авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |

«Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia Proceedings from International conference, 14.2-18.2.2008, Kostelec nad ernmi lesy, Czech Republic, 2008 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Характерная особенность парцеллы – подлесок из рододендрона остроконечного сомкнутостью 0,5-0,6. Кусты рододендрона препятствуют сносу вниз отмершей органики – в их основаниях задерживаются значительные запасы растительного опада, способствуя ускорению почвообразовательного процесса в сухих дубняках.

Напочвенный покров однородный. Его образуют те же виды, что и в марьянниково-осоковой парцелле, но жизненное состояние их лучше и проективное покрытие выше. Под кустами рододендрона скопившийся опад дубовых листьев препятствует росту трав.

Весной раньше всех трав на южном склоне начинают расти осоки, создавая однообразный зеленый фон в верхней и средней частях склона. В марьянниково-осоковом дубняке массовое отрастание осок начинается на несколько дней раньше, чем в смежных осоковых дубняках. Именно в этот период границы между ценозами выражены наиболее отчетливо.

Д у б н я к о с о к о в ы й в с р е д н е й ч а с т и с к л о н а расположен в 60-70 м ниже водораздела. В нем выделены две парцеллы. Минерализованных участков, проплешин нет.

Д у б о в а я о с о к о в а я п а р ц е л л а является переходной от парцелл с ксерофитным к парцеллам с мезофитным растительным покровом.

Древостой ее более густой, чем в дубняке марьянниково-осоковом, но реже, чем в дубняке осоковом на водоразделе.

Деревья отличаются лучшим жизненным состоянием, одни из них, как и выше, кривоствольные с сильно развитым скелетом кроны, другие, они же и преобладающие – прямоствольные с разорванной кроной, т.е. с промежутками без ветвей по стволу.

Такая форма кроны обусловливает оптимальное размещение фотосинтезирующего аппарата в пространстве. В "разрывы" крон вписываются, как элементы мозаики, части крон других деревьев, растущих выше или ниже по склону. При этом деревья не затеняют друг друга, хотя сомкнутость крон достигает 1,0. В остальных типах дубняков эта форма роста дуба отсутствует.

В подлеске одиночные кустики сильно угнетенной леспедецы, в количестве 10-15 экз./м2.

Напочвенный покров из-за недостатка света под кроновым пологом разрежен (проективное покрытие 70%). В видовом составе по-прежнему много марьянника, осока низенькая уступает место осокам возвратившейся и длинноносой;

обычна вика однопарная (Vicia unijuga).

Д у б о в а я о с о к о в а я р е д к о п о к р о в н а я п а р ц е л л а формируется вдоль линии перегиба склоновой поверхности, занимая как среднюю, так и нижнюю части склона. Контуры микрогруппировок травяного яруса в ней настолько расплывчаты, что сложно установить границу между этой и смежными парцеллами дубняка с березой в нижней части склона.

Древостой по таксационным показателям почти не отличается от древостоя предыдущей парцеллы. В нем тоже преобладают прямоствольные деревья с разорванными кронами. Небольшую часть древостоя составляют сильно угнетенные, отставшие в росте деревья. Для них типичны прямые стволы с отмершими вершинками и небольшие кроны. Основная масса таких деревьев сосредоточена внизу, в дубняке с березой разнотравном, где из-за высокой сомкнутости крон сложились напряженные световые условия.

В описываемой парцелле у дуба резко снижается обилие прикорневой поросли. Кроме поросли дуба отмечены нежизнеспособные торчки ильма долинного (Ulmus propinqua). Из кустарников растет только леспедеца в виде полусухих одиночных побегов высотой не более 0, 5 м.

Напочвенный покров редкий – проективное покрытие его в среднем составляет 20%. В нем доминируют осоки (C.

longirostrata и C. reventa). Главной причиной слабого развития травяного яруса является опад листьев дуба. Чем ниже по склону, тем мощность опада выше.

Д у б н я к с б е р е з о й р а з н о т р а в н ы й приурочен к нижней части склона и является одним из наиболее распространенных типов вторичных лесов в регионе. Характерной особенностью насаждения, как и всех дубняков, занимающих территории с небольшим уклоном и развитым микрорельефом, является наличие толстого слоя листового опада, достигающего максимальной величины в микровпадинах – 17-20 см после схода снега. Опад препятствует прорастанию зачатков и развитию нижних ярусов.

Фитоценоз этого дубняка состоит из 7 парцелл. Следует отметить, что парцелл в нем не только в 2-3 раза больше, чем в более сухих чистых дубняках. Основная часть площади ценоза занята парцеллами, древостой которых образован одним дубом или дубом с примесью березы даурской (Betula davurica). Лишь в одной парцелле растут молодые деревья липы маньчжурской и ясеня носолистного. Для господствующих деревьев дуба (высота 17-18 м), самых высоких на склоне, типична парашютовидная форма кроны. От них резко отличаются сильно угнетенные, отставшие в росте (высота 9-12 м) деревья с обилием сухих ветвей в небольших кронах.

Подлесок развит слабо, за исключением небольшого участка у подножия склона, заросшего рябинолистником (Sorbaria sorbifolia), зато напочвенный покров очень пестрый и разнообразный по видовому составу.

Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia Д у б о в а я с б е р е з о й п о л ы н н о - о с о к о в о - р а з н о т р а в н а я п а р ц е л л а (рис. 4) – самая большая (основная), располагается на слабо выраженном террасовидном уступе с ровной или слегка выпуклой поверхностью с небольшим уклоном к юго-западу, благодаря чему освещенность поверхности в ней лучше, чем на остальной территории ценоза.

Рис. 4. Парцелла дубовая полынно-осоково -разнотравная занимает в ценозе самую большую площадь Древостой смешанный, формула состава 6Д4Бд. Кроме дуба и березы в нем единичен тонкомер липы маньчжурской и клена. Доминирующие деревья дуба высокие, прямоствольные с парашютообразной формой кроны;

отставшие в росте деревья единичны. У березы в этой парцелле самые большие размеры: средние диаметр и высота составляют 18,6 см и 16,7 м.

Подлесок отсутствует.

Относительно благоприятный световой режим в данной парцелл обеспечивает высокое проективное покрытие трав – 95%. Доминируют полынь побегоносная (A. stolonifera), осоки (C. pallida, C. longirostrata и С. cf reventa) и неморальное разнотравье (Corydalis remota, Viola acuminata, Vincetoxicum acuminatum, Lysimachia clethroides и др.).

Многие виды растут одиночными особями (Rubia chinensis, Bupleurum longiradiatum, Dioscorea nipponica и др.).

Д у б о в а я с б е р е з о й р е д к о п о к р о в н а я п а р ц е л л а выделена по линии перегиба средней и нижней частей склона на участках со слегка вогнутой поверхностью. Фон создает толстый слой опада дубовых листьев. По размерам она уступает первой парцелле, но занимает достаточно большую площадь и потому тоже относится к основным.

Древостой в этой парцелле очень густой (более 2250 деревьев на 1 га), формула состава 8Д2Бд. При этом здесь и самый высокий процент сухостоя – до 25% от общего числа деревьев. В примеси к основным породам растет тонкомерный ясень носолистный.

Подлесок редкий, образован обычно небольшими группами бересклета (Euonymus sacrosancta). Единичны лещина (Corylus mandshurica), рябинолистник и леспедеца.

Напочвенный покров очень редкий. Разрастание трав сдерживается опадом и высоким затенением. Кое-где по опаду растут былинки осок (C. reventa и C. longirostrata) и разнотравье (Galium davuricum, Moehringia lateriflora, Polygonum convolvulus, Potentilla fragarioides, и др.).

Д у б о в а я с б е р е з о й и к л е н о м р е д к о п о к р о в н а я с э ф е м е р о и д а м и п а р ц е л л а тяготеет к слабо выраженным понижениям, но занимает и ровные места. Древостой ее один из самых густых. Формула состава 8Д1Бд1Км. Только в этой парцелле растут большие куртины порослевого клена в количестве 700 шт./га. В куртинах насчитывается по 6-18 особей, отросших от основания погибшего материнского дерева. Высота клена не превышает 7,0 м. В парцелле растут две особи диморфанта (Kalopanax septemlobum) 10-15 лет, высотой 1,0 и 1,2 м.

Подлесок отсутствует.

Напочвенный покров сильно разрежен. Весной под еще нераспустившимися кронами кленами аспектирует Anemonoides udensis. Рассеянно растут джефферсония сомнительная (Plagiorhegma dubia), василисник тычиночный (Thalictrum filamentosum) и другие эфемероиды. Равномерно по всей парцелле распределены осоки (C. cf reventa), но сомкнутого яруса они не образуют. После распускания листьев на деревьях травяный ярус быстро жухнет;

с этого время границу парцеллы можно очертить, в основном, по проекциям крон клена.

Д у б о в а я с б е р е з о й в и н о г р а д о в а я п а р ц е л л а (рис. 5) фрагментами разной величины размещается в нескольких местах. Как и предыдущая парцелла, она приурочена к участкам с вогнутой поверхностью. Таксационные показатели и строение древостоя у обеих парцелл сходны, только в виноградовой меньше дуба (состав 6Д4Бд) и преобладают отставшие в росте деревья. В примеси к дубу растет тонкомер липы и единственное дерево Betula platyphylla.

Рис. 5. Парцедда дубовая с березой виноградовая Proceedings from International conference, 14.2-18.2.2008, Kostelec nad ernmi lesy, Czech Republic, Подлесок отсутствует. Главное отличие и своеобразие парцеллы определяется виноградом амурским (Vitis amurensis). Виноград стелется по земле короткими – длиной до 1,0 м, побегами.

Напочвенный покров очень редкий, проективное покрытие трав не превышает 3%. Под плетями винограда и даже в окнах между ними, пробиваются лишь хилые особи ландыша (Convallaria keiskei) и чины приземистой (Lathyrus humilis), а остальные травы (Anemonoides extremiorientalis, Melica nutans, Dictamnus dasycarpus) растут только рядом с деревьями.

Древостой смешанный, формула состава 6Д4Бд. Кроме дуба и березы в нем единичен тонкомер липы маньчжурской и клена. Доминирующие деревья дуба высокие, прямоствольные с парашютообразной формой кроны;

отставшие в росте деревья единичны. У березы в этой парцелле самые большие размеры: средние диаметр и высота составляют 18,6 см и 16,7 м.

Вполне вероятно, что доминирование в древостое сильно отставших в росте, суховершинных деревьев и отсутствие кустарникового подлеска в меньшей степени связано с последствиями давнего пожара, нежели с отрицательным влиянием винограда в подземной сфере.

Д у б о в а я с о р е х о м э л е у т е р о к о к к о в о - л и м о н н и к о в а я п а р ц е л л а, занимает такую же площадь, как и дубовая с березой виноградовая. Экспозиция склона здесь с южной меняется на юго-западную. Для парцеллы характерна выпуклая поверхность с уклоном 10-15°, выходами валунов и крупных камней. Опад дубовых листьев из за выпуклости участка распределяется неравномерно;

более мощный слой сосредоточен по краям парцеллы между валунами.

Древостой состава 9Д1Ор отличается самыми высокими таксационными показателями в ценозе. Его образуют очень старые, большие деревья дуба;

отставших в росте деревьев нет. Только в этой парцелле в примеси к дубу растет орех маньчжурский (Juglans mandshurica).

Огонь эту парцеллу, скорее всего, обходил стороной. Кроме того, условия освещенности за счет меньшей сомкнутости крон и увеличения уклона в ней лучше, чем в смежных парцеллах, поэтому и нижние ярусы более развиты. В этой парцелле отмечен угнетенный крупномерный подрост ильма и ясеня. Подлесок сомкнутостью 0,5-0, состоит из большой куртиной элеутерококка (Eleutherococcus senticosus), одиночных особей лещины, компактных кустов чубушника (Philadelphus tenuifolius) и худосочными побегами малины (Rubus sachalinensis). На свободной от подлеска площади стелются лимонник (Schisandra chinensis) и виноград.

Травяный ярус развит слабо, но лучше, чем в парцелле с другой стелющейся лианой – виноградом (проективное покрытие около 40%). Рост трав лимитируется высокой сомкнутостью элеутерококка и лимонника. Под лимонником образуют разреженные микрогруппировки осоки длинноносая и бледная, разнотравье (полынь побегоносная, хлорант японский (Chloranthus japonicus), ластовень, вербейник, ландыш) и даже лабазник (Filipendula palmata).

Л и п о в а я с я с е н е м р е д к о п о к р о в н а я п а р ц е л л а – самая маленькая, располагается на микроповышении из крупных камней с крутым уклоном к юго-западу.

Древостой самый густой в пределах ценоза с максимальным, почти трехкратным перекрытия крон (см. табл.). В нем господствует липа, обычны ясень и дуб. Последний растет одиночными деревьями по краю парцеллы. Формула состава древостоя 5Лп3Лп2Д.

Почти все пространство парцеллы заполнено кронами порослевого подроста липы. Подлеска нет. Напочвенный покров практически отсутствует: по весне у оснований стволов и камней аспектирует лесной мак весенний (Hylomecon vernalis).

Р я б и н о л и с т н и к о в а я п а р ц е л л а приурочена к сырым прогалинам, размещается по подножию склона, окаймляя снизу от поймы весь дубняк.

Древостой отсутствует. Эдификатором является подлесок из Sorbaria sorbifolia сомкнутостью от 0,7 до 1,0. Вместе с рябинолистником одиночными особями растут калина (Viburnum sargentii), лещина и мелкий подрост ильма долинного, ясеня носолистного и ореха маньчжурского.

В напочвенном покрове доминируют василисник (Thalictrum filamentosum) и влаголюбивые травы (лабазник, фрима (Phryma asiatica), хлорант и др.), образуя микрогруппировки с проективным покрытием от 70 до 100%. Обычны осоки кривоносая и бледная.

Таыл: Характеристики парцелл в дубняках южного склона Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia Древостой Травяный ярус Пло сомкну- Виды пр.

Типы леса, парцеллы щадь, N, число D, H, M, тость подлеска фонообразующие мкгр покр., м3/га шт/га см м мкгр % крон % мп, ос Дубняк осоковый (водораздел) 100 5864 8,1 6,9 104 0,90 - 7 Дубняк марьянниково-осоковый Рд, Лспд 14 мрн-ос 100 3190 7,1 5,0 50 0,80 (верхняя часть склона), парцеллы:

Дубовая (Д.) марьянниково-осоковая мрн-ос 67,5 3330 7,2 5,1 57 0,84 - 10 Д. ксерофитная редкопокровная мп, плн-ос рп 16,9 3452 4,5 2,3 14 0,62 - 6 Д. рододендроново-осоковая Рд мрн-ос 15,6 2326 9,1 6,1 59 0,85 2 Дубняк осоковый (средняя часть Лспд рт-ос рп, мрн-ос, мп 100 1969 12,1 7,5 161 0,82 32 склона), парцеллы:

Д. осоковая редкопокровная рт-ос рп, мп, ос-мрн 63,3 1850 12,4 7,6 159 0,80 - 30 Д. осоковая Лспд мрн-ос, ос 36,7 2180 11,7 7,3 163 0,84 11 В, Рбл, Дубняк c березой разнотравный рп с рт, рт-плн с ос 100 1762 13,9 14,4 194 0,80 43 (нижняя часть склона), парцеллы: Лмн, Эл Д. с березой полынно-разнотравная рт-плн с ос 37,0 1532 15,1 14,9 212 0,77 - 31 Д. с березой редкопокровная Брскл мп, рп с рт 26,0 2256 12,1 13,4 183 0,73 21 рп с рт и ос, втр Д. с березой и кленом редкопокровная 12,3 2207 15,4 15,0 205 0,74 - 17 30 (70) (весной) Д. с орехом элеутерококково Эл, Лмн 16 рп с рт 8,1 800 22,3 17,2 217 0,94 лимонниковая редкопокровная Д. с березой виноградовая Вн мп, рт рп 8,0 2230 12,1 13,5 228 0,94 8 Липовая с дубом и ясенем рп с рт, рп с лм 3,9 2410 12,2 13,6 171 0,96 - 12 10 (70) редкопокровная (весной) Рябинолистниковая Рбл всл рж, лбз-рт рж 4,7 - - - - - 16 * Жирным выделены преобладающие экобиоморфы дуба.

Виды подлеска: Рд – Rhododendron mucronulatum, Лспд – Lespedeza bicolor, Эл – Eleutherococcus senticosus, Брскл – Euonymus sacrosancta, Рбл – Sorbaria sorbifolia, Вн – Vitis amurensis, Лмн – Schisandra chinensis.

Микрогруппировки (мкгр): мрн-ос – марьянниково-осоковая, мп – мертвопокровная, плн-ос рп – полынно-осоковая редкопокровная, ос-мрн – осоково-марьянниковая, ос – осоковая, рп с рт – редкопокровная с разнотравьем, рт-ос рп – разнотравно-осоковая редкопокровная, рт-плн с ос – разнотравно-полынная с осокой, рп с рт и ос – редкопокровная с разнотравьем и осокой, втр – ветреницевая, рп с лм рж – редкопокровная с лесным маком разреженная, всл рж – василисниковая разреженная, лбз-рт рж – лабазниково-разнотравная разреженная.

Рябинолистниковая и липовая с ясенем редкопокровная парцеллы – чужеродные для дубняков. Они более характерны для сырых ясенево-широколиственных лесов и сформировались на южном склоне в связи локальным размещением занимаемых ими микросайтов в экотоне пойма-склон. Они и пожарами нарушаются в меньшей степени, чем любая из вышеописанных парцелл.

Влияние пожаров на ценотическую структуру вторичных дубняков. В 2003 г. после 12-15-летнего перерыва экологический профиль в очередной раз, но частично, пройден пожаром. В дубняке осоковом на водоразделе обгорел верхний сухой слой листового опада, а у двух кустов рододендрона, растущих на границе между "о с о к о в о й " и " к с е р о ф и т н о й " парцеллами сгорели нижние части стволиков – из-за того, что в основании кустов скопилось достаточно много уже сухих растительных остатков. За лето вокруг "пеньков" появились порослевые побеги высотой от 10 до 30 см.

Дубняки марьянниково-осоковый и осоковый в средней части склона огонь обошел стороной, потому-что отдельные парцеллы в них разобщены минерализованными участками.

Сильнее всего от пожара пострадал дубняк с березой разнотравный в нижней части склона. Последствия лесных пожаров в свежих дубняках более зависят от ценотической структуры, чем в сухих. Парцеллы, в которых скопилось особенно много прошлогодних листьев, прогорели сильнее. В них полностью погиб подрост деревьев (ильм, береза), а у отрастающих трав (ландыш, рубия, ластовень и др.), по-видимому, в результате перегрева верхнего почвенного слоя, листья пошли в рост пожелтевшими, с уродливыми пластинками, у эфемероидов были повреждены генеративные органы. В парцелле "э л е у т е р о к о к к о в о - л и м о н н и к о в о й " во время пожара погибли элеутерококк и лимонник, а в " к л е н о в о й с э ф е м е р о и д а м и " – куртины клены, получившие ожоги стволиков, и подрост диморфанта. У всех особей с погибшими стволиками к осени образовалась поросль.

На древостое свежего дубняка влияние пожара сказалось незначительно – господствующим деревьям дуба с их толстой корой такие пожары не страшны, но многие тонкие дубки усохли. Самый высокий процент сухостоя – в дубовой с березой редкопокровной парцелле.

Типы и ценотическая структура дубняков Раковско-Комаровского междуречья. Леса всего Раковско Комаровского междуречья характеризуются большим сходством с лесами экологического профиля "Горнотаежный" и являются репрезентативными для южной и средней подзон зоны смешанных хвойно-широколиственных лесов Приморского края (Куренцова, 1968;

Кудинов, 1994;

Москалюк, 2002). На дренированных надпойменных и речных террасах в долинах междуречья сформировались сухие и наиболее часто прогораемые дубняки разнотравно-осоковые, чистые или с небольшой примесью мелколиственных пород и разреженным ксеро-мезофитным покровом, близкие к дубнякам осоковым и марьянниково-осоковому на инсолируемых склонах с большим уклоном.

К шлейфам пологих северных склонов и участкам долин с несколько ослабленным дренажом приурочены разные типы смешанных лесов – дубняки с примесью лип амурской и маньчжурской, березы даурской, клена мелколистного Proceedings from International conference, 14.2-18.2.2008, Kostelec nad ernmi lesy, Czech Republic, разнотравные и осоково-разнотравные, сходные с дубняками с березой даурской и кленом в нижних частях и на подножиях южных склонов.

Ценотическая структура лесов междуречья сложена теми же типами парцелл, что и на экологическом профиле "Горнотаежный". В то же время в них обнаружены и другие парцеллы, которых не было на профиле из-за их редкой встречаемости. Они тоже характерны для вторичных дубняков и происхождение их всецело обусловлено пожарами.

Самые распространенные парцеллы: д у б о в а я с б е р е з о й ( и л и л и п о й ) с о с о к о й и ( и л и ) р а з н о т р а в ь е м, д у б о в а я р а з н о т р а в н а я с о с о к о й р а з р е ж е н н а я, характеризуются различными соотношением и обилием разнотравья и осок в травяном ярусе;

они избегают слишком сухих мест и формируются на относительной или с небольшим уклоном поверхности, на откосах холмов. Они обе входят в число фонообразующих парцелл и занимают до 80% от площади фитоценоза. Чем благоприятнее экотопы, чем дольше они не подвергаются повторным пожарам, тем лучше развит в этих парцеллах травяный ярус, и тем больше они становятся похожими н а д у б о в у ю с б е р е з о й п о л ы н н о - о с о к о в о - р а з н о т р а в н у ю п а р ц е л л у в свежем дубняке с березой разнотравном на экологическом профиле.

Периоды между пожарами по разным причинам могут быть и довольно длинными, и очень короткими, а нарушение ценоза – как больше ожидаемого, так и меньше возможного. Пожар может возникнуть вновь уже на следующий год, и в огне сгорит вся накопившаяся за год отмершая органика. В дождливые весенне-летние сезоны пожаров всегда мало.

В давно (более 10 лет) негоревших ценозах очередным пожаром полностью уничтожается сформировавшийся полог крупномерного подроста, в котором преобладает клен мелколистный, и всегда в основании сухих стволиков клена образуется многочисленная поросль. Впоследствии из пирогенных куртин клена формируются характерные "кленовые" редкопокровные парцеллы, нередко с примесью пионерной породы – березы даурской. В дубняках Раковско-Комаровского междуречья это д у б о в а я с к л е н о м р е д к о п о к р о в н а я и д у б о в о - к л е н о в а я с б е р е з о й р е д к о п о к р о в н а я парцеллы (рис. 6).

Рис. 6. Парцелла дубовая с березой и кленом редкопокровная Они обычно являются дополняющими, но иногда становятся и основными. Участки, занятые этими парцеллами обычно не превышают 200 м2 и располагаются равномерно по площади ценоза. На общем фоне однообразного растительного покрова, образуемого, например, д у б о в о й с б е р е з о й р а з н о т р а в н о й с о с о к о й п а р ц е л л о й, куртины клена мелколистного выделяются достаточно четко.

Для наиболее сильно нарушенных ценозов в долинах и на плоских элементах рельефа южных склонах характерны своеобразные небольшие (10-50 м2) парцеллы, нижние ярусы которых образованы клонами кустарников стелющейся формы: караганы маньчжурской (Caragana manshurica), барбариса амурского (Berberis amurensis), бересклета большекрылого (Euonymus macroptera) и Максимовича (E. maximowicziana), жимолости золотистой (L. chrysantha) и раннецветущей (Lonicera praeflorens), или лианами винограда амурского и лимонника китайского. Эти п а р ц е л л ы :

"карагановая", "жимолостевая", "барбарисовая" и "большекрыло-бересклетовая", выделяются очень четко очерченными периметрами.

Несомненно, что стелющуюся форму роста (рис. 7) кустарники приобрели вследствие многократного воздействия огня и присущей им высокой вегетативной подвижности. Во время низовых пожаров у особей сгорают почки возобновления, а порою и все надземные побеги. Затем из спящих почек на остатках побегов или от корней отрастают и полегают придаточные вегетативные побеги, образуя сплошные заросли. Из-за низкого плодородия пирогенных почв прирост у побегов небольшой. Высота растений над землей составляет в среднем 40-50 см. Интересно, что поблизости нет особей с типичной для данных видов жизненной формой кустарника (барбарис, жимолость, карагана) или небольшого деревца (бересклет).

Рис. 7. Парцелла дубовая жимолостевая во время осеннего листопада Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia Проективное покрытие трав в зарослях стелющихся кустарников не превышает 3%. Заросли барбариса несколько реже, чем остальных видов, и многие его побеги достигают 60-70 см.

Д у б о в а я в о л ж а н к о в а я парцелла является одной из самых характерных парцелл вторичных лесов, как чистых дубняков, так и долго не горевших смешанных широколиственных лесов. Во вторых она формируется на прогалинах после вывала больших деревьев. Синузии волжанки выделяются высоким проективным покрытием – 95-100%. На гарях тяготеют к затененным участкам (рис. 8), нередко сопряжены с куртинами клена, но лучше развиты на хорошо освещенных местах. Под кронами клена проективное покрытие волжанки не превышает 70%. Д у б о в а я х л о р а н т о в а я парцелла похожа на волжанковую, но встречается гораздо реже.

Рис. 8. Парцелла дубовая волжанковая Растительность холмов существенно отличается от растительности основной поверхности. Она аналогична "к с е р о ф и т н о й " парцелле. Пожары на холмах из-за повышенной сухости экотопа более интенсивны. Растительные остатки, опад листьев сгорают полностью, а в периоды между пожарами сносятся вниз. Деревья дуба на холмах фаутные, тоньше и ниже, чем на окружающей территории. В подлеске – одиночные кусты сильно угнетенного рододендрона остроконечного. На "макушках" холмов почвенный слой тонкий, с выходами мелкой щебенки, и здесь обычны микрогруппировки зеленых мхов величиной до 3 м2. У мхов чаще подсушенный вид, но иногда жизненное состояние довольно хорошее и они образуют сплошной покров мощностью до 5 см.

Растительность в оврагах отличается от общего фона леса. Откосы заняты одной из основных парцелл – д у б о в о й с б е р е з о й р а з н о т р а в н о й с о с о к о й. Ниже средней части откосов растет редкое разнотравье, деревьев и подлеска почти нет. На бровках откосов западных экспозиций узкой полосой размещается д у б о в а я р о д о д е н д р о н о в а я о с о к о в а я п а р ц е л л а. Рододендрон угнетен и разрежен из-за нависших над ним крон деревьев.

По тальвегу дна оврагов обычно проходят глубоко врезанные узкие русла временных ручьев. К ним приурочены небольшие парцеллы с хорошо выраженными границами: о с м у н д о в а я с доминированием Osmundastrum asiaticum или х в о щ о в а я из хвоща зимующего (Equisetum hiemale). Часто оба вида растут совместно, а в осмундовой парцелле кроме папоротников образуют куртинки волжанка и крупные осоки (Carex cf campylorhina).

Классификация парцелл и "пирогенное равновесие" вторичных дубняков. На экологическом профиле в осоковых дубняках к о с н о в н ы м следует отнести как д у б о в у ю о с о к о в у ю, так и д у б о в у ю о с о к о в у ю р е д к о п о к р о в н у ю парцеллы;

каждая из них занимает более 35% площади фитоценоза (см. табл.). В дубняке марьянниково-осоковом основная парцелла одна – д у б о в а я м а р ь я н н и к о в о - о с о к о в а я. В смешанном дубняке с березой разнотравном основными являются две самые большие парцеллы – д у б о в ы е с б е р е з о й : п о л ы н н о о с о к о в о - р а з н о т р а в н а я и о с о к о в а я р е д к о п о к р о в н а я, в совокупности занимающие 63,0% площади ценоза. Остальные парцеллы – д о п о л н я ю щ и е.

В Раковско-Комаровском междуречье помимо вышеназванных к основным парцеллам отнесены: д у б о в а я с б е р е з о й о с о к о в о - р а з н о т р а в н а я, д у б о в а я р а з н о т р а в н а я с о с о к о й р а з р е ж е н н а я, д у б о в а я с б е р е з о й с о с о к о й и ( и л и ) р а з н о т р а в ь е м Соотношение площадей парцелл может меняться в зависимости от условий экотопа, типа леса, силы и давности пожара. В связи с этим в число основных парцелл могут перейти дополняющие (" к л е н о в ы е " р е д к о п о к р о в н ы е, " в о л ж а н к о в а я "), и, наоборот, основные парцеллы Proceedings from International conference, 14.2-18.2.2008, Kostelec nad ernmi lesy, Czech Republic, (д у б о в а я о с о к о в а я, д у б о в а я с б е р е з о й п о л ы н н о - о с о к о в о - р а з н о т р а в н а я, д у б о в а я с б е р е з о й р е д к о п о к р о в н а я и др.) могут стать дополняющими.

При попытке отнести ту или иную парцеллу исследованных фитоценозов к определенному типу происхождения возникают сложности. По отношению к коренным хвойно-широколиственным лесам любая из парцелл, как и сами ценозы, являются п р о и з в о д н ы м и, ничего общего с коренными парцеллами этих лесов они не имеют. По типу восстановления все парцеллы, кроме д у б о в о й ксерофитной р е д к о п о к р о в н о й, относятся к д е м у т а ц и о н н ы м ;

последняя – д и г р е с с и в н а я. Невозможно предсказать, каким путем и когда та или иная демутационная парцелла восстановится до соответствующих парцелл коренных типов леса. Дело в том, что вторичные дубняки тоже пребывают в состоянии своеобразного гомеостаза, которое поддерживается лесными пожарами – фактором, постоянно и относительно регулярно действующим на лесообразовательный процесс. Это состояние можно назвать перманентным, или пирогенным, равновесием. Оно представляет одну сукцессионную стадию, на которой ценозы могут пребывать бесконечно долго.

После очередного пожара дубняки восстанавливаются каждый раз по одному и тому же сценарию. Наиболее реальным завершением этого сценария в современных условиях следует считать достижение ценозом того допожарного состояния, при котором в нем – при неизменных характеристиках древостоя – сформируется ярус подлеска и подроста лиственных пород, возможно с редким и мелким подростом хвойных пород, хорошо развитый (для конкретного типа дубняка) травяный ярус, и не будет прогоревших до минеральных слоев участков.

Соответственно пространственно-временную структуру пирогенных дубняков Южного Приморья можно охарактеризовать, как перманентно-равновесную, по-своему устойчивую. Учитывая неопределенную продолжительность существования такой структуры, предлагается ввести понятие вторично п р о и з в о д н о й парцеллы. Это парцеллы, которые, не успев восстановиться до коренных, были вновь пройдены огнем. Так, вторично производными будут все парцеллы со стелющимися кустарниками ("б е р е с к л е т о в а я ", "ж и м о л о с т е в а я ", "к а р а г а н о в а я ", и др.), по отношению к производным парцеллам, в которых те же самые кустарники приобрели типичную для вида жизненную форму. По отношению к парцеллам с доминированием древостое дуба и примесью березы и клена, а в травяном ярусе – ксеромезофитных трав, вторично производными парцеллами будут: д у б о в а я с б е р е з о й р е д к о п о к р о в н а я, д у б о в а я р а з н о т р а в н а я с о с о к о й р а з р е ж е н н а я, д у б о в а я в о л ж а н к о в а я ;

по отношению к дубовой с березой осоковой редкопокровной – д у б о в а я с б е р е з о й р е д к о п о к р о в н а я, к дубовой с березой и кленом редкопокровной с эфемероидами – д у б о в а я с к л е н о м р е д к о п о к р о в н а я и д у б о в о - к л е н о в а я с б е р е з о й р е д к о п о к р о в н а я, к дубовой осоковой – д у б о в а я к с е р о ф и т н а я р е д к о п о к р о в н а я.

Следует оговориться, что с экологическим равновесием климаксных хвойно-широколиственных биогеоценозов "пирогенное равновесие" южноприморских дубняков ничего общего не имеет. Стоит прекратиться пожарам, как трансформация вторичных лесов, достигнув вышеуказанного допожарного уровня, пойдет уже по другому пути, который мы можем только предположить.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Лесные пожары являются на юге Приморья, как на всем Дальнем Востоке постоянным и регулярно действующим современным антропогенным фактором, особенно в сухих типах леса. Изучение ценотической структуры вторичных пирогенных дубняков в одном из репрезентативных районов Южного Приморья – Раковско-Комаровском междуречье, позволило выявить следующее.

1. В результате многократных лесных пожаров в районах Южного Приморья наиболее распространены следующие типы вторичных лесов, сформировавшиеся на месте хвойно-широколиственных и сосновых из Pinus densiflora:

- сухие дубняки осоковые и марьянниково-осоковые на инсолируемых южных склонах;

- сухие дубняки разнотравно-осоковые, чистые или с небольшой примесью мелколиственных пород и разреженным ксеромезофитными травами на дренированных надпойменных террасах;

- свежие дубняки с березой даурской и кленом в нижних частях и на подножиях южных склонов;

- свежие дубняки с примесью березы даурской, лип амурской и маньчжурской, клена мелколистного разнотравные и осоково-разнотравные – на шлейфах пологих северных склонов и участках долин с ослабленным дренажом.

2. Наиболее часто подвергаются пожарам сухие дубняки, но последствия пожаров наиболее выражены в свежих.

Тем не менее, смены типов дубняков и дальнейшая их деградация после повторных пожаров не происходят. Все типы дубняков исследованной территории пребывают в состоянии п е р м а н е н т н о г о д и н а м и ч е с к о г о, или п и р о г е н н о г о, р а в н о в е с и я, которое обеспечивается регулярной подверженностью лесным пожарам.

Степень нарушенности вторичных дубняков такова, что запасы органического вещества за периоды между пожарами не успевают накапливаться до критических величин, позволяющих огню полностью разрушить фитоценозы. Препятствует их дальнейшему разрушению и высокая пожароустойчивость главного вида лесообразователя – дуба монгольского.

3. Ценотическая структура пирогенных дубняков после пожара не меняется. Состояние древостоя тоже остается неизменным, а у обгоревших особей подроста и крупномерного подроста формируется обильная поросль. Травяный ярус к концу вегетационного сезона восстанавливается полностью. С наступлением листопада вновь начинается дифференцированное накопление органики по элементам микрорельефа.

4. На протяжении нескольких десятилетий, прошедших с момента смены коренных лесов пирогенными, в них сформировалась собственная парцеллярная структура, наиболее разнообразная в свежих дубняках. В совокупности выделено около 25 типов парцелл.

Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia Парцеллы сухих дубняков – о с н о в н ы е : дубовая (д.) осоковая, д. осоковая редкопокровная, д. марьянниково осоковая, д о п о л н я ю щ и е : д. ксерофитная редкопокровная, д. рододендроновая осоковая, д. барбарисовая, д.

карагановая.

Парцеллы свежих дубняков – о с н о в н ы е : д. с березой полынно-осоково-разнотравная, д. с березой редкопокровная, д. с березой разнотравная с осокой, д. разнотравная с осокой разреженная, д. с березой (или липой) с осокой и (или) разнотравьем, д о п о л н я ю щ и е : д. с березой и кленом редкопокровная с эфемероидами, д. с кленом редкопокровная, дубово-кленовая с березой редкопокровная, д. с орехом элеутерококково-лимонниковая, д. с березой виноградовая, липовая с ясенем редкопокровная, д. волжанковая, д. хлорантовая, д. жимолостевая, д. большекрыло бересклетовая.

Парцеллы чужеродные, влажных экотопов: рябинолистниковая, хвощовая, осмундовая.

Парцеллы, общие для сухих и свежих дубняков: д. разнотравная с осокой разреженная, д. осоковая, д. осоковая редкопокровная, д. волжанковая, д. барбарисовая, д. карагановая.

5. Производные парцеллы, которые подвергаются новым пожарам, не успев восстановиться после предыдущих, и потому очень сильно отличаются от коренных, предлагается называть "вторично производными". К ним, в первую очередь, относятся своеобразные пирогенные парцеллы со стелющейся жизненной формой лесных кустарников, характерные для сильно нарушенных дубняков в долинах и на плоских элементах рельефа южных склонов: д.

карагановая, д. большекрыло-бересклетовая, д. жимолостевая, д. барбарисовая.

ЛИТЕРАТУРА БЕССАРАБОВА А.А., ХАВКИНА Н.В. Качественный состав гумуса и химическая характеристика гуминовых кислот бурых лесных почв Горнотаежной станции // Экология дуба монгольского в Приморье. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1981. С. 14-20.

ВАСИЛЬЕВ Н.Г., КОЛЕСНИКОВ Б.П. Чернопихтово-широколиственные леса Южного Приморья. М.;

Л.: Изд-во АН СССР, 1962. 146 с.

ДОБРЫНИН А.П. Дубовые леса российского Дальнего Востока (биология, география, происхождение).

Владивосток: Дальнаука, 2000. 260 с. (Тр. Ботан. садов ДВО РАН. Т. 3) ДЫЛИС Н.В. Структура лесного биогеоценоза. М.: Наука, 1969. 55 с.

ДЫЛИС Н.В. Структурно-функциональная организация биогеоценотических систем и ее изучение // Программа и методика биогеоценологических исследований. М.: Наука, 1974. С.14-23.

ИВАНОВ Г.И. Почвообразование на юге Дальнего Востока. М.: Наука, 1976. 200 с.

КОЛЕСНИКОВ Б.П. Растительность // Южная часть Дальнего Востока. М.: Наука, 1969. С. 206-250.

КУРЕНЦОВА Г.Э. Естественные и антропогенные смены растительности Приморья и южного Приамурья.

Новосибирск: Наука, 1973. 230 с.

КУРЕНЦОВА Г.Э. Растительность Приморского края. Владивосток, 1968. 192 с.

МОСКАЛЮК Т.А. Парцеллярная структура сухих дубняков на юге Приморья // Биологические исследования на Горнотаежной станции: Юбил. сб. науч. тр. ГТС ДВО РАН. Владивосток: ДВО РАН, 2002а. Вып. 8. 162-202 с.

НАЗИМОВА Д.И. Климатическая ординация лесных экосистем как основа их классификации // Лесоведение, 1995.

№ 4. С. 63-73.

ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ Б.С. Леса Приморского края. Владивосток: Дальнаука, 2004. 501 с.

ПРИЛУЦКИЙ А.Н. Водный режим почв дубняков Южного Приморья // Влагооборот и микроклимат лесных биогеоценозов. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1979. С. 10-22.

СУКАЧЕВ В.Н., ЗОНН С.В. Методические указания к изучению типов леса. М.: Изд-во АН СССР, 1961. С.1-104.

ТАРАНКОВ В.И. Микроклимат лесов Южного Приморья. Новосибирск: Наука, 1974. 223 с.

УТКИН А.И. Изучение лесных биогеоценозов // Программа и методика биогеоценологических исследований. М.:

Наука, 1974. С. 281-317.

THE CHARACTER OF FOREST FIRES IN CONDITION OF NORTHERN PART OF FAR EAST ПРИРОДА ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ В УСЛОВИЯХ СЕВЕРА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА OSTROSHENKO V.V Proceedings from International conference, 14.2-18.2.2008, Kostelec nad ernmi lesy, Czech Republic, Приморская государственная сельскохозяйственная академия Уссурийский район;

п. Горнотаежное, Горнотаежная станция ДВО РАН, пр. Блюхера, 44, Приморский край, г. Уссурийск, 692510, Rossia, E-mail: Lihithcenko@mail.ru ВВЕДЕНИЕ Основоположник советской лесной пирологии (наука о лесных пожарах) академик ВАСХНИЛ И.С. Мелехов при определении основных направлений повышения продуктивности лесов на одно из первых мест выделяет активную охрану лесов от пожаров [9]. Это положение одобрено VI Мировым лесным конгрессом.

Литература располагает богатым опытом охраны лесов от пожаров. Однако сведения о природе пожаров в зоне вечной мерзлоты относятся преимущественно к Центральной и Юго-Западной Якутии, а также к Магаданской области (8). Опыт охраны лесов от пожаров в Приохотье — обширнейшем дальневосточном регионе, представленном крайне неустойчивыми, трудно восстанавливающимися экологическими системами и повышенной горимостью хвойных лесов, произрастающих на вечномерзлотных почвах, изучены крайне слабо. Между тем, ущерб народному хозяйству региона, причиняемый лесными пожарами, огромен. Наблюдаемая тенденция возрастания ущерба и предполагающееся интенсивное освоение региона требуют тщательного изучения лесоохранного дела и выработки мер по ликвидации лесных пожаров.

В настоящей работе изложены анализ общего состояния вопроса охраны леса от пожаров и предложения по ее раз витию и совершенствованию в сложном по условиям охраны, дальневосточном регионе — Приохотье.

Репрезантивность изложенного материала не ограничивается рамками территории Приохотья. Она распространяется как на Приохотский регион, так и на другие районы, имеющие аналогичные природные условия.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ Для определения влияния лесной подстилки на горимость насаждений выявляли ее мощность и запасы. В этих целях в наиболее распространенных типах леса: лиственничниках кустарниковых, брусничных, припойменных, ельниках брусничных, мелкотравно-зеленомошных, проложено по три маршрутных хода. Возраст насаждений колеблется от 40 до 160 (40, 80, 100, 160) лет.

Мощность слоя лесной подстилки определяли в трехкратной повторности на маршрутных ходах (через каждые м), заложенных в каждой возрастной группе соответствующего типа леса;

запасы неразложившегося горючего материала — на пробных площадках размером 1 X 1 м. На них собирали всю неразложившуюся лесную подстилку и путем взвешивания находили среднюю массу запаса горючего материала.

РЕЗУЛЬТАТЫ Характеристика региона. Приохотье — обширный, уникальный дальневосточный регион площадью около 42 млн.

га, располагающий богатейшими природными ресурсами, представляющими основу его развития. Однако слабая транспортная освоенность территории и большой дефицит людских ресурсов серьезно сдерживают развитие местных производительных сил.

Территория региона разделяется на две зоны, которые определяются различным климатом, сложными природными условиями и географическим положением. Близкое расположение Охотского моря обусловливает в прибрежной полосе некоторую мягкость климата, отсутствие резких температурных колебаний. Эта часть входит в зону субарктического климата. В континентальной части климат резко-континентальный.

Зимние муссоны несут потоки Восточно-Сибирского континентального полярного воздуха. Они содержат небольшое количество водяных паров и поэтому зимы малоснежные, с сильными ветрами. Во второй половине лета ветры, часто сильные или штормовые, дуют с моря.

Почвы маломощные, легкие, бедные, вечномерзлотные, со слоем торфа различной толщины. Довольно высокая влажность и холодность почв и воздуха обусловливают образование мощного слоя неразложившейся лесной подстилки, повышающей пожарную опасность и затрудняющей процессы лесовосстановления [11,12].

Согласно физико-географическому районированию, содержащему в основе геоморфологический принцип [10], территория региона относится к району средне-высотных гор Амуро-Алданского водораздела и имеет три подрайона:

— межгорная Верхне-Зейская ледниково-аллювиальная равнина;

— средневысотные хребты Джугджура, Джугдыра, Тукурингра, Джагды;

— средневысотный гольцевый становой хребет.

Поверхность территории неоднородна. Рельеф представлен хребтами: Становой, Джугджур, Майский, Джугдыр, Тугурский, Магу, Мевинджа, вершины которых достигают абсолютных высот до 2000 м. над уровнем моря, а также отдельными группами гор, чередующимися с обширными заболоченными марями. Низменные равнины сопряжены с обширными долинами основных рек: Тугура, Уды, Маи, Учура, Юдомы, Охоты.

Леса региона являются стержнем экологической стабильности сформировавшихся экосистем. Они входят в состав Евразиатской хвойно-лесной области, Южно-Охотской подобласти темнохвойных лесов, Амурско-Охотской провинции, Аяно-Удского округа лиственничных и еловых лесов.

Наличие вечной мерзлоты благоприятствует повсеместному расселению лиственницы, на долю которой приходится около 61% общей площади и 64 % общего запаса насаждений региона. Распространение ели и пихты ограничено и составляет 16,3 % площади.

Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia Лесистость по территории неравномерная, связана с характером рельефа и составляет 71%. Если в поймах рек преобладают лиственничные насаждения, то по мере подъема, их сменяют хвойные с участием лиственницы, затем ель и пихта. Высокие водоразделы заняты зарослями кедрового стланика. В лесном фонде редины составляют около % общей площади, гари - 8% и болота - 11%.

Специфические особенности региона: бедный видовой состав древесной и кустарниковой растительности, вечная мерзлота, позднее оттаивание почв, их холодность и слабый дренаж. Хвойные насаждения, обилие торфа и нераз ложившейся лесной подстилки, сложность рельефа, крайне слабая транспортная освоенность территории, большой дефицит людских ресурсов, наличие напряженного ветрового режима и засушливых сезонов — серьезное препятствие при ликвидации лесных пожаров.

Горимость лесов и состояние их охраны. На большей части Дальнего Востока установлены два пика горимости в году: весенний и осенний [11,12]. Приохотье же характеризуется одним пиком горимости - летним, приходящимся на июнь-июль. Относительная горимость лесов составляет 0,019 % В лесном фонде преобладают лиственничники кустарниковые, рододендроновые, брусничные, багульниковые [11]. Обилие редин, гарей, задернелых вырубок, сухостойников и ветровальников позволило при оценке пожарной опасности по шкале, разработанной А. М.

Стародумовым [13,14], территорию региона отнести к высокой и средней горимости (I—III классы пожарной опасности).

Г. П. Телицын предлагает пожарную опасность участков оценивать по лесорастительным условиям, соответственно рассчитанным коэффициентам [15]. На основании шкалы А. М. Стародумова и рассчитанного по методике Г. П.

Телицына коэффициента пожарной опасности, нами составлена местная шкала пожарной опасности насаждений и других участков лесного фонда (табл. 1). Из приведенных в таблице данных видно, что в условиях Приохотья коэффициент пожарной опасности высокий - 0,6-1,1, для большинства дальневосточных районов эта величина находится в диапазоне 0,5-0,8 [15].

Таблица 1. Шкала пожарной опасности насаждений и других участков лесного фонда Приохотья Класс пожарной опасности (по лесорасти- тельным Коэффициент Категория участка условиям) и его отличительные признаки пожарной опасности (по А.М. Стародумову) участка Редины, гари, вырубки с 1 – очень высокая пожарная опасность. Пожары травяным покровом, возможны: низовые – в течение всего пожароопасного сухостойники, ветроваль-ники;

сезона за исключением дней с 1 классом пожарной хвойные молод-няки;

опасности по условиям погоды;

верховые – возможны в лиственничники с кедровым умеренно засушливые периоды (111-У классы) стлаником, лишайниковые, вейниковые, рододендровые, ельники высокогорные 1,1-1, Лиственничники брусничные;

11 – высокая пожарная опасность. Пожары возможны: в ельники брусничные, свежие, течение всего пожароопасного сезрна, за исключением сплошные, условно-сплошные, дней с 1 и 11 классами пожарной опасности по условиям выборочные вырубки. погоды;

верховые – в более засушливые периоды (1У-У классы).

0,9-0, Лиственничники багуль-никовые;

111 – средняя пожарная опасность. Низовые пожары ельники сфагново-багульниковые начинаются в конце 111 – начале 1У классов пожарной опасности по условиям погоды;

верховые – только при сильных засухах.

0,6-0, В пожароопасный сезон погодные условия характеризуются сильными (часто штормовыми) ветрами - до 28 м/сек.

Продолжительность их достигает 12-18 дней в месяц. Такая погода резко усиливает скорость распространения пожаров и препятствует их ликвидации. Так, в Чумиканском лесхозе в 1980, 1987 и 1998 г.г. возникшие пожары при сильных ветрах достигли больших размеров. Если в Николаевском лесхозе имеется достаточно развитая дорожная сеть, а в Охотском лесхозе она развита слабо, то в силу географических условий, в Чумиканском и Аянском лесхозах она отсутствует полностью, что не позволяет доставлять средства пожаротушения (кроме авиации) и затрудняет борьбу с пожарами.

Анализ состояния неразложившегося горючего материала показал, что представлен он хвоей, шишками, мелкими веточками, листвой и пронизан корнями кустарников. Как правило, такая подстилка легко пропускает влагу и постоянно находится в сухом состоянии. Запасы горючего материала очень большие. В зависимости от древесной породы, возраста и типа насаждения, мощность слоя лесной подстилки составляет 16-28 см, а запас-19-62 т/га. Для многих регионов нашей страны эта величина колеблется от 8 до 50 т/га (16).

В хвойных насаждениях Приохотья периодически засушливые и наиболее опасные в пожарном отношении периоды возникают при сильных западных ветрах в июне-июле, когда резко повышается температура воздуха, снижается влажность воздуха, активизиру- ется грозовая деятельность. В пожароопасный период при возникновении лесных Proceedings from International conference, 14.2-18.2.2008, Kostelec nad ernmi lesy, Czech Republic, пожаров, сильные или штормовые ветры, горный рельеф, обилие мертвых запасов горючего материала, хвойные молодняки и торфянистость почв способствуют быстрому распространению огня на значительных площадях, существенно препятствуя его ликвидации [5,15,32].

Высокая пожарная опасность насаждений определяет главное направление лесохозяйственной деятельности в ре гионе - охрана лесов от пожаров. Преобладают низовые пожары. Доля верховых и почвенных невелика. Продолжи тельность пожароопасного сезона по многолетним данным составляет 140-160 дней. Это подтверждает положение Н.

П. Курбатского и П. А. Цветкова о возрастании продолжительности пожароопасного сезона при продвижении с запада на восток [8].

Повышение интенсивности лесозаготовок и продвижение их в Приохотье влекут за собой усиление антропогенного воздействия на природу и повышение горимости лесов региона. Необходимы меры по совершенствованию охраны лесов от пожаров.

Для улучшения борьбы с лесными пожарами необходимы анализ состояния лесоохранного дела в настоящее время и разработка путей по ее развитию. В совершенствовании охраны лесов от пожаров важная роль принадлежит планированию оптимального соотношения и использования наземных и авиационных сил и средств пожаро тушения.

Для повышения эффективности использования лесопожарных сил и средств территория региона разделена на зоны авиационной и наземной охраны лесов. Преобладает авиационная зона охраны (77 % всей охраняемой территории).

Наземной службой охвачено около 1,2 % площади. Остальная часть территории (21,8 %) является неохраняемой. В ее состав входят западная часть территории и заповедные, но отдаленные Шантарские острова. За 15 лет (1990-2004 г.г.) на неохраняемой части территории возникло 28 пожаров, охвативших площадь около 30 тыс. га.

Площади обходов занимают от 0,8 до 1,3 млн. га, а территория, охраняемая одним авиаотделением, в среднем 3, млн. га. На таких значительных площадях охраняемой территории очень сложно эффективно выполнять лесоохранные работы.


Современное состояние наземной и авиационной охраны лесов от пожаров рассматривается в разрезе основных составляющих ее частей: лесопожарной профилактики, степени пожарной опасности, обнаружения пожаров, их тушения. При таком подходе легче вскрыть наиболее слабые места в охране. Важнейшей составной частью охраны лесов от пожаров является лесопожарная профилактика - комплекс мероприятий, направленных на предотвращение возникновения и распространения лесного пожара, который состоит из предупредительных мероприятий, направленных на предотвращение возникновения лесных пожаров и ограничительных — направленных на предотвращение распространения пожаров [5, 7, 8, 15].

Состояние наземной охраны. Наземную охрану лесов от пожаров осуществляет государственная лесная охрана лесхозов. До начала пожароопасного сезона утверждается план подготовки к текущему пожароопасному сезону, состоящий из предупредительных и ограничительных мероприятий, организации дозорно-сторожевой службы, службы тушения лесных пожаров[11,12].

Из предупредительных мероприятий используются средства массовой информации: печать, радио, публикуются статьи в газетах, распространяются листовки и памятки на противопожарные темы. В местах, часто посещаемых насе лением, выставляются тыс. красочные аншлаги, витрины, панно.

При высокой пожарной опасности доступ в лес авто- и мототранспорта, населения ограничивается или совсем пре кращается. По решению местных органов все дороги перекрываются, устанавливаются запретительные знаки, шлагбаумы. Силами государственной лесной охраны и общественности производится регулярное патрулирование.

Ограничительные мероприятия реализуются очень медленно. Устройство противопожарных дорог, минерализованных полос, разрывов и заслонов почти не практикуется. Причина тому — сложность рельефа (чередование горных хребтов с труднопроходимыми марями). Хорошие результаты дает отжиг сухой травы с соблюдением Правил пожарной безопасности ранней весной, когда обнажаются поляны и кромки леса;

земля еще не отошла, а трава высохла, поэтому корневые системы не повреждаются. Однако природные условия региона, а также наличие оленьих пастбищ на марях позволяют рекомендовать такое эффективное мероприятие как отжиг, лишь в отдельных случаях на участках, где отсутствуют лишайники и торф.

Большое внимание, как ограничительному противопожарному мероприятию, уделяется очистке мест вырубок от порубочных остатков. В связи с локальным характером лесных массивов и, как следствие, малыми площадями лесосек их очистку от порубочных остатков проводят вручную. Исследования по определению эффективных способов очистки вырубок от порубочных остатков проводились нами с учетом способов рубок, а также возможностей применения механизированных средств и методов очистки вырубок [11,12].

Накопленный многолетний опыт позволяет рекомендовать для региона наиболее эффективный способ - сжигание на прогалинах, полянах порубочных остатков собранных в кучи высотой до 1 м., при котором в результате сгорания мощной неразложившейся лесной подстилки происходит минерализация почвы, обеспечивающая прорастание выпавших на нее семян и как следствие - лесовосстановление вырубок. Применяющиеся в лесном хозяйстве способы очистки вырубок: равномерное разбрасывание измельченных порубочных остатков по площади деляны и сбор в кучи для перегнивания в условиях региона не эффективны и наоборот способствуют возникновению и распространению лесных пожаров. Причина в том, что в суровых почвенно-климатических условиях с довольно низкими температурами воздуха и почвы минерализация порубочных остатков и лесной подстилки, протекает очень медленно.

Они высыхают и накапливаются.

Нами также проведены работы по изучению возможностей огневой очистки лесосек сплошным палом [11]. Выяс нилось, что палы, уничтожая слой неразложившейся сухой лесной подстилки, значительно снижают пожарную опас Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia ность насаждения, способствуют протаиванию грунта, равномерному опусканию мерзлоты в нижележащие горизонты и мобилизации питательных веществ в почве. Это создает благоприятные условия для прорастания семян и появления всходов. Возобновление, как правило, обильное – 12-16 тыс. шт. на 1 га. Отмечая положительную роль сплошных палов, считаем этот метод очистки лесосек от порубочных остатков одним из будущих приемов таежного лесоводства. Однако из-за пожароопасности и слабой изученности этого способа, рекомендовать его в лесоводстве сегодняшнего дня не представляется возможным.

Успех борьбы с лесными пожарами в значительной степени определяется своевременностью их обнаружения. Об наружение пожаров в лесах наземной зоны обслуживания осуществляется при авиапатрулировании или передается с борта проходящих самолетов гражданской авиации, маршруты которых проходят над большей частью территории региона. Однако оперативность тушения возникающих очагов довольно низкая и объясняется она сложностью рельефа, слабой освоенностью региона и отсутствием дорожной сети.

Таким образом, состояние наземной охраны лесов от пожаров не позволяет успешно бороться с пожарами не только в засушливые годы с высокой степенью пожарной опасности, но и в обычные пожароопасные сезоны. Требуется разработка мер, направленных на существенное изменение сложившейся организации лесоохраны.

Авиационная охрана лесов. Многолетние данные свидетельствуют, что в зоне авиаци онной охраны лесов силами авиаотделений обнаруживается около 97 % всех возникающих пожаров. О возникновении остальных очагов сообщают экипажи самолетов и вертолетов, пролетающих над территорией региона.

Материалы лесопожарной статистики наглядно показывают зависимость эффективности охраны лесов от пожаров от наличия дорожной сети, поскольку при таких условиях наблюдается более оперативное обнаружение пожаров и доставка сил и средств борьбы к местам тушения. Так, при более расчлененной транспортной сети в Николаевском лесхозе основное число пожаров (79,7 %) обнаружено на малых площадях, значительно сокращены сроки тушения (72,1 % потушено в течение двух дней), и повышена эффективность работ по ликвидации очагов (71,6 % пожаров потушено на площади до 10 га.).

Частая нелетная погода, большая площадь авиаобслуживания, сложность рельефа и отсутствие дорог приводят к запаздыванию в обнаружении пожаров, а трудности тушения, особенно валежных и торфяных пожаров - к разраста нию их на значительных площадях. В результате увеличивается потребность в рабочей силе и времени, необходимых для ликвидации очагов и, как следствие, возрастают общая и средняя площади пожаров и ущерб народному хозяйству. Отсюда и сравнительно небольшое количество очагов, ликвидированных силами авиаотделений. Так, в 1998 г. в Чумиканском лесхозе из 59 возникших в авиазоне лесных пожаров только 31 потушено силами авиаотделений. Это объясняется рядом объективных причин. Известно, что при тушении лесных пожаров в других регионах страны авиабазы применяют водосливные устройства, самолеты-зондировщики, полосопрокладыватели и взрывчатые вещества. В условиях Приохотья авиаотделения такие возможности имеют лишь отчасти. Так, самолеты зондировщики применялись в единичных случаях, что объясняется объективными факторами: в необходимый момент наличие ресурсной облачности было минимальным. Горный рельеф местности, обилие марей и отсутствие дорог не позволяют организовать механизированные отряды. В настоящее время парашютно-десантная служба, как и 30 лет назад, вооружена лишь ранцевыми лесными опрыскивателями (РЛО), ручным инвентарем и мотопомпами.

Применение вертолетов показало их предпочтительность перед самолетами. Обеспечивается лучшая маневренность. Высадка десантных команд по сравнению с парашютными имеет преимущества. Авиаобслуживание с помощью вертолетов более надежно. Практика показала, что определенную оперативность создает сочетание летательных аппаратов и сил пожаротушения. Так, авиапатрулирование лесов осуществляется на самолете АН-2 с группами парашютистов на борту, которые приступают к ликвидации пожара сразу при его обнаружении.

Координаты очага сообщают в авиаотделение и при необходимости на вертолетах забрасывают десантников, работ ников лесхозов, мобилизованное население.

Экстремальность пожароопасных сезонов. Экстремальным пожароопасным сезоном принято считать аномальный метеорологический сезон, характеризующийся длительным бездождным периодом, высокими температу рами и низкой относительной влажностью воздуха, сильными ветрами. Развивающиеся в этих условиях пожары наиболее разрушительны и оказывают глобальное отрицательное влияние на окружающую среду, их последствия часто непредсказуемы [6,16].

Ведущий дальневосточный пиролог Шешуков М.А., анализируя материалы лесопожарной статистики, указывает, что, как правило, примерно 2-3 раза в 10 лет в том или ином регионе Дальнего Востока наблюдаются засушливые сезоны, которые в короткий срок превращаются в стихийные бедствия [16].

В последние 20 лет участилось возникновение экстремальных пожароопасных сезонов. Если с момента от внедрения в Приохотье авиационной охраны лесов (1952 г.) и до 1974 г. в регионе отмечен один экстремальный летний сезон, то за последние 30 лет экстремальные ситуации возникали 4 раза: 3 раза весной и 1 раз летом.

В настоящее время нет методов долгосрочного прогнозирования экстремальных пожароопасных сезонов, поскольку не разработаны надежные способы долгосрочного прогнозирования погодных условий. Трудность научно обоснованных разработок их на основе аналогов заключается в отсутствии долговременной метеорологической информации и данных о фактической горимости лесов. Именно отсутствие таких данных для Приохотья, не позволяет при прогнозировании применить коэффициент увлажнения. Поэтому, используя методику, предложенную Валендиком Э. Н. и Ивановой Г. А. (4), по местной дендрохронологической информации и сведениям о повторяемости лесных пожаров, возможно определять годы с экстремальными пожароопасными сезонами, которые совпадают с периодами минимальных приростов главной породы региона-лиственницы..


Proceedings from International conference, 14.2-18.2.2008, Kostelec nad ernmi lesy, Czech Republic, Ущерб от лесных пожаров. Интенсификация лесного хозяйства требует детального и комплексного расчета потерь, причиняемых лесу лесными пожарами. В настоящее время, при подсчете потерь учитывают как прямой ущерб, так и косвенный, возникающий в результате уничтожения огнем недревесного сырья.

Леса Приохотья изобилуют такими видами недревесного сырья, имеющего определенную стоимость, как кедровый стланик, брусничник и лекарственные травы, которые уничтожаются лесным пожаром и, следовательно, должны учи тываться при оценке ущерба. В условиях короткого вегетационного периода, низких температур воздуха и почвы, бед ности почв питательными элементами, восстановление сгоревших ягодников и зарослей кедрового стланика растягивается на годы Так, анализ зарастания гарей показал, что в условиях Приохотья, после сильного низового пожара брусничники восстанавливаются через 15-16 лет, заросли кедрового стланика и оленьи пастбища – через 20. Нами подсчитано, что косвенный ущерб превышает ущерб от потерь за сгоревшую древесину в 1,6-4, раза [10,11]. Такие потери не учитывать нельзя. Однако нами проведен анализ учета косвенного ущерба наиболее изученных видов недревесной продукции: ягодников, орешников, некоторых видов лекарственного сырья. Уничто жение пожарами фитомассы деревьев, гнездовий, муравейников, кустарников, напочвенного покрова и лесной под стилки, нарушение экологического взаимодействия в природе — все это косвенный ущерб от лесных пожаров, определение потерь которого требует изучения.

Лесные пожары рассматриваются как мощный, постоянный и длительно действующий фактор формирования растительности на суше Земли. Такая оценка роли пожаров наглядно подтверждается на примере лесов Приохотья, имеющих мощный слой неразложившейся лесной подстилки. Лесовозобновление в них крайне затруднено или даже невозможно без выгорания растительного покрова. Растянутость срока и трудности восстановления нарушенного экологического равновесия в северных таежных лесах значительно повышают ущерб от лесных пожаров. Поэтому очень важно знать процессы естественного возобновления леса, протекающие на гарях Приохотья. Многолетние наблюдения показали, что уничтожение огнем напочвенного покрова минерализует поверхность почвы и создает условия для массового появления всходов и коренным образом улучшает гидротермический режим почв, обеспечивая успешный рост подроста.

Анализ зависимости лесовозобновления гарей от времени пожара показал, что при совпадении урожайного года у лиственницы с годом пожара (при наличии достаточного количества семенников), семена выпадают в конце августа — сентябре на минерализованную поверхность почвы пожарища [10,11]. Субстрат из золы способствует массовому появлению всходов. Это обеспечивает хорошее восстановление гарей (80-100 тыс. шт. на 1 га). Благоприятным периодом для появления и развития всходов являются первые 5 лет после пожара. При слабом зарастании гарей этот срок растягивается до 8-10 лет. При отсутствии семенников и несовпадении пожаров с урожайными годами (периодичность урожаев в среднем 5-7 лет), возобновление гарей неудовлетворительное. Это обусловливает мозаичность лесовозобновления на огромных площадях гарей. Большая часть гарей пополняет категорию непокрытых лесом площадей, требуется проведение мер, направленных на их лесовозобновление. Это обусловливает необходимость разработки и проведения специальных мер по лесовосстановлению горельников, что существенно повышает общую сумму ущерба от лесных пожаров.

ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ОХРАНЫ ЛЕСОВ ОТ ПОЖАРОВ А. М. Стародумов [13,14] для территории Дальнего Востока выделяет три зоны пожарной опасности: высокой, где лесные пожары возникают очень часто и повсеместно охватывают наиболее населенную и экономически освоенную часть территории Дальнего Востока;

средней, где лесные пожары возникают реже и приурочены к сравнительно небольшой части территории — включает в себя слабо освоенные районы;

малой, где лесные пожары возникают очень редко или их не бывает совсем — это наиболее малонаселенная часть территории.

Согласно указанного районирования территория Приохотья до недавнего прошлого относилась к зонам средней и малой пожарной опасности. Однако интенсивное экономическое развитие региона в настоящее время накладывает существенные коррективы, что позволило выделить территорию региона в зону высокой пожарной опасности.

Ожидаемое повышение интенсивности освоения природных ресурсов в Приохотье и, как следствие — дальнейшее возрастание горимоети лесов региона, требует совершенствования охраны лесов от пожаров.

Назрела необходимость противопожарного устройства территории. Одним из основных элементов должно быть создание системы противопожарных барьеров и прокладка минерализованных полос. В зависимости от почвенно грунтовых условий их можно выполнять эластичными шнуровыми зарядами марки ЭШ-1П, с помощью плугов ПКЛ 70, ПЛП-135, бульдозерами или тяжелыми дисковыми боронами на ширину не менее 4 м. Минерализованные полосы в первую очередь необходимо устраивать вокруг лесных поселков, хвойных молодняков, сенокосных угодий, лесных делян, лесосырьевых баз.

Основная часть лесных пожаров в регионе возникает в отдаленных и труднодоступных районах. Эффективными способами тушения здесь могут быть взрывной способ, захлестывание ветвями и частичный отжиг с использованием естественных рубежей в качестве опорных полос, опрыскивание растворами химикатов или водой из ранцевых огнетушителей, окапывание и забрасывание грунтом. В определенных условиях (при наличии вблизи пожаров источников воды) эффективны мотопомпы. Создание новой мобильной и высокоэффективной пожарной техники, способной в условиях бездорожья своим ходом прибывать на пожар и эффективно на нем работать, является в настоящее время наиболее актуальным вопросом охраны лесов региона от пожаров.

Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia Положительным моментом в своевременности обнаружения возникших загораний, является начавшееся устройство наблюдательных пунктов и пожарных вышек, на которых целесообразно внедрение телевизионной установки ПТУ 59.

Ранее нами отмечалось, что продолжительность авиапатрулирования в регионе. в среднем составляет 59 % дней пожароопасного сезона. Поскольку часть пожаров действует более 3 дней, необходимы ежедневные вылеты и при II классе пожарной опасности (15 % дней). Следовательно, продолжительность патрульных полетов можно определить в 74 % дней пожароопасного сезона.

Практика применения вертолетов при тушении таежных лесов показала необходимость устройства в лесу расчлененной сети вертолетных площадок.

В периоды сложной пожарной обстановки, когда отдельные лесные пожары охватывают сравнительно большие пло щади, установить визуально с патрульного самолета или вертолета границы фланговых и фронтальных кромок огня, а также определить направление распространения его из-за сильного задымления нижних слоев атмосферы практически невозможно. Кроме того, на пожарах, считающихся потушенными, трудно выявить скрытые, недымящиеся очаги, которые при засушливой погоде и ветре могут стать причиной повторного загорания лесов. В целях своевременного обнаружения новых пожаров в условиях задымленности необходимо внедрение разработанного ЛенНИИЛХом авиационного инфракрасного тепловизора «Тайга-2», работающего в инфракрасной области спектра и позволяющего обнаруживать очаги интенсивного теплового излучения не только в обычных условиях, но и выявлять их в стадии, не дающей видимого шлейфа дыма [3].

Анализ опыта использования авиации для защиты лесов от пожаров позволяет сделать вывод о том, что в регионе, располагающем значительными водными ресурсами, возможно использование (с местом дислокации на побережье Охотского моря) пожарных самолетов-амфибий, гидросамолетов, приспособленных для быстрого забора большого запаса воды и целенаправленного ее сброса на кромку пожара при малой высоте и скорости полета.

Оптимальным решением вопроса, связанного с созданием мощных активных средств борьбы с огнем, может быть широкое применение в лесной охране дирижаблей разной грузоподъемности. Созданный на основе новейших достижений.науки и техники дирижабль может стать одним из распространенных, наиболее надежных и рентабельных транспортных средств.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Инструкция по авиационной охране лесов. М.. 1977. 128 с.

Инструкция о порядке привлечения к ответственности за нарушение лесного законодательства. М., 1986. 84 с АРЦЫБАШЕВ Е. С. и др. Тепловизор «Тайга-2» для обнаружения и картирования лесныхпожаров // Лесн. хоз во, 1988, № 9. С. 33—34.

ВАЛЕНДИК Э. НМ ИВАНОВА Г. А. Экстремальные пожароопасные сезоны в лесах Сибири// Лесн. хоз-в«, 1989, № 5. С. 57—59.

ГИРЯЕВ Д. М. Как уберечь лес от огня. М.: ВО Агропромиздат, 1989. 286 с.

ЗАХМАТОВ В. Д., ДЬЯКОВ В. В. Взрывные средства тушения лесных пожаров // Лесн. хоз- во. 1987. № 4.

С. 59—62.

КУРБАТСКИЙ Н. П. Техника и тактика тушения лесных пожаров. М., 1962. 154 с.

КУРБАТСКИЙ Н. П., Цветков П. А. Задачи исследований природы пожаров в лесах на вечной мерзлоте // Лесные пожары и борьба с ними. М., 1987. С. 92—104.

МЕЛЕХОВ И. С. Повышение продуктивности лесов — межотраслевая проблема // Лесн. журнал, 1987. № 6. С.

3—14.

НИКОЛЬСКАЯ В.В. Физическая география Дальнего Востока В.В. Никольская. – М.: Высшая школа. 1981, – с.

ОСТРОШЕНКО В. В. Научное обоснование системы эколого-лесоводственных Мероприятий по повышению продуктивности лесов Приохотья / В.В. Острошенко – М.: АНЗ. 2002. – 76 с.

ОСТРОШЕНКО В.В. Эколого-лесоводственное обоснование природопользования в лесах Приохотья / В.В.

Острошенко – М.: АНЗ, 2003. – 96 с.

СТАРОДУМОВ А. М. Охрана лесов от пожаров на Дальнем Востоке. –Хабаровск: 1961, -40 с.

СТАРОДУМОВ А.М. Природа лесных пожаров на Дальнем Востоке. – М.: 1966, - 59 с.

ТЕЛИЦЫН Г. П. Лесные пожары, их предупреждение и тушение в Хабаровском крае. Хабаровск: Кн. изд-во, 1988. - 95 с.

ШЕШУКОВ М. А., НЕШАТАЕВ В. В. О направлениях совершенствования охраны лесов от пожаров // Лесн. журнал, 1983, № 1. С. 31—35.

ELM (ULMUS JAPONICA) FORESTS AS THE ONLY UNIQUE NEMORAL ECOSYSTEM WITHIN THE BAIKAL REGION Proceedings from International conference, 14.2-18.2.2008, Kostelec nad ernmi lesy, Czech Republic, PLESHANOV A.S. 1, KAZANOVSKY S.G. 1, MAKRYJ T.V. 2, PENZINA T.A. 1, PETROV A.N. 1, PLESHANOVA G.I. 1. Siberian Institite of Plant Physiology and Biochemistry of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences, Irkutsk. E-mail: herbar@sifibr.irk.ru 2. Cental Siberian Botanical Garden of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences. Novosibirsk.

E-mail: makry@nsu.ru 3. Irkutsk State Pedagogical University. Irkutsk. E-mail: herbar@sifibr.irk.ru SUMMARY Representatives of nemoral complex are of particular interest among relic species if surface and water ecosystems of Siberia.

They are preserved as traces of once continuous transpalearctic spread of deciduous forests separating the zone of boreal taiga formations from the steppe zone. Continuous distribution on nemoral vegetation was possible in climatic situation differing from contemporary conditions by higher heat and moisture availability and lower continental properties.

Biocenotic and forest-estimation peculiarities and besides the flora of fungi, lichens, mosses and vascular planst of the Ulmus japonica-forests are examined.

In Baikal Siberia nemoral plants and animals have so far been treated as individual relic elements or complexes within the composition of boreal formations. The described Selenga forests of Japanese elm are of well-pronounced relic character in all the totality of their constituent structures. This is the first relic ecosystem of natural-zonal range found in the Baikal region.

Joint habitation in biocenosis of species differing in genesis speaks in favor of a fairly recent penetration of east- and west palearctic nemoral complexes into the Baikal hollow. Their latitudinal migrations were possible in Atlantic time – Holocene climatic optimum. Japanese elm forests are to be regarded as a unique object for the study of history of formation of Baikal Siberia natural communities and preservation of the region biodiversity.

Keys words: elm forest, Ulmus japonica, nemoral complex, relic, fungi, lichens, bryophyta, vascular plants, insects.

Representatives of nemoral complex are of particular interest among relic species if surface and water ecosystems of Siberia.

They are preserved as traces of once continuous trans-palearctic spread of deciduous forests separating the zone of boreal taiga formations from the steppe zone (Pleshanov at al., 2000). Continuous distribution on nemoral vegetation was possible in climatic situation differing from contemporary conditions by higher heat and moisture availability and lower continental properties.

Deciduous species are known to be presented here by linden – Tilia cordata Miller and elm Ulmus laevis Pallas, which are limitedly spread in Zaural’ye, as well as relic endemic – linden Tilia sibirica Fischer ex Bayer, growing in Gornay Shoria and in the western edge of Vostochny Sayan in the vicinity of Krasnoyarsk. In Vostochnoye Zabaikal’ye replacement of the zone of deciduous trees for black birch (Betula davurica Pallas) forests is also characteristic. Forest deciduous species here are known to be presented by local populations of Mongolian oak (Quercus mongolica Fischer ex Ledeb.) found in the downstream of the Argun’ river and several isolated populations of Japanese elm (Ulmus japonica (Rehd.) Sarg). The latter species is registered for Pribaika’ye as well.

However, peculiarities of its growth in this region remained un-investigated. Forests with Japanese elm were not mentioned in regional registers of vegetation (Vegetation …, 1972;

Smagin, Il’yinskaya, Nazimova et al., 1980;

Molozhnikov, 1986 et al.).

GROWTH LOCATION PECULIARITIES Japanese elm forests grow in the Selenga river valley in its downstream area and show an obvious similarity with Pitatelevsky geothermal refugium. Being preserved in the immediate vicinity from thermal waters outflow in a colder historical period they in the course of further warming spread for the distance over 50 km from the original habitat. Relic communities survival in this zone of the Selenga river valley is favored by other physical-geographical peculiarities. This is the only place where the Selenga river flows towards south-west, along the narrow valley between spurs of the Khamar-Daban and Morskoy mountain ridges. Southern slopes of the latter, receiving higher solar radiation produce warming effect on mezzo-climate of the river valley. A large water mass of the Selenga river itself arriving from southern areas of Buryatiya also contributes to warming.

Forests are strictly associated with the upper flood-lands, where they are located at the height of 2 to 5 m above the low water level. This is linked to ecological peculiarities of the species: the trees require proximity of the ground waters, but are weakly resistant to temporary flooding of root-inhibited layer. There is a layer of buried soil in the forests, which results from earlier intense flood. Elm forests form separate significantly remote from each other woodlands with the square are from 10 to 25 ha and are surrounded by willow forests, poplar forests, meadow and meadow-steppe communities. Elm does not grow in the first over-flood-lands terrace of the Selenga river, where sub-taiga forests grow. Nor is it found in flood-lands plantations of the Selenga river tributaries.

FOREST-ESTIMATION PECULIARITIES The largest specimens found are about 20 m with the stem diameter of 70-80 cm. Their age is defined at 140-150 years. By the character pf radial stem growth elm trees fall into two groups. The trees of seed origin show gradual increment of the growth during the first 15-20 years, with the maximum thickness of annual rings (4.0-7.8 mm) falling to the next twenty years.

Ecology and diversity of forest ecosystems in the Asiatic part of Russia The trees of shoot origin demonstrate maximum growth of the diameter in the first 10-15 years, with intense height increase proceeding during 40-50 years followed by monotonous deceleration (Fig. 1). When the shoot nest forms 5-6 stems, their radial growth is significantly oppressed as compared to the same parameter of individually growing trees.

The current growth of volume is stably increasing till 40-50 years, then monotonously decreases. But a sharp fall, which would prove ageing of trees is not registered even in 120-150 year old trees. This allows to anticipate identification of much older specimens. Species number of the stem volume in the Selenga population of Japanese elm was determined at 0.48 and well agrees with the results of calculations drawn in the publication by N.G. Vasil’yev (1977) for coastal populations of this species – on average 0.46.

FOREST-TYPOLOGICAL CHARACTERISTICS In typological respect bird-cherry and elm motley grass forests are most characteristic. Tree-stands have two layers. The first layer is dominated by elm, the second – by elm and common bird-cherry tree – Padus avium Mill. Crwon density is high – 0.8-0.9. Bird-cherry tree habitus exceeds maximum values for Siberia: trees height in the plantation amounts to 10-13 m, stem diameter - 14-24 cm.

Bush layer Ribes spicatum Robson, Rosa davurica Pall., Spiraea salicifolia L. and others is weakly developed and amounts to no more than 5% of projective cover.

Herbage is uneven, loose, is represented by shadow-resistant hygro-mezophyte species, which prefer rich soils;

its projective cover amount on average to 30-40 %. In three parcelles of the herbal layer there dominate representatives of boreal forest complex: Filipendula palmata (Pall.) Maxim., Calamagrostis langsdorfii (Link) Trin., Equisetum pratense Ehrh. In five other Proceedings from International conference, 14.2-18.2.2008, Kostelec nad ernmi lesy, Czech Republic, parcelles there are distinguished the following species: Cacalia hastata L., Chelidonium majus L., Glechoma hederacea L., Urtica angustifolia Fisch. ex Horneman, as well as nemoral relic – Circaea lutetiana L.

Super-soil mossy cover in the Selenga elm forests is practically non-existent, which is typical of all deciduous forests.

Местами вяз образует сложные древостои с Padus avium L., Salix schwerinii E.Wolf, Betula alba L. и Populus suaveolens Fischer. В таких лесах кустарниковый ярус более развит и дополняется Swida alba (L.) Opiz и Pentaphylloides parvifolia (Fischer ex Lehm.) Sojak.

The forests examined were subjected to extensive cutting, which is proven by abundance of sprout-originating trees of the same age. Cutting of tree-stands in respectively young age, when elm preserves good sprouting capability, favor successful rehabilitation and planting conservation. It is known that in the Far East when over-ripe elms perish from windfalls, such forestries are substituted for stable derivative shrubby bushes with bird-cherry trees prevailing (Vasil’yev, 1979).

Biocenotic peculiarities of elm-forests A number of unique for Siberia flora discoveries has been made in the relic forests of Japanese elm. Suffice it to say that new edition of the Red Book of the Buryatiya Rupublic (2002) includes 9 species plants of fungi. The presence of nemoral relicts in refugium not only of Far-Eastern, but also of European origin testifies once successful penetration of nemoral complexes with different genesis in the Baikal hollow.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.