авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАРОРУССКИЙ ФИЛИАЛ ГОУ ВПО «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 9 ] --

Процесс принятия решений и последующее их внедрение, адаптация находится в прямой зависимости от уровня власти, так как разные уровни власти имеют строго определенный доступ к информации. Выделяют уровня: федеральный, региональный и локальный.

На каждом уровне принимаются решения в разных областях, что способствует увеличению объемов информации и информационного поля процесса принятия государственных решений. Информационное поле процесса принятия государственных решений формируется 3 видами коммуникации» [7]: 1) коммуникации, благодаря которым к лицам, принимающим государственные решения, поступает информация о положении дел в обществе или в его отдельных сегментах;

2)коммуникации в центрах принятия решений, позволяющие согласовывать позиции заинтересованных сторон и вырабатывать взаимоприемлемые решения;

3)коммуникации, обеспечивающие сопровождение государственной политики, ее легитимацию, доведение до исполнителей содержания принятых решений и получение обратной связи.

Анализ информации предваряет остальные функции управления. Он делится на определенные стадии: определение проблемы;

сбор информации;

анализ информации;

формулировка выводов;

представление информации в удобном виде и передача ее заказчику;

принятие решения.

В подготовке сложных решений, имеющих обычно стратегический характер, принимают участие аналитики, выполняющие функции: 1) оказания помощи владельцу проблемы в правильной постановке задачи;

2) выявление ролей и позиций активных групп;

3) организация работы с экспертами;

4) разработка и применение методов принятия решений.

Аналитик, в отличие от эксперта, не дает никаких личных оценок, а только помогает взвесить все «за» и «против» и прийти к разумному компромиссу.

Специфика информационно-аналитической деятельности в органах власти и управления состоит в том, что она является элементом системы и процесса управления. Поэтому она имеет преимущественно прикладной, а не теоретический характер.

Независимо от того, сколько в процессе анализа стадий обработки проходит информация, всеми процессами управляет человек, которому присущ субъективный фактор. Поэтому важным условием повышения эффективности принятия решений в органах государственной власти является организация эффективного, качественного, научно обоснованного процесса анализа информации.

Список литературы 1. Арсеньева Т. Информационные механизмы согласованности социальных реформ // Власть. – 2008. – №12. – С. 23– 28.

2. Закупень Т. Качественные аспекты информации в органах государственного управления // Проблемы теории и практики управления. – 1997. – № 6. – С. 38– 42.

3. Иванов П.Ф. Информационно-аналитическое обеспечение региональных органов власти и управления // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. – 2002. – № 2. – С. 23– 43.

4. Цариценцева Е.В. Социологическая информация в контексте государственного управления // Credo. 1999 [Электронный ресурс].

URL: http://credonew.ru/content/view/152/24.

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ АНТИКРИЗИСНОГО УПРАВЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ Циклаури Виктория Юрьевна, преподаватель, Юго-Западный государственный университет г. Курск Антикризисные мероприятия ставшие основным содержанием государственной политики, как на федеральном так и на региональном уровнях, сегодня представляют определенный научный и общественный интерес. С точки зрения практики государственного управления обобщение опыта проведения мероприятий органов власти по борьбе с социально-экономическим кризисом в конкретных регионах позволит сформировать определенную теоретическую базу для эффективной подготовки специалистов-управленцев, способных к инновационной управленческой деятельности на уровне субъекта Российской Федерации и федеральном уровне.

Проведенные исследования показали, что любое воздействие на кризис не будет иметь эффективного результата при отсутствии рационального воздействия государственных и региональных органов власти.

Динамика выхода из кризиса, а затем и экономического роста определяется не силой государства, а эффективностью косвенного воздействия и управления институциональными формами в рыночной среде, стимулированием конкуренции, завершением структурной перестройки экономики. За кризисом, представляющим собой разрушение всего устаревшего и ведущего к пересмотру прежних представлений, важно увидеть основы нового уровня развития национальной хозяйственной системы.

Кризисы усиливают необходимость и расширяют набор инструментов государственного управления. В период подъема экономики управление сводится преимущественно к фискальным функциям. В кризисных ситуациях требуется законодательная, а иногда и финансовая поддержка.

В условиях кризиса возрастает необходимость в сочетании рыночных механизмов с государственным управлением социально экономических процессов на всех уровнях от федерального до муниципального. Заметим, что антикризисное управление включает меры организационно-экономического, финансового и нормативно-правового воздействия со стороны государственных или региональных органов власти, направленные на защиту предприятий от ликвидации и банкротства.

Заметим, что механизмы, алгоритмы и процедуры антикризисного управления на региональном уровне фактически не проработаны и это обусловлено двумя ключевыми факторами. Во-первых, решения региональных органов государственной власти в большинстве случаев носят рекомендательный характер и встраиваются в систему федерального антикризисного регулирования без учета особенностей мезоуровневой социально-экономической системы. Во-вторых, региональные институты не обладают достаточной базой, квалификацией и опытом для осуществления эффективного антикризисного управления;

механизмы управления социально-экономическими системами проработаны на макро и микроуровне, то есть фактически антикризисное управление в российской экономике осуществлялось либо на уровне отдельных организаций, либо на федеральном уровне, что также становится причиной неэффективного регионального управления в условиях нестабильности.

Указанное обстоятельство подтверждается тем, что большинство российских региональных органов власти свою функцию в реализации антикризисных мер видят в обосновании необходимости получения регионом федеральной помощи в формате участия в различных целевых программах, а не использовании рыночных механизмов антикризисного управления.

Указанные обстоятельства показывают, что необходимо формирование научно обоснованного подхода к антикризисному управлению мезоуровневой социально-экономической системой путем совмещения интересов власти и частных интересов на основе использования рыночных механизмов и методов. Применение такого подхода позволит добиться рационального соотношения участия государства, бизнес-сообщества, населения и специализированных государственных институтов в решении проблемы эффективного антикризисного управления регионами, представляющей собой одну из наиболее актуальных в сложившихся экономических условиях задач.

Проблема региональных органов власти и государства в целом состоит в том, чтобы стимулировать становление саморазвивающихся процессов и создать адекватный им механизм антикризисного управления предприятиями и регионом. Ниже представлена схема системы антикризисного управления на региональном уровне, включающая шесть блоков: экономический блок, включающий организационно-экономические формы хозяйствования;

организационный блок, включающий организационные структуры управления;

управленческий блок, включающий методы управления;

административный блок, включающий административные, экономические;

нормативный блок, включающий правовые нормы;

политические и финансовые механизмы. Наглядно представить структуру механизма антикризисного управления, автор предлагает следующим образом (рис. 1).

2.

организационн ый блок 3.

1. администрат Экономическ ивный блок ий блок Комплексный механизм антикризисног 4.

6.

о управления управленчес Политические и кий блок финансовые механизмы 5. блок соблюдения правовых норм Рисунок 1 - Структура регионального организационно экономического механизма антикризисного управления По своему содержанию данная структура включает в себя шесть локальных механизмов. Знание механизмов расширяет возможности их применения в экономике регионов, будет способствовать устойчивому развитию регионов.

Глубокая дифференциация регионов по уровню развития обуславливает существенные различия способов реализации механизма управления. Эти различия ярко прослеживаются на примере характеристик нормативно-правого поля реализации антикризисных методов управления по разным регионам.

В отечественной науке и практике прошлых лет встречалась недооценка значения региональных аспектов в развитии народнохозяйственного комплекса, и они рассматривались как второстепенные, косвенно касающиеся проблем государственного управления. Однако, практически нет такой сферы государственного регулирования, в которой при успешном ее осуществлении можно было бы обойтись без реального учета региональных аспектов. При этом значительно расширяются управленческие функции самих регионов в результате перераспределения полномочий между федеральным центром и субъектами Федерации в пользу последних, а также внутри самих регионов с местным уровнем управления. В то же время надо отметить, что процесс этот только еще начинается.

Список литературы 1. Актуальные проблемы развития региональных социально экономических систем / М. Г. Лещева [и др.]. – Ставрополь: Мир данных, 2007. – 236 с.

2. Антикризисное управление: общие основы и особенности России:

учебное пособие / под ред. И.К. Ларионова. – М.: Дашков и К, 2001. – 248 с.

3. Валиуллин, P.P. Формирование стратегии антикризисного управления на уровне региона // Социально-экономические процессы и явления. – 2008. – №3.

ОБЩЕСТВЕННОЕ УЧАСТИЕ КАК ОСНОВА УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГИМНАЗИИ Матюшкина Татьяна Вячеславовна, директор Муниципального автономного образовательного учреждения «Гимназия»

г. Старая Русса Одним из направлений реализации Комплексного проекта модернизации образования является расширение общественного участия в управлении образованием.

Управленческая деятельность в гимназии строится на сочетании принципов административного и партисипативного подходов. В условиях развития образовательного учреждения большое значение придается правильной организации социального партнерства – перераспределение задач, делегирование полномочий, развитие горизонтальных связей.

Гимназия как объект управления представляет собой сложный многокомпонентный комплекс, имеющий несколько уровней.

На первом уровне управленческой системы гимназии все большее значение приобретают общественные органы управления. Работают Совет гимназии и Наблюдательный Совет, которые являются коллегиальными органами самоуправления, осуществляющими в соответствии с Уставом учреждения решение важных вопросов, относящихся к компетенции ОУ.

Деятельность Совета гимназии строится на принципах сотрудничества взрослых и детей в решении общих задач гимназии, демократии и справедливости, открытости и равноправия.

Совет гимназии определяет основные направления развития образовательного учреждения, утверждает Программу развития, принимает Устав, распределяет стимулирующие выплаты педагогическому работникам по результатам труда.

С 2001 года работает общественный Попечительский Совет. Целью деятельности Попечительского Совета является:

Всестороннее содействие и поддержка образовательного учреждения, в том числе финансовая и материальная;

Стимулирование деятельности участников образовательного процесса;

Информация и пропаганда деятельности образовательного учреждения;

Правовое обеспечение, защита и поддержка прав и интересов образовательного учреждения, его обучающихся и персонала.

Попечительским Советом разработана и принята Программа по материально-техническому обеспечению гимназии, предложены дополнения в Программу развития гимназии, которые нацелены на новое качество образования, на укрепление здоровья учащихся через физкультурно-оздоровительную работу. По решению Совета гимназии и Попечительского Совета лучшие гимназисты за особые успехи в обучении ежегодно награждаются премиями и медалями.

В коллективе особое значение придается развитию ученического самоуправления. В 2002 году Советом старшеклассников было принято решение о создании Детской общественной организации «ОМЕГа»

(объединение математиков, естествоведов, гуманитариев). Решение поддержано педагогической, родительской и ученической общественностью на расширенном заседании Совета гимназии и утверждено на ученической конференции. Руководит ДОО «ОМЕГа»

президент, который избирается сроком на два года в соответствии с Правилами социально-политической игры «Выборы президента».

Результаты деятельности ученического самоуправления:

формирование у учащихся навыков политической и социальной компетентности;

освоение технологии социально-политической игры «Выборы президента»;

освоение новых проектных технологий (проект ДОО «ОМЕГа», КТД «Наши символы» (эмблема, флаг, герб ДОО «ОМЕГа»);

участие в соревновании «Самый активный класс» позволило активизировать деятельность органов самоуправления;

значительно увеличилось количество участников и победителей городских, районных и областных конкурсов;

все учащиеся занимаются дополнительным образованием.

Большое значение гимназия придает созданию собственного положительного имиджа. Учитывая, что имидж и репутация – самое ценное имущество школы, гимназия устанавливает значимые общественные связи и социальное партнерство на всех уровнях.

Расширить круг своих потенциальных партнеров и сформировать позитивное мнение о гимназии помогают средства массовой информации.

Таким образом, функции всех управленческих структур первого уровня органично дополняют друг друга. Директор принимает участие в работе данных структур и активно взаимодействует с ними. Традиционной формой такого взаимодействия является ежегодный отчет директора на расширенном заседании Совета гимназии по итогам года. Совета гимназии имеет право давать оценку деятельности руководителя гимназии.

Общественный подход в управлении гимназией позволяет объединять усилия всех субъектов, правильно определять направления развития гимназии, получать внешнюю оценку деятельности администрации и педагогического коллектива и формировать социальный заказ на образовательные услуги.

На втором уровне управленческой системы стоят структурные подразделения научно-методической службы: кафедры, ресурсные центры, творческие группы, опорные школы, которые нацелены на проблемный анализ хода результатов инновационной деятельности, повышение научно-образовательного уровня учителя. Эта деятельность осуществляется на муниципальном, региональном и всероссийском уровнях.

На базе гимназии действуют:

районный ресурсный центр по работе с одаренными учащимися;

опорная школа по развивающему обучению на 1 ступени образования;

опорная школа «Система общественно-государственного управления в ОУ».

Гимназия является общественной кафедрой инновационной практики и лабораторией результативного опыта в Новгородской области. В рамках этой деятельности с 2007 по 2010 год проведено 23 обучающих и проблемных семинаров, мастер-классов для педагогов и руководителей образовательных учреждений области.

С 2005 года гимназия входит в Ассоциацию гимназий Санкт Петербурга. Ежегодно на Всероссийских гимназических конференциях гимназия транслирует опыт работы, поддерживает связи и укрепляет контакты с гимназиями нашей страны.

Третий уровень. Для объективной оценки состояния образовательного процесса, в гимназии ведутся мониторинги:

уровня обученности на всех ступенях образования;

развития личностных качеств гимназистов;

маркетинга образовательных потребностей.

Эта работа позволяет увидеть и проанализировать проблемы и спланировать коррекционную работу, что делает образовательный процесс управляемым. Добиться реализации планируемых результатов позволяет существующая в гимназии система оценки качества образования, одной из задач которой является реализация механизмов общественной экспертизы, гласности и коллегиальности при принятии решений.

Основными объектами общественной экспертизы качества образования выступают:

внеучебные достижения учащихся;

общий уровень духовного, нравственного, социального и культурного развития учащихся гимназии;

условия, созданные в ОУ в целях сохранения и укрепления психического и физического здоровья школьников;

эффективность управления школой, в том числе – в финансово экономической сфере.

Ежегодно отчет о деятельности гимназии доводится до сведения родителей на общешкольных и общегородских родительских собраниях.

Информацию о событиях, происходящих в гимназии, можно узнать на гимназическом сайте.

Результатом совместной деятельности административного и общественного управления является:

победа во Всероссийском конкурсе общеобразовательных учреждений, внедряющих инновационные образовательные программы, в рамках Национального Приоритетного проекта «Образование» в 2006, 2007, 2008 годах;

1 место в рейтинге гимназий по результатам самоанализа деятельности среди образовательных учреждений области в 2009 и годах;

1 место по итогам реализации Программы развития системы образования Старорусского муниципального района;

удовлетворенность образовательными услугами со стороны субъектов образовательного процесса (родителей и учащихся) составляет 93%.

Список литературы 1. Седельников А.А. Общественно-активные школы как ресурс развития территориального общественного самоуправления // Органы местного самоуправления и объединения граждан по месту жительства: сверяя интересы. Сборник статей. – Серия Территориальное общественное самоуправление. – Выпуск I / под ред. Мерсияновой И.В. – Новосибирск: ИДМИ, 2001. – 168 с.

2. Косарецкий С. Государственно-общественное управление: имитация и формализм закономерны // Директор школы. – №2. – 2010. – 224 с.

3. Аверкин В.Н., Вейков В.А., Зайченко О.М. Сборник нормативно правовых и инструктивно-методических материалов по модернизации образования. – В. Новгород: НРЦРО, 2007. –186 с.

БРЕНДИНГ ОТДЕЛЬНЫХ МЕСТ В ФОРМИРОВАНИИ ИМИДЖА РЕГИОНА Гусев Евгений Геннадьевич, аспирант, Липецкий государственный Технический Университет Россия – огромное государство, занимающее обширное географическое пространство. Её территория является местом проживания представителей разных религий и национальностей. Каждый субъект Российской Федерации обладает уникальными, интересными и конкурентоспособными характеристиками. Однако в условиях глобализирующейся политики, экономики, культуры информационного общества простой констатации владения этим уникальным ресурсом явно недостаточно для реакции внутренних и внешних потребителей. В новой реальности все большее значение приобретает такой механизм актуализации уникальности территорий как формирование регионального имиджа.

Положительный имидж региона – это не роскошь и не новомодный атрибут. Имидж является одним из определяющих факторов восприятия регионов и формирования вокруг них дружественной общественной среды.

Это, в свою очередь, оказывает самое непосредственное влияние на лояльность со стороны федерального Центра, других субъектов Российской Федерации, международного сообщества. Общественно политическая, культурно-историческая, инвестиционная привлекательность регионов не возникает на пустом месте, а является следствием сформированного и актуализированного имиджа. Не существует «плохих», «непопулярных», «непрестижных» территорий аутсайдеров. Бывают только изъяны в работе (или ее полное отсутствие) по созданию и продвижению имиджа региона [3, c. 5].

Примером имиджмейкинга территории является Липецкая область, руководство которой в качестве одной из стратегических целей декларировало создание и развитие внутрирегиональных туристско рекреационных зон. Одна из них формируется на основе исторической святыни не только области, но и России – территории Задонского района.

Однако механизм туристического брендинга при конструирования имиджа данной территории используется неэффективно, что приводит к необоснованным потерям.

В настоящее время туризм является капиталоемкой индустрией современного мира, занимающей первое место по темпам роста. Доходы от международного туризма уже превысили поступления от экспорта нефти и нефтепродуктов, электронного оборудования, автоэкспорта, почти в три раза превысили доход от экспорта теле- и радиоаппаратуры [2, c. 99].

По данным Всемирной организации по туризму (UNWTO) [3], общее число туристических поездок в 2007 году составило 903 миллиона, что на 6,6 % больше, чем в предыдущий год. Объем мирового туристического рынка составил более 850 миллиардов долларов. Важнейшей чертой туриндустрии становится ее географическая диверсификация: если в году на 15 наиболее популярных направлений приходилось 98 % всех поездок, в 1970 — 75 %, то в 2007 году эта цифра снизилась до 57 %, что наглядно свидетельствует о растущем интересе путешественников во всем мире к вновь открываемым маршрутам и местам для отдыха и экскурсий.

Ранее мало известные направления демонстрируют темпы роста, существенно превышающие среднемировые. Лидером в этом плане является Черногория, число поездок в которую в 2007 году увеличилось на 160 %. По прогнозам, рост туристической индустрии продолжится и в дальнейшем: к 2020 году, как ожидается, количество поездок достигнет 1, миллиарда в год.

Россия с ее разнообразием территорий, ландшафтных и природно климатических зон остается потенциально наиболее привлекательным рынком туристических услуг для любого самого взыскательного потребителя. Усилия целого ряда российских регионов по созданию различного уровня туристских кластеров, поддержку малого и среднего бизнеса направлены сегодня на формирование положительного имиджа региона (например, Псковская область [1]).

Туристическая диверсификация вызвана заинтересованностью потребителей в разнообразии предлагаемых услуг. Актуальным на сегодняшний день продуктом становится «Туризм одного дня», смысл которого в том, что жители мегаполисов и крупных городов могли бы отправиться на выходные в одно из данных мест. Задонский край мог бы стать одним из таких мест. Край богат историческими памятниками. В настоящее время в Задонске действуют 3 монастыря - один мужской и два женских. Это делает город одним из уникальных центров Православия России. В г. Задонске находится Рождество-Богородицкий мужской монастырь с Владимирским собором (А.К. Тон, XIX в.). В его стенах были созданы духовные сочинения св. Тихона Задонского, принесшие ему славу "Российского Златоуста". Это - паломнический центр Русской Православной Церкви. Поклониться мощам святителя Тихона Задонского едут верующие со всех концов страны и из-за рубежа. В 12 километрах от Задонска расположен женский Свято-Тихоновский Преображенский монастырь со святым источником. Восстанавливается Тюнинский Богородице-Тихоновский женский монастырь, монашеская жизнь в котором возрождена с лета 2002 года.

В Задонске сохранились церковь Успения (1800), бывший дом аптекаря Ульриха (начало 19 в.). В селе Кашары - комплекс церкви Митрофания Воронежского и стоящей рядом с ней колокольни-церкви Автомона (1823). В селе Скорняково - усадебный комплекс (бывшее имение героя Отечественной войны 1812 генерала Н.Н. Муравьёва), Свято Троицкий скит (восстанавливается). В селе Репец - парковый ансамбль.

Всего 36 церквей и монастырей. Недаром эту местность в позапрошлом веке называли "русским Иерусалимом". В прежние времена в Задонске в течение десяти дней собиралось со всей России до 300 тысяч паломников.

Кроме того, территорию отличают уникальные природные ландшафты. В Задонском районе расположены два из шести урочищ заповедника реликтовой флоры "Галичья гора" ("Галичья гора" и "Морозова гора") с основными административными и научными объектами, а также два зоологических заказника ("Задонский" и "Донской"), два охотничьих хозяйства. На лесостепной станции заповедника разводят соколов-балобанов. Нельзя не сказать о реке Дон, которая является не только местом для отдыха и купания, но и активной рыбалки. Территория отличается, также выгодным расположением в отношении основных транспортных коммуникаций (трасса М4, соединяющая два направления Москва и Ростов).

Однако, для достижения цели стать брендовым местом необходима серьезная организационно-технологическая поддержка. Образ территории как туристического направления складывается не только из представлений о достопримечательностях и ожидаемых впечатлениях, но и реальной активности в развитии туристской и транспортной инфраструктуры:

• аэропорта или железнодорожного вокзала, являющихся воротами в регион для всех пребывающих – ключевым местом формирования комплексного представления о топосе на основе первичной эмоциональной реакции (аэропорт Цюриха — квинтэссенция швейцарского порядка, точности и роскоши);

• национального или регионального перевозчика акцентирующего первый опыт знакомства с людьми, которые в дальнейшем будут оказывать различные услуги туристу, первую встречу с местной культурой и традициями (Thai Airways — Таиланд уже в дороге в Таиланд);

• туристического информационного офиса как главного для туриста места решения любых проблем (любой европейский город — центральная площадь);

• гостиниц как мест проживания и ежедневных информационных центров;

• сферы услуг с акцентом на местный колорит (сувенирные лавки мастерские;

рестораны как коммуникаторы местной кухни и обычаев – итальянский семейный ресторан, баварская пивная, лондонский паб);

дорожные и уличные знаки и указатели, таблички на достопримечательностях — необходимые ориентиры для пешеходных и автомобильных прогулок посетителей места [4, c. 122-123].

Формирование бренда туристического направления происходит с участием целого ряда заинтересованных групп и лиц. Они либо непосредственно вносят свой вклад в брендинг территории, либо оказывают прямое или косвенное влияние на целевые аудитории бренда.

Поэтому очень важно, чтобы все группы влияния (стейкхолдеры) с самого начала проекта по созданию бренда направления были о нем осведомлены и имели четко обозначенное место и роль в его реализации.

Брендинг туристического направления, в отличие от других сфокусированных вариантов территориального брендинга, предъявляет наиболее жесткие требования к визуализации. Это связано с необходимостью значительного объема массовых маркетинговых коммуникаций и с особенностями визуального восприятия целевой аудитории, привыкшей к принципам воздействия компаний, предлагающих товары или услуги повседневного потребительского спроса.

Территория, развивающая свой бренд туристического направления, должна разработать и создать целый комплекс визуальных идентификаторов, в числе которых важнейшими можно считать следующие: логотип;

рекламный девиз (слоган);

цветовая гамма;

комплект шрифтов;

архитектура и дизайн выставочного стенда для участия в туристических выставках;

дизайн web-сайта региона в сети Интернет;

банк фотографий (достопримечательности, пейзажи, образы людей);

система навигации (уличные и дорожные указатели, таблички на домах, обозначения на предприятиях общественного транспорта);

стандарты рекламных объявлений и рекламной полиграфической продукции [4 c.

124].

Следует отметить, что для создания бренда туристического направления необходимо не только наличие своей “изюминки”, но и грамотно отлаженной технологии по его позиционированию. Что касается Задонского края, то на данный момент существенных шагов в данном направление нет, кроме жителей региона, да и то не всех, мало кто знает о существовании такого духовно-архитектурного памятника рекреационной направленности. Инфраструктура, взять хотя бы гостиничную сеть, просто не существует, так что Задонский край как место выходного дня на сегодняшний день является не рабочим, в свою очередь, создав такой бренд на территории Липецкой области, он мог бы стать той самой уникальной характеристикой, существенно повышающей ее региональный имидж.

Список литературы 1. В Совете Федерации будущее Псковской области связывают с туризмом // Новости Федерации. 2011 [Электронный ресурс]. URL:

http://www.regions.ru/news/2348900/.

2. Мировая экономика: учебное пособие / Л.С. Падалкина, В.В. Клочков, С.В. Тарасов [и др.];

под ред. И.П. Николаевой. – М.: Проспект, 2007.

– 240 с.

3. Ханов Г. Сколько стоит регион? // Publicity. – 2006. – №1. – С. 4–5.

4. Стась А. Новая геральдика. Как страны, регионы и города создают и развивают свои бренды. – М.: Группа ИДТ, 2009. – 208 с.

5. Tourism Highlights: 2008 Edition // официальный сайт Всемирной туристической организации. 2008 [Электронный ресурс]. URL:

http://www.hospitalitynet.org/file/152003629.pdf.

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ АСПЕКТЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ Гордеев Валерий Вадимович, преподаватель, Старорусский филиал Санкт-Петербургского Государственного университета сервиса и экономики «Пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами Отечества, засорять насильственными пересадками на родную почву;

пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях свою силу».

(В.А. Кокорев, первый нефтезаводчик России) [7].

В 1894 – 1914 годах развитие экономики России происходило невиданными темпами. Общий рост ее составил 21,5%. Русские армия и флот снабжались современным вооружением. Росла добыча полезных ископаемых. Строились железные дороги. Развивался торговый флот.

Прирост урожая зерна составил 78%. Экспортируемое зерно кормило всю Европу. Госбюджет страны вырос в 5,5 раза, золотой запас в 3,7 раза.

Российская валюта была одной из сильнейших в мире. Государственные доходы росли без увеличения налогового бремени. Россия переживала расцвет культурной жизни. Открывалось ежегодно 10 тыс. школ. Главным показателем эффективности и нравственности власти и благополучия народа является рост населения: с 1897 по 1914 год он составил 50,5 млн.

человек. Зарплата рабочего позволяла содержать многодетные семьи. По заключению французского экономического обозревателя Эдмона Тэри, которое он сделал в 1913 году, сохранение этих тенденций развития через 20 – 30 лет могло сделать Россию мировым лидером в политическом, экономическом и финансовом отношениях с населением 343,9 млн.

человек [4, c.252].

Экономической, духовной и культурной основой жизни страны был частный капитал. Предпринимательская деятельность находилась на пике своего развития. Ее принципы, исторически сложившиеся в России, были официально закреплены на собрании российских предпринимателей в году. Тогда были приняты семь основополагающих принципов: уважай власть, будь честен и правдив, уважай право частной собственности, люби и уважай человека, будь верен своему слову, живи по средствам, будь целеустремлен [1, c.84].

В 1885 году в Петербурге открылись Высшие Коммерческие курсы, где по вечерам обучались лица, уже имевшие практику торгово промышленной деятельности. Преподавание вели очень известные деятели науки и техники того времени. Эти Курсы находились в ведении Министерства финансов. В 1889 году они были объединены с созданным Обществом по распространению коммерческих знаний, которое заключало в себе функции учебного заведения, предпринимательской коллегии и благотворительного фонда. Общество находилось под покровительством самого Императорского Высочества Князя Александра Михайловича.

Главной задачей Общества было развитие в России «коммерческого образования, которое должно было способствовать дальнейшему подъему российской торговли и промышленности». Собрания членов и заседания совета Общества всегда начинались и заканчивались общей молитвой.

Начало каждого семестра обучения предварялось торжественным молебном, так как «главной целью русского купечества, обучавшегося на курсах, всегда был труд во славу Божию и на благо Отчизны» [3, с. 163].

Основой успешного развития предпринимательства в России был исторически сложившийся характер народа – «деятельный, расчетливый, домовитый, способный к неуклонному преследованию своей цели, к жесткому или мягкому образу действия, смотря по обстоятельствам». По словам известного российского экономиста О.А. Платонова, «главными чертами русской цивилизации являлись преобладание духовно нравственных приоритетов жизни над материальными, культ добротолюбия и правдолюбия, нестяжательство, развитие самобытных форм трудового самоуправления, воплотившихся в общине и в артели» [5, с. 107].

Экономический успех любой страны зависит от отсутствия противоречия «между национальными традициями страны и ее экономической практикой». Русскому человеку всегда была чужда идея богатства ради самого богатства. Православная народная этика создавала атмосферу почитания идеалов любви, добра, правды и нестяжательства.

Ф.М. Достоевский писал, что «русский народ оказался, может быть, единственным великим европейским народом, который устоял перед натиском золотого тельца, властью денежного мешка. К богатству и богачам, к накопительству русский человек относился недоброжелательно и с большим подозрением». Традиционное народное понимание «нестяжательства» укладывалось в короткие и четкие фразы: «Лишнего не бери, карман не дери, души не губи», «Богатому черти деньги куют», «Пусти душу в ад – будешь богат» [5, с. 53].

Эти и другие народные пословицы отражают суть русского народного характера. Преодоление «греховной основы» человека связывалось у православных с самоотверженным подвижническим трудом, посредством которого человек приближался к Богу. В старину русские люди считали Божьим наказанием не бедность, а богатство.

Представление о счастье связывалось у них с нравственной чистотой и душевной гармонией. Все это сказывалось и на купеческом сословии.

Богатство для русских купцов было не самоцелью, не путем к наслаждению жизнью, хотя это и допускалось, но прежде всего средством творить добро, служить людям. Большинство купцов вышло из крестьян и посадских людей, в то время как в западноевропейских странах – из дворян. Русские купцы были сильны своей родовой преемственностью и сословной сплоченностью. Их роды, которые не прерывались в трех четырех поколениях, поддерживали друг друга, роднились между собой, создавая своеобразные союзы. Купцы были православными христианами по своему воспитанию и традициям. В их среде считалось необходимым помогать нуждающимся, чтобы «искупить свою жесткость в деловой сфере, оправдать богатство и заслужить прощение за совершенные или будущие грехи». В отличие от дворянства, владевшего значительными богатствами в виде недвижимого имущества, но постоянно ощущавшего нехватку «живых» денег, купечество имело значительные наличные средства. Часть прибыли, которая не пускалась в оборот, тратилась на благотворительность, а не на свое личное потребление, которое ограничивалось. Православное отношение к богатству хорошо выразил известный русский промышленник Тимофей Васильевич Прохоров:

«Богатство часто приобретается ради тщеславия, пышности, сластолюбия и прочего, это нехорошее, вредное богатство, оно ведет к гибели души.

Богатство то хорошо, когда человек, приобретая его, сам совершенствуется нравственно, духовно: когда он делится с другими и приходит им на помощь. Богатство необходимо должно встречаться в жизни, оно не должно пугать человека, лишь бы он не забыл Бога и заповедей Его» [7].

Русский купец осознавал, что он является не собственником своего предприятия, а лишь распорядителем «чужого» имущества, данного ему свыше. Поэтому свою деятельность он воспринимал «как служение, наподобие служения монашеского, священнического, врачебного, воинского» [6, с. 74].

Нравственные принципы были заложены в русском человеке на подсознательном уровне. Православие в ходе своего развития пришло к пониманию, что богатство само по себе осуждаться не может. Если же стремление к богатству любой ценой станет главной целью жизни, то оно поработит человека, сделает его своим рабом. В русском обществе нравственная составляющая жизни превратилась в культурную традицию.

Развивая свое дело на самом современном уровне, предприниматели «ставили перед собой задачи его религиозного осмысления, видели необходимость улучшения жизни народа, его просвещения и образования, поддержки культуры, науки, искусства посредством благотворительности и меценатства» [3, с. 281].

В России действовал ряд благотворительных Обществ. В Петербурге, например, в 1897 году было создано Ярославское благотворительное Общество, члены которого проживали по всей России и в других странах.

В состав Общества входили известные государственные, общественные и религиозные деятели. Общество помогало нищим, инвалидам, вдовам, престарелым, сиротам не только материально, но и нравственно.

Великодушие, милосердие, отзывчивость и искренняя любовь к ближним были движущей силой его деятельности. Многие купцы и промышленники жертвовали часть средств на строительство церквей, богаделен, ночлежек, больниц, школ, приютов, бесплатных столовых. Это не было «спонсорством» в сегодняшнем понимании. Никакой рекламы не делалось, в газетах о подобных деяниях не сообщалось, имена не упоминались. Это было личным делом предпринимателя, делом его совести и убеждений.

О масштабах благотворительности свидетельствовал еще в 1856 году известный историк М. П. Погодин: «Наши купцы не охотники еще до истории: они не считают своих пожертвований и лишают народную летопись прекрасных страниц. Если бы счесть все их пожертвования за нынешнее только столетие, то они составили бы такую цифру, какой должна бы поклониться Европа». Для русских купцов благотворительность была традиционным путем покаяния и общественного служения [2, с. 61].

Наряду с благотворительностью было популярно и меценатство.

Причем тогда, когда большая часть дворянства и интеллигенции интересовалась, как правило, западноевропейской культурой, русские предприниматели первыми стали собирать предметы традиционной национальной культуры. В письме к своей дочери А.П. Боткиной знаменитый основатель картинной галереи П.М. Третьяков писал: «Моя идея была с самых юных лет наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы так же обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях;

мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь» [8].

Высказывание Марины Цветаевой («сознание неправды денег в русской душе невытравимо») точно отражает важную особенность русского сознания – глубоко заложенное в нем чувство справедливости [7].

Благодаря меценатской деятельности были сохранены для потомков предметы русской старины, древние иконы, рукописи и книги, картины, вошедшие затем в государственные фонды. Молельни и домашние церкви многих русских купцов представляли собой настоящие музеи. Да и само музейное дело в стране было опекаемо ими же. Купцы и промышленники строили судоходные компании, заводы, фабрики, железные дороги, занимались добычей нефти и другой деятельностью. Имена П.М.

Третьякова, П.И. Щукина, С.И. Мамонтова, С.Т.Морозова, В.А. Кокорева и других были у всех на устах.

После революции 1917 года предпринимательство в России было запрещено под страхом смертной казни. Люди, создававшие все то, что составляло содержание и облик дореволюционной России и послужило фундаментом дальнейшего развития страны, были вычеркнуты из истории.

За несколько лет был ликвидирован «обширный слой профессиональных организаторов российской экономики, которых Россия вынашивала и рождала столетиями». К 1920 году было физически истреблено или оказалось в вынужденной эмиграции более 100 тысяч предпринимателей.

Однако короткий период «новой экономической политики» дал возможность людям «проявить предпринимательскую инициативу и показал уникальный потенциал малого предпринимательства в кризисные периоды экономики, при отсутствии всякой государственной поддержки»

[7].

В советский период нашей страны любая предпринимательская активность рассматривалась как спекуляция и являлась уголовно наказуемой. В 90-х годах прошлого столетия в России была насильно внедрена рыночная экономика западного образца – стране отвели участь «сырьевого придатка». Большинство «новых предпринимателей»

заботится только о своем личном обогащении, добиваясь его любым способом. Сейчас Россия стоит перед выбором – или потерять свои многовековые национальные особенности и традиции, растворившись в «глобальном мире» с его «новым мировым порядком и сетевой рыночной экономикой», или же воссоздать свою почти забытую самобытность во всех сферах жизни, включая и предпринимательскую деятельность. Лишь обращение к богатейшему наследию наших выдающихся предков и возрождение истинных православных духовно-нравственных принципов в жизни общества может в этом помочь.

Список литературы 1.Жуликов П.П., Фузеев А. С. Основы предпринимательства. – М.:

ЛИБРОКОМ, 2009. – 152 с.

2. Сухонос С.И. Русское дело. – М.: GALAPUBLISHERS, 2003. – 112 с.

3.Филимонов В.П. Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа. – СПб.: Сатисъ, 2005. – 336 с.

4.Грачева Т.В. Невидимая Хазария. – Рязань: Зерна, 2008. – 400 с.

5.Платонов. О.А. 1000 лет русского предпринимательства. – М.:

Современник, 1995. – 371 с.

6. Платонов О.А. Экономика русской цивилизации. – М.: ИРЦ, 2008. – 794 с.

7.Миронов Л.М. Нравственные принципы русского предпринимательства // Русская народная линия: информационно аналитическая служба. 2010 [Электронный ресурс]. URL:

http://www.ruskline.ru/analitika/2010/05/24/nravstvennye_principy_predpr inimatelstva_v_rossii (дата обращения: 10. 02.2011).

8.Кутарева Л.Г. Становление российского предпринимательства в историческом аспекте // ДелоРус: информационный портал. [Электронный ресурс]. URL:

http://www.delorus.com/every/index.php?ELEMENT_ID=2656 (дата обращения: 15.03.2011).

ТУРИЗМ И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Сельскова Ольга Андреевн, преподаватель, аспирант, Старорусский филиал Санкт-Петербургского Государственного университета сервиса и экономики В контексте устойчивого развития туристских регионов рассматривает, прежде всего, экологический и экологически устойчивый туризм. Как показал опыт многолетних наблюдений, для Новгородской области наиболее привлекательным, перспективным и динамично развивающимся является именно экологический туризм. Научные и учебные заведения, вплотную занимающиеся изучением природы, хозяйства и историей региона, проводят конференции и симпозиумы, посвященные данной тематике [1].

Можно подвести некоторые итоги развития туризма в Новгородской области за последние годы (2000 - 2010) - период, когда интерес к Новгородчине сильно возрос. Надо сказать, что условия для организации массовых форм туризма ограничены здесь из-за погодно-климатических условий и отсутствия обширных акваторий с теплой водой. Новгородская область привлекательна в основном в познавательном, оздоровительном и этническом плане и для организации активного отдыха. За эти годы количество рекреационных стационаров возросло более чем в 10 раз. В 2001 г. на территории области зарегистрирована 31 турбаза. Однако следует отметить, что практически все они располагаются на побережье озера Ильмень, а также в акватории рек, которая как раз и используется для массового отдыха. Такая ситуация обусловливает нездоровые тенденции в развитии туристской отрасли в области. Огромные скопления баз отдыха вдоль русла рек и вокруг озера Ильмень и Валдайских озер приводят к повышенным рекреационным нагрузкам и постепенной деградации и уничтожению ценных природных объектов[2].

Существенный аспект в развитии туризма - уровень поступления средств от эксплуатации туристских объектов в бюджет области.

Сегодняшняя ситуация такова, что непосредственно в областной бюджет поступают только средства от аренды земельных наделов, занимаемых базами отдыха [3]. Налоговые же отчисления идут в те регионы, где официально зарегистрирована та или иная туристская фирма.

Положительным моментом развития туристской отрасли в Новгородской области следует считать повышение доходов местного населения в районах, прилегающих к центрам туризма. Население предоставляет следующие виды услуг: продажа продовольствия и изделий народного промысла, лекарственного сырья, организация дачно деревенского отдыха, сдача квартир, частный извоз, сдача в аренду лошадей [5]. Благоприятный для населения, данный факт отрицательно сказывается на экономическом развитии региона в целом. Все перечисленные виды деятельности производятся, как правило, без оформления необходимых лицензий, а следовательно, отчисления от этих доходов в виде налогов в казну государства не поступают. Возможно, поэтому, при наличии богатых рекреационных ресурсов, остается дотационным регионом. Повышенные рекреационные нагрузки на популярные туристские объекты требуют проведения работ по благоустройству мест отдыха, возобновлению рекреационных ресурсов, охране памятников и ценных объектов природы, средств же для этого в области нет. Путь к устойчивому развитию области лежит через формирование мудрой (подчас и жесткой) экономической (прежде всего налоговой) политики, предусматривающей разумное расходование средств на возобновление и охрану рекреационных ресурсов, поддержку экологического и экологически устойчивого туризма.

Необходимым следует признать изменение режима охраны некоторых памятников природы, привлекательных в рекреационном отношении. Наиболее значительный ущерб наносят туристы. В частности, памятник природы "Озеро Ильмень" превращается в грязную лужу от того, что там наблюдаются большие скопления отдыхающих. Мусор оставляемый туристами, в значительном объеме попадая в озеро, наносит непоправимы урон и отрицательно сказывается на состоянии фауны водоема. Купание в воде озера нельзя назвать приятным, остающейся на коже после купания.

В основу развития экологического туризма положено два главных принципа:

часть доходов, полученных от обслуживания туристов, остается на местах и направляется на охрану природы;

соблюдение природоохранных требований возводится в ранг основного закона;

Предлагаемая система представляет иерархическую структуру управления, состоящую из трех уровней.

Макроэкономический уровень - создание в правительстве соответствующего комитета с правом законодательной инициативы.

На мезоэкономическом уровне необходимым условием является расширение прав местных органов власти, в задачи которых должны входить:

содействие укреплению материально-технической базы туризма на своей территории;

создание условий субъектам туристкой деятельности;

продажа патентов для субъектов туристской деятельности из числа местных жителей и контроль за их деятельностью[3].

включает непосредственно Микроэкономический уровень организаторов отдыха и организации, предоставляющие рекреационные и сопутствующие услуги;

особоохраняемые природные территории, органы экологического контроля. В их компетенции находится следующий круг задач:

организация и проведение экологических и познавательных туров, маршрутов, экскурсий;

контроль за состоянием природных рекреационных ресурсов и исторических памятников;

благоустройство зон отдыха, маршрутов и туристских стоянок.

Таким образом, залогом устойчивого развития Новгородской области должен стать экологический и экологически устойчивый туризм.

Рациональная организация этого вида хозяйствования способна сдвинуть экономику области с мертвой точки и вывести регион из разряда дотационных.

Представим общую схему управления рекреационными ресурсами региона. На развитие рекреационной деятельности в регионах наибольшее влияние оказывают следующие субъекты:

1) государственные регулирующие органы (в схеме - Регулирующие органы): Госкомитет по культуре и туризму, Госкомитет природных ресурсов, Госкомитет по молодежной политике, спорту и туризму;

2) государственные контролирующие органы (в схеме Контролирующие органы): налоговая, таможенная службы, подразделения МЧС, ГО и др.;

3) общественные, государственные и коммерческие организации, занимающиеся организацией отдыха (Организаторы отдыха);

4) потребители туристских услуг и самодеятельные отдыхающие (Отдыхающие);

5) организации, владеющие и контролирующие пользование природными и рекреационными ресурсами (Владельцы);

6) научно-исследовательские, образовательные организации, работающие в сфере туризма (Наука и образование).

Таким образом, для организации наиболее рационального рекреационного природопользования в рамках региона, необходимо наладить систему взаимодействия между вышеперечисленными субъектами (см. рисунок) [4].

Взаимодействие субъектов рекреационной сферы:

1) выдача лицензий, сертификатов;

2) контроль за качеством туристских услуг, обеспечение безопасности туристских мероприятий;

3) информация о турпродукте и туристских мероприятиях организаторов отдыха;

4) консультации;

5) реализация прав на использование рекреационных ресурсов;


6) исходная информация об особенностях рекреационных ресурсов;

7) подготовка специалистов;

8) информационное сопровождение, разработка турпродукта, научные разработки и рекомендации;

9) консультации.

Список литературы 1. Окишев П.А., Пучкин А.В. Экологический туризм: перспективы и особенности организации // Труды Академии туризма. Вып. 3. СПб.:

ТОО "Олбис", 1998. С. 68–74.

2. САКВояж – электронный туристический еженедельник. Вып. [Электронный ресурс]. URL: sakv@stel.sebastopol.ua. (дата обращения:

15.03.2011).

3. Севастьянов Д.В., Щукин А.И. Предпосылки развития экологического и этнического туризма на северо-западе России // Вестник СПб ГУ.

Сер.7. Вып.3. 2001. С 37–43.

4. Червяков О.В. Перспективы формирования туристской сети на северо-западе России и стратегия развития экотуризма на примере национального парка «Водлозерский» // Природное и историко культурное наследие северо-запада России. Петрозаводск, 2000. С.

157–167.

5. Севастьянов Д.В., Коростелев Е.М. Национальные парки северо запада России как объекты охраны природы, рекреации и туризма // Вестник СПб ГУ. Сер. 7. Вып. 1. 2003. С. 76–85.

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ТУРИЗМА (НА ПРИМЕРЕ ВЫЕЗДНОГО ТУРИЗМА ИЗ КАЛИНИНГРАДА В ПРИБАЛТИКУ) Киткина Любовь Гавриловна, аспирант, Санкт-Петербургский Государственный университет сервиса и экономики Международный туризм – одна из перспективных отраслей современной экономики. В последнее время в мире интерес к туризму возрастает не только потому, что он приносит значительные доходы как туристским фирмам, так и бюджетам, обеспечивает занятность, но в связи с той ролью, которую он играет в экономическом развитии на федеральном (региональном), а в России – особенно на региональном уровне. Для Калининградской области речь идет не просто о развитии туризма как новой отрасли экономики региона, а как об отрасли конкурентоспособно вписывающейся в современную структуру международного туризма.

Массовый рост культуры людей, их познавательных и оздоровительных потребностей также содействует увеличению их подвижности. Помогло и удешевление группового туризма по сравнению с индивидуальными путешествиями.

Для Калининградской области речь идет не только о развитии туризма как новой отрасли экономики региона, а о необходимости трансформации сектора, функционирующего по устаревшей схеме, «в более открытую модель, конкурентоспособно вписывающуюся в современную структуру международного туризма».

Среди огромного количества задач, которые необходимо решать при организации туристского досуга, это: создание системы налоговых льгот для приоритетного развития туристской материальной базы, формирование современной нормативно-правовой базы развития туризма, совершенствование системы информационного обеспечения, внедрение прогрессивных технологий обслуживания.

В числе первоочередных задач также:

- стремительный взлет цен на все подряд, в том числе и на турпутевки, требует от санаторно-курортного комплекса предоставления высокого уровня сервисного обслуживания туристов;

- создание условий для развития традиционных и нетрадиционных центров туризма и их поиск.

В современном виде туризм – это курс истории, архитектуры, эстетики и гастрономии, сопровождающийся восторгом открытий, связанных с путешествием. Исключительно велико его социальное, культурно-воспитательное и познавательное значение. Благодаря именно ему, современный человек может реализовать стремление познать новое, преодолевать большие расстояния, чтобы увидеть своими глазами «живую историю», накопленную тысячелетиями. Это с одной стороны. А с другой - необходимо использовать опыт других стран, ведь опыт наиболее развитых государств показывает: чем больше люди имеют денег, тем они охотнее тратят их на путешествия. Мировой оборот туристской индустрии насчитывает сегодня 4.4 триллиона долларов, а к 2015 году он возрастет, по подсчетам специалистов, до 10 триллионов долларов. В законодательстве РФ и ее субъектов туризм признается приоритетной отраслью экономики. Но болевых точек у туристской индустрии немало.

Ситуация, сложившаяся в частности в Калининградской области, заставляет искать новые способы его развития.

Плохо урегулированный поворот к рыночным отношениям в стране произошел во всех сферах ее жизни. Это коснулось и Калининградской области. В связи с этим возникла проблема создания новых форм и методов развития туристской отрасли, совершенствование системы туристских услуг.

Недостаток предложений по Прибалтике (Литва, Латвия, Эстония), обладающей огромным тур потенциалом и издавна позиционировавшейся в сознании россиян как заграница и является актуальной проблемой исследования. Прибалтика, привлекавшая раньше в Советское время советских туристов как заграница в рамках своей страны, сейчас уступила место действительно странам дальнего зарубежья, ряд государственных проблем, визово-таможенных правил осложнили въезд и сократили количество желающих туристов посетить эту страну. Сегодня настал новый этап – пересмотра наших отношений и в государственном и экономическом плане, наметилось сближение стран и взаимный интерес, что особенно важно для Калининградской области, как граничащей с прибалтийскими государствами.

Явно нежелание турфирм работать в старых направлениях, открывая их по-новому. Позиционирование Прибалтики как места «шоппинга» на сегодня уже неактуально, пришел период разрабатывать новые направления. В этом и заключается актуальность работы - предложить новый турпродукт, основывающийся на выявленном потенциале Прибалтики и учитывающий новые социокультурные и политико экономические реалии.

Учитывая существующий спрос, огромный туристский потенциал и богатую культурно-историческую ценность Прибалтики можно создавать интересные, ранее не практиковавшиеся туристическими предприятиями программы, рассчитанные на туристов различного возрастного уровня, начиная со школьного возраста (детский туризм), а также семейный туризм.

Список литературы 1. Приоритетные направления международного и межрегионального сотрудничества в области культуры и туризма. – Калининград: РГУ им. И. Канта, 2004. – 113 с.

2. Пустовгаров В.И., Федоров Г.М. Приморская зона: Экономико – демографические аспекты пространственного планирования:

монография. – Калининград: КГУ, 2002. – 276 с.

3. Туристско – рекреационный потенциал и особенности развития туризма. – Калининград: РГУ им. И.Канта, 2007. – 142 с.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ АВИАЦИОННОЙ ТРАНСПОРТНОЙ СТРУКТУРЫ ГОРОДА СТАРАЯ РУССА Козин Александр Юрьевич, преподаватель, Старорусский филиал Санкт – Петербургского Государственного университета сервиса и экономики У города Старая Русса огромный внутренний потенциал развития.

Попробуем это проиллюстрировать на конкретном примере весьма, как нам представляется, важной перспективы этого развития.

Цель: превратить город Старая Русса в международный центр туризма.

Для достижения цели необходимые ресурсы в наличии:

1. Имеется курорт, открытый ещё в 1828 году, (по лечебным свойствам грязей и источников минеральной воды занимает 2–е место в Европе).

2. Имеется историческая основа:

Наличие множества Православных храмов.

Богатая военная история.

Большое культурное наследие (писатель Достоевский Ф.М.;

художник Сварог В.С. и т.д.) В 19-ом веке г. Старая Русса уже являлся центром Православия и курортного отдыха.

3. Прекрасная экологическая обстановка и выигрышное территориальное расположение (в районе: лесные массивы, более 10– ти рек, озеро Ильмень).

4. Наличие развитой транспортной структуры:

Аэродром ОАО «123 АРЗ».

Железная дорога.

Автодороги по направлениям: г. Москвы и г. Санкт– Петербурга.

Частная задача для достижения цели: реконструкция аэродрома ОАО «123АРЗ» в аэропорт международного уровня.

Для решения задачи на сегодня имеются:

1. Соответствующие службы и система управления воздушным движением (в наличии сертификаты соответствия).

2. Взлетно–посадочная полоса (ВПП), рулежные дорожки, стоянки.

3. Оборудование обеспечения полетов.

4. Подготовленный персонал.

5. Возможности на производственной базе 123 АРЗ выполнять техническое обслуживание и ремонт авиационной техники (в наличии международные сертификаты соответствия) 6. Собственные независимые источники энергоснабжения (электроэнергия, водо- и теплоснабжение, газоснабжение, связь).

7. Железнодорожный путь для доставки топлива и т.д.

8. Возможности использования свободных производственных площадей под складские помещения или иные цели.

9. Весь спектр автомобильной техники специального назначения.

Для выполнения задачи необходимо:

1. Выделить всю имеющуюся инфраструктуру аэродрома в отдельное юридическое и экономическое подразделения.

2. Заинтересовать потенциальных инвесторов:

Администрации разных уровней.

Крупные банки.

Частных инвесторов.

3. Реконструировать ВПП (размеры ВПП довести до международных стандартов).

4. Оснастить посадочные и стояночные места для вертолетов и авиации вип–класса.

5. Построить здание аэровокзала.

6. Оснастить системы взлета и посадки современным оборудованием.

7. Реорганизовать пожарную, медицинскую, метео - службы, службу безопасности.

8. Создать недостающие службы: паспортно–визовую, пограничную, ветеринарную, санитарную и т.д.

Результаты выполнения задачи:

1. Резкое увеличение местных бюджетов, средства которые могут быть направлены на ремонт дорог, строительство социальных объектов, реконструкцию и ремонт коммунальной инфраструктуры.

2. Увеличение рабочих мест на 250-300 человек.

3. Сохранение существующих рабочих мест, особенно вспомогательных служб ОАО «123 АРЗ» (350-400 человек).

4. Значительный рост востребованности услуг автотранспорта.

Обслуживание туристов.

Доставка необходимых грузов от аэропорта до потребителей.


5. Повышение востребованности специалистов по профилю, выпускаемых Старорусским филиалом Санкт–Петербургского государственного университета сервиса и экономики.

На наш взгляд, реализация поставленной цели вполне реальна при наличии инвесторов, помощи государственных структур и согласованных действиях всех заинтересованных сторон.

СЕКЦИЯ 3. «Актуальные проблемные проблемы гуманитарных и естественнонаучных исследований»

ВЛАСТЬ И РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1980 – 1990-Х ГГ.

(ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕНЗЕНСКОГО РЕГИОНА) Королева Лариса Александровна, д.ист.н., профессор, Мельниченко Олег Владимирович, к.ист.н., Гарькин Игорь Николаевич, студент 4 курса, Пензенский государственный университет архитектуры и строительства Государственно-конфессиональная политика 1985-1987 гг. в основном продолжала тенденции периода Л.И. Брежнева и последующих руководителей СССР, и была ориентирована на тотальный контроль государственно-партийного аппарата за деятельностью конфессий. На местах уполномоченные Совета по делам религий продолжали свою деятельность, как правило, в прежнем формате. Так, уполномоченный Совета по Пензенской области А.С. Васягин докладывал в столицу:

«Руководствуясь решениями XXVII съезда КПСС,.. в Пензенской области принимались определенные меры, направленные на повышение эффективности контроля за соблюдением законодательства о религиозных культах, последовательным осуществлением конституционного принципа свободы совести» [3, л. 1].

На местах, в том числе и в Пензенской области, продолжала выпускаться атеистическая литература. Комиссии содействия контролю за соблюдением законодательства о религиозных культах по-прежнему осуществляли свою работу, причем, регламентирующие функции комиссии распространялись практически на все сферы функционирования религиозных объединений. Например, комиссия содействия при Кузнецком горисполкоме Пензенской области выделяла следующие «участки работы» для себя – контроль за проповеднической и финансово хозяйственной деятельностью общины, соблюдением общественного порядка на религиозных праздниках, предотвращением влияния религиозной пропаганды на детей и молодежь;

проверка соблюдения санитарных правил при совершении религиозных обрядов, санитарного состояния прицерковных территорий и помещений;

изучение контингента посещавших церковь и т.д. Хотя требование предоставления паспортов родителями при крещении несовершеннолетних детей уже было отменено, члены кузнецкой комиссии «проводили выборочную проверку квитанций на предмет подлинности подписей, проводили беседы с супружескими парами, совершившими обряд» [2, л. 136–137]. Как и прежде, в Пензенском регионе проводилась серьезная работа по вытеснению из советского быта религиозных праздников и обрядов: «несомненно, они несут определенную атеистическую нагрузку и имеют большое значение в деле формирования у людей научно-материалистического мировоззрения», – отмечал уполномоченный Совета по Пензенской области [3, л. 24–25].

В ноябре 1986 г. был образован Совет по делам религий РСФСР.

Уполномоченные с мест часто дублировали документы, отправляя одинаковые в союзный и российский Советы. Уполномоченный по Пензенской области А.С. Васягин, не мудрствуя лукаво, на своих информационных отчетах в качестве адресата писал просто: «Совет по делам религий при Совете Министров СССР. Совет по делам религий при Совете Министров РСФСР» и отправлял его в вышестоящие инстанции [2, л. 1].

Хотя после апрельского 1985 г. пленума ЦК КПСС был ускорен механизм регистрации религиозных объединений, религиозные общины получили право на строительство и приобретение зданий для своих нужд, был снят запрет на церковный колокольный звон и т.д., в Пензенской области количество православных церквей и молитвенных домов до конца 1980-х гг. оставалось неизменным – 27, из них 9 – в городах поселках городского типа и 18 – в сельской местности [2, л. 2]. Но количество зарегистрированных служителей православного культа плавно увеличивалось: если в 1982 г. в Пензенской области насчитывалось священников – 36, псаломщиков – 14, то в 1987 г. 38 и 20 соответственно [2, л. 3]. Уполномоченный докладывал, что «в области продолжает идти процесс омоложения служителей культа, а также растет их общеобразовательный уровень, как светский, так и духовный» [2, л. 4].

Снятие ограничений на деятельность конфессиональных объединений, действовавших на протяжении многих лет, создавало условия для активного вовлечения верующих граждан и их религиозных организаций в социально-экономическую и духовную жизнь страны.

Анализируя данные по обряду крещения детей в 1986 г., уполномоченный по Пензенской области А.С. Васягин пришел к выводу: «В течение года в церквах области побывало свыше 32 тысяч молодых родителей и воспреемников, имевших достаточно высокий уровень культуры и образовательного ценза. Это наводит на мысль, что, не идет ли процесс формирования нового, активного социального слоя верующих, вера которых вполне осознанна?» [2, л. 24].

Накануне 1000-летия Крещения Руси ситуация складывалась весьма неоднозначно: с одной стороны, продолжались атеистические мероприятия, с другой – начинают оказываться «реверансы» в сторону Церкви. Наблюдение за подготовкой православных общин к празднованию юбилея было выделено в отдельное направление деятельности уполномоченных Совета в регионах. Уполномоченный А.С. Васягин докладывал в столицу: «Особое внимание обращалось на изучение процессов, тенденций, намечаемых мероприятий православными религиозными организациями в связи с 1000-летием введения христианства на Руси», уточняя при этом, что «в проповедях все чаще звучит тема празднования 1000-летия введения христианства на Руси и значения этого события в распространении культуры, искусства, письменности среди русского народа» [1, л. 19;

2, л. 2].

Смена вектора в государственно-церковной политике в первые годы «перестройки» многими верующими, да и самим духовенством воспринималась во многом с недоверием, «импровизации» власти в отношении РПЦ расценивались как временные послабления, обусловленные непрочностью положения нового партийно государственного руководства. Пензенские служители православного культа постоянно подчеркивали свою лояльность в отношении властей и их курса. Например, священник кузнецкой церкви Пензенской области А.В. Судаков в одной из своих проповедей говорил: «В нашей стране идет процесс перестройки во всех областях жизни, и мы, верующие, обязаны самым активным образом принимать участие в этой работе. Из молитв мы должны выбросить все то, что не соответствует сегодняшнему дню…» [1, л. 6–7].

В целом отношения между властями и православными объединениями в Пензенской области характеризовались неконфликтностью и своего рода солидарностью. Во многом это объяснялось позицией главы Пензенской епархии епископа Серафима (Д.З.

Тихонова), о котором уполномоченный писал: «В общении с уполномоченным Совета вежлив, обходителен. В большинстве случаев прислушивается к просьбам, предложениям и стремится быстро их выполнить» [2, л. 8].

С конца 1980-х гг. РПЦ начинает активно пытаться решать вопросы, связанные с возвращением бывшей церковной собственности. С 1988 г.

постановлениями Пензенской областной администрации пензенской епархии было передано 270 храмов, «вернее, то, что от них осталось» [5, с.

458].

В июне 1990 г. определением Поместного Собора РПЦ из состава Пензенской епархии была выделена в самостоятельную Саранская епархия на территории Мордовской АССР. С этого времени управляющий Пензенской епархией Владыка Серафим, возглавлявший Пензенскую епархию с 1987 г., стал называться архиепископом Пензенским и Кузнецким. После разделения в пределах Пензенской области осталось действующих храмов и молитвенных домов. К 2000 г. их количество увеличилось до 150 [5, с. 461].

В 1990-х гг. организация церковного управления претерпевает серьезные изменения в сторону упорядочения. При пензенском епархиальном управлении образовано шесть отделов: строительный, по религиозному образованию и катехизации, по миссионерскому служению, по благотворительности и социальному служению, по связям с военными ведомствами и правоохранительными органами, редакционный отдел.

В Пензенской области начали функционировать – приняли своих насельников – Наровчатский Троицкий Сканов (1989 г.) и Пензенский Троицкий женские монастыри, Свято-Тихвинский Керенский мужской монастырь (1997 г.). Ведутся активные работы по подготовке к открытию мужского монастыря Владимирской иконы Божией матери около с.

Лесного Вьяса Лунинского района. Как следствие, сразу возникли новые проблемы. Так, в связи с передачей комплекса Троице Сканова монастыря в 1990 г. Серафим начал ходатайствовать о выделении обители для ведения хозяйства прилегающих к монастырю земель по берегу реки Мокши и поля совхоза «Наровчатский» [4, л. 97].

В 1994-1995 гг. были освещены первые вновь отстроенные храмы, сооруженные по проекту архитектора Д.А. Борунова;

в 1989 г. епархии была возвращена Покровская церковь.

Итак, во взаимоотношениях властей и Русской Православной церкви до конца 1980-х гг. сохранялись доминанты советской государственно конфессиональной политики с некоторыми элементами либерализации, что отчетливо проявлялось на региональном уровне. Но руководство страны нуждалось в поддержке различных социальных групп, в том числе и верующих. В 1990-х гг. с принятием новых базовых законов, регулировавших религиозную практику в стране, наблюдаются явные перемены в государственно-церковных отношениях, однако, происходило это весьма неровно, без четкой концепции, как со стороны властей, так и самой Русской Православной церкви. Государственно-конфессиональная политика до сих пор находится в процессе становления.

Список источников и литературы 1. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. 2392. Оп. 1.

Д. 123.

2. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 125.

3. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 141.

4. ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 152.

5. Дворжанский А.И. История Пензенской епархии. Исторический очерк. – Кн. I. – Пенза: РИО Пензенского епархиального управления, 1999. – 512 с.

ЕЩЁ НЕМНОГО О ЛОКАЛЬНОМ ТЕКСТЕ… Юхнович Вячеслав Иванович, к.филолог.н., доцент, Старорусский филиал Санкт – Петербургского Государственного университета сервиса и экономики Общим местом пока остаётся утверждение, что проблема изучения локального текста (как формы представления культурного пространства) ещё не очень «проработана». Но с другой стороны, существует ряд уже представленных и «освоенных» материалов, которые достаточно серьёзно могут претендовать не только на включение в тему, её интерпретацию, но и на гораздо большее.

О Н.Е. Меднис, например, можно говорить, как об исследователе, которая обобщила практически всё, что связано с понятием сверхтекст.

Напомним его определение, сформулированное автором: «Таким образом, сверхтекст представляет собой сложную систему интегрированных текстов, имеющих общую внетекстовую ориентацию, образующих незамкнутое единство, отмеченное смысловой и языковой цельностью.

Определение это, как и многие другие, не может претендовать на окончательность и полноту, но может быть принято в качестве рабочего при исследовании различных сверхтекстов». Конечно же, необходимо проговорить, что к сверхтекстам Н.Е.

Меднис относит и городской текст: «Наиболее проработанными в научном плане являются на данный момент сверхтексты, порожденные некими топологическими структурами - так называемые "городские тексты", к числу коих принадлежат Петербургский текст русской литературы, отдельные "провинциальные тексты" (Пермский, к примеру), а также тексты Венецианский, Римский и другие. В стадии систематизации материала предстает в данный момент Московский литературный ареал, пока не описанный в своей цельности». В. В. Абашев в своих работах «Идея Пермского собора в культурном самосознании Перми на рубеже ХIХ - ХХ веков»16 и «Символы и мифы Перми. К изучению семиотических аспектов территориальной URL: www. rassvet. websib.ru/text.htm? No =35&id=6 (дата обращения: 01.04.2010).

Там же.

Абашев В.В. Идея «Пермского собора» в культурном самосознании Перми на рубеже ХIХ-ХХ веков // Христианское миссионерство как феномен истории и культуры:

материалы междунар. науч.-практ. конф. / Пермь, 1996 [Электронный ресурс]. URL:

http://vestnik.rsuh.ru/article.html?id=55616 (дата обращения: 25.04.2011).

идентичности»17 говорит о локальном тексте как о разновидности сверхтекста и в последнем из двух упомянутых исследованиях даёт своё понимание локального текста (он же городской, потому что речь идёт о Перми - В.Ю.): «В стихийном и непрерывном процессе символической репрезентации места формируется более или менее стабильная сетка семантических констант. Они становятся доминирующими категориями описания места и начинают по существу программировать процесс в качестве своего рода матрицы новых репрезентаций. Таким образом, формируется локальный текст культуры, определяющий наше восприятие и видение места, отношение к нему». М.В.Строганов определяет локальный текст следующим образом:

«Хотя ни провинциализм, ни провинциальность не имеют своего специфического языка, мы можем говорить, что существуют особые приемы описания любой местности. Это явление в недавнее время стали называть локальным текстом, хотя термин этот еще не получил общего признания.

В принципе, локальным текстом можно называть (и называют) два явления. Во-первых, так может быть назван текст о некоторой определенной местности, имеющий общее, не местное значение, как, например, крымский текст. Во-вторых, так может быть назван текст, обслуживающий только определенную местность и практически не актуальный за ее пределами;

таков, например, любой текст о каком-нибудь районном городе, пускай даже имевшем славное и общезначимое прошлое, новоторжский текст. Ясно, что в этой ситуации оба значения оказываются, без сомнения, оценочными, хотя на самом деле новоторжский текст ничуть не хуже крымского текста, главное — чтобы тексты были хорошими». Современная практика изучения локального текста даёт достаточно чёткое ощущение того, что при его исследовании на первый план выходит не только «значимость» культурного пространства (предполагающая определённым образом совершенно естественное обозначение оппозиции «столица – провинция»), а «техника» его описания (интерпретации/ толкования), то есть, по сути, мастерство его «толкователя» (и созидателя, – если он этого хочет, - одновременно). И это достаточно серьёзный стимулирующий фактор. Однако предмет изучения, конечно же, Абашев В.В. Символы и мифы Перми. К изучению семиотических аспектов территориальной идентичности // Архив ПРОМЕТЫ. 2001 [Электронный ресурс]. URL:

http://prometa.ru/proiects/ecognito/ (дата обращения: 25.04.2010).

Там же.

Строганов М. В. Литературное краеведение: учебное пособие для учителей средних школ и студентов филологических факультетов Тверской области. – Тверь: Золотая буква, 2006. – С.17.

привносит определённую ауру, даёт дополнительные творческие импульсы и выводит на новые исследовательские перспективы.

Однако, выбирая локальный текст как объект исследования, необходимо более чётко определиться с его содержательными составляющими. Кроме приведённых уже выше характеристик мы бы хотели обратить внимание ещё на два определения локального текста.

В своём исследовании, посвящённом городу Вятке, Н. Осипова пишет: «…я возвращаюсь к первоначальной семиотической парадигме – провинциальный текст (он же локальный / городской – В.Ю.) как определенная осмысленная топонимическая данность, которую можно исследовать в рамках семиотического подхода, т.е. текст как метафора культуры (культурной целостности)». И, наконец, ещё одна из последних характеристик локального текста, которую даёт М.Л. Лурье, и которую, на наш взгляд (с учётом приведенных выше), можно рассматривать как одну из определяющих в исследованиях соответствующей тематики.

Автор рассматривает «локальный текст как систему ментальных, речевых и визуальных стереотипов, устойчивых сюжетов и поведенческих практик, связанных с местом и актуальных для общего знания сообщества, идентифицирующего себя с этим местом». Однако отдельного, на наш взгляд, рассмотрения, требует концепция Д. Н. Замятина, представленная работой «Локальные истории и методика моделирования гуманитарно-географического образа города»22. Напомним, что в ней при достаточно понятно сформулированной задаче исследования городского текста, чётко обозначен и алгоритм его изучения.

В частности, исследователь очень уверенно определяет «гуманитарно - географический образ города»:

«Идентификация гуманитарно - географического образа города предполагает следующие основные элементы:

I. Предполевой сбор материалов по гуманитарно - географическим образам исследуемого города.

II. Выявление его основных потенциальных образных узлов.

III. Построение протообразной карты.

IV. Создание текстовой «картинки».

Осипова Н. Вятский провинциальный текст в культурном контексте (к вопросу о вятской самоидентификации) // Бинокль. – Киров, 2002. – № 16.

21 Лурье М. Л. Традиционная культура российского города как объект междисциплинарных исследований // Антропологический форум. – 2009. – №11. URL:

http://anthropologie.kunstkamera.ru/files/pdf/011online/11_online_11_alekseevsky-lurie.pdf (дата обращения: 25.04.2011).

Замятин Д.Н. Локальные истории и методика моделирования гуманитарно географического образа города // Гуманитарная география: Научный и культурно просветительский альманах. – М.: Институт наследия, 2005. – Вып. 2. – С. 276-323.

V. Полевые образные исследования.

VI. Выявление образно - географических контекстов.

VII. Создание базовой модели гуманитарно - географического образа». Это, на наш взгляд, пожалуй, практически единственная на настоящий момент целиком оформленная, достаточно внятно представленная теоретическими выкладками и продемонстрированная практически гуманитарно - географическими образами городов (Касимов, Нижний Новгород, Боровск, Елец) система изучения локального (городского) текста. Она претендует в своих исследовательских пристрастиях на всю выбранную для изучения «географическую местность» культурного пространства, покрывая её, как мы видим, «сеткой» теоретически системно определённых возможных действий, включающих к тому же окончательно «подготовленный» и применяемый затем на практике инструментарий.

Однако эта логически «выверенная», стройная система предполагает всё – таки «склонность» к некой «географической доминанте» («немного»

допускающей в себя «гуманитарно – образную» основу»), конечно, понятной автору, но в достаточной мере не объясняющую ни сущность знаков локального текста, ни их иерархию, ни своеобразие их контекстного бытования… Н.В. Гоголь в своей «Женитьбе» давно показал нам ту формулу, которую вполне можно (и очень часто, на наш взгляд, нужно) - не испытывая, конечно, определённого рода амбиций, - использовать при исследовательской практике: …«Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько – нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому ещё дородности Ивана Павловича» … Практика изучения и интерпретации локального текста, пожалуй, как раз, очень тяготеет к тому, чтобы претендовать на достаточно частое и, как представляется, весьма продуктивное применение этой самой формулы.

Что, кстати, вполне объяснимо: многое в конкретном локальном тексте уже описано/объяснено на настоящий момент. Однако проходит время, меняются «ракурсы изображения», появляется дополнительная информация, и нужно определённым образом «пополнять» (а в отдельных случаях и «корректировать» его «поле»).



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.