авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ФГБОУ ВПО ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫх НАУК РОССИЯ И ГЕРМАНИЯ В ...»

-- [ Страница 3 ] --

Противоречия в отношениях между Грузией и Россией концентриро вались поначалу в основном вокруг автономных грузинских провин ций Абхазии, Южной Осетии и Аджарии, в которых были размеще ны российские войска5. Уже в 2004 г. противоречия вокруг Южной Осетии достигли своего пика, когда Саакашвили издал указ об от крытии огня по любому кораблю, который вторгался на территорию суверенной Грузии. Российский МИД заявил, что это равноценно Аргументы и факты, 02. 11. 06 http://news. aif. ru/news. php?id= Солженицын принял Путина у себя дома в 2000 г. и Путин солида ризировался с некоторыми тезисами, высказанными Солженицыным. Robert Horvath (2009): Apologist of Putinism? Solzhenitsyn, the Oligarchs and the End of Revolution. Доступно на: http://ssrn. com/abstract= Cf. for Putin’s statement: http://www. ufg. com. ua/wu/print. php?module =Country&func=displaynew&news=631&dates=2005_ Независимая газета, 21. 06. 05 http://www. ng. ru/politics/2005-06-21/1_ nofear. html Обзор конфлитных ситуаций на Кавказе: Uwe Halbach (2008): Krisen : Uwe Halbach (2008): Krisen region Nordkaukasus. Ursachen, Akteure, Perspektiven. In: Marie-Carin von Gump penberg/Udo Steinbach (eds.): Der Kaukasus. Geschichte. Kultur. Politik. Mnchen, pp. 64–79. началу боевых действий1. Примечательно, что этот конфликт на тот момент еще не перешел на уровень отношений России и НАТО.

Газета «Известия» даже предложила, чтобы военные базы России в Грузии были переведены под руководство Совета Россия–НАТО2.

Это изменилось, когда НАТО стало наращивать свое сотрудничество с Грузией. Дискуссии по поводу плана по предоставлению членства (MP), открытие представительства НАТО в Тбилиси, а также дис MP),), куссии о выводе российских войск из Грузии насторожили Москву3.

Грузинский президент ужесточил свою риторику и обвинил «амо ральную и беспринципную» Россию в «преступной оккупации»4. На пряженность усилилась в течение одного года5. Теперь в российской прессе было широко распространено убеждение, что НАТО стоит на стороне Грузии6.

Российско-украинские отношения в период «оранжевой револю ции» также резко ухудшились, что отразилось и на взаимодействии Москвы и Альянса. В отличие от Грузии стремления Украины к вступлению в НАТО всегда вызывали в Москве бурю негодования.

Когда Украина заявила о ревизии статуса российского Черномор ского флота, российская пресса оценила это как доказательство скорого вступления страны в Альянс7.

Российская пресса также заключила, что «газовый конфликт» между Москвой и Киевом де 1 Коммерсант, 05.08.04 http://www.kommersant. ru/doc.aspx?DocsID= 495129&print=true 2 Известия, 19.08.04 http://www. izvestia. ru/russia/article288788/ 3 Независимая газета с заголовком «Лавров сдался» http://www.ng.ru/ cis/2005-04-26/1_lavrov.html 4 Полный текст речи М. Саакашвили 22.09.06 http://www.civil.ge/eng/ar ticle. php?id= 5 Россия удвоила цену на нефть и выслала тысячи грузинских нелега лов, волна санкционированной государством ксенофобии прокатилась по стра не. Грузия заблокировала вступление России в ВТО. См.: Uwe Halbach (2007): Russland und Georgien. Konfrontation im Umfeld Europas. In: Studie der Stiftung Wissenschaft und Politik, Berlin. 6 Коммерсант, 20.11.06 http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=723 016&ThemesID= 7 Коммерсант, 18.04.05 http://www. kommersant. ru/doc. aspx?DocsID =570863;

см. также: Время новостей, 22.04.05 http://www.vremya.ru/2005/70/ 5/123374. html лает возможным вступление Украины в НАТО1. Официальный тон ужесточился: министр иностранных дел С. Лавров предупредил, что вступление в НАТО Украины и Грузии будет представлять собой «гигантский геополитический сдвиг», на что американский посол в Киеве возразил: «третьи страны» не имеют в этом вопросе права голоса2.

В целом стоит отметить, что к началу второго президентства Пу тина отношения между Россией и НАТО однозначно ухудшились.

Несмотря на результативное оперативное сотрудничество, россий ский дискурс о НАТО все больше и больше отражал факт недоверия и утраты иллюзий. Слова Солженицына отражают особенности того дискурса, который постепенно становится доминирующим.

У пропасти (2007-2008 гг.) Известная речь Путина на Мюнхенской конференции по без опасности в 2007 г. представляет собой что-то вроде увертюры к последним двум годам его президентства. В ясных словах он оха рактеризовал гегемонистскую политику США, осудил расширение НАТО на восток как «серьезную провокацию» и заверил, что России в состоянии дать военный ответ на размещение ПРО США в Европе.

Путин раскритиковал «почти неограниченное применение насилия в международных отношениях» и предостерег от попыток заменить ООН на НАТО3. Речь Путина представляет собой уникальный доку мент, так как она демонстрирует полный набор лейтмотивов россий ского внешнеполитического дискурса. Политическая элита в России приветствовала путинскую речь и начала использовать аналогич ный язык. На Мюнхенской конференции 2008 г. министр обороны России С. Иванов в преддверии признания независимости Косово Независимая газета, 12.01.06 http://www.ng.ru/cis/2006-01-12/5_ukraina.html Интерфакс, 27. 04. Аргументы и факты, 19.09.06 http://news.aif.ru/news.php?id=24707 &forprint=1;

цитата из слов посла США У. Тэйлорасм. Независимая газета, 13.09.06 http://www.ng.ru/cis/2006-09-13/6_exam. html Речь В. Путина http://www.ag-friedensforschung.de/themen/Sicherheits konferenz/2007-putin-dt. html предостерег от того, чтобы открывать ящик Пандоры1. Если сюда добавить спор о советском памятнике в Эстонии, то обе эти речи охватят все конфликтные точки, которые привели к новому истори ческому минимуму в отношениях Москвы и Альянса: ДОВСЕ, ПРО, членство Украины и Грузии и, наконец, ящик Пандоры — Косово, Абхазия и Южная Осетия.

Спор по поводу планируемого размещения ПРО в Центральной Ев ропе ясно показал, что риторика и лексика холодной войны свойствен ны отношениям России и НАТО. Неисчислимое количество раз обе стороны упрекали друг друга в мышлении, языке и действиях в духе холодной войны2. Конфликт активировал язык, который был свойствен временам устрашения и гонки вооружений3. В июне 2007 г. Путин от крыто говорил о перенацеливании ядерных ракет на Европу и угрожал в октябре «ответными мерами», если Вашингтон продолжит реализа цию своих планов4. Крах ДОВСЕ рассматривался в российской прессе как еще одно доказательство того, что сотрудничество с НАТО контр продуктивно для российских интересов5. Влиятельный политолог С. Ка раганов назвал соглашение о партнерстве России и НАТО от 1997 г.

самым вредным документом со времен договора в Брест-Литовске6. Как ни странно, Дума ратифицировалакак раз в это время соглашение о статусе войск, основу для военного сотрудничества7.

Sergey Ivanov at the 44th Munich Security Conference: http://www. se curityconference. de/konferenzen/2008/abschlussartikel. php?menu_2008=&menu_ konferenzen=&sprache=de&print=& Cf. for a whole collection of „Cold War“ accusations Pouliot (2008): Там-Там же., p. 270. Анонимный источник в Министерстве обороны анонимно заявил, что Россия располагает возможностями ответить и что Запад по этому поводу не должен иметь никаких иллюзий. Известия, 24.01.07 http://www. izvestia. ru/arm ia2/article3100437/?print Полная стенограмма общения президента России с обществом см. http://www. president-line. ru/ Независимая газета, 16.07.07 http://www.ng.ru/printed/80272 или Изве стия, 16.07.07 http://www. izvestia.ru/politic/article3106177/?print Российская газета, 05.05.07 http://www.rg.ru/2007/05/05/karaganov. html И это, несмотря на то что министр обороны Иванов за две недели до этого заявил, что Россия больше не будет информировать НАТО о передвижениях войск на своей территории. РИАНовости, 03.05.07 http://www.afn.by/news/i/ Дальнейшей проверкой на прочность отношений был конфликт по поводу передвижения советского памятника в Таллинне, что ста ло катализатором конфликтности. Российские газеты обвинили Тал линн в фашизме, а Запад — в пособничестве1. Президент Путин сравнил в своей речи ко Дню победы события в Таллинне с теми, что привели ко Второй мировой войне2.

Интересно то, что к тому времени вопрос о членстве Грузии и Украины в НАТО почти полностью отступил на второй план. Ин дикатором состояния отношений Россия–НАТО было назначение Дмитрия Рогозина на пост российского представителя при НАТО в Брюсселе, который при своем первом посещении генерально го секретаря Я. х. Схеффера подарил ему томагавк3. Когда Косово провозгласило свою независимость, чему настойчиво и постоянно сопротивлялась Москва, Путин объявил, что сотрудничество с гру зинскими автономиями будет интенсифицировано. Этот шаг был воспринят российской прессой как адекватный4. Эта враждебность, которая охватила российский дискурс, хорошо просматривается в словах телеведущего государственного телеканала Россия, который прокомментировал убийство сербского премьер-министра З. Джин джича заявлением, что тот погиб от «заслуженной пули за его про западную политику»5.

В 2008 г. Кремль был сильно обеспокоен из-за сближения НАТО с Украиной. Сотрудник МИД России заявил, что эта тема для Мо сквы важнее, чем даже планируемое США размещение ПРО. 6 Пу тин предостерег на пресс-конференции, что Россия может направить Комсомольская правда, 28.04.07 http://www. kp. ru/daily/23895/66716/ Коммерсант, 10.05.07 http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID= Независимая газета, 30.01.08 http://www. ng. ru/printed/205338;

См. со брание цитат Рогозина по поводу НАТО: Труд, 11.01.08 http://www. trud. ru/ar ticle/11-01-2008/124706_rogozin_vedet_v_nato_na_mototsikle. html Итоги, 22. 04. 08 http://www. itogi. ru/te/2008/17/6386. htmlилиРоссийская газета, 19. 04. 08 http://www. rg. ru/2008/04/19/russia-georgia. html Для того чтобы посмотреть это «журналистсткое» творение, см. http:// www. youtube. com/watch?v=Toud_hHFSgg;

печатная версия см. The Moscow Times, http://www. moscowtimes. ru/indexes/05. html Время новостей, 30. 01. 08 http://www. vremya. ru/print/196460. html свои ракеты на Украину, если она вступит в НАТО1. Как Государ ственная Дума, так и представитель при НАТО Д. Рогозин заявили, что статус Крыма и суверенитет Украины могут быть пересмотрены, если Киев вступит в Альянс2. Но именно конфликт вокруг Грузии перерос в войну. Российские официальные лица не скрывали, что независимость Косово создаст прецедент и для т. н. замороженных конфликтов на Южном Кавказе. В первой половине 2008 г. проис ходили стычки между Россией и Грузией, в связи с чем Брюссель и Вашингтон резко критиковали Москву. Кремль отправил дополни тельные воинские соединения на границу с Абхазией. Грузинский министр реинтеграции заявил в мае, что возможность войны вполне реальна3.

8 августа российские газеты рассказывали о нападении гру зинских войск на югоосетинскую столицу Цхинвали. На следую щий день Путин назвал это нападение «геноцидом югоосетинского народа»4. Спикер Думы сравнил действия Саакашвили с нападением гитлеровской Германии на Советский Союз5. Наряду с риторическим возрождением образа Гитлера6 грузинский «геноцид» был еще одним лейтмотивом российского дискурса. Аналогично косовскому случаю независимость Абхазии и Южной Осетии трактовалась как акт са моопределения7. Новый российский президент Д. Медведев сравнил Полная стенограмма пресс-конференции: http://www.president.gov.ua/ ru/news/9007.html Комсомольская правда, 11.04.08 http://www.kp.ru/daily/24079/314263/;

Известия, 18.06.08 http://www. izvestia. ru/politic/article3117454/ Коммерсант, 08.05.08 http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID= 889983&NodesID= РИА Новости, 09. 08. 08 http://www. rian. ru/politics/20080809/150231469. html Коммерсант, 12.08.08 http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=101 0388&NodesID= Представитель при НАТО Рогозин заявил, что если после нападения на Цхинвали Грузию возьмут в НАТО, то Гитлеру тоже нужно дать членство. РИАНовости, 19.08.08 http://www. rian. ru/defense_safety/20080819/150479986. html Рассуждения анонимного члена российского правительства см. Ком мерсант, 25. 08. 08 http://www. kommersant. ru/doc. aspx?DocsID= нападение на Южную Осетию с 11 сентября. «08/08» превратилось в популярный символ российского внешнеполитического дискурса1.

Отношения между Россией и Западом / НАТО были разрушены.

Российские газеты не исключали возможности военной конфронта ции между Россией и США2. 19 августа 2008 г. Североатлантиче ский совет объявил, что «дела не могут вестись по-прежнему» и при остановил работу Совета Россия–НАТО, а Россия со своей стороны приостановила с Альянсом военное сотрудничество3. О сообществе безопасности больше не могло быть и речи, «ожиданий на мирное разрешение конфликтов» больше не было. Когда Россия признала Абхазию и Южную Осетию как независимые государства, россий ская газета Коммерсант вышла с заголовком «Российский президент готов к новой конфронтации с Западом»4. В самом деле, многое на помнило времена, которые, казалось, уже давно прошли: Медведев обвинил НАТО и США в том, что они стояли за Грузией, а К. Райс призвала к «трансатлантическому единству» против России5. В ноя бре 2008 г. Медведев четко дал понять, что 08/08 был «моментом истины», который принуждает Россию реагировать на изменившееся положение вещей в сфере безопасности. Также он объявил о разме щении ракет «Искандер» в Калининградской области6.

Отношения между Россией и Западом сегодня На поверхности казалось, что Россия и Запад, несмотря на грузинский конфликт, смогли вернуться к модели businessasusu al. Медведев и Обама вместе нажали на кнопку «перезагрузки», а Совет Россия–НАТО возобновил свою работу в марте 2009 г.

Россия и США подписали соглашение о правах транзита через Российский политолог Вячеслав Никонов http://www.regnum.ru/ news/1049591.html Комсомольская правда, 17.08.08 http://kp. ru/online/news/127897/ Marek Madej (2009): Ibid. Коммерсант, 27.08.08 http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID= Коммерсант, 19.09.08 http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1028 321&NodesID=0и Независимая газета, 13.10.08 http://www.ng.ru/courier/2008-10- 13/9_transatlant. html См. Послание Федеральному Собранию, 05.11.08. российскую территорию из (и в) Афганистана, а в апреле 2010 г.

достигли договоренности по новому договору СНВ, самому все объемлющему механизму контроля над вооружениями, создан ному за последние двадцать лет1. Разрешения основополагающих различий, однако, так и не произошло и вряд ли произойдет в обо зримой перспективе. Самые масштабные конфликты первых двух сроков Путина ушли на задний план: Украина сдала в архив свои устремления по вступлению в НАТО2. Вступление Грузии в НАТО также пока не стоит на повестке дня. Даже если Администрация Обамы и далее будет придерживаться принципа открытых дверей, ее позицию по поводу расширения можно в лучшем случае опре делить как сдержанную. Россия же по-прежнему остается в изо ляции со своей позицией по поводу признания Абхазии и Южной Осетии. Планировавшуюся Администрацией Буша систему ПРО Обама заменил на European Phased Adaptive Approach (EPAA), рассматривая таким образом возможности того, как можно в этот подход интегрировать и Россию.

Все попытки иституционализировать архитектуру европейской безопасности остались безрезультатными, будь то в форме ДО ВСЕ, возрождения ОБСЕ или через медведевское предложение о евроатлантической архитектуре безопасности от «Владивостока до Ванкувера»3. НАТО со своей стороны не сформулировало в своей новой стратегической концепции 2010 г. никаких конкретных сооб ражений, должна ли европейская архитектура безопасности строить ся с участием или без России4. Развитие ситуации в арабском мире, сдвиг интересов Вашингтона в сторону Тихого океана, внутриполи тические изменения в самой России были теми факторами, которые содействовали отчуждению между Россией и Западом. Разочарова ние в медведевской программе модернизации, президентская роки ровка и подход к российской оппозиции разрушили ожидания на сближение с Россией. К началу третьего президентства В. Путина Россия и Запад очень далеко удалились друг от друга.

Hamilton Osteuropa Kopfsache, S. Adomeit, S. 399 ff. vgl. Fedorov, Osteuropa Kopfsace Spanger, S. Заключительные соображения Сравнительная перспектива показала, что российский дискурс о НАТО в период 2000-2008 гг. ни в коем случае не был статич ным и делал возможными различные варианты действия. В дву сторонних отношениях было все — от риторики холодной войны до горячих объяснений в любви. Что касается изучения сообществ безопасности, то, мне кажется, опровергнутым тезис Винсента Поулье о том, что эти сообщества формируются и бывают ста бильными и без того, чтобы сформировалась общая идентичность.

Анализ российского дискурса показал, что маятник может дви гаться как в сторону прозападной, так и антизападной политики, иногда в оба направления одновременно. Объяснение состоит в том, что путинский прозападный курс мог отсылать к российско му дискурсу, который позиционирует страну как неотъемлемую часть европейской цивилизации1. И в то же время этот дискурс сообщества оставался всегда неустойчивым, так как другой до минантный нарратив описывает российскую идентичность с точки зрения концепции евразийской цивилизации, которая якобы в кор не отличается от европейской. Формирование стабильной общей идентичности между Россией и НАТО как ключевой предпосылки «сообщества безопасности» не происходит.

Рассматривая формирование сообщества безопасности в Евро пе, Оле Вэвер пишет, что Европейский Союз создал сообщество безопасности не благодаря общим военно-политическим действи ям, а за счет того, что развивались проекты, не относящиеся не посредственно к тематике безопасности2. Я бы хотел выдвинуть тезис: сообщества безопасности остаются неутойчивыми, пока они Нойманн утверждал в своем исследовании формирования российской идентичности во взаимодействии с Европой: Российское государство презен товало себя как «подлинную Европу», которая сохранила истинные ценности прошлых времен. В ХХ в. советский режим утверждал, что Европа не реали зовала собственные традиции, не обратившись к социализму. См.: Iver B. Neu.: Iver B. Neu mann (1996b): Russia and the Idea of Europe. A Study in Identity and International Relations. Routlegde, London/New York, p. Ole Waever (1998): Insecurity, Security, Asecurity in the West European non-war community. In: Adler/Barnett (eds.): Ibid., p. 92. не основаны на минимальном уровне культурного и экономиче ского сотрудничества. В этом смысле отношения между Россией и Западом имеют еще огромный потенциал, без или с вопросами безопасности на повестке.

Что касается регионалистских исследований по России и ее роли на постсоветском пространстве, то, по итогам дискурсивного анализа, я бы хотел отметить два момента. Во-первых, российский дискурс включает в пространство безопасности почти любую внеш неполитическую тему и определяет ее как предмет «национального интереса»1. Это постоянно существующее на риторическом уровне чрезвычайное положение существенно сужает российским поли тическим элитам поле для маневра. В то же время политический истеблишмент выигрывает от своей отчасти искусственно создавае мой истерии по поводу НАТО, так как она позволяет иррациональ ные действия в угоду внутренней закрытости. В качестве примеров можно привести несколько лейтмотивов: Саакашвили как аналог Гитлера, НАТО как аналог фашистской Германии, «цветные рево люции» как провозвестники планируемого на Западе переворота в самой России, «газовая война» как попытка получить российские энергетические активы и т. д. Очевидно, что культивируется образ НАТО как «почти лучшего врага»2, чтобы продуцировать внутрипо литическую закрытость.

Во-вторых, удивляет то, насколько мало НАТО брало в расчет российские озабоченности. Это можно увидеть на многих приме рах: в частности, «Косово» оставило открытую рану в самосознании внешнеполитической элиты России. Западные идеи «гуманитарной интервенции», «самоопределения народов» и «предотвращения гено цида» были восприняты как двойная мораль для реализации геопо литических интересов. Россия адаптировала эту риторику полностью в ходе российско-грузинской войны 2008 г. НАТО не смогло фунда Barry Buzan/Ole Waever/Jaap de Wilde (1998): Security. A new Frame work for Analysis. Lynne Rienner, Boulder. Журнал «Профиль» озаглавил интервью с натовским генералом Дж. Джонсом «Наш лучший враг». На обложке издания было написано «Хотят ли натовцы войны?», что являлось перефразом известной российской поэмы вре мен холодной войны «Хотят ли русские войны?». Профиль, No. 17 2006, http:// www. profile. ru/numbers/?number= ментально поменять свой образ «враждебного блока» в восприятии России, так как Альянс модифицировал свою политику на постсо ветском пространстве в соответствии с «российскими национальны ми интересами», только когда Россия в ходе грузинской войны реа лизовала свои угрозы на практике. До того момента НАТО и Россия очень успешно работали вместе по многим моментам — но лишь в областях, где НАТО не было необходимости делать какие-либо уступки Москве.

Что касается политического анализа, то мне хотелось бы отме тить, что путинский западный курс не был вставанием на колени, а скорее стратегией восстановления статуса России как великой державы1. Когда в середине 2000-х гг. стало ясно, что Россия теря ет влияние на постсоветском пространстве, он поправил этот курс и сделал упор на «евразийском векторе» в российской внешней политике. Его речь на Мюнхенской конференции 2007 г. была яв ным выражением утраты иллюзий и отхода от стратегических ре шений, принятых в 2000-2001 гг. НАТО и Запад теперь должны сталкиваться с упреками в том, что они упустили стратегическую возможность, так как в своих калькуляциях недооценили реальное или лишь кажущееся падение значимости России на постсоветском пространстве или даже изначально брали это в расчет. Сложно говорить о том, что Путин в ближайшем будущем изменит этот «евразийский курс»2. В этом смысле не только 90-е гг. были поте рянным десятилетием для успешного партнерства между Западом и Россией;

первые два десятилетия xxI в. также можно записать в историю упущенных возможностей, по крайней мере что касается сферы безопасности.

Начиная с Примакова в 1996 г. понятие «(великая) держава» систе матически используется российскими официальными лицами и появляется во всех значимых внешнеполитических документах. vgl. Fedorov in Kopfsache. Глава 7. ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ И ПРИОРИТЕТЫ (Ре)инТеГРаЦии РеСПУБлиКи МолДова Андрей Девятков Приднестровский конфликт относится к территориальным кон фликтам, которые уже долгое время отягощают отношения Европей ского Союза как с Россией, так и с другими странами Восточного партнерства. Несмотря на то, что военно-политическое измерение конфликта после ожесточенных столкновений в 1992 г. ушло на второй план, конфликт с тех пор сопровождается большим количе ством геополитических противоречий. В особенности Россия исполь зует приднестровский конфликт как инструмент своей политики в отношении Республики Молдова.

С 2009 г., после прихода к власти Альянса за европейскую ин теграцию, молдавское правительство активно выражает свою при верженность идее о европейской интеграции Молдовы и необходи мости проводить соответствующие внутренние реформы. Этот факт явился хорошим сигналом для Европейского Союза в рамках его программы Восточное партнерство. Россия же воспринимает эти тренды скорее как вызов своим внешнеполитическим целям, так как, по мнению Москвы, российское влияние в Республике Молдо ва сокращается.

Среди европейских стран наиболее активной в Молдове показа ла себя Германия. Благодаря Мезебергской инициативе, о которой Дмитрий Медведев и Ангела Меркель договорились в июне 2010 г., Берлин попытался сильнее привязать Россию к Европейскому Союзу в сфере безопасности. В то же время Берлин углубил партнерство с Кишиневом, чтобы поддержать страну в ее желании сблизиться с ЕС. 22 августа 2012 г. в этом контексте состоялся исторический визит немецкого канцлера в Молдову.

В связи с этими событиями появляется вопрос, являются ли для Европейского Союза в данный момент совместимыми два приоритета — реинтеграция Молдовы (то есть разрешение при днестровского конфликта путем воссоединения двух берегов) и ее европеизация (то есть включение Кишинева в интеграционные режимы с ЕС). Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обра титься к тенденциям в процессе конфликтного регулирования. Так как на локальном уровне в 2012 г. отмечалась значительная по литическая динамика, которая и способствовала приднестровско му урегулированию, то ей необходимо уделить особое внимание.

Именно на локальном уровне для ЕС и Германии существуют определенные возможности — в отличие от ситуации, с которой они сталкиваются на международном уровне, где главными акто рами выступают Россия и Украина.

Локальная динамика Выборы в Приднестровье в декабре 2011 г. принесли неожи данные результаты. Игорь Смирнов, фактически бессменный лидер Приднестровья со времени основания этого де-факто государства, не прошел во второй тур. Второй тяжеловес, спикер парламента Анатолий Каминский, на которого очевидно ставила Москва, про играл молодому, но опытному политику Евгению Шевчуку. При этом вмешательство России, которая больше не хотела поддержи вать недоговороспособного Смирнова, имело очень важное значение.

Оно деморализовало круг сторонников Смирнова и способствовало возникновению свободного пространства для конкуренции других кандидатов. Примечательно было то, что Шевчук пытался говорить на другом политическом языке, обращаясь прежде всего к нуждам граждан и предприятий. Его программа казалась взвешенной и праг матичной: в дебатах с Каминским он говорил о конкретных про блемах (состоянии инфраструктуры, медицины и т. д.), и ему уда лось сформировать имидж человека, который внесет что-то новое в застойную политическую систему и разрушашающуюся экономику региона.

После вступления в должность Шевчук объявил своим приори тетом вывод региона из политической и экономической изоляции, в которую он был заведен прошлым руководством. Достижение этой цели без восстановления позитивных отношений с Кишине вом было немыслимо. Молдова пыталась с 2001 г. наказать регион с помощью различных ограничений. Игорь Смирнов использовал это в своих собственных политических расчетах: он надеялся, что полный крах диалога с Молдовой приведет в итоге к призна нию Приднестровья, прежде всего Россией. Поэтому даже регу лярное железнодорожное сообщение двух берегов было прервано, что делало более сложной жизнь приднестровских экспортеров.

Обе конфликтующие стороны объявили фактически запрешающие тарифы на взаимную торговлю. У граждан Приднестровья воз никало множество трудностей с признанием их документов (ат тестаты зрелости, папорта, водительские права и т. д.). Ситуация, в которой оказалось Приднестровье, отягощалась тем, что регион не обладает общими границами с Россией, главным союзником, а помощи, оказываемой Москвой, хватает в основном на то, чтобы держать регион «на плаву».

Исходя из этого, прагматическая позиция нового тираспольско го руководства была позитивным сигналом для европейских струк тур — ОБСЕ, Совета Европы и Европейского Союза. Делегации из различныз европейских стран и инстиутов стали активно посещать Приднестровье. Европейский оптимизм усиливался благодаря тому, что под влиянием Европейского Союза и особенно Германии молдав ский премьер-министр В. Филат согласился на диалог с Тирасполем.

Несмотря на широко распространенный в Молдове образ Придне стровья как обузы на пути страны в ЕС Филат хорошо понимал, что реинтеграция, а не разделение Молдовы относится к сфере европей ских интересов.

Шевчук нашел в премьере В. Филате хорошего партнера по пере говорам. Находящийся у власти с 2009 г. В. Филат сделал многое для сближения Молдовы с ЕС, в частности что касается присоедине ния страны к авиационному пространству ЕС или прогрессирующих переговоров с Брюсселем о политической ассоциации. Союз партий «Альянс за европейскую интеграцию», к которому принадлежит и Филат, благодаря выбору президента страны хотя бы формально ста билизровал политическую систему. До сих пор Филат пользуется популярностью и имеет шансы быть переизбранным в случае новых выборов.

Особенно важным было то, что Шевчук в диалоге с Кишиневом не исходил из примата независимости Приднестровья. Его «тактика малых шагов» предполагала, что обсуждение политических вопро сов должно начаться только после разрешения практических, техни ческих вопросов. О независимости он, конечно же, также говорил, но по сравнению с предыдущим руководством она не становилась самоценностью. Эта позиция означала возвращение Тирасполя к си туации до 2004 г., когда при определенных условиях и гарантиях воссоединение с Молдовой не исключалось. Шевчук и Филат уже множество раз проводили личные встречи. Этим демонстрировалось установление символического доверия между руководством кон фликтующих сторон, особенно когда стало известно, что лидеры на переговоры летают в одном самолете.

Прагматическое восприятие приднестровских интересов новым правительством и позиция Молдовы привели к тому, что формат «5+2» возобновил свою работу (к нему относятся ОБСЕ, Россия и Украина как посредники, конфликтующие стороны, а также ЕС и США в качестве наблюдателей). Было частично восстановлено же лезнодорожное сообщение, после чего крупнейший экспортер ме таллопродукции Молдавский металлургический завод смог возоб новить свои экспортные поставки. Конфликтующие стороны также договорились о работе экспертных групп, чтобы иметь возможность обсуждать и решать практические проблемы, с которыми сталивают ся жители двух берегов.

Но сразу же выявилась ключевая проблема всего переговорно го процесса. Он ведется в основном между элитами двух сторон, без включения гражданского общества. Принестровский конфликт значительно отличается от других т. н. замороженных конфликтов:

здесь нет межэтнического противостояния или признаков того, что конфликт снова перейдет в вооруженную стадию. Поэтому можно было бы ожидать, что диалог между обществами вполне возможен.

Но разделение страны создало две системы, которые превратили конфликтное регулирование в предмет внутриполитических споров и выигрывают от продуцирования образов врага. Несмотря на эту по литическую поляризацию, на уровне обществ до сих пор сохранился значительный уровень взаимных контактов — семейных, торговых, визитов приднестровцев в кишиневские больницы и т. д. Правитель ства в Кишиневе и Тирасполе опасаются попасть под огонь критики многих политических группировок, например прорумынских унио нистов в Молдове или радикальных сторонников приднестровской независимости, которые всегда готовы обвинить руководство страны в сдаче национальных интересов и мобилизировать общественное мнение. Ни в Тирасполе, ни в Кишиневе нет публичного диалога по поводу того, что нужно делать с конфликтом, а общественным мнением зачастую манипулируют.

Приднестровская оппозиция и многие эксперты постоянно го ворят о сомнениях в том, какая же политическая программа стоит за «тактикой малых шагов» Шевчука. Поэтому для нового пре зидента политически опасно предпринимать радикальные шаги в приднестровском урегулировании. В случае с Молдовой премьер министру Филату еще сложнее объяснить людям необходимость диалога с Тирасполем, ведь, в отличие от жителей Приднестро вья, граждане правового берега в массе своей не связывают с приднестровским вопросом каких-либо своих непосредственных интересов. Поэтому у Филата нет поддержки в обществе против тех групп, которые выступают против компромисса с Тирасполем и Москвой.

Поэтому международный контекст для успешного диалога меж ду Приднестровьем и Молдовой был всегда необходим. Только бла годаря ясной и ориентированной на мультилатерализм позиции ЕС и России прагматики с обоих берегов Днестра могли бы получить шанс представить переговоры по урегулированию как ситуацию взаимного выигрыша и сопротивляться любым популистским интерпретациям.

Мезебергская инициатива была правильным шагом в том смысле, что Россия и Германия вместе приступили к трансферу необходи мых внешнеполитических ресурсов в регион. Российское участие в смене режима в Приднестровье, дипломатические консультации со сторонами конфликта и Румынией, которая является важным акто ром регулирования, дали новый старт переговорам. Но в следующие месяцы ситуация на международном уровне снова стала развиваться в негативном направлении, что демотивирует локальных участников на переговорную активность.

Дилеммы кризисного регулирования Международный контекст для решения приднестровской про блемы стал в 2010 г. гораздо более позитивным, нежели ранее.

Внезапно появилась Мезебергская инициатива, по сути являвшая ся предложением, которое в случае своей успешной реализации привело бы не только к разрешению конфликта, но и к созданию основ панъевропейского пространства в сфере безопасности и, воз можно, торговли и виз. С обеих сторон присутствовал большой ин терес к данной инициативе: Германия хотела распространить опыт российско-американской «перезагрузки» на отношения России и ЕС и претендовала в этом процессе вовлечения Москвы на роль по литического координатора. Для России еще со времени российско грузинской войны и признания Абхазии и Южной Осетии нали чествовала потребность нормализации и, в потенциале, улучшения своих внешнеполитических позиций в Европе.

Возвращение Владимира Путина на третий срок разрушило все надежды на сотрудничество с Москвой в зоне «общего соседства».

Российская внешняя политика в бытность его президентом была на целена либо на восстановление статуса России как великой державы либо, если это не было возможным, на сохранение в тех или иных, вопросах статус-кво. Концепция Евразийского Союза, на которой Путин построил свою внешнеполитическую программу на третий срок, не предполагала создания закрытого проекта, но сигнал был понятен: Россия желает сопротивляться сокращению своего влияния на постсоветском пространстве. Мезебергская инициатива в этом контексте воспринималась скорее как проблема, нежели решение.

Логическим ее завершением было бы сворачивание военного при сутствия России в Молдове, что бы привело не только к «утрате Молдовы», но и к демонтажу одного из главных механизмов анти натовской политики России в регионе.

Назначение Дмитрия Рогозина, известного российского поли тика националистического толка, на пост спецпредставителя пре зидента по Приднестровью является символическим. Он приобрел известность на посту представителя России при НАТО, практикуя там жесткую антинатовскую риторику и увеличивая тем самым про пасть между Россией и Западом. Его политическая активность в Молдове приводит к аналогичным результатам: он постоянно гово рит о поддержании «Приднестровской республики», «наших людей в Приднестровье» и т. д. До сих пор от него не исходило каких-либо инициатив по активизации переговорного процесса. Во многом, как и в сфере военно-промышленного комплекса, его роль в придне стровском вопросе также заключается в кризисном менеджменте.

Рогозин должен позаботиться о «соблюдении» российских интересов в Молдове, после того как кремлевский кандидат с таким треском проиграл президентские выборы в Тирасполе и возникло ощущение приднестровской фронды.

Российский внешнеполитический стиль виден сейчас в особен ности на примере российской энергетической политики в Молдове.

Так как Газпром, обладая де-факто энергетической монополией, опасается имплементации Третьего энергопакета ЕС в Молдове, Москва начала требовать от Кишинева предельной «рыночной»

цены, а также выплаты газовых долгов. В этом контексте любые разговоры о разрешении приднестровского конфликта становятся неуместными.

Но именно российские позиции в Молдове особенно сильны.

Речь идет, прежде всего, о молдавском винном экспорте, который снова вырос после санкций 2006 и 2009 гг., большой молдавской диаспоре в России, стопроцентной зависимости Молдовы от газовых поставок из России, а также подолжающемся размещении в Придне стровье российских войск и вооружений, формально не относящих ся к миротворческой миссии и вывод которых был предметом т. н.

Стамбульских обязательств.

Сильное влияние России на Приднестровье создает возможности манипулирования переговорным процессом в своих собственных це лях. Тирасполь с 2006 г. все больше зависит от российского бюдже та. Так, Евгений Шевчук заявил, что приднестровский бюджет имеет 70%-й дефицит, и этот дефицит покрывается в основном за счет России. Москва согласилась в ближайшие годы направить в Тира споль 150 млн долларов США после прихода к власти Е. Шевчука.

Несмотря на его попытки восстановить платежеспособность региона, газовые долги Приднестровья измеряются сегодня астрономической суммой в 4 млрд долларов. Таким образом, внутриполитическая ста бильность в Тирасполе во многом в руках России, что сокращает для Шевчука свободу маневра в отношениях с Кремлем. Он хорошо понимает, что Москва может поддержать его противников, что не оставило бы ему никаких шансов на переизбрание. Вряд ли бы были повторены в этом случае технические ошибки, сделанные в декабре 2011 г. Приднестровский президент должен постоянно улавливать сигналы из Москвы, и они сейчас явно негативные.

Россия в принципе не выступает против решения технических вопросов между Приднестровьем и Молдовой. Наоборот, это помог ло бы сократить зависимость Тирасполя от российского бюджета, а также создать более позитивную атмосферу в переговорах. Смирнов в этом отношении был слишком проблематичным, так как он фак тически не признавал газовых долгов и на практике делал все для провала переговоров с Молдовой, чем выставлял Москву в качестве спонсора приднестровских радикалов и контрабандистов (именно та ким был популярный образ Приднестровья в западной прессе). Что же касается политических вопросов, то представители Москвы стали здесь более осторожными и обструктивными.

Первые последствия российской политики статус-кво уже на лицо. Тирасполь объявляет сегодня «евразийскую интеграцию» в ка честве приоритета своей внешней политики и оценивает сближение с ЕС как «менее выгодное». Тарифы на молдавский импорт опять были повышены. Также Приднестровье уклоняется от переговоров по включению в соглашение о зоне свободной торговли Молдовы и ЕС, которые ведутся в рамках подготовки к подписанию договора о политической ассоциации. Встречи Филата и Шевчука проходят уже в менее позитивной атмосфере, с предварительным обменом жест кими заявлениями. Дальнейший прогресс в переговорах по техниче ским вопросам пока не просматривается.

Кроме этого, политика ЕС также способствовала тому, чтобы переговоры зашли в тупик. Европейский Союз до сих пор избе гал занятия в приднестровском вопросе четкой политической по зиции. Когда речь шла о предложениях по конфлитному регули рованию или конфигурации миротворческой миссии, представители ЕС заявляли всегда, что данные вопросы должны обсуждаться на межгосударственном уровне в формате «5+2». Не было работы с общественностью, чтобы объяснить гражданам в самой Молдове и Приднестровье, какие же интересы преследует Брюссель. Передача роли политического координатора Германии не решила проблемы, так как после этого сам Брюссель и другие члены ЕС еще больше дистанцировались от политических аспектов проблемы.

Но с 2003 г. ЕС все же предпринял в приднестровском вопросе некоторые политические шаги. В особенности необходимо отметить деятельность Миссии ЕС на украино-молдавской границе, которая стартовала в конце 2005 г. и имела целью предотвращение контра банды. Благодаря этому в Брюсселе надеялись оказать воздействие на приднестровскую элиту, которая, как предполагалось, живет в основном от доходов с контрабанды и в случае исчезновения этого источника будет более договороспособной. В марте 2006 г. при не посредственном давлении со стороны Брюсселя Украина ввела но вый таможенный режим для экспорта товаров из Приднестровья:

они должны были проходить таможенный процедуры в Кишиневе в обязательном порядке. Таким образом, ЕС способствовал фактиче ски восстановлению единства молдавского таможенного простран ства. Особенно важным было то, что Брюссель обратил внимание кишиневских властей, что экспортеры из Приднестровья при этом не должны сталкиваться ни с какими трудностями при оформле нии, возврате таможенных платежей и т. д. Но в собственно поли тической сфере Брюссель ограничивался заявлениями, что Россия должна вывести остатки 14 армии из Приднестровья, а также ввел визовые санкции против руководящей элиты региона.

Отсутствие ясности позиции у ЕС можно объяснить, среди про чего, тем, что в сравнении с конфликтами в Грузии, где Брюссель рассматривает территориальную целостность страны как первооче редной приоритет, в Молдове возможность вовлечения в партнерство России воспринимается как гораздо более реалистичная возмож ность. С другой стороны, в Брюсселе хотят поддержать европейскую перспективу страны, но при этом приднестровский вопрос маргина лизируется. Европеизация и реинтеграция Молдовы являются для ЕС сложно совместимыми приоритетами.

Нельзя забывать и о роли Украины как постоянной третьей силы в приднестровской игре. Одна из первых встреч Шевчука и Фила та была организована как раз в Одессе, и существовали ожидания, что Киев во время своего президентства в ОБСЕ в первой поло вине 2013 г. поставит приднестровский вопрос в качестве одного из первых приоритетов. На львовском раунде переговоров именно это и произошло, однако киевские переговорщики явно были слиш ком оптимистичны и амбициозны, переоценив свои силы во вновь усложняющемся геополитическом контексте. Украина и ранее, еще в 2005 г., пыталась продемонстрировать свою позитивную роль в при днестровском урегулировании на фоне своего интереса в сближении с ЕС. В целом же, Украина пытается совместить подходы России и Запада к приднестровской проблеме, выступая, с одной стороны, за конституционный нейтралитет Молдовы, а с другой — за воссоеди нение страны и ликвидацию там эксклюзивного военного присут ствия России. Но Украина сталкивается здесь не только со сложной геополитикой, но и с проблемами в двусторонних отношениях как с Москвой, так и с Брюсселем. В итоге получается, что международ ному посредничеству в Молдове снова не хватает многостороннего подхода. Соответственно, и локальная политика развивается снова в направлении статус-кво.

Перспективы для ЕС и Германии Интересы Европейского Союза состоят одновременно и в евро пеизации Молдовы, и в восстановлении единства этой страны. Эти цели, как представляется, противоречат друг другу в нынешнем геополитическом контексте. Республика Молдова является по сути единственным государством, которое продемонстрировало позитив ные результаты в сближении с ЕС. Поэтому многие структуры ЕС ориентированы на увеличение дипломатической и финансовой под держки Кишиневу, чтобы поддержать европеизацию этой страны.

Визит канцлера Меркель в Молдову в августе 2012 г. стоит пони мать именно в этом контексте.

При этом европейский подход к Молдове в значительной мере зависит от отношений Германии и ЕС с Россией. До сих пор раз решение приднестровского конфликта рассматривалось скорее как шанс устранить препятствие в российско-европейских отношениях и создать для них позитивный прецедент, нежели как собственно возможность интегрировать Молдову тем или иным образом в ЕС.

Но сохранение статус-кво препятствует реализации консенсусной стратегии ЕС по «стабилизации соседства».

В кратко- или среднесрочной перспективе представляется невозможным,что Россия утратит свой контроль над Приднестро вьем. Скорее вероятно то, что Россия вследствие серьезных внутри- и внешнеполитических вызовов будет постепенно сокращать свое при сутствие в регионе. Уже сегодня превышены все лимиты готовности Москвы финансировать политику статус-кво в Молдове. Поступали сигналы от Газпрома, который теряет значительную часть выручки в Молдове, а также от Министерства обороны в бытность Сердюкова министром обороны, когда он неожиданно приехал в Приднестровье на «инспекцию» находящихся там складов российских вооружений.

Дмитрий Рогозин говорил позднее на пресс-конференции в Тираспо ле о желании России сократить военный арсенал в Приднестровье, что необходимо понимать в контексте предпринимавшейся оптими зации военных расходов. Поэтому дальнейшая готовность ЕС и Бер лина к диалогу с Россией была бы лучшей опцией, нежели попытки выработать какие-то стратегии сдерживания Москвы в Молдове.

Кроме того, для ЕС и Германии неудача диалога с Россией не должна быть поводом к повторению кипрского случая. Напротив, Брюссель должен более активно стараться комбинировать оба при оритета и презентовать их общественности. ЕС и Германия долж ны поддерживать прогресс Молдовы в вопросе внутренних реформ.

С другой стороны, было бы необходимым проводить политику во влечения в отношении Приднестровья и представлять молдавско му руководству решение приднестровского конфликта как условие дальнейшего сближения с ЕС. Об этом же нужно четко дать понять и молдавской общественности.

Евросоюзу лишь предстоит выработать политическую позицию в процессе переговоров, внезависимости от того, в каком статусе он будет выступать — наблюдателя или полноценного участника формата «5+2». Прежде всего, речь идет о том, чтобы стимулиро вать понимание Кишиневом того факта, что без взаимных компро миссов и на основе существующего молдавского законодательства реинтеграция страны невозможна. Слова «федерация»лучше в этом контексте избегать в связи с негативными ассоциациями, связанны ми с Меморандумом Козака. Экономические и финансовые аспекты реинтеграции — это также вопросы, по поводу которых серьезно не задумывались еще ни в Кишиневе, ни в Брюсселе.

Вовлечение Приднестровья может происходить на различных уровнях. Отмена визовых ограничений, которые были введены в 2003 г. и отменены только в сентябре 2012 г., была верным решени ем. Они по сути были свидетельством бессилия ЕС каким-то образом повлиять на ситуацию. Правильно и то, что ЕС увеличивает коли чество средств, направляемых в Молдову, и выражает готовность спонсировать меры доверия между двумя берегами Днестра.

Но ЕС должен серьезнее позаботиться о реализации интересов приднестровских бизнесменов и граждан. Несмотря на решение Е. Шевчука снизить таможенные пошлины для молдавских товаров, Кишинев не отреагировал симметрично на этот жест доброй воли.

В этом отношении Кишинев не проводит в отношении Тирасполя последовательной политики, что требует более активного вмешатель ства Брюсселя и Берлина. До сих пор остается неясным, какими будут последствия создания зоны свободной торговли и режима ви зовой либерализации для Приднестровья. Необходимо подумать, как можно было бы преодолеть возможные негативные последствия. Для вовлечения Приднестровья было бы важно, чтобы приднестровский бизнес почувствовл все выгоды от создаваемого интеграционного ре жима.

Для успеха политики малых шагов Е. Шевчуку необходимо до биться успехов в казалось бы технических вопросах медицинского обслуживания, признания дипломов и автомобильных номеров и т. д.

Политическая воля Филата на компромиссы в этих вопросах должна быть поддержана. Только так можно противостоять бюрократизации и в итоге провалу переговорного процесса. Эти шаги могли бы по мочь создать предпосылки для реинтеграции Молдовы, и дополнили бы политику ЕС по поддержанию европеизации Молдовы.

ЧаСТЬ СТРУКТУРЫ ДвУСТоРоннеГо ДиалоГа Глава 8. КУДА ИДЕТ ПЕТЕРБУРГСКИЙ ДИАЛОГ?

иДеЯ ФоРУМа По неМеЦКо-РоССиЙСКиМ ОТНОШЕНИЯМ И ЕЕ РЕАЛИЗАЦИЯ.

НЕМЕЦКИЙ ВЗГЛЯД Бернхард Бегеманн Петербургский диалог – успешный элемент немецко-российских отношений?

Угрожает ли крах Петербургскому диалогу?2. Этот вопрос ак тивно обсуждался в немецких СМИ в преддверии двенадцатого Петербургского диалога в ноябре 2012 г. в Москве. Основанный как «открытый дискуссионный форум», этот диалог множество раз называли «новой главой в отношениях между народами»3, но в по следние годы он был подвергнут серьезной критике. Как на самом деле обстоят дела с этим двусторонним форумом? Какие трудности или проблемы существуют? Является ли Петербургский диалог в его сегодняшнем состоянии и с оглядкой на его двенадцатилетнюю историю успешным проектом, и как это можно измерить? Является ли необходимым переосмысление самого понятия «диалог»?

Бернхард Бегеманн, студент Университета Потсдама по специально сти «Междисциплинарные исследования России». Deutsche Welle. Droht dem Petersburger Dialog das aus? URL: http:// www. welt. de/ politik/deutschland/article110830480/Droht-dem-Petersburger-Dia log-das-Aus. html Schlussdokument des 1. Petersburger Dialogs, in: Meier, C. Deutsch-Rus sische Beziehungen auf dem Prfstand. Der Petersburger Dialog 2001-2003. Berlin: SWP-Verlag, 2003. S. 35. Эти вопросы представляются ключевыми для данного исследова ния. Необходимо выбрать критерии оценки, но в этом вопросе обычно возникают серьезные противоречия. Чтобы создать наиболее полную картину, в третьей части прозвучавшая ранее разнообразная крити ка этого формата представлена в шести тематических блоках и рас сматривается, насколько она конструктивна. Для этого использованы такие источники, как статьи из ежегодных пресс-обзоров Петербург ского диалога, два интервью автора с Мартином хоффманом, предсе дателем правления Петербургского диалога, и д-ром Андреасом Шо кенхоффом, координатором немецко-российского межобщественного сотрудничества. Использованы исследование Кристиана Майера из Фонда науки и политики «Тест немецко-российских отношений. Пе тербургский диалог 2001-2003 гг.» и статья Геммы Перцген в журнале «Восточная Европа» (октябрь 2010 г.). Данное исследование отражает во многом немецкую перспективу, и звучащую в нем критику стоит рассматривать в рамках сложившегося в немецком обществе ценност ного канона. Прежде всего оно будет интересно российскому читате лю, к которому наше исследование в первую очередь и обращается.


В конце, помимо резюме, будут показаны некоторые перспекти вы развития диалога. Сначала же необходимо дать обзор двенадца тилетней истории Петербургского диалога.

Петербургский диалог: создание, идея и развитие Петербургский диалог основан как открытый форум в 2001 г.

и способствует пониманию между гражданскими обществами двух стран. Он функционирует под эгидой действующих бундесканцлера Германии и президента России и по очереди ежегодно проходит в Германии и России1.

Так кратко описывает веб-сайт Петербургского диалога историю его создания. Эта конференция «создана как двустороннее заседание, которое посвящено актуальным общественным вопросам и немецко-российским отношениям»2. Как дополнение к межправительственным консультациям Petersburger Dialog – Ein Forum fr den Dialog der Zivilgesellschaften URL: http://www. petersburger-dialog. de/ein-forum-fuer-den-dialog-der-zivilge sellschaften Там же. должна возникнуть «третья опора», которая бы интенсифицировала диа лог гражданских обществ1. Как «биржа оригинальных идей»2 и механизм интеллектуального взаимообогащения этот форум должен передавать государственным структурам рекомендации от общественности обоих государств3. Обмен мнениями должен, насколько возможно, открыто и плюралистично отражать «не только общие позиции, но и различные мнения»4 и тем самым «обсуждать трудности и пробовать их решать, чтобы мы становились теми, кем хотим стать, друзьями в общем евро пейском доме, где существуют мир и предсказуемость»5. При этом не обходимо включать и молодое поколение6.

Мартин Хоффман, председатель правления Петербургского диа лога, говорит в этой связи: «Перед стартом Петербургского диалога логика была следующей: У нас есть хорошие политические контакты, у нас есть хорошие экономические контакты, все остальное кажется вто ричным. С началом Петербургского диалога сигнал был таким: только единство трех опор создаст по-настоящему хорошие отношения»7.

В течение многих лет существования диалога произошли неко торые формальные изменения, которые, однако, имели минимальное значение для общей концепции проекта. Так, возросло количество рабочих групп с 5 до 8, а также сменились председатели руководя щих органов с обеих сторон.

Сущностные изменения можно увидеть в контексте иницииро ванных за годы проектов, которые стартовали под эгидой Петербург ского диалога. К ним относятся награда имени Петера Бениша, ра ботающий с 2006 г. фонд Немецко-российских молодежных обменов Schrder, G. Gruwort des deutschen Bundeskanzlers Gerhard Schrder, in Parfenova, E. Petersburger Dialog 2001. Sankt Petersburg: Izdatel‘stvo SpbGU, 2002. S. 8-13. Putin, V. Gruwort des russischen Prsidenten Wladimir Putin, in: Parfenova, E. Petersburger Dialog 2001. Sankt Petersburg: Izdatel‘stvo SpbGU, 2002. S. 2-7. Там же. Schrder, G. Gruwort des deutschen Bundeskanzlers Gerhard Schrder. Boenisch, P. Gruwort, in: Parfenova, E. Petersburger Dialog 2001. Sankt Petersburg: Izdatel'stvo SpbGU, 2002. S. 16-17. Putin, V. Gruwort des russischen Prsidenten Wladimir Putin;

атакже: Er атакже: Er : Er ler, G. Schlusswort, in: Parfenova, E. Petersburger Dialog 2001. Sankt Petersburg: Izdatel'stvo SpbGU, 2002. S. 86-91. Интервью автора с Мартином Хоффманом, 10.01.2013 г. и основание в 2011 г. Социального форума в рабочей группе «Граж данское общество»1. Как признак открытости форума для все более широких кругов гражданского общества было расценено участие в нем в 2006 г. одной из главных российских организаций по защите прав человека — Общества «Мемориал»2.

Дальнейшее внутреннее развитие форума, рассматривавшееся Йоргом фон Штудницем на примере группы «Гражданское обще ство», произошло, когда после «небеспроблемной попытки установить друг с другом открытый диалог на втором этапе с 2004 г. удалось определить взаимно интересующие нас темы, по которым потом на чала идти конкретная работа»3. Также и руководитель руководящего комитета с немецкой стороны Лотар де Мезьер говорит о переходе от «Вы» к «ты», о все более доверительной атмосфере, свободной от табу и принуждения4.

Вследствие затронувшего оба государства мирового экономиче ского кризиса улучшение отношений поначалу казалось ощутимым5, прежде всего на основе доминировавшего, как и ранее в повест ке дня, экономического сотрудничества6. После явной критики по поводу десятилетия форума, а также заявления МИД Германии о возможности пересмотра финансирования форума7 де Мезьер также начал говорить о «новом варианте».

Petersburger Dialog – Projektbersicht URL: http://www. petersburger dialog. de/projektuebersicht Przgen, G. Dringend reformbedrftig. Der Petersburger Dialog auf dem Prfstand. S. 71, in: Osteuropa 2010. No. 10, Berlin 2010, S. 59-81. Der Petersburger Dialog durchlief einen erstaunlichen erfolgreichen Ent wicklungsprozess – Interview mit Ernst-Jrg von Studnitz, in: Moskauer Deut sche Zeitung, Partnerschaften URL: http://www. mdz-moskau. eu/wp-content/ uploads/2012/07/Partnerschaften-2010. pdf. S. 12-13. Die Modernisierungspartnerschaft ist bei uns umgesetzt worden – Inter view mit Lothar de Mazire, in: International Relations. 2010. No. 8. S. 32-34. Die Welt online – Der deutsch-russische Vertrauensvorschuss URL: http:// www. welt. de/politik/deutschland/article4134190/Der-deutsch-russische-Vertrau ensvorschuss. html N. N. Merkel: Strategische Partnerschaft mit Russland lebt, in: Frankfurter Allgemeine Zeitung. 16. 10. 2007. S. 2. Bidder, B. Deutsch-russischer Gipfel URL: http://www. spiegel. de/ politik/ ausland/deutsch-russischer-gipfel-die-zahmen-treffen-die-faden-a-774743. html В преддверии двенадцатого Петербургского диалога в ноябре 2012 г. в Москве форум был предметом повышенного медийного внимания. Оно возникло из-за так называемого эффекта Шокенхоф фа1 и связанного с ним заявления Бундестага от 9 ноября 2012 г. Так постепенно способность вести диалог и искусство слушать друг друга становились центральной темой для всего двенадцатого Пе тербургского диалога. Именно так («искусство слушать друг друга») называлась общая для всех групп дискуссионная панель. Бунде сканцлер Меркель заявила в этой связи: «То, что в преддверии такой встречи в медиапространстве что-то происходит, это хорошо, иначе бы многие люди вряд ли бы заметили, что здесь что-то происходит. Я считаю правильным, когда происходят противоречивые дискуссии… Я думаю, в конце концов дискуссия, если она ведется конструктивно, всегда является первым шагом к прогрессу, изменению, разумному развитию»3.

Хорошо замеченной новацией в формате Петербургского диалога было участие двадцати немецких и российских представителей мо лодежи, набранных через открытую схему подачи заявок, что было позитивно воспринято всеми участниками форума4.

Below, W. Quo vadis deutsch-russische Beziehungen?, in: Russlandana lysen 2012. No. 248 URL: http://www. laender-analysen. de/russland/pdf/Rus slandanalysen248. pdf Этот выбранный В. Беловым заголовок отражает часто озвучиваемую д-ром Шокенхоффом критику новаций в российском законода тельстве после вступления В. Путина в должность президента в третий раз в мае 2012 года. Они были крайне негативно восприняты правозащитниками. Из-за этого в немецких медиа разгорелась активная дискуссия по поводу по литической ситуации в России и немецко-российской отношений. Это инициированное первоначально д-ром Шекенхоффом заявление требует от федерального правительства открыто обсудить с российским руковод ством вызвавшие озабоченность правозащитников новации в российском законо дательстве. Заявление было принято единогласно немецким Бундестагом. Merkel, A. Ansprache von Bundeskanzlerin Angela Merkel im Rahmen des Abschlussplenums des „Petersburger Dialogs“ URL: http://www. bundesregierung. de/Content/DE/Rede/201 2/11/2012-11-16-rede-petersberger-dialog. html Интервью автора с Мартином Хоффманом 10.01.2013, а также д-ром Андреасом Шокенхоффом 17. 01. 2013. Петербургский диалог: цели форума и их реализация В итоговом документе первой встречи перечислены цели, которые в дальнейшем должны рассматриваться как собственные критерии оценки диалога. «Участники форума пришли к выводу, что свобод ные творческие высказывания по всем аспектам отношений между народами двух стран создают предпосылки для успеха конкретных проектов. Узнать друг друга лучше есть лучшее средство для того, чтобы преодолеть еще существующие предрассудки и мыслительные шаблоны… Мы предлагаем с помощью диалога улучшить образ Рос сии в Германии, а также развивать в позитивном направлении образ Германии в России»1.

Исходя из этих целей и был структурно оформлен диалог. Раз ные аспекты диалога одновременно являлись и проблемными поля ми, в рамках которых формировалась критическая дискуссия. Эта критика разбирается нами дальше по следующим ключевым кате гориям: определение круга участников;

(не)зависимость и управле ние;

механизм работы;

роль правительственного участия;

восприятие общественностью и медийное присутствие;

«различные диалоги» — столкновение или разговор на равных?

Определение круга участников Одним из главных пунктов критики Петербургского диалога яв ляется то, из какой группы людей рекрутируются участники форума, т. е. какие части общества должны общаться друг с другом. В ка честве участников Петербургского диалога должны были выступать «эсперты и лидеры общественного мнения из всех слоев немецкого и российского обществ»2. В то же время акцент делался на том, что диалог представляет собой инициативу для интенсификации взаи модействия гражданских обществ3, но до сегодняшнего дня еще не определено конкретно, кого или что необходимо относить к граж данскому обществу. При анализе круга участников и их докладов Schlussdokument des 1. Petersburger Dialogs. S. 35. Petersburger Dialog – Ein Forum fr den Dialog der Zivilgesellschaften. Vgl. Schrder, G. Gruwort des deutschen Bundeskanzlers Gerhard Schr der;


а также: Erler, G. Schlusswort. звучала критика: диалог превращается в «подмену понятий»1, по тому что взамен диалога гражданских обществ российские полити ки используют эту платформу для «обширных внешнеполитических монологов»2. И после конференции 2002 г. можно было прочитать о «форуме немецких и российских руководителей из сферы полити ки и бизнеса»3 без какого-либо упоминания гражданского общества.

Мартин Хоффман описывает форум как «орган диалога между не мецким и российским гражданским обществом и политикой»4 или как «трехчастие»5 из политики, экономики и гражданского общества, ограничивая этим роль гражданского общества на одну треть.

Неточная дефиниция понятия «гражданское общество» выражается в том числе в парадоксе: с одной стороны, форум в целом обозначен как диалог гражданских обществ, с другой же — Гражданским обществом называется одна из восьми рабочих групп форума. Здесь просматрива ются две тенденции: во-первых, понятие «гражданское общество» опре деляется максимально широко и определяет круг лиц из «экономики, политики и третьего «сектора»6, которые сложно отделить друг от друга.

Во-вторых, имеются представители более узкого определения, относя щие к гражданскому обществу самоорганизующиеся союзы, которые сложно отнести как к государственной, так и рыночной или частной сферам. Эта группа участников, которая рассматривает себя как ядро форума, находится в рабочей группе Гражданское общество.

В целом же нейтральное и предельно общее определение «пред ставители общественности двух стран»7 представляется вполне адек ватным. Подзаголовок форума, как, например, «политика, экономика и гражданское общество в диалоге друг с другом», мог бы внести определенную ясность.

Hassel, F. Ein Fall von Etikettenschwindel, in: Frankfurter Rundschau. 11. 04. 2001. S. 3. Там же. Russland ist auf dem Weg – Interview mit Klaus Mangold, in: Sddeutsche Zeitung. 08. 04. 02. S. N. N. Интервью автора с Мартином Хоффманом, 10. 01. 2013 г. Там же. Интервью автора с д-ром Андреасом Шокенхоффом, 17. 01. 2013 г. Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. Der Peters burger Dialog 2001-2003. Berlin: SWP-Verlag, 2003. S. 12. Еще одним пунктом критики является вопрос о конкретном вы боре участников, а именно о репрезентативности. При этом цель «ротации с постоянным ядром»1 поддерживается большинством го лосов. Так, из-за ограниченного числа мест в рабочих группах слож но было бы обеспечить представительство всего общества. В фору ме должны были участвовать не исключительно элиты, а только те люди, которые бы имели конкретные предложения вне зависимости от их статуса. Из-за этого предъявлялись требования к компетент ности участников2. Но что было необходимо для попадания на фо рум — высокое положение3 тех или иных представителей бизнеса или ярко выраженная компетентность по России — остается откры тым. Поэтому и возник упрек, будто бы форум являл собой «встречу без практиков»4, и было слишком мало участников, которые бы име ли контакт с активной частью общества.

Важным аспектом выбора участников является всегда и всеми требуемое участие молодого поколения, чтобы форум не превращал ся в «дом престарелых для отставных госслужащих»5. Превраще ние молодых элит в «резервуар ответственных носителей будущих двусторонних отношений»6, с одной стороны, а также «коммуни кация между опытными, известными представителями и молодым, подрастающим поколением»7 — с другой являются теми целями, к которым стоит стремиться. После того как это требование было выполнено частично в рамках рабочей группы Мастерская будуще го или Фонда немецко-российских молодежных обменов, молодые представители были в первый раз лишь в 2012 г. интегрированы в работу всех рабочих групп, что было воспринято позитивно. Хотя количество молодых представителей еще далеко от первоначальных Erler, G. Schlusswort. Vorsicht mit der Streitkultur – Interview mit Ernst-Jrg von Studnitz, in: Russland HEUTE, 06. 07. 2011. S. 2. Beilage in Sddeutsche Zeitung. 06. 07. 2011. Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 78. N. N. Dialog mit Lcken, in: Sddeutsche Zeitung. 11. 04. 2001. S. 11. Цит. по: Gorbaev, M., in: Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 14. Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 16. Там же. С. 14. требований занять ими до трети мест1, особенно на фоне интенсив ности и машстабов подобных ожиданий. Но благодаря этой мере был сделан первый шаг, который может создать хороший фундамент для дальнейшего развития.

(Не)зависимость и управление Вопрос о составе участников сопряжен и с вопросом о составе координационного комитета. Он состоит из восьми (частично отстав ных) политиков из всех партий, которые представлены в бундестаге.

Два представителя идут от политических фондов, три — от бизнеса и четыре (частично прошлые) — сотрудники или члены правления Немецко-российского форума, т. е. структуры, которая организует Петербургский диалог. Вместе все эти люди занимают 17 из 24 мест в координационном комитете. К ним присоединяются три предста вителя журналистского сообщества, а также представители церквей, науки и учреждений культуры2. Эта структура предоставляет до статочно возможностей для критики в свете плавающей дефиниции круга участников, ведь в ней нет представителей собственно граж данского общества или представителей рабочей группы Гражданское общество. Можно говорить о недостаточной легитимности координа ционного комитета вследствие непропорционального представитель ства. Новые члены «либо назначались правительством напрямую, либо кооптировались комитетом»3, что приводило к тому, что немец кий координационный комитет представлял собой «самовоспроизво дящийся орган»4. К тому же занятие мест было политически пред взятым, так как «в координационном комитете с немецкой стороны очень мало представителей той группы, которая активно критикует путинский авторитаризм»5.

Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 14. Petersburger Dialog – Deutscher Lenkungsausschuss URL: http://peters burger-dialog. de/taxonomy/term/ Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 11. Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 63. Mitteldeutsche Zeitung Online – Deutschland und Russland: Die Beziehung ist gestrt URL: http://www. mz-web. de/servlet/ContentServer?pagename=ksta/pa ge&atype=ksArtikel&aid= Мартин хоффман не согласен с этим и отмечает относитель ное, по его мнению, разнообразие в немецком координационном комитете, указывая при этом на отличия от российской стороны:

«Немецкая сторона должна была в малом масштабе отразить всю Германию, а российская — Россию. Обе во многом различны1. Поэ тому российская часть структурирована иначе». Он отмечает также желаемую, но сложно достижимую независимость Петербургского диалога, особенно в плане финансирования: «Очень важно, как мне кажется, просить у политиков и бизнеса, чтобы Петербургский диа лог развивался свободно, не превращаясь в площадку для лоббист ской деятельности»2. Д-р Шокенхофф добавляет: «Бизнес также имеет определенную ответственность в рамках функционирования гражданского общества. Гражданское общество существует благо даря собственной деятельности, но и тому, что эта деятельность соответствующим образом поддерживается»3.

Хоффман особую ответственность возлагает в этой связи на не мецкую сторону и требует именно от нее продемонстрировать неза висимость, хорошо сознавая, что у российской стороны существуют с этим проблемы. Он видит в случае с инициированным д-ром Шокенхоффом 9 ноября 2012 г. заявлением бундестага и его влия нием на Петербургский диалог подтверждение многих российских подозрений, что гражданское общество является лишь продолже нием политики4. Перцген также видит здесь из-за преобладающего присутствия дипломатии5 влияние «сверху» и говорит даже о том, что действует спонсорский принцип «Кто платит, тот и заказывает музыку»6.

В этой связи примечательно, что Петербургскому диалогу грозит скатывание в зависимость от политики или бизнеса, но не от граж данского общества в узком смысле этого слова.

Интервью автора с Мартином Хоффманом, 10. 01. 2013 г. Ebd. Интервью автора с д-ром А. Шокенхоффом, 17. 01. 2013 г. Интервью автора с Мартином Хоффманом, 10. 01. 2013 г. Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 78. Ebd. S. 71. Механизм работы форума Уже давно было подмечено, что ведущие темы основных заседа ний форума были «слишком широко определены»1 и не имели кон кретных вопросов. Из-за этого заседания превратились в ритуальные годовые встречи с уже частично известными результатами2. К этому добавилась и критика работы форума, в частности по поводу несо временных критериев ведения заседаний, отсутствия протоколиро вания, повестки дня и очень сокращенных докладов о результатах3.

Отсутствие «рабочей площадки»4, а именно механизма знакомства сторон друг с другом, имеет отношение прежде всего к рабочим группам. Работа этих групп вряд ли возможна на фоне постоянно сокращающегося времени на заседания, как это было в последний раз в Екатеринбурге и Москве. Так, потеряли три дня, из которых лишь 3,5-4 часа ушли собственно на заседания5.

Это связано с изначальным требованием сделать работу более постоянной, в частности с помощью предварительной подготовки участников, которая бы сделала воможной дискуссию, а не про сто обмен информацией6. В частности, речь идет о предварительной информации о круге участников и повестке дня конференции, ко торые можно было бы заранее изучить7, несмотря на желание бо лее частых встреч в течение года, которые вряд ли возможны. Без всего этого из этих малозначительных брейнстормингов получаются Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 13. Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 79;

а также: Rutz, M. Zehn Jahre Petersburger Dialog. Zur Zukunft des russisch-deutschen Austausches, in: Die Poli tische Meinung. Monatszeitschrift zu Fragen der Zeit. 2011. No. 499. S. 57-59. Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 72. Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 16. Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 77f.;

а также: Rindt, S. Ein : drcke vom 12. Forum „Petersburger Dialog“, in: KO-RUS-Kurier. Sonderausgabe Petersburger Dialog URL: http://www. auswaertiges-amt. de/cae/servlet/content blob/633324/publicationFile/175065/Kurier12-PD. pdf S. 15-16. Erler, G. Schlusswort;

sowie: Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 14f. Melle S. Ohne Offenheit kein Dialog, in: KO-RUS-Kurier. Sonderausgabe Petersburger Dialog URL: http://www. auswaertiges-amt. de/cae/servlet/content blob/633324/publicationFile/175065/Kurier12-PD. pdf S. 12-14. лишь «затратные пиар-ивенты»1. Постоянная работа групп и проис текающие отсюда более плотные и эффективные заседания рабочих групп представляются важными, но все же необязательными. Так, хоффман подчеркивает ситуативный характер для взаимодействия гражданских обществ: «Успех измеряется не постоянством, а демон страцией диалога»2. Петербургский диалог не должен создавать кон куренцию каждодневной работе неправительственных организаций, а находится с ней во взаимодействии. Д-р Шокенхофф также не рассматривает Петербургский диалог как эксклюзивное мероприя тие, которое существует само по себе: «Петербургский диалог дол жен быть встречей, которая продуцирует сети, из которых возникают контакты, работающие и вне пределов Петербургского диалога… Все выигрывают, если возникает сетевое взаимодействие между немец кими и российскими участниками»3.

В то же время д-р Шокенхофф, в отличие от Хоффмана, требует от форума большего и ожидает не только «диалога ради диалога»4, но и конкретных проектов, которые могли бы возникать в ходе Петер бургского диалога, но потом охватывать гораздо больше людей. Дру гие наблюдатели отмечают недостаток «собственного целеполагания» форума. Существует опасность чисто поверхностных встреч, когда возникает вопрос, что важнее, узнать друг друга и подискутировать или повысить имидж с помощью совместного фотографирования.

Роль правительственного участия Центральным, уже упомянутым является вопрос о форме влия ния правительства на Петербургский диалог. Так как концепция форума родилась быстро и на планирование не было времени, сто ит исходить из того, что он крепко привязан к правительствен ной сфере6. Выделение такого партнера с немецкой стороны, как Немецко-российский форум, который «обладает контактами с рос Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 15. Интервью автора с Мартином Хоффманом, 10. 01. 2013 г. Интервью автора с д-ром А. Шокенхоффом, 17. 01. 2013 г. Там же. Цит. по: Rahr, A., in: Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 78. Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 9. сийской номенклатурой»1, многие определяют как изначальную ошибку. Здесь видна не только тенденциозная направленность фо рума, но и отсутствие понимания и признания роли гражданского общества в узком смысле слова со стороны, в частности, пред седателя координационного комитета Лотара де Мезьера2. Выше названный принцип «Тот, кто платит, тот и заказывает музыку»

может означать придание большего внимания более платежеспо собным участникам, нежели тем, что относятся к рабочей группе Гражданское общество. Помимо прочего возникает впечатление, что Петербургский диалог является «инсценированным сверху до рогим музыкальным сопровождением»3 к межправительственным консультациям. Отсюда эксклюзивный характер форума, а также тенденции к «формированию клуба»4. Это препятствует тому, что бы Петербургский диалог «активнее предоставлял трибуну темам, связанным с гражданским обществом»5.

Инициирование диалога с российской стороны также происходи ло при ведущей роли государства, но в обоих случаях это кажет ся целесообразным6. М. Хоффман видит результат Петербургского диалога как раз в таком смешении и взаимодополнении «сверху»

и «снизу»7. Чтобы добиться чего-то в обществе, необходимо, по его мнению, быть также в «диалоге с властями»8.

Но критики видят большую проблему в привязке к правитель ственной политике. С помощью вовлечения молодых представи телей или участия Мемориала связи с гражданским обществом могли бы быть укреплены. Но это, согласно М. Хоффману, необ ходимо лишь в ограниченном масштабе9.

Там же. Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 65. Siegl, E. Mgliche Mitne in der Harmonie, in: Frankfurter Allgemeine Zeitung. 10. 04. 2001. S. 3. Цит. по: Erler, G. in: Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 81. Там же. Интервью автора с Мартином Хоффманом, 10. 01. 2013 г..;

а также: Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 16. Интервью автора с Мартином Хоффманом, 10. 01. 2013 г.. Цит. по: Hoffmann, M., in Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 62. Интервью автора с Мартином Хоффманом, 10.01.2013 г. Восприятие общественностью и медийное присутствие Базовое требование к открытости форума, казалось бы, удо влетворено, начиная с участия общественности, высокопоставлен ных лиц1 и вплоть до медийного внимания вследствие связанности с межправительственными консультациями. Перцген даже ставит медийную популярность, например лица, занимающего пост главы координационного комитета, выше, чем его профессионализм, и го ворит о Мезьере больше как о «вывеске», нежели «человеке, который придает импульс»2.

Однако многим не хватает медийной открытости в плане транс парентности собственно работы форума3, которая крайне важна для формирования желаемого образа обеих сторон. Между тем заседа ния доступны для общественности, а все протоколы можно получить из сети Интернет.

М. Хоффман видит реальную опасность в том, что Петербург ский диалог будет в своей роли низведен до сопровождающей пло щадки для обсуждения острых политических тем4. В конце концов, под большим вопросом то, что Петербургский диалог утвердился в общественном мнении как гражданский форум, «иначе Петербург ский форум стал бы за девять лет более известен среди граждан и ассоциировался бы с конкретными реализованными идеями и проектами»5.

«Различные диалоги» — «столкновение»

или диалог на равных?

Является ли Петербургский диалог диалогом? Для начала необ ходимо определиться, что же такое «диалог». Очевидно, что диалог предполагает свободный и креативный обмен, разговор равных пар Przgen, G. Dringend reformbedrftig. [Fn. 14] S. 78. Там же. С. 64. Там же. С. 78.;

а также: Mayr, W. Aufgezehrtes Mobiliar, in: Der Spiegel. 2005. No. 49. S. 156. Интервью автора с Мартином Хоффманом, 10. 01. 2013 г. Belov, V. in Steinmetz, L. Groe Ambitionen — kleine Schritte, in: Mos kauer Deutsche Zeitung, Partnerschaften URL: http://www. mdz-moskau. eu/wp content/uploads/2012/07/Partnerschaften-2010. pdf S. 8-11. тнеров. Как показали годы общения, в Германии друг другу противо стоят две большие группы, которые спорят по поводу того, как Гер мания должна играть роль партнера. А. Рар говорит о «моралистах», которые концентрируют внимание прежде всего на правах человека и развитии гражданского общества, и «прагматиках» с экономиче скими или научными приоритетами1.

А) «Моралисты»: тяга к политике развития?

Идея создания проекта Петербургского диалога принадлежала бундесканцлеру Г. Шредеру и его красно-зеленому правитель ству2. Видимо, открытие форума сопровождалось определенными ожиданиями, особенно в плане «развития сильного гражданско го общества в России»3, что является неотъемлемым условием функционирующей демократии. То, что это отличалось от рос сийских представлений, кажется, имело мало значения в свете ясности для многих в Германии, куда движется Россия. Так, на пример, речь шла о символическом наименовании диалога в честь Санкт-Петербурга как отражения «будущего России в европей ском пространстве»4 или пути страны туда. Имелась в виду так же и цель диалога по «оказанию помощи развитию для создания плюралистического общества [с помощью имеющегося у Герма нии опыта]»5. Все это напоминает о концептах и целях немец кой внешней политики, как их сформулировала Сьюзан Стюарт6.

«Больше» в отношениях было бы всегда лучше, так как в Герма нии исходят из необходимости приближения России к немецким и европейским стандартам. На этом «трудном пути» Германия хотела бы помочь России. Проявляющиеся до сих пор тенденции идут, однако, к тому, что это будет означать, что «диалог, за служивающий имя города Петербурга, не может быть диалогом Цит. по: Rahr, A., in: Przgen, G. Dringend reformbedrftig. S. 62. Meier, C. Deutsch-Russische Beziehungen auf dem Prfstand. S. 9. Там же.

Schrder, G. Gruwort des deutschen Bundeskanzlers Gerhard Schrder. Kohler, B. Mit Gerhard und Wladimir, in: Frankfurter Allgemeine Zeitung. 12. 04. 2001. S. 12. Stewart, S. Prmissen hinterfragen. Pldoyer fr eine Neugestaltung der deutschen Russlandpolitik. Berlin 2012: SWP-Verlag, 2012. S. 2. с системой Путина»1. Постановка проблемы такова: негативные тренды в развитии России (как их понимают в Германии) должны открыто обсуждаться, но при этом многие россияне воспринима ют это как обиду. Это не «обязанность немцев демократизировать Россию. Но также они не должны и умалчивать масштабы застоя в существующем политическом режиме»2.

Б) «Прагматики» — слушать в смирении?



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.