авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |

«Дисциплинарная практика аДвокатской палаты Ульяновской области сборник Материалов Москва • 2009 УДК 347.965(470) (083) ББК 67.75 ...»

-- [ Страница 12 ] --

На основании изложенного, руководствуясь п. 4 ч. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты Улья­ новской области РЕШИЛ:

Дисциплинарное производство в отношении адвоката М.Н.С. пре­ кратить вследствие примирения с ним заявителя — адвоката К.И.В.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов См. также:

Материалы № 16, № Статья 15 п. 6 («Адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции») и решение Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 7 февраля 2005 года «По участию адвокатов в качестве защит­ ников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначению суда в порядке ст. 50 гПК РФ»

Материал № 21. Дисциплинарное производство в отношении адвоката б.т.Ш.

Неоднократное умышленное нарушение адвокатом решения Адвокатской палаты, регулирующего порядок получения работы по уголовным делам по назначению, сопряженное с оказанием консультационной помощи своим процессуальным противникам, и повлекшее нарушение принципа равнопра­ вия адвокатов в их профессиональной деятельности (п. 1, 6 ст. 15 КПЭА) несовместимо со статусом адвоката.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ульяновской области 22 мая 2006 года г. Ульяновск Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Ульяновской обла­ сти, рассмотрев в закрытом заседании материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Б.Т.Ш., возбужденного президентом АПУО Чернышовым В. И. 15 мая 2006 года по представлению вице­ президента АПУО Чагинского В. В. о нарушении вышеуказанным адво­ катом ч. 2 ст. 3, п. 4 ч. 1 ст. 7, ч. 9 ст. 29 Закона «Об адвокатской деятель­ ности и адвокатуре в Российской Федерации», ч. 3 ст. 4, ч. 1, 6 ст. 15 Ко­ декса профессиональной этики адвоката и решения Совета АПУО от 7 февраля 2005 года «По участию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению…», УСТАНОВИЛА:

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 31 Закона «Об адвокатской деятельно­ сти и адвокатуре в Российской Федерации» Совет региональной адво­ катской палаты определяет порядок оказания юридической помощи ад­ вокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопро­ изводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда;

доводит этот порядок до сведения указан­ ных органов и адвокатов и контролирует его исполнение адвокатами.

Во исполнение этого требования Закона Совет Адвокатской пала­ ты Ульяновской области 7 февраля 2005 года принял решение «По уча­ стию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, проку­ рора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначению суда в порядке ст. 50 ГПК РФ», на основании которого во всех районах г. Ульяновска и области были составлены согласованные между адвокатскими образо­ ваниями графики дежурств адвокатов для работы по назначению.

С этим решением Совета АПУО и графиком дежурств на 2005 год адвокат Б.Т.Ш. был ознакомлен 5 марта 2005 года, что подтверждается его личной подписью в ведомости ознакомления с решениями Совета АПУО адвокатов УОКА «Н.», членом которой он является.

Как следует из письма председателя президиума УОКА «Н.» Л. от 25 апреля 2006 года, адвокат Б.Т.Ш., будучи ознакомлен с графиком де­ журств на 2005 год, знал, что он дежурит для работы по уголовным де­ лам по назначению с 8 по 14 число каждого месяца.

В ходе проверки, проведенной членами Совета АПУО Алики­ ной Е. А. и Шаламовым О.В., было установлено, что за период с 1 янва­ ря 2004 года по 31 декабря 2005 года из 53 проверенных уголовных дел, рассмотренных военным судом Ульяновского гарнизона, 33 дела, или 62,3 %, провел адвокат Б.Т.Ш.

При этом с апреля по декабрь 2005 года, то есть когда уже действо­ вало решение Совета АПУО от 7 февраля 2005 года и принятый во его исполнение график дежурств адвокатов для работы по назначению, ад­ вокат Б.Т.Ш. провел вне этого графика 12 уголовных дел в военной про­ куратуре и военном суде Ульяновского гарнизона, что подтверждается справкой по результатам проверки.

Адвокат Б.Т.Ш. в своем первоначальном объяснении, данном им до возбуждения дисциплинарного производства, утверждал, что никто его с графиком дежурства не знакомил до октября 2005 года, поэтому он ра­ ботал в военной прокуратуре Ульяновского гарнизона по уголовным де­ лам по приглашениям следователей в течение многих лет, так как был «закреплен за военным судом и прокуратурой Ульяновского гарнизона»

и живет в 20 минутах ходьбы от них.

15 мая 2006 года, после ознакомления с материалами дисциплинар­ ного производства, адвокат Б.Т.Ш. дал дополнительные объяснения, в которых указал, что с выводами проверяющих о том, что 12 уголовных дел он провел вне графика своих дежурств, он согласен, но умысла на нарушение графика у него не было;

считает, что незнание графика не освобождает его от ответственности и просит строго его не наказывать, так как он признает свою вину и сожалеет по поводу допущенного им нарушения.

Рассмотрев и оценив все материалы дисциплинарного производ­ ства, Квалификационная комиссия приходит к следующим выводам:

В соответствии с ч. 2 ст. 3, п. 4 ч. 1 ст. 7, ч. 9 ст. 29 Закона «Об адво­ катской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. ст. 4, ч. 1, 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката адвока­ тура действует на основе принципов законности, независимости, са­ моуправлении, корпоративности и равноправия адвокатов;

при этом адвокаты обязаны соблюдать все вышеперечисленные нормы и испол­ нять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Феде­ рации, принятые в пределах их компетенции;

кроме того, адвокат дол­ жен строить свои взаимоотношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

Квалификационная комиссия считает установленным факт умыш­ ленного нарушения адвокатом Б.Т.Ш. графика дежурств адвокатов для работы по уголовным делам по назначению в течение апреля—октября 2005 года 12 раз и отвергает как надуманные его объяснения в той части, что он не знал решение Совета АПУО от 7 февраля 2005 года и график дежурств на 2005 год, поскольку эти объяснения опровергаются пись­ мом председателя президиума УОКА «Н.» Л., личной подписью адвока­ та Б.Т.Ш. в ведомости ознакомления с решениями Совета АПУО и гра­ фиком дежурств адвокатов Ленинского района г. Ульяновска для работы по уголовным делам по назначению на 2005 год.

На основании изложенного Квалификационная комиссия дает за­ ключение о нарушении адвокатом Б.Т.Ш. ч. 2 ст. 3, п. 4 ч. 1 ст. 7, ч. ст. 29 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ч. 3 ст. 4, ч. 1, 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката и решения Совета АПУО от 7 февраля 2005 года «По участию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по на­ значению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначению суда в порядке ст. ГПК РФ».

Председатель Квалификационной комиссии, В. И. Чернышов РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 29 мая 2006 года г. Ульяновск [извлечение] …В ходе дисциплинарного производства адвокат Б.Т.Ш. давал противо­ речивые объяснения о причинах нарушения им графика дежурств адво­ катов для работы по назначению.

Так, в первоначальном письменном объяснении без даты адвокат Б.Т.Ш. утверждал, что он никогда никакого графика дежурств с его фа­ милией и датой своего дежурства не видел и никто его с графиком не знакомил. Он с первых дней работы в адвокатуре, то есть с 1994 года, был закреплен за военным судом и прокуратурой Ульяновского гарни­ зона и оказывал юридическую помощь прокуратуре и суду, помогая мо­ лодым следователям по их просьбе в соблюдении ими основных требо­ ваний, положений и норм УПК РФ при расследовании ими дел, в том числе и с его участием. При этом он охотно делился со следователями своими знаниями и опытом работы на следствии.

Считает, что оказался без вины виноватым.

После ознакомления с материалами дисциплинарного производ­ ства, в том числе и с письмом председателя президиума УОКА «Н.» Л. от 25 апреля 2006 года, в котором сообщается, что адвокат Б.Т.Ш. был ознакомлен с графиком дежурств адвокатов для работы по назначению на 2005 год и знал, что он дежурит с 8 по 14 число каждого месяца, адво­ кат Б.Т.Ш. написал дополнительное объяснение от 15 мая 2006 года, в котором утверждал, что незнание им графика дежурств не освобождает его от ответственности, и просил строго его не наказывать, так как он признает свою вину в работе вне графика и сожалеет о допущенном на­ рушении.

На заседании Совета АПУО 29 мая 2006 года адвокат Б.Т.Ш. заявил, что он был ознакомлен и с решением Совета АПУО от 7 февраля 2005 года, и с графиком дежурств адвокатов на 2005 год;

свою вину в проступке полностью признает и просит не наказывать его слишком строго.

Рассмотрев и оценив все материалы дисциплинарного производ­ ства и заключение Квалификационной комиссии АПУО от 22 мая 2006 года, Совет АПУО находит это заключение законным и обосно­ ванным, в связи с чем адвокат Б.Т.Ш. подлежит дисциплинарному на­ казанию.

При определении меры этого наказания Совет АПУО учитывает, что адвокат Б.Т.Ш. к дисциплинарной ответственности привлекается впервые, свою вину в совершенном им проступке полностью признал.

Вместе с тем Совет АПУО не может не учитывать и того факта, что адвокат Б.Т.Ш. нарушал график дежурств адвокатов для работы по на­ значению длительное время, систематически и постоянно, с апреля по декабрь 2005 года, сознательно и преднамеренно пренебрегая требова­ ниями Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокату­ ре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адво­ ката, что выразилось в нарушении принципа равноправия адвокатов в осуществлении адвокатской деятельности, пренебрежении сложивши­ мися в адвокатуре обычаями и традициями, соответствующими общим идеям нравственности в обществе, отношениями с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав, а также умышленно игнорировал решение высшего исполнитель­ ного органа Адвокатской палаты Ульяновской области, принятое в пре­ делах его компетенции.

Совет АПУО принимает во внимание и то обстоятельство, что ад­ вокат Б.Т.Ш., работая по уголовным делам по назначению в качестве защитника подозреваемых и обвиняемых, оказывал, по его же призна­ нию, помощь прокуратуре и суду и помогал молодым следователям при расследовании ими дел, делясь с ними своими знаниями и опытом ра­ боты на следствии.

Тем самым адвокат Б.Т.Ш. фактически работал на сторону обвине­ ния, а не оказывал добросовестно и квалифицированно юридическую помощь лицам, привлеченным к уголовной ответственности.

Этот вывод подтверждается и содержанием представленных адво­ катом Б.Т.Ш. адвокатских досье, которые не соответствуют предъявляе­ мым требованиям и свидетельствуют о формальном отношении адвока­ та к своим обязанностям.

Все это в совокупности существенно подрывает авторитет инсти­ тута адвокатуры в целом и авторитет Адвокатской палаты Ульяновской области в частности, что делает невозможным дальнейшее пребывание Б.Т.Ш. в адвокатском сообществе.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты Улья­ новской области РЕШИЛ:

За умышленное систематическое нарушение ч. 2 ст. 3, п. 4 ч. 1 ст. 7, ч. 9 ст. 29 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Россий­ ской Федерации», ч. 3 ст. 4, ч. 1, 6 ст. 15 Кодекса профессиональной эти­ ки адвоката и решения Совета АПУО от 7 февраля 2005 года «По уча­ стию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, проку­ рора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначению суда в порядке ст. 50 ГПК РФ» прекратить статус адвоката Б.Т.Ш. по п. 2, 3 ч. 2 ст. Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Феде­ рации» с 29 мая 2006 года.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 20 июля 2006 года Дело № 2­2477/06 г. Ульяновск Ленинский районный суд г. Ульяновска в составе судьи Р., при секретаре Г., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б.Т.Ш. к Адвокатской палате Ульяновской области о восстановле­ нии статуса адвоката, возложении обязанности принять иные меры дисциплинарного воздействия, УСТАНОВИЛ:

Б.Т.Ш. обратился в суд с иском Адвокатской палате Ульяновской области о восстановлении статуса адвоката, возложении обязанности принять иные меры дисциплинарного воздействия, мотивировав заяв­ ленные требования тем, что он был лишен статуса адвоката решением Совета Адвокатской палаты от 29 мая 2006 года за неисполнение реше­ ния Совета Адвокатской палаты, выразившееся в нарушении графика дежурств.

Истец считает решение о лишении его статуса адвоката незакон­ ным и необоснованным, указывая, что коллегия адвокатов и Адвокат­ ская палата не являются по отношению к адвокату работодателями. Ад­ вокат сам обеспечивает себя работой. Истец добросовестно выполнял свои обязанности по защите прав своих доверителей. За 12 лет работы адвокатом на истца не поступало ни одной жалобы, следовательно, по мнению истца, оснований для лишения его статуса адвоката не было.

Уголовно­процессуальный кодекс РФ уполномочивает дознавате­ ля, следователя, прокурора, суд обеспечить участие защитника для граждан, не имеющих возможности заключить соглашение со своим ад­ вокатом. Действующее законодательство не обязывает вышеуказанных лиц приглашать адвокатов строго по спискам дежурных, установленных юридическими консультациями. Тем более, что часто возникают ситуа­ ции, когда невозможно найти дежурного адвоката, либо дежурный ад­ вокат отказывается вступать в защиту в ночное время или в празднич­ ные и выходные дни, мотивируя свой отказ тем, что адвокатура является общественной организацией и никто не вправе заставить адвоката ра­ ботать во внеурочное время.

Совет Адвокатской палаты неверно трактует положения ст. 31 Фе­ дерального закона «Об адвокатуре», предоставляющей Совету Адвокат­ ской палаты право устанавливать порядок работы адвокатов по назна­ чению. Истец расценивает действия Совета Адвокатской палаты как репрессии в отношении адвокатов, которые вступают в защиту интере­ сов граждан за своих недобросовестных коллег, уклоняющихся от низ­ кооплачиваемой и невыгодной работы по защите неимущих слоев на­ селения.

Истец считает необоснованным ссылку Совета Адвокатской пала­ ты на нарушение истцом Кодекса адвокатской чести и этики. Истец считает, что он не нарушил положения данного Кодекса. Более того, Кодекс является источником норм морали, а не права и не может слу­ жить основанием для лишения истца статуса адвоката. При выборе меры дисциплинарного воздействия Совет Адвокатской палаты нару­ шил принципы законности, соразмерности, справедливости, гуманно­ сти и объективности. График дежурств не может быть абсолютно и точ­ но исполняем, будет претерпевать изменения, в связи с чем, адвокатов нельзя наказывать за его нарушение.

На основании изложенного истец просит суд признать незаконным решение Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 29 мая 2006 года, восстановить статус адвоката Б.Т.Ш., принять в отношении Б.Т.Ш. другие меры дисциплинарного воздействия помимо прекраще­ ния статуса адвоката.

В судебном заседании истец Б.Т.Ш. поддержал заявленные исковые требования, дал пояснения аналогичные изложенным в исковом заяв­ лении, дополнительно пояснил, что он не был ознакомлен с графиком дежурств по назначению, разработанным на основании решения Со­ вета Адвокатской палаты от 7 февраля 2005 года Истец не знал, что запрещено нарушать установленный график дежурств адвокатов.

Председатель Ульяновской областной коллегии адвокатов «Н.» Л. не знакомила истца с графиком дежурств адвокатов. Графики дежурств ад­ вокатов отсутствуют в военной прокуратуре и в военном суде.

Истец считает, что такая мера дисциплинарного воздействия как лишение статуса адвоката является чрезмерно жесткой. Поскольку ис­ тец ранее не имел взысканий к нему сначала должны быть применены более мягкие виды дисциплинарных взысканий.

До заседания Совета Адвокатской палаты в устной беседе прези­ дент Адвокатской палаты Ульяновской области заверил истца, что ис­ тец не будет лишен статуса адвоката и продолжит свою адвокатскую деятельность.

Адвокат Аликина Е. А., которая во исполнение решения Совета Ад­ вокатской палаты разработала график дежурств адвокатов Ленинского района г. Ульяновска, должна была ознакомить истца с графиком де­ журств, но не сделала этого.

Истец признает свою вину в нарушении графика дежурств адвока­ тов, но считает, что к нему была применена излишне жесткая мера дис­ циплинарного воздействия.

С самого начала работы в адвокатуре истец был закреплен за гар­ низонным военным судом и военной прокуратурой, поскольку он про­ живает в непосредственной близости от них. Истец полагает, что его уволили затем, чтобы освободить место для другого лица.

Представленная суду представителем ответчика жалоба С.Н.В. но­ сит клеветнический характер. Доводы жалобы ничем не обоснованны.

Представитель ответчика — Адвокатской палаты Ульяновской об­ ласти Чагинский В. В. в судебном заседании иск не признал, пояснил, что позиция истца непоследовательна — с одной стороны, истец пояс­ няет, что он не был знаком с графиком дежурств адвокатов, а с другой стороны — поясняет, что с графиком дежурств он знаком был, но не знал, что нельзя нарушать график дежурств. Истец согласен с тем, что он нарушил постановление Совета Адвокатской палаты, но считает на­ казание слишком жестким.

Довод истца о том, что ему что­то обещал президент Адвокатской палаты, ничем не подтвержден. Президент Адвокатской палаты не ре­ шает единолично вопрос о лишении лица статуса адвоката. Такой во­ прос решается коллегиально, тайным голосованием.

7 февраля 2005 года Советом Адвокатской палаты было принято ре­ шение об упорядочении оказания адвокатами юридической помощи по назначению. Для этого адвокатом Аликиной Е. А. по поручению Совета Адвокатской палаты был составлен график дежурств адвокатов по Ле­ нинскому району г. Ульяновска. Данный график был разослан во все коллегии адвокатов. Руководители коллегий доводили этот график до адвокатов.

По решению Совета Адвокатской палаты в текущем году была про­ ведена проверка оказания юридической помощи адвоката в Ульянов­ ском гарнизонном военном суде. В ходе проверки установлено, что с момента введения графика дежурств истец 12 раз участвовал по назна­ чению в уголовных делах в нарушение графика дежурств адвокатов. По­ следний раз истец нарушил график дежурств адвокатов уже тогда, когда в отношении него было возбуждено дисциплинарное производство. Это характеризует отношение Б.Т.Ш. к данному вопросу — он знал о предъ­ являемых к нему претензиях, но продолжал нарушать решение Совета Адвокатской палаты.

Вопрос установления графика дежурств адвокатов по назначению давно назрел. Подобная работа ведется и в других регионах России. В последнее время государство стало регулярно оплачивать труд адвоката в уголовном процессе по назначению. Это существенный систематиче­ ский доход адвокатов. Особенно это актуально для молодых адвокатов, делающих первые шаги в данной профессии. Однако складывается картина, что в гарнизонный и военный суд и в военную прокуратуру «протоптали дорогу» одни и те же адвокаты. Эти адвокаты участвуют по назначению в большинстве уголовных дел. Тем самым, нарушаются права других адвокатов. Кроме того, такой «карманный» адвокат стано­ вится зависимым от следователя, являющегося, по сути, работодателем адвоката.

Истец является пенсионером МВД, он не лишен диплома юриста и, соответственно, права на труд.

График дежурств не носит жесткий характер. Если дежурный адво­ кат согласен, то другой адвокат может участвовать вместо него по на­ значению в уголовном деле.

Решение Совета Адвокатской палаты Ульяновской области о лише­ нии Б.Т.Ш. статуса адвоката является законным и обоснованным.

Выслушав истца, представителя ответчика, допросив свидетелей, исследовав материалы гражданского дела, дисциплинарное производ­ ство № 166­11/2006 в отношении Б.Т.Ш., суд приходит к следующему.

Судом установлено, что Б.Т.Ш. является адвокатом, зарегистриро­ ванным в реестре адвокатов Ульяновской области за № 73/nnn, что под­ тверждается удостоверением № nnn от 16 декабря 2002 года, выданным начальником управления Министерства юстиции РФ по Ульяновской области.

Из пояснений сторон и материалов дела следует, что истец является членом Ульяновской областной коллегии адвокатов (УОКА) «Н.», рас­ положенной в Ленинском районе г. Ульяновска. Председателем прези­ диума данной коллегии адвокатов является Л.

Советом Адвокатской палаты Ульяновской области 7 февраля 2005 года было принято решение «По участию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначению суда в порядке ст. ГПК РФ».

Данное решение Совета Адвокатской палаты было доведено до руководителей всех адвокатских образований Ульяновской области пись­ мом президента Адвокатской палаты Ульяновской области от 10 февра­ ля 2005 года № 63.

На основании данного решения членом Совета Адвокатской пала­ ты Аликиной Е.А. был составлен согласованный между всеми адвокат­ скими образованиями, расположенными в Ленинском районе г. Улья­ новска, график дежурств адвокатов для работы по назначению в данном районе. Аналогичные графики были составлены в остальных районах г. Ульяновска.

Б.Т.Ш. был ознакомлен с графиком дежурств адвокатов для работы по назначению, что подтверждается письмом председателя президиума УОКА «Н.» Л. с приложением списка адвокатов данной коллегии и их росписями.

Из материалов дела следует, что графики дежурств адвокатов для работы по назначению представлялись в военную прокуратуру Улья­ новского гарнизона и гарнизонный военный суд в июле, сентябре и ноябре 2005 года.

28 января 2006 года Советом Адвокатской палаты Ульяновской об­ ласти принято решение о проведении в феврале 2006 года проверки со­ блюдения адвокатами графика дежурств для работы по назначению в военной прокуратуре Ульяновского гарнизона и военном суде.

По результатам проверки, проведенной членами Совета Адвокат­ ской палаты Ульяновской области Аликиной Е. А. и Шаламовым О. В., установлено, что с апреля по декабрь 2005 года адвокат Б.Т.Ш. участво­ вал в следственных действиях и уголовных делах военной прокуратуры и военного суда по 17 делам, в том числе по 12 делам вне установленно­ го графика дежурств адвокатов для работы по назначению (уголовные дела по обвинению С.А.В., Ф.П.А., П.Д.С., Ч.А.С., Л.Д.Н., К.В.Г., Ш.А.В., С.С.В., П.А.С., Г.С.В., М.В.М., С.С.И.).

Факт участия истца в качестве адвоката по указанным уголовным делам по назначению вне графика истцом в судебном заседании не оспаривался.

Из справки Врио председателя Ульяновского гарнизонного воен­ ного суда следует, что в 2005 году Б.Т.Ш. участвовал в качестве защитни­ ка при рассмотрении 36 уголовных дел, что составляет 56,2 % от общего количества рассмотренных дел. В период с 1 апреля 2005 года по 31 де­ кабря 2005 года адвокат Б.Т.Ш. участвовал в качестве защитника при рассмотрении 24 уголовных дел, что составляет 37,5 % от общего числа рассмотренных дел.

Несоблюдение графика дежурств объяснялось истцом неознаком­ лением его с графиком дежурств для работы по назначению.

15 мая 2006 года президентом Адвокатской палаты Ульяновской области вынесено постановление о возбуждении в отношении Б.Т.Ш.

дисциплинарного производства.

Дисциплинарное производство в отношении истца рассмотрено на заседании Квалификационной комиссии 22 мая 2006 года Б.Т.Ш. был извещен о возбуждении в отношении него дисциплинарного производ­ ства и его рассмотрении на заседании Квалификационной комиссии письмом Президента Адвокатской палаты Ульяновской области от 15 мая 2006 года № 306.

22 мая 2006 года Квалификационная комиссия Адвокатской пала­ ты Ульяновской области дала заключение о нарушении Б.Т.Ш. ст. 3, 7, 29 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 4, 15 Кодекса профессиональной этики ад­ воката, решения Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 7 февраля 2005 года «По участию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначению суда в порядке ст. 50 ГПК РФ».

Советом Адвокатской палаты Ульяновской области на заседании 29 мая 2006 года тайным голосованием, большинством голосов (10 го­ лосов из 13 присутствующих) принято решение о прекращении статуса адвоката Б.Т.Ш.

В судебном заседании свидетель Аликина Е. А. показала, что она является членом Совета Адвокатской палаты Ульяновской области, за­ ведующей Филиалом № 1 Ульяновской областной коллегии адвокатов по Ленинскому району г. Ульяновска. Советом ей было поручено раз­ работать графики дежурств адвокатов для работы по назначению. Все графики дежурств доводились до адвокатов руководителями адвокат­ ских объединений. На протяжении 2005–2006 годов графики дежурств адвокатов корректировались. Графики дежурств направлялись в след­ ственные органы, в прокуратуру и суды для того, чтобы следователям и судьям было легче работать. Соблюдать график должны адвокаты. Сле­ дователи и суд не обязаны им руководствоваться — график доводится до их сведения.

Истец присутствовал на заседании Совета Адвокатской палаты 29 мая 2006 года. Членов Совета сильно удивили пояснения Б.Т.Ш., что он оказывал молодым следователям помощь при проведении следствен­ ных действий. Адвокат должен защищать интересы обвиняемого, а не учить работать следователей. Деятельность следователя и адвоката име­ ет противоположные направления. Решение о прекращении статуса ад­ воката в отношении Б.Т.Ш. принималось тайным голосованием. Пре­ зидент Адвокатской палаты не может повлиять на вынесение решения.

Аликина Е. А. голосовала за прекращение статуса адвоката Б.Т.Ш.

Свидетель Шаламов О.В. в судебном заседании пояснил, что он яв­ ляется членом Совета Адвокатской палаты Ульяновской области, при­ нимал участие в заседании Совета 29 мая 2006 года На заседании Совета Б.Т.Ш. признал свою вину в нарушении законодательства и решения Совета Адвокатской палаты. На заседании Совета были продемонстри­ рованы досье адвоката Б.Т.Ш. по нескольким делам. Досье отражают работу адвоката по делу. В досье, которые вел Б.Т.Ш., было несколько документов, что свидетельствует о низком качестве исполнения им обя­ занностей адвоката.

Свидетель принимал участие в проверке работы адвокатов в воен­ ной прокуратуре и военном суде. Истец участвовал в более чем полови­ не уголовных дел, рассмотренных военным судом Ульяновского гарни­ зона. По 12 делам истец участвовал с нарушением графика дежурств.

В судебном заседании свидетель Ануфриев А. И. пояснил, что он является адвокатом и членом Совета Адвокатской палаты Ульяновской области. Являясь адвокатом, свидетель несколько раз сталкивался с не­ профессиональной работой адвоката Б.Т.Ш., в частности по делу М­ва.

Также свидетель подчеркнул, что, выполняя свои обязанности, адвокат не должен помогать следователю, идти у него на поводу. Графики де­ журств доводились до сведения адвокатов. Ануфриев А. И. строго со­ блюдает график дежурств для работы по назначению, самостоятельно интересуется изменениями в графике. В ходе заседания Совета Адво­ катской палаты на истца не оказывалось никакого давления, голосова­ ние было тайным.

Свидетель М. пояснил в судебном заседании, что он является су­ дьей Ульяновского гарнизонного военного суда. По работе свидетель знает адвоката Б.Т.Ш. Свидетель никогда в своей деятельности не руко­ водствовался графиками дежурств адвокатов. Адвокаты должны сами соблюдать свои графики дежурств. Б.Т.Ш. участвовал примерно в 20 % уголовных дел, рассмотренных М. Графики дежурств адвокатов предста­ влялись в Ульяновский гарнизонный военный суд крайне редко и не­ регулярно. Случаев отказа Б.Т.Ш. от участия в деле свидетель не помнит.

Из ходатайства военного прокурора Ульяновского гарнизона от 19 июля 2006 года № 2079 следует, что на протяжении ряда последних лет следователи военной прокуратуры обращаются к адвокату Б.Т.Ш.

для оказания правовой и юридической помощи военнослужащим сроч­ ной службы из малообеспеченных семей по уголовным делам.

Кроме того, по приглашению следователей Б.Т.Ш. своевременно прибывал в военную прокуратуру, либо в воинские части и учреждения для участия в следственных действиях в качестве защитника по уголов­ ным делам, в том числе в вечернее и ночное время. В большинстве слу­ чаев Б.Т.Ш. принимал участие в уголовных делах по назначению.

Согласно ч. 1, 2 ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 65­ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Фе­ дерации» (с изменениями и дополнениями) адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в по­ рядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокатская деятельность не является предпринимательской.

Адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессио­ нальным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе всту­ пать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением на­ учной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государ­ ственные должности субъектов Российской Федерации, должности го­ сударственной службы и муниципальные должности (ч. 1 ст. 2 указан­ ного Федерального закона).

В соответствии с ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в каче­ стве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федера­ ции бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;

соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и ис­ полнять решения органов Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции.

В силу ч. 1 ст. 17 вышеуказанного Федерального закона статус адво­ ката может быть прекращен по решению Совета Адвокатской палаты субъекта РФ, в региональный реестр которого внесены сведения об ад­ вокате, на основании заключения Квалификационной комиссии при нарушении адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвока­ та;

неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом решений органов Адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции.

Адвокатская палата является негосударственной некоммерческой организацией, основанной на обязательном членстве адвокатов одного субъекта РФ. Адвокатская палата создается в целях обеспечения ока­ зания квалифицированной юридической помощи, ее доступности для населения на всей территории данного субъекта РФ, организации юри­ дической помощи, оказываемой гражданам РФ бесплатно, представи­ тельства и защиты интересов адвокатов в органах государственной вла­ сти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях, контроля за профессиональной подготовкой лиц, допускаемых к осуществлению адвокатской деятельности, и соблюде­ нием адвокатами Кодекса профессиональной этики адвоката (ч. 1, ст. 29 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Кодекс профессиональной этики адвоката, принятый Первым Все­ российским съездом адвокатов 31 января 2003 года устанавливает обя­ зательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, дополняет правила, установленные законо­ дательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

В силу ст. 9 указанного Кодекса адвокат не вправе действовать во­ преки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнрав­ ственными интересами или находясь под воздействием давления извне;

занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат — защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного.

Адвокат не вправе быть советником, защитником или представи­ телем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу, а может лишь способствовать примирению сторон (п. 1 ст. Кодекса).

В соответствии со ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умыш­ ленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисци­ плинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при ко­ торых он совершен, форма вины, а также иные обстоятельства, которые Советом признаны существенными и приняты во внимание при выне­ сении решения.

Мерами дисциплинарной ответственности могут являться: замеча­ ние;

предупреждение;

прекращение статуса адвоката.

Действующее законодательство не предусматривает какую­либо по­ следовательность применения к адвокату мер дисциплинарного воздей­ ствия. Кроме того, применение мер дисциплинарного воздействия явля­ ется исключительной компетенцией Совета Адвокатской палаты. В связи с этим суд считает не основанным на законе требование истца о возло­ жении на ответчика обязанности применить к истцу иные меры дисци­ плинарного воздействия, не связанные с прекращением статуса адвоката.

Согласно ст. 3 Кодекса профессиональной этики адвоката его дей­ ствие распространяется на адвокатов. Таким образом, при рассмот­ рении вопросов привлечения к дисциплинарной ответственности не­ обходимо руководствоваться Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и разделом 2 Кодекса профессиональ­ ной этики адвоката, имеющим наименование «Процедурные основы дисциплинарного производства».

При решении вопроса о прекращении статуса адвоката Б.Т.Ш. на­ рушений вышеуказанных нормативных актов в части процедуры дис­ циплинарного производства со стороны Квалификационной комиссии, Совета Адвокатской палаты Ульяновской области и президента Адво­ катской палаты судом установлено не было.

На основании вышеизложенного суд считает доказанным в судеб­ ном заседании факт нарушения истцом норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также нарушение норм Кодекса профессиональной этики адвоката, в связи с чем, суд не находит оснований для удовлетворения исковых тре­ бований о восстановлении Б.Т.Ш. статуса адвоката.

Руководствуясь ст. 12, 56, 194—198 ГПК РФ, суд РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Б.Т.Ш. к Адвокатской пала­ те Ульяновской области о восстановлении статуса адвоката, возложении обязанности принять иные меры дисциплинарного воздействия отказать, Решение может быть обжаловано в Ульяновский областной суд че­ рез Ленинский районный суд г. Ульяновска в течение 10 дней.

Федеральный судья Р.

Материал № 25. Дисциплинарное производство в отношении адвоката е.е.б.

Навязывая свою помощь подозреваемым и обвиняемым и привлекая их в ка­ честве доверителей путем использования личных связей с работниками правоохранительных органов, адвокат грубо нарушил требования п. 1 ст. 8, пп. 1, 6 п. 1 ст. 9, п. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, в связи с чем его статус был прекращен.

РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 26 февраля 2007 года г. Ульяновск Совет Адвокатской палаты Ульяновской области, рассмотрев в закры­ том заседании материалы объединенного дисциплинарного производ­ ства в отношении адвоката Е.Е.Б., УСТАНОВИЛ:

1) 16 ноября 2006 года президент Адвокатской палаты Ульяновской области (АПУО) Чернышов В. И. по представлению вице­президента АПУО Чагинского В. В. возбудил дисциплинарное производство в от­ ношении адвоката Е.Е.Б. в связи с неисполнением им своих професси­ ональных обязанностей при защите гр. Б.Г.П.

2) 29 ноября 2006 года президент АПУО Чернышов В. И. возбудил дисциплинарное производство в отношении адвоката Е.Е.Б. в связи с получением им в 2006 году в прокуратуре Инзенского района Ульянов­ ской области работы в качестве защитника по назначению по уголов­ ным делам Г.В.А. и К.Г.Н. в нарушение установленного Советом АПУО порядка получения такой работы.

3) 1 декабря 2006 года президент АПУО Чернышов В. И. по пред­ ставлению вице­президента АПУО Чагинского В. В. возбудил дисци­ плинарное производство в отношении адвоката Е.Е.Б. в связи с получе­ нием им в 2006 году в Инзенском РОВД Ульяновской области работы в качестве защитника по назначению по 12 уголовным делам в наруше­ ние установленного Советом АПУО порядка получения такой работы.

15 января 2007 года Квалификационная комиссия Адвокатской па­ латы Ульяновской области дала по всем трем вышеуказанным дисци­ плинарным производствам соответствующие заключения.

1) Так, по дисциплинарному производству, возбужденному 16 ноя­ бря 2006 года, дано следующее заключение:

«В представлении вице­президента АПУО в отношении адвоката Е.Е.Б. указывается, что при судебном рассмотрении гражданского дела по иску Е.Е.Б. к АПУО о восстановлении статуса адвоката выяснилось, что он, согласно железнодорожным билетам, убывал в отпуск в г. Анапу 18 августа 2006 года, а прибыл из него 3 сентября 2006 года.

Между тем из материалов дела усматривается, что адвокат Е.Е.Б.

24 августа 2006 года с 10 ч. 30 мин. до 11 ч. 45 мин. вместе со своей под­ защитной Б.Г.П. ознакомился с материалами уголовного дела на 68 ли­ стах в служебном кабинете следователя прокуратуры Инзенского райо­ на Ульяновской области Б. Протокол об ознакомлении с материалами уголовного дела подписан всеми лицами, участвующими в данном след­ ственном действии.

На основании этого автор представления сделал вывод, что адвокат Е.Е.Б. мог подписать протокол об ознакомлении с делом и без участия своей подзащитной, чем нарушил п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

и п. 1 ч. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, обязываю­ щих адвоката честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодатель­ ством Российской Федерации средствами и запрещающих ему действо­ вать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридиче­ скую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или под воздействием давления извне.

В ходе проведенной по дисциплинарному делу проверки адвокат Е.Е.Б. уклонился от предоставления письменных объяснений по суще­ ству дисциплинарного производства, несмотря на неоднократные пред­ ложения президента АПУО представить их.

На заседании Квалификационной комиссии АПУО адвокат Е.Е.Б.

пояснил, что 17 августа 2006 года он в полдень выехал на электричке из г. Инза, в котором он проживает, в г. Сызрань, откуда должен был поез­ дом выехать в г. Анапу, но опоздал на него. В связи с этим он ежедневно приезжал из Сызрани в Инзу для участия в следственных действиях по делу Б.Г.П., поэтому считает незаконным обвинение его в нарушении законодательства об адвокатуре по делу Б.Г.П.

Кроме того, в ходе дисциплинарной проверки были собраны сле­ дующие материалы, являющиеся доказательствами по настоящему дис­ циплинарному производству:

Решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 30 ноября 2006 года по делу — по иску Е.Е.Б. к Адвокатской палате Ульяновской области об отмене решения ее Совета от 28 августа 2006 года, признании незаконным заключения Квалификационной комиссии АПУО от 21 августа 2006 года и решения Совета АПУО от 30 октября 2006 года, о восстановлении статуса адвоката. Это решение суда оставлено без из­ менения определением Судебной коллегии по гражданским делам Улья­ новского областного суда от 9 января 2007 года.

Указанными судебными постановлениями признано установленным, что с 18 августа 2006 года по 3 сентября 2006 года адвокат Е.Е.Б. нахо­ дился в отпуске с выездом за пределы Ульяновской области, то есть в г. Анапу Краснодарского края, в связи с чем он не был должным обра­ зом уведомлен о времени и месте разбирательства его дисциплинарного производства Квалификационной комиссией АПУО и Совета АПУО, по­ этому решения вышеуказанных органов АПУО признаны незаконными.

Из искового заявления Е.Е.Б. от 25 сентября 2006 года «Об отмене решения Совета АПУО и восстановлении на работе», поданного в Ле­ нинский районный суд г. Ульяновска, следует, что с 15 августа по 15 сен­ тября 2006 года он находился в отпуске с выездом в г. Анапу на лечение.

Этот свой довод о нарушении процедуры дисциплинарного производ­ ства органами Адвокатской палаты Ульяновской области Е.Е.Б. под­ твердил железнодорожными билетами, из которых следует, что он вые­ хал из Сызрани в Анапу 18 августа 2006 года в 00 ч. 47 мин., а из Анапы в Сызрань выехал 3 сентября 2006 года в 23 ч. 50 мин.

Именно эти документы были положены в основу вывода Ленин­ ского районного суда г. Ульяновска от 30 ноября 2006 года о том, что с 18 августа 2006 года по 3 сентября 2006 года адвокат Е.Е.Б. находился в отпуске с выездом за пределы Ульяновской области.

Это решение суда, вступившее в законную силу, имеет для органов Адвокатской палаты Ульяновской области преюдициальное значение для разрешения настоящего дисциплинарного производства в отноше­ нии адвоката Е.Е.Б.

Из справки о результатах проверки работы адвоката Е.Е.Б. по уго­ ловным делам Б.Г.П., Г.В.А., К.Г.Н., проведенной президентом АПУО с изучением этих уголовных дел в Инзенском районном суде Ульянов­ ской области, следует, что уголовное дело в отношении Б.Г.П. по обви­ нению ее по ч. 1 ст. 238 УК РФ было возбуждено 10 августа 2006 года.

На 31­м листе уголовного дела имеется заявление Б.Г.П. следователю прокуратуры Инзенского района Ульяновской области Б. от 11 августа 2006 года следующего содержания:

«Мне разъяснено право на защиту, был представлен график де­ журств адвокатов Инзенского района на 2006 год. Услугами данных ад­ вокатов не желаю. Желаю, чтобы мою защиту осуществлял адвокат Е.Е.Б. Это мое добровольное желание принято добровольно. 11 августа 2006 года Б.Г.П. ». Ниже этого текста имеется дописка: «С условием оплаты согласованы», заверенная подписью Б.Г.П.

Далее в деле подшит ордер адвоката Е.Е.Б. № 37 от 11 августа 2006 года на защиту Б.Г.П. «на следствии и в суде» (л. д. 32).

11 августа 2006 года адвокат Е.Е.Б. присутствовал при избрании Б.Г.П. меры пресечения в виде подписки о невыезде, а также при допро­ се Б.Г.П. в качестве подозреваемой (л. д. 33, 35–36), а 14 августа 2006 года вместе с ней знакомился с постановлением о назначении судебной физико­химической экспертизы (л. д. 44).

Во всех соответствующих процессуальных документах имеются подписи адвоката Е.Е.Б.

Судебная физико­химическая экспертиза была проведена 17 авгу­ ста 2006 года (л. д. 46–47), и 20 августа 2006 года с ее заключением была ознакомлена подозреваемая Б.Г.П. и ее защитник­адвокат Е.Е.Б., что подтверждается тремя его подписями в протоколе ознакомления с этим заключением (л. д. 48).

Как следует из постановления о привлечении Б.Г.П. в качестве об­ виняемой от 21 августа 2006 года, с этим постановлением в этот же день был ознакомлен и адвокат Е.Е.Б., что подтверждается двумя его подпи­ сями в постановлении (л. д. 54–57), а затем он принимал участие в до­ просе обвиняемой Б.Г.П., который проводился 21 августа 2006 года с 10 ч. 10 мин. до 10 ч. 30 мин., что также подтверждается двумя подпися­ ми адвоката Е.Е.Б. в протоколе допроса Б.Г.П. (л. д. 58–59).

На листе дела 68 содержится протокол уведомления обвиняемой Б.Г.П. и адвоката Е.Е.Б. об окончании следственных действий от 23 ав­ густа 2006 года, в котором имеются 2 подписи адвоката Е.Е.Б.

В соответствии с протоколом ознакомления обвиняемой и ее за­ щитника с материалами уголовного дела от 24 августа 2006 года, Б.Г.П. вместе с адвокатом Е.Е.Б. в этот день, с 10 ч. 30 мин. до 11 ч.

45 мин., ознакомились с делом и не заявили никаких ходатайств, что подтверждается 4­мя подписями адвоката Е.Е.Б. (л. д. 69–70).

25 августа 2006 года прокурор района утвердил обвинительное за­ ключение по уголовному делу Б.Г.П. и 28 августа направил его в Инзен­ ский районный суд Ульяновской области, который рассмотрел дело по существу 6 сентября 2006 года с адвокатом П., поскольку адвокат Е.Е.Б.

находился в очередном отпуске.

Из письменного объяснения осужденной Б.Г.П., опрошенной пре­ зидентом Адвокатской палаты Ульяновской области Чернышовым В. И.

21 ноября 2006 года в ходе дисциплинарного производства, следует, что до 11 августа 2006 года она с адвокатом Е.Е.Б. знакома не была и о нем не слышала.

11 августа 2006 года следователь прокуратуры Инзенского района Ульяновской области Б. сказал ей, что ей положен адвокат, которым будет адвокат Е.Е.Б., и привел его в кабинет. Ей, Б.Г.П., продиктовали заявление о необходимости участия в деле в качестве ее защитника ад­ воката Е.Е.Б., которое имеется в уголовном деле. Никакого графика де­ журств ей не показывали, а что продиктовали, то она и написала. Денег за работу адвокату Е.Е.Б. она не платила, хотя он и говорил, что нужно уплатить ему 500 руб., и она готова была это сделать, но не уплатила их, так как после 11 августа 2006 года она больше адвоката Е.Е.Б. не видела, так как он сказал, что уезжает в отпуск.

20, 21, 23, 24 августа 2006 года она по сообщениям участкового ми­ лиционера К. ходила к следователю прокуратуры Б. на следственные действия, где ее допрашивали, предъявляли обвинение и предлагали озна­ комиться с уголовным делом, но все это происходило без адвоката Е.Е.Б.

С уголовным делом она фактически не знакомилась, так как счита­ ла, что ей это не нужно, и ставила свои подписи везде, где ей говорили.

Когда в уголовном деле появились подписи адвоката Е.Е.Б., она не зна­ ет, но категорически утверждает, что адвокат Е.Е.Б. был с ней на пред­ варительном следствии только один раз.

Эти объяснения Б.Г.П. объективно подтверждаются материалами гражданского дела по иску Е.Е.Б. к АПУО и, в частности, пояснениями адвоката Е.Е.Б. о том, что он 17 августа 2006 года уехал на электричке из г. Инзы в г. Сызрань, откуда 18 августа 2006 года выехал на поезде в г. Анапу на лечение;

из Анапы он выехал в Сызрань на поезде 3 сентября 2006 года.

Свои пояснения суду адвокат Е.Е.Б. подтвердил соответствующими железнодорожными билетами.

Согласно справке № 415//­206/604 00408 от 20 ноября 2006 года, подписанной прокурором Инзенского района Ульяновской области П., в уголовном деле Б.Г.П. подписи адвоката Е.Е.Б. являются под­ линными.

С учетом изложенного проверяющий сделал вывод о том, что с 20 по 24 августа 2006 года адвокат Е.Е.Б. не мог физически участвовать в проведении следственных действий с Б.Г.П., так как он находился в г. Анапа Краснодарского края, поэтому следует считать, что до своего ухода в отпуск адвокат Е.Е.Б. подписал следователю прокуратуры Ин­ зенского района Ульяновской области Б. пустые бланки протоколов следственных действий, грубо нарушив тем самым право на защиту об­ виняемой Б.Г.П.

На заседании Квалификационной комиссии АПУО 15 января 2006 года адвокат Е.Е.Б. предъявил членам комиссии заявление Б.Г.П. от 7 декабря 2006 года, адресованное «начальнику адвокатуры Чернышо­ ву В. И.», в котором она сообщает, что когда она давала «мужчине из Ульяновска» первые объяснения, то от неожиданности разволновалась и могла что­то вспомнить неправильно.

Теперь же она сообщает, что никаких претензий к адвокату Е.Е.Б.

не имеет;

на следствии с ним встречалась несколько раз, «и для того, чтобы мне лишний раз не ходить в прокуратуру, так как вину свою я признала полностью, и сразу все бумаги подписала совместно с Е.Е.Б.»

Ранее ксерокопия этого заявления поступила в АПУО от адвоката Е.Е.Б.

по почте.

В ходе дисциплинарного производства адвокат Е.Е.Б. уклонился от предоставления Квалификационной комиссии своих регистрационных карточек и адвокатских производств по делам Б.Г.П. и других подза­ щитных, объяснив это на заседании комиссии 15 января 2007 года тем, что по возвращении из г. Анапа 5 сентября 2006 года уничтожил их за ненадобностью, так как не считал себя адвокатом, хотя сам же и под­ твердил, что немедленно по возвращении из Анапы он, узнав о прекра­ щении своего статуса адвоката, обратился с иском о его восстановлении в Инзенский районный суд Ульяновской области.


Как видно из имеющейся в дисциплинарном производстве копии определения судьи Инзенского районного суда Ульяновской области К.

от 11 сентября 2006 года, в этот день Е.Е.Б. было возвращено поданное им в этот суд заявление к Адвокатской палате Ульяновской области о восстановлении на работе, поэтому Квалификационная комиссия счи­ тает заявление адвоката Е.Е.Б. об уничтожении им делопроизводства неубедительным.

Кроме того, адвокат Е.Е.Б. в своем заявлении Квалификационной комиссии АПУО от 7 декабря 2006 года утверждает, что «по Б.Г.П. вопрос обсуждался в суде по возражениям представителей АПУО», хотя ника­ кого решения по этому вопросу суд не принимал.

Также адвокат Е.Е.Б. заявил Квалификационной комиссии АПУО на ее заседании 15 января 2007 года о том, что органами прокуратуры проводилась служебная проверка «по данным дисциплинарным произ­ водствам», в ходе которой он давал свое объяснение, и просит приоб­ щить данные этой проверки к материалам настоящего дисциплинарно­ го производства.

По телефонному сообщению сотрудника прокуратуры Ульянов­ ской области Ч., поступившему президенту АПУО Чернышову В. И. в ходе разбирательства дисциплинарного производства в отношении ад­ воката Е.Е.Б. 15 января 2007 года, подтвержденному письмом началь­ ника следственного управления прокуратуры Ульяновской области М.

от 9 января 2007 года № 15­9­2007, «в ходе проверки, проведенной с вы­ ездом в Инзенский район Ульяновской области, нарушений действую­ щего законодательства со стороны сотрудников прокуратуры данного района выявлено не было».

Работа адвоката Е.Е.Б. по делам Б.Г.П., Г.В.А., К.Г.Н., судя по этим сообщениям, никак не оценивалась.

Исследовав все материалы дисциплинарного производства, заслу­ шав объяснения адвоката Е.Е.Б. и с учетом мнения вице­президента АПУО о его нежелании отзывать представление в отношении адвоката Е.Е.Б., Квалификационная комиссия, проведя тайное голосование именными бюллетенями, пришла к следующим выводам:

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адво­ катской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Рос­ сийской Федерации способами.

Это же правило адвокатской профессии закреплено и в п. 1 ст. 8 Ко­ декса профессиональной этики адвоката, в котором говорится, что «при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разу­ мно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевре­ менно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, за­ коном и настоящим Кодексом».

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики ад­ воката адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам до­ верителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь сооб­ ражениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне.

Квалификационная комиссия считает бесспорно установленным, что при работе в качестве защитника по делу обвиняемой Б.Г.П. на пред­ варительном следствии адвокат Е.Е.Б. грубо нарушил вышеперечис­ ленные правила адвокатской профессии, что выразилось в следующем:

Законным интересом привлеченной к уголовной ответственности Б.Г.П. после назначения ей защитником адвоката Е.Е.Б. являлось по­ лучение ею от него честной, разумной, добросовестной, квалифициро­ ванной и своевременной юридической помощи по уголовному делу, так как Б.Г.П. имеет лишь среднее образование и не сведуща в правовых вопросах.

Однако адвокат Е.Е.Б. реально работал в качестве защитника Б.Г.П. лишь 11 августа 2006 года, когда ей избиралась мера пресечения в виде подписки о невыезде и она была допрошена в качестве подозрева­ емой (листы уголовного дела 33, 35–36), а также 14 августа 2006 года, когда Б.Г.П. и адвокат Е.Е.Б. были ознакомлены с постановлением о на­ значении физико­химической экспертизы (44­й лист уголовного дела).

Квалификационная комиссия делает вывод именно о таком объеме работы, проделанной адвокатом Е.Е.Б. по делу Б.Г.П., исходя из ее объ­ яснений, данных президенту АПУО 21 ноября 2006 года, о том, что она категорически утверждает, что с адвокатом Е.Е.Б. виделась лишь 1 раз, то есть 11 августа 2006 года, а также из ее заявления от 7 декабря 2006 года, переданного в АПУО через адвоката Е.Е.Б., в котором она сообщает, что на предварительном следствии она виделась с ним несколько раз, не уточнив, сколько именно и когда. Комиссия считает, что факты работы адвоката Е.Е.Б. 11 и 14 августа 2006 года и составляют эти «несколько раз».

Вместе с тем Квалификационная комиссия приходит к выводу, что 20 августа 2006 года адвокат Е.Е.Б. реально в ознакомлении с заключе­ нием физико­химической экспертизы не участвовал в связи с выездом в середине дня 17 августа 2006 года в отпуск в г. Анапу через г. Сызрань.

Факт его нахождения в период с 18 августа 2006 года по 3 сентября 2006 года вне пределов Ульяновской области установлен вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда г. Ульяновска от 30 ноября 2006 года и оспариванию в дисциплинарном производстве не подлежит.

Как следует из заключения физико­химической экспертизы № по делу Б.Г.П., оно было подписано экспертом 17 августа 2006 года, а затем с сопроводительным письмом без номера и без даты направлено следователю прокуратуры Инзенского района Ульяновской области Б.

(листы уголовного дела 45, 46–47). С этим заключением подозреваемая Б.Г.П. и адвокат Е.Е.Б. якобы совместно знакомились 20 августа 2006 го­ да с 15 ч. 15 мин. до 15 ч. 35 мин. в служебном кабинете следователя про­ куратуры Б. (лист 48 уголовного дела).

В этот же день, то есть 20 августа 2006 года, следователь прокурату­ ры Б. выписал уведомление Б.Г.П. и «Адвокату Базарно­Сызганской юридической консультации Е.Е.Б.» без указания его конкретного адре­ са о том, что 21 августа 2006 года в 10 ч. 00 мин. Б.Г.П. будет предъявлено обвинение (лист 53 уголовного дела). На этом уведомлении имеется подпись лишь следователя.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемой Б.Г.П. от 21 августа 2006 года, в тексте которого содержатся формулировки из заключения физико­химической экспертизы, имеются 2 подписи адво­ ката Е.Е.Б., которые он поставил на последней странице этого поста­ новления, по мнению Квалификационной комиссии, на пустом бланке, до своего выезда в г. Анапу (листы 54–57 уголовного дела).

Реально же при предъявлении обвинения Б.Г.П. адвокат Е.Е.Б. не присутствовал, чем грубо нарушил ее право на защиту, так как не оказал ей никакой юридической помощи в виде консультаций, разъяснений и советов, то есть не исполнил своих обязанностей защитника перед до­ верителем.

Не присутствовал он и при допросе обвиняемой Б.Г.П. 21 августа 2006 года с 10 ч. 10 мин. до 10 ч. 30 мин., также поставив свои подписи на последней странице протокола допроса Б.Г.П., на пустом бланке, до своего выезда в г. Анапу (листы 58–59 уголовного дела), чем также грубо нарушил право обвиняемой Б.Г.П. на защиту, поскольку не исполнил своих обязанностей защитника перед доверителем.

Также заранее, до реального уведомления следователем обвиняе­ мой Б.Г.П. и адвоката Е.Е.Б. об окончании следственных действий, протокол о котором следователь составил 23 августа 2006 года (лист уголовного дела), адвокат Е.Е.Б. подписал пустой бланк этого протоко­ ла до своего отъезда в г. Анапу, действуя при этом в угоду следователю.

Не знакомился адвокат Е.Е.Б. и с материалами уголовного дела Б.Г.П. 24 августа 2006 года с 10 ч. 30 мин. до 11 ч. 45 мин., так как нахо­ дился в это время в г. Анапе Краснодарского края, а подписал пустой бланк протокола ознакомления обвиняемой и защитника с материалами уголовного дела заранее, до своего выезда в г. Анапу (листы 69–70 уго­ ловного дела), чем также грубо нарушил право обвиняемой Б.Г.П. на за­ щиту, не исполнив своих обязанностей защитника перед доверителем.

Квалификационная комиссия считает, что адвокат Е.Е.Б., реально не участвуя в следственных действиях, проводимых с его подзащитной Б.Г.П., и заранее подписав пустые бланки протоколов следственных действий, которые еще не проводились, действовал нечестно, недобро­ совестно, безнравственно, беспринципно и неквалифицированно, на­ рушив при этом законные интересы обвиняемой Б.Г.П. в получении своевременной и квалифицированной юридической помощи и не ис­ полнив должным образом своих обязанностей защитника перед дове­ рителем.

Квалификационная комиссия считает, что такое поведение адвока­ та Е.Е.Б. было продиктовано соображениями его собственной выгоды, которая заключалась в сохранении им хороших отношений с работни­ ками прокуратуры Инзенского района Ульяновской области, предо­ ставляющих ему работу по уголовным делам.

Квалификационная комиссия отвергает как надуманные и не соот­ ветствующие действительности объяснения адвоката Е.Е.Б., данные им на заседании комиссии 15 января 2007 года, о том, что выехав 17 августа 2006 года в полдень на электричке из г. Инзы в г. Сызрань, он опоздал на поезд в Анапу, который уходил из Сызрани 18 августа 2006 года в 00 ч. 47 мин., и поэтому ежедневно, по 24 августа 2006 года, ездил из Сызрани в Инзу для участия в следственных действиях по делу Б.Г.П., которую он защищал по назначению следователя.

Эти объяснения адвоката Е.Е.Б. никакими доказательствами не подтверждены и полностью опровергаются решением Ленинского рай­ онного суда г. Ульяновска от 30 ноября 2006 года, установившего факт его нахождения с 18 августа 2006 года по 3 сентября 2006 года за преде­ лами Ульяновской области.


Комиссия особо отмечает, что это решение суда было основано на заявлениях и пояснениях адвоката Е.Е.Б. и его жены, подтвержденных железнодорожными билетами, о его выезде в указанные сроки в г. Анапу.

Комиссия учитывает и тот факт, что адвокат Е.Е.Б. не представил ей договор на защиту Б.Г.П. и адвокатское досье по ее делу.

Квалификационная комиссия критически относится к сообщению прокуратуры Ульяновской области о том, что по уголовному делу Б.Г.П. нарушений действующего законодательства сотрудниками про­ куратуры Инзенского района Ульяновской области выявлено не было;

более того, это сообщение адвоката Е.Е.Б. прямо не касается.

Квалификационная комиссия также отмечает, что адвокат Е.Е.Б.

получил работу по делу Б.Г.П. от следователя прокуратуры Инзенского района Ульяновской области в нарушение установленного Адвокатской палатой Ульяновской области порядка, однако официального заключе­ ния об этом не дает, так как это нарушение не было поводом для воз­ буждения настоящего дисциплинарного производства.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адво­ катской палаты Ульяновской области единогласно дает заключение о нарушении адвокатом Е.Е.Б. п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об ад­ вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. ст. 8 и п. 1 ч. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката».

2) По дисциплинарному производству, возбужденному 29 ноября 2006 года, дано следующее заключение Квалификационной комиссией АПУО:

«В представлении вице­президента АПУО в отношении адвоката Е.Е.Б. указывается, что по имеющимся сведениям, адвокат Е.Е.Б., ра­ ботающий в Базарносызганском филиале Ульяновской областной кол­ легии адвокатов, в июле­августе 2006 года, используя личные связи с работниками прокуратуры Инзенского района Ульяновской области, в нарушение решения Совета АПУО от 7 февраля 2005 года, запрещаю­ щего адвокатам работать по уголовным делам по назначению в админи­ стративных районах, где они не включены в график дежурств адвокатов для работы по назначению, приискал себе работу защитника по уголов­ ным делам Г.В.А. и К.Г.Н. и привлек их в качестве своих доверителей.

Тем самым адвокат Е.Е.Б. нарушил п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального за­ кона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федера­ ции», п. 6 ч. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката и реше­ ние Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 7 февраля 2005 года «По участию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначе­ нию суда в порядке ст. 50 ГПК РФ», в связи с чем он подлежит дисци­ плинарной ответственности.

По мнению автора представления, эти факты не были известны при рассмотрении дисциплинарного производства, возбужденного в отношении адвоката Е.Е.Б. 2 августа 2006 года.

В ходе проверки адвокат Е.Е.Б. не дал конкретных объяснений по поводу того, каким образом он оказался защитником Г.В.А. и К.Г.Н. на предварительном следствии, однако подтвердил, что был их защитни­ ком, так как был в прокуратуре по другим делам, но гонорара от них не получал.

Участвовать в заседании Квалификационной комиссии АПУО по разбирательству настоящего дисциплинарного производства 15 января 2007 года адвокат Е.Е.Б. не пожелал и ушел с ее заседания, обвинив ко­ миссию в необъективности, поскольку она вынесла не устраивающее его заключение по другому дисциплинарному производству, рассмот­ ренному в этот же день первым, о нарушении им права на защиту Б.Г.П.

В ходе дисциплинарного производства президент АПУО Черны­ шов В. И. 21 ноября 2006 года получил письменные объяснения у осуж­ денных Г.В.А., 1963 г. р., и К.Г.Н., 1954 г. р.;

эти объяснения приобщены к материалам дисциплинарного производства и непосредственно изу­ чались Квалификационной комиссией.

Как указала в своем объяснении Г.В.А., в августе 2006 года она была привлечена к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных по­ казаний. В один из дней следователь сказал ей, что у нее должен быть адвокат. Она ответила, что у нее нет денег для оплаты труда адвоката, на что следователь сказал ей, что адвокату заплатит государство, а она пла­ тить не будет. Следователь прокуратуры, высокий, в очках, фамилию которого она не помнит, продиктовал ей заявление о том, что она про­ сит пригласить для ее защиты адвоката Е.Е.Б., хотя она этого адвоката не знала и о его участии по делу фактически не просила, однако написа­ ла в заявлении то, что ей продиктовали. Никакого графика дежурств адвокатов ей не показывали. Так у нее в этот день и появился защит­ ник — адвокат Е.Е.Б., которого она видела только 1 раз, и больше он с ней не встречался. По вызову следователя она приходила к нему в про­ куратуру еще один раз, следователь давал ей подписывать какие­то бу­ маги, и она, ничего не понимая, все подписывала. Никакого адвоката при этом не было. Еще раз категорически утверждает, что с адвокатом Е.Е.Б. она на предварительном следствии встречалась всего 1 раз, когда ей продиктовали заявление о том, что он ей нужен для защиты. Денег за работу адвокату не платила, так как ее зарплата санитарки в больнице составляет всего 1300 руб.

К.Г.Н. в своем объяснении указал, что летом 2006 года его привле­ кали к уголовной ответственности за продажу спирта. В один из дней следователь прокуратуры Инзенского района продиктовал ему заявле­ ние о том, что у него должен быть защитником адвокат Е.Е.Б., и он на­ писал это заявление, хотя до этого дня этого адвоката не знал и даже не слышал его фамилию. Следователь сказал ему, К.Г.Н., что адвокат будет работать бесплатно, поэтому он денег адвокату Е.Е.Б. не платил. После того, как он написал заявление следователю об адвокате, его еще 2 раза вызывали к следователю, но адвокат Е.Е.Б. был только еще 1 раз, и то он только зашел в кабинет и вышел, ничего не сделав и не написав. В конце следствия следователь сказал ему, К.Г.Н., что следствие закончено, и дал ему дело для ознакомления. Он дело прочитал, там все было написа­ но правильно, и он расписался там, где ему сказали. Адвоката Е.Е.Б.

при этом не было. Стояли ли подписи адвоката в документах дела, он не помнит. В суде у него была адвокат — женщина. Категорически утверж­ дает, что он ездил из Глотовки, где проживает, в г. Инзу, к следователю, всего 3 раза. При этом адвокат Е.Е.Б. был в его 1­й и 2­й приезды, а в 3­й приезд его не было.

Как следует из приобщенной к материалам дисциплинарного про­ изводства Справки о результатах проверки работы адвоката Е.Е.Б. по уголовным делам Б.Г.П., Г.В.А., К.Г.Н., составленной президентом АПУО Чернышовым В. И. по изучении этих дел в Инзенском районном суде Ульяновской области, уголовное дело в отношении Г.В.А. по обви­ нению ее по ч. 1 ст. 307 УК РФ было возбуждено 9 августа 2006 года.

В деле имеется заявление Г.В.А. на имя следователя прокуратуры Инзенского района Ульяновской области К. от 11 августа 2006 года сле­ дующего содержания: «З графиком дежурств адвокатов ознакомлена в их услугах не нуждаюсь. Для моей защиты прошу пригласить Е.Е.Б.

Только на предварительное расследование» (лист 68 уголовного дела).

В этот же день, то есть 11 августа 2006 года, адвокат Е.Е.Б. выписал ордер № 68 на защиту Г.В.А. и 11 августа присутствовал при предъявле­ нии ей обвинения и допросе ее в качестве обвиняемой, что подтвержда­ ется его подписями в соответствующих документах (листы 70–72, 74– уголовного дела). 14 августа 2006 года адвокат Е.Е.Б. расписался в про­ токоле об уведомлении об окончании следственных действий, а 15 авгу­ ста 2006 года совместно с Г.В.А. ознакомился со всеми материалами уго­ ловного дела, что также подтверждается подписями адвоката Е.Е.Б.

(листы 88, 89–90 уголовного дела).

В справке обращается внимание на то, что адвокат Е.Е.Б. в своем «служебном письме» без даты и без номера, адресованном «В. И. Чер­ нышову» и поступившем в Адвокатскую палату Ульяновской области 13 ноября 2006 года, сообщает, что по делу Г.В.А. он присутствовал толь­ ко на допросе и больше ее никогда не видел, из чего можно сделать вы­ вод, что 15 августа 2006 года он вместе с Г.В.А. с уголовным делом не знакомился, но протокол об ознакомлении с ним подписал, чем грубо нарушил право обвиняемой на защиту. Также в справке делается вывод, что по делу Г.В.А. адвокат Е.Е.Б. работал не по соглашению с ней, а по назначению следователя.

В справке обращается внимание на то, что следователи прокурату­ ры Инзенского района Ульяновской области Б. и К. в один и тот же день, 11 августа 2006 года, рекомендовали своим подследственным Б.Г.П. и Г.В.А. воспользоваться услугами адвоката Е.Е.Б., который, ра­ ботая в Базарносызганском филиале Ульяновской областной коллегии адвокатов, не вправе был работать по уголовным делам по назначению в Инзенском районе Ульяновской области.

Как далее следует из справки, уголовное дело в отношении К.Г.Н.

по обвинению его по ч. 1 ст. 238 УК РФ было возбуждено 24 июля 2006 года. В этот же день он написал заявление следователю прокурату­ ры Инзенского района Ульяновской области К.: «Прошу мою защиту осуществлять адвокату, Е.Е.Б.» (лист 23 уголовного дела).

Также в этот день, 24 июля 2006 года, адвокат Е.Е.Б. выписал ордер № 33 на защиту К.Г.Н. и в этот же день участвовал в его допросе в каче­ стве подозреваемого, знакомился с постановлением о назначении су­ дебной физико­химической экспертизы и расписался в постановлении об избрании К.Г.Н. меры пресечения в виде подписки о невыезде (ли­ сты 24, 25–26, 28–29, 31 уголовного дела).

Далее, судя по подписям адвоката Е.Е.Б. в процессуальных доку­ ментах, он 26 июля 2006 года ознакомился с заключением вышеуказан­ ной экспертизы (л. д. 35), участвовал при предъявлении обвинения К.Г.Н.

(л. д. 50–52) и при допросе его в качестве обвиняемого (л. д. 53–55);

31 июля 2006 года вместе с обвиняемым ознакомился с постановлением следователя о назначении судебно­психиатрической экспертизы в от­ ношении обвиняемого (л. д. 58);

4 августа 2006 года вместе с подзащит­ ным ознакомился с заключением этой экспертизы (л. д. 61);

7 августа 2006 года расписался в протоколе уведомления об окончании предвари­ тельного расследования (л. д. 77), а 8 августа 2006 года вместе с обвиняе­ мым ознакомился со всеми материалами уголовного дела (л. д. 78–79).

В справке также обращается внимание на то, что адвокат Е.Е.Б. в своем письме без номера и без даты, упоминавшемся в данном заключе­ нии, утверждал, что по делу К.Г.Н. он присутствовал только на одном допросе и больше его не видел.

С учетом объяснений К.Г.Н. о том, что он при расследовании его уголовного дела виделся в адвокатом Е.Е.Б. всего 2 раза, а с материала­ ми уголовного дела знакомился в отсутствие адвоката, в справке сделан вывод о том, что адвокат Е.Е.Б. по делу К.Г.Н. подписал ряд процессу­ альных документов, в том числе и протокол об ознакомлении с мате­ риалами уголовного дела, не участвуя реально в следственных действиях и не изучив уголовное дело, чем грубо нарушил право на защиту обви­ няемого К.Г.Н.

Адвокат Е.Е.Б. в ходе дисциплинарного производства кратко сооб­ щил, что по делам Г.В.А. и К.Г.Н. он присутствовал только на их допро­ сах, денег от них за работу не получал и заявлений следователям об оплате своего труда не писал. Свои регистрационные карточки и адво­ катские производства по этим делам, из которых можно было бы сде­ лать вывод о проделанной им работе, адвокат Е.Е.Б. в ходе дисципли­ нарного производства не представил.

Из имеющейся в дисциплинарном производстве справки следует, что адвокат Е.Е.Б. с 1991 года работает в Базарносызганском филиале Ульяновской областной коллегии адвокатов.

Из письменного объяснения управляющей делами Адвокатской палаты Ульяновской области Коруховой Ю.Н. следует, что до адвоката Е.Е.Б. решение Совета АПУО от 7 февраля 2005 года «По участию ад­ вокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по на­ значению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначению суда в порядке ст. ГПК РФ» было доведено своевременно, что он подтвердил в своем теле­ фонном разговоре с ней в марте 2005 года.

Исследовав все материалы дисциплинарного производства и тайно проголосовав именными бюллетенями, Квалификационная комиссия АПУО единогласно приходит к следующим выводам:

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 31 Федерального закона «Об адво­ катской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» совет ре­ гиональной адвокатской палаты определяет порядок оказания юриди­ ческой помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда;

доводит этот порядок до сведения указанных органов и адвокатов и контролирует его испол­ нение адвокатами.

Во исполнение этого требования закона Совет Адвокатской пала­ ты Ульяновской области принял решение от 7 февраля 2005 года «По участию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопро­ изводстве по назначению органов дознания, предварительного след­ ствия, прокурора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначению суда в порядке ст. 50 ГПК РФ», на основании которого адвокаты, ра­ ботающие в одном административном районе Ульяновской области, не вправе работать по уголовным делам по назначению в другом райо­ не без согласования между руководителями адвокатских образований этих районов.

Это решение Совета АПУО обязательно для всех членов Адвокат­ ской палаты Ульяновской области в силу п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Феде­ рации» и ч. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, обязы­ вающих всех адвокатов России соблюдать этот Кодекс и исполнять ре­ шения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции.

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики ад­ воката адвокат не вправе навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работ­ никами судебных и правоохранительных органов, обещанием благопо­ лучного разрешения дела и другими недостойными способами.

Квалификационная комиссия АПУО считает достоверно установ­ ленным, что адвокат Е.Е.Б., работающий в Базарносызганском филиа­ ле Ульяновской областной коллегии адвокатов и не включенный в гра­ фик дежурств адвокатов Инзенского района для работы по уголовным делам по назначению, используя личные связи со следователями про­ куратуры Инзенского района Ульяновской области, приискал себе ра­ боту защитника по назначению по уголовным делам Г.В.А. и К.Г.Н. и привлек этих лиц в качестве доверителей.

Этот вывод подтверждается всеми материалами дисциплинарного производства, в том числе и объяснениями Г.В.А. и К.Г.Н. о том, как на предварительном следствии им был навязан ранее не знакомый им ад­ вокат Е.Е.Б. в качестве бесплатного защитника.

Сам по себе факт не обращения адвоката Е.Е.Б. в органы прокура­ туры за оплатой своего труда по вышеуказанным делам не влияет на определение правовой сущности появления его по этим делам в каче­ стве защитника именно по назначению следователей, так как письмен­ ных договоров с Г.В.А. и К.Г.Н. на их защиту, существенным условием которых явилось бы условие об оплате ими его труда, адвокат Е.Е.Б. не заключал.

Квалификационная комиссия отмечает, что материалы дисципли­ нарного производства дают все основания считать, что адвокат Е.Е.Б.

грубо нарушил право на защиту Г.В.А. и К.Г.Н., так как подписал ряд протоколов следственных действий, реально не участвуя в них, однако официального заключения об этом не дает, так как эти нарушения не были поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отно­ шении адвоката Е.Е.Б.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адво­ катской палаты Ульяновской области единогласно дает заключение о нарушении адвокатом Е.Е.Б. п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об ад­ вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. ч. 1 ст. 9, ч. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката и реше­ ния Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 7 февраля 2005 года «По участию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда в порядке ст. 50 УПК РФ и по назначе­ нию суда в порядке ст. 50 ГПК РФ».

3) По дисциплинарному производству, возбужденному 1 декабря 2006 года, дано следующее заключение Квалификационной комиссией АПУО:

«В представлении вице­президента АПУО в отношении адвоката Е.Е.Б., работающего в Базарносызганском филиале Ульяновской об­ ластной коллегии адвокатов, сообщается, что в течение 2006 года этот адвокат, используя личные связи с некоторыми работниками дознания и предварительного следствия Инзенского РОВД Ульяновской области, в нарушение решения Совета Адвокатской палаты Ульяновской обла­ сти от 7 февраля 2005 года, запрещающего адвокатам работать по уго­ ловным делам по назначению в административных районах, где они не включены в графики дежурств адвокатов для работы по назначению, приискал себе в Инзенском РОВД работу защитника по 12 уголовным делам: в отношении А­ва, В­ва, З­ва, К­ва, К­ова, П­ой, П­ной, Н­ва, С­на, Т­на, Х­ч, Э­ва — и привлек их в качестве своих доверителей, по­ лучив за их защиту оплату от государства в сумме 20 600 руб.

Тем самым, по мнению автора представления, адвокат Е.Е.Б. на­ рушил п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 6 ч. 1 ст. 9 Кодекса профес­ сиональной этики адвоката и решение Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 7 февраля 2005 года «По участию адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению ор­ ганов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда в по­ рядке ст. 50 УПК РФ и по назначению суда в порядке ст. 50 ГПК РФ», в связи с чем он подлежит дисциплинарной ответственности.

Как сообщается в представлении, указанные факты не были известны при рассмотрении дисциплинарного производства в отно­ шении адвоката Е.Е.Б., возбужденного президентом АПУО 2 августа 2006 года.

В ходе дисциплинарного производства адвокат Е.Е.Б. в своем за­ явлении от 7 декабря 2006 года сообщил, что возбуждение этого про­ изводства он считает незаконным, так как оно возбуждено по тем же основаниям, «которые были проверены в ходе трехмесячного судебного заседания от 30 ноября 2006 года, что противоречит закону». Ни по одному делу жалоб от него не поступало. «Никого, никогда не приис­ кивал — желание самих клиентов в соответствии со ст. 50 УПК РФ». По­ лагает, что по делам З­ва, К­ва, П­на, Н­ва, Х­ч и К­ова уже прошла судебная проверка и принято решение суда от 30 ноября 2006 года.

Адвокат Е.Е.Б. также утверждает, что нельзя считать проведение им вышеуказанных дел по назначению следователей в связи с тем, что по­ дозреваемые и обвиняемые писали заявления о желании иметь в каче­ стве защитника именно его, адвоката Е.Е.Б., а также в связи с тем, что деньги, выплаченные адвокату за его работу по уголовным делам из бюджета государства, взыскиваются, в итоге, государством с клиентов.

Однако ни договоров с вышеуказанными лицами на их защиту, ни адвокатских производств по их делам адвокат Е.Е.Б. Квалификацион­ ной комиссии не представил и ушел с ее заседания, обвинив ее в необъ­ ективности в связи с тем, что она вынесла заключение о нарушении им права на защиту Б.Г.П.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.