авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ВОДНЫХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫЙ 20-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ...»

-- [ Страница 3 ] --

использования имеющихся ресурсов развития (материальных, в том числе природных, и нематериальных, возможно, экологических и духовных) региона, отрасли, региональной системы и др. В таком случае достижение устойчивого развития определяется тем, насколько сложившиеся системы АП вписываются в условия окру жающей среды и, насколько объективно рациональны потребности индивида, местного населения или общества в целом в том или ином ресурсе развития. Сложившаяся система общественного спроса и объективно ограниченного предложения не совершенна, существенно завышен спрос на природные ресурсы и издержки их потребления. Поэтому определение возможностей устойчивого развития АП лежит в рамках выявления причин неустойчивости или превышения спроса на продуктивную массу АП над его воспроизводственной способностью. И здесь наиболее важно определить причины или векторы неустойчивости, которые, на наш взгляд, лежат в двух секторах объективного и субъективного характера, определяемых биосоциальной сущностью АП.

Неустойчивый характер региональных систем аграрного природопользования определяется объективными причинами изменения во времени (по годам и во внутригодовой динамике) и пространстве (колебания природно-климатических условий в переходных зонах – экотонах) соотношения тепла и влаги. Одни и те же территории в разные по увлажненности годы можно отнести к разным региональным системам аграрного природопользования, то есть границы между ними имеют «плавающий»

характер, что хорошо фиксируется и при изучении динамики структуры почвенных разностей, и при детальном учете урожайности и качества зерновых культур по годам.

Для нейтрализации некоторых объективных причин неустойчивости аграрного природопользования предложено внедрение следующих механизмов субъективного характера:

- внедрение организационно-хозяйственных и технологических решений, перспективных экономически и экологически: обработка почв, подбор культур и сортов, внедрение ландшафтно-адаптивных систем ведения сельского хозяйства и почвозащитных севооборотов, селекция и регулирование животноводческой (количественной и качественной) нагрузки;

- инфраструктурное обустройство территорий: развитие перерабатывающих производств и сферы услуг, транспорта и связи, предприятий оптовой и розничной торговли и др.;

- использование национально-этнического опыта природопользования и культуры коренного населения.

Данные исследования представляют несомненный интерес для аграрно ориентированных территорий, результаты исследований нашли отражение в региональных работах, а также поддержаны грантом РГНФ «Стратегическое управление устойчивым развитием аграрного природопользования в Алтайском крае».

Предложенная схема ландшафтного планирования для целей сельскохозяйственного природопользования была реализована на уровне административного района. В рамках данной схемы разработана методика оценки потенциальной природной устойчивости ландшафтов к сельскохозяйственным воздействиям, их агропроизводственного качества и на этой основе осуществлено функциональное зонирование территории с выделением зон с режимами интенсивного (экстенсивного), адаптивного природопользования, с режимом сохранения ландшафтов. В 2002 г. И.В. Орловой защищена кандидатская диссертация по теме:

«Ландшафтное планирование для целей сельскохозяйственного природопользования (на примере Благовещенского района Алтайского края).

Большое внимание уделяется информационному и методическому обеспечению исследовательских работ. Создана ГИС «Аграрное природопользование» для целей определения природного и экономического потенциалов и оценки уровня и эффективности использования имеющихся потенциалов развития сибирских регионов, разработана методика оценки экологической стабильности структуры землепользования, которая реализована для административных районов Алтайского края, Омской, Новосибирской и Кемеровской области, выявлены проблемные (нестабильные) регионы.

Наряду с глубоким изучением процессов регионального природопользования и его отдельных видов, в лаборатории ведутся исследования по оценке экологической опасности и качества среды жизни в населённых пунктах. За это время создана база данных в разрезе городских и сельских населённых пунктов Алтайского края за период 1939-2002 гг. по данным переписей населения;

проанализирована демографическая и социальная ситуация субъектов РФ юга Западной Сибири;

дана характеристика системы расселения и уровня антропогенной нагрузки Алтайского края, Новосибирской и Кемеровской области, Республики Алтай;

разработана оригинальная методика оценки качества среды жизни в населённых пунктах с помощью показателя "экологической" плотности населения. В ходе выполнения работ защищена кандидатская диссертация И.Д. Рыбкиной по теме "Оценка экологической опасности в системах расселения Алтайского края" (2005 г.), начаты работы по изучению и оценке демографической (экологической) ёмкости регионов Сибири, под эти исследования получен грант РГНФ "Оценка демографической ёмкости регионов Сибири в условиях дестабилизации их производственной структуры" (2007-2009 гг.).

Произведено обоснование категории "экологическая" плотность населения.

Разработана методика оценки качества среды жизни в населённых пунктах на основе учета основных факторов экологической опасности селитебных территорий – концентрации населения и промышленного производства, специализации отраслей экономики, токсичности отдельных предприятий, суммации и синергизма загрязнений в окружающей природной среде. Методика апробирована на примере центров расселения Алтайского края, в настоящее время используется для оценки демографической ёмкости регионов Сибири.

С начала 1990-х годов разрабатывается методика управления природопользованием на основе бассейнового принципа на водосборах рек разного иерархического уровня и интегрированного подхода к управлению водопользованием на водосборах трансграничных рек.

В рамках данного направления разработана структурно-функциональная схема управления водопользованием на водосборах рек разного иерархического уровня, для каждого из них определены наиболее приемлемые формы и методы управления.

Сформулирована концепция стратегии устойчивого водопользования, отработанная на примере Обь-Иртышского бассейна[18], которая в соответствии с развиваемым в ЛРП подходом базируется на представлении о регионе как единой социальной эколого экономической системе.

Устойчивое водопользование рассматривается как сбалансированное водопользование, при котором а) сохраняются и поддерживаются условия, позволяющие удовлетворять потребности ныне живущих людей в необходимом количестве качественной воды без ущерба для будущих поколений;

б) создаются и поддерживаются условия оптимального социально экономического развития для всех водопользователей;

в) не нарушаются условия функционирования геосистемы бассейна.

Достижение устойчивого водопользования – процесс сложный и многогранный, это путь компромисса, установления приоритетов и ограничений в использовании природных вод, как хозяйствующими субъектами, так и отдельными гражданами.

Средством учета интересов водопользователей и выработки общего подхода к пользованию водными ресурсами является стратегия устойчивого водопользования, которая включает в себя набор важнейших социально-экономических, экологических, технико-технологических целей, систему приоритетов и путей достижения этих целей, а также основополагающих программных мероприятий, осуществление которых позволяет реализовать стратегические интересы в области водопользования;

и предусматривает формирование корпоративных целей, основанных на согласовании всех групповых интересов в области охраны и рационального использования водных ресурсов при соблюдении приоритетов развития.

Стратегия должна базироваться на инвентаризации ресурсов, а также выявлении существующих ограничений и благоприятных факторов, способствующих ее реализации.

Стратегия формируется исходя из внешних и внутренних факторов, оказывающих существенное влияние на принятие решения о направлении и способах достижения целевых установок. Внешними факторами являются государственная политика и стратегия устойчивого развития, государственная политика устойчивого водопользования, а также действующее федеральное законодательство в области использования и охраны водных ресурсов. К основным внутренним факторам могут быть отнесены сложившиеся проблемы водопользования;

политика водопользования, проводимая региональными и местными органами государственной власти;

региональное и местное законодательство в области использования и охраны водных ресурсов;

направление и уровень социально-экономического развития субъектов РФ Обь-Иртышского бассейна;

деятельность ассоциаций межрегионального взаимодействия. С учетом этих факторов строится стратегический план достижения устойчивого водопользования в водосборном бассейне, который имеет не только качественные, но и количественные параметры.

Стратегия устойчивого водопользования не является чисто административным документом. Это, скорее всего, договор общественного согласия, в соответствии с которым органы государственного управления, отдельные организации и общество в целом принимают на себя определенные обязательства по достижению общих целей.

Таким образом, реализация стратегии фактически опирается на механизмы стратегического партнерства, то есть поиска стратегических ориентиров и обеспечения согласованных действий по их достижению.

В тоже время реализация стратегии не предусматривает единообразного подхода в решении проблем в силу специфики развития и возможностей различных регионов.

Она лишь указывает общие подходы и способы решения, на основании которых в рамках общей стратегии регионы самостоятельно определяют круг реально осуществимых целей и задач, на основе которых формируются конкретные программы и планы действий.

Реализация стратегии – это систематический многоэтапный процесс, каждый этап которого, в контексте общей стратегии, характеризуется своими целевыми ориентирами, задающими направление реализации в конкретный отрезок времени и формирующие приоритеты деятельности в этом направлении при достижении целей этапа.

Инструментом реализации стратегии устойчивого водопользования служит управление, фундамент которого составляет система принципов – основополагающих начал, определяющих структуру и функционирование всей системы управления.

Определенные принципы на практике реализуются посредством системы административно-правовых, экономических и организационных механизмов и методов.

Административно-правовые методы и механизмы определяют правовую основу реализации стратегии устойчивого водопользования. Они наиболее важны на начальном этапе перехода к устойчивому водопользованию и включают разработку межрегиональных нормативно-правовых актов в области водопользования, в частности законодательное закрепление единых экологических стандартов, механизм приведения в соответствие законодательства субъектов РФ Обь-Иртышского бассейна, а также контроль выполнения законодательных и нормативных актов.

Экономические методы формируют эколого-экономический механизм управления, предусматривающий достижение высоких показателей экономического развития с учетом экологических требований и стандартов. Наряду с традиционными экономическими методами регулирования водопользования: стимулирующими, направляющими и запрещающими, могут быть использованы такие специфичные методы, как торговля квотами, трансфертные торги водой, а также трастовый механизм финансирования бассейновых программ.

В соответствии с данным подходом разработана методика управления водохозяйственным комплексом Алтайского края, которая позволяет, не меняя сложившейся административно-территориальной схемы управления, повысить эффективность управления водопользованием в бассейнах трансграничных речных систем на территориальном уровне, предотвратить трансграничные конфликты и нормализировать водохозяйственную и экологическую обстановку в их пределах.

Данная методика апробирована на примере бассейна р. Бурла.

Разработана ГИС «Реестр водных объектов Алтайского края» - инструмент управления водопользованием на региональном уровне, с 2005 г. используемый специалистами Отдела водных ресурсов по Алтайскому краю Верхне-Обского БВУ.

Развиваемый в ЛРП ландшафтно-индикационный подход для целей устойчивого водоснабжения, к сожалению, в настоящее время несколько парализован ввиду перехода основного исполнителя в Аграрный университет.

Наряду с социально-эколого-экономическими аспектами природопользования большое внимание в исследованиях ЛРП уделяется и природным основам формирования региональных систем природопользования и ограничениям их развития.

С 1997 г. в лаборатории ведутся работы по разработке методики проектирования экологического каркаса территории. В результате обобщен и проанализирован обширный материал, касающийся "каркасного" подхода в географии. Разработана оригинальная методика формирования экологического каркаса на основе природного и демоэкономического каркасов территории, реализованная на примере региональных систем различного иерархического уровня. Предложены схемы экологических каркасов Алтайского региона, Алтайского края, Панкрушихинского и Бурлинского районов Алтайского края. В 2005г. была защищена кандидатская диссертация по теме "Экологический каркас территории и оптимизация природопользования на юге Западной Сибири (на примере Алтайского региона)", в конце 2007 г. при финансовой поддержке издательского гранта РФФИ планируется издание одноименной монографии. В настоящее время начаты работы по формированию экологического каркаса Западной Сибири регионального уровня с целью разработки предложений по оптимизации территориальной организации природопользования данной территории.

Данные работы сопровождаются практической реализацией, например, проведением работ по оценке воздействия на окружающую среду крупных линейных объектов - автодорог стратегического и местного значения (автомагистралей прямого сообщения Россия – Китай, реконструкция магистралей М-52(Чуйский тракт), М- («Енисей»), проектированием водоохранных зон и прибрежных защитных полос рек, визитной карточкой ИВЭП СО РАН в данном направлении является ландшафтная основа проектных решений.

Относительно новым для лаборатории регионального природопользования научным направлением является оценка опасности и рисков различного генезиса, определяющих геоэкологические ограничения развития региональных систем природопользования. Эти работы начаты с 2004г. и проводились в двух направлениях.

Первое из них было связано с оценкой эндогенных процессов, связанных с риском проявления рисковых ситуаций и осуществлялось преимущественно с участием коллег из Нижневартовского государственного гуманитарного университета в рамках договора о сотрудничестве. Исследования по данному направлению весьма активизировались с 2006г. с приходом в лабораторию к.г.-м.н. Платоновой С.Г., имеющей значительный научный задел в данной области знаний.

Составлена схема ранжирования территории Западной Сибири по опасности и риску развития природных процессов и явлений на основе физико-географического районирования. Разработана методика оценки сейсмического риска (по показателям опасности и уязвимости) урбанизированных территорий на примере г. Барнаула.

Выявлены и исследованы очаговые зоны неизвестных ранее древних землетрясений горной части региона. Изучены проявления склоновых и эрозионных процессов на юге Западной Сибири.

Основные задачи, решаемые в рамках данного научного направления, можно сформулировать следующим образом:

выявление пространственных и временных закономерностей проявления сейсмичности западной части Алтае-Саянского региона: изучение сейсмоочаговых зон древних землетрясений палеосейсмогеологическими и геоморфологическими методами;

уточнение исходной сейсмичности для целей сейсмического районирования;

исследование эрозионных и склоновых процессов равнинных и горных областей юга Западной Сибири;

оценка техногенного риска на урбанизированных территориях;

разработка методических подходов к оценке интегрального природно техногенного риска.

Второе направление было ориентировано на оценку процессов опустынивания в аграрно-ориентированных регионах и выработку научно обоснованных рекомендаций по их предотвращению или нейтрализации воздействия на прилегающие территории.

Наряду с этим профессор Парамонов Е.Г. с коллегами основное внимание уделяли изучению процессов восстановления темнохвойных древесных пород на вырубках и гарях в горных условиях и светлохвойных пород в ленточных борах Алтайского края, способствующих существенному снижению деградации агроландшафнов в результате водной эрозии и дефляции, как одного из проявлений опустынивания. В рамках данного направления опубликовано около 20 монографий[25]. Подготовлено кандидатов наук.

Группа профессора Казанцева - Магаевой основное внимание уделяли процессам галогенеза и пространственному анализу его проявления на территории сибирских регионов.

В результате проведенных исследований составлены карта проявления негативных процессов на юге Западной Сибири и карта-схема агропроизводственного зонирования аграрно-ориентированных территорий юга Западной Сибири в масштабе 1 : 2 500 000. Обозначены негативные процессы опустынивания, мероприятия по их устранению или стабилизации, направления существующего природопользования и пути его оптимизации с выходом на прогнозные оценки.

В основу составленных карт положен комплексный геодинамический подход к изучению компонентов природной среды в пространственно-временной динамике на местности, картографический и фактический материал различных исследователей длительного периода наблюдений. Критериями для обоснования выделов послужили ландшафтно-почвенно-климатические и геоэкологические цифровые показатели (всего 11) и площади распространения разнокачественных и разнонарушенных экосистем.

В результате проведенных исследований:

• Установлено, что территория юга Западной Сибири испытывает двоякий цикл деградации. В лесоболотной зоне идет прогрессирующее заболачивание, вследствие протаивания многолетней мерзлоты. В лесостепной и степной зонах – усыхание озер, высокодинамичные процессы осолонцевания и засоления, исчезновение лесов.

• Выявлено, что антропогенная деятельность усиливает процесс естественной деградации природных систем: протаивание многолетнемерзлых пород с формированием мульд оседания, техногенный галогенез, осолонцевание, глеегенез и другие.

• Определено, что в лесостепной и степной зонах необоснованная избыточная распашка земель, несоблюдение технологии обработки почв, перевыпас скота ведут к деградации почв, вторичному засолению, осолонцеванию, активизации дефляции, эрозии и суффозионных процессов.

• Представлено, что естественные и антропогенные факторы определяют высокую динамичность, контрастность и комплексность экосистем.

• Доказано, что в зимний период происходит перемещение солей из почв в снег под воздействием температурного градиента с последующим выносом их в понижения рельефа талыми водами и рассолением автоморфных позиций.

• Отмечена конвергенция процессов. При смене сухих и влажных лет идёт чередование процессов заболачивания с осолонцеванием и засолением.

Засоление может сменяться рассолением в сухие годы (при ветровом выносе солей), во влажные годы рассоление-засолением (при интенсивном испарении вод с близкими водоупорами).

В 2007-2009 гг. лаборатория продолжает исследования в рамках основного своего направления по проекту «Региональное природопользование в Сибири с учетом ландшафтной дифференциации территорий и экологических ограничений».

В данном проекте предусматривается дальнейшее развитие теоретических основ регионального природопользования на базе экокультурного императива и ландшафтно иерархической модели организации социо-эколого-экономических систем, разработка и реализация методики анализа и прогноза функционирования региональных систем Сибири в условиях развития опасных природных процессов и явлений, а также роста техногенных воздействий. Исследования направлены на выявление закономерностей современного природопользования и особенностей их проявления с учетом ландшафтной дифференциации Сибирских регионов, определении географических предпосылок и экологических ограничений функционирования региональных систем с целью формирования моделей сбалансированного развития природно-хозяйственных комплексов в условиях неравновесности экономики и возрастающего антропогенного воздействия на окружающую среду.

Выявление природных, экономических, социокультурных и других факторов формирования и современного функционирования региональных систем позволит сформулировать основные положения Концепции стратегического управления природопользованием на региональном и муниципальном уровнях. Применение методов ландшафтного анализа и планирования позволит решать задачи рационализации территориальной организации природопользования для конкретных субъектов регионального развития с учетом современных международных требований и тенденций (международные конвенции, рамочные соглашения и т.п.).

В качестве модельных регионов рассматриваются аграрно- и рекреационно ориентированные административно-территориальные образования юга Сибири (региональные системы различного функционального назначения). Особое место в исследованиях занимают приграничные территории (России и Казахстана, Китая, Монголии), а также проблемы трансграничного сотрудничества регионов высокого экологического статуса, например, Объекты Всемирного Природного Наследия («Алтай – Золотые Горы»), трансграничные биосферные резерваты и др.

Основными целями исследований, осуществляемых в лаборатории, по данной программе являются:

• Разработка методологии, научно обоснованных принципов и модели стратегического управления устойчивым функционированием природных и развитием природно-хозяйственных систем Сибири с учетом ограничений и предпосылок, обусловленных природными, техногенными и институциональными изменениями;

• Разработка ландшафтно-адаптивной модели организации рационального землепользования в условиях многолетних циклических природно-климатических изменений и интенсификации антропогенных нагрузок для конкретных территорий внутризональных таксонов.

• Разработка методологических подходов и научно обоснованных принципов интегральной геоэкологической оценки опасности и рисков различного генезиса.

Основные опубликованные научные работы лаборатории Винокуров, Ю.И Опустынивание и меры оптимизации природопользования на юге Западной Сибири [Текст]/ Винокуров Ю.И., Казанцев В.А, Красноярова Б.А., Магаева Л.А.// Абакан, 2006.

Винокуров, Ю.И. Геоинформационные ресурсы и ГИС-технологии в интересах устойчивого развития [Текст] / Ю.И. Винокуров, Б.А. Красноярова, С.Л.

Широкова//Геоинформационные и геоэкологические исследования в странах СНГ. – М.: ГЕОС. – 1999. – С. 60–65.

Винокуров, Ю.И. Концепция устойчивого развития – региональный уровень [Текст]/ Ю.И. Винокуров, Б.А. Красноярова //Географические аспекты проблемы перехода к устойчивому развитию стран Содружества Независимых Государств.- Киев Москва, 1999.– С. 59–69.

Винокуров, Ю.И. Обь-Иртышская бассейновая система: современное состояние, перспективы использования водных ресурсов [Текст] / Ю.И. Винокуров, Б.А.

Красноярова, И.В. Жерелина//География и природопользование Сибири: сб. под ред.

Г.Я. Барышникова. –Барнаул: изд-во Алт. Ун-та, 2003. – С. 45–49.

Винокуров, Ю.И. Очаги экологического риска в Алтайском крае (предварительный анализ) [Текст] / Б.А. Красноярова, Ю.И. Винокуров // Проблемы региональной экологии. – 1997. – №2. – С. 22–24.

Винокуров, Ю.И. Устойчивое развитие Сибирских регионов [Текст] / Ю.И.

Винокуров, Б.А. Красноярова, В.И. Овденко, С.П. Суразакова, Е.Л.

Счастливцев//Новосибирск, Наука, 2003. – 240 с.

Винокуров, Ю.И. Экономико-географическая оценка территории Алтайского края, расположенной в зоне влияния ядерных испытаний [Текст]/ Ю.И. Винокуров, Б.А.

Красноярова, Ю.М. Цимбалей // Проблемы ликвидации на территории Алтайского края последствий ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне (экономический аспект). – Новосибирск, 1994. – С. 11–16.

Заносова В.И. Ландшафтная индикация для целей устойчивого водоснабжения населения Алтайского края [Текст] / В.И. Заносова, М.С.Губарев // Материалы XII Совещания географов Сибири и Дальнего Востока. - Владивосток, 2004. – С. 166–168.

Ишутин, Я.Н. Лесные экосистемы экологического каркаса Кулундинской степи [Текст]/ Ишутин Я.Н., Парамонов Е.Г., Стоящева Н.В.// Ползуновский вестник, № 4, ч.

2, 2005. – С. 83–88.

Красноярова Б.А. Подходы к формированию стратегии устойчивого водопользования в бассейне реки Оби [Текст] /Б.А. Красноярова, Ю.И. Винокуров, И.В.

Жерелина // Ползуновский вестник, №2. – 2004. – С.4–13.

Красноярова Б.А. Стратегия управления аграрным природопользованием [Текст] / Б.А.Красноярова, В.Ф.Резников //Иркутск, 2007. – в печати.

Красноярова, Б.А. Аграрное природопользование в региональной системе [Текст] /Б.А. Красноярова//Региональные проблемы географии. Труды ХI съезда РГО. – Т. 2. – СПб. –2000. – С. 60–65.

Красноярова, Б.А. Геоинформационное обеспечение устойчивого развития аграрного природопользования. Устойчивое развитие территорий: теория ГИС и практический опыт./ Красноярова Б.А. Резников В.Ф. Межд. конференция InterCarto InterGIS 12 – Калининград – Берлин – 2006.

Красноярова, Б.А. Методические подходы к оценке природного потенциала аграрного природопользования [Текст] / Б.А. Красноярова // География и природные ресурсы. – 1999. – №3. – С.121–128.

Красноярова, Б.А. Территориальная организация аграрного природопользования Алтайского края [Текст] / Б.А. Красноярова;

Новосибирск: Наука.- Сиб. предприятие РАН – 1999. – 161 с.

Орлова И.В. Динамика и сбалансированность структуры землепользования в приграничных степных районах Западной Сибири // Степной бюллетень. – 2006. –№ 21.

Орлова И.В. Ландшафтное планирование для целей сбалансированного сельскохозяйственного природопользования // География и природные ресурсы. – 2006.

– № 2. – C. 124–131.

Орлова, И.В. Оценка интегральной антропогенной нагрузки на территорию Алтайского края/ Орлова И.В., Рыбкина И.Д., Стоящева Н.В. // Ползуновский вестник.

– 2006. – №4-2. – С.123–131.

Парамонов, Е.Г. Лесообразовательный процесс на гарях/ Парамонов Е.Г., Ишутин Я.Н., Ананьев М.Е. //Барнаул: Изд-во Алт.ГУ, 2006. – 160 с. П.л. 10,0. Т.500.

Платонова, С.Г. Горно-Алтайское землетрясение 2003 года: причины, последствия и прогнозы./ Платонова С.Г., Скрипко В.В. – Кемерово: ФГУИПП «Кузбасс», КРЭОО «Ирбис», 2004. – 32 с.

Рогожин Е.А. Очаговые зоны сильных землетрясений Горного Алтая в голоцене[Текст] Рогожин Е.А., Платонова С.Г. М.: ОИФЗ РАН, 2002. – 130 с.

Рыбкина И.Д. Оценка экологического состояния административных районов города Барнаула // Ползуновский вестник. – 2006. - № 2-1. – С. 235–241.

Рянский, Ф.Н. Управление природопользованием для устойчивого развития в условиях климатических изменений на Севере Западной Сибири[Текст]/ Рянский Ф.Н., Коркин С.Е., Гребенюк Г.Н., Аитов И.С. // Ползуновский вестник. Вопросы экологии и устойчивого развития (Свидетельство о регистрации ПИ № 77-13250). – 2005. № 4 (ч. 2) С. 61–64.

Стоящева, Н.В. Экологический каркас территории и оптимизация природопользования на юге Западной Сибири (на примере Алтайского региона)[Текст] // Новосибирск: Наука. - Сиб. предприятие РАН – 2007. – в печати.

Целевая комплексная программа «Территориальная организация рационального природопользования и охраны природы в условиях развития производительных сил Алтайского края в 1986-2000 годах [Текст]/Б.А. Красноярова, Ю.И. Винокуров, Л.М.

Бурлакова, В.Ф. Песоцкий, А.Н. Потанин. – Барнаул, 1987.-156 с.

ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ, НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ДОСТИЖЕНИЯ ХИМИКО-АНАЛИТИЧЕСКОГО ЦЕНТРА ИВЭП СО РАН (ХАЦ) Т.С. ПАПИНА, Е.И. ТРЕТЬЯКОВА, С.С. ЭЙРИХ Структура и область деятельности центра: Центр состоит из пяти рабочих групп (рис. 1). Первые четыре, представляющие различные физико-химические методы анализа, обеспечивают выполнение задач одного из направлений деятельности центра проведение химико-аналитических работ при анализе объектов окружающей среды.

Эти работы включают: отбор представительной пробы испытуемого образца, подготовка проб к анализу, проведение инструментального анализа и обработку полученных результатов. Научно-исследовательская группа (группа гидрохимических исследований) обеспечивает выполнение второго направления деятельности центра проведение научно-исследовательских работ в соответствии с общеинститутским планом НИОКР.

Центр аккредитован на техническую компетентность и независимость (рис. 2) Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии РФ в рамках системы аккредитации аналитических лабораторий (центров). Область аккредитации ХАЦ включает проведение количественного химического анализа природных и сточных вод, воды источников питьевого поверхностного и подземного водоснабжения, почв, донных отложений, осадков, биообъектов растительного и животного происхождения.

Задачи центра:

• Анализ объектов окружающей среды (поверхностные, подземные и питьевые воды, почвы, фауна и флора) на содержание токсичных элементов, минеральных, органических и биогенных веществ.

• Проведение химико-аналитических работ, освоение и внедрение в практику новых перспективных физико-химических методов анализа.

• Проведение научно-исследовательских и экспедиционных работ в рамках комплексных институтских и международных программ по анализу объектов окружающей среды.

• Проведение и организация незапланированных работ, связанных с оценкой сложных экологических ситуаций, как в регионе, так и за его пределами.

• Получение статуса высококвалифицированного лидера в области анализа объектов окружающей среды в регионе.

Перспективы развития научных направлений:

• Разработка методик пробоотбора и анализа объектов окружающей среды (экспресс-методы;

отбор представительной пробы;

способы консервации и концентрирования;

математическая обработка данных).

• Изучение факторов, определяющих миграцию и трансформацию загрязняющих веществ в водных экосистемах • Разработка методики количественной оценки вклада рассредоточенных и точечных источников загрязнения при формировании качества поверхностных вод • Гляциохимические исследования высокогорных ледников Алтая для оценки глобального, регионального и локального переноса и поступления загрязняющих веществ в окружающую среду Центрально-Азиатского региона КАДРОВЫЙ СОСТАВ ЦЕНТРА (на 01.09.07) Зав. Центром: д.х.н. Папина Т.С.

Научные сотрудники:

с.н.с., к.х.н. Третьякова Е.И. с.н.с., к.х.н. Эйрих С.С.

н.с., к.т.н. Эйрих А.Н.

Инженеры:

Ведущий инженер-технолог Ведущий инженер Серых Т.Г.

Морозова В.Н.

Инженер Носкова Т. В.

Ведущий инженер Овчаренко Е.А.

Ведущий инженер Кандауров Ю.А, Ст. лаборант-исследователь Аспирант Фролова Н.С.

Усков Т.Н.

Внешне институтское научное сотрудничество:

1. Институт неорганической химии СО РАН, г. Новосибирск 2. Институт катализа СО РАН, г. Новосибирск 3. Читинский институт природных ресурсов СО РАН, г. Чита 4. Институт геохимии им. Виноградова СО РАН, г. Иркутск 5. Объединенный Институт геологии, геофизики и минералогии СО РАН 6. Гидрохимический институт, г. Ростов-на-Дону 7. Институт экологической токсикологии, г. Байкальск 8. Институт геохимии и аналитической химии (ГЕОХИ РАН), Москва 9. РНЦ "Прикладная химия" (г. Санкт-Петербург) 10. Свободный университет Брюсселя (VUB) (Бельгия) 11. Лаборатория радиохимии и экологической химии Института им. Поля Шеррера (PSI) (Швейцария) Основные результаты научной деятельности:

Участие в программе Президиума СО РАН «Исследование ртути и других токсичных элементов в бассейне р. Катунь и водохранилищах Катунской ГЭС». Проведенные научные исследования позволили получить весьма внушительный объем аналитических данных, разработать и адаптировать аналитическую методику определения органической и неорганической форм ртути в донных отложениях и различных биотических объектах, изучить проблему взаимодействия ртути с компонентами водной экосистемы. По результатам проведенных исследований в 1999 г. была защищена кандидатская диссертация (С.С. Эйрих).

Участие в работах по проекту Международного научного комитета по проблемам окружающей среды (SCOPE). Результаты этого проекта позволили оценить влияние химического комбината г. Славгорода на состояние компонентов водной экосистемы оз. Большое Яровое.

ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ ЦЕНТРА:

Сектор физико-химических методов анализа (15.10.1990 – 15.03.1993) Лаборатория физико-химических методов анализа (15.03.1993 – 01.11.1996) Лаборатория гидрохимических исследований (01.11.1996 – 01.03.2003) Химико-аналитический центр (с 01.03.2003) Участие в экологической экспертизе Крапивинского гидроузла. По результатам работ была получена ценная информация по распределению ртути по площади водосборного бассейна р. Томь. Установлено, что в условиях высокой антропогенной нагрузки создаются благоприятные условия для биоаккумуляции ртути при её невысоком содержании в природной воде.

Обработка аналитических данных по содержанию ртути и других тяжелых металлов в компонентах водной экосистемы р. Томь позволила выявить пути техногенных потоков от крупных промышленных центров.

Участие в Международном гранте «Современный уровень содержания ртути в биологических объектах Северного и Балтийского морей» (Т.С.

Папина). Изучены особенности накопления и метаболизма ртути в различных видах промысловых рыб Северного моря. На основании данных по содержанию различных форм ртути в мышечной ткани, печени и содержимом желудка выявлена роль печени в механизме метаболизма ртути в теле рыб. (Работа проводилась совместно со Свободным Университетом Брюсселя, Бельгия).

Участие в проекте «Особенности поступления загрязняющих веществ в русловую сеть реки при снеготаянии в районе промышленного центра».

Полученные натурные данные о содержании загрязняющих веществ в различных составляющих снежной массы на период максимального снегозапаса и разработанная с учетом литературных данных методика оценки величин коэффициентов стока с отдельно выделенных территорий позволили оценить снеговой сток минеральных веществ, биогенных элементов и тяжелых металлов с водосборного бассейна в русловую сеть р. Обь в районе г. Барнаула. Показано, что городская территория, составляющая 3% от площади всего исследуемого участка водосборного бассейна, вносит от 55% до 65% всего суммарного снегового запаса загрязняющих веществ.

Участие в работах по гранту "Влияние крупных промышленных центров на формирование гидрохимического режима рек с продолжительным ледовым периодом и ярко выраженным весенним паводком" в рамках проекта:

"Анализ и моделирование гидрологических, гидрохимических и гидробиологических процессов в бассейнах рек и внутренних водоемов Сибири". По результатам исследований установлено, что поступление биогенных элементов (PO43-, NH4+, NO3-, NO2-) в р. Обь происходит преимущественно в результате их смыва с водосборной площади в период снеготаяния. Основной вклад в загрязнение реки Барнаулки тяжелыми металлами вносит ее приток река Пивоварка. При менее чем 1 % вкладе водного стока Барнаулки в сток р. Обь ее вклад в загрязнение Оби по отдельным ингредиентам может достигать 10-12 %.

Участие в научно-исследовательской работе по теме «Изучение масштаба и характера антропогенных воздействий на природную среду Благовещенского района Алтайского края». По результатам работы выявлено, что величина минерализации воды влияет на распределение тяжелых металлов в системе «вода - донные отложения» и на степень их биодоступности для водных растений, прикрепленных к грунту. По результатам проведенных работ в 2000 г.

была защищена кандидатская диссертация (Е.И. Третьякова).

В рамках выполнения научного госбюджетного проекта: “Гидрология, гидрохимия и гидробиология рек, озер и водохранилищ;

взаимодействие водоемов с водосборными бассейнами” был обоснован механизм химического превращения и перераспределения тяжелых металлов (Me) при осаждении взвешенного вещества в донные отложения реки при анаэробных условиях.

Химическое превращение сорбированных форм тяжелых металлов протекает по следующей схеме:

Fe(OH)3 c Meсорб. низкие Eh Fe 2+ и высвобождение S2-_ MenS (Взвешенное вещество) Me в поровую воду (осаждение в донные отложения) Получено экспериментальное подтверждение предложенного механизма для рек различных климатических поясов (Обь, Дунай, Шельд). По результатам проведенных исследований в 2003 г. была защищена кандидатская диссертация (А.Н. Эйрих).

В рамках выполнения научного госбюджетного проекта “Гидрологические и экологические процессы в речных системах и их водосборных бассейнах в различных природных зонах Сибири” были проведены исследования по обоснованию отбора представительной пробы воды в стратифицированном речном потоке, а также проанализированы и систематизированы основные ошибки, возникающие при проведении эколого-аналитического контроля водных объектов. Было показано, что для основных минеральных ионов и общих гидрохимических показателей в створе реки достаточно отобрать единичную пробу с любого участка створа, тогда как при определении биогенных элементов группы азота, галогенов, общих показателей содержания Сорг и тяжелых металлов необходимо отбирать средневзвешенную по створу реки пробу. Тем самым в случае негомогенного распределения характеризовать “среднюю” концентрацию вещества в створе средневзвешенной величиной, равной математическому ожиданию случайной величины:

= (Сi х Qi)/Q, • o где Ci – концентрация анализируемого компонента в пробе, отобранной в i-м сегменте створа;

Qi – расход воды (или ВВ) в i-м сегменте;

Q – общий расход воды или ВВ в створе, равный Qi.

Гляциохимические исследования высокогорных ледниковых кернов.

Совместные работы по проекту "Реконструкция воздушного загрязнения Центрально-Азиатского региона по высокогорным ледникам Алтая".

проводились в рамках протокола о сотрудничестве между Институтом им. Поля Шеррера (Швейцария) и Институтом водных и экологических проблем СО РАН.

Эти исследования входят в программу международного проекта PAGES (Past Global Changes), который поддерживается Швейцарским и Американским национальными научными фондами. Проведенные исследования позволили впервые оценить максимальную толщину ледника г. Белуха (около 180 м), а также обосновать (по отсутствию эффектов плавления льда) возможность использования отобранного 142-метрового ледового керна в седловине г. Белуха в качестве палеоархивного материала при реконструкции уровней воздушного загрязнения Центрально-Азиатского региона за период около 1300-2001 гг.

Для определения источника аэрозольных частиц, которые визуально фиксируются в слоях ледникового керна, сформированных в 1842, 1906, 1925 и 1985 годах, был проведен подробный анализ синоптической ситуации над территорией восточной части юга Западной Сибири. Полученные результаты позволяют предположить, что пылевой слой в керне льда горы Белуха, датированный 1985 годом, был сформирован событиями атмосферного процесса 7- 15 августа 1985 г., причем, основной вклад в образование пылевого слоя внес смерч, сформировавшийся в Рубцовском районе Алтайского края при прохождении через него холодного атмосферного фронта.

При послойном химическом анализе отобранного керна с использованием разработанной методики определения ультранизких концентраций ртути (предел обнаружения 0,025 нг/кг) впервые для внутриконтинентальных высокогорных ледников был получен непрерывный ряд данных о содержании ртути в ледовом керне за период 250 лет, что позволило:

• впервые оценить современный и ретроспективный уровень загрязнения атмосферы Центрально-азиатского региона за последние два столетия.

• сделать вывод, что, несмотря на существенный вклад локальных и региональных источников в ртутное загрязнение Центрально- Азиатского региона, ледниковый керн г. Белуха может быть использован в качестве ретроспективного индикатора глобального поступления ртути в окружающую среду Земли. В частности было показано, что среднегодовое содержание ртути в слоях ледникового керна зависит от времени их формирования: в доиндустриальное время концентрации ртути в среднем находятся на очень низком фоновом уровне 0,5-1,5 нг/кг, в ХХ столетии они значительно возрастают и изменяются в широком диапазоне (до 6-7 нг/кг). Максимальная пиковая концентрация ртути 8, нг/кг соответствует 1884 г. и отражает вклад вулканической деятельности в глобальное поступление ртути, а именно извержение вулкана Кракатау в Индонезии в августе 1883 г.

• достоверно оценить региональный вклад антропогенной и природной составляющих в общий баланс поступления ртути в Центрально азиатском регионе. Было показано, что в индустриальное время вклад региональной составляющей в ~3,5 раза превышает вклад глобальной составляющей в общий уровень загрязнения ртутью атмосферы Центрально–Азиатского региона, при этом антропогенная составляющая этого вклада всего в 1,8 раза превышает его природную составляющую.

Защита диссертаций:

1. С.С. Эйрих защита канд. диссертации по специальности 11.00. “Особенности распределения и миграции ртути в водных экосистемах бассейнов рек Катуни и Томи” 11 июня 1999 в диссертационном совете К 064.45.08, АГУ, г. Барнаул 2. Е.И. Третьякова защита канд. диссертации по специальности 11.00. "Особенности распределения тяжелых металлов по компонентам водных экосистем различной минерализации", 14 июня 2000 г. в диссертационном совете К 064.45.08, АГУ, г. Барнаул 3. А.Н. Эйрих защита канд. диссертации по специальности 25.00. "Разработка метода оценки загрязненности рек тяжелыми металлами для системы экологического мониторинга", 17 июня 2003 г. в диссертационном совете Д 003.008.01, ИВЭП СО РАН, г. Барнаул 4. Т.С. Папина защита докторской диссертации по специальности 03.00.16.

и 02.00.02. “Эколого-аналитическое исследование распределения тяжелых металлов в водных экосистемах бассейна р. Обь ”, 23 сентября 2004 г. в диссертационном совете Д 212.203.17, РУДН, г. Москва Концентрация Hg в керне льда Белухи в различные периоды времени 10. 9. 1873- 8.0 1940- Концентрация ртути, нг/кг 1998- 7. 6. 5. 4. 3. 2. 1. 0. 65. 0. 66 40. 39. 38. 37. 1. 67 65 64. 63. 40 40 38. 37 36 35 36.......

.. 3.

.

.

глубина от поверхности, м Содержание ртути в слоях ледникового керна г. Белуха в различные периоды времени Основные опубликованные научные работы лаборатории^ Eyrikh S.S., Schwikowski M., Gggeler H.W., Tobler L., Papina T.S. (2003) First mercury determination in snow and firn from high-mountain glaciers in the Siberian Altai by CV-ICP-MS - J. Phys. IV France (Journal De Physique IV), v. 107, p. 431-434.

Henderson K., Laube A., Gaggeler H.W., Olivier S., Papina T., Schwikowski M. (2006) Temporal variations of accumulation and temperature during the past two centuries from Belukha ice core, Siberian Altai. - J. Geophysical Research, 2006, v.111, D03104, doi:10.1029/2005JD Oliver S., Schwikowski M., Brutsch S., Eyrikh S.S., Gaggeler H.W., Luthi M., Papina T.S., Saurer M., Schotterer U., Tobler L., Vogel E. (2003) Glaciochemical investigation of an ice core from Belukha glacier, Siberian Altai - J. Geophysical research letters, v. 30, No 19, p.

2019-2023.

Olivier S., Blaser C., Brutsh S., Frolova N., Gaggeler H.-W., Henderson K.A., Palmer A.S., Papina T.S., Schwikowski M. (2006). Temporal variations of mineral dust, biogenic tracers, and anthropogenic species during the past two centuries from Belukha ice core, Siberian Altai. - J. Geophysical Research, v. 111, D05309, doi:10.1029/2005JD Olivier S., Fifield K., Gaggeler H.W., Santschi P., Schwikowski M., Schotterer U., Wacker L., Bajo S., Papina T. (2004). Plutonium from global fallout recorded in an ice core from the Belukha Glacier, Siberian Altai. Environmental Science & Technology, v. 38, p.6507-6512.

Papina T.S., Eyrikh S.S., Eyrikh A.N. (2003) Problems of sampling for environmental trace metals analysis of a river - J. Phys. IV France (Journal De Physique IV), v. 107, p.

1017-1020.

Papina T.S., Temerev S.V., Eyrikh A.N. (2000) Heavy Metals Transport and Distribution over the Abiotic Components of the Ob River Aquatic Ecosystems (West Siberia, Russia). - Proceedings of 25th Annual International Conference on Heavy Metals in the Environment (J. Nriagu, Editor). Contribution # 1152. University of Michigan. School of Public Health, Ann Arbor, MI (CD-ROM) S. Eyrikh, M. Schwikowski, H.W. Gggeler, L. Tobler, T. Papina (2004): First mercury determination in snow from high-mountain sites in the Siberian Altai and Swiss Alps as reflection of present atmospheric concentrations of Hg. RMZ - Materials and Geoenvironment, Vol.51, No.2, pp.1551-1555.

Sukhenko S., T. Papina, Sh. Pozdnyakov (1992) Transport of mercury by the Katun river, West Siberia,- Hydrobiologia, v. 228, p.23-28.

Vasiliev O., T. Papina, Sh. Pozdnyakov (1990) Suspended sediment and associated mercury transport - the case study on the Katun river (Altai), Proc. of 4-th Int.Sym. on River Sedimentation, Beijing, China, IRTCES, p.155-158.

Vasiliev O.F., Papina T.S., Eyrikh S.S. and Sukhenko S.A. (1996) Mercury in the Katun river: a case study of a naturally polluted system. – Global and Regional Mercury Cycles:

Sources, Fluxes and Mass Balances, proceedings of NATO ARW, Novosibirsk, Russia, July 10-14, 1995. Kluwer Academic Publishers, p. 273- Лапердина Т.Г., Аскарова О.Б., Папина Т.С., Эйрих С.С., Сороковкина Л.М.

(1997) Методические особенности определения ртути в образцах рыб. - ЖАХ, т.52, N 6,, с. 651-656.

Папина Т.С. (2001) Транспорт и особенности распределения тяжелых металлов в речных экосистемах. Аналитический обзор/ ГПНТБ СО РАН;

ИВЭП СО РАН. Новосибирск, - 58 с. - (Сер. Экология. Вып. 62).

Папина Т.С. (2004) Стадия отбора пробы, как важная составляющая эколого аналитического контроля речных экосистем. – Журнал экологическая химия, т. 13, Вып. 4, с. 229-235.

Папина Т.С., Е.И. Третьякова, А.Н. Эйрих (1999) Факторы, влияющие на распределение тяжелых металлов по абиотическим компонентам водных экосистем Средней и Нижней Оби. - Химия в интересах устойчивого развития, 1999, т.7, № 5, с.

553-56.

Папина Т.С., Темерев С.В., Артемьева С.С. (1995) Особенности миграции ртути в бассейне Катуни, Водные ресурсы, т.22, N 1, с. 60-66.

Папина Т.С., Темерев С.В., Эйрих С.С.(1995) Ртуть в бассейне реки Томь (Западная Сибирь). - Химия в интересах устойчивого развития, т. 3, с. 147-151.

Папина Т.С., Третьякова Е.И. (2000) Особенности гидрохимического режима Чемальского водохранилища (Горный Алтай, Республика Алтай). - Сибирский экологический журнал, № 2, с. 225-231.

Третьякова Е.И., Папина Т.С. (2000) Особенности распределения тяжелых металлов по компонентам водоемов различной минерализации. - Химия в интересах устойчивого развития, № 8, с. 429-438.

Фролова Н.С., Зинченко Г.С., Папина Т.С. (2007) Влияние региональных атмосферных процессов на формирование слоев пылевого загрязнения в ледниковых отложениях г. Белуха. - Метеорология и гидрология, №3, с. 93- КАРТОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕРРИТОРИИ В ИССЛЕДОВАНИЯХ ИВЭП СО РАН И.Н. РОТАНОВА Картографирование и пространственный анализ территории были изначально приняты в Институте водных и экологических проблем СО РАН в качестве одного из ведущих методов при проведении научных исследований, подтверждением чему служит создание в 1988 году, через год после основания Института, сектора картографии и рационального природопользования. Состав сотрудников сектора, включающий, помимо картографов, специалистов-природоведов: геоморфолога, физико-географов, ландшафтоведов, отвечал критерию комплексности научного подразделения и позволял квалифицированно обеспечивать картографическое сопровождение выполняемых в Институте научных исследований, а также разрабатывать оригинальные тематические карты и проводить пространственный анализ изучаемых территорий. В конце 1996 года сектор был преобразован в лабораторию экологического картографирования. За прошедший десятилетний период лаборатория изменяла не только свое название (1998-1999 гг. – лаборатория комплексных исследований водоемов и геосистем, 2000-2003 гг. и с 2005 г. – лаборатория эколого-географического картографирования), но и теряла, и вновь приобретала статус самостоятельного научного подразделения (2003-2004 гг. – группа в составе лаборатории картографирования и геоинформатики). Однако неизменными и развивающимися в соответствии с требованиями действительности оставались основное направление и задачи научного структурного подразделения, непосредственно связанного с картами, картографированием, обработкой данных дистанционного зондирования (дешифрированием), геоинформационными технологиями и геоинформационными системами.

Основное направление научной деятельности лаборатории: использование и развитие картографического метода исследований, эколого-географическая оценка и картографирование территориальных комплексов Западной Сибири с применением современных подходов и технологий.


Основные задачи:

- эколого-географическое картографирование с использованием геоинформационных технологий (приоритетное направление – водно-ресурсное и водно-экологическое картографирование, а также ландшафтно-экологическое, медико-экологическое, эколого-экономическое, природоохранное и др.);

- картографическое, аэрокосмическое и геоинформационное обеспечение исследований Института, включая ведение тематических баз данных;

- использование методов математико-картографического моделирования, геоинформационных технологий и автоматизированной обработки информации при эколого-географической оценке территории;

- внедрение технологических приемов разработки цифровых карт на основе автоматизированной обработки многозональной космической информации и с использованием геоинформационных систем.

Соответствие основному направлению и решение основных задач служат базисом для тематических направлений и научного содержания работ, выполняемых лабораторией, непосредственно и неотъемлемо являющейся частью Института.

Почти 20-летний срок существования научного картографического подразделения в ИВЭП СО РАН приемлемо рассматривать как два, практически равных по времени, периода, в рамках которых можно проследить и проанализировать основные результаты и достижения его научной деятельности.

Период научного становления и утверждения картографических исследований в Институте. С момента создания (1988 год) по 1996 год сектор возглавлял кандидат географических наук Вильям Луисович Гросс. Выпускник НИИГАиКа, до прихода в ИВЭП СО РАН он уже имел значительный опыт геодезических и картографических работ и руководства ими, знал картосоставительские процессы и оборудование, в них используемое, всегда стремился освоить и внедрить новые картографические методики и технологии, в том числе, связанные с освоением новых технических средств. Сектор имел фотолабораторию, комплекс фотограмметрических приборов, что способствовало его успешному становлению как научного подразделения, выполнению научно-исследовательских работ, развитию тематических направлений и технического оснащения.

В период конца 80-х начала 90-х годов ХХ столетия основная научная тематика сектора была связана с ландшафтно-типологическим и прикладным ландшафтным картографированием, непосредственно отвечающим решению вопросов рационального природопользования. В это время были разработаны и составлены ландшафтно типологические карты территорий Алтайского края, Новосибирской и Кемеровской областей. Помимо административных территорий, объектами исследования были бассейн Верхней Оби в целом, а также бассейны ее истоков (Катунь) и притоков (Томь, Алей). Развитие получил ландшафтный подход, который использовался в сочетании с другими подходами: ландшафтно-индикационным, ландшафтно-бассейновым, ландшафтно-функциональным зонированием, медико-географическим районированием и т.п.

На основе выполненной ландшафтно-индикационной оценки природно мелиоративных условий региональных и топологических природных комплексов территории Алтайского края была разработана схема природно-мелиоративного районирования и природно-мелиоративной типологии ландшафтов.

К наиболее крупным комплексным проектам в рамках прикладных научно исследовательских работ конца 80-х – начала 90-х гг. относятся два: блок работ по комплексной оценке экологических последствий реализации проекта Катунской ГЭС с составлением ряда карт на бассейн Катуни и планируемую зону затопления, а также блок научных исследований по оценке водохозяйственной и экологической ситуации на реке Томь и ее водосборном бассейне в связи со строительством Крапивинского гидроузла (рис. 1).

В выполнение ландшафтных, ландшафтно-индикационных и ландшафтно прикладных работ научный вклад вложили сотрудники сектора и смежных по тематике научных подразделений института: д.г.н. Ю.И. Винокуров, д.г.н. В.И. Булатов, к.г.н.

Ю.М. Цимбалей, к.г.н. Л.Н. Пурдик, С.В. Бобров и др.

С начала 90-х годов ХХ столетия одной из важных прикладных работ сектора становится создание серии карт медико-экологического содержания в рамках подготовки Федеральной целевой программы по реабилитации населения в связи с последствиями ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне. Научное руководство, основная концепция проведенного комплексного картографического медико-экологического исследования принадлежат д.г.н. Ю.И. Винокурову и д.г.н.

И.А. Хлебовичу. Именно благодаря научным идеям д.г.н. И.А. Хлебовича разработанный алгоритм медико-экологического картографического анализа территории и созданная серия карт получили поддержку и признание в качестве крупного научного достижения, а также развитие в различных прикладных исследованиях, требующих пространственной оценки состояния окружающей среды и здоровья населения. С медико-экологическим направлением работ связано получение коллективом сектора первых грантов РФФИ и РГНФ.

Рис. 1. Оценка экологического состояния водосборного бассейна р. Томи.

В основе медико-экологического картографирования как одного из методов комплексного анализа лежит изучение природных и территориально-производственных комплексов с точки зрения анализа характерных для них сочетаний факторов среды, оказывающих как положительное, так и отрицательное воздействие на здоровье человека. Используемые для получения исходной картографической информации количественные и качественные показатели природных и антропогенных предпосылок болезней человека, позволяют получить интегральные характеристики и выполнить пространственный анализ сложившихся медико-экологических ситуаций.

В соответствии с картографическим алгоритмом пространственного медико экологического анализа на территорию Алтайского края составлены следующие группы карт:

– медико-географические карты, характеризующие природные предпосылки болезней человека;

– медико-экологические карты, содержащие санитарно-гигиеническую информацию и оценку загрязнения компонентов природной среды: приземного слоя воздуха, водных объектов, почвенного покрова;

– медико-экологические карты, отражающие антропогенные предпосылки болезней человека различной соматической и инфекционной патологии;

– карты медико-географического районирования рекреационных и бальнеологических ресурсов региона, отражающие биоклиматические, климато лечебные и бальнеологические характеристики природных комплексов региона.

Выполнено медико-экологическое районирование территории Алтайского края, в результате которого выделено 28 медико-экологических районов. Индекс медико экологического риска оценивался по совокупности медико-географических, экологических, социальных и демографических параметров (рис. 2).

Масштаб 1:3 500 Рис. 2. Группировка медико-экологических районов по индексу риска Уровни экологического риска в индексах Медико-экологические районы Алтайского края 1 – Южно-Кулундинский;

2 – Кулундинский;

3 – Славгородский;

4 – Благовещенский;

5 – Северо-Кулундинский;

6 – Угловско-Ребрихинский (интразональный);

7 – Верхне-Алейский;

8 – Средне-Алейский;

9 – Нижне-Алейский;

10 – Романовский;

11 – Западно-Предалтайский;

12 – Центрально-Предалтайский;

13 – Восточно-Предалтайский;

14 – Приобский;

15 – Нижне-Обский;

16 – Бурлинский;

17 – Верхне-Обский (интразональный);

18 – Бийский;

19 – Чумышский;

20 – Заринский;

– Обский долинный (интразональный);

22 – Красногорский;

23 – Тогульский;

24 – Солтонский;

25 – Колыванский;

26 – Солонешно-Алтайский;

27 – Тигерецко-Ануйский;

28 – Западно-Салаирский При выполнении медико-экологических исследований и выявлении объектов загрязнения окружающей среды, а также условий возникновения экологического риска было проведено комплексное изучение влияния последствий испытаний ядерных устройств на Семипалатинском полигоне в 1949-1962 годах. Особая роль при формировании ареалов сложной экологической обстановки связана с длительным и достаточно мощным воздействием радиоактивного загрязнения на территорию края.

Разработанные карты, выполненные на принципах выявления территорий экологического неблагополучия локального уровня, отражают как первоначальные свойства объектов, так и позволяют детально анализировать проявления важнейших свойств ландшафта, источники возникающих проблем, очаговые воздействия, а также установить экологические приоритеты и ограничения хозяйственного использования территории, что составляет основу нормативного эколого-географического прогноза.

Составленная серия карт позволила провести выявление проблемных медико экологических ареалов, оценку сложившейся медико-экологической ситуации, ранжирование территории по степени географической комфортности и определение уровня медико-экологического риска проявления географических предпосылок болезней человека. Возникновение медико-экологических ситуаций рассматривается как последствие изменений условий среды, связанных с процессом активного антропогенного воздействия и оказывающих непосредственное воздействие на состояние здоровья населения. Ранжирование территории Алтайского края по медико экологическим ситуациям отражает пространственные различия современной медико экологической обстановки, сложившейся под влиянием полифакторных воздействий различной интенсивности и длительности. Предметом медико-экологического картографирования является выявление совокупности медико-географических и экологических показателей, рассматриваемой с точки зрения их интеграции как медико-экологическая ситуация. При анализе использовались различные данные государственной медицинской статистики, информация специализированных учреждений по природно-очаговым заболеваниям, инвазиям и биогеохимическим эндемиям.


Результатом этих работ стало составление серии медико-экологических и нозогеографических карт «Экология и здоровье населения Алтайского края».

Медико-экологическое картографирование органично вошло составной частью в эколого-географические исследования, развиваемые в то же время в секторе картографии и рационального природопользования, преобразованном в 1996 году в лабораторию экологического картографирования.

Период развития картографического метода в эколого-географических исследованиях Института. К середине 90-х годов ХХ столетия специалистами сектора были наработаны базовые материалы для становления эколого географического картографирования как пространственного метода исследований в оценке состояния окружающей среды. Вместе с выполнением комплексных работ, связанных с оценкой экологического состояния различных территорий: водосборных бассейнов, административных районов, Алтайского края в целом, развитие получила теоретико-методическая база как комплексного, так и различных тематических и целевых направлений эколого-географического анализа и картографирования.

Активное применение компьютерной техники, геоинформационных технологий способствовали созданию новых картографических произведений и подходов к их разработке.

Среди направлений эколого-географических исследований в качестве ведущих были приняты эколого-ландшафтный анализ и картографирование современного состояния природных систем и их изменений в процессе природопользования.

Экологическая направленность ландшафтных исследований обусловлена значительным ухудшением состояния природной среды как ресурсо- и жизнеобеспечивающей среды человека. Существующие современные общенаучные тенденции и методические приемы были максимально учтены при анализе экологического состояния ландшафтов Алтайского края. При этом была поставлена цель оценить изменения в территориальном аспекте, т.е. отработать методику пространственного анализа, которая в наибольшей степени отвечает площадному типу использования земель, а значит и геосистем, края.

Ландшафтный подход требует учета и изучения всех основных значимых факторов как природного, так и антропогенного характера, определяющих состояние окружающей среды. В этой связи комплексный подход рационально сочетается с экологическим подходом, который характеризует геосистемы в аспекте благоприятности для жизнедеятельности человека, нацелен на зонирование и районирование территории по определяющим признакам, позволяет использовать картографирование в качестве одного из основных методов исследования. На завершающем этапе переработанный на основе картографической интерпретации информационно-фактический материал позволяет решить поставленные тематические задачи: о закономерностях ландшафтного строения территории, о состоянии ее геосистемно-структурированных комплексов, выявить важнейшие негативные явления, разработать рекомендации по оптимизации природопользования, охране среды и здоровья населения.

Вместе с развитием теоретических положений ландшафтно-экологического анализа и методики картографирования с использованием ГИС-технологий была создана компьютерная версия ландшафтно-типологической карты юго-востока Западной Сибири в масштабе 1:1 000 000, включающая более 2500 ландшафтных контуров. Также были составлены среднемасштабные ландшафтные карты крупнейших аквально-территориальных комплексов юга Западной Сибири и Алтая, включающие бассейны озер Чаны, Кулундинское и Телецкое;

рек, крупных притоков Оби: Томи, Алея, Чарыша, Барнаулки и некоторых других.

При использовании общих теоретических положений анализа экологического состояния территорий методические подходы определялись особенностями территориальной дифференциации. Базовой картографической основой исследований была принята ландшафтная карта Алтайского края, составленная в ИВЭП СО РАН, в масштабе 1:500 000, с последующей генерализацией ее до масштаба 1:1 000 000. Все ландшафты уровня местностей были согласованы с системой природного районирования территории.

В основу исследования был положен подход, анализирующий ситуацию по двум основным группам признаков – природным и антропогенным факторам формирования экологического состояния территории. Природный блок включал показатели экологически значимых факторов с учетом степени их проявления. К таким факторам были отнесены эрозия, дефляция, засоление, заболачивание почв и т.д. Данный блок показателей характеризовал природную предрасположенность ландшафтных комплексов к развитию негативных процессов, была выполнена оценка интенсивности их проявления, что учитывалось при дальнейших комплексных исследованиях.

Все виды антропогенного воздействия на природную среду были разделены в соответствии с их пространственным распределением на фоновые (выражающиеся площадными характеристиками), линейные и локальные (точечные, очаговые).

Фоновые воздействия в основном связаны с использованием земель и в большей степени выражаются в масштабе карты контурами. При картографировании отображался не только тип, но и интенсивность использования земель, а также основные негативные процессы. Линейные воздействия отображались внемасштабными условными знаками, отражая специфику и уровень техногенной нагрузки, создавая общий линейно-структурный каркас. Локальные воздействия были связаны в основном с урбанизацией и промышленным производством, показывая источники (очаги) экологической опасности.

Антропогенно измененные ландшафты Алтайского края, являющиеся объектами экологических исследований, разнообразны: сельскохозяйственные, лесохозяйственные, промышленные (в том числе транспортные) и селитебные. Все они различаются по глубине воздействия человека на природную среду, степени и характеру изменений. Основные методические положения ландшафтно экологического подхода были реализованы при разработке Эколого-ландшафтной карты Алтайского края и заключались в следующем:

- природно-территориальные комплексы топологического уровня (местности) были исследованы и охарактеризованы с позиций выявления экологически значимых процессов и факторов их функционирования;

- местности были типизированы по видам использования земель;

- для каждой местности было проведено выявление территориальных различий интенсивности антропогенных воздействий по типам, степени и площади проявления негативных процессов;

- была проанализирована обусловленность проявления последствий антропогенных воздействий с учетом естественных природных спонтанных процессов;

- была оценена и проанализирована степень измененности природных комплексов уровня местности.

Всего было выделено 15 факторов-позиций, определяющих экологические особенности Алтайского края. Для каждого из них определены показатели, конкретизирующие их соотношение с природной основой – месторасположение ареала, состав влияющих факторов, степень воздействия, степень проявления в ландшафтной структуре и т.д. (Рис. 3).

Рис. 3. Фрагмент эколого-ландшафтной карты Алтайского края.

Разработанная и составленная Карта экологических ситуаций Алтайского края содержит комплексную количественно-качественную оценку экологической обстановки ландшафтных единиц регионального уровня, основанную на анализе территориальных сочетаний экологических проблем, характера и интенсивности изменений экологически значимых свойств ландшафтов. Легенда карты построена на принципах отражения сочетания наиболее неблагоприятных проявлений компонентов экологических проблем.

Для Алтайского края, территория которого испытывает интенсивное хозяйственное воздействие, важное значение имеют вопросы сохранения природных комплексов. Научно-исследовательские работы лаборатории в области охраны природы были и по настоящее время связаны с картографированием особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и объектов. Совместно с проведением комплексных работ по созданию системы ООПТ с применением ландшафтного подхода была выполнена разработка, а затем составлена и издана Карта особо охраняемых природных территорий и объектов Алтайского края (авторский коллектив под научным руководством д.г.н. Ю.И. Винокурова и О.П. Дорощенкова). Целью создания Карты являлось пространственное отображение местоположения особо охраняемых природных территорий и объектов в соответствии с принятой их типизацией, а также дополнение ее картой-врезкой «Редкие и исчезающие растения и животные Алтайского края». Карта с врезкой носят информационно-справочный, познавательный и рекомендательный характер, имеют научно-прикладное и просветительское значение.

Базовой картоосновой для составления послужила Карта физико-географического районирования Алтайского края, разработанная в ИВЭП СО РАН в масштабе 1: 000 000. В дальнейшем Карта особо охраняемых природных территорий и объектов Алтайского края была переработана, и составлен компьютерный вариант Карты системы ООПТ Алтайского края. В отличие от изданной карты, имеющей инвентаризационный характер и отображающей сеть имеющихся природоохранных территорий и объектов, новая карта раскрывает концепцию системности в сохранении природного наследия, на ней взаимоувязываются различные категории ООПТ, существующие и планируемые, исходя из принципов доминантности, репрезентативности, уникальности ландшафтов. Авторская идея и техническое исполнение карты принадлежит к.г.н. И.В. Андреевой.

Разработаны подходы и схемы ООПТ на локальные территории: в границах административных районов Алтайского края (Быстроистокский район);

в границах водосборного бассейна (река Барнаулка).

Одновременно с ландшафтно-прикладными исследованиями в лаборатории постоянно велись работы по фундаментальному ландшафтному изучению территории Западной Сибири. Работы данного направления связаны с именами д.г.н. В.И.

Булатова, д.г.н. Ю.И. Винокурова, к.г.н. Л.Н. Пурдика, к.г.н. Д.В. Черных и пришедшего в лабораторию одного из старейших работников Института к.г.н. Ю.М.

Цимбалея.

Работами в области фундаментальной географии вырабатываются основные принципы и методы анализа географических систем, выявляются основные закономерности их устройства и функционирования. К наиболее значимым результатам в этом направлении относится карта-схема региональной ландшафтной структуры Сибири, разработанная на основе учета принципов единства зональных (биоклиматических) и азональных (геолого-геоморфологических) факторов ландшафтной дифференциации и опирающаяся на углубленный историко-генетический анализ развития географической оболочки, и, в первую очередь, ее литогенной основы.

При рассмотрении проблемы районирования всей территории Сибири с единой теоретической и научно-методической позиции, опираясь при этом на материалы предыдущих географических исследований, в качестве основных единиц средне масштабного физико-географического районирования приняты страна, зональная об ласть (зона в узком смысле – на равнинах), горная область (территория новейшей тектонической активизации и горообразования – в пределах платформ), провинция и район. Районирование выполнено до уровня физико-географических провинций. В основу положен принципиальный подход к районированию «сверху», учитывающий представление о единстве зональных и азональных начал в формировании регио нальной ландшафтной структуры.

На основе разработанного комплексного подхода к физико-географическому районированию составлена обобщающая картографическая модель региональной ландшафтной структуры Западно-Сибирской равнины (Обь-Иртышский речной бассейн) (Рис. 4).

Рис. 4. Схема физико-географического районирования Сибири:

А. Западно-Сибирская физико-географическая страна. 1а. Зональная область Западно-Сибирской степи.

Провинции: 1 – Тобол-Убаганская, 2 – Южнопредтургайская, 3 – Североказахстанская, 4 – Теке Кызылкакская, 5 – Южнобарабинская, 6 – Кулундинская, 7 – Южноприалейская, 8 – Предалтайская. 1б.

Зональная область Западно-Сибирской лесостепи. Провинции: 9 – Зауральская, 10 – Северопредтургайская, – Ишимская, 12 – Западнобарабинская, 13 – Барабинская, 14 – Восточнобарабинская, 15 – Верхнеобская. 2б.

Зональная область Приаргинской лесостепи Западной Сибири. Провинции: 16 – Южноприаргинская. 1в.

Зональная область Западно-Сибирской тайги. Провинции: 17 – Туринская, 18 – Ашлыкская, 19 – Северобарабинская, 20 – Верхнеомская, 21 – Вьюновская, 22 – Тавдинско-Кондинская, 23 – Среднеиртышская, 24 – Тобольская, 25 – Васюганская, 26 – Обь-Тымская, 27 – Североприаргинская, 28 – Чулымская, 29 – Енисейская, 30 – Cеверососьвинская, 31 – Кондинская, 32 – Белогорская, 33 – Юганская, 34 – Сургутская, 35 – Вахская, 36 – Аганская, 37 – Кетско-Тымская, 38 – Нижнеобская, 39 – Полуйская, 40 – Надымская, 41 – Нулетовская, 42 – Южноненецкая, 43 – Пякупур-Толькинская, 44 – Верхнетазовская, 45 – Тарко-Салесская, – Часельская, 47 – Усть-Худосейская, 48 – Среднетазовская, 49 – Туруханская. 1г. Зональная область Западно Сибирской лесотундры. Провинции: 50 – Усть-Обская, 51 – Салехардская, 52 – Усть-Надымская, 53 – Верхненыдская, 54 – Усть-Нгарская, 55 – Верхненгарская, 56 – Сидоровская, 57 –Южнохетская. 1д. Зональная область Западно-Сибирской тундры. Провинции: 58 – Щучинская, 59 – Усть-Ныдская, 60 – Североненецкая, 61 – Усть-Пурская, 62 – Верхлукыяхская, 63 – Усть-Тазовская, 64 – Мессояхская, 65 – Северохетская, 66 – Севе-роямальская, 67 – Юрибейская, 68 – Гыданская, 69 – Верхтанамская, 70 – Танамская, 71 – Северогыданская,72 – Усть-Енисейская.

Б. Средне-Сибирская физико-географическая страна. 3б. Зональная область Приенисейской островной лесостепи. Провинции: 73 – Канско-Рыбинская. 4б. Зональная область Прибайкальской островной лесостепи.

Провинции: 74 – Иркутско-Черемховская. 2в. Зональная область Среднесибирской тайги. Провинции: 77 – Южнопреденисейская, 78 – Нижнетунгусская, 79 – Заангарская, 80 – Приангарская, 81 – Среднеангарская, 82 – Верхнеленская, 83 – Центральнотунгусская, 84 – Приленская, 85 – Лено-Алданская, 86 – Алдано-Амгинская, 89 – Верхневилюйская, 90 – Вилюйско-Мархинская, 91 – Средневилюйская, 92 – Вилюйская, 93 – Центральноякутская, 94 – Мурухтинско-Аганылийская, 95 – Верхнеоленекская, 96 – Оленекско-Вилюйская, – Приверхоянская, 98 – Китчанская, 99 – Нижнеалданская. 2г. Котуйско-Оленекская зональная область Среднесибирской лесотундры. Провинции: 105 – Котуйская, 106 – Оленекско-Анабарская, 107 – Оленекская.

3г. Хантайская зональная область Средне-сибирской лесотундры. Провинции: 102 – Хантайская. 2д. Зональная область Среднесибирской тундры. Провинции: 112 – Анабаро-Оленекская, 113 – Прончищева-Чекановского.

ж. Горная область Енисейского кряжа. Провинции: 75 – Североенисейская, 76 – Южноенисейская. з. Горная область Алданского нагорья. Првинции: 87 – Алданская, 88 – Учуро-Майская. и. Горная область Путорана.

Провинции: 100 – Путорана, 101 – Сыверма. к. Анабарская горная область. Провинции: 108 – Анабарская.

В. Таймырско-Североземельская физиико-географическая страна. 4г. Зональная область Таймырской лесотундры. Провинции: 103 – Верхнепясинская, 104 – Хетская. 3д. Зональная область Таймырской тундры.

Провинции: 109 – Пясинская, 110 – Таймырская, 111 – Хатангская. 3е. Зональная область арктических пустынь Таймыра и Северной Земли. Провинции: 116 – Карская, 117 – Челюскинская, 118 – Североземельская. л.

Горная область Бырранга. Провинции: 114 – Западнобыррангская, 115 – Восточнобыррангская.

Базовым картографическим масштабом принят 1:5 000 000. Совместный анализ зональных и азональных факторов ландшафтной дифференциации территории позволил выделить 59 геосистем уровня физико-географических провинций.

Составленная картосхема отражает эколого-географические особенности и закономерности региона, позволяет применять индикационные и картографические методы исследований, выявить прямые и опосредованные связи при воздействии на геосистемы и отдельные объекты (например, гидротехнические, рекреационные и др.) как на часть окружающей среды, произвести увязку возникающих экологических проблем с вопросами рационального природопользования на территории.

Эколого-географические исследования как область прикладной географии, инструментом которых служит географический подход, проводятся в тех направлениях хозяйственной деятельности человека, в которых, с одной стороны, достаточно остро проявляются проблемные ситуации, а с другой, – в требующих комплексного анализа для дальнейшего успешного развития, например, для обоснования целевых программ качественного водоснабжения, развития курортно-рекреационных объектов, разработки природоохранных мероприятий и т.д. Современные эколого-географические исследования непосредственно связаны с картографированием и использование геоинформационных технологий.

Для анализа и решения водно-экологических проблем региона на территорию Алтайского края составлена серия электронных среднемасштабных водно экологических карт, целью которых является отображение и анализ антропогенной нагрузки на поверхностные воды, а также оценка прямого загрязнения (на основе коэффициентов разбавления) и риска опосредованного загрязнения (на основе количественной оценки антропогенной нагрузки на водосбор и гидрологических характеристик водосбора).

В лаборатории продолжаются и развиваются работы, связанные с медико географическим картографированием, в основном в двух направлениях: оценка комфортности территории для проживания и здоровья населения по природно климатическим показателям и нозогеографическое картографирование. Ведущими специалистами в данной научной области являются к.г.н. И.В. Архипова и н.с. Н.Ю.

Курепина.

С целью применения данных дистанционного зондирования в эколого географических исследованиях ведутся работы по развитию технологии автоматизированного дешифрирования космической информации для составления тематических карт. Создана бирастровая модель «растр космического снимка – растр тематической карты». С применением этой модели выполнен анализ многозональных космических снимков различного разрешения на территории бассейновых систем крупных озер юга Западной Сибири (Кулундинское, Чаны, Телецкое). Цветовая многомерность и пространственная зависимость космической информации для однородных участков позволяют выделить типичные пространственно-спектральные характеристики и создавать цифровой альбом эталонов цветовых многозональных текстур. Возможности бирастрового подхода к сегментации космических снимков позволяют более надежно и оперативно распознавать природные объекты, динамичные во времени и пространстве.

Активное развитие в Институте и лаборатории получает информационно картографическое обеспечение схем территориального планирования, в том числе программ туристско-рекреационного развития и оценки воздействия на окружающую среду.

Для разработки программы рекреационного использования Чарышского района Алтайского края создана серия карт экологического содержания, в том числе эколого функционального зонирования на основе оценки рекреационных ресурсов и пригодности территории для наиболее популярных видов туризма, количества посещений отдыхающими объектов рекреации, а также по использованию земель в хозяйственном производстве. Территория района был подразделена на четыре функциональные зоны: природоохранную, агрохозяйственную, регулируемого туризма и обслуживания. Каждая зона охарактеризована сочетанием природных и социально экономических условий, позволяющих наиболее оптимально организовать тот или иной вид рекреационно-хозяйственной деятельности. В рамках рекреационного планирования для целей обустройства рассмотрены 25 локальных площадок фрагмента долины реки Чарыш, отличающихся условиями местоположения, ресурсами и спецификой рекреационного использования (Рис. 5).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.