авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ Сборник статей I Научной школы молодых ученых ...»

-- [ Страница 6 ] --

66-ть из 83-х субъектов характеризуется удовлетворительным уровнем благосостояния (среди них наиболее обеспеченные: Ямало-Ненецкий автономный округ, Свердловская область и Республика Дагестан, наименее обеспеченные: республики Саха и Бурятия, Карачаево-Черкесская Республика и Ставропольский край);

восемь субъектов – низким уровнем: Еврейская автономная область, Приморский край, республики Ингушетия и Марий Эл, Алтайский край, Камчатская область, Чеченская Республика и Республика Тыва;

один субъект – весьма низким уровнем (Республика Калмыкия).

Подытоживая общую оценку благосостояния страны, учитывая тот факт, что благосостояние 80-ти процентов субъектов РФ оценено как удовлетворительное, можно говорить в целом об относительно низком уровне жизни населения страны, что само по себе является одним из основных сдерживающих факторов формирования и накопления национального человеческого капитала (табл. 3).

Таблица 3 – Результаты расчета благосостояния федеральных округов РФ 2000 г. 2005 г. 2010 г. 2011 г.

Наименование федеральных округов Сост. НО М. Сост. НО М. Сост. НО М. Сост. НО М.

Центральный ФО ВН 1,825 У 1,376 У 1,078 У 1, 7 6 6 Северо-Западный ФО ВН 2,052 У 1,348 У 1,070 У 1, 2 7 7 Южный ФО ВН 1,877 Н 1,609 У 1,236 У 1, 6 3 4 Северо-Кавказский ФО ВН 2,0 Н 1,741 У 1,264 У 1, 3 2 3 Приволжский ФО ВН 1,905 Н 1,519 У 1,143 У 1, 5 5 5 Уральский ФО Н 1,731 У 1,339 У 1,068 У 1, 8 8 8 Сибирский ФО ВН 1,958 Н 1,528 У 1,265 У 1, 4 4 2 Дальневосточный ФО ВН 2,069 Н 1,759 У 1,385 У 1, 1 1 1 Примечания. НО – нормализованная оценка уровня состояния индикаторов человеческого капитала. М. – место территории среди субъектов РФ. Чем меньше значение нормализованной оценки, чем выше значение номера места, тем выше уровень человеческого капитала.

Следует отметить два момента, связанных с изменениями благосостояния населения в процессе реформирования экономики и в период экономического роста: с одной стороны, это повышение уровня жизни населения, а с другой, рост социального неравенства.

Повышение уровня жизни связано, в первую очередь, с ростом доходов и производительности труда, а также социальных трансфертов. Однако, рост уровня жизни, в свою очередь, влечет за собой повышение уровня социального неравенства, поскольку открывает возможности для получения дополнительного образования и повышения квалификации, что в конечном итоге приводит к усилению конкуренции на рынке труда, которая является одним из усиливающих дифференциацию факторов. Поэтому актуальной задачей исследователей является поиск путей снижения социального неравенства при растущем уровне и качестве жизни населения.

к.э.н. Денисова О.А. к.э.н. Пыхов П.А.

Институт экономики УрО РАН г. Екатеринбург к.э.н. Потанин М.М.

Институт экономических исследований ДВО РАН г. Хабаровск ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕГИОНОВ УРАЛА И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА: РЕЗУЛЬТАТЫ ДИАГНОСТИКИ, ПРИНЦИПЫ И МЕХАНИЗМЫ ПОВЫШЕНИЯ Работа выполнена при поддержке программы фундаментальных исследований УрО РАН, проект № 12-С-7-1005 «Энергетическая безопасность России и Дальнего Востока».

Проблемы энергетической безопасности имеют четко выраженное региональное преломление или региональный аспект, так ресурсы, энергетические производства расположены в конкретном регионе, имеют конкретные качественные и количественные характеристики, которые должны учитываться. В соответствии с разработанной в Институте экономики УрО РАН методикой диагностирования энергетической безопасности территорий регионального 1 сформированы семь блоков индикативных показателей (индикаторов) энергетической безопасности, отражающих степень действия угроз безопасности определенных видов:

1. Блок обеспеченности электрической и тепловой энергией.

2. Блок обеспеченности топливом.

3. Структурно-режимный блок.

4. Блок воспроизводства основных производственных фондов в энергетике.

5. Экологический блок.

6. Финансово-экономический блок.

7. Блок энергосбережения и энергетической эффективности.

Степень действия соответствующих угроз оценивается путем сравнения текущих значений индикативных показателей с их пороговыми уровнями. Степень кризисности в соответствии с предлагаемой методикой оценивается двумя уровнями – предкризис и кризис (не считая нормального состояния). Для более тонкой оценки действия угроз безопасности каждая из этих зон подразделяется на подуровни, характеризующие степень углубления кризисной ситуации. По предлагаемой методике была произведена диагностика регионов Уральского (УрФО) и Дальневосточного (ДВО) федеральных округов, ниже приводится краткое описание результатов. По первому блоку обеспеченности электрической и тепловой энергией в ДВО отмечается низкое потребление электрической энергии в коммунально-бытовом хозяйстве (в 2010 г. Республика Саха (Якутия) 804,3 кВт.ч/чел., Магаданская область 1233,3 кВт.ч/чел., Чукотский АО 448,9 кВт.ч/чел.), тепловой энергии в коммунально-бытовом хозяйстве (в последние годы в Приморском крае потребление 0,8-1, Гкал/чел., в Еврейской АО 2,7-3,1 Гкал/чел., чуть больше в Амурской области и Камчатском крае, по ДВО в целом потребление составило 3,8 Гкал/чел., что также мало). По индикатору доли собственных источников в балансе электроэнергии недостаточная обеспеченность выявлена в Приморском крае (76,8 %) и в Еврейской АО (0 %), это накладывает дополнительные требования по надежности к электросетевому хозяйству. К сожалению, сложившийся в настоящее время неблагоприятный возрастной состав оборудования снижает общую надежность системы. В целом по ДВО за счет остальных субъектов ситуация формируется как нормальная. В УрФО ситуация лучше – недостаточное потребление электрической энергии в коммунально-бытовом хозяйстве в 2010 г. отмечается в Курганской (720 кВт.ч/чел.) и Челябинской (858,6 кВт.ч/чел.) областях, а малое теплопотребление в коммунально-бытовом хозяйстве лишь в Курганской области, в последние годы стабильно составляющее 2 Гкал/чел. По доле собственных источников в балансе электрической энергии ситуация по всем субъектам УрФО нормальная.

В блоке обеспеченности топливом неблагоприятная ситуация сформировалась по индикатору доли собственных источников в балансе котельно-печного топлива в Магаданской области, Еврейской АО и Чукотском АО. Это связано со стагнацией местных угледобывающих предприятий, которые не могут конкурировать по уровню цен с привозным топливом и вынужденно снизили объемы добычи угля. Наиболее ярко данная картина проявилась в Магаданской области – если в 2000-м году доля местного угля в топливном балансе составляла 75,6 %, то к 2009-му году она упала до 30 %. Аналогичная 1Комплексная методика диагностики энергетической безопасности территориальных образований Российской Федерации (вторая редакция) Ч.1 / А.И.Татаркин, А.А.Куклин, А.Л.Мызин и др. – Екатеринбург: Изд. Урал. ун та, 2002. – 80 с.;

Экономическая безопасность Свердловской области / Под науч. ред. Г.А. Ковалевой, А.А.

Куклина. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2003. 455 с.

картина и в Чукотском АО, с полной самообеспеченности доля местного топлива в балансе КПТ упала до 74%. Камчатский край, напротив, развивает добычу местных топливных ресурсов, доля собственного топлива в топливном балансе поднялась с 0,7% в 2000-м году до 7,1% в 2010-м году, что, однако, все же недостаточно. Более значительных успехов в развитии топливных отраслей в 2000-2010 гг. достигли Приморский край (значение индикатора увеличилось с 56,3 % до 125,6 %), Хабаровский край (рост с 63,9 % до 193 %), Амурская область (рост с 37,5 % до 94,4%), Сахалинская область (значение индикатора увеличилось с 137,5 % до 1463,4%). Рост самообеспеченности на этих территориях обусловлен увеличением добычи угля, а в Сахалинской области – активным освоением месторождений природного газа и ростом его добычи с 2 до 28 млн. т.у.т. В Республике Саха (Якутия) ситуация по данному индикатору нормальная, однако наблюдается тенденция к снижению собственной добычи угля и незначительному увеличению добычи природного газа, однако снижение угледобычи более масштабно. В результате самообеспеченность уменьшилась с 252,7 % в 2000-м году до 150-180 % в 2009-2010 гг. В УрФО ситуация по индикатору доли собственных источников в балансе котельно-печного топлива диагностировалась только по Тюменской области, т.к. остальные территории не имеют масштабных запасов ископаемого топлива. Результаты диагностики выявили нормальное состояние, обеспеченность топливом составила от 70 % в ХМАО, до 7000 % в ЯНАО. По другому индикатору блока – доле доминирующего топливного ресурса – в ДВО диагностируются всего две территории, имеющие достаточно диверсифицированный топливный баланс по видам применяемого топлива – это Республика Саха (Якутия) и Хабаровский край. В этих субъектах выработка энергии от одного вида топлива составляет от 51 до 55 %. На остальных территориях округа ситуация намного хуже – от 67 % в Сахалинской области до 98 % в Еврейской АО. Это ставит вопрос зависимости от поставщиков топлива (в Камчатском крае мазута, у остальных угля) и накладывает риски конъюнктурного изменения стоимости используемого топлива. По этому же индикатору в УрФО ситуация тоже неблагоприятная. Свердловская и Челябинская области имеют долю газа в балансе КПТ около 55-60%, Тюменская область с округами практически 100 %.

Третий индикатор блока доля собственных источников в балансе моторного топлива вычисляется в целом по федеральному округу, поскольку производить моторное топливо в каждом субъекте федерации нерационально и оптимальнее распределять его с крупных НПЗ.

В ДВО основными производителями моторного топлива являются Хабаровский и Комсомольский нефтеперерабатывающие заводы. В 2000-х годах эти предприятия покрывали потребности субъектов ДВО в моторном топливе всего на 40%. Назревшая проблема была решена в течении нескольких лет и проведенная реконструкция предприятия Хабаровского НПЗ позволила более чем в два раза увеличить выпуск нефтепродуктов, а глубину переработки нефти поднять с 54% в 2000-м году до 63% в 2010-м. Таким образом, обеспеченность моторным топливом территорий округа в 2010 году составила 105 %.

В УрФО ситуация по рассматриваемому индикатору значительно хуже, доля собственного моторного топлива составляет около 46 % и какой-либо динамики изменения ситуации в последние годы не просматривается.

В структурно-режимном блоке по индикатору обеспеченности запасами котельно печного топлива в ДВО диагностирование выявило недостаточную величину запасов угля в Сахалинской области в 2000-2010 гг. (около 25 суток). В 2007-2008 гг. в Республике Саха (Якутия) так же наблюдалось недопустимое снижение запасов угля до 15 суток.

До 2005 года наблюдался недостаток запасов мазута в Камчатском крае, Магаданской области и Еврейской АО, в этих субъектах запасы мазута составляли мене 40, 24 и 20 суток соответственно. К 2010 году проблемы мазутоснабжения были выявлены в Камчатском крае и Сахалинской области, на конец года запасы мазута составили 44 и 41 сутки соответственно. В УрФО ситуация по индикатору обеспеченности запасами котельно печного топлива по углю была приемлемая: на протяжении 2000-2007 гг. лишь в Челябинской области отмечались недостаточные значения, в 2008-2009 гг. состояние нормализовалось, однако в 2010 г. не было накоплено достаточных запасов угля у потребителей в Свердловской и Челябинской областях (значение индикатора снизилось до 25-27 суток). По запасам мазута ситуация по всем территориям УрФО нормальная.

По индикатору отношения располагаемой мощности электростанций к максимальной электрической нагрузке потребителей ситуация в ДВО оценивается как нормальная. Резервы электрогенерирующих мощностей в 2010 г. находятся в диапазоне от 21 % в Приморском крае до 213 % в Амурской области. В УрФО запасы мощности меньше, но в силу развитых электрических связей дефицитных энергосистем с избыточными, ситуация оценивается нормальным состоянием. Индикатор доли установленной мощности самой крупной электростанции является источником серьезных угроз энергетической безопасности для территорий ДВО. Практически нормальное значение этого индикатора только в Хабаровском крае 31,4 %, в Республике Саха (Якутия) ситуация предкризисная, значение индикатора %. При этом необходимо учитывать, что взаимопомощь энергоисточников Якутии находится под большим вопросом ввиду большой удаленности и разобщенности энергоузлов. По остальным территориям ситуация хуже, доля одной электростанции в балансе мощности доходит до 54-56 % (Амурская область, Приморский край). В УрФО ситуация также демонстрирует наличие чрезмерно крупных энергоисточников в энергосистемах территорий округа, единственное исключение – Челябинская область. В Свердловской и Тюменской областях свыше 40 % установленной мощности приходятся на Рефтинскую ГРЭС и Сургутскую ГРЭС-2. В Курганской области источник электроэнергии вообще один – Курганская ТЭЦ. По индикаторам блока воспроизводства основных производственных фондов в ДВО отмечается значительный износ ОПФ предприятий электроэнергетики, например, в Сахалинской, Магаданской областях, в Камчатском крае и в Республике Саха (Якутия) около 50 %. В качестве положительного примера можно выделить Приморский и Хабаровский края и Амурскую область, где наблюдается значительное снижение этого показателя в 2006-2010 гг. по сравнению с 2000 г. В Хабаровском и Приморском краях износ в 2010 г. составил менее 30 %, в Амурской области – 15 %. В Чукотском АО ситуация также нормальная, величина износа ОПФ электроэнергетики составляет 37%.

В УрФО по этому индикатору ситуация хуже, т.к. территорий с нормальным состоянием нет. В Свердловской и Тюменской областях степень износа электроэнергетики составляет 41-46%, в Челябинской – 52%. Наиболее тяжелая ситуация сформировалась в Курганской области, где с 2000-х годов значение показателя возрастало и к 2010-му году степень износа составила 79%! Что касается индикатора уровня инвестирования предприятий электроэнергетики, то в ДВО стоит отметить Амурскую область, у которой наибольшее значение данного показателя, равное в 2010 г. 107 %. Это связано с реализацией в Амурской области одного из крупнейших проектов в энергетике – строительства Бурейской ГЭС. В настоящее время ситуация по всем территориям округа нормальная, в электроэнергетику стали вкладывать значительные средства региональные и федеральные энергокомпании, реализующие инвестиционные проекты, направленные на развитие энергосистемы и повышение надежности энергоснабжения потребителей. Однако следует отметить, что столь хорошая ситуация была не всегда, на протяжении 2000-2007 гг.

Республика Саха (Якутия), Камчатский и Приморский края, а также Сахалинская область имели недопустимо низкие уровни инвестиционной активности (в 2003 г. уровень инвестирования на Сахалине составил лишь 2,4% от объемов производства продукции).

Поэтому, накопленные за многие годы недофинансирования энергосистемы проблемы следует планомерно разрешать и в ближайшем будущем.

В УрФО ситуация схожая, в период 2000-2006 гг. инвестиции в отрасль практически не производились и все субъекты округа были в кризисе. В последние годы ситуация начала исправляться и к 2010г. у всех субъектов диагностируется нормальная ситуация.

По индикатору степени износа ОПФ топливной промышленности ситуация в ДВО неплохая: в 2010 г. устаревшие основные фонды отмечаются лишь в Республике Саха (Якутия) и Амурской области – в обоих субъектах износ составил 55%. Следует отметить хорошую положительную динамику изменения ситуации в Приморском, Хабаровском краях и Сахалинской области – в 2000-м году в этих субъектах была неблагоприятная ситуация, износ ОПФ был в диапазоне 45-60%, к 2010 г. он составил 18% для Сахалинской области, менее 40% для Приморского и Хабаровского краев. На территориях Урала ситуация менее благоприятная, с 2000-го года ухудшилась ситуация по Тюменской области в целом и в ХМАО, износ увеличился с 46-47% до 53-56%. В ЯНАО ситуация улучшалась в начале 2000 х годов и степень износа ОПФ снизилась с 40% до 30%, однако к 2010 г. значение индикатора вновь вернулось к 40%. В Челябинской области ситуация с износом ОПФ угольной промышленности оценивается как нормальная, в 2010 г. значение индикатора составило 35%. Индикатор уровня инвестирования предприятий топливной промышленности в ДВО показал хроническое недоинвестирование угледобычи в Амурской области (на всем периоде диагностики объем инвестиций лишь 2-3 % от объемов производства продукции). В последние годы отмечается спад инвестиционной активности в Приморском крае и Республике Саха (Якутия). В лидерах – Сахалинская область, где на освоение нефте-газовых месторождений вкладываются большие финансовые ресурсы, превышающие текущие объемы производства в 1,5 раза. Для территорий УрФО отмечаем проблемы с инвестированием в угольную отрасль Челябинской области, т.к.

низкокачественный бурый уголь все менее востребован потребителями. В Тюменской области ситуация балансирует около нормального значения, в ХМАО в 2002-2008 гг.

наблюдалось снижение показателя до 11-18%, что не обеспечивает поддержание ОПФ в нормальном состоянии. Смещение районов добычи нефти и газа в северные регионы обусловило нормальное состояние по данному индикатору в ЯНАО.

Экологический блок выявил проблемы по индикатору экологической эффективности работы тепловых электростанций у всех субъектов ДВО. Чрезмерные выбросы отмечаются в Республике Саха (Якутия), Камчатском и Приморском крае, Сахалинской области, а также Чукотском АО (значение индикатора от 3,8 до 9,8 т/млн.кВт.ч). В динамике 2000-2010 гг.

следует отметить, что с выходом экономики из кризиса 90-х годов нагрузка на окружающую среду увеличилась. В УрФО чрезмерные выбросы в атмосферу выявлены в Свердловской и Челябинской областях. В основном, негативная ситуация сформировалась на территориях, где в качестве основного топлива используется уголь. Использующиеся в настоящий момент тепловое оборудование и системы очистки уходящих газов устарели, современные технологии серьезно продвинулись вперед, однако их строительство и использование дорого, поэтому они не находят широкого применения в России. По аналогичному показателю топливной промышленности неблагоприятная ситуация сложилась в Республика Саха (Якутия), где с активизацией освоения нефте-газовых месторождений и стагнацией угольной отрасли повысилось количество выбросов на единицу добываемого топлива (с 0,6 т/тыс.т.у.т.

в 2000-м до 3,3 т/тыс.т.у.т. в 2010 г.). В УрФО проблемы с выбросами отмечаются в ХМАО, однако там уровень выбросов снизился с 5-6,5 т/тыс.т.у.т. в 2000-х годах до 3,5 т/тыс.т.у.т. в 2010 г. В Челябинской области угольные карьеры также негативно влияют на окружающую среду, уровень выбросов колеблется около 8-10 т/тыс.т.у.т. В финансово-экономическом блоке выявлено значительное отношение просроченной кредиторской задолженности (на конец года) предприятий электроэнергетики ДВО к их годовому объему производства продукции в Камчатском крае (33%) и Магаданской области (16%). По аналогичному индикатору топливной промышленности неблагоприятная ситуация сложилась в Амурской области (10%) и Хабаровском крае (24%). В целом ситуация по сравнению с 2000-м годом значительно лучше, т.к. в разгар кризиса неплатежей долги перед электроэнергетикой Камчатки и Магадана в 4-5 раза превышали объемы производства, в топливной промышленности Амурской области и Приморского края ситуация была аналогичной.

Субъекты УрФО имеют много меньшую просроченную кредиторскую задолженность и ситуация в 2010 году нормальная по всем территориям как для электроэнергетики, так и для топливных отраслей. Крайне низка экономическая эффективность работы предприятий электроэнергетики в ДВО. Анализируя данные за период 2000-2010 гг. можно отметить, что существенных изменений ситуации не происходило, многие территории работали с убытками. В 2010 г. нормальное состояние лишь в Камчатском крае и Амурской области (прибыль 9% и 12% соответственно), с убытками сработали Республика Саха (Якутия), Сахалинская область и Чукотский АО. У остальных территорий прибыль электроэнергетических предприятий не более 3%. В УрФО ситуация похожая – с убытками в 2010 г. были Курганская область и ЯНАО, недостаточный объем прибыли был в Свердловской области (менее 8%), нормальное состояние в Тюменской области, ХМАО, Челябинской области (прибыль от 13% до 19%).

По аналогичному индикатору топливной промышленности кризисные явления в ДВО отмечались на протяжении 2000-2009 гг., однако по итогам 2010 г. топливная промышленность всех субъектов ДВО сработала нормально, прибыль составила от 10% и более объемов производства. В УрФО ситуация хуже, топливная промышленность Тюменской области и ее автономных округов в последние годы снизила объемы прибыли с 40% в 2000-х годах до 10-20% в последние годы, что оценивается как предкризисная стадия.

В Челябинской области угольная отрасль работает финансово нестабильно, однако в последние годы ситуация исправляется и в 2010 г. была отмечена прибыль в размере 7%.

Диагностирование состояния территории по блоку энергосбережения и энергетической эффективности по индикатору энергоемкости ВРП отмечается положительная динамика в 2000-2010 гг. Если в начале этого периода повышенное значение энергоемкости было во всех субъектах (например, Амурская область – 216 г у.т./тыс. руб., Еврейская автономная область – 192 г у.т./тыс. руб., Магаданская область – 155 г у.т./тыс.

руб.), то к 2010 г. наибольшее значение из всех субъектов ДВО было в Магаданской области 80,5 г у.т./тыс. руб., по остальным значения колеблются в пределах 50-70 г у.т./тыс. руб., т.е.

регионы пребывают в нормальном состоянии. В УрФО на рассматриваемом периоде отмечался такой же тренд на энергосбережение, однако три субъекта не смогли достичь нормальных значений. Наибольшая энергоемкость ВРП в 2010 г. была в Челябинской области – 176 г у.т./тыс. руб., в Курганской области и ХМАО индикатор колеблется в диапазоне 80-100 г у.т./тыс. руб., по остальным территориям Урала ситуация нормальная.

Индикатор удельного расхода условного топлива на производство электроэнергии выявил значительные пережоги топлива практически во всех субъектах ДВО. Нормальное состояние лишь в Камчатском и Хабаровском краях, где удельный расход топлива составил 340 г у. т./кВт.ч. Наихудшие значения зафиксированы в Чукотском АО (695 г у. т./кВт.ч.), Магаданской области (519 г у. т./кВт.ч.) и Сахалинской области (453 г у. т./кВт.ч.). В УрФО ситуация похожая, нормальное значение лишь в Тюменской области и ХМАО. Энергетика Курганской, Свердловской и Челябинской областей работает с удельными расходами 350 390 г у. т./кВт.ч., а в ЯНАО величина показателя колеблется в диапазоне 490-520 г у.

т./кВт.ч. По индикатору расхода условного топлива на производство теплоэнергии так же были отмечены неудовлетворительные значения по большинству территорий. В ДВО нормальное состояние лишь у Сахалинской и Амурской областей – менее 150 г у. т./Гкал.

Наиболее высокие расходы выявлены в Чукотском АО (260 г у. т./Гкал), Камчатском и Приморском краях (180-200 г у. т./Гкал). В УрФО ситуация по данному показателю так же плоха: лишь один субъект округа (ЯНАО) имеет нормальное значение индикатора, остальные пребывают в различных стадиях предкризиса и кризиса. Наихудшее положение в Курганской области, где расход удельный топлива на выработку теплоэнергии составляет 177 г у. т./Гкал. По индикатору величины потерь электроэнергии в электрических сетях из всех субъектов ДВО удовлетворяют нормативам Хабаровский край, Амурская и Сахалинская области, Чукотский АО.

В перечисленных субъектах потери при передаче электроэнергии составляют 6-10%.

В остальных субъектах ситуация хуже, наиболее кризисными являются Приморский край, Магаданская область, Еврейская АО – в них потери электроэнергии составляют 17-18%, что недопустимо велико. Основная причина повышенных относительных потерь электроэнергии в электрических сетях состоит в значительной их незагруженности. Потери холостого хода трансформаторов не зависят от потока энергии, являясь условно постоянной величиной. При малых потоках энергии относительная величина потерь увеличивается. В УрФО ситуация по данному индикатору существенно лучше, лишь в Курганской области диагностируется кризисное состояние при потерях в 15%, незначительное превышение технически обоснованных потерь выявлено в Свердловской и Челябинской областях – чуть более 8%, Тюменская область и входящие в нее округа имеют нормальное состояние. Комплексная итоговая оценка по энергетической безопасности Уральского и Дальневосточного ФО в 2000-2010 гг. представлена на рис. 1.

К 1, Нормализованная оценка уровня кризисности 1, К 1, Уральский ФО К 1, Дальневосточный ФО ПК 0, 0, ПК 0, 0, ПК 2000 2002 2004 2006 2008 Годы Рисунок 1 – Динамика комплексной оценки энергетической безопасности Уральского и Дальневосточного федеральных округов РФ По итоговой оценке энергетической безопасности в целом в 2000-2010 гг. в ДВО и УрФО можно выделить две группы территорий. У первой отмечается небольшое ухудшение либо отсутствие динамики изменения состояния – это Республика Саха (Якутия), Чукотский АО и Курганская область. Ухудшение ситуации в данных субъектах связанно с первым (обеспеченности электрической и тепловой энергией) и седьмым (энергосбережения и энергетической эффективности) блоками. Вторая группа субъектов в разной мере улучшила свое состояние, в большей степени это сделали Хабаровский край и Амурская, Сахалинская, Свердловская, Тюменская области, ХМАО, в меньшей – Камчатский и Приморский край, Магаданская область, Еврейская автономная область, Челябинская область и ЯНАО. В основном улучшение состояния было сформировано индикаторами блока обеспеченности топливом, структурно-режимного и финансово-экономического блоков, и в меньшей степени индикаторами блока воспроизводства ОПФ и блока энергосбережения и энергоэффективности. Из проведенной диагностики состояния территорий Урала и Дальневосточного федерального округа очевидно, что энергетика превращается в узкое место развития страны и мировой экономики в целом.

Односторонние попытки разрешить ситуацию в сфере энергетической безопасности представляются малоэффективными, а современные геополитические тенденции только увеличивают градус переговоров по данным вопросам. Необходимо сформировать новые действующие механизмы и принципы повышения энергетической безопасности на основе международного сотрудничества, формирование которых приводится ниже на примере Дальневосточного региона.

Традиционно Россия является крупнейшим поставщиком энергетического сырья потребителям в азиатско-тихоокеанском регионе (АТР). При этом на азиатско тихоокеанском направлении за последние пять лет по отдельным видам топлива идет кратное увеличение объемов поставок. Однако в целом структура сотрудничества России со странами АТР является очень неудобной: Россия отправляет на экспорт первичное сырье, с другой стороны получает продукты глубокой переработки, продукцию машиностроения и прочее. Безусловно, такое партнерство является взаимодополняющим, но российское руководство в соответствии с существующими стратегическими документами видит в этом явные угрозы и неиспользованные возможности для перспективного развития страны по максимизации экономического эффекта и общественной ценности добычи ресурсов, следовательно, необходимы существенные перемены в формате энергетического партнерства.

В настоящее время официальные интересы России в сфере энергетической безопасности четко следуют из разработанного Советом безопасности проекта «Доктрины энергетической безопасности», а также проекта «Конвенции по обеспечению международной энергетической безопасности», которую Россия стремится продвинуть в энергетическом диалоге с зарубежными странами. В соответствии с Конвенцией «международная энергетическая безопасность – это надежное и бесперебойной снабжение энергетическими ресурсами стран потребителей на условиях, удовлетворяющих всех участников мирового рынка, с минимальным ущербом для окружающей среды и в целях обеспечения устойчивого развития». Такая трактовка международной энергетической безопасности оставляет за Россией роль крупнейшего поставщика энергетического сырья, при этом указывает на существование ряда условий, при которых обеспечение поставок является приемлемым. Эти условия в соответствии с Доктриной формируются под влиянием внешних и внутренних угроз энергетической безопасности России, среди них основные:

ограничение свободного транзита и доступа российских энергоносителей на мировой рынок, а также доступа к новым энергетическим технологиям;

неблагоприятная конъюнктура мирового нефтегазового рынка (ограничение спроса и цены) для российского энергетического экспорта;

реальные и искусственно поддерживаемые климатические угрозы глобального потепления, снижающие спрос и накладывающие ограничения на использование российских углеводородных ресурсов;

стремление под предлогом заботы о развитии энергосбережения в России к расширению сбыта на отечественные объекты энергосберегающего оборудования, не всегда соответствующего нашим возможностям и потребностям;

износ основных производственных фондов, увеличивающий риски возникновения аварий;

чрезмерная зависимость от импорта технологий, в т.ч. отсутствие полноценного отечественного энергомашиностроения;

рост стоимости капиталовложений и производственных издержек на поддержание и развитие энергетической базы и др.

В этом случае международная энергетическая безопасность рассматривается не только как достаточность предложения сырья, но и как гарантированный и надежный спрос на ресурсы, подкрепленный долгосрочными контрактами, доступ к распределительным сетям и на розничный рынок энергетических ресурсов и энергетических продуктов в странах-импортерах.

При этом важно, что Россия, придерживаясь условий свободного доступа к ресурсам, свободной торговли энергоносителями и энергетическими технологиями, в рамках Доктрины оставляет за собой право ограниченного участия иностранных партнеров в освоении стратегических запасов энергетического сырья, что подтверждается соответствующими федеральными законами, а также в целях обеспечения собственной энергетической безопасности поддерживает развитие отечественного энергомашиностроения особенно в сфере принципиально новых энергетических технологий (для атомных станций, нефте- и газопроводов, информационно-интеллектуальных систем управления).

Особое внимание в Конвенции уделено обеспечению безопасности в части расширенного воспроизводства энергетического потенциала страны, под которым понимается как сама ресурсная база, так и состояние основных фондов, развитие импортозамещения энергетического оборудования, технологий и сервиса, модернизация и инновационное обновление энергетического хозяйства, развитие централизованных и децентрализованных систем энергоснабжения.

Российская Федерация в настоящее время представлена только в двух из семи рабочих группах экспертов АТЭС - в группе чистой энергетики, основанной на ископаемых источниках энергии, и в группе биотопливо. Однако получил развитие ряд перспективных проектов с участием России, посредством которых мы только пытаемся сформулировать ключевые направления энергетической политики страны. C учетом вышеизложенного возникает обоснованный вопрос: что необходимо предпринять России для того, чтобы эффективно с точки зрения собственных интересов интегрироваться в АТР, участвовать в работе АТЭС в рамках укрепления международной энергетической безопасности. Саммит стран-участниц АТЭС во Владивостоке - самое подходящее время для России заявить и обосновать свою позицию. По мнению авторов для обеспечения международной энергетической безопасности, с одной стороны, а также развития эффективного партнерства России и стран АТЭС в сфере энергетики, с другой, критически важным является сформулировать и институционально наполнить российскую позицию относительно механизма международного допуска иностранного капитала в ресурсный сектор страны, распределения сырьевой ренты, рисков, ответственности. Принципы и соответствующие им механизмы трансформации регионального партнерства в сфере энергетики могут иметь следующий вид:

1. Предсказуемость международного рынка нефти и газа за счет расширения практики долгосрочных двухсторонних и многосторонних контрактов, создания прозрачных правил участия и получения зарубежными компаниями права участия в разработке месторождений на территории России, подкрепленных соответствующей нормативно-правовой базой, институциональной средой, а также развитие диалога между потребителями и производителями в рамках существующих международных площадок.

2. Участие стран-импортеров в повышении реализуемой проектами добычи первичного сырья национальной природной ренты, т.е. в развитии производств по переработки первичного сырья, в том числе для последующего экспорта. В этом случае требуется система, строго увязывающая поставки энергетического сырья с поставками продукции их глубокой переработки. При этом приоритет, например, участия в освоении конкретного месторождения (группы месторождений) в результате конкурса должно отдаваться иностранному инвестору, предлагающему бльшую долю потребления первичного энергетического сырья в виде конечного продукта, полученного на территории страны экспортера.

3. Кроме того, следует законодательно определить необходимость создания на территории регионов добычи совместных предприятий, например, по формированию технологических объектов, необходимых для функционирования углеводородных и других сырьевых проектов, производств по переработке первичного сырья, комлексирующих или дополняющих первичный производственный процесс, например, судостроение, прочее машиностроение1. При этом в составе таких производств обязательно должны быть созданы исследовательские и опытно-конструкторские бюро для повышения технологического уровня хозяйственного комплекса страны и конкретного региона.

4. Важное значение также имеет включение в структуру реализации нефтегазовых и других энергетических проектов существующего потенциала регионов добычи (Восточная Сибирь, Дальний Восток), создание новых производств для удовлетворения потребностей регионов. Иностранным корпорациям следует включать в состав поставщиков продукции и услуг ресурсных проектов местных производителей, дополнять структуру затрат проектов подпроектами регионального значения, учитывать потребности местного регионального комплекса.

5. Неотъемлемой частью совместного освоения энергоресурсов является учет вопросов экологии, экологичности производственных процессов, минимального воздействия на среду.

Он может быть реализован в виде новых научно-исследовательских центров в сфере океана, фауны и флоры. Восток России - уникальный с точки зрения природной среды региона, в котором учет фактора экологии может принципиально изменить любую высокую экономическую оценку проекта.

6. Практическая реализация данных идей может быть реализована в рамках международных конкурсов на участие в проекте, например, под эгидой АТЭС. В таком случае профильное подразделение данной организации за счет привлечения широкого числа специалистов разрабатывает конкретный проект за счет и по заказу Российской Федерации, который в дальнейшем представляется на международный конкурс и может быть дополнен, улучшен в инвестиционных предложениях.

Таким образом формируется прозрачная система конкуренции зарубежных компаний в соответствии с приведенными положениями за участие в проектах, поставки первичного сырья. В результате Российская Федерация максимизирует общественную ценность ресурсов недр, а зарубежные партнеры получают долгосрочные контракты. При этом со стороны Российской Федерации должны быть заранее оговорены и подготовлены конкретные производственные площадки на территориях добычи энергетического сырья или находящиеся в непосредственной близости к ним. Эти площадки должны быть обеспечены соответствующей инфраструктурой, для них должен быть определен правовой статус, упрощающий процедуры международного сотрудничества. Такой площадкой может выступать так же и целый регион. Например, Сахалинская область уже давно является центром международного сотрудничества на территории России. Здесь работают крупные транснациональные корпорации в сфере добычи сырья, обслуживания первичных процессов.

При этом на территории области не ведется сколько-нибудь значимой переработки углеводородов. В то же время регион обладает в мировых масштабах значимой экологической средой, относящейся, прежде всего, к разнообразию океана. Поэтому территория данного субъекта Федерации подходит для реализации механизмов «новой концепции энергетической безопасности» России на азиатско-тихоокеанском направлении.

При этом необходимо сказать, что этим признакам отвечает еще целый ряд территорий Востока России. Поэтому требуется реализовать некий пилотный проект, на практике отражающий и воплощающий принципы нового партнерства в энергетической сфере. В целом можно говорить, что реализация новой концепции энергетической безопасности России и стран АТР может создать эффективные механизмы регионального сотрудничества и, безусловно, обеспечить устойчивое, взаимовыгодное партнерство со странами азиатско тихоокеанского региона, сформировать прозрачную информационную среду принятия инвестиционных решений на международном уровне.

Подобный режим участия в освоении ресурсов углеводородов широко развитии и представлен в Норвегии.

При этом значительный импульс к качественному, сбалансированному в отраслевом разрезе росту получают территории Востока России, что, естественно, укрепляет позиции самой России на тихоокеанском направлении, создает благоприятную социальную среду на территории восточного форпоста.

к.э.н. Комлева Н.С.

Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева г. Саранск РАЗРАБОТКА СЦЕНАРИЕВ И ОБОСНОВАНИЕ ПРИОРИТЕТОВ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА Стратегической целью развития Республики Мордовия является повышение уровня и качества жизни населения, на основе обеспечения перехода экономики республики на модель инновационного развития, при сохранении воспроизводственного потенциала природного комплекса региона. Ее достижение будет способствовать обеспечению устойчивого социально-экономического развития региона. Разработка сценариев устойчивого социально-экономического развития Республики Мордовия должна базироваться на результатах социально-экономического развития региона, достигнутых в 2006-2011 годах, а также Концепции долгосрочного развития Российской Федерации до года. Формирование сценариев развития должно осуществляться с учетом накопленного экономического потенциала и конкурентных преимуществ республики. К конкурентным преимуществам Республики Мордовия относятся: выгодное географическое положение, близость к основным центрам потребления продукции, наличие значительного производственного, человеческого, научно-инновационного потенциалов, развитой строительной индустрии, транспортной инфраструктуры и системы информационных коммуникаций, резервов для развития промышленного и сельскохозяйственного производства, инвестиционная привлекательность, развитая социальная структура. В Республике Мордовия функционируют институты инновационной инфраструктуры: ЗПИФ «Региональный венчурный фонд инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере»;

АУ «Гарантийный фонд кредитного обеспечения Республики Мордовия»;

ГУ «Бизнес-инкубатор Республики Мордовия»;

Центр трансфера технологий;

АУ «Технопарк Мордовии»;

учебно-инновационный комплекс «Нанотехнология» при Мордовском государственном университете. При разработке сценариев социально-экономического развития также должны быть учтены тенденции и факторы, оказывающие негативное воздействие на развитие республики. К ним можно отнести последствия финансового кризиса 2009-2010 гг.;

неблагоприятная демографическая ситуация;

низкий уровень доходов населения;

высокий уровень дифференциации средней заработной платы по видам экономической деятельности;

сохранение высокого уровня дотационности регионального бюджета. Основными стратегическими приоритетами социально-экономического развития Республики Мордовия являются развитие инновационного, производственного и агропромышленного кластеров, транспортно-логистического и энергетического комплексов, туристско-рекреационной сферы, информационно-телекоммуникационной инфраструктуры.

SWOT-анализ социально-экономической ситуации в Республике Мордовия представлен в таблице 1. По итогам проведенного SWOT-анализа можно сделать следующие выводы: в целом конкурентные преимущества Республики Мордовия являются достаточно сильными, однако эффективность использования многих из них незначительна. Опираясь на базовые конкурентные преимущества региона, можно определить возможные сценарии устойчивого социально-экономического развития Республики Мордовия.

Сценарий 1 (инвестиционный) основывается на развитии существующих социально-экономических тенденций и возможностях увеличения притока инвестиций в Республику Мордовия. Данный сценарий будет базироваться на поддержке существующих механизмов, обеспечивающих привлечение инвестиций в эффективные и конкурентоспособные производства и виды деятельности, способные обеспечить создание собственного инвестиционного потенциала республики, а также проведение организационных мероприятий, направленных на привлечение российских и иностранных инвесторов в Республику Мордовия.

Таблица 1 – SWOT-анализ социально-экономической ситуации в Республике Мордовия Сильные стороны Слабые стороны 1. Благоприятное географическое положение 1. Недостаточно высокая доля предприятий, 2. Близость к основным центрам потребления перешедших на новую технологическую продукции платформу 3. Достаточно развитая транспортная 2. Низкий уровень производительности труда инфраструктура в отдельных секторах экономики 4. Развитая коммуникационная инфраструктура 3. Низкая конкурентоспособность некоторых 5. Высокий уровень развития строительной секторов экономики индустрии 4. Низкие доходы населения 6. Наличие земель, для сельскохозяйственного 5. Высокий уровень дифференциации средней использования заработной платы населения по видам 7. Развитая сеть учреждений высшего и среднего экономической деятельности профессионально образования, высокий 6. Неравномерность социально образовательный уровень экономически активного экономического развития муниципальных населения образований 8. Наличие инновационного потенциала 7. Высокий уровень дотационности 9. Развитая финансовая инфраструктура регионального бюджета.

10. Инвестиционная привлекательность 11. Развитая социальная структура.

Возможности Угрозы 1. Использование научно-технического потенциала 1. Сохранение негативных демографических региона, развитие инновационного кластера тенденций, которые в перспективе могут 2. Привлечение российских и иностранных привести к росту дефицита трудовых ресурсов инвесторов в регион и увеличению демографической нагрузки на 3. Использование повышенного спроса на работающее население продукцию аграрного сектора и пищевой 2. Снижение качества человеческого промышленности республики потенциала, ухудшение общего уровня 4. Расширение межрегиональной кооперации, здоровья населения развитие международного экономического 3. Отток высококвалифицированных кадров сотрудничества за пределы республики 4. Деформация системы духовных и нравственных ценностей, препятствующая повышению образовательного и культурного уровня населения 5. Усиление диспропорций экономического развития территорий 6. Истощение невозобновляемых природных ресурсов: почвенного плодородия, водных ресурсов 7. Снижение доступности финансовых ресурсов вследствие колебания конъюнктуры мировых финансовых рынков Реализация инвестиционного сценария предусматривает:

поддержание высокой нормы валового накопления (до 30–35 %) для активизации частных инвестиций и повышения инвестиционной привлекательности региона на основе реализации модели государственно-частного партнерства;

вовлечения в инвестиционное развитие значимых секторов экономики области, в том числе за счет реализации дополнительных инвестиционных проектов;

включение в экономический оборот недостаточно полно используемых ресурсов:

лесных, земельных, производственных;

развитие и внедрение новых методов и форм межкорпоративных взаимодействий (аутсорсинг, франчайзинг, факторинг);

постепенное преобразование товарной структуры производства республики, где большую долю будут занимать более технологичные продукты, основная масса которых будет производиться на основе развития различных форм международной и межрегиональной специализации и кооперирования;

повышение производительности труда и экономической эффективности за счет технического перевооружения и модернизации крупных предприятий республики;

повышения оплаты труда работников в производственной сфере в связи с ростом производительности труда;

Реализация инвестиционного сценария приведет к значительному изменению основных социально-экономических показателей развития республики. (Таблица 2).

Таблица 2 – Прогнозные показатели устойчивого социально-экономического развития Республики Мордовия (инвестиционный сценарий развития) Показатели 2013 2014 2015 2016 ВРП, млн руб. 160278,9 177556,1 198593,1 219015,9 237158, в текущих ценах Индекс потребительских цен, в % к 105,9 105,2 105,1 105,1 104, предыдущему году Прирост ВРП, % к предыдущему году в 103,8 104,1 104,7 103,7 103, сопоставимых ценах Инвестиции в основной капитал, в % к 109,1 111,2 107,4 108,6 108, предыдущему году Производительность труда, в % к 104,6 104,9 105,5 104,5 104, предыдущему году Расходы и сбережения, в % к 103,0 103,5 111,1 105,5 105, предыдущему году в сопоставимых ценах Оборот розничной торговли, в % к пред. 102,8 103 103 103,2 103, году Объем платных услуг населению, в % к 102,5 102,5 102,5 103 103, пред. году Реальные располагаемые денежные 103,6 103,9 104,8 105,2 105, доходы населения, в % к пред. году Реальная заработная плата, в % к пред. 105,4 105,8 107 107,2 107, году Представленный прогноз социально-экономического развития РМ основан на прогнозе Министерства экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (до 2014 года) и материалов Концепции долгосрочного развития Российской Федерации до 2020 года. Также расчеты были сделаны на основе макроэкономического моделирования результатов реализации Стратегии социально-экономического развития РМ до 2025 г., с использованием спросовых и инвестиционных макромоделей. 1 2 Согласно инвестиционному сценарию развития прогнозируются среднегодовые темпы роста в 4,0 %.

Валовой региональный продукт увеличится с 160,2 млрд. руб. до 237,1 млрд. руб.

Среднегодовой прирост инвестиций в основной капитал составит 8,9 %. Производительность труда будет увеличиваться в среднем на 4,7 % по отношению к предыдущему году.

Удельный вес населения с доходами ниже прожиточного минимума сократится с 19,4 % в 2010 году до 14,6 %. Произойдет увеличение реальной заработной платы населения в среднем на 6,5 % и реальных располагаемых денежных доходов населения на 4,6 %.

Преимуществами данного сценария являются более эффективное использование инвестиционных ресурсов, направленных на приоритетные сферы и отрасли экономики Сценарий 2 (инновационный) предусматривает переход на инновационную модель развития экономики, основной составляющей которой будет инновационный кластер республики. В состав инновационного кластера будут входить институты инновационной инфраструктуры: ГУ «Бизнес-инкубатор Республики Мордовия»;

Центр трансфера технологий;

АУ «Технопарк Мордовии»;

учебно-инновационный комплекс «Нанотехнология» при Мордовском государственном университете и т.д. Реализация данного сценария во многом будет определяться эффективностью формирования условий в республике для взаимодействия университетских центров и отраслевых научно исследовательских институтов с промышленными отраслями. Положительные результаты социально-экономических преобразований в значительной степени будут получены в результате эффективной научно-инновационной деятельности.

Реализация инновационного сценария предусматривает:

углубление специализации экономики республики в традиционно развитых отраслях с целью производства высокотехнологичной продукции;

проведения технологической (повышение производительности труда, основных фондов и т.д., энергоэффективности) и управленческой модернизации предприятий региона, формирования финансовых условий для проведения технологической модернизации;

существенный рост производительности труда на основе технологической модернизации производства и создания инновационных производств с высокой добавленной стоимостью;

создание и развитие деятельности сети локальных инновационно - производственных центров, технопарка, ориентированных на создание новых продуктов;

с ними должны быть взаимосвязаны образовательные и научные центры с технологическими и маркетинговыми исследованиями по полной цепочке «идея-технология-товар-услуга»;

привлечение инвестиций в модернизацию и техническое перевооружение строительных организаций республики в целях повышения их конкурентоспособности;

увеличение объемов доступного жилищного строительства, повышение жилищной обеспеченности населения региона через развитие ипотечного жилищного кредитования, строительство социального жилья;

улучшение транспортной доступности муниципальных районов, повышение качества пассажирского автотранспортного обслуживания, развитие мобильности и деловой активности населения за счет обеспечения межмуниципального транспортного сообщения;


регулирование миграционных потоков в республике за счет повышения миграционной привлекательности территории и сокращение выезда экономически активного населения;

формирование эффективной системы обеспечения регионального рынка труда Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.ifap.ru/ofdocs/rus/rus006.pdf Стратегия социально-экономического развития Республики Мордовия до 2025 года. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://protown.ru/russia/obl/articles/3449.html кадровыми ресурсами, соответствующей стратегическим задачам развития республики, а также реализация прав граждан в области социальной защиты от безработицы;

организация профессионального обучения и переобучения безработных граждан, а также опережающего профессионального переобучения работников;

обеспечение гибкости рынка труда на основе профессиональной и территориальной мобильности населения и развития форм занятости, ориентированных на использование трудового потенциала работников старшего возраста, инвалидов, женщин, имеющих малолетних детей;

развитие инновационной инфраструктуры, модернизацию высшего образования, создание условий для повышения инновационной активности субъектов реального сектора, науки и образования, стимулирование кооперации между промышленными предприятиями, учреждениями науки и образования;

повышение экономической активности населения, развитие малого бизнеса и формирование условий для включения молодежи в экономическую жизнь региона, реформирование рабочих мест (улучшение условий труда, повышение безопасности труда и т.д.);

развитие сектора торговли, транспортно-логистических, финансовых, консалтинговых, и др. услуг;

повышение качества жизни населения за счет обеспечения равного доступа жителей региона к социальным услугам, повышение их качества, улучшение качества среды проживания.

Инновационный сценарий устойчивого развития будет характеризоваться притоком инвестиций, созданием новых рабочих мест, ростом оборота торговли и платных услуг, за счт обеспечения качественного развития экономики. Согласно инновационному сценарию прогнозируются среднегодовые темпы роста 7,9 % (Таблица 3) 1 2 Реализация базового сценария развития обеспечит рост валового регионального продукта в республике, более высокими темпами по сравнению с некоторыми субъектами Российской Федерации. Валовой региональный продукт увеличится с 168,3 млрд. руб. до 288,9 млрд. руб. (рисунок 1).

Динамика ВРП в прогнозируемый период, млн.руб.

288 941, 300 000,00 256 158, 223 252, 250 000, 190 521, 168 373, 200 000, млн. руб. 150 000, 100 000, 50 000, 0, 2013 2014 2015 2016 год Рисунок 1 – Динамика ВРП в прогнозируемый период (2013-2017 гг.) Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до года. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.ifap.ru/ofdocs/rus/rus006.pdf Стратегия социально-экономического развития Республики Мордовия до 2025 года. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://protown.ru/russia/obl/articles/3449.html Таблица 3 – Прогнозные показатели устойчивого социально-экономического развития Республики Мордовия (инновационный сценарий развития) Показатели 2013 2014 2015 2016 ВРП, млн руб. 168373,3 190521,3 223252,2 256158,1 288941, в текущих ценах Индекс потребительских цен, в % к 105,9 105,2 105,1 105,1 104, предыдущему году Прирост ВРП, % к предыдущему году в 107,9 106,2 109,7 107,8 107, сопоставимых ценах Инвестиции в основной капитал, в % к 112,3 112,6 108,7 110,4 110, предыдущему году Производительность труда, в % к 108,7 107,0 110,6 108,7 108, предыдущему году Расходы и сбережения, в % к предыдущему 105,2 106,4 113,5 109,2 111, году в сопоставимых ценах Валовая продукция сельского хозяйства во 103,0 103,2 103,6 103,7 всех категориях хозяйств, в % к пред. году Оборот розничной торговли, в % к пред. 105,6 106,1 106,0 106,2 106, году Объем платных услуг населению, в % к 105,5 106,1 106,3 106,4 106, пред. году Реальные располагаемые денежные доходы 106,3 107,7 108,2 108,7 110, населения, в % к пред. году Реальная заработная плата, в % к пред. году 108,0 109,1 109,6 110,1 111, Среднегодовой прирост инвестиций в основной капитал составит 10,9 %.

Производительность труда будет увеличиваться в среднем на 8,7 % по отношению к предыдущему году. Удельный вес населения с доходами ниже прожиточного минимума сократится с 19,4 % в 2010 году до 14,0 %. Произойдет увеличение реальной заработной платы населения в среднем на 9,5 % и реальных располагаемых денежных доходов населения на 8,2 %. В период 2013-2017 гг. динамика потребительских расходов в Республике Мордовия будет соответствовать росту реальных располагаемых денежных доходов населения. В связи с этим оборот розничной торговли в прогнозируемый период увеличится на 46,7% и составит в 2017 году 79831,2 млн. рублей. В 2013-2017 гг. на динамику объема платных услуг населению так же, как и на торговлю, наибольшее влияние будут оказывать рост доходов населения и изменение уровня потребительских цен на товары и услуги. Объем платных услуг населению в республике прогнозируется в 2017 г. в объеме 29758,9 млн. руб. и увеличится по сравнению с 2011г. на 12,5 %. 1 Таким образом, наиболее перспективным (с точки зрения качественного социально-экономического развития региона) является инновационный сценарий развития региона, хотя он требует больших организационных вложений и достаточно больших финансовых средств (таблица 4).

При выборе инновационного сценария развития учтены следующие риски:

недостаток финансовых ресурсов для приоритетной поддержки инновационной сферы;

низкая инвестиционная активность организаций реального сектора экономики, недостаточный объем привлекаемых частных инвестиций, не отвечающий потребностям роста экономики;

жесткая конкуренция на мировых рынках технологий, обусловливающая трудности выхода с инновационной продукцией на мировой рынок;

Мордовия: Стат. ежегодник. / Мордовиястат. - Саранск, 2011. - 442 с.

недостаток кадрового потенциала;

неполное соответствие уровня профессионализма кадров рабочих и специалистов требованиям высокотехнологических производств.

Реализация инновационного сценария позволит повысить эффективность экономики Республики Мордовия. Только на его основе можно будет достичь среднероссийского уровня развития экономики и обеспечить достойное проживание населения на территории республики.

Таблица 4 – Оценка выбора сценариев устойчивого социально-экономического развития Республики Мордовия Критерии Инвестиционный сценарий Инновационный сценарий развития развития Соответствие Средняя Высокая ( в соответствии с долгосрочным целям Концепцией долгосрочного развития развития Российской Российской Федерации до 2020года) Федерации Структурные Структурные изменения в Реализация сценария обеспечивает изменения в экономике региона, связанные с выход региона на новые рынки, а социально- более эффективным также формирование собственной экономическом использованием инвестиционных инновационно-технологической развитии ресурсов, будут специализации.

незначительными Изменение позиции Сохранение специализации Позиционирование региона как зоны региона в аграрно-индустриального типа инновационной зоны пространственной организации страны Стабильность Средняя Высокая экономического роста Наличие потенциала в Высокий: Средний:

регионе для в настоящее время регион основным потенциалом для реализации сценария обладает практически всеми реализации данного сценария ресурсами для реализации являются наличие инновационного данного сценария кластера и высокий уровень (производственными, квалификации трудовых ресурсов технологическими и т.д.) Наличие ограничений Неразвитость современной Низкая инновационная активность в регионе для производственной предприятий и низкий уровень спроса реализации сценария инфраструктуры на инновации со стороны базовых секторов Риски реализации Высокие Средние сценария д.э.н., проф. Котляров М.А.

Трынов А.В.

Институт экономики УрО РАН г. Екатеринбург ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТРИЧНЫХ МУЛЬТИПЛИКАТОРОВ ДЛЯ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ВЛИЯНИЯ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ НА ЭКОНОМИКУ РОССИИ Республиканская целевая программа развития Республики Мордовия на 2008-2012 годы. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://mineco.e-mordovia.ru/ Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ №12-02-00266. Оценка эффективности инвестиционных проектов является одной из основных практических задач экономической теории. Это обуславливается многими факторами: непрерывностью инвестиционного процесса в экономике;

развитием новых отраслей, каждая из которых обладает своими особенностями, которые привносят дополнительные сложности в процесс оценки;

смещение акцентов при проведении оценки проектов и появление новых аспектов, требующих освящения(например оценка социальных последствий или оценка экологической эффективности);

постоянное повышение требований к точности прогнозирования результатов инвестиционного проекта. Повышение точности оценки становится особенно важно при реализации крупных инвестиционных проектов и при реализации проектов в общественном секторе экономики. Следует отметить, что говоря об «оценке эффективности инвестиционного проекта», как правило, понимается е прогнозное значение, в то время как комплексная оценка эффективности проекта после его завершения не проводится, ограничиваясь лишь констатацией факта, удалось ли получить в итоге прибыль или нет.

Соответственно, анализ того, насколько прогнозный расчт эффективности отклонился от фактического (в положительную или отрицательную сторону) и причины такого отклонения также не проводится, что лишает исследователей важного материала для дальнейшего совершенствования методик оценки эффективности. Подобный анализ также представляет особый интерес при оценке бюджетных инвестиций.

Разработка и применение той или иной методики, прежде всего, зависит от особенностей конкретных экономических субъектов, осуществляющих и финансирующих инвестиционный проект, а также от окружающей их общей социально-экономической среды.


В течение длительного периода времени отечественные подходы к анализу эффективности проектов развивались в условиях централизованной системы управления, в то время как в аналогичных зарубежных исследованиях делался акцент на рыночные отношения.

В условиях рыночной экономики не возникает потребности в единой методике, обязательной для применения всеми участниками проектов. Таких методик достаточно много и они соответствуют многообразию экономических субъектов и их месту на финансовом рынке. Однако существуют некоторые общепринятые подходы к проектному анализу. Теоретические основы оценки инвестиционных проектов со стороны частного бизнеса обычно излагаются в курсах финансового менеджмента, а также в специализированных базовых курсах (например, на русский язык переведена одна из наиболее известных книг Бригхема Е.А. «Основы финансового менеджмента»). Не только зарубежные, но и отечественные учебники по финансовому менеджменту и проектному анализу традиционно включают разделы, посвященные планированию капитального бюджета и соответствующим подходам к оценке реальных инвестиций. Практическая деятельность фирм, как правило, сопровождается подготовкой бизнес-планов, которые составляются в соответствии со стандартными методиками, большая часть которых основана он оценке дисконтированных денежных потоках и соответствующем прогнозе прибыли. Но если для бизнеса результаты такой оценки считаются достаточными, то критерии принятия решения экономическими властями более размыты. У государства есть множество вариантов использования средств, и есть масса ограничений, влияющих на определение направления экономической политики. Ранжирование целей всегда представляет собой проблему, поскольку всегда возникает конфликт между краткосрочными и долгосрочными целями.

Кроме того, сложность системы взаимодействий и взаимосвязей обуславливает и требования к обоснованию мероприятий в области экономической политики. Оперировать исключительно оценками прямых эффектов от реализации отдельных управленческих решений недостаточно. Сложности прогнозирования эффективности инвестиций возникают также при работе с теми проектами, при реализации которых задействованы различные институты.

Ярким примером служат проекты реализуемые с использованием механизма государственно-частного партнрства (ГЧП), которое представляет собой объединение материальных и нематериальных ресурсов общества(государства или местного самоуправления) и частного сектора на долговременной и взаимовыгодной основе для создания общественных благ(благоустройство и развитие территорий, развитие инженерной и социальной инфраструктуры) или оказания общественных услуг (в области образования здравоохранения, социальной защиты и т.п.). Государственно-частное партнрство позволяет избежать(или по крайней мере снизить), с одной стороны, недостатков прямого регулирования государства, а с другой – «провалов рынка». Основной аргумент в поддержку ГЧП состоит в том, что и общественный (государственный) и частный секторы обладают своими уникальными характеристиками и преимуществами, при объединение которых появляется возможность действовать более эффективно и достигать лучших результатов именно в тех сферах, где особенно заметны «провалы рынка» или неэффективность государственного управления, как правило, это социальная сфера, проблемы экологии, создания инфраструктуры. Сложность оценки и прогнозирования эффектов от реализации подобных проектов состоит в принципиальном отличии конечных целей бизнеса и государства. Государство заинтересовано в росте объмов и улучшении качества предоставляемых услуг населению и экономическим агентам инфраструктурными и социально ориентированными отраслями. Частный сектор стремится стабильно получать и увеличивать прибыль. Причм стратегически мыслящие предприниматели выстраивает свои приоритеты в первую очередь не просто под размер прибыли, а в интересах устойчивости получения доходов от проектов и соотнесением их с рисками, возникающими в ходе их реализации 1. Таким образом, методика оценки подобных проектов должна использовать различные подходы, которые позволят выделить как коммерческую, так и общественную эффективность. Для более полного и всестороннего анализа влияния отдельных мер экономической политики, включающих в себя и реализацию отдельных инвестиционных проектов, был разработан специальный показатель – «мультипликатор», развитие и обоснование которого, впоследствии привело к появлению отдельного направления в экономической науке, получившей соответствующее название – теория мультипликатора.

Термин «мультипликатор» впервые введн в 1931г. Английским экономистом Р.Ф. Каном для обоснования организации общественных работ как средства выхода из экономической депрессии и сокращения безработицы. Он продемонстрировал, что государственные затраты на организацию общественных работ не только приводят к созданию рабочих мест. Но и стимулируют увеличение потребительского спроса, тем самым способствуя росту производства и занятости в целом в экономике. Позже, Дж.М. Кейнс3 сформулировал теорию мультипликативных эффектов в экономике, выделив помимо мультипликатора занятости мультипликатор доходов и инвестиций. В свою очередь влияние, оказываемое на экономику в результате работы мультипликатора, называется мультипликативным эффектом.

Кейнсианская модель мультипликатора была дополнена, в частности предложенным Афтальоном и Дж.М. Кларком принципом акселерации. Их модель получила название модели мультипликатора-акселератора. В дальнейшем теорию мультипликатора развивали Р.

Харрод, Э Хансен, П. Самуэльсон, Дж. Хикс и другие экономисты. Наиболее часто встречаюющийся в литературе способ расчта мультипликатора основан на сопоставлении статистических данных о том, насколько величина исследуемого экономического показателя изменится в зависимости от динамики другого экономического показателя. Несмотря на Нелюбова Н.Н. Государственно-частное партнрство в реализации стратегии развития региона. // Региональная экономика: теория и практика, №11 (50), 2007г.

Кан Р.В. Связь инвестиций домохозяйств и безработицы (The relation of home investment to unemployment), 1931г.

Кейнс Дж.М. Средства процветания (The means of prosperity), 1933г;

Общая теория занятости процента и денег(General theory of unemployment, interest and money), 1936г.

простоту, этот метод носит скорее теоретический характер. Вопросы формулировки определения мультипликатора достаточно подробно рассмотрены в научной литературе.

Приведм одно из них: мультипликатор – численный коэффициент, показывающий, во сколько раз изменятся итоговые показатели развития экономики при росте инвестиций или производства в анализируемом виде деятельности. В свою очередь мультипликативный эффект определяется как произведение мультипликатора на изменение объма производства, инвестиций и других характеристик отрасли. Отражает эффект от увеличения показателей в анализируемом виде деятельности с учтом его вклада в экономическую динамику1.

Проиллюстрировать суть мультипликатора и мультипликативного эффекта, и в тоже время сложность оцениваемых взаимосвязей, проще всего на примере отдельных отраслей (сегментов) экономики. Рассмотрим понятие мультипликатора на очень актуальном примере для современной российской экономики – на примере развития автомобилестроения.

Допустим, что в результате некоторых действий или решений (введение импортных пошлин на ввоз автомобилей, введение льгот для режима промышленной сборки и др.) в Россию приходят иностранные производители автомобилей, строятся автомобильные сборочные производства. Этот сектор, с которого «все начинается», будем называть первичным Прямой эффект для российской экономики от этого события выражается, во-первых, в росте иностранных инвестиций в той их части, которая реализуется (производится) на территории страны (строительно-монтажные работы), а, во-вторых, в приросте добавленной стоимости в автомобилестроении за счет этих новых производств за вычетом той ее части, которая покидает страну (репатриируемая прибыль). Однако, полные эффекты для экономики этим не исчерпываются. При выполнении условий о локализации производства новые заводы создают спрос на товары и услуги, необходимые для строительства заводов и для производства автомобилей. Происходит расширение производства за счет действующих или вновь создаваемых производств у поставщиков деталей и комплектующих, которые в свою очередь генерируют дополнительный спрос на материалы (металл, пластмассу), что может приводить к росту производства в смежных отраслях, которые сами индуцируют дополнительный спрос на продукцию своих поставщиков по производственной цепочке и т.д. Очевидно, что совокупный прирост добавленной стоимости (и, соответственно, ВВП) от первоначальных вложений в автомобилестроение будет существенно больше непосредственны вклад новых заводов в ВВП. Вместе с тем, эффекты будут не только позитивными. Рост сборочных производств может стимулировать сокращение производства отечественных автомобилей, в производстве которых доля добавленной стоимости, производимой на территории России, существенно выше. Сокращение производства на отечественных заводах будет генерировать негативный импульс по всей цепочке своих поставщиков по аналогичной схеме. Поэтому, какова будет итоговая величина мультипликативного эффекта без расчетов сказать сложно. Неясно даже будет ли он положителен или отрицателен. Однако при расчете мультипликативного эффекта только межотраслевыми эффектами дело не ограничивается. Воздействие в долгосрочной перспективе может распространиться на гораздо большее число секторов: рост числа автомобилей стимулирует спрос на бензин (расширение выпуска в нефтепереработке), строительство автозаправочных станций (новые рабочие места, спрос на оборудование для АЗС), сервисные и ремонтные услуги, гаражи и, в конечном счет, даже строительство новых дорог. Эти рассуждения можно продолжать и дальше, поскольку новые дороги в совокупности с автомобилизацией населения принципиально меняют схемы расселения (спрос на пригородное жилье), повышают мобильность трудовых ресурсов. Но одновременно могут возникать и негативные эффекты, может расти число жертв автомобильных аварий, ухудшаться экологическая ситуация, возрастать ущерб здоровью Широв А.А., Янтовский А.А. Оценка мультипликативных эффектов в экономике: возможности и ограничения // Эко, №2, 2011г.

населения. Эти негативные эффекты также имеют конкретное экономическое выражение и не могут быть проигнорированы.

Мы столь подробно проиллюстрировали суть мультипликативных эффектов, возникающих в экономике, для того, чтобы сформулировать простой тезис: идеальной методики расчета полного мультипликативного эффекта не существует. Полный учет всех индуцированных действием эффектов ограничен по трем причинам. Во-первых, наличием надежной информации о связях между отдельными сегментами экономики. Во-вторых, существующей неопределенностью относительно решений (реакции) экономических агентов: например, рост спроса на ту или иную продукцию не обязательно приведет к росту внутреннего производства этого продукта, но может быть покрыт импортом и, соответственно, не иметь эффекта на производства ВВП. И, в-третьих, часть эффектов может образовываться в удаленные по времени периоды – вне пределов горизонта планирования.

По-существу, мультипликатор является некоторой абстракцией, свойством той или иной модели экономики. Чем проще модель, тем более грубыми будут и оценки мультипликативного эффекта. В то же время и чрезмерное усложнение модели ведет к необходимости введения большого числа допущений, широкому использованию экспертных оценок, что в конечном счете приводит к снижению надежности получаемых результатов.

Как было отмечено выше, Дж.М. Кейнс является одним из основоположник теории мультипликатора, однако практический расчт мультипликативных эффектов в соответствии с его работами ведтся в скалярной форме, то есть по единой формуле для всей экономики.

Несмотря на совершенствования, проведнные в формуле кейнсианского по сравнению с его исходной формой, мультипликативные эффекты в скалярной модели рассматриваются в очень сжатом виде. Чрезмерное агрегирование экономических показателей и низкий уровень детализации расчтов привели к тому, что скалярный мультипликатор Кейнса на отражает важнейшие аспекты экономического взаимодействия. Альтернативным подходу Кейнса является расчт матричного мультипликатора, который позволяет разрешить проблему недостаточной точности оценки мультипликативных эффектов. Наиболее распространнным инструментом оценки матричного мультипликатора является межотраслевой баланс (таблицы «затраты-выпуск»), разработанный В. Леоньевым. Этот подход дат возможность исследовать мультипликативный эффект в отраслевом разрезе на основе показателей валового продукта. Отраслевые показатели мультипликатора значительно различаются. Во первых, величина мультипликатора прямо пропорциональна значению удельного веса добавленной стоимости в валовом выпуске, которые отличаются по отраслям. Во-вторых, по отраслям различаются показатели производительности труда, а при прочих равных условиях, чем выше данный показатель, тем больше значение мультипликатора. В-третьих, в различных отраслях используется разная доля импортной продукции, что также оказывает влияние на значение мультипликатора. Таким образом, отраслевой подход позволяет детализировать расчт мультипликатора и использовать результаты оценки в инвестиционном анализе, определяя приоритетные направления развития и государственной поддержки. Вместе с тем, в последнее время на основе модели «затраты-выпуск» появились и другие подходы к расчту мультипликатора. Появляются модели, позволяющие подробно анализировать соответствующие процессы в рамках производственных, распределительных и перераспределительных отношений, а также подходы, более тщательно рассматривающие участие в формировании мультипликативного эффекта сектора домашних хозяйств. В условия, когда значительная часть денежных ресурсов находится в распоряжении домашних хозяйств, игнорирование денежных потоков данного сектора может привести к существенному искажению действительности. С этой точки зрения среди существующих подходов можно выделить такие матричные инструменты как матрица социальных счетов и мультипликатор совокупных расходов. Многими авторами отмечается, что именно межотраслевой баланс является одним из оптимальных инструментов для расчта мультипликаторов.

Использование этого инструмента позволяет учесть не только прямые, но и косвенные эффекты изменений объмов производства и конечного спроса по отраслям, а также оценить изменения в структуре формирования доходов в экономике. К тому же, именно такой подход широко используется в зарубежных странах. Однако на данный момент подобные расчты не позволят провести достаточно точную оценку по причине отсутствия актуальных и достоверных статистических данных. Проблема состоит в том, что межотраслевые исследования в России переживают не лучшие времена, невелико число учных, изучающих эту проблему, соответственно традиции подобного анализа утрачиваются. Последний сбор статистики, на которых были построены последние балансы, был проведн в 1995 г.

Естественно за это время многое в российской экономике изменилось. В 2009 г. Было выпущено распоряжение Правительства России. В котором предписывалось Росстату разработать базовые таблицы «затраты-выпуск» за 2011 г. И в 2015 г. представить их Правительству РФ. А затем осуществлять разработку таких таблиц на регулярной основе раз в пять лет. Таким образом, можно сделать вывод, что, несмотря на многие плюсы, расчт мультипликаторов по таблицам «затраты-выпуск» пока в России не доступен. Следует также отметить некоторые другие недостатки такого подхода.

1. Межотраслевой баланс дат возможность оценить мультипликативные эффекты только в отношении валового выпуска. Вместе с тем, необходимо помнить, что мультипликатор валового выпуска не отражает производство вновь созданной стоимости.

Поэтому невозможно однозначно утверждать, что вложения в отрасли, для которых рассмотренный показатель мультипликатора обладает наибольшим значением, приведут к максимальному приросту ВВП.

2. В межотраслевом балансе, также как и в скалярном мультипликаторе.

Рассматривается лишь процессы производства и использования продукции и дохода и не отражаются процессы перераспределения. В то же время мультипликативный эффект в значительной степени зависит от социальных процессов, движения финансовых потоков, отражающих процесс перераспределения дохода. Структуры и объмов непроизводственного потребления домашних хозяйств.

3. При использовании метода межотраслевого баланса возникает ряд проблем, связанных с учтом импорта. И даже мультипликатор, построенный с учтом импорта. Не полностью отражает мультипликативные эффекты в экономике, так как значительная часть импортируемой продукции потребляется домохозяйствами.

Некоторые из проблем, характерных для метода межотраслевого баланса можно решить используя для расчта мультипликаторов матрицы социальных счетов (МСС).

Рассмотрим этот инструмент подробней. Основная идея, используемая в МСС, проста и стандартна для многих экономических расчтов – это балансы доходов и расходов каждого институционального сектора. Поскольку данный подход позволяет рассчитывать мультипликатор в матричной форме, то балансы, соответственно, представлены в виде квадратной матрицы. Набор строк и столбцов в матрице идентичен, строки матрицы характеризуют распределение доходов институционального сектора, столбцы – формирование доходов сектора. Каждая клетка матрицы соответствует трансакции, осуществляемой между институциональными секторами, являясь доходом для получающего сектора и расходом для отдающего;

суммы доходов и расходов секторов, т.е. суммы по строкам и столбцам в матрице совпадают. Каждому счту соответствует строка и столбец.

Если матрица включает счт внешних трансакций (счт остального мира), то во всех элементах матрицы, за исключением строки и столбца остального сира, отражаются только внутринациональные операции. С экономической точки зрения МСС представляет собой количественную модель воспроизводственного процесса, базирующуюся на концепции СНС и отражающую сквозное движение экономических потоков (ресурсов, продуктов, платежей).

Со статистической точки зрения, МСС – это объединение в единую разврнутую систему:

- текущих счетов: товаров и услуг(продуктов), производства(отраслей), счетов образования доходов, счетов первичного распределения доходов(по институциональным отраслям), счетов перераспределения доходов(также по институциональным секторам);

- счетов операций с капиталом (по институциональным секторам);

- счта «остальной мир», объединяющего соответствующие текущие и капитальные счета.

Построение МСС воспроизводит полную схему экономических потоков, определнных в системе национальных счетов для макроуровня, для разных институциональных единиц или групп. Этот подход соединяет макроэкономическую информацию, содержащуюся в основных счетах. С другими массивами экономической статистики, прежде всего социального характера. В частности, информацией касающейся распределения доходов между различными социальными группами. Статистикой безработицы и т.д., из-за чего метод и получил название матриц социальных счетов.

Использование МСС в экономическом анализе – проблема не столько теоретическая, сколько практическая, поскольку, как и в случае с мультипликатором, построенном на основе межотраслевого баланса, реальное их применение определяется наличием достоверной информации. Для того, чтобы перейти от общих рассуждений к более конкретному представлению МСС, приведм е схему и институциональные секторы.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.