авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ Сборник статей I Научной школы молодых ученых ...»

-- [ Страница 11 ] --

В 2002 – 2010 годы в структуре доходов населения Томской области заработная плата была основным из ведущих источников повышения уровня и качества жизни работников, составляя около 50%. Важную роль в структуре совокупных доходов населения области занимали прибыль от предпринимательской деятельности и социальные трансферты, составляя около 32%. 2 Несмотря на высокий уровень промышленного потенциала территорий Томской области, 18% населения в 2010 году имело доходы ниже прожиточного минимума, а в России – 13%. Среди населения Томской области, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, находились работники бюджетной сферы, пенсионеры, безработные, экономически неактивное население, сельские жители. В Томской области к районам с высоким уровнем бедности населения и низким уровнем заработной платы в году относились Зырянский, Первомайский, Шегарский. Высокий уровень оплаты труда работников был характерен для районов области: Стрежевой, Парабельский, Александровский, Каргасокский. 3 В структуре бедных слоев населения в области около 60% приходилось на долю экономически активного населения, около 25% составляли дети и 14% – лица пенсионного возраста. Среди бедных и низкооплачиваемых групп экономически активного населения на долю женщин приходилось 55%, а мужчин – 45%. Динамика развития секторов экономики в Томской области показывает, что разрыв в оплате труда работников может усиливаться за счет дифференциации результатов экономической деятельности предприятий. Уменьшение дисбаланса и нестабильности территориального рынка рабочей силы возможно за счет привлечения инвестиций частных компаний в развитие обрабатывающего сектора экономики, внедрение программ субсидий предприятиям для обновления технологий и приобретения инновационного оборудования. Политика контроля потока инвестиций и их концентрация в высокодоходных и инновационных секторах экономики, инфраструктуре Томской области в сочетании с эффективной адресной социальной политикой позволит сократить диспропорции в заработной плате, негативно влияющие на рынок рабочей силы, усиливающие дифференциацию доходов населения и внутреннее перераспределение высококвалифицированных работников между секторами экономики и территориями. Особенностью современного этапа развития территорий Томской области является неоднородность социально-экономического и демографического пространства. Муниципальные и региональные органы власти проводят недостаточно активную политику внедрения многосторонних моделей социально-экономического партнерства с участием бизнеса, образовательных институтов и центров занятости для повышения мобильности молодежи на рынке рабочей силы. Ограниченность внутренних государственных и частных инвестиционных ресурсов, внедряющих наукоемкие технологии, замедляет переход к инновационной модели развития экономики. Несогласованность взаимодействия экономических институтов, стимулирующих переход к инновационной модели развития российской экономики с трудосберегающими технологиями, формирует структурный дефицит квалифицированных специалистов в высокотехнологичных секторах экономики, что ведет к сдерживанию темпов экономического роста территорий региона.

Национальные проекты в Томской области [Электронный ресурс]. – Электронные данные. – Режим доступа:

http://tomsk.gov.ru.

Томская область в цифрах. 2011: Стат. сб. / Томскстат. – Томск, 2011 – С.47.

Там же, С.50.

к.э.н. Стыров М.М.

Институт социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми НЦ УрО РАН, г.Сыктывкар ПРОГНОЗ ФИНАНСИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ РАСХОДОВ В СЕВЕРНЫХ РЕГИОНАХ РОССИИ От функционирования социальной сферы1 напрямую зависит качество жизни каждого человека. В свою очередь, эффективная ее деятельность невозможна без адекватного обеспечения финансовыми ресурсами. За сравнительно небольшой период времени в нашей стране модель социальной ответственности государства менялась неоднократно: до революции – почти полное отсутствие централизованного финансирования, затем – построение советского «государства благоденствия» с максимально возможным обеспечением граждан за счет госбюджета, в годы рыночных реформ – резкое сокращение социальных программ, в последнее десятилетие – постепенное возвращение к приемлемым показателям социального обеспечения.

Нынешний момент времени также является рубежным, поскольку после нескольких лет существенного увеличения социальных расходов государство находится перед выбором:

небезопасное для сбалансированности бюджетной системы дальнейшее их наращивание, преимущественное повышение эффективности расходов или опора на внебюджетные механизмы. Сложность проблемы улучшения работы социальных систем усиливается тем, что она находится на стыке трех важнейших макроэкономических задач государства:

экономического роста, демографической ситуации и региональной политики. В любом случае очевидно, что рассматриваемая область требует серьезных, но продуманных и последовательных изменений, в первую очередь для исправления ситуации с недопустимо низкой оплатой труда работников бюджетных отраслей, а также всвязи с оформившимся осознанием важности инвестиций в человеческий капитал для обеспечения устойчивого развития страны. Твердое намерение высших органов власти решить эти задачи хорошо просматривается в стратегических документах последних лет – Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, Посланиях Президента России Федеральному Собранию и Посланиях о бюджетно-налоговой политике, Указах Президента от 07 мая 2012 г. и др. Обозначенные проблемы и задачи приобретают особенно резкое звучание в северных регионах страны. Причины тому общеизвестны: более глубокая сырьевая специализация регионов и возникающая отсюда неопределенность в перспективах их экономического благополучия, повышенное негативное воздействие окружающей среды на здоровье и долголетие человека, сильное удорожание стоимости жизни по географическим, природно-климатическим, хозяйственным и социальным причинам, более напряженная, чем в целом по стране, демографическая ситуация, обусловленная худшими характеристиками естественного движения и высоким миграционным оттоком. Все вышесказанное следует воспринимать не как повод к бездействию или отступлению, но как управленческий вызов, побуждающий более активно и тщательно изучать и продумывать Под социальной сферой в настоящей работе понимается совокупность следующих социальных систем:

образования, здравоохранения (включая физическую культуру и спорт), культуры и социальной политики. В свою очередь, социальная политика включает в себя расходы, относящиеся в бюджетном учете к одноименному разделу бюджетной классификации: пенсионное обеспечение, социальное обеспечение, социальная поддержка и социальное обслуживание населения, охрана семьи и детства и прикладные научные исследования в данной сфере. В социальную сферу не включены такие компоненты как доходы и расходы населения, жилищно-коммунальное хозяйство и защита окружающей среды.

наперед различные варианты социальной политики в целом по стране и особенно в ее северных территориях.

В одной из работ 1 нами была выполнена оценка финансирования социальных расходов северных регионов России. Было показано, что на современном этапе развития основными тенденциями являются:

значительное улучшение финансового обеспечения социальных расходов как в северных регионах, так и по стране в целом;

сохранение превалирующей роли централизованных источников в финансировании социальных систем;

существенное превышение подушевых социальных затрат на Севере над среднероссийским уровнем;

последовательное сближение северных регионов с остальной территорией страны по уровню подушевого финансирования социальных расходов и позитивное сглаживание финансовой обеспеченности социальных систем среди самих северных регионов;

увеличение доли затрат на социальную политику в структуре социальных расходов в регионах Севера и по России в целом при сокращении удельного веса других направлений всвязи с приоритетным наращиванием расходов на пенсионное обеспечение.

Этот анализ был также дополнен данными за 2011 г., 2 которые позволили выявить некоторые переломные моменты в развитии объекта исследования: начавшееся снижение удельного веса социальных расходов в ВРП, смену приоритетов в структуре социальных расходов от пенсионного обеспечения к образованию и здравоохранению, возобновление роста дифференциации между северными регионами и остальной территорией страны, более равномерное распределение средств между богатыми ресурсно-экспортными и менее обеспеченными северными территориями. Полученная картина состояния финансирования социальных расходов на Севере страны позволяет перейти к следующему, более конструктивному этапу исследования рассматриваемого вопроса – прогнозированию.

Теоретические и методические аспекты прогнозирования По авторскому замыслу, разрабатываемый прогноз должен содержать как поисковую, так и нормативную часть. Под поисковым прогнозом понимается определение возможных состояний объекта в будущем путем условного продолжения тенденций (экстраполяции) развития изучаемого явления в прошлом и настоящем, абстрагируясь от возможных решений, реализация которых способна повлиять на эти тенденции. Нормативный же подход состоит в определении путей и сроков достижения возможных желательных состояний объекта. 3 Такой смешанный подход позволит, с одной стороны, за счет поискового элемента заблаговременно выявить возможные скрытые угрозы и возможности развития социальной сферы северных регионов при различных вариантах изменения экономики и общества, а, с другой стороны, за счет нормативного компонента, ориентируясь на достижение определенных целевых значений, дать органам власти повод соответствующим образом распорядиться имеющимися ресурсами, спланировать и осуществить организационные изменения в механизме финансирования. С точки зрения сроков прогнозирования предполагается гармонизировать расчеты с большинством стратегических документов на уровне страны и регионов, т.е. охватить период до 2020 г., что позволяет охарактеризовать разрабатываемый прогноз как долгосрочный.

Стыров М.М. Тенденции финансового обеспечения социальной сферы северных регионов России // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. №2 (20), 2012, С. 140- Стыров М.М. Особенности финансирования социальных расходов в северных регионах России // Актуальные проблемы, направления и механизмы развития производительных сил Севера-2012: Материалы Третьего Всероссийского научного семинара (28-30 июня 2012 г., Сыктывкар): в 2 ч. – Сыктывкар, 2012. – Ч. I. – 342 с.

С.199- Бестужев-Лада И.В. Социальное прогнозирование. Курс лекций. – М.: Педагогическое общество России, 2002. — 392 с. С. Методической основой должны послужить все три общенаучные приема, обычно применяемые в экономическом прогнозировании – моделирование, экстраполяция, экспертные оценки. Основным методом является моделирование, в рамках которого осуществляется разработка отдельных показателей методами экстраполяции и экспертных оценок. 1 Нормативный блок прогнозирования опирается на группу целевых методов, состоящих в решении задачи достижения в перспективе определенных количественных или качественных характеристик прогнозируемого объекта. Прогноз ресурсов, выполняемый нормативным методом, является производным от целей и потребностей и призван обосновать возможности преодоления разрыва между экстраполяционной и нормативной траекториями развития. 2 Однако основой проведения расчетов в этом случае все равно остается математическая модель. Вышеперечисленные методы целесообразно применить в рамках сценарного подхода, который сочетает в себе содержательный логико-эвристический анализ с формальными методами исследования. Сценарий – это гипотетическая картина последовательного развития во времени и в пространстве событий, составляющих в совокупности эволюцию социально-экономического объекта в интересующем исследователя разрезе. Сценарий является некоторой относительной условной оценкой возможного развития объекта, т.к. всегда строится в рамках предположений о будущих условиях его эволюции. Собственно сценарное прогнозирование подразумевает выдвижение исследователями различных альтернатив развития региона и модельный расчет результатов этих альтернатив. Выдвижение альтернатив – сугубо творческий процесс, в котором неформальные знания, опыт, научная интуиция и интеллект исследователя играют ведущую роль. 3 Тем самым в рамках сценарного прогнозирования можно, с одной стороны, просчитать состояние объекта при различном наборе факторов внешней и внутренней среды, а с другой, решая вышеобозначенную задачу разработки нормативного прогноза, выдвинуть такой сценарий, в котором происходит не оценка будущего состояния объекта, а напротив – осуществляется поиск путей достижения некоторого требуемого его состояния. По аналогии с прогнозированием доходов и расходов населения, можно определить две концептуальные схемы прогнозирования социальной сферы региона: «сверху вниз» – от динамики ВВП (ВРП) – к оценке уровня благосостояния и социального обеспечения и «снизу вверх» – от заданных нормативных характеристик благосостояния – к темпам экономического развития и другим факторам. Прогнозная модель Графическая схема прогнозной модели представлена на рис. 1. Исходной точкой расчетов является прогноз ВРП5, который вычисляется исходя из существующего значения и ожидаемых темпов его прироста. Источником информации о последних служат официальные стратегии и прогнозы развития России, федеральных округов и отдельных регионов, в ряде случае скорректированные с применением метода экспертных оценок.

Второй ключевой элемент модели – удельный вес социальный социальных расходов в ВРП. В отличие от самого ВРП, значение которого невозможно планировать, а можно только с большей или меньшей точностью предугадывать, данный параметр в полной мере подлежит регулированию со стороны федеральных и региональных органов власти и является поэтому главным рычагом воздействия на итоговую величину финансирования Там же. С. Прикладное прогнозирование национальной экономики: учебное пособие / под ред. В.В.Ивантера, А.Г.Коровкина, В.С.Сутягина. – М.: Экономистъ, 2007. – 896 с. С.31- Прогнозирование социально-экономического развития региона / под ред. В.А.Черешнева, А.И.Татаркина, С.Ю.Глазьева. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2011. – 1104 с. С.110-125;

Российское экономическое чудо: сделаем сами. Прогноз развития экономики России до 2020 года. – М.: Деловая литература, 2007. – 352 с. С.147.

Суворов А.В. Доходы и потребление населения: макроэкономический анализ и прогнозирование. – М.: МАКС Пресс, 2001. – 271 с.;

Прикладное прогнозирование национальной экономики. С.449- Акопов В.И., Гаджиев Ю.А., Модель благосостояния Республики Коми. – Сыктывкар, 1998. – 52 с. С. социальных расходов. Отношение социальных расходов к ВРП тесно связано с уровнем налоговой нагрузки и общей структурой государственных расходов, поэтому для определения его значения на перспективу необходимо изучить такие программные документы, как концепции, стратегии, прогнозы социально-экономического развития, основные направления налоговой и бюджетной политики, бюджетные послания и послания Президента к Федеральному Собранию.

Рисунок 1 – Схема модели прогнозирования финансирования социальной сферы региона Подсчитав на основе вышеописанного показателя общий объем затрат на социальные нужды, необходимо определить их видовую структуру, т.е. пропорцию каждого вида расходов – образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты в нем. Подход и источники информации здесь схожи с предыдущим пунктом. Заметим, что возможны два пути: первый – от определения общего объема социальных расходов через их пропорцию – к нахождению суммы по отдельным направлениям, второй – определяя по отдельности удельный вес каждого из направлений социальных расходов в ВРП – к вычислению общего уровня социальной нагрузки на экономику и внутренней пропорции расходов по видам.

Разумеется, что сообразно типу разрабатываемого прогноза – поисковый или нормативный – удельный вес в ВРП социальных расходов в целом или по видам может выступать задаваемой или, наоборот, искомой величиной. Очень важным фактором перспективной динамики социальных расходов является демографическая ситуация. Ключевой ее характеристикой для исследуемых процессов является численность населения по регионам в целом и по возрастным группам. Первая необходима для расчета среднедушевых значений социальных расходов, вторая – для учета изменений в финансировании таких сильно зависящих от возрастной структуры населения статей как образование и пенсионное обеспечение. Источником информации об ожидаемых изменениях демографической ситуации в регионах послужил прогноз Росстата до 2030 г.,1 скорректированный с учетом данных Всероссийской переписи населения 2010 г. 2Для анализа и прогнозирования важно иметь в виду, что все социальные расходы региона в зависимости источников финансирования можно разделить на несколько категорий (рис. 2). Непосредственно из консолидированного бюджета региона (регионального бюджета и совокупности местных бюджетов территории) финансируются расходы на дошкольное, общее, начальное и среднее профессиональное образование, молодежную политику;

оказание скорой, отдельных видов специализированной медицинской помощи и первичной медицинской помощи при социально-значимых заболеваниях;

политику в сфере культуры, деятельность местных Предположительная численность населения Российской Федерации до 2030 года. Стат. бюллетень.

Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.gks.ru/doc_2010/bul_dr/progn_09.zip;

Итоги всероссийской переписи населения 2010 г. Электронный ресурс. Режим доступа:

http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol2/pub-02-03.xlsx учреждений культуры и культурные мероприятия регионального значения;

социальную защиту малоимущего населения, предоставление ряда социальных льгот (ветеранам труда, труженикам тыла, реабилитированным лицам и некоторым иным категориям) и др.

подобные направления. Централизованные источники Консолидированные бюджеты регионов Федеральный Внебюджетные бюджет фонды региональные местные бюджеты бюджеты СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА РЕГИОНА ОБРАЗОВАНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ КУЛЬТУРА СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА Население Предприятия Некоммерческие и учреждения организации Децентрализованные источники Рисунок 2 – Основные источники финансирования социальной сферы региона Эти расходы могут с некоторой долей условности считаться «привязанными» к уровню благосостояния самого региона и поэтому должны прогнозироваться на основе темпов роста ВРП и ожидаемых пропорций на социальные нужды в нем, с учетом динамики численности населения. Другая же категория расходов: пенсионное обеспечение пожилых граждан и других категорий лиц – из Пенсионного Фонда РФ;

выплата пособий по временной и профессиональной нетрудоспособности, социальная защита материнства и детства, оздоровление и санаторно-курортное лечение – из Фонда социального страхования РФ;

оказание базовых видов медицинской помощи (первичной медико-санитарной и специализированной, за исключением высокотехнологичной) по программе государственных гарантий – из территориального фонда обязательного медицинского страхования – хотя и осуществляются на уровне региона, но подвержены сильному межрегиональному регулированию, их пропорции устанавливаются по стране в целом. Следовательно, более правильно осуществлять индексацию этих расходов на основе ожидаемого уровня экономического роста по стране в целом, учитывая лишь демографические процессы в самом регионе. Около 5% социальных расходов на территории регионов, такие как высшее и послевузовское образование, охрана особо важного культурного наследия, оказание некоторых видов медицинской помощи, материальная поддержка инвалидов, ветеранов войн, лиц с героическими заслугами и др. финансируются из федерального бюджета, однако всвязи с их небольшим удельным весом и запаздыванием отчетных данных в данной работе они не рассматриваются.

Разграничение финансовых полномочий между уровнями бюджетной системы может несколько различаться по субъектам России Пока не включены в прогнозную модель и частные источники финансирования – средства населения и организаций, достигающие в России, по разным оценкам, 20-30% от централизованных ассигнований. Как уже отмечалось выше, при прогнозировании расходов на образование и пенсионное обеспечение целесообразно опираться на численность населения соответствующих возрастных групп (соответственно, моложе и старше трудоспособного возраста 1 ), а для других расходов – на общую численность населения региона. Неодинаковостью в пользовании услугами здравоохранения, культуры, социальной защиты со стороны людей разных возрастов всвязи с отсутствием надежных методических разработок придется пренебречь. Все перечисленные компоненты сводятся воедино в электронных таблицах MS Excel в рамках математической модели следующего вида:

где:

СР абс. i – социальные расходы региона за счет централизованных источников в абсолютном выражении в i году в ценах базового года;

ВРП тек. – объем ВРП региона в базовом году;

Темп ВРП – накопленный темп роста ВРП данного региона в i году относительно базового года;

D образ., здрав., культ., соц. пол. – прогнозируемая в i году доля в ВРП расходов на образование, здравоохранение, культуру, социальную политику, осуществляемых из консолидированного бюджета региона;

Пенс. расх. на душу в тек. году – объем расходов Пенсионного фонда региона в расчете на душу населения старше трудоспособного возраста в базовом году;

Числ. старше трудосп. в i году – прогнозируемая численность населения региона в возрасте старше трудоспособного в i году;

Темп ВВП – накопленный темп роста ВВП страны в i году относительно базового года;

Числ. рег. в i году – общая прогнозируемая численность населения региона в i году;

ОМС на душу – расходы территориального Фонда обязательного медицинского страхования региона в базовом году в расчете на душу населения;

ФСС на душу – расходы Фонда социального страхования региона в базовом году в расчете на душу населения.

Данная модель пригодна для сценария, в котором предполагается, что рычагом регулирования является доля социальных расходов в ВРП, а численность населения выступает базой для распределения полученного объема расходов. Возможна и другая логика расчетов: рассматривать объем расходов на одного человека как заданную величину (разумеется, индексируемую по годам сообразно темпам экономического роста), а затем находить общий объем расходов путем перемножения подушевого финансирования на численность населения в целом или по соответствующей возрастной группе. Кроме того, могут применяться дополнительные повышающие коэффициенты к расходам на пенсионное обеспечение, обязательное медицинское страхование, социальное страхование.

Таким образом, итогом расчетов в генетическом прогнозировании становится объем социальных расходов в целом и по видам расходов в абсолютном выражении в ценах базисного года. На основе этого показателя могут быть определены подушевые значения финансирования социальных нужд, а также темпы роста социальных расходов в целом или на душу. Исходя из полученных данных могут быть вычислены качественные характеристики уровня жизни, такие как уровень заработной платы в бюджетной сфере, Хотя лишь около 70% Пенсионного фонда расходуется на трудовые пенсии по старости, а остальные 30% – на социальные пенсии и другие денежные выплаты, пока не видится способа преодолеть возникающую неточность финансовая обеспеченность программы госгарантий медицинской помощи, развитие социальной инфраструктуры, экономические характеристики пенсионного и социального обеспечения относительно уровня заработной платы и т.д. Могут быть проведены межстрановые сопоставления уровней социального развития. В нормативном прогнозировании, наоборот, отталкиваясь от целевых показателей уровня жизни, можно осуществить подбор требуемых для их достижения параметров социальных расходов, темпов роста ВРП, пропорций государственных и частных расходов и т.д.

Сценарные условия Поскольку каждый из факторных показателей может принимать практически неограниченное число значений в некотором заданном диапазоне, что затрудняет проведение расчетов и интерпретацию результатов, целесообразно применение сценарного подхода, позволяющего проанализировать варианты развития событий в рамках ограниченного числа гипотез, представляющих собой комплекс предположений о состоянии учитываемых факторов. Свойства сценария позволяют определить область реально возможного, т.е.

«трубку» возможных траекторий развития региона. Для этого обычно задаются два «крайних» сценария – с наилучшим и наихудшим набором возможных значений факторов, влияющих на развитие изучаемой системы. 1 Согласно этим положениям, в рамках поискового прогноза определены следующие сценарные условия:

Сценарий 1 – пессимистичный. В этом сценарии приняты следующие предположения:

конъюнктура мировой экономика будет низка, а коренных подвижек в энергосырьевом пути развития России не произойдет, поэтому рост ВРП по регионам и суммарно по стране будет минимальным, соответствующим нижней границе имеющихся прогнозов. Значимых изменений в пропорции социальных расходов и ВРП и в видовой структуре социальных расходов не случится, и даже демографические изменения не повлекут за собой увеличения финансирования в относительном выражении, за исключением пенсионных расходов.

Изменение численности населения в целом и по возрастным группам будет соответствовать низкому варианту прогноза Росстата.

Сценарий 2 – оптимистичный. В этом сценарии приняты максимальные из имеющихся прогнозных оценок темпов роста ВРП, что является осуществимым при благоприятной конъюнктуре мировых финансовых и товарных рынков и серьезном модернизационно-инновационном рывке в развитии России. Эффективная бюджетная политика и последовательная ориентация Правительства на развитие человеческого капитала обусловят повышение удельного веса в ВРП социальных расходов в соответствии с имеющимися прогнозами и рекомендациями, а также с учетом демографических изменений.

Последние будут соответствовать высокому прогнозу Росстата.

Сценарий 3 – целевой. В этом сценарии реализована нормативная концепция прогнозирования. Исходной точкой расчетов послужили целевые ориентиры социального развития, заложенные в пакете Указов Президента от 07 мая 2012 г. и отчасти – в Концепции социально-экономического развития России до 2020 г. Относительно этих ориентиров произведены расчеты возможных путей решения указанных задач.

Прогнозные расчеты Сценарий 1 – пессимистичный.

Базовым годом расчетов для всех сценариев является 2010 г., поскольку более свежие данные о ВРП в разрезе регионов пока не опубликованы. Прогнозные темпы прироста ВРП по «низкому» варианту, указанные в прогнозах и стратегиях социально-экономического развития страны и регионов, приведены в табл. 1. В ряде случаев отсутствующие данные восполнены экспертными оценками. Согласно приведенным цифрам, среднегодовой темп прироста ВРП за 2012-2020 гг. составит в среднем по регионам Севера 2,8%, что на 0,8% ниже, чем в среднем по России. Эта отстающая динамика объясняется низкими ожидаемыми Прогнозирование социально-экономического развития региона, 2011. С.111, темпами прироста в главных нефтегазодобывающих регионах – Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком АО – чуть более 2%. Заметно выше среднего (более 5%) темп роста в Камчатском крае и Чукотском АО.

Таблица 1 – Прогнозные темпы прироста ВРП северных регионов России по «низкому» варианту в 2012-2020 гг., % Средне Регионы 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 годовые Россия, всего 3,6 3,6 3,6 3,6 3,6 3,6 3,6 3,6 3,6 3, северные регионы, 2,8 2,3 2,7 2,8 2,8 2,9 2,9 2,9 2,9 2, всего в том числе:

Республика Карелия 3,0 3,0 3,0 3,0 3,0 5,0 5,0 5,0 5,0 3, Республика Коми 0,4 2,0 2,3 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 3,2 2, Архангельская 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2, область Ненецкий АО 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4, Мурманская область2 4,4 4,4 4,4 4,4 4,4 4,4 4,4 4,4 4,4 4, Ханты-Мансийский 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2, АО Ямало-Ненецкий АО3 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2,2 2, Якутия 3,3 3,3 3,3 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 3,3 3, Камчатский край 5,1 5,1 5,1 5,1 6,3 6,3 6,3 6,3 6,3 5, Магаданская область 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2,5 2, Сахалинская область 5,8 0,0 3,8 3,8 3,8 3,8 3,8 3,8 3,8 3, Чукотский АО 5,0 5,0 5,0 5,0 5,0 5,0 5,0 5,0 5,0 5, Забегая вперед, скажем, что важнейшим ограничителем экономического роста будет выступать сокращающаяся численность населения трудоспособного возраста – в среднем по Северу она снизится почти на 10%, а в отдельных регионах – на 15% и более. Некоторое противоречие усматривается в динамике экономического роста Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого АО: в них единственных прогнозируется сохранение имеющейся численности трудоспособного населения, и вместе с тем темпы роста у них заметно ниже, чем в остальных регионах. Это можно объяснить, с одной стороны, осторожностью региональных администраций в прогнозных оценках, а с другой – снижающейся ролью углеводородов в обеспечении экономического развития. Демографический прогноз по «низкому» варианту показывает следующую картину. Общая численность населения северных регионов к 2020 г. снизится на 3,1%, что несколько ниже, чем в среднем по России (3,5%) благодаря положительной динамике прироста в нефтедобывающих округах. В других регионах Севера снижение общей численности составит от 12% в Магаданской области до 1% в Якутии, что связывается как с естественной убылью, так и миграционным оттоком населения (табл. 2). Соответствующая динамика и в численности населения трудоспособного возраста – снижение во всех регионах, кроме Ханты-Мансийского, Ямало-Ненецкого и Ненецкого АО. А вот в возрасте старше трудоспособного ожидается существенный прирост численности населения, причем на Севере он почти вдвое опережает среднероссийский – 29,5 против 15,6%, что связано с резким ростом численности пожилых лиц в тех же Здесь и далее рассчитано автором по: Сценарные условия долгосрочного прогноза социально-экономического развития РФ до 2030 года, http://www.economy.gov.ru;

Стратегии социально-экономического развития регионов РФ.

Всвязи с отсутствием низкого сценария темп прироста принят на уровне 2011 г.

Всвязи с отсутствием низкого сценария темп прироста принят на уровне энергосырьевого сценария Ханты Мансийского АО нефтедобывающих регионах. Все это приводит к сильному увеличению демографической нагрузки и к возникновению соответствующих проблем в системе социального обеспечения.

Таблица 2 – Прогнозная численность населения северных регионов России по «низкому» варианту в 2020 г. Численность населения, Темп прироста/снижения тыс. чел. численности к 2010 г., % Регионы моложе старше моложе старше всего трудоспосо трудоспос всего трудоспос трудоспос бного обного обного обного Россия, всего 137914 23032 36666 -3,5 -0,4 15, северные регионы, всего 7384 1388 1590 -3,1 -2,4 29, в том числе:

Республика Карелия 598 97 162 -7,5 -5,9 10, Республика Коми 825 147 187 -8,7 -7,8 18, Архангельская область 1084 182 299 -8,7 -6,8 14, Ненецкий АО 42 10 9 -2,0 1,0 41, Мурманская область 737 120 170 -7,7 -6,3 16, Ханты-Мансийский АО 1649 331 281 7,9 6,0 73, Ямало-Ненецкий АО 570 119 74 8,9 3,4 81, Якутия 949 217 169 -1,0 -2,8 38, Камчатский край 299 51 66 -7,1 -8,2 18, Магаданская область 139 23 30 -11,8 -11,3 12, Сахалинская область 452 77 108 -9,4 -7,7 11, Чукотский АО 46 11 6 -9,6 -4,6 13, Структура социальных расходов на прогнозный период в процентном отношении к ВРП по сценарным условиям пессимистичного варианта соответствует пропорциям, фактически сложившимся в 2010 г. (табл. 3). Эти пропорции будут сохраняться для расходов, финансируемых из консолидированных бюджетов регионов. Расходы же внебюджетных фондов, согласно вышеописанным методическим положениям, индексируются на основе темпов роста ВВП страны в целом с учетом существующей межрегиональной дифференциации и прогнозируемой численности населения по регионам.

Прогнозные расчеты показывают следующее. По пессимистичному сценарию социальные расходы северных регионов увеличатся за 2010-2020 гг. в 1,55 раза и достигнут 1,26 трлн.

руб. Темп роста будет незначительно превышать средний по России. В процентном отношении к ВРП доля социальных расходов на Севере возрастет на 2,7% и достигнет 19,2%, в среднем по стране – на 1,8% и достигнет 26,7%. Это увеличение обусловлено необходимостью индексации затрат на пенсионное обеспечение всвязи с опережающим ростом численности граждан в возрасте старше трудоспособного. Наиболее существенное повышение удельного веса социальных расходов в ВРП по этой причине ожидается в Архангельской области – на 6,9%, Республике Коми – 3,8%, Якутии – 3,5%, Магаданской области – 3,2%, Ханты-Мансийском АО – 3%, Ямало-Ненецком АО – 2,9%. В расчете на душу населения социальные расходы северных регионов возрастут к 2020 г. относительно 2010 г. на 60% и достигнут в среднем 170 тыс. руб. в ценах 2010 г. (табл. 4). Разрыв между Севером и среднероссийским показателем останется неизменным – 1,64 раза, а различие между ресурсно-экспортными и остальными регионами Севера сократится с 1,15 до 1, раза, что оценивается позитивно. Рост подушевого финансирования по регионам будет неравномерен: максимальной величины за рассматриваемый период он достигнет в Камчатском крае (1,8 раза), Мурманской области и Чукотском АО (1,7 раза). Минимальные Здесь и далее рассчитано автором по: Предположительная численность населения Российской Федерации до 2030 года;

Итоги всероссийской переписи населения 2010 г.

значения ожидаются в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком АО (менее 1,6 раз). В остальных регионах увеличение составит от 1,6 до 1,7 раз. Эти коэффициенты напрямую обусловлены темпами экономического роста в соответствующих регионах. В целом представленный вариант характеризуется как инерционный, он заведомо не предполагает каких-либо существенных сдвигов в финансовом обеспечении социальных расходов регионов Севера. Секторы образования, здравоохранения, культуры развиваются в ногу с общим ростом экономики, поэтому какое-либо опережающее увеличение заработных плат в бюджетной сфере может быть произведено только за счет сокращения сети учреждений и объема предоставляемых бесплатно услуг. Главной задачей в этот период будет сохранение сбалансированности налогово-бюджетной системы в условиях борьбы за удержание достигнутого уровня пенсионного обеспечения, о повышении же его не может быть и речи.

Таблица 3 – Прогнозный удельный вес социальных расходов в ВРП северных регионов России в 2013-2020 гг., % в том числе социальная здравоохранение политика Регионы Всего образова в т.ч. из в т.ч. из культура ние консолид. консолид.

всего всего бюджета бюджета региона региона Россия, всего 24,9 3,9 3,6 2,1 16,8 3,1 0, северные регионы, всего 16,5 3,6 2,9 2,0 9,5 2,0 0, в том числе:

Республика Карелия 44,7 5,9 6,6 4,3 31,2 5,5 0, Республика Коми 22,5 3,7 3,2 1,5 15,1 2,3 0, Архангельская область 48,1 7,0 5,8 3,3 34,6 5,8 0, Ненецкий АО 5,9 2,2 0,9 0,6 2,2 0,5 0, Мурманская область 31,3 6,0 4,3 2,2 20,5 3,7 0, Ханты-Мансийский АО 9,1 2,2 2,1 1,7 4,5 1,0 0, Ямало-Ненецкий АО 9,9 2,8 1,8 1,4 4,7 1,5 0, Якутия 27,4 7,4 4,4 2,6 14,5 3,5 1, Камчатский край 39,7 9,3 6,8 4,0 22,4 5,6 1, Магаданская область 34,6 6,9 8,0 6,1 18,3 2,9 1, Сахалинская область 11,4 2,4 2,5 1,9 6,1 1,3 0, Чукотский АО 26,1 7,9 5,0 1,6 11,6 3,3 1, В образовании, здравоохранении и культуре рост подушевых расходов в северных регионах за 2010-2020 гг. составит примерно 1,4 раза. Это немалая величина, она означает почти полуторное увеличение благосостояния относительно сегодняшнего уровня, но отставание от других секторов экономики останется неизменным.

Сценарий 2 – оптимистичный.

Оптимистичный сценарий характеризуется заметно более высокими темпами экономического роста: в среднем по России – 6%, по регионам Севера – 5% (табл. 5).

Сравнительно невысокое значение в северных регионах обусловлено умеренными темпами роста в нефтегазовых территориях – 3-4% в год. Вместе с тем, весьма высокие темпы роста – более 7% в год – заложены в инновационных сценариях развития Архангельской, Мурманской и Сахалинской областей, Камчатского края, Чукотского АО, Якутии. Учитывая недоиспользованный потенциал развития этих территорий, указанные темпы роста не кажутся невозможными. Демографическая ситуация по высокому варианту прогноза Росстата характеризуется положительным приростом общей численности: по Северу – на 2,7%, по России – на 2,3%. Однако убыль населения также будет присуща почти всем северным территориям, лишь глубина ее будет гораздо меньше.

А в нефтегазоносных провинциях и в Якутии численность населения заметно увеличится, в первом случае – за счет миграционного притока рабочей силы, во втором – за счет высокой рождаемости (табл. 6).

Таблица 4 – Прогноз социальных расходов северных регионов России в 2014-2020 гг. по оптимистичному сценарию Социальные расходы, всего на душу населения, на душу населения, Регионы млрд. руб.

тыс. руб. в % к 2010 г.

2014 2017 2020 2014 2017 2020 2014 2017 Россия, всего 11158 12681 14328 79 91 104 121 139 северные регионы, всего 978 1113 1255 130 149 170 122 140 в том числе:

Республика Карелия 67 76 86 107 124 145 122 141 Республика Коми 94 106 118 108 124 143 123 142 Архангельская область 121 135 150 105 121 139 123 142 Ненецкий АО 11 12 14 248 287 330 124 143 Мурманская область 90 102 116 116 135 157 126 147 Ханты-Мансийский АО 227 265 305 143 163 185 121 138 Ямало-Ненецкий АО 95 110 126 175 198 221 119 135 Якутия 129 150 172 135 157 181 122 143 Камчатский край 50 58 68 158 189 226 126 150 Магаданская область 24 26 29 159 182 206 124 142 Сахалинская область 66 75 83 138 159 183 123 142 Чукотский АО 13 15 17 272 319 373 126 148 В части населения, находящегося в возрасте старше трудоспособного, высокий прогноз показывает некоторое увеличение численности, по Северу – на 32,8% против 29,5% в низком варианте, однако отклонение не столь существенно. А вот в возрасте моложе трудоспособного к 2020 г. может произойти резкий рост – на 18,5%. Это создаст гораздо большую демографическую нагрузку, чем в низком варианте прогноза народонаселения.

Но самое большое влияние на финансирование социальных расходов в оптимистичном сценарии призвано оказать совершенствование структуры расходов.

Расходы на образование в среднем по России к 2020 г. должны увеличиться с 3,9 до 4,8% ВРП1 (табл. 7), что обусловлено как необходимостью внедрения «эффективного контракта» с преподавателями (т.е. системы оплаты труда, соответствующей их важной роли в жизни общества и обеспечивающей высокую заинтересованность в результатах работы), так и ростом числа учеников. Названное значение доли расходов на образование соответствует прогнозным расчетам Министерства экономического развития и торговли. 2 По регионам Севера увеличение доли затрат на образование в прогнозном периоде должно составить 0,8%, целевой показатель – 4,4%. В здравоохранении расходы консолидированных бюджетов регионов должны возрасти в процентном отношении к ВРП на 0,4% и составить 2,7%, по Северу – на 0,4 и 2% соответственно. Эта оценка также базируется на расчетах ВШЭ. Расходы территориальных фондов обязательного медицинского страхования индексируются в подушевом измерении пропорционально общему темпу роста ВВП страны. Удельный вес расходов консолидированных бюджетов на социальную политику в ВРП в прогнозном Согласно экспертному докладу НИУ ВШЭ «Об основных направлениях бюджетной политики на 2013-2015 гг.». Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.hse.ru Сценарные условия долгосрочного прогноза социально-экономического развития РФ до 2030 года, http://www.economy.gov.ru Экспертный доклад НИУ ВШЭ «Об основных направлениях бюджетной политики на 2013-2015 гг.»

периоде остается без увеличения, поскольку насущной задачей является оптимизация данного направления расходов на основе внедрения механизма адресной социальной помощи исключительно нуждающимся категориям граждан. Расходы Пенсионного фонда индексируются сообразно темпу роста ВВП страны и численности пожилого населения в каждом регионе. Расходы ФСС также повторяют динамику роста суммарного ВРП страны, т.е. не учитывают колебания в отдельных регионах, однако в прогнозе предусмотрено увеличение удельного веса данных расходов в ВРП на 0,13% всвязи с увеличением рождаемости и возникающей отсюда дополнительной потребностью в финансировании пособий по беременности и родам и по уходу за детьми.

Таблица 5 – Прогнозные темпы прироста ВРП северных регионов России по «низкому» варианту в 2012-2020 гг., % Среднего Регионы 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 довые Россия, всего 6,0 6,0 6,0 6,0 6,0 6,0 6,0 6,0 6,0 6, северные регионы, 4,5 4,8 5,2 5,5 6,1 5,1 4,3 4,2 5,1 5, всего в том числе:

Республика Карелия 7,7 7,7 7,7 7,7 7,7 9,3 9,3 9,3 9,3 8, Республика Коми 3,0 3,0 3,2 3,4 3,4 3,4 3,4 3,4 5,0 3, Архангельская 7,5 7,5 7,5 7,5 7,5 7,5 7,5 7,5 7,5 7, область Ненецкий АО 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4,0 4, Мурманская область 5,9 15,5 16,6 10,6 23,2 3,4 3,8 1,6 19,6 10, Ханты-Мансийский 3,2 3,2 3,2 3,2 3,2 3,2 3,2 3,2 3,2 3, АО Ямало-Ненецкий АО 3,8 3,8 3,8 3,8 3,8 3,0 3,0 3,0 2,6 3, Якутия 6,6 6,6 6,6 8,1 8,1 8,1 8,1 8,1 7,8 7, 10, Камчатский край 10,3 10,3 10,3 10,3 10,3 10,3 10,3 10,3 10, Магаданская область 4,7 4,7 4,7 4,7 4,8 4,8 4,8 4,8 4,8 4, Сахалинская область 6,0 4,6 7,6 12,0 12,0 12,0 4,7 4,7 4,7 7, 10, Чукотский АО 10,5 10,5 10,5 10,5 10,5 10,5 10,5 10,5 10, Предусмотрено в оптимистичном сценарии и увеличение расходов на культурные мероприятия на 0,1% от ВРП (с 0,6 до 0,7%), ввиду насущной необходимости усиления культурной составляющей в развитии подрастающих поколений и общества в целом.

Согласно проведенным расчетам, при реализации оптимистичного сценария социальные расходы увеличатся примерно в 2 раза и достигнут в регионах Севера 213 тыс. руб. на человека в год, в среднем по России – 132 тыс. руб., в ценах 2010 г. Дифференциация между северными регионами и страной в целом незначительно сократится с 1,64 до 1,61 раз, дифференциация между нефтегазодобывающими и не являющимися таковыми регионами Севера также снизится (с 1,13 примерно до 1 раза)., поскольку темп прироста подушевого финансирования будет значительно различаться по регионам – от 1,8-1,9 раза в Ханты Мансийском и Ямало-Ненецком АО до 2,2-2,5 раз в большинстве других, прежде отстававших территорий (табл. 8). В сравнении с общим темпом роста экономики, накопленным за 2010-2020 гг., (по Северу он составит 1,62 раза, по России – 1,76 раза), социальные расходы возрастут с заметным опережением, что позволит улучшить ситуацию с оплатой труда и качество услуг в соответствующих секторах. В процентном отношении к ВРП увеличение социальных расходов составит более 4%: по Северу – с 16,5 до 21,1%, по России – с 24,9 до 29,3%. В целом данный сценарий, безусловно, гораздо более привлекателен с точки зрения перспектив улучшения состояния социальной сферы.

Он сулит существенные позитивные подвижки в финансировании образования, здравоохранения и культуры при неухудшении пенсионного и социального страхования и неуклонного следования изменениям в демографической ситуации.

Таблица 6 – Прогнозная численность населения северных регионов России по «высокому» варианту в 2020 г.

Численность населения, Темп прироста/снижения тыс. чел. численности к 2010 г., % Регионы моложе старше моложе старше всего трудоспос трудоспос всего трудоспос трудоспос обного обного обного обного Россия, всего 146178 27758 38636 2,3 20,0 21, северные регионы, всего 7826 1686 1630 2,7 18,5 32, в том числе:

Республика Карелия 641 118 174 -0,8 14,8 18, Республика Коми 872 178 191 -3,6 11,5 20, Архангельская область 1141 218 312 -3,9 11,8 19, Ненецкий АО 44 11 9 2,0 15,5 47, Мурманская область 781 148 173 -2,1 15,3 18, Ханты-Мансийский АО 1760 406 283 15,2 30,0 74, Ямало-Ненецкий АО 611 147 72 16,6 28,1 75, Якутия 989 258 171 3,2 15,4 39, Камчатский край 319 62 69 -0,9 12,7 23, Магаданская область 151 28 31 -4,4 7,9 19, Сахалинская область 474 92 112 -5,1 9,8 14, Чукотский АО 48 13 6 -5,4 13,6 5, Таблица 7 – Прогнозный удельный вес социальных расходов в ВРП северных регионов России в 2013-2020 гг., % в том числе социальная здравоохранение политика Регионы Всего образова Культу в т.ч. из в т.ч. из ние ра консолид. консолид.

всего всего бюджета бюджета региона региона Россия, всего 29,3 4,8 4,2 2,7 19,7 3,1 0, северные регионы, всего 21,1 4,4 3,3 2,4 12,8 2,0 0, в том числе:

Республика Карелия 45,4 7,0 7,6 5,3 29,8 5,5 1, Республика Коми 30,0 4,3 3,7 2,0 21,6 2,3 0, Архангельская область 50,9 8,0 6,7 4,1 35,4 5,8 0, Ненецкий АО 7,7 2,6 1,0 0,7 3,4 0,5 0, Мурманская область 28,7 7,1 4,9 2,8 16,1 3,7 0, Ханты-Мансийский АО 14,3 2,9 2,4 2,0 8,6 1,0 0, Ямало-Ненецкий АО 14,8 3,7 2,1 1,7 8,3 1,5 0, Якутия 31,6 8,8 5,0 3,3 16,5 3,5 1, Камчатский край 39,0 10,8 7,8 5,0 19,1 5,6 1, Магаданская область 41,6 7,7 9,2 7,2 23,2 2,9 1, Сахалинская область 12,0 2,7 2,8 2,3 6,0 1,3 0, Чукотский АО 24,9 9,4 5,8 2,3 8,1 3,3 1, Наиболее слабым местом этого сценария является возможность его практической реализации с учетом заложенных в него довольно амбициозных темпов экономического роста, особенно в нересурсных регионах, а главное – очень «тяжелого» увеличения финансовой нагрузки на экономику, которое не может быть произведено иначе как путем роста налогового бремени примерно на 15%, что весьма затруднительно, или пропорционального сокращения государственных расходов по другим статьям, что также непросто. Поэтому вопрос о приемлемости данного сценария остается открытым.

Таблица 8 – Прогноз социальных расходов северных регионов России в 2014-2020 гг. по оптимистичному сценарию Социальные расходы, всего на душу населения, на душу населения, Регионы млрд. руб.

тыс. руб. в % к 2010 г.

2014 2017 2020 2014 2017 2020 2014 2017 1235 1576 Россия, всего 86 109 132 132 167 3 5 северные регионы, всего 1082 1389 1668 141 179 213 133 169 в том числе:

Республика Карелия 77 99 125 120 155 195 136 175 Республика Коми 103 126 150 116 143 172 133 164 Архангельская область 136 173 214 117 150 187 137 177 Ненецкий АО 11 14 17 262 328 384 130 163 Мурманская область 105 144 178 134 184 228 146 200 Ханты-Мансийский АО 247 323 392 153 191 222 129 162 Ямало-Ненецкий АО 104 136 161 187 233 264 128 159 Якутия 145 194 244 149 198 247 136 180 Камчатский край 57 77 100 179 242 314 142 193 Магаданская область 26 32 38 172 214 255 135 167 Сахалинская область 74 101 118 152 210 250 135 187 Чукотский АО 15 21 27 312 430 558 144 199 Сценарий 3 – целевой. В данном сценарии проанализирована возможность достижения существующих целей социального развития. При всем многообразии нерешенных проблем, в качестве первоочередной задачи поставлено преодоление существующих диспропорций в оплате труда работников отраслей, ответственных за сбережение народа и развитие его трудового и творческого потенциала – образования, здравоохранения, культуры. Указом Президента России от 07 мая 2012 г. №597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» определено, что необходимо обеспечить:

увеличение к 2018 году размера реальной заработной платы в 1,4-1,5 раза;

доведение в 2012 году средней заработной платы педагогических работников образовательных учреждений общего образования до средней заработной платы в соответствующем регионе;

доведение к 2013 году средней заработной платы педагогических работников дошкольных образовательных учреждений до средней заработной платы в сфере общего образования в соответствующем регионе;

доведение к 2018 году средней заработной платы преподавателей и мастеров производственного обучения образовательных учреждений начального и среднего Заметим, что это вполне возможно при реализации оптимистичного сценария, поскольку накполенный темп роста ВПП России за 2013-2018 гг. в нем как раз составляет 142%.

профессионального образования, работников учреждений культуры до средней заработной платы в соответствующем регионе;

повышение к 2018 году средней заработной платы врачей, преподавателей образовательных учреждений высшего профессионального образования до 200 процентов от средней заработной платы в соответствующем регионе.

Кроме того, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. №1662-р, установлено, что средний размер трудовой пенсии к 2016-2020 гг. повышается до 2,5-3 прожиточных минимумов пенсионера. В связи с этим выполнен расчет объема финансирования, необходимого для практического осуществления этих положений. Базовая формула расчета выглядит так:

где:

ТЕМП расх. – темп прироста бюджетных расходов, необходимый для достижения целевого уровня оплаты труда;

К цел. – целевой коэффициент соотношения оплаты труда работников соответствующей сферы со средним уровнем оплаты труда по региону;

К сущ. – существующий коэффициент соотношения оплаты труда работников соответствующей сферы со средним уровнем оплаты труда по региону;

Доля затрат ОТ – доля затрат на оплату труда в общей величине бюджетных расходов региона в данной социальной сфере;

Доля профильных раб. – удельный вес оплаты труда профильных работников в общей оплате труда данной социальной сферы.

Для проведения расчетов приняты некоторые допущения. Поскольку в статистических данных не выделяется заработная плата профильного (педагогического, врачебного, сестринского и т.д.) и вспомогательного персонала, доля профильных специалистов в общей численности работников условно принята на уровне 70%. Именно по этой категории должно быть обеспечено достижение установленного уровня оплаты труда, по остальным же специальностям, как предполагается, индексация заработной платы будет происходить пропорционально общему темпу роста экономики. 3 Расходы на инвентарь, оборудование, коммунальные расходы и прочие текущие нужды также необходимо индексировать пропорционально темпу роста ВРП. Найденный согласно вышеприведенной формуле темп роста бюджетных расходов позволяет определить прогнозную долю социальных расходов в ВРП:


где:

Доля ВРП базовая – доля социальных расходов в ВРП в базовом году. Базовым годом расчетов, как и в предыдущих сценариях, является 2010.

Искомый показатель можно рассчитать и окольным путем, используя подушевой объем финансирования в базовом году, накопленный темп роста ВРП, прогнозную Рассчитан автором по данным о среднемесячной начисленной заработной плате на одного работника в целом по регионам и по рассматриваемым видам экономической деятельности с учетом форм собственности организаций. Источник: Единая межведомственная информационно-статистическая система. Электронный ресурс. Режим доступа: http://fedstat.ru/indicator/data.do Рассчитана автором по данным Федерального Казначейства России об исполнении бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.roskazna.ru/reports/mb.html Заметим, что подобный подход не совсем корректен, поскольку создает сильную напряженность внутри трудовых коллективов. Однако решение этой проблемы находится за рамками нашего исследования.

численность населения соответствующего периода, но арифметический результат расчетов будет тем же самым. Важно подчеркнуть, что в данной модели учтен тот факт, что в прогнозируемом периоде, когда необходимо достичь нормативной дифференциации в оплате труда, в других отраслях экономики – промышленности, транспорте, строительстве и т.д. – также произойдет повышение заработной платы, которое, как предполагается, будет соответствовать темпу роста ВРП в соответствующем регионе. Очевидно, что опережающее развитие социальной сферы относительно других отраслей экономики не может базироваться на каких бы то ни было высоких темпах экономического роста, а в первую очередь требует структурных изменений. Итак, обратимся к результатам прогнозных расчетов. Темп прироста бюджетных расходов, необходимый для решения задач социального развития, представляется вполне посильным (табл. 9).

Таблица 9 – Необходимый темп прироста бюджетных расходов для достижения нормативной оплаты труда к 2018г (в образовании – к 2013 г.)% Регионы Образование Здравоохранение Культура Россия, всего 21 14 северные регионы, всего 20 25 в том числе:

Республика Карелия 24 25 Республика Коми 32 13 Архангельская область 24 16 Ненецкий АО 10 20 Мурманская область 17 14 Ханты-Мансийский АО 21 37 Ямало-Ненецкий АО 18 35 Якутия 20 15 Камчатский край 11 11 Магаданская область 27 30 Сахалинская область 13 28 Чукотский АО 16 3 Кажущаяся очень высокой поставленная планка по оплате труда педагогов, врачей и работников культуры (рост самих зарплат должен составить около 70%) нивелируется умеренным удельным весом затрат на оплату труда и начислений на нее в соответствующих сферах: в образовании он составляет около 60%, в культуре – 50%, в здравоохранении – примерно 30%. Необходимость повышения зарплат лишь по профильным специалистам дополнительно сглаживает масштаб решаемой финансовой задачи. Итак, для устранения существующей диспропорции в оплате труда в регионах Севера, как и в целом по России, необходимо проиндексировать к 2013 г. помимо базового темпа экономического роста расходы на образование в среднем на 20%, расходы на здравоохранение к 2018 г. – на 25% (по России – на 14%) и расходы на культуру также к 2018 г. – на 28% (по России – на 19%).

Эти данные несколько варьируют по регионам, но в допустимых пределах. На основе рассчитанных темпов прироста бюджетных расходов определим их удельный вес в ВРП, обеспечивающий достаточное финансовое покрытие (табл. 10). Данные табл. свидетельствуют, что намеченный путь социального развития страны потребует существенных корректировок налогово-бюджетной политики. Цена «зарплатного проекта»

составит для регионов Севера: в образовании – 0,8% ВРП, в здравоохранении – 0,7%, в культуре – 0,1%, суммарно – 1,6% ВРП. Цифры по конкретным регионам приведены в таблице и могут служить ориентиром для федеральных и региональных властей при Прогноз по финансированию образования составлен применительно к 2013 г., поскольку в уходящем 2012 г.

уже заведомо невозможно обеспечить требуемый уровень оплаты труда педагогических работников.

планировании своих расходов. Найденная величина хоть и не является маленькой, но вс же представляется вполне посильной и может быть изыскана путем отнюдь не революционных изменений в налоговой системе или в списке приоритетов государственных расходов.

Необходимо иметь в виду, что расчет дополнительной потребности в финансовых ресурсах здесь дан в сравнении с пессимистичным сценарием.

Таблица 10 – Требуемый удельный вес социальных расходов в ВРП к 2018 г. (в образовании – к 2013 г.), % Образование Здравоохранение Культура Отклонен Отклонен Отклонен ие от ие от ие от Регионы Требуемое пессимис Требуемое пессимис Требуемое пессимис т. т. т.

сценария сценария сценария Россия, всего 4,8 0,9 4,1 0,5 0,7 0, северные регионы, всего 4,4 0,8 3,6 0,7 0,7 0, в том числе:

Республика Карелия 7,4 1,5 8,3 1,7 1,2 0, Республика Коми 4,9 1,2 3,7 0,4 0,5 0, Архангельская область 8,7 1,7 6,7 0,9 0,8 0, Ненецкий АО 2,5 0,3 1,1 0,2 0,7 0, Мурманская область 7,0 1,0 4,9 0,6 0,7 0, Ханты-Мансийский АО 2,8 0,6 2,9 0,8 0,4 0, Ямало-Ненецкий АО 3,4 0,6 2,5 0,6 0,8 0, Якутия 8,8 1,5 5,0 0,7 1,3 0, Камчатский край 10,3 1,0 7,6 0,7 1,3 0, Магаданская область 8,6 1,7 10,4 2,4 1,8 0, Сахалинская область 2,7 0,3 3,2 0,7 0,5 0, Чукотский АО 9,2 1,3 5,2 0,1 1,6 0, При осуществлении же оптимистичного сценария развития экономики России и ее северных регионов масштаб необходимых изменений оказывается еще более приемлемым:

увеличение расходов на Севере составит суммарно 1,2% ВРП, по России – 0,9%. Правда, увеличение рождаемости потребует к 2018 г. дополнительных вложений еще в объеме 0,4% ВРП, но и это ненамного отличается в большую сторону от параметров, уже предусмотренных оптимистичным сценарием. Однако отметим, что, как справедливо отмечают некоторые исследователи, 1 простое механическое увеличение бюджетных расходов даже если и не нарушит сбалансированности бюджетной системы, может и не привести к достижению второй важнейшей наряду с ростом благосостояния трудящихся цели – повышению качества услуг. Поэтому представляется вполне обоснованной проводимая в указанных и некоторых других работах точка зрения, что развитие социальной сферы в ближайшие годы должно осуществляться за счет разумной (!) оптимизации объема госгарантий и сети учреждений, повышения эффективности самих расходов, допуска частных коммерческих и некоммерческих организаций к выполнению госзаданий, осмотрительной дифференциации степени бесплатности услуг в зависимости от благосостояния граждан, увеличения доли частного финансирования, в т.ч. на основе механизмов добровольного медицинского страхования, и т.д. Конкретные параметры Реформа социальной сферы в России: институциональные барьеры и региональный фактор / Консорциум по вопр. приклад. эконом. исслед., Канадск. агентство по междунар. развитию [и др.];

[К. Яновский и др.];

– М.:

ИЭПП, 2007. – 120 с.;

Справится ли государство в одиночку? О роли НКО в решении социальных проблем:

докл. к XII Междунар. науч. конф. НИУ ВШЭ по проблемам развития экономики и общества, Москва, 5– апреля 2011 г. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011. — 56 с. и др.

перечисленных мероприятий выходят за рамки данного исследования и нуждаются в особом рассмотрении и обосновании.

Главным же выводом из расчетов, проведенных по целевому сценарию, является тезис о том, что поставленные цели развития социальной сферы России и ее северных регионов вполне достижимы и теперь необходимы конкретные практические усилия органов власти по решению наиболее неотложных задач за счет дополнительных бюджетных ассигнований, а в стратегическом плане – создание условий для саморазвития социальных систем и постепенного выхода их на желаемый режим работы. Гораздо более трудной является ситуация с достижением целевых параметров пенсионного обеспечения. Как показывают расчеты, достижение установленной в Концепции-2020 планки «трудовая пенсия три прожиточных минимума пенсионера» потребует, в зависимости от варианта развития демографической ситуации (высокий или низкий) затрат в размере: по северным регионам – около 17% ВРП, по России – 26-28% ВРП. По сравнению с инерционными сценариями дополнительные бюджетные вливания должны составить на Севере – почти 8% ВРП, в среднем по стране – 12-13% (табл. 11).

Таблица 11 – Требуемый удельный вес расходов на пенсионное обеспечение в ВРП к 2020 г., % Демографический прогноз высокий низкий Регионы Отклонение от Отклонение от Требуем Требуем оптимистичного пессимистичного ое ое сценария сценария Россия, всего 27,8 12,8 26,4 12, северные регионы, всего 17,3 7,8 16,9 7, в том числе:

Республика Карелия 49,8 26,9 46,3 20, Республика Коми 25,3 8,5 24,7 9, Архангельская область 58,1 30,4 55,6 22, Ненецкий АО 5,1 2,6 4,9 2, Мурманская область 36,5 24,7 35,9 19, Ханты-Мансийский АО 9,6 3,1 9,6 3, Ямало-Ненецкий АО 8,8 3,1 9,0 3, Якутия 28,6 17,0 28,3 15, Камчатский край 48,1 35,2 46,3 31, Магаданская область 29,5 11,4 28,0 11, Сахалинская область 10,8 6,5 10,5 5, Чукотский АО 15,0 9,8 16,0 8, Без особых доказательств очевидно, что это огромные средства, которые в обозримой перспективе не могут быть изысканы, особенно с учетом произошедшего в 2011 г. резкого повышения ставок отчислений на обязательное пенсионное страхование, а также всвязи с наличием обсуждавшихся выше нерешенных проблем в других социальных системах.


Совершенно неуместным представляется и вопрос о повышении пенсионного возраста, по крайней мере, до существенного увеличения средней продолжительности жизни населения России. Поэтому, чтобы не назвать поставленную задачу совершенно невыполнимой, приходится признать, что ее решение возможно только за счет частных источников финансирования, в первую очередь – добровольного пенсионного страхования, которое динамично развивается в последние годы. Сходным по своему назначению является и механизм накопительного страхования жизни, широко применяемый во многих странах мира, но пока недостаточно популярный в России.

Небезынтересным в этом плане можно также считать идею о предоставлении права добровольного продления в индивидуальном порядке срока выхода на пенсию для продолжающих трудовую деятельность граждан, с соответствующим увеличением коэффициента замещения. Основные выводы Итак, проведенные прогнозные расчеты финансового обеспечения социальных систем Севера России позволяют сделать следующие выводы:

инерционное развитие социальных систем регионов Севера России, несмотря на постепенное улучшение их финансового обеспечения согласно общим темпам экономического роста, приведет к консервации существующих зарплатных и иных диспропорций при нарастающей демографически обусловленной напряженности;

благоприятная экономическая конъюнктура и структурные изменения в социальной сфере способны заметно улучшить ситуацию в социальной сфере, но с высоким риском нестабильности развития и возникновения разбалансированности налогово-бюджетной системы;

для решения поставленных задач социального развития, в первую очередь, нормализации оплаты труда работников бюджетной сферы, требуется осуществление активного целевого сценария, в котором зависимость от темпов экономического роста снижается, а приоритетное внимание отводится посильным структурным изменениям и применению альтернативных механизмов развития социальных систем – оптимизации расходов и негосударственному финансированию.

к.э.н. Татаркин Д.А., к.э.н. Сидорова Е.Н.

Институт экономики УрО РАН ЭКОНОМИКО-ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ЭВОЛЮЦИИ ДОТАЦИОННЫХ РЕГИОНОВ В САМОРАЗВИВАЮЩИЕСЯ Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ №12-02-00266.

Важнейшей задачей социально-экономического развития страны является переход экономики к устойчивому поступательному развитию. Особенно это актуально на современном этапе преодоления кризисных явлений. Центральным звеном данного процесса должна стать, на наш взгляд, трансформация государственной региональной экономической политики, суть которой заключается в смене ее целеполагания. Современная региональная политика ориентирована в основном не на развитие регионов, а на их поддержку, которая не обеспечивает выход регионов на траекторию устойчивого экономического роста. Не отрицая важности и целесообразности практики государственной поддержки в условиях исторически сложившейся дифференциации территорий по уровню социально-экономического развития, в целях повышения эффективности региональной экономики необходимо внедрение механизмов управления, стимулирующих территории к саморазвитию.

Центральное место в реализации политики, направленной на повышение самостоятельности регионов, занимают вопросы уяснения сущности саморазвития территорий на основе системного подхода к их изучению, формирования условий саморазвивающихся территориальных систем, включая макроэкономические факторы и внутрирегиональные механизмы и формы саморазвития, проблемы укрепления финансовой базы территорий, прежде всего, на основе наращивания собственных источников развития.

Важнейшее значение имеет разработка экономико-теоретической модели эволюции слаборазвитых дотационных регионов в развивающиеся преимущественно за счет Послание Президента России Федеральному Собранию РФ от 22 декабря 2011 года собственных экономических источников. Создание такой модели поможет государственным органам власти более эффективно применять различные инструменты и механизмы на каждом этапе развития, а также повысить степень точности прогнозирования при определении целевых социально-экономических ориентиров и показателей для различных групп регионов.

Исходные положения экономико-теоретической модели.

Способность территориальных систем устойчиво развиваться преимущественно за счет собственных экономических ресурсов зависит от уровня их экономического потенциала и эффективности его использования в процессе расширенного социально-экономического воспроизводства ВРП. Экономический потенциал региона представляет собой совокупность имеющихся в его границах ресурсов, как уже вовлеченных в хозяйственный оборот, так и тех, которые могут быть в будущем использованы. Элементами экономического потенциала выступают природно-ресурсный потенциал, трудовой, производственный, инфраструктурный, финансовый, инновационный. При этом экономический потенциал региона как система – это не простая сумма компонентов, но и связи, взаимодействия, которые обеспечивают целостность экономики региона. Экономический потенциал всегда больше суммы составляющих его частей в силу возникновения нового качества, обусловленного взаимодействием его элементов. Экономический потенциал региона выступает основой производства ВРП, предопределяет его структуру по видам экономической деятельности. От эффективности использования имеющихся на территории экономических ресурсов зависит динамика и устойчивость процесса расширенного воспроизводства ВРП, создаются финансово-экономические источники повышения благосостояния населения. В ходе использования ВРП происходит перераспределение финансовых ресурсов между хозяйствующими субъектами и организациями, домохозяйствами и государством с учетом специфики их функционирования. На этой стадии ВРП становится источником формирования прибыли предприятий, доходов населения, а также бюджетных доходов, часть которых уходит в федеральный бюджет, а часть остается на территории и поступает в региональный консолидированный бюджет. Процесс производства и распределения на территории ВРП является важнейшим фактором, влияющим, с одной стороны, на формирование внутренних финансово-экономических источников развития частного сектора, а с другой, на уровень обеспеченности собственными доходами регионального общественного сектора, способность выполнять региональными органами власти общественных функций.

Следует отметить, что финансовые потоки частного и общественного сектора постоянно трансформируются и перетекают друг от друга в виде налогов, прямых бюджетных расходов (выплаты заработной платы бюджетникам, расходуемой в последствии в частном секторе в процессе покупок товаров и услуг), покупки частным сектором государственных услуг, покупки общественным сектором частных товаров и услуг, предоставления бюджетных кредитов, налоговых льгот частному сектору, привлечения частного финансового капитала (заемных средств) в общественный сектор региона.

Общественный сектор является неотъемлемой частью экономической системы региона, ведет собственную хозяйственную деятельность, потребляет услуги и покупает товары у частного сектора, равно и обратное. В процессе вторичного перераспределения ВРП финансово-экономические ресурсы региона направляются на конечное потребление, валовое накопление (инвестирование) и чистый экспорт/импорт (с учетом межрегиональной торговли). Конечное потребление складывается из расходов: 1) на конечное потребление домашних хозяйств, 2) расходов государственного управления на индивидуальные товары и услуги и на коллективные услуги, 3) расходов на конечное потребление некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства. Валовое накопление включает накопление основного капитала, изменение запасов материальных оборотных средств и чистое приобретение ценностей.

С точки зрения развития инвестиционных процессов особое значение имеет валовое накопление основного капитала, которое представляет собой вложение резидентными единицами средств в объекты основного капитала для создания нового дохода в будущем путем использования их в производстве.

В среднем по регионам доля валового накопления основного капитала в структуре всего валового накопления достигает 85-90%. Показатель «чистый экспорт/импорт»

учитывает сальдо межрегиональной торговли, внешнеэкономической деятельности, притока/оттока финансового капитала. Региональная экономическая система является открытой системой, которая постоянно обменивается с внешним миром финансовыми ресурсами. Поскольку региональные власти не осуществляют эмиссию денежных средств, то для экономического роста и стимулирования потребительского спроса обязательно нужен приток внешних финансовых ресурсов в экономику региона. Структура вторичного распределения ВРП характеризует стратегические сценарии развития экономики региона:

1) экономический рост может быть обеспечен через увеличение конечного потребления домашних хозяйств, частных предприятий и общественного сектора. В этом случае развитие происходит по пути использования имеющихся в экономике региона ресурсов и факторов производства. Данный процесс может сопровождаться увеличением заработной платы населения и ростом его кредитования;

2) рост может быть обеспечен за счет активного привлечения инвестиций и наращивания валового накопления в экономике региона. Этот сценарий развития включает в себя расширение экономического потенциала территории за счет вовлечения не использованных в хозяйственной деятельности ресурсов, разработку/освоение новых природных ресурсов, создание новых факторов производства, усовершенствование имеющихся, активное внедрение инноваций. Данный процесс может сопровождаться ростом валовой прибыли экономики и смешанных доходов, увеличением кредитования предприятий.

Золотое правило или золотая пропорция в распределении национального дохода на текущее потребление и инвестиции предусматривает такой уровень накопления капитала, который обеспечивает устойчивое состояние экономики с наивысшим уровнем потребления.

На рисунке 1 показаны внутренние финансово-экономические источники развития региона, представляющие собой тесную взаимосвязь между тремя блоками: 1) экономическим потенциалом региона и входящими в его состав элементов;

2) валовым региональным продуктом и его различными структурными элементами на разных стадиях воспроизводства;

3) региональным консолидированным бюджетом. В соответствии с представленной схемой основой ведения на территории хозяйственной деятельности и проживания населения выступает экономический потенциал. Он может наращиваться за счет вовлечения в хозяйственный оборот неиспользуемых в данный момент ресурсов, в том числе нематериальных, а также посредством реинвестирования доходов, полученных экономическими агентами на территории. От того насколько эффективно используются ресурсы, зависит размер создаваемого на территории ВРП. В процессе распределения ВРП, объем валовой добавленной стоимости должен быть достаточным для обеспечения развития и частного, и общественного секторов экономики. Взаимодействие между частным и общественным сектором сопровождается встречными финансовыми потоками, создающими внутренние финансовые источники развития территории: 1) прибыль, остающуюся в предпринимательской сфере после выплаты обязательных платежей, налогов, сборов;

2) доходы населения после уплаты подоходных и имущественных налогов с физических лиц;

3) налоговые и неналоговые доходы, поступающие в консолидированный региональный бюджет. Процесс эволюции дотационных регионов в саморазвивающиеся необходимо рассматривать в двух плоскостях: 1) с точки зрения достаточности экономического потенциала региона для устойчивого развития на его территории частного сектора и повышения уровня жизни проживающего населения;

2) с позиции обеспеченности собственными финансовыми источниками региональной бюджетной системы.

Критерии и показатели оценки регионов в процессе их экономической трансформации. Саморазвитие – это, прежде всего, стратегически устойчивая способность региона в условиях сложившейся в обществе макросреды обеспечивать расширенное воспроизводство ВРП преимущественно за счет собственных доходных источников в интересах реализации как макроэкономических целей и приоритетов, так и внутрирегиональных целевых установок системного характера.

Расходы консолидированного Региональный бюджета субъекта Федерации бюджет Собственные (налоговые и неналоговые) доходы консолидированного бюджета субъекта Федерации ВРП = A+B+C+..+O ВРП = валовая ВРП = валовое ВРП (производство по прибыль + налоги + накопление + региона видам экономической заработная плата конечное потребление + деятельности) экспорт/импорт Экономическ Природно- Трудовой Производст Финансов Инфраструкт Инновацио ий потенциал ресурсный потенциал венный ый урный нный региона потенциал потенциал потенциал потенциал потенциал Экономический потенциал региона, не вовлеченный в хозяйственный оборот Рисунок 1 – Внутренние финансово-экономические источники развития региона В этой связи важнейшими критериями оценки дотационных регионов в процессе их экономической трансформации являются: 1) обеспечение устойчивости экономического роста и повышения уровня жизни населения;

2) повышение доли внутренних ресурсов в структуре финансово-экономических источников роста;

3) повышение инновационности экономического развития;

4) достижение макроэкономических целей;

5) повышение эффективности решения внутрирегиональных задач посредством учета территориальных социально-экономических особенностей. Саморазвивающиеся социально-экономические системы отличает постоянное движение к точке устойчивого равновесия. Устойчивость есть внутреннее свойство системы, не зависящее от величины внешнего возмущающего воздействия. В момент выхода из равновесия возникают силы внутреннего противодействия, восстанавливающие равновесие. Неустойчивое состояние системы характеризуется незатухающими колебаниями или лавинообразно нарастающим однонаправленным процессом, в итоге разрушающим систему 1. Рассматривая социально-экономическую систему, прежде всего, как динамическую, необходимо выделить нюансы динамической устойчивости. Динамическая устойчивость не является особым видом устойчивости как таковой. Это ситуация, когда вектор движения системы не изменяет своей направленности. В данном случае скорость развития меняет лишь абсолютную величину, не меняя направления.

Таким образом, в этом контексте использование понятия «устойчивый экономический рост» в качестве критерия, характеризующего уровень саморазвития региона, является оправданным. При этом под устойчивым экономическим ростом будем понимать рост, который можно поддерживать в течение достаточно длительного времени. Темпы устойчивого роста должны обеспечивать соответствие наличных ресурсов объему совокупного спроса, что исключит необходимость повышения цен на факторы производства ввиду их нарастающей нехватки. Количественной оценкой устойчивого экономического роста выступает среднегодовой индекс физического объема валового регионального Вульгатер А. Фундаментальная экономия. Динамика. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007. – С. 63.

продукта за определенный период, в процентах. Показатель рассчитывается по формуле средней геометрической K n K1 K 2 K n, где К – годовые темпы роста, выраженные в коэффициентах, n – число лет1. Важнейшим условием реализации концепции саморазвития территорий является гуманизация экономического развития, проявляющаяся в первую очередь в усилении социальной направленности экономики. Целью социально ориентированной экономики региона является расширенное воспроизводство человеческого потенциала на основе повышения уровня и качества жизни. Неотъемлемыми элементами процесса социального воспроизводства выступают потребление населением социальных благ и услуг, а также финансовое обеспечения функционирования социальной сферы, включая образование, здравоохранение, культуру, окружающую среду, коммунальное хозяйство.

Среди наиболее важных показателей, используемых в процессе оценки социальной ориентации экономики территорий и финансовой основы системы социального воспроизводства можно выделить следующие:

1. Валовая добавленная стоимость, созданная в результате предоставления хозяйствующими субъектами всех форм собственности социальных услуг, на душу населения;

2. Инвестиции в социальную сферу из всех источников финансирования (бюджетных и внебюджетных) на душу населения;

3. Бюджетные расходы на социальную сферу, на душу населения;

4. Среднедушевые денежные доходы населения;

5. Уровень бедности населения региона, рассчитываемый как относительная доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума;

6. Уровень дифференциации доходов населения (коэффициент фондов), характеризующий степень социального расслоения и исчисленный как соотношение между средними уровнями денежных доходов 10% населения с самыми высокими доходами и 10% населения с самыми низкими доходами.

КЖ iT Ii КЖ iЭ, КЖ iT где – значение i индикатора качества жизни на исследуемой территории;

Э КЖ – значение i показателя качества жизни на эталонной территории РФ2.

i Выявление финансово-экономических источников развития региона должно основываться на сопоставлении произведенного и потребленного ВРП на территории. В этой связи особого внимания заслуживают данные по показателю дефицит/профицит финансовых ресурсов в структуре ВРП, рассчитываемый как разница между произведенным и потребленным на территории ВРП. Сальдо произведенного и использованного ВРП представляет собой результат вторичного перераспределения произведенной добавленной стоимости в экономическом пространстве между регионом и другими субъектами Федерации, Федеральным центром и зарубежными странами через каналы материальных и финансовых потоков. Данный показатель учитывает сальдо межрегиональной торговли, внешнеэкономической деятельности, притока/оттока финансового капитала. Большой объем общего сальдо в условиях совершенных рыночных механизмов первичного и вторичного распределения доходов и способов их использования на конечное потребление населения и валовое накопление основного капитала (при мизерной теневой утечке) с территории косвенно может показывать возможную степень социально-экономического благополучия региона. Однако в современных российских условиях функционирования экономики Лаврикова Ю.Г., Акбердина В.В., Душин А.В., Сидорова Е.Н., Татаркин Д.А. Регионы России: классификация по признаку саморазвития // Региональная экономика: теория и практика. 2010. № 19, стр.4.

Там же: стр 5.

положительное сальдо региона далеко не всегда является признаком его относительного социально-экономического благополучия1. В связи с этим, анализ финансово-экономических источников развития регионов требуется расширить за счет оценки структуры источников инвестиций в основной капитал.

В настоящее время ключевой проблемой инвестиционной политики практически для всех регионов России стал поиск источников финансирования. Теоретически существует много вариантов привлечения капитала в региональные инвестиционные проекты К внутренним инвестиционным источникам региона можно отнести:

собственные средства предприятий и организаций – резидентов субъекта федерации (к ним относятся чистая прибыль и амортизация);

кредиты банков – резидентов субъекта федерации, источником формирования которых являются собственный капитал банков, депозиты юридических лиц – резидентов субъекта федерации, сбережения населения, проживающего на территории субъекта федерации;

средства регионального бюджета, направляемые на инвестиции («бюджет развития»), источником которых выступают собственные доходные статьи.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.