя это тем, что на 23 января 2003 года в Ленинском рай­ онном суде г. Ульяновска назначено слушание дела Е. и других с его уча­ стием, и приложив к ходатайству копию сообщения Ленинского район­ ного суда.

7. Объяснениями адвоката Ч.В.В. в заседании Квалификационной комиссии АПУО о том, что он действительно своевременно был изве­ щен судом о начале слушания дела Е.

II. О якобы состоявшемся 20 января 2003 года отказе подсудимого Е. от услуг адвоката Ч.В.В.:

1. Протоколами судебного заседания Ленинского районного суда г. Ульяновска от 23 и 24 января 2003 года, из которых видно, что неявка адвоката Ч.В.В. была неожиданной для подсудимого Е., и последний от услуг адвоката Ч.В.В. не отказывался.

2. Письменными объяснениями Е. Совету Адвокатской палаты Ульяновской области от 28 февраля 2003 года, из которых видно, что до 4 февраля 2003 года он от услуг адвоката Ч.В.В. не отказывался, и лишь после двух отложений слушания уголовного дела из­за неявки адвоката был вынужден заключить договор на защиту с другим адвокатом.

Записи в бумагах адвоката Ч.В.В. о том, что он отказывается от услуг этого адвоката в суде, Е. сделал по просьбе адвоката Ч.В.В. при­ мерно 21–22 февраля 2003 года, то есть уже после вынесения 14 февраля 2003 года приговора и возврата адвокатом части гонорара. Дату «20 ян­ варя 2003 года» он, Е., поставил также по просьбе адвоката Ч.В.В.

III. О незанятости адвоката Ч.В.В. 23 января 2003 года в судебном заседании по гражданскому делу в Вешкаймском районном суде Улья­ новской области Достоверных документальных подтверждений своих доводов в этой части адвокат Ч.В.В. не представил, однако в заседании Квалификаци­ онной комиссии пояснил, что 23 января он ездил в Вешкаймский суд не в судебный процесс, а сдать кассационную жалобу и изучить протокол судебного заседания, и попросил секретаря сделать дописку в извеще­ нии о вызове в суд на 23 января 2003 года.

Из заключения служебной проверки от 26 марта 2003 года, прове­ денной Управлением Судебного департамента в Ульяновской области, видно, что на 23 января 2003 года адвокат Ч.В.В. в Вешкаймский район­ ный суд не вызывался, и в этот день дела с его участием не рассматри­ вались.

Ссылка адвоката Ч.В.В. на то, что 23 января 2003 года он участвовал в этом суде по делу — по иску Т. к В., и что решение было вынесено око­ ло 15 ч., опровергается справкой И.О. председателя суда П. о том, что решение по вышеуказанному делу было вынесено еще 9 января 2003 года.

Более того, комиссия считает, что даже если бы у адвоката Ч.В.В. на 23 января 2003 года и было бы гражданское дело, он обязан был принять участие в уголовном деле в качестве защитника подсудимого, так как и УПК РФ, и Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Рос­ сийской Федерации», и Кодекс профессиональной этики адвоката за­ прещают адвокатам отказываться от принятой защиты подозреваемого, обвиняемого подсудимого, устанавливая тем самым приоритетность работы адвоката в качестве защитника по уголовным делам перед рабо­ той представителя по гражданским делам.

Квалификационная комиссия отвергает объяснения Ч.А.В. и Ч.С.Н., данные в ходе дисциплинарного производства в пользу адвока­ та Ч.В.В., так как они опровергаются другими доказательствами и даны заинтересованными лицами.

К сфальсифицированным доказательствам невиновности адвоката Ч.В.В. в совершенном им проступке — отказе от защиты Е. — Квалифи­ кационная комиссия относит ксерокопию письма от 20 января 2003 года, которое адвокат Ч.В.В. якобы оставил секретарю судебного заседания Ленинского районного суда г. Ульяновска и в котором сообщается об отказе Е. от его услуг;

ксерокопию регистрационной карточки № 29 от 29 октября 2002 года и ксерокопию обложки адвокатского производства с записями, выполненными Е., о том, что 20 января 2003 года он полу­ чил от адвоката Ч.В.В. «наблюдательное дело» и что в суде у него будет другой адвокат.

Необоснованность жалобы адвоката Ч.В.В. на действия судьи Ле­ нинского районного суда г. Ульяновска С., поданной адвокатом 26 фев­ раля 2003 года в Управление Судебного департамента в Ульяновской области, подтверждается всей совокупностью приведенных выше дока­ зательств, которые свидетельствуют о том, что судья С. не нарушал ст. 232, 233 УПК РФ и обоснованно вынес частное постановление в адрес президента Адвокатской палаты Ульяновской области, в котором обратил внимание на отказ адвоката Ч.В.В. от защиты в суде Е.

Сам факт подачи этой жалобы является проявлением со стороны адвоката Ч.В.В. неуважения к чести и достоинству судьи С.

На основании изложенного Квалификационная комиссия ПОСТАНОВИЛА:

Признать, что адвокат Ч.В.В. в нарушение ч. 7 ст. 49 УПК РФ, п. ч. 4 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Россий­ ской Федерации» и п. 2 ч. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, запрещающих адвокату отказываться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, 23 и 24 января 2003 года без ува­ жительных на то причин не явился в судебное заседание Ленинского районного суда г. Ульяновска для защиты подсудимого Е., что дважды приводило к отложению слушания уголовного дела в отношении груп­ пы лиц, а после поступления в Совет Адвокатской палаты Ульяновской области частного постановления Ленинского районного суда г. Улья­ новска от 14 февраля 2003 года представил в Совет палаты сфальси­ фицированные доказательства своей невиновности в совершении вы­ шеуказанного проступка, а в Управление Судебного департамента в Ульяновской области подал жалобу с необоснованными обвинениями судьи С. в нарушении им УПК РФ, чем нарушил п. 4 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», обязывающей адвоката соблюдать Кодекс профессиональной этики ад­ воката, и п. 1 ст. 4, п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, требующих от адвоката сохранения при всех обстоятельствах своих че­ сти и достоинства и уважения чести и достоинства других лиц.

Члены Квалификационной комиссии РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 14 июля 2003 года г. Ульяновск Совет Адвокатской палаты Ульяновской области, рассмотрев в зак­ рытом заседании материалы дисциплинарного производства в отноше­ нии адвоката Ч.В.В., возбужденного президентом АПУО 20 февраля 2003 года в связи с частным постановлением Ленинского районного суда г. Ульяновска от 14 февраля 2003 года, в котором сообщается об от­ казе адвоката Ч.В.В. от защиты в судебном заседании подсудимого Е., установил:

В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, п. 6 ч. 4 ст. 6 Закона «Об адво­ катской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. 2 ч. ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не вправе от­ казаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого в суде первой инстанции.

Однако в нарушение этого требования адвокат Ч.В.В., защищав­ ший обвиняемого Е. со стадии предварительного расследования по со­ глашению с ним, будучи своевременно извещенным и судом, и своим подзащитным о начале судебного процесса 23 января 2003 года, без ува­ жительных на то причин дважды, 23 и 24 января 2003 года, не являлся в судебное заседание Ленинского районного суда г. Ульяновска для за­ щиты Е., что привело к отложению слушания группового уголовного дела сначала на 24 января, а затем на 5 февраля 2003 года и к замене ад­ воката.

После поступления в Совет Адвокатской палаты Ульяновской обла­ сти частного постановления Ленинского районного суда г. Ульяновска от 14 февраля 2003 года и возбуждения дисциплинарного производства адвокат Ч.В.В. представил в Свет Адвокатской палаты сфальсифициро­ ванные доказательства своей невиновности в совершении вышеуказан­ ного проступка, а в Управление Судебного департамента в Ульяновской области подал жалобу с необоснованными обвинениями судьи С. в на­ рушении им УПК РФ, чем нарушил п. 4 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокат­ ской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», обязываю­ щей адвоката соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, и п. 1 ст. 4, п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, требую­ щих от адвоката сохранения при всех обстоятельствах своих чести и до­ стоинства и уважения чести и достоинства других лиц.

Совершение адвокатом Ч.В.В. вышеуказанных проступков подт­ верждается всей совокупностью доказательств, собранных в ходе дис­ циплинарного производства по делу, и они установлены Заключением Квалификационной комиссии при Адвокатской палате Ульяновской области от 30 июня 2003 года, которое является обязательным для Со­ вета Адвокатской палаты.

Сроки для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственно­ сти, установленные ч. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвока­ та, не истекли.

При определении меры дисциплинарной ответственности адвоката Ч.В.В. Совет Адвокатской палаты учитывает не только тяжесть совер­ шенного адвокатом проступка, в результате которого дважды отклады­ валось рассмотрение уголовного дела в отношении 3­х подсудимых, в рассмотрении которого, кроме суда, были задействованы еще 3 адвока­ та, государственный обвинитель и потерпевший, непроизводительно потратившие свое рабочее время, но и отношение адвоката Ч.В.В. к своему проступку.

В ходе дисциплинарного производства он создавал и представлял в Совет Адвокатской палаты сфальсифицированные доказательства сво­ ей невиновности в дисциплинарном проступке, а в Управление Судеб­ ного департамента в Ульяновской области подал жалобу с необосно­ ванными обвинениями судьи С. в нарушении им УПК РФ, чем грубо нарушил п. 4 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокату­ ре в Российской Федерации», обязывающей адвоката соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, и п. 1 ст. 4, п. 2 ст. 8 Кодекса про­ фессиональной этики адвоката, требующих от адвоката сохранения при всех обстоятельствах своих чести и достоинства и уважения чести и до­ стоинства других лиц.

При таких обстоятельствах Совет Адвокатской палаты Ульяновской области считает, что вышеуказанные действия адвоката Ч.В.В. порочат не только его самого, но и умаляют авторитет всего адвокатского сообще­ ства Ульяновской области, поэтому за отказ от защиты подсудимого Е.

адвокат Ч.В.В. заслуживает самого строгого дисциплинарного наказания.

На основании изложенного Совет Адвокатской палаты Ульянов­ ской области РЕШИЛ:

За неисполнение своих профессиональных обязанностей перед до­ верителем, выразившееся в отказе без уважительных причин от защиты подсудимого Е. в Ленинском районном суде г. Ульяновска путем неявки в судебные заседания, прекратить статус адвоката Ч.В.В. по п. 6 ч. ст. 17 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» с 14 июля 2003 года.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов См. также:

Материалы № 5, № Статья 7 п. 1 пп. 1 («Адвокат обязан: честно, разумно и добросовестно от­ стаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами…») Уголовные дела (защита по соглашению):

См.: Материалы: № 4, № 5, № 6, № 11, № 16, № 24, № 27, № 30, № 40, № 41, № Уголовные дела (защита по назначению):

Материал № 9. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Ф.н.и.

Недобросовестное отношение адвоката к защите обвиняемого, вырази­ вшееся в непринятии реальных мер для защиты своего доверителя, кото­ рый в результате примененных к нему пыток был вынужден оговорить себя в совершении особо тяжкого преступления — убийства, которого он не со­ вершал, что привело к осуждению невиновного, повлекло прекращение ста­ туса адвоката за нарушение им пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об ад­ вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 26 апреля 2004 года г. Ульяновск Совет Адвокатской палаты Ульяновской области, рассмотрев в закры­ том заседании дисциплинарное производство в отношении адвоката Ф.Н.И., возбужденное президентом АПУО 13 апреля 2004 года в связи с частным постановлением Ульяновского областного суда от 12 апреля 2004 года, УСТАНОВИЛ:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.