авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК А.А. САРКИСОВ ВОСПОМИНАНИЯ. ВСТРЕЧИ. РАЗМЫШЛЕНИЯ Издание 2-е, дополненное и исправленное, ...»

-- [ Страница 13 ] --

Важность привлечения науки к созданию регулярного военного флота прекрасно понимал Петр I, который в свойственном ему образ ном стиле говорил, что «кораблей построить и безопасно пустить в море без вспоможения наук невозможно». Именно поэтому инициатором и организатором как флота, так и первого научного учреждения страны стал один человек – Петр I. При этом весьма символично, что созда ние регулярного флота и учреждение Академии наук в России совпали по времени.

традиции тесной связи высокой науки с флотом закладывались с началом создания Петербургской академии наук. Среди первых дей ствительных членов этой академии самых выдающихся научных ре зультатов, прежде всего в области физических основ кораблестроения и мореплавания, достигли л. Эйлер и Д. Бернулли. В полном собрании III Размышления сочинений Эйлера научным основам кораблестроения посвящены че тыре тома, два из них – труду «Морская наука». недаром академик А.н. Крылов впоследствии писал, что «теория корабля зародилась в нашей Академии наук».

Значительная часть научных трудов М.В. ломоносова также по священа насущным проблемам создававшегося регулярного военного флота России.

традиция тесного творческого сотрудничества выдающихся уче ных с флотом ярко просматривается на протяжении всей истории его развития. В решении задач прикладной навигации, теории корабля, теории стрельбы большой вклад внесли математики М.В. Острог радский, В.Я. Буняковский, О.И. Сомов, П.л. чебышев, астроном А.н. Савич. В решении задач кораблестроительной науки и развития научно-технической базы флота велики заслуги Б.С. Якоби, А.С. По пова, С.О. Макарова, И.П. Колонга, Д.И. Менделеева. Заслужи вают отдельного упоминания выдающиеся имена ученого-корабле строителя академика А.н. Крылова и изобретателя радиотелеграфа А.С. Попова. В разработке научных основ проектирования кораблей, в создании энергетических установок и другого корабельного оборудо вания прославились А.н. ляпунов, н.н. Галеркин, н.И. Кутейников, И.Г. Бубнов, В.В. Константинов, К.П. Боклевский, СИ. Дружинин, М.А. Шателен, В.л. Поздюнин, П.Ф. Папкович, В.Г. Шухов и мно гие другие.

Далее я приведу некоторые факты, касающиеся роли российской науки в становлении отечественного подводного кораблестроения. Как ни могло бы это показаться парадоксальным, тесная связь российской науки с подводным кораблестроением начинает прослеживаться еще задолго до создания регулярного подводного флота.

Подводное судостроение как новая область научных ис следований в России впервые зародилась в середине XVIII века. В 1741 г. в журнальном приложении к газете «Санкт-Пе тербургские ведомости» была опубликована статья профессо ра Петербургской академии наук Георга-Вильгельма Рихмана «О Орфирейском плавании под водой», в которой обсуждались не которые особенности конструкции и плавания подводных судов. на основании законов гидродинамики автор сочинения доказывает те оретическую возможность подводного плавания на гребных судах с водонепроницаемым корпусом и специальными емкостями, приспо собленными для приема забортной воды при погружении и осушения при всплытии на поверхность. Статья Георга-Вильгельма Рихмана – Воспоминания. Встречи. Размышления первая в России научная работа по проблемам подводного судострое ния. К этому следует еще добавить, что Рихман также сконструировал несколько приборов и механизмов для подводных судов, устройство которых установить пока не удалось.

В октябре 1839 г. по распоряжению военного министра России графа А. чернышева в Петербурге был создан «Временный комитет по подводным опытам», в состав которого наряду со специалистами флота вошли такие видные ученые, как электротехник академик Бо рис Семенович Якоби и известный специалист в области металлургии и энергетики член-корреспондент Академии наук Петр Григорьевич Соболевский. Программой работы этого комитета предусматривалось, в частности, проведение опытов с подводными минами и с подводными лодками в интересах защиты своего побережья от нападения с моря.

нужно отметить, что, пожалуй, наиболее весомым вкла дом академика Якоби в развитие подводных лодок был со зданный им в 1838 г. и испытанный на неве судовой электрод вигатель постоянного тока, с появлением которого открылись новые перспективные возможности в лодочной энергетике. Он же, опередив французов, в 1845 г. предпринял первую попытку создать электрический аккумулятор взамен маломощного гальванического эле мента одноразового использования. Как всем хорошо известно, впо следствии именно аккумуляторы стали основным источником энергии при плавании подводных лодок на глубине.

не обошел своим вниманием подводные лодки избранный в 1878 г.

членом-корреспондентом Петербургской академии наук Дмитрий Ива нович Менделеев, полагавший, что они способны выполнять широкий круг практических задач. Он, в частности, одним из первых в России предложил использовать подводные лодки для освоения и использова ния просторов Арктики.

В 1878 г. при непосредственном участии Менделеева русский изобретатель Огнеслав Степанович Костович создал оригинальную систему очистки воздуха в отсеках подводной лодки. но особо следу ет отметить, что именно по инициативе Менделеева в 1884 г. впервые в отечественном кораблестроении в Петербурге был построен опыто вый бассейн, который открывал возможности проведения модельных испытаний корпусов кораблей, в том числе и подводных лодок, что по зволяло заметно повысить качество их проектирования.

В XIX веке шел широкий поиск наиболее совершенных форм про чных корпусов подводных лодок, испытывавших все большие давле ния забортной воды по мере увеличения глубины их погружения. В то III Размышления время в планах Академии наук исследования этой важной проблемы отсутствовали. Поэтому по личной просьбе известного изобретателя подводных лодок Степана Карловича Джевецкого к ее решению под ключился будущий знаменитый академик и кораблестроитель Алексей николаевич Крылов. В 1892 г. им была опубликована работа «Расчеты и объяснительная записка к проекту подводной лодки Джевецкого», а в 1898 г. вышла в свет его другая работа «Расчеты и объяснительная записка к проекту водобронного миноносца». В этих трудах академика Крылова заложены научные основы расчета прочных корпусов под водных лодок, другими словами, основы строительной механики под водных лодок, не потерявшие своего значения до сегодняшнего дня.

тесная связь науки с флотом особенно ярко проявилась в эпоху на учно-технической революции, начало и бурное развитие которой при шлось как раз на годы конфронтации между двумя противостоящими блоками мировых держав. Приведу несколько примеров достижений в области фундаментальных исследований, которые позволили впо следствии достичь крупных практических результатов. С учетом по вода, по которому организована наша конференция, все эти примеры будут относиться прежде всего к области подводного кораблестроения.

Конечно, следовало бы начать с великих открытий в области ядер ной физики, которые явились базой создания корабельной ядерной энергетики, коренным образом изменившей облик подводного флота и повысившей его боевые возможности.

Подводные лодки с атомными энергетическими установками из «ныряющих» превратились в истинно подводные корабли, способ ные, месяцами не всплывая на поверхность, выполнять боевую задачу в условиях максимальной скрытности. не случайно боевым ядром сов ременного флота являются атомные подводные лодки с баллистически ми ракетами стратегического назначения.

Исключительная роль в решении этой проблемы принадлежит ака демику Анатолию Петровичу Александрову, которого по праву назы вают отцом корабельной ядерной энергетики.

Дальше я остановлюсь на нескольких других примерах.

Известно, что боевая эффективность подводных лодок, воен но-морского оружия (торпед, ракето-торпед) в решающей степе ни связана с их скоростью. на определенном этапе развития воз можности повышения мощности двигателей с учетом габаритных ограничений были исчерпаны. Дальнейшее повышение скорости оказывалось возможным лишь путем снижения сопротивления движе нию подводных аппаратов. В этот период со стороны Военно-Морско Воспоминания. Встречи. Размышления го Флота был стимулирован широкий комплекс исследований механиз ма взаимодействия движущегося твердого тела с водой и разработка методов, которые позволили бы снизить сопротивление воды движе нию подводных лодок и морского оружия. Работы велись в ряде веду щих научных учреждений гидродинамического профиля, но особенно активно – в Институте гидродинамики Сибирского отделения Акаде мии наук под руководством академика М.А. лаврентьева.

Исследования были направлены прежде всего на изучение погра ничного слоя. Результатами их явились разработанные методы опти мизации геометрических форм обтекаемого тела, а также принципы не посредственного воздействия на пограничный слой с целью снижения сопротивления движению.

В ряду разработанных мер можно, в частности, назвать отсос по граничного слоя, формирование пузырьковой структуры обтекающей жидкости путем подачи в нее воздуха, ламинаризацию пограничного слоя с помощью подаваемых в него через щели специальных полиме ров, создание воздушной каверны вокруг движущегося тела. Многие из этих исследований носили новаторский характер, а ряд практиче ских разработок, выполненных на основании их результатов, не имеют аналогов в мировой практике.

Создание мощного атомного подводного флота выдвинуло в каче стве первоочередной проблемы обеспечение скрытности подводных ло док. таким образом, возникла задача разработки научных принципов проектирования и строительства подводных лодок, обладающих мини мальными демаскирующими факторами.

Обеспечение скрытности подводных лодок, так же как и разра ботка эффективных средств их обнаружения, оказалось чрезвычайно сложной проблемой, для решения которой необходимо было осущест вить широкую программу фундаментальных и прикладных исследова ний. Из новых направлений в рамках этой программы можно отметить исследования процессов, возникающих при прохождении подводных лодок на поверхности, в приповерхностном слое и в толще океана, которые могут обнаруживаться средствами противолодочной оборо ны;

разработку новых физических принципов создания корабельных, авиационных и космических систем обнаружения атомных подводных лодок по их кильватерному следу, а также по измерению параметров других сопутствующих физических полей.

Конечным результатом этих исследований явилась разработка практических методов снижения шумности отечественных подводных лодок и создание приборов и систем обнаружения подводных лодок вероятного противника.

III Размышления Для военно-морского Флота всегда имели первостепенное значе ние проблемы связи. Их актуальность особенно возросла с появлени ем атомных подводных лодок с баллистическими ядерными ракетами, в связи с необходимостью достижения этими подводными лодками максимальной скрытности, что не могло быть обеспечено при выну жденном их подвсплытии на сеансы связи с командным пунктом. Ис пользование буксируемых антенн, выпускаемых на поверхность во вре мя сеансов связи, также не решало проблему обеспечения скрытности, так как эти антенны могли быть обнаружены техническими средствами противолодочных поисковых сил.

Для решения этой актуальной проблемы была инициирована и под держана масштабная программа фундаментальных и прикладных ис следований. научное руководство этими работами возглавил крупней ший специалист в области радиотехники академик В.А. Котельников.

Из наиболее важных исследований, выполненных в рамках этой программы, можно отметить, например, работы по созданию каналов связи в диапазоне сверхнизких частот, а также в диапазонах сейсмиче ских и гидроакустических волн. Исследования в области оптического (лазерного) излучения и создание лазерных линий связи открыли воз можности обеспечения связи с подводными лодками, находящимися практически во всех районах Мирового океана.

Выдающимся научным достижением фундаментального характе ра явилось открытие в 1946 г. сверхдальнего распространения звука в море — так называемого «подводного звукового канала», сделанное л.М. Бреховских, л.Д. Розенбергом, Б.И. Карловым и н.И. Си гачевым в ходе организованной Военно-морским флотом первой ги дроакустической экспедиции в Японском море. Это открытие сыграло большую роль как в обеспечении скрытности, так и в методах обнару жения подводных лодок, а также нашло применение в решении навига ционных задач и создании систем подводной связи.

Ограничившись приведенными примерами, я хотел бы теперь пе рейти к другой, менее очевидной стороне взаимосвязи науки с разви тием кораблестроения, а именно к тому, как возникавшие в ходе стро ительства подводных лодок проблемы стимулировали развитие самих фундаментальных наук.

логика совершенствования ведения вооруженной борьбы на море постоянно требовала создания качественно новых средств, что ставило перед наукой сложные задачи и нередко приводило к зарождению но вых направлений в науке, плодотворность которых впоследствии дале ко выходила за рамки оборонных потребностей и интересов.

Воспоминания. Встречи. Размышления В подтверждение сказанного можно было бы привести много при меров, но, вероятно, достаточно ограничиться лишь несколькими, от носящимися к сравнительно недавнему прошлому.

В ряду научных задач, стимулированных развитием флота, особое место занимает изучение среды функционирования военно-морского Флота – Мирового океана. Создание современных боевых кораблей и морских вооружений, а также обеспечение высокой эффективности их боевого применения требуют детального исследования фундаменталь ных физических свойств океанской среды.

Интенсивное развитие таких научных дисциплин, как гидрофизи ка, оптика, химия, биология, геология морей и океанов, в значитель ной степени инициировалось потребностями Военно-морского флота.

Именно из потребностей развития флота возникло и получило мощное развитие в рамках физики океана такое новое научное направление, как гидроакустика. Сегодня гидроакустика представляет вполне офор мившуюся самостоятельную область научных знаний со своими ори гинальными физическими и математическими методами, оснащенную богатым инструментарием для экспериментального изучения законо мерностей распространения звука в морской среде.

Исследования в области гидроакустики объективно внесли фун даментальный вклад в физику океана и значительно расширили наши представления в этой области. Сегодня этими исследованиями занима ются большие коллективы ученых, в том числе и коллектив специально созданного для этой цели Акустического института.

Другой пример возникновения нового научного направления, сти мулированного интересами развития флота, связан с гравиметрией.

Мощным толчком для ее развития стали выдвинутые флотом повы шенные требования к точности определения места старта и стартовой вертикали при пуске баллистических ракет с подводных лодок.

Это, в свою очередь, потребовало детального изучения аномалий гравитационного поля Земли в Мировом океане, что явилось очень сложной научной задачей и определило развитие специальных теорети ческих подходов, а также соответствующей экспериментальной техни ки. Исследования аномалий гравитационного поля Земли в Мировом океане – по существу, новое научное направление в гравиметрии.

Приведу еще один пример. Он связан с изучением льдов Аркти ческого бассейна. Плавание атомных подводных лодок в северных широтах выдвинуло задачу организации комплекса исследований по изучению арктических льдов – их толщины, в том числе и аномальных отклонений от средних значений, структуры внутренней поверхности III Размышления ледовых покрытий, механической прочности льдов, закономерностей расположения трещин и разводий и многих других свойств. Столь углу бленные исследования свойств арктических льдов далеко выходили за рамки обычных потребностей народного хозяйства и стимулировались интересами повышения эффективности боевого применения подводных лодок в различных районах Арктики.

В этих же интересах были развернуты широкомасштабные иссле дования рельефа дна морей Арктического бассейна. Разработанный для решения этой задачи геофизический измерительный комплекс включал сейсмолокацию, эхолотирование и геомагнитные методы.

В итоге получены детальные карты рельефа дна Арктики. Эти ре зультаты оказались настолько эффективными, что создалась довольно парадоксальная ситуация: рельеф дна Арктики изучен на настоящий момент значительно детальнее, чем рельеф дна других океанов.

Все эти исследования явились крупным фундаментальным вкла дом в развитие океанологии арктических морей.

Яркой страницей единения академической науки и флота явилась Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Ученые решительно пе реключились от ведущихся ими плановых исследований к срочному ре шению острых насущных задач, которые постоянно возникали в ходе тяжелейших сражений нашего народа на сухопутных фронтах и мор ских театрах военных действий. Об их подвиге в годы Великой Оте чественной войны можно писать очень много, но, видимо, достаточно ограничиться некоторыми наиболее яркими примерами участия ученых в решении проблем флота.

В начале войны германское военное командование сделало став ку на массированное использование минного оружия, рассчитывая за купорить наши корабли в базах и уничтожить их бомбовыми ударами с воздуха. с этой целью противник особую роль отводил донным минам с магнитными замыкателями, которые ставили самолеты на фарватеры баз и портов.

В связи с возникшей минной опасностью остро встал вопрос о не обходимости быстрой и надежной защиты кораблей от магнитных мин.

Решить эту проблему было поручено группе ученых ленинградского физико-технического института под руководством А.П. Александ рова. Выбор был не случайным: А.П. Александров еще в 1936 г. по заданию ВМФ разработал метод компенсации вертикальной состав ляющей магнитного поля корабля с помощью временной обмотки его корпуса кабелем, через который пропускался ток заранее заданных параметров. Важное задание командования ВМФ было выполнено Президент Академии наук СССР академик Анатолий Петрович Александров Главнокомандующий Военно-морским флотом СССР Адмирал Флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков Председатель Комитета по Ленинским премиям академик А.П. Александров вручает Главнокомандующему военно-морским Флотом Адмиралу Флота Советского Союза С.Г. Горшкову нагрудный знак лауреата Ленинской премии Встреча в ВМИИ в связи с 95-летием со дня рождения профессора А.Н. Патрашева (слева направо, сидят: академик И.Д. Спасский, академик А.А. Саркисов, профессор Ю.К. Баленко;

стоят:

профессор Л.Б. Гусев, профессор, капитан 1 ранга Е.И. Якушенко, капитан 1 ранга С.В. Неудахин), Санкт-Петербург, 2005 г.

Подписание контракта о создании системы мониторинга в Мурманской области (слева направо: профессор Р.В. Арутюнян, заместитель губернатора Мурманской области А.Д. Рузанкин, академик А.А. Саркисов, член-корреспондент РАН Л.А. Большов, сотрудник международного отдела ИБРАЭ Т.С. Поветникова) В президиуме научной конференции, посвященной 100-летию создания Российского подводного флота (адмиралы флота Куроедов В.И., Капитанец И.М., Макаров К.В.), Президиум РАН, март 2006 г.

В президиуме научной конференции, посвященной 100-летию создания Российского подводного флота (слева направо: академик А.А. Саркисов, представитель администрации Президента РФ вице-адмирал А.Л. Балыбердин, академик К.В. Фролов, адмирал флота В.И. Куроедов, адмирал флота К.В. Макаров, капитан 1 ранга Б.Н. Филин, адмирал флота И.М. Капитанец), Президиум РАН, март 2006 г.

Момент рабочего совещания по вопросам участия РФ в программе OSI, июнь 2006 г. (крайний справа: А.А. Бессмертных) Выступление академика С.Н. Ковалева на конференции, посвященной 100-летию создания Российского подводного флота, Президиум РАН, март 2006 г.

Выступление на конференции, посвященной 100-летию создания Российского подводного флота, Президиум РАН, март 2006 г.

Встреча российских и американских специалистов в Министерстве обороны по проблеме участия РФ в Международной организации по экологической защите Мирового океана OSI, июнь 2006 г.

Объявление решения ученого совета ВВМИИ об открытии именной аудитории, декабрь 2006 г.

Торжественное открытие аудитории им. академика А.А. Саркисова в ВВМИИ, Санкт-Петербург, декабрь 2006 г.

(ленточку перерезает начальник ВМИИ контр-адмирал Н.П. Мартынов) Во время выступлений по случаю открытия аудитории им. академика А.А. Саркисова, декабрь 2006 г.

(слева направо: А.А. Саркисов, заместитель Г лавкома ВМФ А.А.Смоляков, академик Н.С. Хлопкин) Генеральный конструктор подводных лодок Ю.Н. Кормилицын вручает академику А.А. Саркисову памятный подарок по случаю открытия именной аудитории, декабрь 2006 г.

Встреча с выпускниками, ныне работающими в объединении «Оборонэкспорт», 2006 г.

Вручение начальником ВМИИ контр-адмиралом Н.П. Мартыновым Почетной грамоты по случаю открытия именной аудитории, декабрь 2006 г.

Встреча в Академии наук (справа налево: зам. министра по атомной энергии А.Б. Малышев, вице-президент РАН Н.П. Лаверов, академик Б.Ф. Мясоедов, академик А.А. Саркисов), 2006 г.

Члены международной группы экспертов по оценке Стратегического мастер-плана вместе с его разработчиками в ЕБРР, ноябрь 2007 г. (в центре: председатель экспертной группы ЕБРР лорд Лоуренс Вильямс) Группа участников совещания совместного комитета РАН–НАН США по проблемам нераспространения ядерного оружия, Вена, 2007 г. (слева направо: генерал В.С. Колтунов, А.А. Саркисов, адмирал В.М. Апанасенко, генерал П.С. Золотарев) Совещание совместного комитета РАН–НАН США по проблемам нераспространения ядерного оружия (сопредседатели Р. Гетемюллер, А.А. Саркисов), Вена 2007 г.

Совещание совместного комитета РАН–НАН США по проблемам нераспространения ядерного оружия (справа налево:

академик Аврорин Е.Н., Рябев Л.Д., академик Саркисов А.А.).

Вена, 2007 г.

Торжественное перерезание ленточки при посещении ресторана «Мархфельдерхоф», Вена 2007 г. (справа Р. Гетемюллер) Совещание по вопросу создания региональной системы радиоэкологического мониторинга для Архангельской области (академик А.А. Саркисов, профессор Р.В. Арутюнян (ИБРАЭ РАН), директор НИИ ПТБ «Онега» В.С. Никитин, представитель РАН В.И. Шевченко, Северодвинск, февраль 2008 г.

Торжественное собрание, посвященное окончанию ремонта стратегической подводной лодки (справа налево: руководитель Федерального агентства судостроительной промышленности В.Я. Поспелов;

академик С.Н. Ковалев;

командир подводной лодки, Герой РФ, капитан 1 ранга С.В. Радчук;

академик А.А. Саркисов), завод «Звездочка», Северодвинск, февраль 2008 г.

Заседание Экспертного совета по проблемам флота и кораблестроению, Москва, 2008 г.

Товарищеский ужин с адмиралами и офицерами по случаю присуждения А.А. Саркисову Золотой медали РАН им. академика А.П. Александрова, 2008 г. (слева направо: вице-адмирал М.И. Соколовский, контр-адмирал Ю.М. Халиуллин, вице адмирал А.А. Смоляков, Н.Г. Саркисова, А.А. Саркисов) В дни проведения научного совещания МИД Норвегии совместно с экологическим объединением «Беллона». Посещение музея Кон-Тики, Осло, апрель 2008 г.

Вручение председателем секции энергетики ОЭММПУ академиком О.Н. Фаворским Почетного знака «Заслуженный энергетик Российской Федерации», февраль 2009 г.

Вручение Президентом РАН академиком Ю.С. Осиповым Золотой медали РАН им. А.П. Александрова, 26 мая 2009 г.

Совместно научное собрание РАН и ВМФ, посвященное 70-летию Службы защиты кораблей по физическим полям.

Санкт-Петербург, октябрь 2011 г. (слева: начальник ВВМИИ Е.И. Якушенко и директор филиала ИОАН А.А. Родионов) Семинар КЭГ по проблеме затопленных объектов в Карском море, Осло, январь 2011 г. (слева: директор Северо-западного центра СевРАО В.Н. Пантелеев, справа – руководитель проектного офиса комплексной утилизации АПЛ А.А. Захарчев) III Размышления блестяще. Однако, как это нередко случается в жизни, научное реше ние оказалось невостребованным и выдающийся научный результат около 5 лет не был реализован на флоте.

В начале войны в невероятно трудных условиях группа А.П. Алек сандрова оборудовала на флотах станции размагничивания кораблей и обучила моряков практической работе с приборами и оборудованием.

Значение этой работы трудно переоценить, так как размагничивание кораблей позволило сохранить во время войны десятки кораблей и ты сячи жизней защитников Отечества.

Группа ученых под руководством известного специалиста в обла сти акустики академика н.н. Андреева, в составе которой работал л.М. Бреховских (будущий академик), занималась проблемами борь бы с акустическими минами противника, взрывавшимися под кораблем при воздействии на них звукового поля, появлявшегося при движении корабля. Существовавшие до той поры методы разминирования были довольно примитивны. Задача состояла в том, чтобы разработать мощ ные подводные источники звука, с помощью которых можно было бы подрывать мины на достаточно безопасном расстоянии. И эта задача была успешно выполнена.

Много и плодотворно работали в интересах флота во время вой ны ученые-корабелы. Уже первые ее месяцы выявили недостаточную остойчивость эсминцев проектов 7 и 7У, которые являлись одними из самых массовых кораблей флота. Было несколько случаев, когда по ступление воды в результате боевых повреждений приводило к опро кидыванию корабля задолго до того, как исчерпывались все средства борьбы с поступающей водой. Известный специалист в области теории корабля профессор В.Г. Власов обосновал необходимость использова ния дополнительного балласта, рассчитал его массу и определил места его размещения на корабле. Эти меры оказались настолько эффектив ными, что в последующем корабль, получивший тяжелые боевые по вреждения, если и тонул, то это происходило в положении его на ров ном киле, что косвенно говорило об исчерпании всех средств в борьбе за непотопляемость.

Крупный специалист в области строительной механики корабля академик ю.А. Шиманский в результате анализа характера боевых повреждений разработал конструктивные меры усиления местной и об щей прочности корпусов кораблей ВМФ.

член-корреспондент Ан СССР П.Ф. Папкович занимался про блемой устранения вибраций корпусов кораблей.

Академик В.л. Поздюнин исследовал причины кавитации греб ных винтов и разработал практические меры по ее устранению.

Воспоминания. Встречи. Размышления Разработка акустических тралов была возложена на Физический институт Ан СССР (ФИАн), где эта работа велась под руководст вом академика н.н. Андреева.

Профессор этого же института С.М. Рытов активно участвовал в создании специальной навигационной системы «Координатор», которая разрабатывалась на основе предложенного академиками л.И. Мандельштамом и н.Д. Папалекси радиоинтерференционного метода измерения расстояний и позволяла более точно определять ме сто корабля, особенно при производстве боевого траления и гидрогра фических работ.

В Институте автоматики и телемеханики Ан СССР под руковод ством B.C. Сотскова (впоследствии член-корреспондент Ан СССР) велись исследования по созданию неконтактных взрывателей для мин и торпед, в результате чего был сконструирован неконтактный взрыва тель нИВ-5 для торпед.

Академик А.н. Колмогоров не только консультировал флотских артиллеристов, но и стал соавтором одного из способов стрельбы кора бельной артиллерии по воздушным целям.

Под руководством академика С.И. Вавилова в ФИАне и Госу дарственном оптическом институте были улучшены характеристики дальномеров надводных кораблей и перископов подводных лодок, раз работаны методы светомаскировки кораблей.

Именно в войну была освоена так необходимая для устранения бо евых повреждений и подъема затонувших кораблей подводная сварка.

Эта работа выполнялась под руководством профессора Московского института инженеров транспорта К.К. Хренова (впоследствии член корреспондент Ан СССР) по заказу Аварийно-спасательной службы ВМФ.

Перечень подобных примеров участия ученых Академии наук в ре шении проблем флота можно было бы продолжить, но ясно и так, что в период войны взаимодействие флота и науки не только не ослабло, но стало еще более тесным. При этом, что вполне оправданно, основные усилия ученых во время войны были переключены на решение наиболее острых практических задач за счет временной приостановки или замед ления некоторых фундаментальных исследований.

новое качество и особенно широкий размах приобрели научно-ис следовательские и опытно-конструкторские работы после войны, когда сложившаяся в мире военно-политическая обстановка и логика развер нувшейся гонки вооружений выдвинули перед страной задачу дости жения военного паритета, а следовательно, и создания современного III Размышления океанского атомного ракетно-ядерного флота. Этот период характе ризуется четким планированием фундаментальных, поисковых и при кладных исследований, эффективной координацией их выполнения, системным подходом к решению поставленных задач, достаточным и надежным финансированием с концентрацией выделяемых средств на решение ключевых приоритетных проблем.

Этот период развития флота интересен не только бурным ростом количественного состава, что само по себе очень важно, но, что еще бо лее существенно, мощными, опирающимися на успехи фундаменталь ной науки прорывами в достижении качественно новых уровней так тико-технических параметров кораблей, морского оружия и техники.

Благодаря объединенным усилиям науки и промышленности в нашей стране в короткий исторический отрезок времени был создан совре менный мощный океанский атомный ракетно-ядерный флот.

необходимо специально отметить исключительную роль академиче ских научных советов как основных координационных звеньев в обес печении взаимодействия фундаментальной и прикладной науки, а также эффективного использования научных достижений при создании новых образцов техники и вооружения. При широком охвате относящихся к их профилю многочисленных научных проблем научные советы Академии наук в то же время постоянно уделяли самое пристальное внимание тем проблемам и научным разработкам, которые могли быть использованы в интересах укрепления обороноспособности государства.

Особая роль среди таких советов принадлежит научному совету при Президиуме Ан СССР (РАн) по комплексной проблеме «Гидро физика», созданному в 1967 г. на этот совет с самого начала была воз ложена координация исследований по наиболее наукоемким проблемам фундаментального и прикладного характера, касающимся интересов флота. Первым председателем совета стал академик Б.П. Констан тинов, а в 1970 г. его возглавил академик А.П. Александров. Заме стителем председателя был назначен академик А.В. Гапонов-Грехов, который в настоящее время руководит советом.

Решением многих актуальных для ВМФ проблем занимался на учный совет по проблемам гидродинамики Ан СССР (РАн), создан ный при Президиуме Академии наук в 1960 г., первым председателем которого был академик М.А. лаврентьев.

В конце 70-х годов совместным решением Президиума Академии наук и Военно-морского флота был создан научный совет по пробле мам связи с глубокопогруженными подводными лодками, находящи мися на боевой службе и в районах боевого патрулирования.

Воспоминания. Встречи. Размышления Большую роль в организации этого совета и его дальнейшей ра боте сыграл его председатель – уже упоминавшийся мною академик В.А. Котельников. четкая координация фундаментальных, поисковых и прикладных исследований, определение наиболее перспективных направлений развития комплексов связи, а также отлаженная опера тивная информация о результатах выполненных исследований создали прочный фундамент для эффективной работы больших исследователь ских коллективов и способствовали достижению высоких теоретиче ских и практических решений.

Проблемами применения вычислительной техники и использова ния математических методов, в том числе и в интересах Военно-Мор ского Флота, занимался научный совет по прикладным проблемам при Президиуме Академии наук, образованный в 1967 г. его первым председателем был известный специалист в области математики и ки бернетики академик В.М. Глушков.

Основными научными направлениями деятельности этого совета были: моделирование боевых действий сил и средств;

разработка авто матизированных систем управления силами и средствами;

использова ние методов математического моделирования при программно-целевом планировании развития вооружений и военной техники;

обоснование сбалансированного состава кораблей и вооружения различного назна чения и оптимального распределения ресурсов на их создание.

Упомянутые мною академические научные советы далеко не исчер пывают их полный перечень. В интересах Военно-морского флота и, в частности, в интересах решения проблем подводного кораблестрое ния, работали также многие другие научные советы.

Говоря о роли академических научных советов, ориентированных на решение актуальных проблем развития военного кораблестроения, я хотел обратить ваше внимание на два обстоятельства. Первое – это высокий уровень руководства этими советами, которое было представ лено наиболее выдающимися специалистами в соответствующих облас тях. И второе – высокий статус научных советов флотского профиля, которые, как правило, учреждались непосредственно при Президиуме Академии наук.

До Великой Отечественной войны в 1939 г. с целью объединения усилий ученых в исследовании Мирового океана и выработки единой научной политики в Ан СССР была учреждена Океанографическая комиссия, первым председателем которой был академик П.П. Шир шов, а затем ее последовательно возглавляли академики л.А. Зенке вич и л.М. Бреховских. В разные годы в состав Океанографической III Размышления комиссии входили видные ученые-океанологи О.ю. Шмидт, В.В. Шу лейкин, выдающийся математик А.н. Колмогоров и др.

Комиссия сыграла большую роль в формировании государствен ных программ фундаментальных исследований Мирового океана, пла нировала и организовывала морские экспедиции, осуществляла науч ные связи с зарубежными комитетами океанских исследований.

Большая роль в привлечении научных достижений для решения проблем создания современного атомного флота, несомненно, принад лежит также и ведомственным научным советам, в составе которых на ряду с учеными и специалистами промышленности и Военно-морско го флота всегда достойно были представлены ученые Академии наук.

Достаточно ограничиться упоминанием лишь одного из них, а именно научно-технического совета (нтС) Министерства среднего машино строения (Минатома), в центре внимания которого всегда находились наиболее сложные проблемы создания и совершенствования ядерных энергетических установок – от первой атомной подводной лодки до атомных кораблей новейших проектов.

Вначале это была секция № 8 научно-технического совета Пер вого Главного управления при Совете Министров СССР, образованная в конце 1952 г. решением Правительства специально для научно-техни ческого обеспечения работ, связанных с подготовкой к созданию ядерной паропроизводящей установки для подводной лодки. Затем эта секция преобразовалась в нтС МСМ. Первым председателем нтС был вы дающийся организатор промышленности В.А. Малышев, а затем в тече ние более 40 лет совет возглавлял академик А.П. Александров.

Помимо научных советов, организация взаимодействия академи ческой науки и флота осуществлялась также с помощью специальных структурных подразделений, наиболее характерным примером которых является созданная в 1951 г. Постановлением СМ СССР Минно-тор педная секция при Президиуме Ан СССР, переименованная позже (1952 г.) в Морскую физическую секцию. Первоначально задачами этой секции являлось привлечение ученых, работающих в области фун даментальных исследований, к решению одной из наиболее актуальных для того периода проблем – созданию наиболее совершенного минно торпедного оружия, а также к разработке методов и средств обнаруже ния и обезвреживания якорных и донных мин. Возглавил и организовал работу секции известный морской инженер, доктор технических наук, вице-адмирал А.е. Брыкин. В дальнейшем тематика работы секции стала расширяться и охватывать значительно больший круг задач, от носящихся к другим видам морского вооружения и кораблям в целом.

Воспоминания. Встречи. Размышления Создание секции – исключительно удачное организационное решение, что имело в дальнейшем весьма плодотворные последст вия. Постоянная работа группы компетентных представителей флота в Президиуме Академии наук и непосредственно в ее институтах со здала очень благоприятные условия как для использования в интере сах флота результатов уже выполненных фундаментальных научных исследований, так и для организации по заказам ВМФ новых акту альных исследований. Все это способствовало существенному сокра щению сроков внедрения научных достижений в практику и ускорению научно-технического прогресса в Военно-морском флоте.

Положительный опыт работы Морской физической секции сти мулировал создание на ее базе Секции прикладных проблем при Пре зидиуме Ан СССР (1964 г.) с возложением на нее аналогичных функций, но уже в интересах всех видов вооруженных сил и обороны страны в целом. Первым председателем Секции прикладных проблем был известный специалист в области теории автоматического управле ния член-корреспондент Ан СССР е.П. Попов.

При перечислении научных организаций и их подразделений, ос вещении их вклада в развитие науки и Военно-морского флота нельзя не остановиться на важной роли Морского научного комитета ВМФ (до 1992 г. – научно-технический комитет ВМФ). Эта организация за свою почти 200-летнюю историю во все ее периоды формировала идеологию перспективного развития флота, определяла направлен ность, составляла планы научных исследований и опытно-конструктор ских разработок и контролировала качество их выполнения. Это тре бовало от руководства и членов комитета высокой научной подготовки, способности оценивать достижения науки и техники, определять пути их использования в интересах флота и прогнозировать направленность развития и применения его сил и средств. Важнейшим условием успеш ной работы комитета была способность активно влиять на постановку и ход прогнозных, фундаментальных и прикладных исследований, науч но-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Деятельность комитета оказывалась наиболее эффективной, когда его ученые созда вали свои научные школы. Сама жизнь приводила к тому, что в наи более сложные и ответственные периоды истории флота именно эта особенность отличала Морской научный комитет. так, в трудный пери од возрождения флота после его поражения в Русско-Японской войне 1904–1905 гг. роль этой организации (тогда она называлась Морским техническим комитетом) была особенно велика, в значительной сте пени потому, что она возглавлялась академиком А.н. Крыловым, а III Размышления в числе ее членов работали такие кораблестроители, как И.Г. Бубнов и М.н. Беклемишев и другие крупные ученые.

В период создания и становления океанского ракетно-ядерного флота научно-технический комитет возглавляли кандидат военно морских наук адмирал н.М. Харламов, доктор военно-морских наук вице-адмирал К.А. Сталбо. В это время комитет как научная орга низация достигает достаточно значительных высот своей научной зрелости: программами вооружения и кораблестроения, проработками перспектив дальнейшего развития флота, внедрением новых достиже ний фундаментальной и прикладной науки занимаются три доктора и пять кандидатов наук. Сколь велики возможности данного комитета и насколько плодотворным был результат при правильном их использо вании, довелось испытать и мне на собственном опыте, когда пришлось возглавлять эту организацию (1985–1989 гг.).

Период наиболее интенсивного развития и строительства Воен но-Морского Флота в нашей стране пришелся на 60-е, 70-е и 80-е годы. Именно в это время был создан отечественный океанский ракет но-ядерный флот, который мог реально противостоять объединенным морским группировкам стран Атлантического блока.

Конечно, в создании такого мощного флота принимала участие вся наша страна. И все же я хотел бы назвать имена двух людей, роль ко торых в создании нашего океанского атомного ракетно-ядерного флота совершенно уникальна. Это Адмирал Флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков, являвшийся почти в течение 30 лет Главнокоман дующим Военно-Морским Флотом, и академик Анатолий Петрович Александров, сначала как научный руководитель создания первой атом ной подводной лодки, а затем и как президент Академии наук СССР.

Между этими выдающимися людьми сложились не только хоро шие деловые и партнерские отношения. Их связывали также добрые личные отношения, взаимное уважение и симпатия, свойственное им обоим чувство высокой ответственности за порученное дело.

Без особого преувеличения можно сказать, что в те годы, решая общую большую задачу, рука об руку работали Главкомат Военно Морского Флота во главе с Сергеем Георгиевичем Горшковым и воз главляемый академиком Анатолием Петровичем Александровым Глав ный штаб нашей отечественной науки.

В длинном списке утрат, которые понесла наша страна в течение последних 15 лет, с сожалением приходится называть и потерю того за мечательного уровня взаимодействия Академии наук с Военно-Мор ским Флотом, который был достигнут в советские годы.

Воспоминания. Встречи. Размышления Хочется надеяться на то, что сейчас, когда начинают просматри ваться робкие признаки возрождения нашего флота, этот бесценный опыт и традиции окажутся вновь востребованными.

III Размышления О ВыБОРАХ В АКАДеМИю нАУК Размышления на фоне актуальных реплик из сатирической повести Жоржи Амаду «Военный мундир, мундир академический и ночная рубашка»

(«Farda, fardo, comisola de dormer») Российская академия наук является одним из старейших институ тов нашего государства, датой ее основания принято считать 8 февраля (по новому стилю) 1724 г., когда Сенатом был одобрен проект Петра I об учреждении в Санкт-Петербурге Академии наук и художеств. Под черкивая при этом, что «невозможно, чтобы здесь следовать в прот чих государствах принятому образцу», Петр далее формулирует цель вновь создаваемого учреждения: «надлежит такое здание учинить, через которое не токмо слава сего государства для размножения наук нынешним временем распространилась, но и через обучение и распо ложения оных польза в народе впредь была». на протяжении почти 300 лет своей истории ученые Академии наук верно служили и служат своему Отечеству и народу. естественно, что облик, структура, состав и цели Академии наук многократно изменялись, однако в течение всего этого времени она оставалась высшим научным учреждением страны, мировым центром исследований в области математики, естественных, технических, гуманитарных и общественных наук.

«Думаю, Мариусия, что нет у нас в стране ничего более вожде ленного, чем мундир академика. Академия — это вершина, Олимп, с ней ничто не сравнится. Нас, «бессмертных» избранников богов, всего сорок. Это честь, которая возносит, венчает, прославляет и радует».

Уникальным является то обстоятельство, что на протяжении всей своей многолетней истории, несмотря на крутые исторические пово роты, катаклизмы и общественные преобразования, Академия наук сохраняла устойчивость и положение одного из наиболее почитаемых и авторитетных институтов государства. единственная реальная по пытка ликвидировать Академию наук была предпринята в середине 1918 г., когда научный отдел наркомпроса подготовил предложение Воспоминания. Встречи. Размышления о преобразовании Академии наук в Ассоциацию научных учреждений.

К счастью, рассмотрение этого документа из-за бюрократических про волочек затянулось. Об этой инициативе стало известно непременному секретарю Академии С.Ф. Ольденбургу, который, не имея возмож ности лично обратиться к В.И. ленину, попросил это сделать извест ного физика академика П.П. лазарева. В ответе на обращение Петра Петровича лазарева (в августе 1918 г.) ленин строго указал наркому просвещения А.В. луначарскому прекратить нападки на Академию наук. В связи с описанием этого эпизода уместно заметить, что акаде мик С.Ф. Ольденбург был избран непременным секретарем Академии еще в 1904 г. и продолжал занимать эту должность вплоть до 1929 г.

чтобы соблюсти историческую строгость, необходимо упомя нуть также о скандальном конфликте между Академией наук СССР и руководителем партии и государства н.С. Хрущевым, спровоци рованном известными событиями, связанными с именем академика т.Д. лысенко. Возмутившись тем, что общее собрание Академии наук не избрало на специально выделенные вакансии сторонников лысен ко, н.С. Хрущев на состоявшемся вскоре после этого Пленуме ЦК КПСС (1964 г.) заявил: «Мы разгоним эту Академию к чертовой матери!» Однако и у него хватило ума не предпринимать каких-либо практических действий, ограничившись лишь этим непристойным вы падом.

Вторая в истории Академии наук попытка ее ликвидации была предпринята уже в новейшее время, в ходе поспешных и непродуман ных реформ 90-х годов. Особенно пагубными для перспектив восста новления и развития страны явились реформы в области образования и науки. не углубляясь в детали развернутой в последние годы кампании против Российской академии наук, можно лишь констатировать, что содержание предлагаемых реформ сводится к фактической ликвидации ее как одного из последних рудиментов советской системы, к отторже нию от нее научных учреждений, к преобразованию Академии в почет ный клуб избираемых в ее состав членов. Попытки такого губительно го реформирования Академии были инициированы Б.Г. Салтыковым, занимавшим пост Министра науки и технической политики с 1991 по 1996 г. — сначала в правительстве е.т. Гайдара, а затем В.С. чер номырдина. Эти попытки не прекращаются и в наши дни, теперь уже при покровительстве и поддержке со стороны Министра образования и науки А.А. Фурсенко.

При этом прямые атаки в средствах массовой информации сопро вождаются практическими шагами, направленными на планомерный III Размышления подрыв лидирующей роли Академии наук, на распыление и без того скудных средств, выделяемых для проведения научных исследований, между неподведомственными Академии вновь создаваемыми струк турами, такими, как Федеральные научные центры или, к примеру, новообразования типа ОАО «Роснано» или Инновационный Центр «Сколково». Все эти структуры создаются в спешном порядке, без обсуждения широкой научной общественностью, без серьезного срав нительного анализа различных вариантов решения возлагающихся на них задач. Создание этих структур и обеспечение их повседневной де ятельности требуют колоссальных, соизмеримых с выделяемыми для поддержки фундаментальных исследований финансовых затрат,* оку паемость которых даже в перспективе представляется весьма пробле матичной.

С другой стороны, совершенно очевидно, что отрицать необходи мость серьезного реформирования Академии наук было бы, по мень шей мере, недальновидно. нельзя согласиться с когда-то сказанными то ли в шутку, то ли всерьез словами академика л.А. Арцимовича:

«В России есть только два принципиально нереформируемых инсти тута — Православная церковь и Академия наук». Оставим в стороне Православную церковь. что касается Академии наук, то безусловная необходимость ее глубокого реформирования диктуется не только на копившимися за многие предыдущие годы проблемами, но и проис шедшими в стране коренными политическими, социальными и эконо мическими изменениями, новой конфигурацией мирового устройства, вызовами очередной волны научно-технической революции.

Поскольку анализ проблем реформирования Академии наук выхо дит за рамки настоящей статьи, кратко перечислю лишь некоторые из них. Первое, что хотелось бы отметить, — это чрезмерная громозд кость Академии, наличие в ее составе явно избыточного числа научных учреждений. на сегодня в составе Академии наук насчитывается более 430 институтов, различных центров и других научных организаций, не считая большого числа внеакадемических институтов, работающих под методическим руководством Отделений Академии наук. При этом институты-«монстры» соседствуют с множеством карликовых учре ждений, в отдельных случаях специально созданных «под» ушедших с высоких руководящих постов академиков. Обращает на себя внимание схожесть или идентичность названий многих институтов, наличие ре ликтовых и трудно воспринимаемых наименований, таких, например, как «Институт научной информации по общественным наукам» или * Бюджет «Сколково» Бюджет РФФИ Бюджет РАн 2011 г. 19 168 млн руб. 6 529 млн руб. 37 000 млн руб.

2012 г. 50 000 млн руб. 6 800 млн руб. 37 970 млн руб.

Воспоминания. Встречи. Размышления «Институт проблем развития науки».

О громоздкости структуры Академии наук свидетельствует и то, что в ее составе функционирует около 400 научных советов, различных комитетов, обществ и ассоциаций, уже в названии которых просматри вается очевидный параллелизм осуществляемых ими функций. Ряд на учных советов малоэффективен, немалое число из них пребывают в анабиозном состоянии, не созываясь многие месяцы.

До сих пор отсутствуют убедительные, воспринимаемые научным сообществом объективные критерии оценки эффективности деятель ности научных учреждений, что порождает почву для необоснованной критики и упреков в адрес Академии наук.

Все названные и многие другие проблемы могут быть успешно решены при сохранении проверенных временем основных концепту альных принципов организации Академии в ходе решительного ее ре формирования на основе тщательно продуманного системного подхода.

Первым, безусловно необходимым, шагом при этом должно явиться уточнение роли и места Академии наук с учетом сложившихся к насто ящему времени общественно-политических реалий, четкое определение стратегических целей, траекторий и методов реформирования. К сожа лению, осуществляемые в настоящее время изменения по сути своей носят преимущественно характер оборонительной реакции на споради ческие решения Министерства образования и науки, а также на крити ку и нападки, содержащиеся в многочисленных «антиакадемических»


публикациях в средствах массовой информации, авторами которых остается сравнительно устойчивая группа лиц. некоторые из них еще в недавнее время занимали видные посты, другие близки к представите лям родственного им по идеологии крыла в руководстве страны.

Как уже было замечено выше, специальное рассмотрение проблем реформирования академии не является целью данной статьи. Вместе с тем, чтобы придать высказываемым здесь суждениям большую сба лансированность, полагал бы уместным очень кратко изложить свое собственное представление об институциональной роли и месте Рос сийской академии наук в системе государственного устройства. тради ционно сложившаяся в нашей стране структура Академии наук, кроме избираемого сообщества ее действительных членов и членов-корре спондентов, включает большое число научно-исследовательских ин ститутов, охватывающих широкий спектр фундаментальных научных направлений. Примеры такого устройства Академий, вообще говоря, имеются и в других странах, однако значительно чаще Академии наук лишены собственных научных учреждений и выполняют роль высшего III Размышления научного экспертного собрания. Отдельные функции Академии наук в этих странах реализуются вузами или специальными структурами, такими, например, как Общество Фраунгофера и Институт Макса Планка в Германии. Оба эти подхода, на мой взгляд, являются пра вомерными, однако конкретный выбор того или иного из них связан с множеством различных причин: с историческими обстоятельства ми, характером и уровнем экономического развития страны, с уров нем научного потенциала и научными традициями, с особенностями и уровнем системы образования, с международной ролью и амбициями государства.

нынешний облик Российской академии наук, в основном, сформи ровался в советский период истории нашего государства и диктовался интересами консолидации научного потенциала для решения грандиоз ных задач построения современной индустриальной экономики и укре пления обороноспособности страны. Решение этих задач в исторически ничтожные сроки в стране с разрушенной войнами экономикой и с без грамотным в подавляющей своей массе населением было бы невозмож ным без опоры на богатые национальные научные традиции и концен трации ограниченных финансовых возможностей в интересах развития науки. Именно в этих условиях была принята концепция построения Академии наук СССР, которая предусматривала систему исследова тельских институтов по основным наиболее актуальным направлениям фундаментальной науки. Оборонные интересы страны и интересы раз вивающейся экономики потребовали постепенного расширения про филя и увеличения числа академических институтов. Своеобразным штабом, определявшим стратегические направления развития науки и осуществлявшим оперативное управление деятельностью институтов, выступало относительно компактное по численности общее собрание действительных членов и членов-корреспондентов Академии наук.

История Ан СССР—РАн многократно подтверждала опти мальность такой конфигурации. В пользу этого утверждения свиде тельствуют многие примеры, ограничимся лишь одним из многих воз можных, а именно, фактом создания в нашей стране ядерного оружия.

Решение этой жизненно важной для сохранения нашей государствен ности стратегической задачи в кратчайшие сроки стало возможным лишь потому, что в области ядерной физики в рамках Академии наук СССР к тому времени сформировались мощные научные школы ми рового уровня. И хотя изменившаяся в стране социально-политическая и экономическая обстановка, равным образом, как и отмеченные выше накопленные негативные проблемы, безусловно, требуют серьезного Воспоминания. Встречи. Размышления реформирования Академии, на мой взгляд, нет никаких объективных оснований к пересмотру концептуальных основ ее построения. Крити ческое и в то же время бережное отношение к Академии наук как к на шему выдающемуся национальному достоянию является непременным условием ее совершенствования, оптимизации и расцвета в интересах России и ее народов.

В ряду приоритетных направлений реформирования отдельное ме сто занимает задача совершенствования качественного состава акаде миков и членов-корреспондентов, от уровня которого зависит не толь ко моральный и профессиональный авторитет Академии наук, но и, в решающей степени, эффективность ее функционирования в целом, как высшего научного учреждения страны. Как известно, в соответствии с Уставом РАн академики и члены-корреспонденты Академии избира ются самим академическим сообществом в ходе тайных выборов, кото рые проводятся не реже 1 раза в 3 года. Общее количество вакансий определяется числом ушедших из жизни членов академии в пределах установленной на данный период ее численности. При этом время про ведения выборов, наименования специальностей и количество вакансий по каждой специальности устанавливаются президиумом Академии наук с учетом предложений отделений Академии, ее региональных от делений и региональных научных центров.

«В кабинете начальника Департамента печати и пропаганды полковника Перейры раздался телефонный звонок от академика, профессора коммерческого права Лизандро Лейте.

— Полковник, сегодня утром умер Антонио Бруно.

Полковник, услыхав эту скорбную весть о смерти члена Ака демии известного поэта Антонио Бруно, открывающую перед ним широчайшие горизонты, не смог удержаться от восклицания и подавить улыбку. Но тут же спохватился, собрался, притушил улыбку, несовместимую с выражением скорби, которое требовало печальное (вовсе даже не печальное!) известие.

— Открылась вакансия! — Академик произнес эти слова с па фосом, словно дарил полковнику нечто редкое и бесценное».

Последние выборы состоялись в декабре прошедшего года. Это были большие выборы, в ходе которых избрано 81 действительных членов и 132 члена-корреспондента Российской академии наук. В чи сле избранных немало достойных ученых, внесших выдающийся вклад в развитие отечественной и мировой науки. Вместе с тем выборы выс ветили ряд негативных тенденций, в той или иной степени имевших III Размышления место и ранее, но проявление которых от одних выборов к другим ста новится все более масштабным.

При достаточно высоком общем уровне научного потенциала чле нов Академии наук, во все времена определявшем ее традиционно достойный престиж и положение в ряду других государственных уч реждений, состав Академии никогда не был однородным и отличал ся той или иной степенью пестроты. несмотря на очевидность этого утверждения, все же уместно вспомнить известную эпиграмму нашего великого поэта А.С. Пушкина, адресованную вполне реальному персо нажу — одному из членов Петербургской Академии наук, чиновнику Министерства народного просвещения князю Дондукову-Корсакову (1794— 1869 гг.):

«В Академии наук / Заседает князь Дундук. / Говорят, не подо бает / Дундуку такая честь;

/ Почему ж он заседает? / Потому что … есть!»

любопытное суждение по поводу неоднородности состава Ака демии высказал выдающийся советский математик А.н. Колмогоров:

«Для устойчивого существования Академии нужно, чтобы, по край ней мере, треть ее членов составляли те, кого по их заслугам нельзя не избрать, каковы бы ни были их личные качества, иначе это ослабит Академию наук. еще 40% могут составлять ученые, которые, если их избрать, будут хорошими академиками, но если их не избрать — ка тастрофы не будет. И только при этих условиях на оставшуюся часть можно избирать тех, кого нельзя выбирать».

К сожалению, приходиться констатировать, что даже эти обозна ченные А.н. Колмогоровым весьма либеральные пропорции в послед ние годы все более смещаются в правую сторону. И в то же время, несмотря на постоянные агрессивные выступления в средствах массо вой информации в адрес Академии, на целенаправленно создаваемые для ее эффективной деятельности трудности, на возникновение парал лельных конкурирующих структур, а также множества общественных академий всевозможного, в том числе и весьма сомнительного толка, престиж членства в Российской академии наук продолжает сохранять ся высоким и, по-видимому, именно поэтому жесткий конкурс при выборах в академию в течение последних двух десятилетий не снижа ется. Однако при этом отмечается тенденция роста числа всевозмож ных администраторов, государственных чиновников, депутатов и даже бизнесменов, стремящихся быть избранными в Академию, хотя эти попытки за редкими исключениями получают решительный отпор со стороны академической общественности.

Воспоминания. Встречи. Размышления В то же время хотелось бы обратить внимание на то, что среди избранных оказывается непомерно большое число лиц, которые хотя и работают в научных учреждениях, но для кого непосредственное учас тие в научных исследованиях не является основным содержанием их повседневной профессиональной деятельности. так, на последних вы борах, из числа 81 избранных академиков около 60 человек являются директорами институтов, заместителями директоров, ректорами вузов, сотрудниками аппаратов региональных научных центров. В несколь ко меньших, но также впечатляющих масштабах эта тенденция про явилась и при избрании членов-корреспондентов. Из 132 избранных членов-корреспондентов, лиц, представляющих перечисленные выше категории, оказалось более 60 человек. Особенно тревожная ситуация в группе членов-корреспондентов, избранных с ограничением возра ста. Здесь из общего числа избранных (31) категорию руководителей различного ранга представляют 15 человек. Эти данные получены из «Справки-аннотации на кандидатов в действительные члены РАн и члены-корреспонденты РАн (Выборы 2011 г.)». При этом следует иметь в виду, что приведенные цифры являются нижней оценкой, так как справки-аннотации практически готовились самими претендента ми, некоторые из которых по понятным соображениям старались не называть основное место своей работы, если оно не имело ничего об щего по характеру решаемых задач с профилем научной организации, а указывали лишь занимаемую ими по совместительству должность в каком-нибудь вузе или нИИ.


В этой связи вполне адекватной мерой могло бы стать формирова ние на время выборов мандатной комиссии, одна из функций которой состояла бы в проверке подлинности данных, содержащихся в пред ставленных кандидатами документах.

Отмеченная тенденция в какой-то мере является закономерной, так как возрастающие сложность и масштабы фундаментальных ис следований в ряде научных областей требуют консолидации усилий крупных коллективов, что объективно приводит к возрастанию роли института научного руководства. несомненно, среди руководителей научных учреждений немало настоящих, в том числе и выдающихся, ученых, однако нередки случаи, когда на директорские посты выдви гаются скорее эффективные менеджеры, чем люди, имеющие склон ность к научной деятельности и достигшие в этой сфере сколь-нибудь значимых результатов. тревожащим является не сам факт избрания в академию отдельных руководителей, а устойчивая тенденция возраста ния их доли. Все-таки надо признать, что наука делается не в дирек III Размышления торских креслах и не в ректорских кабинетах, а в лабораториях, в науч ных отделах, на экспериментальных комплексах и научных полигонах.

если отмеченная тенденция не будет приостановлена, то мы придем к абсурдной ситуации, при которой непременным условием избрания в Академию станет высокое должностное положение соискателя.

не углубляясь в дальнейшие детали анализа итогов прошедших вы боров, можно в предельно концентрированной форме отметить, что их основной недостаток связан, во-первых, с тем, что в списке соискателей академических званий по разным причинам не оказалось многих очень достойных крупных ученых, и, во-вторых, с тем, что окончательный вы бор из представленного списка во многих случаях оказался неоптималь ным, далеко не всегда победителями стали сильнейшие кандидаты.

Осмысливая причины отмеченных негативных тенденций, связан ных с имевшими место в последние годы выборами в РАн, разумно было бы разделить их на три группы: недостатки, связанные с отдель ными положениями Устава Академии, организационные недостатки в ходе подготовки и проведения выборов и, наконец, некоторые мораль но-этические аспекты, которые касаются всех участников избиратель ного процесса — и тех, кто избирает, и тех, кого избирают. Хотелось сразу же оговориться, что автор не претендует на исчерпывающий анализ рассматриваемой сложной и многогранной проблемы, а лишь делится личными соображениями, которые сформировались у него по свежим впечатлениям о недавно прошедших выборах.

1. Соображения, касающиеся отдельных положений Устава Академии После некоторого уменьшения числа академиков и членов-корре спондентов, связанного с Великой Отечественной войной, начиная с 1945 г. и до настоящего времени происходит почти монотонный рост об щей численности Академии наук, — как членов академии, так и персо нала подведомственных ей учреждений. В течение указанного периода численность членов Академии наук возросла с 383 до 1300 человек, то есть более, чем в 3 раза. если рост численности Академии сразу после войны до начала так называемой перестройки можно еще как-то объ яснить необходимостью решения задачи восстановления разрушенной экономики и ее масштабной модернизации, сопровождавшейся такими грандиозными проектами, какими были атомный проект, космическая программа, авиастроение, военное кораблестроение, то дальнейший ее рост на фоне резкого снижения численности населения страны, упадка Воспоминания. Встречи. Размышления Члены АН Ак.

460 Чл.-корр.

1930 1940 1950 1960 1970 1980 1990 2000 2010 Рис. 1. Изменение численности АН СССР—РАН в период с 1940 по 2010 гг.

экономики и все большего доминирования сырьевых отраслей трудно объяснить и, тем более, оправдать.

Совершенно очевидно, что неуклонное возрастание численности Академии объективно не может не оказывать негативного влияния на средний качественный уровень ее персонального состава. В качестве минимальной меры можно было бы предложить на будущее недопуще ние ни при каких обстоятельствах превышения достигнутого к настоя щему времени уровня численности членов Академии.

Второе, на что хотелось бы обратить внимание в связи с обсужде нием уставных положений, это очевидная ошибочность решения о вве дении специальной квоты для кандидатов в академики и члены-корре спонденты с ограничением возраста. Это решение в свое время было принято в обстановке охватившей страну демократической эйфории и агрессивных нападок на все сохранившиеся институты советского пери ода. Именно в те дни раздавались призывы бесноватых экстремистов «сбить золотой набалдашник» с главного здания Российской академии наук. тогда же, кстати, было принято решение о включении в состав общего собрания РАн так называемых представителей академической общественности, не являющихся членами Академии, оказавшееся, как показала практика, совершенно бесполезной мерой.

В ряду многих претензий, предъявлявшихся Академии наук, чаще всего слышались голоса о возрастном составе членов Академии. Про блема существенного омоложения творческих коллективов научных институтов и учреждений Академии, где реально делается наука, яв III Размышления ляется, несомненно, остро актуальной, необходимость ее радикального решения находится в ряду важнейших стратегических направлений ре формирования Академии. что касается членов Академии, то введение для них каких-либо возрастных ограничений не представляется кри тически необходимым, при том, что проблема омоложения персональ ного состава Академии реально существует. Однако решение ее чисто административными мерами невозможно, проблема связана не столько с Уставом, сколько с той ролью, которая отводится науке в государст венном строительстве, с условиями, создаваемым государством для ее функционирования и развития.

Условия избрания в Академию наук четко определены в Уставе РАн: «Действительными членами Российской академии наук изби раются ученые, обогатившие науку трудами первостепенного научно го значения. членами-корреспондентами Российской академии наук избираются ученые, обогатившие науку выдающимися научными тру дами». Было бы уместным дополнить эти требования положением, которое гарантировало бы при избрании приоритет для ученых, по лучивших международную известность и признание. несмотря на некоторую условность и неполноту содержащихся в Уставе требова ний, опыт многолетней истории Академии наук все же дает основа ние считать их в целом достаточными. Поэтому не вызывает никакого удивления, что в те времена, когда не существовало никаких возраст ных квот, в Академию наук задолго до достижения своего 50-ле тия избирались выдающиеся представители науки, в числе которых можно назвать И.И. Артоболевского, н.Г. Басова, В.л. Гинзбурга, В.М. Глушкова, е.И. Забабахина, Я.Б. Зельдовича, П.л. Капицу, И.К. Кикоина, С.П. Королева, М.В. Келдыша, И.В. Курчатова, л.Д. ландау, С.н. Мергеляна, М.Д. Миллионщикова, ю.А. Ов чинникова, А.М. Прохорова, А.А. Самарского, л.И. Седова, н.н. Семенова, А.н. тихонова, А.н. туполева, ю.Б. Харитона, М.К. Янгеля. Этот список ученых, в который включены лишь неко торые уже ушедшие из жизни ученые с мировым именем, избранными академиками и членами-корреспондентами в относительно молодом возрасте, можно было бы многократно продолжить, но и представлен ный перечень наглядно свидетельствует о том, что при наличии доста точных оснований двери в Академию наук всегда были открыты для достойных кандидатов независимо от их возраста.

В результате компьютерной обработки данных, содержащихся в справочнике, легко получить значение среднего возраста нынешнего состава Академии. Он составляет 70,2 лет.

Воспоминания. Встречи. Размышления «Полковник и Лейте принялись подводить баланс возраста и состояния здоровья академиков, и сальдо оказалось в их пользу:

было ясно, что некоторым «бессмертным» уже недолго оставать ся таковыми. Например, великий Персио Менезес заболел раком».

Без учета членов Академии, избранных с ограничением по возра сту, средний возраст членов Академии увеличивается на очень малую величину и практически остается тем же — 70,8 лет. таким образом, введение специальной возрастной квоты, не оказывая сколь-нибудь значимого влияния на величину среднего возраста членов Академии, создает в то же время вполне определенные послабления и привилегии для искусственно выделенной категории участников выборного кон курса. Опыт теперь уже многократных выборов по новым правилам показывает, что избрание ярких выдающихся ученых из числа канди датов, входящих в возрастную квоту, является скорее редким исклю чением, нежели правилом. К настоящему времени имеется более чем достаточно оснований для отказа от этой, в свое время принятой по конъюнктурным обстоятельствам, а теперь явно устаревшей и бессмы сленной нормы.

Более детальное представление о возрастном характере персональ ного состава Академии можно получить из рассмотрения рисунков и 3, на которых представлено возрастное распределение академиков и членов-корреспондентов по состоянию на 30 марта 2012 г. В соответ ствии с приведенными фактическими данными средний возраст дей ствительных членов Академии наук составляет 74,6 года, а средний возраст членов-корреспондентов — 67,4 лет. При этом существенно отметить, что доля академиков в возрасте 70 лет и менее от их общей численности составляет 28,2 %, а доля членов-корреспондентов в воз расте до 50 лет — 6,4 %.

то обстоятельство, что в наши дни средний возраст избираемых в Академию наук ее членов выше, чем это было в дореформенный со ветский период, является не виной, а скорее бедой Академии и всего нашего общества в целом, так как оно является лишь адекватным от ражением невостребованности науки на фоне общего экономического спада в стране, коснувшегося, в первую очередь, высокотехнологичных отраслей экономики.

Отмеченной тенденции постепенного снижения требований к на учному уровню избираемых членов Академии в определенной степени способствует осуществленное в последние годы укрупнение отделений одновременно с созданием большого числа малочисленных секций, III Размышления Кол-во ак.

Возраст 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 Рис. 2. Возрастное распределение действительных членов РАН на 30.03.2012 г.

Кол-во чл.-корр. (все) 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 Рис. 3. Возрастное распределение членов-корреспондентов РАН на 30.03.2012 г.

единственным правом и задачей которых является проведение выбо ров на первом и, безусловно, самом решающем этапе. Совершенно очевидно, что влияние на результаты выборов консолидированных групп и всевозможных корпоративных сговоров, что несовместимо как с моральными, так и элементарными демократическими принципами, возрастает с уменьшением численного состава выборщиков. на наш взгляд, было бы разумнее первый этап выборов проводить всем со ставом отделения, а на секции возложить более естественные для них научно-организационные задачи по кругу входящих в рамки их ком петенции научных проблем. При этом все другие предусмотренные действующим Уставом функции отделения, естественно, должны быть сохранены.

Полагаю также назревшим обсуждение нормы Устава, предус матривающей специальные вакансии для региональных Отделений и Центров Академии наук. на начальных этапах создания и станов ления этих подразделений выделение таких целевых вакансий было Воспоминания. Встречи. Размышления естественным и вполне обоснованным. Однако к настоящему времени некоторые из этих подразделений достигли такого уровня самодоста точности, что они уже не нуждаются в каких-либо особых преференци ях. К примеру, Сибирское отделение представлено таким мощным по численности и авторитету коллективом, который способен защищать в Академии свои любые, в том числе и связанные с выборами, регио нальные интересы.

«Ты когда-нибудь слышал, чтобы места в Академии занимали по традиции?! Одно место принадлежит армии! Другое — фло ту! Третье — авиации, так что ли? Завтра явятся полицейские, а за ними пожарники и тоже потребуют себе место в Бразильской академии!»

В пользу актуальности обсуждения этой проблемы можно приве сти и участившиеся в последние годы случаи избрания в состав Ака демии членов из региональных отделений и центров сверх выделяемых для них целевых вакансий.

Здесь, кстати, уместно заметить, что, например, для Санкт-Пе тербургского научного центра специальные вакансии при выборах в Академию не выделяются. на этом фоне сохранение такой привилегии для столь крупного и влиятельного подразделения, каким является Си бирское отделение РАн, может выглядеть как обидная в отношении его дискриминационная мера.

В связи с обсуждением уставных проблем полагал бы необходи мым кратко коснуться вопроса об экспертных комиссиях. В «Поло жении о выборах в РАн» в отношении этих комиссий записано: «В двухнедельный срок после публикации в печати объявления о выборах в РАн бюро отделений РАн назначают экспертные комиссии из числа действительных членов РАн. Экспертные комиссии рассматривают представленные материалы, составляют заключения по всем кандида турам и рекомендуют наиболее достойных для избрания кандидатами в действительные члены и члены-корреспонденты».

Обращает на себя внимание крайняя расплывчатость и небреж ность формулировок в этом нормативном документе. Полным абсур дом является избрание «кандидатами в действительные члены и чле ны-корреспонденты», поскольку все лица, выдвинутые для участия в выборах, по смыслу уже являются таковыми. нечеткость прописанно го порядка формирования экспертных комиссий порождает произвол и разнообразие подходов. так при формировании состава экспертных комиссий в одних случаях в них включаются все входящие в секцию III Размышления действительные члены Академии, в других — только те академики, которые являются членами бюро отделения, и, наконец, в третьих — отбираемая по непонятному принципу лишь часть академиков. При этом, строго говоря, во всех трех случаях соответствующая норма «Положения» формально не нарушается. что касается требования «Положения о выборах» к экспертным комиссиям о необходимости составлять заключения по всем кандидатурам, то оно изначально явля ется нереалистичным и практически никогда не исполняется.

Уже эти, содержащиеся лишь в одном пункте (7) «Положения о выборах», явные пробелы и небрежности в немалой степени определяют серьезные недостатки в работе экспертных комиссий и, в частности, гра ничащую с их полной бесполезностью крайне низкую эффективность.

Я далек от мысли, что в ходе проведения академических выборов могут допускаться какие-то подтасовки или фальсификации, хотя не однажды приходилось слышать от своих коллег о якобы имеющих место таких явлениях. чтобы надежно исключить не только возмож ность подобных несовместимых с академической моралью фактов, но и разговоров об этом, было бы правильным отказаться от практики избрания счетных комиссий по заранее подготовленному руководст вом отделения списку, обеспечить подлинно демократический характер выдвижения кандидатов в комиссию и утверждения ее состава. Кроме этого, в «Положении о выборах» следовало бы прописать норму, обя зывающую сразу после подсчета голосов все запечатанные в конверт бюллетени доставлять в здание Президиума РАн для их последующе го хранения в течение определенного времени в установленном «Поло жением» месте.

2. О некоторых недостатках, связанных с организацией подготовки и проведения выборов «— А книги? — Эвандро, задавая этот вопрос, даже понизил голос. — Книги-то у него каковы?

Родриго, не щадя себя для общего дела, прочитал последнее творение генерала.

— Очень самодовольно и категорично, но читать можно. Пи шет без ошибок, чего вам еще?»

Главное, что хотелось бы отметить в первую очередь, это отсутст вие в отделениях Академии постоянной селекционной работы по пои ску и выявлению с максимально широким географическим охватом на Воспоминания. Встречи. Размышления иболее талантливых и перспективных ученых, работающих в научных, учебных, конструкторских и других творческих коллективах. Выдви жение кандидатов для избрания академиками и членами-корреспон дентами формально является прерогативой организаций, а практически в немалой степени зависит от активности самих выдвигаемых персон.

В результате список кандидатов в немалой своей части определяется не их объективными достоинствами, а скорее их активностью и напори стостью. И лишь на заключительной стадии этого процесса соискатели академических званий обращаются к членам Академии с просьбами об официальном выдвижении или поддержке, в которых им, как правило, не отказывают.

Об отсутствии системного подхода и во многом о стихийном ха рактере этого важнейшего этапа выборного процесса свидетельствует крайне неравномерный конкурс претендентов по отдельным специаль ностям. только в ходе последних выборов, с одной стороны, были слу чаи, когда на одну вакансию претендовали три, два и даже по одному кандидату, а в это же время с другой стороны зафиксированы далеко не единичные аномально высокие уровни конкурса — свыше 40 пре тендентов на одно место! таким образом, при достаточно высоком среднем конкурсном уровне на одном полюсе мы наблюдаем практи ческое отсутствие конкурса, а на другом — столпотворение претен дентов, в котором совсем непросто сориентироваться, чтобы принять оптимальное решение.

«Одни академики поддакивали, давая болтливому генералу вы говориться, другие слушали молча — Морейра воспринимал и то, и другое как одобрение и согласие. Единственный кандидат может позволить себе роскошь не скрывать своих взглядов».

Отсутствие системного подхода и постоянной работы по выявле нию и отбору достойных к избранию в Академию талантливых уче ных приводит к тому, что ознакомление с кандидатами и их трудами приходится, в основном, на последние перед выборами месяцы. Это происходит обычно в ходе научных сессий, на которых соискатели вы ступают с 15-минутными сообщениями. Сама идея проведения таких сессий, безусловно, является правильной, однако их организация вы зывает неудовлетворенность и справедливую критику со стороны чле нов Академии и самих соискателей. не говоря о том, что после такого краткого сообщения трудно получить сколь-нибудь полное впечатле ние о научных достижениях докладчика, следует отметить, что на этих слушаниях кроме председательствующего академика в редких случаях III Размышления присутствует более 2-3 членов Академии, а заполняющие аудиторию остальные присутствующие — это сами соискатели. назрела необхо димость принятия строгих административных мер, обязывающих при сутствовать на слушаниях, как минимум, всех членов отделения соот ветствующих специальностей.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.