авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАУКИ XXI ВЕКА Сборник статей участников II научно-практического семинара молодых ученых Минск, 16 февраля 2012 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Художественный образ является метафорой к образу мира, метафорой по отношению к самому миру, как образу. Образ, как мы говорили противопоставляется символу, однако в реальном мире всякий символ имеет свои образные характеристики, и плакат, построенный на символе всё равно будет иметь свои образные черты, которые надо найти. Итак, не всякое произведение является художественным образом, но всякое имеет свои образные черты, вся видимая жизнь изображаема. И всё имеет свои образные характеристики, включая безобразные вещи. Последние сложно соотносимы с категорией художественного.

Художественному необходим посыл, требующий целостности, неслучайности, преодоления хаоса в произведении. В частности, необходима фактура, как необоснованный с логической точки зрения способ насыщения пространства или объекта, добавление неподвластного логике, образного и художественного качества.

Что есть художественный образ? Исходя из вышесказанного, представляется возможным определить его наиболее универсально, как форму хранения энергии в конкретных неделимых визуальных характеристиках. В ином варианте, который скорее рассматривает лишь человека: художественный образ – непосредственная эмоционально энергетическая форма освобождения от времени в передаче человечески значимой эмоции, обладающая неделимыми визуальными чертами.

Как говорилось выше, для художника существует внутреннее правило стеснённых обстоятельств. Автор тем выше, чем правильнее способен себя ограничить. До определённого порога увеличение количества условий непременно повышает качество продукта. Необходимы общие универсальные критерии и свойства для художественного произведения. Закономерно выводить их анализируя высшие произведения человеческого гения, наиболее возвышенные, и из целостного художественно-философского анализа мира, рассматриваемого в качестве произведения и образа, а в эстетическом контексте - как художественного образа и художественного произведения. Как говорил Василий Великий в «Беседах на Шестоднев»: «...мир есть художественное произведение, подлежащее созерцанию всякого, так что чрез него познается премудрость его Творца...» [6].

Критерии внезапно для автора сложились в систему, получившую название «Параметрон».

Сформированная система «Параметрон» представлена на рисунке.

Параметрон состоит из трёх фигур. Круг, изображённый пунктиром, лишь обозначает приближение к идеальному варианту, органично соответствующему всем свойствам и критериям. Основными фигурами являются восьмигранник (октаэдр), затем тетрагон (квадрат, поставленный на вершину) и, наконец, треугольник или аплитригон (греч.

– простой, и – треугольник).

Они неслучайны и имеют причину как в самих себе, так и в своём взаимодействии, так восьмигранник отражает четыре пары противоречивых свойств, квадрат – дополнительные сопряжения свойств, а треугольник отражает осевую гармоническую, неразработанную в диалектике, область понятий и свойств, которые не составляют противоречий, следовательно, не столь заметны, особо просты и, вместе с тем, сложны для выделения. Как сказал Лао-Цзы: «Самое могущественное в мире то, что не видно, не слышно и не осязаемо»

[7]. Как пример неосязаемой гармонии, можно привести функционирование внутренних органов человека, неощутимое до возникновения дисфункций.

Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна Рисунок – Система «Параметрон»

Свойства, графически помещённые на внешней грани – противоречивы, три внутренних, обозначенные цифрами 3, 5, 10 – непротиворечивы, гармоничны, просты, и оказываются фундаментально важными.

Итак, свойства художественного образа:

1. Эмоциональная окрашенность.

2. Целостность.

3. Одномоментность.

4. Укоренённость в культуре.

5. Укоренённость в архетипах.

6. Идеальность.

7. Структурность.

8. Загадочность / Недосказанность.

9. Отстранённость.

10. Метафоричность.

11. Новизна.

12. Точность.

Основные противоречия: целостность – структурность, эмоциональная окрашенность – отстранённость, укоренённость в культуре – новизна, точность – недосказанность.

Между ними и между ближайшими гранями свойств образуются прямые следствий, или параметры, обозначенные буквами латинского алфавита, описание которых разъясняет природу художественного образа.

a – исключает примитивное понимание целого, целостное – не означает бедное;

b – граница, означающая полную завершённость, трудно определима. Она предполагает сознательную незавершённость отдельных частностей, деталей, штрихов, цветовых пятен, которые тоже необходимо найти;

c – образ расклассифицирует, ищет неповторимое и индивидуальное в изображаемом явлении, следовательно, он всегда новый;

опираясь на культуру, поднимает ассоциативные пласты прошлого, воздействуя серьёзнее, часто – на порядок мощнее;

Ерохин К.С. Проблема универсальных критериев визуального сообщения d – без отстранённости серьёзное высказывание невозможно, т. к. внешний эффект в гонке за эмоциональной окраской бежит вперед содержания. Важно ещё в процессе создания образа, выражающего целый мир со своими законами, достичь внутренней логики, т.н. самодвижности. При самодвижности каждый элемент, характер сам диктует свою позицию, а на зрителя произведение воздействует так же непосредственно и непредсказуемо, как кусок природы, как сама жизнь;

e – структура подробностей рождает разнообразие, т.е. богатство;

f – целостность разнообразия – когда ничто не привлекает на себя внимание отдельно, как и в красивом лице человека, но всё работает на выражение глаз – на главное;

g – невозможность объяснить образ рационально, охватить понятием;

устремление в бесконечность;

h – можно назвать прямой простоты. Композиция – учение о мере использованных средств;

в художественном образе форма неотделима от содержания и нужно найти единственную точку равновесия между минимумом слов, элементов, выражений и максимальным эмоциональным воздействием.

Гармонические свойства треугольника простых свойств – укоренённость в архетипах, одномоментность и метафоричность затрагивают самые глубинные и общие рычаги восприятия, являясь фундаментальными секретами выразительности построения.

Заключение. Иными словами, образ – это категория или метафора духовного благородства. Почему нас чисто внешне, первым впечатлением привлекает образность, возвышенный образ в человеке противоположного пола? Это метафора его возможной высокой духовной сути. Однако, как известно, в этом мире слова и поступки расходятся, а эффектная форма часто лишь беспощадно разоблачает содержание.

Литература 1. Эккерман, И.-П. Разговоры с Гете / И.-П. Эккерман;

пер.с нем. Н. Ман;

вступ. ст.

Н. Вильмонта, коммент. и указ. А. Аникста. – М.: Худож. лит., 1981. – 687 с.

2. Мещанинов, А.А. Образ компании / А.А. Мещанинов. – М. : ОАО «Типография»

Новости», 2001. – 280 с.

3. Говорят режиссёры «Мосфильма» // Когда фильм окончен, «Мосфильм», вып. IV. – М.:

«Искусство», 1964. – 244 с.

4. Тарасов, А. «Стена Леонардо» в творчестве А. Тарковского [Электрон. ресурс] – 22 января 2012. – Режим доступа: http://kinozerkalo.ru/page.php?page= doc8.

5. Википедия. Закон непротиворечия [Электрон. ресурс] – 22 января 2012. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Закон_противоречия.

6. Библиотека святоотеческой литературы. Новосибирск. Академгородок. Беседа I [Электрон. ресурс] – 7 марта 2012. – Режим доступа: http://orthlib.ru/Basil/sixday01.html.

7. Толстой, Л.Н. Мысли мудрых людей на каждый день. Изд. В.М.Саблина, 1911 [Электрон.

ресурс] – 7 марта 2012. – Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/tolst02/txt04.htm.

УДК 811. ЯЗЫКОВЫЕ И КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ И НЕМЕЦКОЯЗЫЧНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ РЕКЛАМЫ А.С. Захароваa Минский институт управления, магистрант, elsy-lg@yandex.ru a Аннотация Статья «Языковые и культурологические аспекты англоязычной и немецкоязычной социальной рекламы» посвящена изучению лингвистических особенностей текстов социальной рекламы на английском и немецком языках. В статье рассмотрены вопросы взаимодействия рекламы и межкультурной коммуникации, выделены основные особенности рекламы как формы коммуникации, подчеркнута проблема эффективности социальной рекламы, выделены основные трудности восприятия и передачи рекламных текстов в другой языковой и культурной среде, проанализированы некоторые англоязычные и немецкоязычные тексты социальной рекламы с культурологической точки зрения.

Ключевые слова: межкультурная коммуникация, социальная реклама, культура, англоязычный, немецкоязычный.

LINGUISTIC AND CULTURAL ASPECTS OF THE ENGLISH AND GERMAN PUBLIC SERVICE ANNOUNCEMENTS A.S. Zakharovaa Minsk Institute of Management, Master’s degree student, elsy-lg@yandex.ru a Abstract The article “Linguistic and Cultural Aspects of the English and German Public Service Announcements” is dedicated to the study of the linguistic peculiarities of the advertisements in the English and German languages. The issues of interaction of advertising communication with cross-cultural communication are considered in the article, the main features of advertising as a form of communication are described, the main difficulties in comprehension and conveying of advertising texts in a different language and cultural environment are pointed, some English and German public service announcements are analysed from the point of view of culture.

Keywords: cross-cultural communication, public service announcement, culture, English, German.

Введение. Коммуникация в жизни современного общества в значительной мере связана со средствами массовой информации и, в частности, с рекламой. Сегодня реклама имеет огромное влияние на массовое сознание потребителя и, постепенно выходя за рамки экономической сферы, становится частью человеческой культуры. В связи с этим, исследования, связанные с рекламой, представляются актуальными.

Потребитель (покупатель) почти всегда является адресатом рекламы, и рекламодателям всегда есть, что ему предложить. Поэтому по праву можно утверждать, что реклама – специфическая область массовой коммуникации между рекламодателем и различными потребителями рекламных сообщений с целью активного воздействия на них и достижения определенных маркетинговых задач.

Для достижения рекламных целей создатели рекламных сообщений используют разнообразные приемы и средства для того, чтобы воздействие на целевую аудиторию было Актуальные проблемы науки XXI века Минский институт управления II научно-практический семинар молодых ученых 16 февраля 2012 года Захарова А.С. Языковые и культурологические аспекты англоязычной… наиболее эффективным. Ведь рекламная коммуникация тесно связана с понятием речевого воздействия. Процесс речевого воздействия – это сложное явление, и одним из его аспектов является создание наилучших условий для смыслового восприятия рекламного текста.

Особенно остро стоит этот вопрос в отношении социальной рекламы, которую общество чаще всего игнорирует, пытаясь не обращать внимания на социальные проблемы, поэтому тексты социальной рекламы должны быть наиболее привлекательными и действенными.

1. Реклама в межкультурной коммуникации. Вопросам межкультурной коммуникации уделяется значительное внимание со стороны представителей различных научных школ и направлений. И хотя до сих пор имеются расхождения в подходах и понимании самой проблемы межкультурной коммуникации, она приобретает все большую значимость, в частности, под влиянием такого экстралингвистического фактора, как быстро развивающийся процесс глобализации [1].

Изучая культурологические особенности других народов, человек не только узнает чужие культуры, но и начинает лучше понимать свою собственную. Реклама как один из каналов общения в повседневной жизни выполняет координирующую функцию в общем процессе межкультурного общения. Такая функция рекламы проявляется в том, что она охватывает разные группы населения, в том числе и такие социальные группы людей, которые не всегда активны в экономическом процессе. Благодаря рекламе они могут ориентироваться в общественной жизни и следить за экономическими переменами.

Реклама содействует пробуждению личности, вызывая положительные или отрицательные реакции и эмоции, через рекламное оповещение вольно или невольно проводится в жизнь линия на преодоление «межкультурного безмолвия и самоизоляции», т.е. «выведения на рубежи диалога между субкультурами» [1, c. 8].

Реклама направлена на привлечение внимания к объекту рекламирования. Ни для кого не секрет, что главная задача рекламного текста – побудить человека приобрести товар или воспользоваться определенной услугой. Но этот призыв создатели рекламы пытаются скрыть, чтобы сделать рекламу более эффективной, для чего используют различные приемы, средства, инструменты, добиваясь смысловой насыщенности рекламных текстов и их полноценного структурного оформления. Рекламисты делают информацию в своих сообщениях эмоционально окрашенной, комбинируют в тексте стандартные и экспрессивные элементы, различные лексико-синтаксические и изобразительные средства.

Это расширяет диапазон влияния рекламных сообщений, способствует лучшему восприятию рекламы, повышает ее эффективность.

Наряду с коммерческой рекламой, предназначенной для продвижения тех или иных товаров и услуг, существует также и некоммерческая реклама. Она ставит своей целью организацию борьбы с социальными пороками, сохранение окружающей среды, построение гражданского общества [2]. Социальная реклама является некоммерческой рекламой;

этот термин в его современном понимании появился в США в начале XX века. Под социальной рекламой понимается способ коммуникации, который ориентирован на привлечение внимания общественности к самым актуальным проблемам общества, а также реклама, пропагандирующая то или иное позитивное явление и «находящаяся на позиции этического отказа от получения прибыли при предоставлении времени и места в СМИ» [2, с. 141].

Создатели рекламных сообщений используют богатый спектр средств выразительности на всех языковых уровнях. Следует отметить, что существует ряд особенностей рекламных сообщений и в культурологическом аспекте. Например, одним из важных компонентов рекламы являются прецедентные тексты, т.е. хорошо известные адресату, часто встречающиеся. В процессе создания рекламного текста они могут изменяться в плане содержания и структуры некоторых компонентов. Наиболее наглядно можно проиллюстрировать этот прием с помощью слогана, использованного в одном из проанализированных немецкоязычных рекламных сообщений: Fischers Fritz braucht keine Drogen. Создателями данного рекламного слогана был преобразован прецедентный текст – Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна известная немецкая скороговорка Fischers Fritz fischt frische Fische, frische Fische fischt Fischers Fritz. Таким образом, данный рекламный текст специфичен в культурологическом плане, так как наиболее вероятно, что он будет адекватно воспринят лишь носителями немецкоязычной культуры, которым этот образ более близок и знаком.

Межкультурная коммуникация означает социализацию языка в очень значимом смысле этого слова. Также существует сложная социальная взаимосвязь между разными культурными фонами в пределах одного языка. Реклама в одной культуре не всегда положительно оценивается с позиций другой культуры и ментальности, хотя это не препятствует рекламе, которая все больше внедряется в жизнь и сознание людей.

Рекламные сообщения не могут быть просто переформулированы или переведены, нужно в первую очередь учитывать способность или неспособность реципиента адекватно отреагировать на информацию в соответствии с прагматическим эффектом, который запланировал отправитель. Определенной «подстройки» требует и перевод рекламных слоганов, поскольку соответствующие конструкции должны удовлетворять современному контексту рекламной сферы общения, давать вербальные символы престижа, принадлежности к определенной социальной группе.

Адекватное восприятие любого речевого высказывания реципиентом зависит от общих или эпизодических знаний о мире, от данных коммуникативного контекста, разных типов информации, а также собственных интересов, целей и планов слушателя. Создатель рекламного сообщения должен учесть ряд факторов и должным образом оформить его для того, чтобы обеспечить адекватное понимание рекламного текста реципиентом. Следует отметить, что автономные пути развития языков (в том числе и родственных) вносят в их облик расхождения, продиктованные своими историко-культурными фонами, и в каждой этно-социальной общности на первый план выдвигаются такие проблемы, которые актуальны для данной национальной общности [1];

[3];

[4]. Поэтому следует помнить, что тот или иной тип речевых актов в разных языках может подразумевать разные речевые замыслы.

2. Культурологический аспект тематики социальной рекламы. При изучении взаимоотношения между рекламной коммуникацией и межкультурной коммуникацией по новому предстает проблема коммуникативной компетенции как «способности к межкультурному общению». В это понятие должны входить знание языка, фоновые знания из области культуры и истории, определенные познания в области этнографии, социологии и прагматики. Без названных «компонентов компетенции невозможно понимание культурно-специфических особенностей языкового использования на базе конкретных контекстов» [5, с. 74]. Для рекламной сферы это означает, что при продвижении предметов рекламы за пределы своей страны или региона в другую страну или регион с присущими им признаками культурно-исторического характера, необходимо «проектировать» и «моделировать» поведение коммуникантов как основанное на разных представлениях о мире.

При передаче тематической структуры соответствующего рекламного текста, необходимо учитывать то обстоятельство, что данный рекламный текст предстает как специфический «лингвокультурный код», содержащий обобщенно лингвистический, социологический, культурный компоненты определенного социокультурного общества.

Апеллируя не столько к разуму, сколько к чувствам адресатов, рекламное послание основывается на специфике межличностного общения в пределах данного социокультурного сообщества, на особенностях использования в нем стереотипов и клише, подключения средств экспрессии [1]. Например, ещё одной отличительной особенностью социальной рекламы в разных культурах является существование обусловленности выбора тематики, конкретной социальной проблемы для рекламы в зависимости от культурной принадлежности целевой аудитории. Так, например, большинство проанализированных немецкоязычных текстов социальной рекламы посвящены проблеме соблюдения правил Захарова А.С. Языковые и культурологические аспекты англоязычной… дорожного движения, в частности, соблюдения скоростного режима. В Германии проводятся различные рекламные кампании с общими лозунгами для различных рекламных сообщений: “Runter vom Gas!”, "Lieber sicher. Lieber leben”, "Gurte retten Leben", “Reisen, nicht Rasen”. Это обусловлено тем, что на автобанах в Германии в отличие от других стран отсутствует общее ограничение скорости, поэтому социальная реклама этой проблематики становится в этой стране наиболее актуальной. В англоязычной социальной рекламе наблюдается преобладание социальной рекламы, призывающей к благотворительности (“Give. Advocate. Volunteer…”, “Donate now”, “Support military families”), что, например, не характерно для социальной рекламы, направленной на русскоязычную аудиторию, что также объясняется социальными условиями жизни общества и особенностями менталитета носителей разных культур.

Для достижения коммуникативной цели автор может прибегнуть к использованию огромного количества приемов, обеспечивающих целостное воздействие на адресата. Такое целостное воздействие более эффективно, когда эмоциональное представление сочетается с внушением. Сама же реакция адресата на то или иное рекламное сообщение будет зависеть от его знаний о мире и опыта, а также от его культурной принадлежности.

Заключение. Реклама как один из каналов общения в повседневной жизни выполняет координирующую функцию в общем процессе межкультурного общения. Такая функция рекламы проявляется в том, что охватывает разные группы населения, в том числе и такие социальные группы людей, которые не всегда активны в экономическом процессе.

Благодаря рекламе они могут ориентироваться в общественной жизни и следить за экономическими переменами. Важную роль реклама играет в создании культурного сотрудничества между странами.

Задача составителя рекламы заключается в том, чтобы вызвать у читателя интерес, наиболее полно используя так называемый механизм целенаправленного рекламного воздействия. Удачно найденное слово или оборот придают рекламе выразительность, такая реклама быстро запоминается. Однако при создании рекламных текстов следует также учитывать особенности культуры адресатов рекламного сообщения. В частности, это касается текстов социальной рекламы. Рекламные тексты специфичны в культурологическом плане и могут быть неадекватно восприняты представителями той или иной культуры. Существует также обусловленность выбора тематики, конкретной социальной проблемы для рекламы в зависимости от культурной принадлежности целевой аудитории.

Литература / References 1. Горлатов, А.М. Аспекты взаимодействия рекламной коммуникации с межкультурной коммуникацией / А.М. Горлатов // Национально-культурный компонент в тексте и языке: м лы. докл. Междунар. науч. конф., 7-9 апреля 2005 г., Минск: в 3 ч. – Минск, 2005. Ч.1. – С. 6-9.

Gorlatov, A.M. Aspekty vzaimodeistviya reklamnoi kommunikatsii s mezhkulturnoi kommunikatsiei / A.M. Gorlatov // Natsionalno-kulturnyi component v tekste i yazyke: m-ly. dokl. Mezhdynar. nauch.

konf., 7-9 aprelya 2005 g., Minsk: v 3 ch. – Minsk, 2005. – Ch.1. – P. 6-9.

2. Хапенков, В.Н. Социальная реклама / В.Н. Хапенков, О.В. Сагинова, Д.В. Федюнин // Организация рекламной деятельности. – М., 2005. – С.138-151.

Hapenkov, V.N. Socialnaya reklama / V.N. Hapenkov, O.V. Saginova, D.V. Fedyunin // Organizatsiya reklamnoi deyatelnosti. – M., 2005. – P.138-151.

3. Горлатов, А.М. Особенности рекламного текстообразования в аспекте культурологической вариативности языка / А.М. Горлатов // Языковое разнообразие как фактор межкультурного взаимопонимания и демократической стабильности. – Минск, 2001. – Ч.1. – С. 35-43.

Gorlatov, A.M. Osobennosti reklamnogo tekstoobrazovaniya v aspekte kulturologicheskoi variativnosti yazyka / A.M. Gorlatov // Yazykovoe raznoobrazie kak factor mezhkulturnogo vzaimoponimaniya i demokraticheskoi stabilnosti. – Minsk, 2001. – Ch.1. – P. 35-43.

Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна 4. Горлатов, А.М. Функциональный стиль рекламы в современном немецком языке / А.М. Горлатов. – Минск: МГЛУ, 2002. – 257 с.

Gorlatov, A.M. Funktsionalnyi stil reklamy v sovremennom nemetskom yazyke / A.M. Gorlatov. – Minsk: MGLU, 2002. – 257 p.

5. Марудова, Е.Г. О содержательной структуре рекламного текста / Е.Г. Марудова // Грамматика в языке и речи. – Минск, 1999. – С. 73-75.

Marudova, E.G. O soderzhatelnoi structure reklamnogo teksta / E.G. Marudova // Grammatika v yazyke i rechi. – Minsk, 1999. – P.73-75.

УДК 658.512.23+747. СОЗДАНИЕ ИНФОРМАЦИОННО–ГРАФИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ В МИНСКОМ ИНСТИТУТЕ УПРАВЛЕНИЯ Е.А. Князеваa Минский институт управления, студентка 3 курса, kniazvladimir90@mail.ru a Аннотация Система навигации как необходимый помощник в ориентировании. Определение критериев и условий при разработке графической системы является основной задачей.

На примере аналоговых систем в других учебных заведениях предложены варианты усовершенствования навигации в Минском институте управления. При этом необходимо выявить особенности расположения заведения, проанализировать поведение и движение потоков посетителей, а также учесть все необходимые требования проектирования, что позволит избежать наиболее распространённых ошибок, допускаемых дизайнерами в данном направлении.

Ключевые слова: визуальные коммуникации, буклеты, таблички, реклама, карта, листовки, навигационная информация.

CREATION OF THE INFOGRAPHIC SYSTEM IN MINSK INSTITUTE OF MANAGEMENT E.A. Kniazevaa Minsk Institute of Management, 3rd year student, kniazvladimir90@mail.ru a Abstract Navigation system is the necessary assistant in orientation. Definition of criteria and conditions by development of graphic system – is the main objective. On an example of analog systems in educational institutions to offer options of improvement of navigation in Minsk Management Institute. Thus it is necessary to reveal features of an arrangement of an institution, to analyze behavior and movement of streams of visitors, and as to consider all necessary requirements of design that will allow avoiding the most widespread mistakes allowed by designers in this direction.

Keywords: visual communication, booklets, tablets, advertising, map, leaflets, navigational information.

Введение. В наши дни в условиях развивающихся технологий помощник в ориентировании просто необходим. Как и в древности, человек пользуется уже знакомыми образами и символами, указывающими, подсказывающими нужное направление и условия действия.

Способность к пространственной ориентации означает умение сложить в уме картину, отражающую форму вещей, их размеры, координаты, движение и географию. Сюда же относится способность вращать в воображении предмет в пространстве, видеть его в трехмерной перспективе и мысленно прокладывать маршрут на местности, изобилующей препятствиями.

О том, как человек ориентируется в пространстве, какие подсказки он ищет, какие особенности архитектуры данного здания и «заботится» информационно-графическая система.

Актуальные проблемы науки XXI века Минский институт управления II научно-практический семинар молодых ученых 16 февраля 2012 года Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна Понятие «визуальные коммуникации». Визуальные коммуникации – передача информации посредством визуального языка (изображений, знаков, образов, типографики, инфографики...), с одной стороны, и визуального восприятия (органов зрения, психологии восприятия...) – с другой.

В бытовом значении визуальная коммуникация может быть определена как то, что я вижу. Однако сегодня визуальная коммуникация чрезвычайно развита и усложнена и на уровне языка и на уровне восприятия за счет активного развития визуального искусства, а также электронных и цифровых технологий.

Визуальные коммуникации в ХХ веке осуществили мощную экспансию во все сферы культуры и закрепили в операционном поле такие понятия, как визуальный текст, визуальный язык, визуальная культура. Визуальные коммуникации – одна из базовых составляющих современных масс-медиа, создающих визуальный интерфейс передачи и потребления информации, а также трансформируя и переводя, в свою очередь, любую информацию в зрительный образ (имиджи и пресс-портреты, фото с места событий и телевизионная картинка в режиме реального времени).

Общеизвестно, что основную, первичную информацию человек воспринимает через зрение. Визуально воспринимаемые объекты быстрее формируют ассоциации, что приводит к лучшему усвоению информации и запоминанию.

В качестве элементов визуальных коммуникаций выступают рекламные щиты, рекламные проспекты и буклеты, графическая и телевизионная реклама и многое другое, что часто попадает в поле зрения потенциального потребителя и помогает ориентироваться в информационном пространстве. Благодаря содержащейся в ней информации, мы можем найти нужный адрес, определить, как войти в здание, установить его функциональное назначение, получить информацию об услугах. Знаки визуальной коммуникации должны быть понятными и хорошо видимыми.

При использовании визуальных коммуникаций важно не только тщательно подобрать дизайн коммуникационных объектов и стиль их оформления, но и качество используемых материалов, цветовую гамму.

Правильно спланированный комплекс коммуникаций обеспечит хороший имидж компании, вызовет интерес, и, в целом, положительные эмоции.

Визуальных коммуникаций можно условно подразделить на следующие виды:

Визуальные коммуникации в городской среде.

Визуальные коммуникации в рекламе.

Визуальные коммуникации, отвечающие за безопасность.

Маркировка объектов.

Разработка визуальной коммуникации берет за основу те же функции, что и другие виды коммуникаций:

Информационные (передача информации).

Экспрессивные (передача оценки информации).

Прагматические (передача коммуникативной установки, которая оказывает воздействие на получателя).

Средства рекламы. Наружная реклама – это рекламные средства в виде вывесок, наружных плакатов, щитов, крышных установок и панелей, перетяжек, витрин, козырьков, световых установок на зданиях или улицах города.

Реклама на наземном транспорте. Троллейбусы, автобусы и трамваи ежедневно перевозят десятки тысяч пассажиров. Как и в метро, основную пассажирскую массу наземного транспорта составляют рабочие и служащие, студенты и школьники, другие группы населения, которые пользуются наземным транспортом постоянно (более 4 дней в неделю), что обеспечивает высокую частоту контакта с рекламным сообщением:

постоянный пассажир зачастую использует одни и те же маршруты.

Князева Е.А. Создание информационно-графической системы… Телеэкранные. Сюда относятся телевизионные программы, анимационные, графические видео и т.д.

Средства рекламы в Интернете. Стремительно развивающееся мощное рекламное средство, пока ещё не слишком большого охвата. Реклама направленного действия, ориентированная на молодёжного и средневозрастного потребителя. Здесь можно выделить рекламные баннеры, flash-анимации и т.д.

Навигация в общественных местах. Пользовательский интерфейс здания – это, во первых, его вход, коридоры, переходы, лифты и эскалаторы. Во-вторых, это логика и сценарии перемещения, определяемые типом заведения. И только в-третьих – это знаки, таблички, указатели, табло и информационные киоски.

Минский институт управления. Институт основан в 1991 году. Ректором института является Николай Васильевич Суша. Материальная база, учебно-методическое и информационное обеспечение, квалифицированный профессорско-преподавательский состав позволяют сегодня вести учебный процесс на качественно новом уровне с использованием современных достижений научно-технического прогресса и инновационных технологий обучения.

Цель Минского института управления, как любого высшего учебного заведения, состоит в обеспечении им функций образовательного, инновационного и культурного центра. Достижение этой цели осуществляется с помощью науки, которая призвана служить обязательным инструментом реализации указанных функций.

Статус нашего института неуклонно повышается, что позволяет ему занимать достойное место в системе национального образования, и привлекать талантливую и наиболее подготовленную молодежь в свои стены.

В определении «Визуальные Коммуникации» уже упоминалось о неотъемлемой пользе в ориентировании человека в огромном потоке информации. Проблема ориентации людей в пространстве общественных зданий была впервые затронута архитектором Кевином Линчем в 60-е годы, и в последующие десятилетия она стала более подробно интересовать исследователей. Процесс ориентирования и нахождения пути являлся объектом изучения на Западе. Соответственно результатам исследований были сформированы требования, которые должны выдвигаться к зданиям различного назначения.

Способности к ориентированию и запоминанию у людей различаются в зависимости от уровня образования, личностных характеристик, возраста и пола.

Прежде всего, огромную роль играют указатели, которыми мы пользуемся ежедневно.

Их цель сокращение времени поиска, а в некоторых случаях и выбор удобного маршрута.

Существует определённый набор легко узнаваемых стандартных знаков, значение которых знают даже дети. Каждое здание, будь оно административным или общественным, производственным или гражданским (исключая жилые), должны быть обозначены так называемыми пиктограммами.

Пиктограмма (от лат. pictus – рисовать и греч.) – знак, отображающий важнейшие узнаваемые черты объекта, предметов, явлений, на которые он указывает, чаще всего в схематическом виде.

В настоящее время пиктограммы имеют узкоспециальную и второстепенную роль (например, дорожные знаки, значки-элементы графического интерфейса пользователя ЭВМ и др.), в отличие от привычного нам алфавитного письма, способного отображать многоуровневый характер естественного языка.

Стилизованное и легко узнаваемое графическое изображение, упрощенное с целью облегчения визуального восприятия. Пиктограмма усиливает характерные черты изображаемого предмета. В нашем случае пиктограмма указывает на функциональную часть помещения. Задача пиктограммы – передать информацию короче, быстрее, понятнее, эффективнее, чем слово. Хорошая система пиктограмм характеризуется единством стиля и четким следованием набору графических правил.

Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна Пиктограмма широко применяется как в реальном, так и в виртуальном мире.

Среда, с которой сталкивается посетитель, становится неотъемлемой частью образа любой компании. Будь-то интересные и яркие решения навигации, интерьеров, и экстерьеров, тесно связаны с визуальным образом, являются эффективным средством воздействия на аудиторию, повышающим статус, привлекающим и увеличивающим запоминаемость заведения.

Навигационная система должна грамотно дополнять интерьер помещения, став его графическим интерфейсом, фактически – языком, на котором помещение сообщает своим посетителям информацию, необходимую для ориентации в пространстве, порой в большом и насыщенном.

Система должна создавать у посетителей ощущение, что они находятся в современном и интересном, а главное – понятном и гостеприимном месте. И, несомненно, вызовет большой интерес у людей не только качеством предоставленных услуг, но и внешним видом, вниманием, уделённым каждой детали и её продуманностью.

Графическое, шрифтовое, цветовое решение навигационных элементов и пиктограмм, основываясь на фирменном стиле, представляющем помещение и его окружение, создаёт цельный и запоминающийся образ.

При возникновении чрезвычайных ситуаций система навигации по зданию поможет сохранить человеческие жизни. Во время пожара, паники указатели могут быть единственной силой, указывающей направление к основным и запасным выходам, помогающей людям выбраться из здания невредимыми.

Для разработки концепции навигации требуется комплексное изучение особенностей помещения, прогнозирование и анализ поведения и движения потоков посетителей. В нашем случае речь идёт о тех подгруппах людей, которые работают или учатся в институте, о гостях, посетителях и сезонности посещения данного заведения абитуриентами и их родителями.

Отличительной чертой МИУ является расположение корпусов. В сравнении с другими вузами, корпуса которых зачастую размещены по всему городу, в нашем – собраны в одном месте и образуют так называемый студенческий городок МИУ. Единство комплекса даёт удобство управления, обучения и обслуживания, что конечно же является большим плюсом и существенно облегчает задачу разработки системы навигации.

Близость метро играет немаловажную роль. Возможность добраться с любого конца города, минимизируя количество пересадок на другой транспорт. Однако для людей, которые намереваются посетить МИУ впервые, достаточно проблематично найти путь к нужному корпусу, предварительно не взглянув на карту или же не спросив у прохожих. Так же существуют два проезда к институту, и, что касается автомобилистов, то они порой тоже стоят перед выбором нужного поворота. С 2009 года в Минске началась активная установка указателей не только для туристов, но и для горожан, которая значительно снизила значимость проблемы ориентирования по городу. Наличие знаков маршрутного ориентирования с нанесённой на них информацией названия улиц, номеров домов помогают в выборе направления, но, как вариант, возможно установить отдельный знак проезда к МИУ с согласованием в ГАИ.

Наиболее распространенными системами навигации являются указатели в виде карт или схем. Их целесообразно устанавливать при подъезде к зданию, на входах, где возникают альтернативные пути движения.

Требования. Стиль. Цветовая гамма. Виды конструкций. Долговечность.

В условиях современных рыночных отношений и конкуренции, в том числе и в сфере образования, наличие фирменной символики и стиля стало знаком состоятельности организации, гарантией ее ориентированности на долгосрочное сотрудничество со своими целевыми аудиториями.

Князева Е.А. Создание информационно-графической системы… Разработка системы навигации напрямую связана с фирменным стилем заведения.

Цель: достижение единого образа, касающегося не только визуального восприятия, но и общего впечатления о компании как чётко спланированной, продуманной организации.

Отвечать требованиям, дополнять, быть в одной стилистике, соответствовать целевой аудитории – это лишь несколько критериев, которые должны учитываться при разработке графической системы.

Навигационная информация Образ как средство визуальной коммуникации отличается от текста весьма существенно по следующим параметрам:

1. Образ воспринимается гораздо быстрее, чем текст. Чтобы прочесть последний, надо потратить несколько минут. Чтобы понять, что изображено, достаточно долей секунды.

2. Образ – гораздо более наглядное, и, следовательно, понятное средство коммуникации.

Образ должен быть ёмким. Это значит, что он должен содержать минимум смысловых деталей.

Цвет Удачно выбранный цвет – половина успешной деятельности.

Воспринимаемое визуальное сообщение благодаря цвету оказывает более сильное эмоциональное воздействие на зрителя. Так, удачно подобранное цветовое решение в общем композиционном построении повышает его выразительность, образность, запоминаемость. Особенности восприятия цвета, основанные на ассоциациях, должны учитываться при проектировании любого объекта дизайн-графики.

Так же необходимо учитывать уже имеющиеся фирменные цвета учебного заведения, принимать во внимание возраст и предпочтение зрителей и соответствовать деятельности организации.

Важен выбор основных и дополнительных цветов (для вариации, предупреждения или акцентирования внимания на том или ином знаке), которые должны сочетаться и не вызывать негативных эмоций.

Для цветового кодирования действует практическое правило: не более шести цветов, большее количество приводит к путанице.

По степени ухудшения восприятия цветовые сочетания располагаются в следующем порядке: синий на белом;

черный на желтом;

зеленый на белом;

черный на белом;

желтый на черном и т.д.

Специальными исследованиями установлено, что количество используемых цветов непосредственно влияет на эффективность воздействия указательного сообщения. Если эффективность восприятия черно-белого изображения принять за 100%, то эффективность двухцветного возрастает на 20%, а многоцветного – на 40%.

Более точной передаче цветовых оттенков при использовании осветительных приборов способствует применение специальных светофильтров.

Несомненно, в список критериев выбора цвета добавятся эмоциональные особенности, психологические, физиологические и культурно-социальные факторы.

Верным помощником при выборе будет справочник по колористике.

Форма Воздействие определенных форм на человека было замечено еще в глубокой древности. Позднее специальными исследованиями было научно установлено, что форма, как и цвет, эмоционально воздействует на человека.

Квадратная, прямоугольная, круглая, овальная, треугольная плоскости по-разному распределяют внимание зрителя. Простые геометрические формы быстрее воспринимаются зрителем и лучше запоминаются по сравнению со сложными неправильными формами.

Конструкции Указатели, начиная от простых условных обозначений до стендов и схем, имеют различную форму и размеры. Дизайнерские и печатные фирмы предлагают широкий выбор Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна вариантов конструкции из разного материала. Необходимо учитывать размер пространства, габариты и долговечность. Также продумать место размещения, количество элементов, включая указатели, пилоны, карты.

Шрифт При проектировании систем навигации рекомендуется использовать шрифты без засечек (как их ещё называют – гротески, сан серифные шрифты, рубленные), желательно, специально разработанные для навигации, они не должны быть акцидентными и содержать какие-либо декоративные элементы. Здесь важно учитывать, что различные шрифтовые гарнитуры создаются для различных целей – есть шрифты наборные (для набора сплошного текста), навигационные, шрифты, предназначенные для карт и схем (мелкокегельные), экранные шрифты (пиксельные) – для электронных носителей. Главный критерий для применяемого шрифта – его читабельность в каждом конкретном случае. Например, применение наборных шрифтов для электронных и интерактивных систем навигации нецелесообразно, так как их читабельность ухудшается по отношению к использованию подходящих для этих целей экранных (пиксельных) шрифтов.

Неплохим примером навигации по зданию является проект, разработанный дизайн бюро Артёма Горбунова специально для университета России МГИМО.

Система навигации в МГИМО включает несколько уличных информационных стендов для посетителей университета (рисунок 2) На них показаны подробная схема зданий университета, расположение бюро пропусков, телефоны приёмной комиссии и подготовительных курсов для абитуриентов, маршруты общественного транспорта от университета. Каждый коридор здания получил собственное название в честь улицы одного из городов мира. Приближение к объектам показывается постепенным изменением размера его названия на табличках (рисунок 1) Разработаны часы со встроенным расписанием звонков, нумерацией пар. Усовершенствовано расписание занятий. Информационные дисплеи помогают найти ответы на вопросы студентов, преподавателей и гостей университета. Дисплеи спроектированы с учётом новой системы навигации по зданию и дополняют её.

Рисунок Рисунок Князева Е.А. Создание информационно-графической системы… Наиболее распространённые ошибки Направлять покупателя должна сама архитектурная среда. В неэффективно организованном пространстве добавление знаков не решает проблемы, поскольку на знаки и указатели люди могут просто не обращать внимания. Один из важнейших принципов в разработке системы навигации – структурирование информации. Слишком много информации на средствах указания пути и средствах справки – так же плохо, как и недостаток ее.

Отсутствие карты.

Карта здания никогда не бывает лишней. Схему необходимо помещать на каждом из входов (главном и второстепенных входах в здание, входах с парковки, в многоэтажных крупных объектах – при каждом входе на этаж), а также в основных точках разветвления проходов, где посетитель принимает решение, куда ему идти. Схемы и стойки с информацией должны быть хорошо видны и заметны на входе. Абсолютно необходимая – значок «Вы находитесь здесь» на схеме. Если он отсутствует, посетителю будет трудно ориентироваться даже в самой подробной карте, и она станет наполовину бесполезной.

Размер самого знака, а также букв и символов на нем должен быть сопоставим с расстоянием, с которого его воспринимают. Размер указателей зависит от величины торговой площади, и он должен быть сопоставим по размеру с другими деталями, но достаточно большим, чтобы его заметили.

Прочтению информации мешают зрительные эффекты: отражение света, использование многих цветов на одном знаке или указателе, излишний декор (вензелечки и рамочки), цвет шрифта, близкий к цвету фона, маленькое расстояние между буквами и строчками, несоответствие символов и надписей на одном знаке или указателе.

Предложение. Задачи. Заключение Исходя из вышеописанного, сформулируем несколько предложений по усовершенствованию графической системы Минского института управления.

Продолжить формирование привлекательного облика института.

Подчеркнуть статус заведения.

Максимально по возможности проинформировать о существовании института, заинтересовать и привлечь молодёжь, рассказать о возможностях и перспективах учащихся.

На основе анализа уже используемых технических и печатных информаторов, доработать и дополнить их.

Ознакомление с информацией об институте, помимо сайта и книг для абитуриентов.

Брошюры, листовки («экскурсия в картинках»).

Разработка вывесок, щитов, растяжек, указателей с информацией для облегчения поиска местоположения МИУ с учётом анализа маршрутов учащихся и постоянных посетителей.

Указатели (обозначения на карте) местоположения администрации, банка, бухгалтерии, библиотеки и др.

Карта расположения корпусов (учебные корпуса, административные).

Варианты проезда.

Указатели маршрута от ближайшего остановочного пункта, станции метро.

Разработка сезонной/сменной рекламы, стендов, вывесок для потока поступающих, приезжих и просто посетителей.

Реклама для привлечения абитуриентов.

Обеспечение навигации при проведении масштабных мероприятий.

Полезная информация для поступающих.

Наименования, нумерация. Ориентиры.

Литература 1. Павел Родыкин prdesign.ru.

Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна 2. propel.ru.

3. www.vlasta-idea.ru.

4. www.artgorbunov.ru.

5. miu.by.

6. Крэйг, М. Бергер / Путеводные знаки. Дизайн графических систем навигации / РИП холдинг/Rotovision.

7. Яньшин, Петр / Цвет в дизайне играет важную роль, способствуя реализации его коммуникативной функции/источник www.elitarium.ru УДК 811.161. ОПИСАНИЕ ФРАГМЕНТОВ ДЕРИВАЦИОННЫХ ПОЛЕЙ ГЛАГОЛОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ Е.В. Кулешa Гродненский государственный университет имени Янки Купалы, старший преподаватель a кафедры журналистики, aljona_k81@mail.ru Аннотация В статье рассматриваются структурные и семантические особенности глагольных номинаций аналитического и синтетического типов на лексическом и морфологическом уровнях в составе деривационных полей глагола. Выявляется и описывается словообразовательная роль префиксов в производных синтетических номинациях и глагольных компонентов в составе словосочетаний в деривационной функции.

Ключевые слова: деривация, сочетания в деривационной функции, аналитическая глагольная номинация, синтетическая глагольная номинация, вербализатор, десемантизация.

DESCRIPTION OF THE FRAGMENTS OF EMOTIONAL STATE VERBS DERIVATIONA FIELDS E.V. Kulesha Grodno State University named after Yanka Kupala, senior lecturer in the Department of Journalism, a aljona_k81@mail.ru Abstract The paper examines the structural and semantic features of verbal nominations analytic and synthetic types on lexical and morphological levels. Identifies and describes the role of derivational prefixes in the synthetic derivatives of nominations and verbal components in combinations as derivatives.

Keywords: derivation, a combination of derivatives, analytic verbal nomination, synthetic verbal nomination verbalizator, desemantizatsiya.

Введение. Номинативная система языка имеет широкие возможности и не ограничивается только однословными лексическими единицами, а включает в себя также и раздельнооформленные лексемы. Поэтому в деривационное поле глагола входят как многочисленные префиксальные производные единицы, так и аналитические конструкции, которые выполняют номинативную функцию и зачастую являются семантическими эквивалентами производных глагольных единиц, например: гневить – гневать, разгневить, разгневать, прогневить, прогневать, гневаться, разгневаться, загневаться, погневаться, прогневаться, прогневиться, прогневляться, а также проявлять гнев, вызывать гнев, выражать гнев, испытывать гнев, приводить в гнев, приходить в гнев, возбуждать гнев. В нашей работе мы ограничим круг исследуемых аналитических конструкций глагольно-именными сочетаниями. Отбор и анализ материала для исследования осуществлялся с использованием словаря-справочника В.М. Дерибаса [1], словарей А.Н. Тихонова [2], Т.Ф. Ефремовой [3], С.И. Ожегова [4], А.А. Зализняка [5] и «Словаря современного русского языка» в 17 томах [6].

В основу исследования положена теория номинативной деривации, разработанная В.М. Никитевичем [7], [8], расширенная и усовершенствованная А.В. Никитевичем [9], [10].

Актуальные проблемы науки XXI века Минский институт управления II научно-практический семинар молодых ученых 16 февраля 2012 года Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна Подавляющее большинство раздельнооформленных глагольных номинаций состоит из двух знаменательных слов – глагола-вербализатора (по терминологии Р.М. Гайсиной [11]) и существительного в предложной или беспредложной форме (предикатного имени):

вызывать страх, ставить под сомнение и т.п. Специфика грамматической и семантической природы исследуемых сочетаний связана с характером входящих в их состав компонентов и их взаимодействием, а также со способом представления данных значений в составляющих номинацию единицах.


Семантическим ядром раздельнооформленных глагольных лексем выступает именной компонент, связанный с денотативной семантикой. Глагол, выступая в качестве грамматически опорного слова, служит для выражения грамматических значений, сохраняя свои морфологические свойства и присущие ему категории вида, лица, времени, наклонения и сообщая всей конструкции общее категориальное значение глагольности.

Однако, естественно, нельзя утверждать, что грамматическое значение глагольной единицы абсолютно превалирует над семантическим, так как, в различной степени подвергаясь процессу десемантизации, большинство глагольных компонентов сохраняют свою семантику в том или ином объеме. В зависимости от широты или узости семантического объема глагольного компонента, он несет в рамках сочетания большую или меньшую нагрузку: вселять страх, держать в страхе, подавлять страх, приводить в страх, сеять страх, испытывать страх.

Компоненты глагольно-именного сочетания выражают в совокупности единое семантическое понятие, представляя собой эквиваленты слов и являясь тем самым коммуникативными заместителями последних.

Расширение спектра глагольной номинации осуществляется во многом благодаря аффиксации, причем значительное место занимает префиксальный способ образования новых глагольных единиц. Однако возможности глагольной префиксации в каждом конкретном случае неодинаковы и ограничены особенностями системы языка. Некоторые глагольные лексемы (не обязательно непроизводные) обладают почти «нулевой»

префиксальной парадигмой, другие же имеют разветвленную систему производных префиксальных единиц, дополняя производящую глагольную единицу семантически или же грамматически. Например: сочувствовать и только посочувствовать, с одной стороны, и страдать – выстрадать, дострадать, настрадать, отстрадать, перестрадать, пострадать, прострадать, сострадать, выстрадаться, дострадаться, исстрадаться;

дружить – задружить, передружить, подружить, придружить, раздружить, сдружить, удружить, подружиться, передружиться, раздружиться, сдружиться, с другой стороны. В последних примерах совокупность деривационно родственных глаголов представляет собой фрагмент словообразовательного гнезда, иначе говоря, словообразующую основу деривационного поля. «Причем здесь существенен именно аспект «формы»: таковы аффиксальные средства, способные обеспечить «формальное развитие»…» [9] глаголам страдать и дружить.

Глаголы эмоционального состояния коррелируют с деривационно родственными предикатными именами, которые в сочетании с глаголами, выступающими в функции вспомогательного компонента в номинативной единице, входят в деривационное поле этого глагола. Основанием включения этих неоднословных единиц в деривационное поле глагола является выполнение этими сочетаниями (вслед за Никитевичем А.В. будем называть их «сочетаниями в деривационной функции») номинативной функции, кроме того эти сочетания вполне могут быть зафиксированы не только в словарях, но и в речи, выступая в роли коммуникативных эквивалентов однословных глаголов. В качестве примера можно представить часть деривационного гнезда глагола гордиться: гордиться – загордиться = начать гордиться, где загордиться и начать гордиться реализуют значения, близкие грамматике словообразования, то есть в рамках способов глагольного действия имеют значение «начинательности». Оба глагола, однословный и неоднословный, могут в разных коммуникативных ситуациях функционировать как варианты представления одного Кулеш Е.В. Описание фрагментов деривационных полей глаголов… и того же значения. В свою очередь, глагол гордиться также имеет соответствие в области аналитического представления семантики: гордиться = испытывать гордость, причем в данном случае речь идет не о грамматической, а о лексической семантике. И опять-таки обе единицы могут выступать в качестве эквивалентов в определенных условиях. Эти примеры могут навести на мысль о необоснованной избыточности деривационной системы глагольной единицы. Однако необходимость существования аналитических глагольных лексем (в данном случае, глагольно-именных сочетаний в деривационной функции) несомненна, так как далеко не всегда по причине ограниченности словообразовательной системы языка возможно существование синтетической (однословной) глагольной единицы при очевидной ее необходимости в языке. Например, вызывать страх = устрашать, вызывать смех = смешить, вызывать радость = радовать, вызывать удивление = удивлять, вызывать презрение = ?, вызывать ненависть = ?. Таким образом, семантика ‘вызывать чувство или эмоции’ не всегда находит возможность выражения с помощью аффиксации, и в этом случае единственными реализаторами представленной семантики выступают сочетания в деривационной функции. Причем сочетания одного и того же вербализатора (десемантизированного глагола в составе аналитической конструкции) (вызывать) с предикатными именами (страх, смех, радость, удивление) соответствуют однословным глаголам, находящимся на разных «ступенях» производности: как производящим (смешить, радовать), так и производным префиксальным (устрашать). Кроме того, аналитические номинации могут заполнять чисто грамматические лакуны, например, видовые: вызвать досаду = раздосадовать, вызывать досаду = ?, тогда как глаголы могут синтетически, с помощью префиксации и суффиксации, представлять видовую семантику: вызывать страх = устрашать, вызвать страх = устрашить;

вызывать радость = радовать, вызвать радость = порадовать;

вызывать удивление = удивлять, вызвать удивление = удивить.

Рассмотрим фрагмент деривационного поля глагола страшить. Этот глагол имеет ряд производных: устрашать, страшиться, устрашаться. Причем глаголы страшить и устрашать близки по значению и могут рассматриваться как неабсолютные синонимы. К тому же их лексическая синонимия обусловлена и грамматической корреляцией видовых пар: в качестве члена видовой оппозиции обоих глаголов несовершенного вида выступает один глагол (устрашать – устрашить, страшить – устрашить).

Интересно, что один глагол может иметь целый ряд неоднословных вариантов реализации представленной в нем семантики, например: устрашать = внушать страх, возбуждать страх, вызывать страх, приводить в страх, вселять страх, наводить страх. Все эти сочетания в деривационной функции являются синонимами, однако выбор номинативной единицы в каждом конкретном случае будет обоснован коммуникативными задачами. Так, например, конструкция приводить в страх актуализирует каузативность в семантике глагола, реализуя грамматический потенциал аналитической номинации, конструкции внушать страх, возбуждать страх, вызывать страх, вселять страх, наводить страх различаются стилистически и оттенками значений, которые однословный глагол не в состоянии выразить. Таким образом, очевидно, что на первый взгляд избыточность деривационной системы является в данном случае необходимостью, так как предоставляет возможность акцентирования отдельных сем глагольной лексемы.

Имена существительные, эксплицитно связанные с глаголами эмоционального состояния, имеют разную валентность, что сказывается на количестве неоднословных номинаций с этим именем в составе деривационного поля глагола. Так, например, немногочисленные сочетания в деривационной функции, входящие в поле глагола горевать – перенести горе, натерпеться горя, могут быть противопоставлены по числу деривационным номинациям, представляющим деривационное поле глагола восторгать – находиться в восторге, пребывать в восторге, быть в восторге, приходить в восторг, приводить в восторг, выражать восторг, испытывать восторг, чувствовать восторг.

Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна Однако не всегда вообще возможны аналитические номинации, эксплицирующие глагольную семантику ввиду отсутствия предикатного имени. Так, глагол дразнить не включает в деривационное поле сочетания в деривационной функции, так как словообразовательной системой языка не предусмотрено предикатное имя *дразнение, например, хотя синонимичные глаголы злить, бесить, возмущать имеют систему неоднословных номинаций с предикатными именами злость (чувствовать злость, возбуждать злость, испытывать злость и др.), бешенство (в одном из значений!) (приводить в бешенство, приходить в бешенство, доводить до бешенства), возмущение (приходить в возмущение, приводить в возмущение). Данный пример еще раз доказывает сложность системы языка, в частности, номинативной, и подтверждает мысль о том, что синтетические и аналитические глаголы существуют в тесной взаимосвязи и дополняют друг друга, а не дублируют одну и ту же семантику.

Заключение. Мы пришли к следующим выводам:

– при описании деривационных полей глагола необходимо учитывать аналитические конструкции, которые выполняют ту же функцию, что и глагол (номинативную), даже при условии отсутствия производной глагольной единицы соответствующей семантики в силу языковых причин;

– на количество словосочетаний в деривационной функции, входящих в деривационное поле глагола, влияет, с одной стороны, степень десемантизации (утраты части значения) глагольного компонента и, с другой, валентность именного компонента, который несет основную семантическую нагрузку, ведь именно он связан с синтетическим глаголом эксплицитно;

– глагольные компоненты номинативных сочетаний могут нести как семантическую, так и грамматическую нагрузку, причем, зачастую недоступную цельнооформленным глаголам в силу словообразовательной недостаточности.

Литература / References 1. Дерибас, В.М. Устойчивые глагольно-именные словосочетания русского языка: словарь справочник (учебное пособие для студентов-иностранцев) / В.М. Дерибас. – 3-е изд., испр.

и доп. – М.: Рус. яз., 1983. – 256 с.

Deribas, V.M. Ustojchivye glagolno-imennye slovosochetanija russkogo jazyka: slovar-spravochnik (uchebnoe posobie dlja studentov-inostrancev) / V.M. Deribas. – 3-e izd., ispr. i dop. – M.: Rus. jaz., 1983. – 256 p.


2. Тихонов, А.Н. Словообразовательный словарь: В 2 т. / А.Н.Тихонов – М.: Русский язык, 1985. – Т.1 – 2.

Tihonov, A.N. Slovoobrazovatelnyj slovar: V 2 t. / A.N.Tihonov – M.: Russkij jazyk, 1985. – T.1 – 2.

3. Ефремова, Т.Ф. Толково-словообразовательный словарь русского языка / Т.Ф. Ефремова – М., 2000. – 1233 с.

Efremova, T.F. Tolkovo-slovoobrazovatelnyj slovar russkogo jazyka / T.F. Efremova – M., 2000. – 1233 p.

4. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова – 4-е изд., доп. – М.: Азбуковник, 1997. – 944 с.

Ozhegov, S.I. Tolkovyj slovar russkogo jazyka / S.I. Ozhegov, N.Ju. Shvedova – 4-e izd., dop. – M.:

Azbukovnik, 1997. – 944 p.

5. Зализняк, А.А. Грамматический словарь русского языка / А.А. Зализняк – М.: Русский язык, 1987. – 878 с.

Zaliznjak, A.A. Grammaticheskij slovar russkogo jazyka / A.A. Zaliznjak – M.: Russkij jazyk, 1987. – 878 p.

6. Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. / Академия наук СССР. Ин-т русского языка. – М.: Изд-во Академии наук СССР, 1950 - 1965. – Т.1 – 17.

Slovar sovremennogo russkogo literaturnogo jazyka: v 17 t. / Akademija nauk SSSR. In-t russkogo jazyka. – M.: Izd-vo Akademii nauk SSSR, 1950 – 1965. – T.1 – 17.

Кулеш Е.В. Описание фрагментов деривационных полей глаголов… 7. Никитевич, В.М. Теоретические основы деривационной грамматики: В 2 ч. / В.М. Никитевич. – Гродно: ГрГУ, 1993. – Ч. 1: Грамматика и деривационная грамматика. – 84 с., Ч. 2: Номинативная система. – 86 с.

Nikitevich, V.M. Teoreticheskie osnovy derivacionnoj grammatiki: V 2 ch. / V.M. Nikitevich. – Grodno:

GrGU, 1993. – Ch. 1: Grammatika i derivacionnaja grammatika. – 84 p., Ch. 2: Nominativnaja sistema. – 86 p.

8. Никитевич, В.М. Основы номинативной деривации / В.М. Никитевич. – Минск: Высшая школа, 1985. – 158 с.

Nikitevich, V.M. Osnovy nominativnoj derivacii / V.M. Nikitevich. – Minsk: Vysshaja shkola, 1985. – 158 p.

9. Никитевич, А.В. Русский глагол в составе номинативных рядов: монография / А.В. Никитевич. – Гродно: ГрГУ, 2004. – 347 с.

Nikitevich, A.V. Russkij glagol v sostave nominativnyh rjadov: monografija / A.V. Nikitevich. – Grodno: GrGU, 2004. – 347 p.

10. Никитевич, А.В. Номинативные ряды глагола в представлении лексико словообразовательных значений / А.В. Никитевич // Весці БДПУ імя Максіма Танка. – Сер.1. – 2004. – №4. – С.66–70.

Nikitevich, A.V. Nominativnye rjady glagola v predstavlenii leksiko-slovoobrazovatel'nyh znachenij / A.V. Nikitevich // Vescі BDPU іmja Maksіma Tanka. – Ser.1. – 2004. – №4. – P.66–70.

11. Гайсина, Р.М. Тенденции в глагольной номинации / Р.М. Гайсина // Языковая номинация. – Минск, 1996. – С. 47-59.

Gajsina, R.M. Tendencii v glagolnoj nominacii / R.M. Gajsina // Jazykovaja nominacija. – Minsk, 1996. – P. 47-59.

УДК 811. СПОСОБЫ ПЕРЕДАЧИ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СПЕЦИФИКИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ НА РУССКИЙ ЯЗЫК РОМАНОВ Д. БРАУНА «КОД ДА ВИНЧИ» И «АНГЕЛЫ И ДЕМОНЫ»

А.П. Мерчиa Гродненский государственный университет имени Янки Купалы, магистрант, a alexandra.merchi@yandex.ru Аннотация: В статье рассмотрена актуальная для теории и практики перевода проблема передачи специфических, национально-окрашенных лексических единиц с английского на русский язык. На основе сравнительно-сопоставительного метода были проанализированы способы перевода реалий, в большинстве случаев имен собственных, встречающихся в романах Дэна Брауна «Код да Винчи» и «Ангелы и демоны». Результаты исследования раскрывают возможности адекватного перевода языковых единиц, достижения эквивалентности.

Ключевые слова: перевод, лингвокультурология, трансформация, реалия, имя собственное, транскрипция, транслитерация, художественное произведение.

THE STRATEGIES OF LANGUAGE TRANSFER OF NATIONAL-CULTURAL SPECIFICS IN TRANSLATION OF D. BROWN’S NOVELS «THE DA VINCI CODE»

AND «ANGELS AND DEMONS» INTO THE RUSSIAN LANGUAGE A.P. Merchya Grodno State University named after Yanka Kupala, Master’s degree student, a alexandra.merchi@yandex.ru Abstract: The article presents the problem of translation of specific, culturally coloured lexical units from English into Russian, which is very important for the theory and practice of translation.

On the basis of D. Brown’s novels “The Da Vinci Code” and “Angels and demons”, using the comparative method of analysis, we analyzed the strategies of translation of the realia, in most cases proper names. The results of the analysis offer the possibilities for adequate translation of the language units.

Keywords: translation, linguoculturology, transformation, realia, proper name, transcription, transliteration, fiction.

Смена параметров научной парадигмы в лингвистике в сторону антропоцентризма и когнитивизма дала возможность взглянуть на проблемы, встающие перед языковедами, с междисциплинарной точки зрения. Поэтому появление множества направлений в языкознании, среди которых социолингвистика, психолингвистика, этнолингвистика, когнитивная и гендерная лингвистика, расширило проблемное поле науки о языке и продемонстрировало панхронизм и интегральность научных дисциплин.

Одним из направлений языкознания, возникшем на стыке лингвистики и культурологии и исследующем проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке, является лингвокультурология. С ней тесно связаны этнолингвистика и социолингвистика, причем настолько тесно, что это позволяет считать лингвокультурологию разделом этнолингвистики. Тем не менее, это принципиально разные науки: в отличие от лингвокультурологии этнолингвистика рассматривает языковые единицы в диахроническом аспекте, исследуя культурно-исторический комплекс языка.

Актуальные проблемы науки XXI века Минский институт управления II научно-практический семинар молодых ученых 16 февраля 2012 года Мерчи А.П. Способы передачи национально-культурной специфики… Можно согласиться с мнением В.Н. Телия, которая считает, что лингвокультурология исследует только синхронные взаимодействия языка и культуры: она исследует языковые выражения с синхронно действующим менталитетом народа [1, с. 11].

По мнению В.А. Масловой, частными задачами лингвокультурологии можно считать изучение вопросов, касающихся проблемы перевода, обучения языкам, составления словарей, где учитывается культурная информация [1, с. 31]. Ф. Фененко исходит из того, что развитие теории перевода не может быть успешным вне ее связи с контрастивной лингвистикой, социолингвистикой, психолингвистикой, лингвистикой текста, этнолингвистикой и лингвокультурологией [2, с. 6].

Определение понятия перевода и механизма его непосредственного осуществления отражено во многих работах известных ученых, которые пытались рассмотреть интересующий нас объект с разных сторон. В учебнике по теории перевода Н.К. Гарбовского, например, приводятся такие утверждения: «перевести – значит выразить верно и полно средствами одного языка то, что уже выражено ранее средствами другого языка» (А.В. Федоров), «…перевод должен передавать не только то, что выражено подлинником, но и так, как это выражено в нем» (Я.И. Рецкер) [3, с. 6-7].

Сопоставительный анализ переводов дает возможность выяснить, как преодолеваются типовые трудности перевода, связанные со спецификой каждого из языков, а также какие элементы оригинала остаются непереданными в переводе. Поэтому огромный интерес для сопоставления и изучения вызывают языковые единицы с национально-культурным компонентом. В лингвокультурологии на фоне исследования взаимодействия языка и культуры такими единицами являются безэквивалентная лексика и лакуны (по Е.М. Верещагину и В.Г. Костомарову), мифологизированные языковые единицы (архетипы, мифологемы, обряды, ритуалы, обычаи), паремиологические единицы, фразеологические единицы, эталоны, стереотипы, символы, метафоры и образы языка, цитаты и крылатые слова, а также такие области, как речевое поведение, речевой этикет и стилистический уклад языка [1, с. 36-37]. В.В. Воробьев пишет о том, что всё, что составляет «языковую картину мира», представляет собой «национальные формы бытия общества, воспроизводимые в системе языковой коммуникации и основанные на его культурных ценностях» [4, с. 32].

Таким образом, актуальным является изучение вопроса, связанного с трудностями выбора адекватных приемов перевода специфических, национально-окрашенных лексических единиц с английского на русский язык в художественных текстах.

Материалом для нашего исследования послужили оригинальные тексты двух романов известного американского писателя и журналиста Дэна Брауна – «Код да Винчи» (Corgi Books, 2004 г.) и «Ангелы и демоны» (Pocket Books, 2000 г.) – и их переводы на русский язык, выполненные Н.В. Рейном (АСТ, 2004) и Г.Б. Косовой (АСТ, 2005). Предмет исследования – приемы перевода и переводческие трансформации, примененные при передаче лингвокультурем с английского на русский язык в представленных романах Д. Брауна.

Поэтому цель нашего исследования заключается в выявлении наиболее продуктивных приемов перевода реалий в художественных текстах, определении правил и особенностей передачи имен собственных, установлении специфических межъязыковых преобразований.

В теории перевода термин «трансформация» появился во второй половине XX века.

Он используется в большинстве случаев Л.С. Бархударовым, который выделяет четыре элементарных типа преобразований: перестановка, замена, добавление и опущение [3, с. 373]. Замена, которая может быть как лексической (конкретизация, генерализация, антонимический перевод), так и грамматической (замены форм слова, частей речи, членов предложения), является наиболее распространенным видом переводческой трансформации.

В.Н. Комиссаров полагает, что «в зависимости от характера преобразований переводческие трансформации подразделяются на лексические, грамматические и лексико-грамматические» [3, с. 373]. Лексические трансформации, в свою очередь, делятся на собственно лексические, включающие в себя транскрипцию, Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна транслитерацию и калькирование, и лексико-семантические, представленные такими заменами, как конкретизация, генерализация и смысловое развитие. К наиболее часто встречающимся грамматическим трансформациям относятся дословный перевод, членение или объединение предложений, грамматические замены. Наиболее распространенные лексико-грамматические трансформации – антонимический перевод, описательный перевод, прием компенсации.

Таким образом, перевод представляет собой сложный аналитический процесс, связанный с воссозданием мысли автора в тексте оригинала. Ориентируясь в содержании текста и критическом его осмысливании, переводчику нужно осуществлять работу, используя различные приемы перевода на всех уровнях языка.

Роман «Код да Винчи», вызвавший широкий интерес читателей к легенде о Святом Граале, работам Леонардо да Винчи, и книга «Ангелы и демоны», описывающая события, происходящие в Ватикане, которые связаны с деятельностью тайного братства иллюминатов, написаны в жанре интеллектуального детективного триллера. Как выразился российский лингвист теоретик перевода Д.И. Ермолович в своей статье «Хоть довинчивай»:

«Роман Д. Брауна – это интеллектуальный детектив-головоломка, замешенная на историко религиозной символике и атрибутике» [5]. Писатель делает ареной действия книг места, которые уже являются природными, культурными или историческими достопримечательностями. Поэтому в текстах представлено большое количество языковых единиц, относящихся к области ономастики.

Во-первых, это антропонимы. Проанализировав тексты, мы выделили 18 случаев передачи на русский язык индивидуальных имен и фамилий персонажей в романе «Код да Винчи» [6] и 23 случая в романе «Ангелы и демоны» [7]. Мы отметили, что индивидуальные имена и фамилии переданы с помощью транскрипции и транслитерации (Jerome Collet – Жером Колле, Jacques Sauniere – Жак Соньер, Bezu Fache – Безу Фаш, Sophie Neveu – Софи Неве, Leonardo Vetra – Леонардо Ветра, Maximilian Kohler – Максимилиан Колер, Tim Berners Lee – Тим Бернерс Ли, George Charpak – Жорж Шарпак и др.).

В романе «Код да Винчи» мы выделили и проанализировали 44 лексические единицы (имена собственные), условно разделенные на несколько групп: а) имена писателей, художников, деятелей искусства (Caravaggio – Караваджо, Goethe – Гете и др.);

б) имена священнослужителей (Pope Innocent II – папа Иннокентий II, Pope Clement V – папа Климент V);

в) имена государственных деятелей (Julius Caesar – Юлий Цезарь, Charles II – Карл II и др.);

г) имена библейских героев – библеизмы (Matthew – Матфей, Mark – Марк, Luke – Лука и др.);

д) имена собственные, относящиеся к современной американской и английской науке и культуре (Walt Disney – Уолт Дисней, Bill Gates – Билл Гейтс и др.) [6]. В романе «Ангелы и демоны» нами было выделено и проанализировано 27 случаев употребления имен исторических личностей. Мы разделили данные имена собственные также на несколько тематических групп: а) имена художников, писателей, музыкантов и других деятелей искусства (Galileo Galilei – Галилео Галилей, Michelangelo – Микеланджело, Santi Raphael – Рафаэль Санти и др.);

б) имена священнослужителей (Pope Pius IX – папа Пий IX, Pope John Paul I – папа Иоанн Павел I и др.);

в) имена государственных и общественных деятелей (George Washington – Джордж Вашингтон, Ben Franklin – Бенджамин Франклин, Franklin D. Roosevelt – Франклин Делано Рузвельт и др.) [7]. Проанализированный перевод представленной категории имен собственных подтверждает, что способами передачи данных языковых единиц являются транскрипция и транслитерации с учетом сложившейся традиции написания этих имен, а также при переводе учитывается метод транспозиции, который дает представление о том, что языки с общим лингвистическим происхождением имеют этимологически соответствующие друг другу имена собственные (например, Иоанн Павел, а не Джон Пол).

При передаче в романе «Ангелы и демоны» имен собственных, относящихся к историческим личностям, переводчик прибегает к их объяснению. В романе было Мерчи А.П. Способы передачи национально-культурной специфики… отмечено 10 случаев заполнения культурологических лакун с помощью помещения толкований в сноски или примечания. Например, в предложении «The poem is signed: John Milton» («Здесь стоит подпись: «Джон Мильтон») помимо перевода имя собственного с помощью транскрипции и транслитерации переводчик применил комментарии к данному имени, которые были вынесены в сноску.

Во-вторых, помимо антропонимов, мы проанализировали перевод топонимов (категорию географических объектов). Среди них мы выделили группу наименований, называющих улицы, площади, парки, и группу наименований зданий и достопримечательностей. Рассмотрим примеры перевода первой группы географических названий: Rue La Bruyre – рю Лабрюйер, Rue de Clichy – рю де Клиши, Champs-Elyses – Елисейские поля, Bois de Boulogne – Булонский лес, Fleet Street – Флит-стрит, Central Park – Центральный парк и др. В романе «Код да Винчи» (всего 25 единиц) [6] и Via della Osservatorio – виа делла Оссерваторио, Via degli Orfani – улица Орфани, Piazza Sant’Ignacio and Sant’Eustachio – площади Святого Игнацио и Святого Евстахия, Piazza Barberini – пьяцца Барберини и др. в романе «Ангелы и демоны» (14 языковых единиц) [7]. В представленных текстах мы имеем случай перевода на русский язык топонимов английского, американского, французского и итальянского происхождения. Как показывает практика, иностранные географические названия вообще не переводятся, а заменяются русскими эквивалентами в соответствии с географическими справочниками и атласами.

У топонимов есть одна особенность – многие из них включают нарицательный элемент (‘улица’, ‘площадь’, ‘море’, ‘полуостров’). Как правило, этому слову в русском языке соответствует нарицательный эквивалент: Isle of Man – остров Мэн. Однако бывают случаи, когда такое слово транскрибируется, например, Long Island – Лонг-Айленд. Иногда возникают варианты, в которых нарицательное слово, помимо прямой передачи, транскрибируется, как, например, произошло с названием мыс Малин-хед [8, с.109]. Поэтому наибольший интерес вызвала передача нарицательного элемента наименования географического объекта: в представленных выше примерах осуществляется как транскрипция – ‘рю де Клиши’, ‘Флит стрит’, ‘виа делла Оссерваторио’ (68 % в романе «Код да Винчи» и 79 % в романе «Ангелы и демоны»), так и замена элемента эквивалентным словом на русском языке – ‘Елисейские поля’, ‘Булонский лес’ и ‘улица Орфани’ (32 % в первом и в 21 % во втором романе Д. Брауна).

Обратимся к группе языковых единиц, называющих здания и достопримечательности. Названия достопримечательностей (зданий, церквей, храмов) в текстах романов Д. Брауна переданы с помощью транскрипции и транслитерации: наименований в романе «Код да Винчи» (the Eglise de Saint-Sulpice – Эглиз де Сен-Сюльпис, the Salle des Etats – Саль де Эта, the dome of Sacre-Coeur – собор Сакре-Кер, the Church of Saint-Sulpice – церковь Сен-Сюльпис, Rosslyn Chapel – часовня Рослин, Tower Bridge – Тауэрский мост и др.) и 14 в романе «Ангелы и демоны» (the Sistine Chapel – Сикстинская капелла, St. Peter’s Basilica – собор Святого Петра, the Borgia Courtyard – двор Борджиа, the Chigi Chapel – капелла Киджи, Palazzo Governatorato – Правительственный дворец, Collegio Ethiopiana – Коллегия по делам Эфиопии, Basilica San Pietro – собор Св. Петра, the Ufficio di Comunicazione – Бюро ди коммуникационе и др.). Как и в случае с нарицательным элементом в наименованиях объектов городской топонимики, перед переводчиком встают проблемы передачи нарицательного элемента (‘дом’, ‘здание’ или ‘хаус’, ‘билдинг’). Из приведенных выше примеров видно, что нарицательные элементы переданы по-разному:

некоторые переданы с помощью транскрипции и транслитерации – ‘Эглиз де Сен-Сюльпис’, а в некоторых нарицательное слово переведено на русский язык – ‘Сикстинская капелла’, ‘собор Святого Петра’. В основном при передаче данной группы названий используется прием транскрибирования, транслитерации и калькирования. К тому же следует учитывать, что названия известных зданий и строений имеют традиционно закрепившийся перевод на другие языки, например, la Tour Eiffel преобразуется на английский язык в the Eiffel Tower.

Помимо объектов ономастики в текстах романов Д. Брауна были выделены лексические единицы, содержащие фоновую культурологическую информацию. Приняв Секция 5. Актуальные проблемы лингвистики и дизайна за основу наиболее удачную, на наш взгляд, классификацию С. Влахова и С. Флорина, которая объединяет лексические единицы в группы бытовых, этнографических и мифологических реалий, реалий мира природы и государственно-административного устройства и общественной жизни [9, с. 104], мы распределили отобранные языковые единицы на тематические подгруппы в группе бытовых реалий: подгруппа ‘одежда’ (‘leggings’ – ‘леггинсы’ (прием транскрипции и транслитерации)), ‘пища и напитки’ (‘a box of old crackers’ – ‘коробка крекеров’, ‘Nescafe’ – “Нескафе” (транскрипция и транслитерация)), ‘единицы системы измерения и денежные знаки’ (‘fifteen feet’ – ‘пятнадцать футов’, ‘mile’ – ‘миля’, ‘yard’ – ‘ярд’, ‘at least 5 feet 6 inches’ – ‘не менее 180 см’, ‘141-foot’ – ‘…сорока трех метров’ (всего выделено 11 единиц (82 % были переданы с помощью транскрипции, 18 % – с помощью замены одних мер другими)), ‘спортивные игры’ (‘racquetball’ – ‘ракетбол’ и ‘squash’ – ‘сквош’ (прием транскрипции)). Обращения, встречающиеся в романах, также придают национальный колорит тексту, так как они отображают речевой этикет, принятый в определенном обществе. Такие обращения, как ‘monsieur’ и ‘mademoiselle’, переданы на русский язык ‘месье’ и ‘мадемуазель’.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.