авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |

«Дисциплинарная практика аДвокатской палаты Ульяновской области сборник Материалов Москва • 2009 УДК 347.965(470) (083) ББК 67.75 ...»

-- [ Страница 3 ] --

дал аналогичные объяснения, дополнив их тем, что необоснованно включил в договор п. 3.3., который является ничтожным.

Исследовав и оценив все материалы дисциплинарного производ­ ства, Квалификационная комиссия приходит к следующим выводам:

В соответствии с ч. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адво­ ката, адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву до­ верия, а в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятель­ ности и адвокатуре в Российской Федерации» и ст. 8 вышеуказанного Кодекса, адвокат при осуществлении профессиональной деятельности честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, уважает права, честь и до­ стоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помо­ щи, доверителей, коллег и других лиц.

Исходя из этих основополагающих принципов деятельности адво­ катов и их отношений с доверителями, Квалификационная комиссия считает, что своевременный финансовый расчет адвоката со своим до­ верителем, основанный на добросовестном и разумном определении стоимости оказанной юридической помощи, входит в круг профессио­ нальных обязанностей адвоката перед своим доверителем, неисполне­ ние которых свидетельствует о том, что адвокат ведет себя по отноше­ нию к доверителю нечестно и недобросовестно, подрывая тем самым доверие к себе и к адвокатскому сообществу.

Как установлено материалами дисциплинарного производства, 3 ок­ тября 2008 года адвокат М.М.В. заключил договор № 14 об оказании юридической помощи М.В.Т., по условиям которого доверитель пору­ чает, а адвокат принимает на себя обязанность оказать юридическую помощь и совершить следующие действия:

— подготовить исковое заявление о признании права собственно­ сти за доверителем;

— уплатить соответствующую госпошлину за исковое заявление;

— направить исковой материал в Ленинский районный суд г. Улья­ новска;

— представлять интересы М.В.Т. в суде первой инстанции;

— консультировать М.В.Т. по данному гражданскому делу.

При этом был определен гонорар в сумме 15 000 руб., который был уплачен адвокату М.М.В. в день заключения договора.

В соответствии с п. 3.3. договора от 3 октября 2008 года, который составил адвокат М.М.В., в случае, если доверитель по каким­либо при­ чинам откажется от исполнения адвокатом указанных в договоре дейст­ вий, вознаграждение за исполнение настоящего договора не возвраща­ ется, вне зависимости от того, выполнена или нет на тот момент работа.

По условиям договора адвокат М.М.В. за полученный гонорар в сумме 15 000 руб. обязан был представлять интересы М.В.Т. в суде пер­ вой инстанции, то есть довести свою работу до вынесения судом реше­ ния по делу.

Однако еще до назначения судебного заседания доверитель М.В.Т.

отказалась от услуг адвоката М.М.В. и потребовала от него возвращения ей гонорара в полном объеме. Однако адвокат М.М.В. отказался это сделать и в соответствии с п. 3.3. договора считает жалобу М.В.Т. необо­ снованной и не подлежащей удовлетворению, полагая при этом, что по­ лученный от нее гонорар он полностью отработал.

В данной сложившейся конфликтной ситуации Квалификационная комиссия приходит к выводу, что адвокат М.М.В. в связи с отказом до­ верителя М.В.Т. от его услуг выполнил свои обязательства не в полном объеме и поэтому должен был возвратить неотработанный гонорар М.В.Т., а, отказавшись это сделать, он поступил нечестно и недобросовестно.

Кроме того, условия, закрепленные в п. 3.3 договора, не соответст­ вуют действующему законодательству, а именно ст. 169 ГК РФ, посколь­ ку они противоречат основам нравственности, давая адвокату право на незаработанные деньги, и лишают доверителя права свободного выбора представителя, так как невозврат доверителю неотработанной суммы денег создает для него определенные препятствия для заключения до­ говора (соглашения) с другим адвокатом, которому тоже нужно платить гонорар за его работу.

Вместе с тем Квалификационная комиссия АПУО отвергает требо­ вание М.В.Т. о том, что адвокат М.М.В. обязан возвратить ей весь гоно­ рар в полном объеме, поскольку она считает, что он по ее делу не провел никакой работы.

Как следует из условий договора и пояснений адвоката М.М.В., а также содержания жалобы М.В.Т. и ее объяснений на заседании Квали­ фикационной комиссии, часть договорных обязательств адвокатом М.М.В. была выполнена: составление искового заявления, направление материала в Ленинский районный суд г. Ульяновска и участие в беседе судьи со сторонами по делу.

По вопросу, давал или не давал адвокат М.М.В. консультации по гражданскому делу своей доверительнице М.В.Т., Квалификационная комиссия приходит к выводу, что консультации адвокатом М.М.В. дава­ лись, поскольку М.В.Т. не представила Квалификационной комиссии доказательств обратного, а, наоборот, утверждала, что беседовала с ад­ вокатом 2 раза.

Исходя из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения ее возлагается на заявителя — участника дисциплинар­ ного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинар­ ной ответственности, который должен доказывать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований, следователь­ но, М.В.Т. должна была доказать, что адвокат ее вообще не консульти­ ровал, однако не сделала этого.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адво­ катской палаты Ульяновской области дает заключение о нарушении ад­ вокатом М.М.В., включившим в договор № 14 от 3 октября 2008 года об оказании юридической помощи п. 3.3., который препятствует праву вы­ бора (замены) доверителем своего представителя, и отказывающим М.В.Т. в возврате неотработанного гонорара, п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона «Об ад­ вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. ст. 5, ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката».

На это заключение Квалификационной комиссии АПУО адвокат М.М.В. подал письменное «Объяснение», в котором выражает несогла­ сие с этим заключением вследствие его неполноты и ошибочности.

Так, он полагает, что в заключении не дана оценка всем основани­ ям, по которым М.В.Т. отказалась от его заслуг, и дана оценка пункту 3.3.

его договора № 14 от 3 октября 2008 года, заключенного с М.В.Т., хотя последняя не считает, что данным пунктом нарушены ее права на одно­ сторонний отказ от исполнения договора с ее стороны и в ее жалобе от­ сутствуют эти доводы.

Кроме того, он считает, что Квалификационная комиссия ошибоч­ но пришла к выводу о том, что он отказывается от возврата неотрабо­ танного гонорара М.В.Т., хотя фактически он «не препятствует тому, чтобы рассмотреть с М.В.Т. вопрос о возвращении части гонорара».

На заседании Совета АПУО адвокат М.М.В. заявил, что он в общем согласен с заключением Квалификационной комиссии и готов вернуть М.В.Т. от 8 до 10 тыс. руб., и что пытался обсудить с ней вопрос о воз­ врате гонорара до заседания Совета АПУО, но не смог связаться с до­ верительницей из­за отсутствия у нее постоянного места проживания.

В ходе заседания Совета АПУО М.В.Т., соглашаясь с вышеприве­ денным заключением Квалификационной комиссии, требовала обязать адвоката М.М.В. вернуть ей весь гонорар, то есть 15 000 руб.

Рассмотрев и оценив все материалы дисциплинарного производ­ ства, в том числе вышеприведенное заключение Квалификационной комиссии АПУО и пояснения участников дисциплинарного производ­ ства, данные в ходе заседания Совета АПУО, Совет Адвокатской палаты Ульяновской области находит его законным и обоснованным, а поэто­ му подлежащим исполнению, в связи с чем адвокат М.М.В. подлежит дисциплинарному наказанию.

Совет АПУО не может согласиться с мнением адвоката М.М.В. об ошибочности и неполноте заключения Квалификационной комиссии АПУО, поскольку в нем ясно выражено мнение членов комиссии от­ носительно основного требования заявителя о возврате гонорара и дана оценка необоснованности жалобы в части возврата гонорара в полном объеме. Квалификационная комиссия правильно дала оценку юриди­ чески значимым для правильного разрешения дисциплинарного произ­ водства обстоятельствам и совершенно обоснованно не стала вдаваться в несущественные для исхода дела детали, более носящие характер лич­ ных взаимоотношений между адвокатом и его доверителем.

Что же касается пункта 3.3. Договора № 14 от 3 октября 2008 года, то, по мнению Совета АПУО, доверитель, находящаяся в преклонном возрасте и не обладающая познаниями в области права, могла в своей жалобе на действия адвоката не вдаваться в юридические подробности договора, а делать свои выводы о ненадлежащем поведении адвоката, исходя из его отказа от возврата гонорара при отказе от его дальнейших услуг по оказанию юридической помощи.

Кроме того, Квалификационная комиссия обоснованно признала, что адвокат М.М.В. отказывается от возврата гонорара, поскольку он и на заседании комиссии заявлял, что отработал гонорар в полном объеме.

При таких обстоятельствах подвергать сомнению заключение Ква­ лификационной комиссии у Совета АПУО нет никаких законных осно­ ваний.

При определении меры наказания Совет АПУО учитывает, что ад­ вокат М.М.В. привлекается к дисциплинарной ответственности впер­ вые, но вместе с тем принимает во внимание тяжесть совершенного им проступка и то обстоятельство, что он так и не принял реальных мер для возврата М.В.Т. неотработанного гонорара.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты Улья­ новской области РЕШИЛ:

За нарушение п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. 2 ст. 5, ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката объявить адвокату М.М.В. преду­ преждение.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 5 февраля 2009 года Дело № 2­254/ Ленинский районный суд г. Ульяновска в составе: судьи И., при секре­ таре С., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М.М.В. к Негосударственной некоммерческой организации — Адвокатской палате Ульяновской области об отмене решения Совета Адвокатской палаты Ульяновской области о назначении дисциплинар­ ного наказания, УСТАНОВИЛ:

М.М.В. обратился в суд с указанным иском, мотивируя следующим.

Решением Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 24 но­ ября 2008 года за нарушение п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. 2 ст. 5, ст. Кодекса профессиональной этики адвоката он привлечен к дисцип­ линарной ответственности, ему объявлено предупреждение. С данным решением не согласен по следующим основаниям. Разбирательство в заседании комиссии осуществляется в пределах тех требований и ос­ нований, которые изложены в жалобе. Однако Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты не разбирались те обстоя­ тельства, которые изложены в жалобе. Обстоятельства, изложенные в жалобе, Квалификационной комиссией признаны несущественными для исхода дела деталями, носящими характер личных взаимоотноше­ ний между адвокатом и доверителем. Основным требованием заявитель­ ницы Квалификационной комиссией признан возврат гонорара, хотя разбирательство данного вопроса не входит в компетенцию Квалифи­ кационной комиссии. Полагает, что отказ в возврате гонорара в полном объеме им обоснован и законен, так как часть работы по договору им выполнена. Поэтому данное обстоятельство не может служить поводом для привлечения к дисциплинарной ответственности.

В нарушение п. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты разби­ рался вопрос о правомерности включения им в договор пункта 3.3, так как в жалобе заявительницы отсутствуют какие­либо претензии, касаю­ щиеся данного пункта договора. Комиссия также не разрешила сущест­ венный вопрос при рассмотрении дисциплинарного производства — умышленно или по грубой неосторожности включен им данный пункт в Договор. Условия п. 3.3 Договора признаны Квалификационной комис­ сией ничтожными, поэтому его условия не могут порождать юридиче­ ских последствий для заявительницы. Дисциплинарное производство проведено с нарушением п. 3 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката, несправедливо, так как жалоба рассмотрена не полно и не всесторонне. Просит отменить решение Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 24 ноября 2008 года В судебном заседании истец М.М.В. на своем иске настаивал, под­ держав доводы искового заявления. Дополнил, что дисциплинарное производство рассматривалось необъективно. Следовало рассматривать вопрос о квалифицированности оказанной им клиенту юридической помощи, а рассматривали вопрос о гонораре, что не входит в компетен­ цию Квалификационной комиссии. При назначении дисциплинарного наказания не учли форму вины — умышленно либо по неосторожности был совершен дисциплинарный проступок.

Представитель ответчика Негосударственной некоммерческой ор­ ганизации — Адвокатской палаты Ульяновской области Малафеев Е. А.

в судебном заседании исковые требования не признал. Пояснил, что ре­ шение Совета Адвокатской палаты Ульяновской области о наложении на истца дисциплинарного взыскания является законным и обосно­ ванным. Истец ошибочно утверждает, что вопрос возврата гонорара не входит в компетенцию Квалификационной комиссии и Совета Адво­ катской палаты. Если согласиться с позицией истца, то теряется сам смысл контроля со стороны органов Адвокатской палаты за право­ мерностью поведения адвокатов, не исполнивших полностью условий договора об оказании юридической помощи доверителям, необосно­ ванно отказывающим в возврате неотработанного гонорара, чем под­ рывается авторитет и конкретного адвоката, и адвокатского сообщества в целом, поскольку такими действиями формируется мнение об адвока­ тах как о финансово нечистоплотных и профессионально недобросо­ вестных юристах.

Своевременный финансовый расчет адвоката со своим доверите­ лем, основанный на добросовестном и разумном определении стоимо­ сти оказанной юридической помощи, входит в круг профессиональных обязанностей адвоката перед своим доверителем. Неисполнение же ад­ вокатом этих обязанностей свидетельствует о том, что адвокат ведет себя по отношению к доверителю нечестно и недобросовестно, подры­ вая тем самым доверие и к себе, и к адвокатскому сообществу, и совер­ шая этим неисполнением дисциплинарный проступок. Именно такой подход к оценке действий истца по отношению к своему доверителю, которому он необоснованно отказал в возврате неотработанного гоно­ рара, зафиксирован в заключении Квалификационной комиссии и в решении Совета Адвокатской палаты.

Рассмотрение вопроса о включении адвокатом пункта 3.3 в договор об оказании юридической помощи вызывалось его логической взаи­ мосвязью с совершенным адвокатом проступком — необоснованном отказе в возврате неотработанного гонорара. Так как включение данно­ го пункта в договор дало возможность истцу отказать своему доверите­ лю в возврате неотработанного гонорара. Следовательно, включение адвокатом М.М.В. в договор об оказании юридической помощи п. 3.3, ущемляющего право доверителя на получение от адвоката неотработан­ ного гонорара, является составной частью дисциплинарного проступ­ ка — незаконном отказе от возврата неотработанного гонорара. Поэто­ му выхода за пределы требований и оснований жалобы заявительницы не допущено. Часть 14 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката не содержит указания на то, что в заключении Квалификационной комиссии должна быть указана форма вины адвоката в совершении проступка. Из объяснений самого адвоката, существа жалобы довери­ тельницы следует, что дисциплинарный проступок адвокат совершил умышленно. Примененная в отношении истца мера дисциплинарного наказания соответствует тяжести проступка, личности нарушителя и степени умаления им авторитета адвокатуры.

Выслушав истца, представителя ответчика, проверив материалы настоящего гражданского дела, ознакомившись с дисциплинарным про­ изводством, суд приходит к следующему.

Истец М.М.В. является адвокатом, включен в реестр адвокатов Ульяновской области. Решением Совета Адвокатской палаты Ульянов­ ской области от 24 ноября 2008 года М.М.В. за нарушение п. 1 ч. 1 ст. Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Фе­ дерации» и ч. 2 ст. 5, ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката объявлено предупреждение.

Основанием для привлечения истца к дисциплинарной ответствен­ ности явилось заключение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ульяновской области от 10 ноября 2008 года о нарушении адво­ катом М.М.В., включившим в договор № 14 от 3 октября 2008 года об оказании юридической помощи пункта 3.3, который препятствует пра­ ву выбора (замены) доверителем своего представителя, и отказываю­ щим доверителю — М.В.Т. в возврате неотработанного гонорара, п. ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Россий­ ской Федерации» и ч. 2 ст. 5, ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами.

Согласно ч. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката адво­ кат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия.

Согласно ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осу­ ществлении профессиональной деятельности адвокат:

1) честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принци­ пиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защи­ щает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Россий­ ской Федерации, законом и настоящим Кодексом;

2) уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживается манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению.

Установлено, что поводом для возбуждения в отношении адвоката М.М.В. дисциплинарного производства явилась жалоба его доверитель­ ницы М.В.Т. В жалобе М.В.Т. указывала, что адвокат не выполнил свою работу, просила принудить адвоката вернуть ей документы, неотрабо­ танный гонорар и деньги за проезд к нему, привлечь адвоката к дис­ циплинарной ответственности. Таким образом, суть жалобы М.В.Т.

сводится к вопросу о возврате ей гонорара, а не о качестве оказанной адвокатом юридической помощи.

Оказание адвокатом М.М.В. юридической помощи доверителю М.В.Т. было оформлено Договором № 14 об оказании юридической по­ мощи от 3 октября 2008 года. В данный Договор адвокатом был включен п. 3.3, предусматривающий, что после вступления договора в силу, в случае если доверители по каким­либо причинам откажутся от испол­ нения адвокатом указанных в договоре действий, вознаграждение за исполнение настоящего договора не возвращается, независимо от вы­ полненной адвокатом на тот момент работы.

Поскольку М.В.Т. в своей жалобе ставила вопрос о возврате неот­ работанного адвокатом гонорара, рассмотрение данного вопроса нахо­ дилось во взаимосвязи с рассмотрением вопроса о включении адвока­ том в Договор об оказании юридической помощи пункта 3.3, дающего право адвокату на отказ в возврате доверителю гонорара при отказе от услуг адвоката независимо от объема выполненной им работы. Что и дало адвокату М.М.В. возможность отказать своей доверительнице воз­ врате неотработанного гонорара.

Доверительница истца — М.В.Т. — имеет преклонный возраст, не имеет специальных познаний в области права, поэтому в своей жалобе она могла и не давать оценку условиям Договора, заключенного между нею и адвокатом, не ссылаться на конкретные пункты данного догово­ ра, а указать лишь на суть своих претензий к адвокату, отказавшему ей в возврате гонорара.

В ходе дисциплинарного производства было установлено, что адво­ кат М.М.В. незаконно включил данный пункт в Договор об оказании юридической помощи, что свидетельствует о нечестном и недобросо­ вестном отношении адвоката к своему доверителю, подрывающим до­ верие как к самому адвокату, так и к адвокатскому сообществу.

Данный пункт в договоре препятствует как получению доверителем от адвоката неотработанного им гонорара, так и возможность обраще­ ния доверителя к другому адвокату, которому также следует произво­ дить оплату за услуги, то есть вновь нести материальные затраты.

Своевременный финансовый расчет адвоката со своим доверите­ лем, отказавшимся от его услуг, основанный на добросовестном и разу­ мном определении стоимости уже оказанной юридической помощи, входит в круг профессиональных обязанностей адвоката перед своим доверителем. Поэтому неисполнение указанных профессиональных обязанностей свидетельствует о совершении адвокатом дисциплинар­ ного проступка.

Было установлено, что адвокат М.М.В. выполнил работу не в пол­ ном объеме, как предусматривалось в Договоре об оказании юридиче­ ской помощи. Однако часть работы им была выполнена, а именно:

адвокат подготовил исковой материал в суд, направил его в суд, кон­ сультировал доверителя, участвовал при проведении беседы судьи со сторонами по данному иску. Поэтому часть гонорара им была, безуслов­ но, отработана.

Однако вплоть до момента рассмотрения дисциплинарного произ­ водства адвокат не принял мер по решению вопроса о возврате неотра­ ботанного гонорара своему доверителю М.В.Т.

Таким образом, включение адвокатом М.М.В. в договор об оказа­ нии юридической помощи М.В.Т. пункта 3.3, ущемляющего ее право на получение от адвоката не отработанного им гонорара, является состав­ ной частью дисциплинарного проступка, совершенного истцом — не­ законном отказе от возврата необработанного гонорара.

Следовательно, ни Квалификационная комиссия, ни Совет Адво­ катской палаты Ульяновской области не вышли за пределы жалобы М.В.Т. при рассмотрении дисциплинарного производства в отношении адвоката М.М.В.

Подтверждением того, что Квалификационная комиссия и Совет Адвокатской палаты Ульяновской области не вышли за пределы своей компетенции, рассматривая вопрос о незаконном отказе адвоката от возврата гонорара, является и то обстоятельство, что указанными орга­ нами Адвокатской палаты Ульяновской области не решался вопрос о размере неотработанного гонорара, не возлагалась на адвоката и обя­ занность по возврату неотработанной части гонорара.

Поэтому вывод Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ульяновской области о наличии в действиях М.М.В. дисциплинарного проступка, выразившегося в необоснованном отказе в возврате довери­ телю неотработанного гонорара и включении в договор об оказании юридической помощи № 14 от 3 октября 2008 года пункта 3.3, препят­ ствующего праву выбора (замены) доверителем своего представителя, является обоснованным и законным.

Истец указывает, что при принятии решения о привлечении его к дисциплинарной ответственности, в нарушение п. 4 ст. 18 Кодекса про­ фессиональной этики адвоката не была определена форма его вины — умышленно либо по неосторожности совершен дисциплинарный про­ ступок.

В соответствии с п. 4 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адво­ ката при определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при ко­ торых он совершен, форма вины, а также иные обстоятельства, которые Советом признаны существенными и приняты во внимание при выне­ сении решения.

Таким образом, форма вины, согласно п. 4 ст. 8 Кодекса професси­ ональной этики адвоката, должна учитываться при назначении дисци­ плинарного наказания, но Кодекс не содержит такого обязательного условия, как указание на форму вины в самом решении Совета Адво­ катской палаты при привлечении адвоката к дисциплинарной ответст­ венности, либо в заключении Квалификационной комиссии Адвокат­ ской палаты.

Так, в ч. 14 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката указа­ но, что заключение квалификационной комиссии должно быть моти­ вированным и обоснованным и состоять из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей.

Во вводной части заключения указываются время и место вынесе­ ния заключения, наименование комиссии, его вынесшей, состав ко­ миссии, участники дисциплинарного производства, повод для возбуж­ дения дисциплинарного производства.

Описательная часть заключения должна содержать указание на предмет жалобы или представления (сообщения), объяснения адвоката.

В мотивировочной части заключения должны быть указаны факти­ ческие обстоятельства, установленные комиссией, доказательства, на которых основаны ее выводы, и доводы, по которым она отвергает те или иные доказательства, а также правила профессионального поведе­ ния адвокатов, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, настоящим Кодексом, которыми руковод­ ствовалась комиссия при вынесении заключения.

Резолютивная часть заключения должна содержать одну из форму­ лировок, предусмотренных пунктом 9 настоящей статьи.

Согласно п. 6 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката ре­ шение Совета должно быть мотивированным и содержать конкретную ссылку на правила профессионального поведения адвоката, предусмот­ ренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, настоящим Кодексом, в соответствии с которыми квалифицировалось действие (бездействие) адвоката.

Из текста решения Совета Адвокатской палаты Ульяновской обла­ сти от 24 ноября 2008 года об объявлении адвокату М.М.В. предупре­ ждения усматривается, что при принятии данного решения учитывалась и вина истца, и тяжесть совершенного им проступка, факт привлечения его к дисциплинарной ответственности впервые, а также то обстоятель­ ство, что М.М.В. так и не принял реальных мер по возврату своей дове­ рительнице неотработанного гонорара.

То есть при определении меры дисциплинарного наказания учиты­ вались конкретные обстоятельства совершенного адвокатом дисципли­ нарного проступка, решение является мотивированным.

Судом также установлено, что при привлечении истца к дисципли­ нарной ответственности не было допущено нарушений и процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности.

Дисциплинарное производство возбуждено на основании поста­ новления президента Адвокатской палаты Ульяновской области от 24 октября 2008 года в связи с поступлением жалобы гр. М.В.Т.

Соблюдены все стадии дисциплинарного производства — разбира­ тельство в Квалификационной комиссии Адвокатской палаты и разби­ рательство в Совете Адвокатской палаты.

Дисциплинарное дело в отношении адвоката М.М.В. рассмотрено в сроки, установленные статьями 23 и 24 Кодекса профессиональной этики адвоката.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что привлечение М.М.В. к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения яв­ ляется законным и обоснованным.

Оснований для удовлетворения иска не имеется.

Руководствуясь ст. 194–198 ГПК РФ, суд РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований М.М.В. к Негосударствен­ ной некоммерческой организации — Адвокатской палате Ульяновской области об отмене решения Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 24 ноября 2008 года об объявлении адвокату М.М.В. преду­ преждения, отказать.

Решение может быть обжаловано в течение 10 дней в Ульяновский областной суд через Ленинский районный суд г. Ульяновска.

Федеральный судья И.

Материал № 34. Дисциплинарное производство в отношении адвоката л.р.Ф.

Неисполнение адвокатом соглашения об оказании доверителю юридической помощи, сопряженное с отказом от возврата гонорара, в связи с чем дове­ ритель взыскал его с адвоката в судебном порядке, свидетельствует о на­ рушении адвокатом пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ульяновской области 16 марта 2009 года г. Ульяновск Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Ульяновской обла­ сти в составе: председателя комиссии Чернышова В. И., членов комис­ сии, рассмотрев в закрытом заседании материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Л.Р.Ф., возбужденного президентом Адвокатской палаты Ульяновской области Чернышовым В. И. 16 фев­ раля 2008 года по жалобе гр. Б.Ю.В., в которой сообщается о неис­ полнении указанным адвокатом договора об оказании юридической помощи, заключенного 30 октября 2008 года, и о невозврате им неот­ работанного гонорара и документов, установила:

В свей жалобе гр. Б.Ю.В. сообщает, что в конце октября 2008 года он заключил договор с адвокатом Л.Р.Ф. на оказание юридических услуг, которые заключались в составлении апелляционной жалобы на реше­ ние суда и представительстве интересов в суде. В соответствии с догово­ ром он, Б.Ю.В., оплатил адвокату Л.Р.Ф. гонорар в сумме 5000 руб., а последний выписал квитанцию на указанную сумму.

После этого у нотариуса была оформлена доверенность на имя ад­ воката Л.Р.Ф., уполномочивающая представлять его интересы в суде.

При этом он, Б.Ю.В., передал адвокату Л.Р.Ф. решение суда, которое необходимо было обжаловать.

Прошло 4 месяца, но апелляционная жалоба адвокатом Л.Р.Ф. так и не была подана, а срок ее подачи истек, в результате чего он, Б.Ю.В., упустил возможность вернуть по апелляционной жалобе 30 000 руб., а также утратил деньги, уплаченные за услуги.

Договор на оказание юридических услуг был составлен неграмот­ но;

указана неверная дата его заключения — «11 апреля 2008 года», хотя договор был подписан 30 октября 2008 года после вынесения судом ре­ шения 23 октября 2008 года.

В настоящее время, по утверждению заявителя, адвокат Л.Р.Ф. не хочет разговаривать с ним и на телефонные звонки не отвечает. Послед­ ний разговор по телефону, в ходе которого адвокат Л.Р.Ф. обещал вер­ нуть решение суда, состоялся 30 декабря 2008 года Тогда же адвокат Л.Р.Ф. заверял, что апелляционная жалоба была подана и скоро ожидает­ ся результат, только нужно подождать 2–3 месяца. Он, Б.Ю.В., обратил­ ся в суд, но там ему ответили, что апелляционная жалоба не поступала.

В заключение своей жалобы гр. Б.Ю.В. просит разобраться в дан­ ной ситуации и потребовать у адвоката Л.Р.Ф. возвращения уплаченных ему по договору денег и восстановить сроки подачи апелляционной жа­ лобы в суд, а также лишить адвоката Л.Р.Ф. права заниматься адвокат­ ской деятельностью.

К своей жалобе гр. Б.Ю.В. приобщил ксерокопии доверенности, квитанции, договора на оказание юридических услуг, в котором датой составления указано 11 апреля 2008 года.

Согласно п. 1 этого договора адвокатский кабинет в лице Л.Р.Ф.

принимает на себя обязательства по изучению предоставленных доку­ ментов, по подготовке апелляционной жалобы в суд и представитель­ ство интересов, а в случае положительного решения осуществить необ­ ходимые действия по исполнению судебного решения.

Согласно ксерокопии квитанции № 00549 гр. Б.Ю.В. оплатил адво­ кату Л.Р.Ф. 5000 руб. 31 октября 2008 года за составление апелляцион­ ной жалобы и представительство интересов при рассмотрении жалобы.

В ксерокопии доверенности, оформленной на Л.Р.Ф., указана дата ее выдачи — 1 ноября 2008 года.

На заседании Квалификационной комиссии АПУО гр. Б.Ю.В. под­ держал доводы своей жалобы и дополнительно сообщил, что он просил адвоката Л.Р.Ф. составить апелляционную жалобу на решение мирового судьи в связи с тем, что суд в решении допустил ошибку при исчисле­ нии размера неустойки, подлежащей взысканию с ООО «Теплые окна», определив его в 1272 руб. 07 коп., хотя этот размер должен быть значи­ тельно большим, до 30 000 руб.;

кроме того, Б.Ю.В. утверждал, что до сегодняшнего дня, то есть 16 марта 2009 года, адвокат Л.Р.Ф. с ним не связывался и никаких мер по примирению не предпринимал, и что он, Б.Ю.В., уже предъявил к этому адвокату судебный иск о возмещении вреда.

Адвокат Л.Р.Ф. в день рассмотрения материалов дисциплинарного производства Квалификационной комиссией АПУО представил корот­ кое письменное объяснение в связи с жалобой Б.Ю.В., указав в нем, что апелляционную жалобу он составил и направил ее в суд заказным пись­ мом, что подтверждается, по его мнению, почтовой квитанцией от 5 ноября 2008 года. После этого он отбыл в командировку в г. Москву, где пробыл до 11 марта 2009 года;

о жалобе Б.Ю.В. он узнал после ее по­ лучения.

В подтверждение своего объяснения адвокат Л.Р.Ф. представил по­ чтовую квитанцию серии УЛ № 446609 от 5 ноября 2008 года на отправ­ ку заказного письма в «Ленинский мировой суд» из почтового отделе­ ния, расположенного в р. п. Ишеевка Ульяновской области.

На предложение президента АПУО представить копию апелляци­ онной жалобы на решение мирового судьи адвокат Л.Р.Ф. пообещал сделать это в «ближайшее время», но своего обещания не выполнил и копию этой жалобы не представил, на заседании Квалификационной комиссии АПУО не присутствовал.

Рассмотрев и оценив все материалы дисциплинарного производ­ ства, Квалификационная комиссия приходит к следующему:

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельно­ сти и адвокатуре в Российской Федерации» и с ч. 1 ст. 8 Кодекса про­ фессиональной этики адвоката при осуществлении своей профес­ сиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности.

Адвокат Л.Р.Ф., заключив с гр. Б.Ю.В. 30 октября 2008 года договор на оказание доверителю юридической помощи в виде составления и по­ дачи апелляционной жалобы на решение мирового судьи судебного участка № 8 Ленинского района г. Ульяновска от 23 октября 2008 года, представительства при рассмотрении этой жалобы и на участие в испол­ нительном производстве, и получив за эту работу гонорар в 5000 руб., свои договорные обязанности не выполнил, то есть апелляционную жа­ лобу не составил и не подал и, соответственно, не участвовал в суде апелляционной инстанции, а также не возвратил доверителю неотрабо­ танный гонорар, поступив, тем самым, в отношении Б.Ю.В. нечестно и недобросовестно.

Делая этот вывод, Квалификационная комиссия полностью дове­ ряет доводам жалобы гр. Б.Ю.В. и отвергает утверждения адвоката Л.Р.Ф. о том, что он составил и подал апелляционную жалобу, поскольку убедительными доказательствами адвокат свои утверждения не под­ твердил. Квитанцию на отправку заказного письма Квалификационная комиссия рассматривает как не относимое к данному делу доказатель­ ство, поскольку в ней не указан адрес мирового суда, и из нее невозмож­ но сделать вывод о содержимом письма.

Кроме того, Квалификационная комиссия считает, что адвокат Л.Р.Ф. должен был не только подать апелляционную жалобу, но и по­ интересоваться в мировом суде ее судьбой, то есть поступила ли она в суд и на какое время назначено ее рассмотрение в суде апелляционной инстанции, где, согласно договора, он должен был представлять инте­ ресы своего доверителя Б.Ю.В.

Убытие адвоката в командировку в г. Москву никоим образом не освобождает его от исполнения своих договорных обязанностей перед Б.Ю.В., в связи с чем Квалификационная комиссия отвергает и этот до­ вод адвоката Л.Р.Ф., приведенный им в свое оправдание.

Квалификационная комиссия особо отмечает небрежность, с кото­ рой адвокатом Л.Р.Ф. был составлен договор на оказание юридических услуг Б.Ю.В.: хотя фактически договор был составлен 30 октября 2008 года, он датирован «11 аперля» 2008 года;

город поименован как «Ульянловск», а адвокатский кабинет неоднократно именуется «юриди­ ческой консультацией». Кроме того, п. 8 договора противоречит нор­ мам адвокатской этики.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Ад­ вокатской палаты Ульяновской области дает заключение о нарушении адвокатом Л.Р.Ф. п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. 1 ст. 8 Кодекса профессио­ нальной этики адвоката.

Председатель Квалификационной комиссии АПУО, В. И. Чернышов ПРИЛОЖЕНИЕ ЗАОЧНОЕ РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 24 марта 2009 года Дело № 2­721/09 г. Ульяновск Мировой судья судебного участка № 8 Ленинского района г. Ульянов­ ска, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б.Ю.В. к Л.Р.Ф. о расторжении договора, взыскании денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, установил:

Б.Ю.В. обратился в суд с иском к Л.Р.Ф. о защите прав потребите­ лей. Исковые требования мотивированы тем, что 28 октября 2008 года между ним и ответчиком был заключен договор на оказание юридиче­ ских услуг. Согласно данному договору ответчик должен был подгото­ вить апелляционную жалобу на решение мирового судьи и осуществить представительство его интересов в суде. 31 октября 2008 года он оплатил ответчику 5000 руб., передал все необходимые документы, оформил доверенность на имя Л.Р.Ф. и Г.Н.С. на представление интересов в суде, за что оплатил 550 руб. Л.Р.Ф. устно заверил его, что в установленный срок подаст апелляционную жалобу. По истечении срока подачи жало­ бы, он созвонился с ответчиком, тот заверил, что все сделал, сказал, что рассмотрение жалобы перенесено. После обращения на судебный уча­ сток № 8 Ленинского района г. Ульяновска, где было вынесено решение, ему сообщили, что апелляционная жалоба не была подана. В связи с этим, просит расторгнуть с ответчиком договор на оказание юриди­ ческих услуг, взыскать с ответчика оплаченные 5000 руб., неустойку 5000 руб., расходы по оформлению доверенности в размере 550 руб., компенсацию морального вреда 5000 руб.

В судебном заседании Б.Ю.В. уточнил исковые требования, просил расторгнуть с ответчиком договор на оказание юридических услуг, взыскать с ответчика оплаченные 5000 руб., взыскать с ответчика про­ центы за пользование чужими денежными средствами с 1 ноября 2008 года по день вынесения решения, расходы по оформлению до­ веренности 550 руб., компенсацию морального вреда 5000 руб. Указал, что фактически договор на оказание юридических услуг с ответчиком был заключен 30 октября 2008 года, денежные средства в размере 5000 руб. он оплатил ответчику 31 октября 2008 года, передал в этот же день решение мирового судьи судебного участка № 8 Ленинского рай­ она г. Ульяновска, которое хотел обжаловать, оформил доверенность на представление интересов в суде, но ответчик принятые на себя обяза­ тельства не исполнил. Неоднократные обращения и звонки ответчику результатов не дали.

Ответчик Л.Р.Ф. в судебное заседание не явился, о дне и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом.

Представитель Адвокатской палаты Ульяновской области в судеб­ ное заседание не явился, просил рассмотреть дело в свое отсутствие. В представленном суду отзыве указано, что в соответствии с ч. 6 ст. 29 Фе­ дерального закона от 31 мая 2002 года № 63­ФЗ «Об адвокатской дея­ тельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокаты не отвечают по обязательствам адвокатской палаты, а адвокатская палата не отвеча­ ет по обязательствам адвокатов. Жалоба Б.Ю.В. на действия адвоката Л.Р.Ф. была рассмотрена в порядке дисциплинарного производства Квалификационной комиссией Адвокатской палаты Ульяновской об­ ласти 16 марта 2009 года, вынесено заключение. Окончательное реше­ ние по дисциплинарному производству будет принято Советом Адво­ катской палаты Ульяновской области 13 апреля 2009 года Суд рассматривает дело в порядке заочного судопроизводства, ис­ тец не возражает.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ суд дает оценку тем доводам и до­ казательствам, которые были представлены сторонами и исследовались в судебном заседании. Дело рассматривается в пределах заявленных требований.

Согласно ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг ис­ полнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Судом установлено, что 30 октября 2008 года между Б.Ю.В. и адво­ катом Л.Р.Ф. был заключен договор на оказание юридических услуг, в частности на изучение представленных документов, составление апел­ ляционной жалобы на решение мирового судьи, представительство при рассмотрении указанной жалобы и на участие в исполнительном произ­ водстве (п. 1 договора). В соответствии с п. 2 договора Б.Ю.В. оплатил ответчику 5000 руб., что подтверждается квитанцией № 00549 от 31 ок­ тября 2008 года 1 ноября 2008 года истец оформил доверенность на Л.Р.Ф. на представление его интересов и ведении дел в суде. На день рассмотрения дела в суде, принятые ответчиком на себя обязательства не исполнены.

Статьями 309,130 ГК РФ установлено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обяза­ тельства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от обязательства и одностороннее изменение его условий не до­ пускаются.

Согласно ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при суще­ ственном нарушении договора другой стороной. При этом существен­ ным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лиша­ ется того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В рассматриваемом споре подобным нарушением является неис­ полнение ответчиком принятых на себя обязательств по составлению и подачи апелляционной жалобы на решение мирового судьи, представи­ тельства при рассмотрении данной жалобы в условиях отсутствия ре­ ального обеспечения исполнения данных обязательств.

С учетом вышеприведенных правовых норм заключенный договор оказания юридических услуг суд полагает подлежащим расторжению, а переданные по договору денежные средства — возвращению истцу.

В соответствии со ч. 1 ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денеж­ ными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного по­ лучения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате процен­ ты на сумму этих средств. При этом размер процентов определяется су­ ществующей в месте жительства кредитора учетной ставки банковского процента на день исполнения денежного обязательства. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредито­ ра, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявле­ ния иска или на день вынесения решения.

Таким образом, суд полагает требования истца о взыскании с от­ ветчика процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 1 ноября 2008 года по 24 марта 2009 года обоснованными и подлежащими удовлетворению исходя из следующего расчета: 5000 руб.

х 13 % : 360 х 144 дня = 260 руб.

Согласно ч. 5 ст. 453 ГК РФ если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Учитывая изложенное с ответчика в пользу истца подлежат взыска­ нию убытки в виде расходов на оформление доверенности в размере 550 руб. Указанные расходы истца подтверждаются справкой № 205, выданной нотариусом г. Ульяновска Н.

Вместе с тем, требования истца о взыскании компенсации мораль­ ного вреда не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Статьей 151 ГК РФ предусмотрено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действи­ ями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посяга­ ющими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возло­ жить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), на­ рушающими имущественные права гражданина, подлежит компенса­ ции в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

Закон РФ «О защите прав потребителей» регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнения работ, оказания услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об изготовителях (исполнителях, продавцах), про­ свещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

В рассматриваемом споре правоотношения сторон таковыми не яв­ ляются, следовательно, оснований для взыскания компенсации мо­ рального вреда за нарушение договорных обязательств не имеется.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию госпошлина в размере 210 руб. 40 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194–199, 233 ГПК РФ, мировой судья РЕШИЛ:

Исковые требования Б.Ю.В. к Л.Р.Ф. о расторжении договора, взыскании денежных средств, процентов за пользование чужими де­ нежными средствами, компенсации морального вреда, удовлетворить частично.

Расторгнуть договор на оказание юридических услуг, заключенный между Б.Ю.В. к Л.Р.Ф.

Взыскать с Л.Р.Ф. в пользу Б.Ю.В. 5000 (пять тысяч) руб., проценты за пользование чужими денежными средствами 260 (двести шестьдесят) руб., расходы по оформлению доверенности в размере 550 (пятьсот пятьдесят) руб.

В остальной части иска Б.Ю.В. отказать.

Взыскать с Л.Р.Ф. госпошлину в доход местного бюджета в размере 210 (двести десять) руб. 40 коп.

Ответчик, не присутствовавший в судебном заседании, вправе подать в суд, вынесший заочное решение, заявление о пересмотре этого решения в течение 7 дней со дня вручения ему копии этого ре­ шения.

Заочное решение может быть обжаловано в Ленинский районный суд через мирового судью в течение 10 дней по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения, а в случае если такое заявление подано — в течение 10 дней со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

Мировой судья См. также:

Материал № Статья 7 п. 1 пп. 2 («Адвокат обязан: …2) исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судо­ производстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом») См.: Материал № Статья 7 п. 1 пп. 4 («Адвокат обязан: …исполнять решения органов ад­ вокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной па­ латы адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компе­ тенции») См.: указания к пункту 6 статьи 15 Кодекса профессиональной эти­ ки адвоката Статья 7 п. 1 пп. 5 («Адвокат обязан:… ежемесячно отчислять за счет по­ лучаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокатской палаты в порядке и в размерах, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации…») Материал № 22. Дисциплинарное производство в отношении адвоката к.н.а.

Систематическое игнорирование адвокатом решений Адвокатской па­ латы об отчислении средств на ее содержание и обязанности лично или материально участвовать в оказании юридической помощи по уголовным делам по назначению органа дознания, органа предварительного следствия, прокурора или суда (п. 6, 7 ст. 15 КПЭА) несовместимо со статусом ад­ воката.

РЕШЕНИЕ Совета Адвокатской палаты Ульяновской области 31 июля 2006 года г. Ульяновск Совет Адвокатской палаты Ульяновской области, рассмотрев в закры­ том заседании материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката К.Н.А., возбужденного президентом АПУО Чернышовым В. И.

14 июля 2006 года по представлению вице­президента АПУО Чагинско­ го В. В. о неисполнении указанным адвокатом в течение 6­ти месяцев финансовых обязанностей перед АПУО и ФПА РФ, непредставлении сведений об Адвокатском кабинете и о фактическом неучастии данного адвоката в работе по назначению в порядке ст. 50 УПК РФ по графику дежурств адвокатов Н­ского района, УСТАНОВИЛ:

Квалификационная комиссия АПУО 24 июля 2006 года дала заклю­ чение о нарушении адвокатом К.Н.А. пп. 2 п. 1, пп. 5 п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 21, п. 9 ст. 29, п. 7 ст. 35 Федерального Закона «Об адвокатской деятель­ ности и адвокатуре в Российской Федерации», ч. 6, 7 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, решений Второго Всероссийского съезда адвокатов России от 8 апреля 2005 года и годовой конференции адвокатов Ульяновской области от 28 января 2006 года, решений Совета АПУО от 31 октября 2005 года, от 26 декабря 2005 года, от 28 января 2006 года Эти нарушения выразились в следующем:

I. В соответствии с п. 5 п. 1 ст. 7, п. 9 ст. 29, п. 7 ст. 35 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федера­ ции» (далее — Закон об адвокатуре) каждый адвокат обязан ежемесячно вносить платежи на общие нужды региональной и Федеральной палаты адвокатов в размерах, установленных решениями их компетентных органов.

В 2006 году все адвокаты Ульяновской области обязаны ежемесячно уплачивать:

1) на основании решения годовой конференции адвокатов Улья­ новской области от 28 января 2006 года — 360 руб. на содержание Адво­ катской палаты Ульяновской области;


2) на основании решения второго всероссийского съезда адвокатов России от 8 апреля 2005 года — 50 руб. на содержание Федеральной пала­ ты адвокатов России.

Решением Учредительной конференции АПУО от 23 ноября 2002 года постановлено, что ежемесячные взносы за прошедший (от­ четный) месяц должны быть внесены адвокатом до 10 числа следующе­ го за отчетным месяца.

По сведениям бухгалтерии Адвокатской палаты Ульяновской области, адвокат К.Н.А. не исполняет своих вышеуказанных обязанностей перед АПУО и ФПА РФ в течение 6­ти месяцев, в связи с чем его общая финан­ совая задолженность по состоянию на 10 июля 2006 года составила 2460 руб.

Несмотря на неоднократные напоминания об имеющейся задол­ женности, адвокат К.Н.А. на них должным образом не реагировал без уважительных на то причин.

II. В соответствии со ст. 21 Закона об адвокатуре адвокат, учредив­ ший адвокатский кабинет, должен в установленном порядке сообщить в Совет Адвокатской палаты сведения о месте нахождения данного адво­ катского кабинета и порядке осуществления телефонной, телеграфной, почтовой и иной связи между Советом Палаты и адвокатом.

Начиная с 1 сентября 2003 года адвокат К.Н.А. осуществляет дея­ тельность индивидуально, в учрежденном им Адвокатском кабинете по адресу: Ульяновская область, р. п. Н.

Однако вся почтовая корреспонденция, направляемая на имя адво­ ката К.Н.А. по данному адресу, возвращается в АПУО с пометкой почты «Адресат по указанному адресу не проживает». Отсутствие Адвокатско­ го кабинета К.Н.А. и самого адвоката К.Н.А. по данному адресу под­ тверждается как адвокатами АПУО, проживающими и работающими в р. п. Н., так и лично самим адвокатом К.Н.А.

Так, во время многочисленных телефонных разговоров с данным адвокатом, он утверждал, что постоянно проживает и работает в г. То­ льятти Самарской области, а в доме по адресу: р.п. Н., никто не прожи­ вает. На неоднократные просьбы сообщить свой почтовый адрес адво­ кат К.Н.А. не реагирует.

Между тем, из­за возврата в АПУО почтовой корреспонденции по причине невозможности ее вручения адресату, адвокат К.Н.А. не был ознакомлен с такими важными решениями Совета АПУО, как:

— решение Совета АПУО от 7 февраля 2005 года о работе по уголов­ ным делам по назначению;

— решение Совета АПУО от 31 октября 2005 года о формировании Реестра адвокатских образований и филиалов адвокатских образований по Ульяновской области (в том числе запрос документов в реестровое дело адвокатского кабинета);

— решение Совета АПУО от 5 декабря 2005 года о проведении об­ щего собрания членов АПУО 24 декабря 2005 года;

— решение Совета АПУО от 26 декабря 2005 года о проведении го­ довой конференции членов АПУО в связи со срывом общего собрания;

— решение Совета АПУО от 26 декабря 2005 года о работе по уго­ ловным делам по назначению с 1 января 2006 года (о личном и матери­ альном участии в этой работе);

— решение Совета АПУО от 28 января 2006 года о предоставлении в ФПА сведений об объеме юридической помощи малоимущим гражда­ нам (об учете и ежемесячном представлении данных сведений в АПУО);

— решение Совета АПУО от 28 января 2006 года о графиках де­ журств адвокатов для работы по уголовным делам по назначению;

— решение Совета АПУО от 26 июня 2006 года о проведении научно­практической конференции адвокатов Ульяновской области 8 июля 2006 года.

Соответственно этому, адвокат К.Н.А. не принимал участие в про­ водимых Адвокатской палатой мероприятиях (общем собрании, годо­ вой конференции, научно­практической конференции);

не представил в АПУО статистический отчет за 2005 год;

не представляет ежемесячно в обязательном для всех адвокатских образований порядке сведения об оказанной бесплатно юридической помощи;

не получал номера ин­ формационно­практического вестника АПУО «Симбирский адвокат»

и, как следствие, не ознакомлен с опубликованной для сведения всех адвокатов Ульяновской области информацией (имеются почтовые воз­ враты этих писем и бандеролей).

Таким образом, адвокат К.Н.А. в течение длительного времени про­ должает нарушать п. 2 ст. 21 Закона об адвокатуре, согласно которой представление точных сведений о порядке осуществления почтовой и иной связи между адвокатским кабинетом и Адвокатской палатой явля­ ется прямой обязанностью адвоката.

До настоящего времени никаких известий от адвоката К.Н.А. не поступало;

местонахождение его не известно, при наборе номера сото­ вого телефона автоответчик оператора сотовой связи сообщает, что «абонент в сети не зарегистрирован». Никакой иной связи с адвокатом К.Н.А. не имеется.

Кроме того, адвокат К.Н.А. не исполняет выше названные реше­ ния Совета АПУО, что является нарушением п. 9 ст. 29 Закона об адво­ катуре и ч. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которым решения органов адвокатской палаты являются обязательны­ ми для всех ее членов.

III. В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятель­ ности и адвокатуре в РФ» адвокат обязан исполнять требования зако­ на об обязательном участии в качестве защитника в уголовном судопро­ изводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда.

Тот факт, что адвокат К.Н.А. фактически постоянно проживает и работает на территории Самарской области в г. Тольятти, свидетельст­ вует о том, что он вообще не осуществляет работу по уголовным делам по назначению правоохранительных органов и суда:

— ни в Ульяновской области (поскольку фактически находится по­ стоянно в г. Тольятти), что подтверждается справкой адвокатов Н­ского района Ульяновской области (где зарегистрирован Адвокатский каби­ нет К.Н.А.);

— ни по месту своего пребывания в Самарской области (поскольку он не может быть включен в график дежурств адвокатов Самарской об­ ласти, так как состоит в реестре адвокатов Ульяновской области и рабо­ тает в Адвокатском кабинете, зарегистрированном на территории Улья­ новской области).

Более того, во время телефонного разговора по номеру сотовой связи № … между управделами АПУО Коруховой Ю. Н. и адвокатом К.Н.А., который состоялся 4 апреля 2006 года в 14 ч. 50 мин., до указан­ ного адвоката повторно была доведена информация о необходимости обязательного личного либо материального участия адвокатов в работе по назначению в порядке ст. 50 УПК РФ.

Во время этого разговора адвокат К.Н.А. подтвердил, что он дейст­ вительно не работает по назначению по графику дежурств адвокатов Н­ского района, поскольку фактически постоянно проживает в г. То­ льятти («на съемной квартире»), а также сказал, что в связи с этим он, адвокат К.Н.А., будет участвовать в работе по назначению материаль­ но и представит соответствующее заявление в АПУО в начале мая 2006 года.

Поскольку до настоящего времени подобного заявления в Совет АПУО не поступило, то адвокат К.Н.А. продолжает игнорировать тре­ бование закона и решения АПУО об обязательном участии адвокатов в работе по уголовным делам по назначению.

Таким образом, адвокат К.Н.А. в течение 6­ти месяцев 2006 года фактически не участвовал в работе адвокатов Н­ского района по назна­ чению правоохранительных органов и суда и не исполнял соответству­ ющие решения Совета АПУО, что является нарушением пп. 2 п. 1 ст. 7, п. 9 ст. 29 Закона об адвокатуре и ч. 6, 7 ст. 15 Кодекса профессиональ­ ной этики адвоката.

Рассмотрев и оценив все материалы дисциплинарного производ­ ства и заключение Квалификационной комиссии АПУО, Совет АПУО находит его законным и обоснованным, в связи с чем адвокат К.Н.А.

подлежит дисциплинарной ответственности.

При определении меры этой ответственности Совет АПУО исходит из того, что в течение длительного времени адвокат К.Н.А. никаким об­ разом не участвует в жизни и работе Адвокатской палаты Ульяновской области, полностью утратив с ней профессиональные отношения, что делает невозможным его дальнейшее пребывание в адвокатском сооб­ ществе Ульяновской области.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты Улья­ новской области, РЕШИЛ:

За систематические нарушения пп. 2 п. 1, пп. 5 п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 21, п. 9 ст. 29, п. 7 ст. 35 Федерального Закона «Об адвокатской деятель­ ности и адвокатуре в Российской Федерации», ч. 6, 7 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, решений Второго Всероссийского съезда адвокатов России от 8 апреля 2005 года и годовой конференции адвокатов Ульяновской области от 28 января 2006 года, решений Совета АПУО от 31 октября 2005 года, от 26 декабря 2005 года, от 28 января 2006 года прекратить статус адвоката К.Н.А. по пп. 2, 3 п. 2 ст. 17 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» с 31 июля 2006 года.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, В. И. Чернышов РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 28 декабря 2006 года Дело № 2­4687/2006 г. Ульяновск [извлечение] Ленинский районный суд г. Ульяновска в составе судьи К. при секретаре Б., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К.Н.А. к Адвокатской Палате Ульяновской области об отмене ре­ шения Совета Адвокатской Палаты Ульяновской области и восстанов­ лении статуса адвоката, УСТАНОВИЛ:

…Выслушав пояснения сторон, свидетелей, исследовав материалы гражданского дела, суд находит исковые требования истца не подлежа­ щими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, пол­ ном, объективном и непосредственном исследовании всех имеющихся в деле доказательств.

Судом установлено, что постановлением от 14 июля 2006 года пре­ зидента Адвокатской палаты Ульяновской области в отношении адвоката К.Н.А. было возбуждено дисциплинарное производство на основании представления вице­президента АПУО Чагинского В. В. о неисполне­ нии истцом финансовых обязанностей перед АПУО и ФПА РФ, не­ представлении сведений об адвокатском кабинете и о фактическом не­ участии в работе по назначению в порядке ст. 50 УПК РФ по графику дежурств адвокатов Н­ского района.


Поводом для возбуждения дисциплинарного производства послу­ жило указанное выше представление, основанное на факте наличия финансовой задолженности К.Н.А. за 6 месяцев 2006 года в сумме 2460 руб. по ежемесячным взносам в АПУО и ФПА РФ, непредставле­ ния К.Н.А точных сведений о порядке почтовой и иной связи между адвокатским кабинетом истца и Адвокатской палатой, поскольку на протяжении всего 2005 года вся почтовая корреспонденция, направлен­ ная в адрес его кабинета, возвращается, а в телефонных разговорах К.Н.А. не сообщает свой адрес проживания в г. Тольятти, ввиду чего он не был ознакомлен с решениями Совета АПУО, кроме того, К.Н.А.

фактическим не участвовал в работе адвокатов Н­ского района по на­ значению правоохранительных органов и суда.

Результаты проведения проверки по данному представлению были вынесены на заседание Квалификационной комиссии 24 июля 2006 го­ да, которая пришла к выводу, что адвокат К.Н.А. нарушил пп. 2 п. 1, пп. 5 п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 21, п. 9 ст. 29, п. 7 ст. 35 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», ч. 6, 7 ст. 15 КПЭА, решения Второго Всероссийского съезда адвокатов России от 8 апреля 2005 года и го­ довой конференции адвокатов Ульяновской области от 28 января 2006 года, а также указанных в заключении решений Совета Адвокат­ ской палаты Ульяновской области (31 октября 2005 года, 26 декабря 2005 года, 28 января 2006 года). Данное решение Квалификационной комиссии истцом в судебном заседании не оспаривалось. Требований о признании его незаконным суду не заявлялось, в силу чего суд не ис­ следует данное решение, процедуру его принятия на предмет законно­ сти и обоснованности.

В соответствии со ст. 22 КПЭА дисциплинарное производство включает в себя следующие стадии: разбирательство в квалификацион­ ной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ, разбирательство в со­ вете адвокатской палаты субъекта РФ.

В соответствии со ст. 24 КПЭА Совет должен принять решение по каждому дисциплинарному производству на основании заключения квалификационной комиссии на позднее одного месяца с момента его вынесения, обеспечив приглашение на заседание участников дисци­ плинарного производства. Совет при разбирательстве не вправе пере­ сматривать выводы заключения комиссия в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за переделы жалобы, представления и заключения комиссии. Предоставление новых доказа­ тельств не допускается.

Решением Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 31 июля 2006 года за систематическое нарушение требований пп. 2 п. 1, пп. 5 п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 21, п. 9 ст. 29, п. 7 ст. 35 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», ч. 6, 7 ст. 15 КПЭА, решений Второго Всероссийского съезда адвокатов России от 8 апреля 2005 года и годо­ вой конференции адвокатов Ульяновской области от 28 января 2006 года, решений Совета АПУО от 31 октября 2005 года, от 26 декабря 2005 года, от 28 января 2006 года прекращен статус адвоката К.Н.А. по пп. 2, 3, п. ст. 17 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» с 31 июля 2006 года.

В соответствии с пп. 2, 3 п. 2 ст. 17 ФЗ РФ «Об адвокатской деятель­ ности и адвокатуре в РФ» (далее по тексту Закона) статус адвоката мо­ жет быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведе­ ния об адвокате, на основании заключения квалификационной комис­ сии при нарушении адвокатом норм кодекса профессиональной этики адвоката;

неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом реше­ ний органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции.

Судом установлено, что истец с 1995 года занимается адвокатской деятельностью, до июня 2003 года входил в состав Ульяновской област­ ной коллегии адвокатов № 2, с 1 сентября 2003 года осуществлял свою деятельность в качестве адвоката с открытием адвокатского кабинета по адресу: Ульяновская область, р. п. Н., ул. _, _.

В силу п. 2 ст. 21 Закона об учреждении адвокатского кабинета ад­ вокат направляет в совет адвокатской палаты заказным письмом уве­ домление, в котором указываются сведения об адвокате, место нахож­ дения адвокатского кабинета, порядок осуществления телефонной, те­ леграфной, почтовой и иной связи между советом адвокатской палаты и адвокатом.

Судом установлено, что действительно, при учреждении адвокат­ ского кабинета истцом предоставлялись ответчику сведения о месте на­ хождения данного кабинета. Однако, вся заказная корреспонденция в 2005—2006 году, направляемая ответчиком в адрес истца, возвращалась истцу с отметками почтового отделения о не проживании адресата по указанному адресу. Истцом данные обстоятельства не оспаривались, а утверждалось о временном его проживании в г. Тольятти Самарской области.

Однако, доказательств сообщения истцом ответчику адреса факти­ ческого места нахождения его адвокатского кабинета суду не представ­ лено. Не добыто подобных доказательств и судом.

С учетом данных обстоятельств, суд полагает, что истцом действи­ тельно нарушен п. 2 ст. 21 Закона, поскольку он не поставил в извест­ ность Адвокатскую палату Ульяновской области о смене места нахождения его адвокатского кабинета. Истцом весь этот период осуществлялась адвокатская деятельность, что им не отрицалось в судебном заседании.

Следовательно, он должен был известить Адвокатскую плату Ульянов­ ской области о временном изменении места нахождения (длящемся с февраля 2005 года) его адвокатского кабинета.

Истец мотивировал данные действия тяжелой болезнью, судом ему предоставлялась возможность предоставить доказательства в подтверж­ дение своих доводов. Тем не менее, доказательств стационарного кли­ нического лечения истцом суду не было предоставлено.

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 7 Закона адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защит­ ника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, а также ока­ зывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бес­ платно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В соответствии со ст. 50 УПК РФ защитник приглашается подозре­ ваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечива­ ется дознавателем, следователем, прокурором или судом.

Истец в судебном заседании не отрицал, что он ведет свою адвокат­ скую деятельность на территории другого субъекта федерации — Са­ марской области.

Данные обстоятельства подтверждаются следующими сведениями:

докладной запиской заведующего Н­ским филиалом УОКА, сведения­ ми Управления Судебного Департамента Ульяновской области об отсут­ ствии выплат истцу за период с 1 января 2005 года по 30 ноября 2006 года, УВД Н­ского района Ульяновской области о неучастии истца в качестве адвоката за период с 2005—2006 годов, председателя Н­ского районного суда о неучастии истца по назначению в период с 2005—2006 годов. Не доверять данным сведениям у суда оснований не имеется, не оспарива­ лись они в судебном заседании и самим истцом.

В силу ч. 7 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее по тексту КПЭА) адвокат обязан участвовать лично или материально в оказании юридической помощи бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, или по назначению органа дознания, органа предварительного следствия, про­ курора или суда в порядке, определяемом адвокатской палатой субъекта Российской Федерации.

Во исполнение требований Закона и КПЭА Адвокатской палатой Ульяновской области 26 декабря 2005 года было принято решении о том, что с 1 января 2006 года все члены АПУО обязаны принимать уча­ стие в работе по уголовным делами по назначению лично либо матери­ ально, внося в фонд АПУО при отказе от работы по назначению по 500 руб. ежемесячно. Указано на необходимость ответственным за со­ ставление графика лицам составить новые графики дежурств в срок до 16 января 2006 года, ознакомив с ними адвокатов и доведя их до сведе­ ния судов правоохранительных органов.

Выписка данного решения истцу направлялась заказной коррес­ понденцией по его месту жительства, но не была вручена ему ввиду его не проживания. Тем не менее, истец был поставлен в известность о со­ стоявшемся решении 4 апреля 2006 года управляющей делами ответчи­ ка Коруховой Ю. Н. посредством телефонной связи. Данное обстоятель­ ство истцом в судебном заседании не отрицалось, на это указывала и допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Корухова Ю. Н.

В силу п. 6. ст. 7 КПЭА адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, приня­ тые в пределах их компетенции. В соответствии с п. 9 ст. 29 Закона ре­ шения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетен­ ции, обязательны для всех членов адвокатской палаты.

Однако истцом никаких действий во исполнение данного решения Адвокатской палаты Ульяновской области не производилось, доказа­ тельств в подтверждение обратного истцом суду не предоставлено.

Суд находит несостоятельной ссылку истца на отсутствие графиков дежурств адвокатов Н­ского района Ульяновской области вплоть до сентября 2006 года, поскольку им не было предпринято никаких дейст­ вий по включению его в таковой график. Доказательств отказа в его включении в график со стороны заведующего филиалом УОКА в Н­ском районе истцом суду не представлено.

По мнению суда, именно истец должен был предпринять, как времен­ но не проживающий в р.п. Н., все возможные меры для включения его в график работы по назначению с целью избежания нарушений требова­ ний Закона, КПЭА, решения Адвокатской палаты Ульяновской области.

Доказательств произведения отчислений ежемесячно в размере 500 руб. истцом также суду не представлено.

С учетом вышеизложенного, суд считает установленным наруше­ ние истцом п. 9 ст. 29 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокату­ ре в РФ», ч. 6, ч. 7 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката.

В силу пп. 5 п. 1 ст. 7 Закона адвокат обязан ежемесячно отчислять за счет получаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокат­ ской палаты в порядке и в размерах, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъ­ екта Российской Федерации (далее — собрание (конференция) адво­ катов), а также отчислять средства на содержание соответствующего адвокатского кабинета, соответствующей коллегии адвокатов или соот­ ветствующего адвокатского бюро в порядке и в размерах, которые уста­ новлены адвокатским образованием.

Судом проверялись доводы истца об отсутствии у него задолжен­ ности по ежемесячным отчислениям в Адвокатскую палату Ульянов­ ской области и на содержание Федеральной палаты адвокатов РФ, при этом установлено следующее.

На май 2003 года истец имел задолженность по указанным ежеме­ сячным платежам с декабря 2002 года, в мае 2003 года им было внесено 1080 руб., из которых за декабрь 2002 года — февраль 2003 года 600 руб. — ежемесячные платежи в Адвокатскую палату Ульяновской области, 30 руб. — в ФП, 450 руб. — единовременный взнос. Более в 2003 году им никаких платежей не вносилось. В дальнейшем, вносимые им денеж­ ные средства при их целевом указании шли в погашение указанных ист­ цом взносов, при перечислениях без указания периодов — в погашение имеющейся задолженности.

Данные обстоятельства подтвердила в судебном заседании допро­ шенная в качестве свидетеля главный бухгалтер АПУО Лифанова М. М.

Так, истцом в дальнейшем 10 января 2004 года внесено 1040 руб., 16 апреля 2004 года внесено 1040 руб., 27 сентября 2004 года 1040 руб., 24 января 2005 года 1040 руб., 27 апреля 2005 года 1500 руб., 24 мая 2005 года 1500 руб., 17 октября 2005 года 3000 руб. То есть на дату воз­ буждения дисциплинарного производства от истца имелось 7 денежных поступлений, вместо предусмотренных законом ежемесячных посту­ плений на протяжении 3,5 лет.

Суд находит несостоятельной ссылку истца на отсутствие у него за­ долженности за 2003 год, поскольку истцом не представлено доказа­ тельств оплаты взносов до июня 2003 года в Ульяновскую областную коллегию адвокатов № 2. Более того, истцу 14 апреля 2005 года направ­ лялось заказное письмо с сообщением о его обязанности ежемесячно вносить в кассу АПУО денежные средства и имеющейся задолженности в сумме 3470 руб. 23 апреля 2005 года письмо было возвращено в АПУО.

Ранее, при внесении им взносов, ему также было известно об имеющей­ ся задолженности, что следует из квитанции от 24 января 2005 года, на которой указано, что у истца имеется долг за период с июля по декабрь 2003 года.

В соответствии с уточненными сведениями, предоставленными суду главным бухгалтером АПУО Лифановой М. М., на дату возбужде­ ния дисциплинарного производства у истца имелась задолженность за период с октября по декабрь 2005 года в сумме 1160 руб., и с января по июнь 2006 года в размере 2460 руб., общая задолженность составила 3620 руб. Для возбуждения дисциплинарного производства истцу была выставлена лишь задолженность за 2006 год в сумме 2460 руб., которая складывается из ежемесячного отчисления в АПУО в размере 360 руб. и в ФПА РФ в размере 50 руб.

По мнению суда, истец, в силу Закона, был обязан ежемесячно от­ числять указанные выше взносы. Производя отчисления нерегулярно, истец брал на себя всю ответственность по выяснению вопроса об име­ ющейся у него задолженности, порядке ее погашения и сроках.

При таких обстоятельствах, суд считает установленной систематич­ ность невыполнения истцом обязанности по ежемесячному отчисле­ нию необходимых взносов.

Судом проверялся произведенный ответчиком расчет задолженно­ сти, ее расчет полностью совпадает с суммой задолженности, предъяв­ лявшейся истцу 14 апреля 2005 года, что опровергает довод истца о вы­ явлении данной задолженности в 2006 году.

При этом суд отмечает и то обстоятельство, что такая ситуация не могла бы сложиться при добросовестном ежемесячном отчислении истцом взносов, а также тот факт, что за период с 1 января 2006 года по 30 июня 2006 года истцом не было произведено ни одного отчисления взносов.

В соответствии со ст. 21 КПЭА участники дисциплинарного произ­ водства заблаговременно извещаются о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела квалификационной комиссией, им предостав­ ляется возможность ознакомления со всеми материалами дисципли­ нарного производства.

В соответствии со ст. 2, 6 ГК РФ в случаях, когда отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсут­ ствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отноше­ ниям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия зако­ на). При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добро­ совестности, разумности и справедливости.

Ст. 118 ГПК РФ предусматривает, что лица, участвующие в деле, обязаны сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения судебная повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему известному суду месту жительства или месту нахождения адресата и считаются доставлен­ ными, хотя бы адресат по этому адресу более не проживает или не на­ ходится.

Поскольку КПЭА прямо не урегулирован вопрос о том, считать ли надлежащим извещение лица, изменившего место своего жительства, но не сообщившего об этом Адвокатской палате, суд считает возможным применить к данной ситуации, аналогию закона — Гражданского про­ цессуального кодекса РФ, устанавливающего при возникновении подоб­ ной ситуации и возвращении корреспонденции ввиду не проживания лица по адресу извещения презумпцию надлежащего извещения лица.

По мнению суда, иное толкование закона давало бы широкий про­ стор произвольному злоупотреблению правом, что не согласуется с принципами добросовестности, разумности и справедливости.

Таким образом, суд находит несостоятельной ссылку истца на не извещение его о возбужденном дисциплинарном производстве и даль­ нейших его стадиях, поскольку ответчиком извещения, как о внесенном представлении вице­президента Адвокатской палаты, о возбуждении дисциплинарного производства, о дате заседания Квалификационной комиссии, о дате заседании Совета Адвокатской палаты, а также все принятые решения направлялись заказной корреспонденцией с уве­ домлением, но все они вернулись ввиду не проживания адресата по ме­ сту жительства.

С учетом изложенного суд считает, что ответчиком не была наруше­ на процедура дисциплинарного производства, и истец был надлежащим образом извещен об ее стадиях и принятых решениях.

В соответствии с п. 1, 5, 6 ст. 18 КПЭА нарушение адвокатом тре­ бования законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, требований КПЭА, совершенное умышленно или по грубой неосторож­ ности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, пред­ усмотренных ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»

и КПЭА. Мерами дисциплинарной ответственности могут являться: за­ мечание, предупреждение, прекращение статуса адвоката, иные меры, установленные собранием (конференцией) соответствующей адвокат­ ской палаты.

Истец утверждал, что является адвокатом с 1995 года, то есть 10 лет, с учетом длительности его стажа, а также допущенных им нарушений, являющихся систематическими, выбор меры дисциплинарной ответст­ венности соответствует тяжести совершенного истцом дисциплинарно­ го проступка.

Процедурных нарушений принятия решения Советом Адвокатской палаты судом не установлено.

Руководствуясь ст. 194, 196 ГПК РФ, суд РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований К.Н.А. к Адвокатской пала­ те Ульяновской области об отмене решения Совета Адвокатской палаты Ульяновской области от 31 июля 2006 года о прекращении статуса адво­ ката и восстановлении статуса адвоката — отказать.

Решение может быть обжаловано в Ульяновский областной суд че­ рез районный суд в течение 10 дней.

Федеральный судья К.

Статья 8 п. 2 («Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обра­ щением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием») См.: Материал № Статья 18 п. 2 абз. 1 («Адвокат не может быть привлечен к какой­либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу пригово­ ром суда не будет установлена виновность адвоката в преступном дейст­ вии (бездействии)») Материал № 14. Дисциплинарное производство в отношении адвоката т.в.и.

Интересы защиты обвиняемого требовали не заявлять ходатайство о пе­ реквалификации его действий до судебного заседания, поэтому частное постановление суда о наказании адвоката за якобы недобросовестное от­ ношение к исполнению своих профессиональных обязанностей оставлено без удовлетворения.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.