авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Выпуск № 22, 2013

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ АЛЬМАНАХ

ИЗДАЁТСЯ ПРИ УЧАСТИИ

БЕЛОРУССКОГО ФОНДА МИРА

УДК 82-194

ББК 84(0)

Коллектив авторов:

Ч82

О. Авдеева-Мокрак, Д. Байтер, Гарри Беар, А. Бондаревский, Л. Браташ, Л. Вара-

кина, Л. Галаюда, Н. Гроут (Маштакова), В. Дорофеев-Кишарон, М. Ермошкина,

Л. Жеглова, Л.Журавлева, А. Зайнутдинова, С. Земцов, А. Зыкова, О. Иванова-

Захарова, Ю. Ишков, Е. Казмировский, Я. Кауров, Т. Квитко, И. Киреев, Л. Кон дратенко, Е. Кондратьева, З. Коровин, Н. Котенёв, Р. Куликова, В. Курченко-Сизова, Т. Лагутёнок (Корецкая), К. Ландышева, В. Ломакин, А. Ломакина, А. Лосева, С. Лосева, Н. Лужбина, Е. Макаров, А. Пеле, Т. Петрова-Рудакевич, В. Подгор ный, А. Прибыш, Г. Радина, В. Разубаева, Т. Ремерова, Валери Рузо, М. Серова, Н. Сидорский, А. Симонов, И. Симонова, Сиринкс (В.Никифоров), О. Соколова, Г. Спичак, А. Суханов, И. Театрова, А. Темников, Ю. Урусов, А. Филимонов, Д. Ходак, А. Яковлева Редакционная коллегия:

Главный редактор – Игорь Киреев Литературный редактор – Эвелина Пиженко Контрольный редактор – Людмила Киреева (Полянская) Корректор – Алла Пеле Вёрстка, дизайн – Тимур Наумовский Альманах награждён Почётной грамотой Белорусского фонда мира и Специальным дипломом Всероссийской премии имени И.Ф. Анненского Альманах «Чувства без границ» № 22, 2013. – М.: Оверлей, 2013. – 320 с.

Ч ISBN Данная книга – двадцать второй выпуск международного литературного альмана ха произведений русскоязычных авторов разных стран «Чувства без границ», первая книга четвёртой радужной серии.

Наш альманах ещё раз убедительно продемонстрировал свой международный характер. Германия, Израиль, Италия, Канада, Казахстан, Молдова, США, Украина, Франция и, конечно, различные регионы России – такова география участников 22 выпуска.

За четыре года существования альманаха в нём опубликованы произведения более чем 430 авторов из 28 стран мира.

В 2010 году альманах награждён Почётной грамотой Белорусского фонда мира за содействие развитию, распространению и процветанию русской культуры и русского языка во всём мире, укреплению дружбы между народами, пропаганду идей мира, ми лосердия и гуманизма. В 2013 году – Специальным дипломом Всероссийской премии имени И.Ф. Анненского.

ISBN © Коллектив авторов, © Издательство «Оверлей», оформление, ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!

Данная книга – двадцать второй вы пуск международного литературного аль манаха произведений русскоязычных ав торов разных стран «Чувства без границ», первая книга четвёртой радужной серии.

Книга составлена из стихов как из вестных, так и начинающих поэтов, де лающих первые шаги в поэзии. Вместе со знакомыми и уже полюбившимися Вам авторами Вы встретите в ней новые имена. Л. Галаюда, Л. Журавлёва, А. Зыкова, В. Курченко-Сизова, А. Ломакина, Вл. Ломакин, В. Подгор ный, А. Прибыш, Н. Сидорский, А. Симонов, А. Яковлева – эти авторы впервые опубликовали свои произведения в нашем альманахе.

В 22 выпуске мы продолжили традицию, успешно начатую в 20 и 21 вы пуске. Я имею в виду коллективные публикации членов поэтических со обществ. В этот раз Вы познакомитесь с новой подборкой стихов членов Сообщества «Вневизм», авторами альманаха «Синь апельсина» (Санкт Петербург, руководитель Сообщества – Алексей Филимонов, главный редактор альманаха – Ольга Соколова).

Наш альманах ещё раз убедительно продемонстрировал свой междуна родный характер. Германия (Н. Гроут), Израиль (Д. Байтер и В. Кишарон Дорофеев), Италия (Т. Петрова-Рудакевич), Канада (С. Земцов), Казахстан (К.Ландышева), США (З.Коровин, В. Курченко-Сизова и А. Прибыш), Молдова (О. Авдеева-Мокрак), Украина (А. Яковлева), Франция (Валери Рузо) и, конечно, Россия, представленная авторами от Приморского края до Калининграда – такова география 22 выпуска.

*** Сейчас, когда я пишу эти строки, за окнами ещё лежит снег, хотя по календарю уже конец апреля. Я вспоминаю, как четыре года назад, обуре ваемый желанием опубликовать свои бессмертные поэтические творения, я прикидывал возможности своего тощего кошелька – на самостоятель ный сборник денег явно не хватало! Когда я поделился своей проблемой с товарищами-поэтами, выяснилось, что я не одинок – денег, достаточ ных на издание приличной книги, не было ни у кого! Дух коллективизма, воспринятый нами ещё со времён ношения пионерского галстука, под сказал решение. Мы решили собрать деньги на издание одной книги на всех, распределив тираж сообразно внесённым взносам. Оценив свои воз можности и предстоящие расходы, решили, что за каждую полосу автор будет получать по две книги. Так возникли цены на публикацию и тради ция распределения тиража, которую мы стараемся поддерживать все эти годы. С целью экономии мы решили подготавливать рукопись к вёрстке своими силами, без привлечения услуг издательства. Как Вы знаете, и ре дактирование, и корректорские работы сейчас тоже проводятся авторами альманаха, нашими же товарищами.

Тогда, четыре года назад, никто не думал, что наша общая книга ста нет первой в длинной череде последующих выпусков альманаха! Мы были рады уже и тому, что у нас получилось всё задуманное – большего никто и не желал. Но к нам стали обращаться авторы, чьи стихи не вошли в пер вую книгу. Стало понятно, что будет и второй выпуск… Вот так, собствен но, и родилась идея нового периодического издания, которое сейчас пре вратилось в настоящую антологию современной русскоязычной поэзии!

Я поздравляю всех Вас с нашим скромным юбилеем – четырёхлетием альманаха!

Удачи Вам всем, Здоровья и Вдохновения!

Игорь Киреев Главный редактор альманаха «Чувствa без границ»

КОРОТКО ОБ АВТОРАХ Байтер Дина. Родилась в 1964 году в Моск ве. С 1990 живу в Израиле. По профессии экономист. Вторая профессия – кинезио лог (вид альтернативной медицины, ос нованный на мышечном тестировании).

Стихи начала писать в юности, хотя и был перерыв с 22 до 40 лет. Интересуюсь психологией, теологией и китайской ме дициной, изучала введение в каббалу, что и побудило меня вернуться к написанию стихов. Люблю путешествовать. Заму жем, имею сына.

Браташ Лариса Вячеславовна. Родилась 31 марта 1951 года на Украине. Отец – прeподаватель музыки в педучилище, мать – медсестра. Окончила Путивльское педучилище. В 1974 году вышла замуж и переехала в Москву. Работала учителем начальных классов. В 1986 году коман дирована Минпросом СССР в респуб лику Афганистан. С 1988 года – работа в Москве, в школе № 915. С 1995 года – на пенсии по инвалидности.

Варакина Людмила. Родилась в посёл ке Боголюбово Владимирской области, образование высшее, юридическое, По чётный ветеран органов внутренних дел.

Вдова, два взрослых сына, внук, кото рых очень люблю, просто обожаю. Стихи пишу с юности (лирика, о войне и др.).

Галаюда Леонид. Автор родился в год Собаки под знаком Льва в Уссурийском районе Приморского края. Учился, слу жил, работал 30 лет сельским киномеха ником, 3 года – школьным дворником, затем и доныне – сельским библиотека рем. Стихи писал понемногу всю жизнь, но считал их не похожими на настоящие, поэтому читателям не предлагал. Публи коваться стал всего несколько лет назад.

Гарри Беар (псевдоним И.Е. Медвецкого) – русский писатель и поэт, один из осно вателей ассоциации поэтов-постмодер нистов г. Челябинска «Студия-1». Автор романов «Создатель», «Олли или Новая Лолита», «Серая жизнь», ряда рассказов и эссе. В 1999, 2002 и 2012 гг. были изда ны 3 книги стихотворений. Поэтические произведения представлены на сайте:

http://stihi.ru/avtor/igorbear.

Дорофеев (Кишарон) Владимир. Родился в Кыргызстане, в городе Кант, в семье во еннослужащего. Прожил в Канте семна дцать лет. Стихи пришли в четырнадцать.

После Канта был Ленинград. Окончил 10-й класс. С началом девяностых стал спортивным обозревателем Благотвори тельной газеты «Русский Инвалид». С января 1997 года живу в Израиле. Явля юсь дипломантом конкурса поющих поэ тов «Зов Нимфея» за июль 2010 года.

Жеглова Людмила. Родилась в Тихвине Ленинградской области. Окончила Ле нинградское педагогическое училище № 4. Работала корреспондентом тихвин ской районной газеты «Трудовая Слава»

и «Маяк» в Кабардино-Балкарии. Мои статьи печатались в газете «Кабардинская Правда» (Нальчик). В октябре 2009 года начала публиковать свои стихи на сайте «Стихи.ру». В этом, 2013 году, вышел из печати мой первый сборник «Гори, звезда моя, гори».

Зайнутдинова Альфира Миргасимовна. Ро дилась и выросла в Башкортостане, живу в Уфе. Образование высшее филологи ческое, БГУ. Работала учителем в школе, воспитателем, сегодня – библиограф в аграрном университете. Замужем, у меня взрослый сын. Имею брошюрку своих стихов «Душу я в слова вложила», печата лась в альманахе «Любовная лирика», на портале «Стихи.ру», в газетах. В поэзию влюблена с детства. Сегодня – это моё любимое занятие.

Земцов Сергей. Родился в Новокузнецке.

В 16 лет уехал в Новосибирск, учился в физматшколе при НГУ. Окончил матмех Уральского университета. В 1998 году вы ехал в Израиль, в 2006 году – в Канаду.

Публикации – сборники стихотворений, сборник культурологических эссе под редакцией Милады Кондратьевой. Обла датель первой премии международного конкурса «Золотая Строфа – 2012» в но минации «Философская лирика».

Иванова-Захарова Оксана.

Что-то здесь вымысел, что-то и нет – Читаем историю прожитых лет.

В стихах можно душу поэта понять, А в прозе – подробности жизни узнать.

Писать может каждый, но пишет лишь тот, Кто мысль, как коня, за уздечку берёт, Колдует над нею, рифмует, поёт, Запишет, а после – уж новую ждёт.

Читать может каждый, но только понять Удастся тому, кто сумел испытать Все прелести жизни пронёсшихся лет, Кто видел, кто знает, что пишет поэт.

Казмировский Евгений. 29.06.1954. Место рождения: г. Фрунзе (ныне Бешкек). Ка питан 2 ранга запаса. Участник литера турных сайтов http://www.stihi.ru, http:// parnasse.ru. Номинант премий «Поэт года» (2011, 2012). С благодарностью приму ваше мнение о моём творчестве по почте: kel654@mail.ru. Автор полагает, что настало время проанализировать на писанное, поэтому особое место в публи кации отведено литературным пародиям.

Квитко Тамара. Окончила Санкт-Петер бургскую академию искусств. Работала режиссёром. Публиковалась в перио дической печати. Автор книги стихов «Танец жизни» (СПб., 2004);

«Любовь неземная, или Правитель Вселенной за №. 2/32. Струн серебро» (СПб., 2009).

Вышла книга стихов «Города сны»

(СПб., 2012) под псевдонимом Тамара Жгун-Квитко. Опубликованы подбор ки стихов в альманахе «Чувства без гра ниц» (№№ 17- 21).

Киреев Игорь. Родился в 1955 г. в Москве.

Получил разностороннее образование:

физик, маркетолог, историк, музыкант.

Автор серии статей по теоретической фи зике, маркетингу, монографии «Генеало гические очерки», сборника стихов «Ве тер времени». Отмечен благодарностью московского фонда культуры (1988), Почётной грамотой Белорусского Фонда мира (2009), Дипломом Всероссийской премии имени И.Ф. Анненского (2013), член СП РФ. Главный редактор альмана ха «Чувства без границ».

Кондратенко Людмила. Родилась и живу на северо-западе, с незначительным пе ремещением: Вологда – Санкт-Петербург.

Мечтала стать учителем русского язы ка и литературы, а стала инженером. По иронии судьбы или счастливому случаю, пришлось поработать преподавателем – но технических дисциплин. Интернет познакомил с поэтическими группами, и я вернулась к своей любимой литературе – в качестве стихотворца. Это занятие до ставляет мне большое удовольствие.

Коровин Зиновий. Родился и провёл луч шие годы в Киеве. По профессии инже нер-строитель. В США с 1979 года. Серь ёзно занимаюсь стихосложением послед ние 10 лет. Постоянный автор 3 американ ских периодических изданий на русском языке и одного – на английском. Лауреат различных поэтических конкурсов, в том числе пятикратный лауреат международ ного конкурса «Пушкинская лира». Член Американской академии поэзии. Прези дент Клуба поэтов Нью-Йорка.

Котенёв Николай. Родился в 1964 году в Бурятии, город Улан-Удэ. Женат, сыну лет. Люблю отдыхать на Байкале, увлека юсь шахматами и поэзией. Впервые стихи опубликовал в альманахе «Чувства без гра ниц». О своих произведениях говорю так:

Конечно, хочется сказать И рифмой козырнуть красиво, И записать её в тетрадь, Потом читать друзьям, любимым.

О жизни – о добре и зле, Друзьях, врагах и о работе… Таланта бы побольше мне… Вот от чего все эти строки… Куликова Раиса Михайловна. Родилась в 1939 году в Алтайском крае. Живу в городе Гусеве Калининградской области. Многие годы проработала учительницей началь ных классов в Казахстане и Киргизии.

Отличник просвещения Киргизской ССР.

Ветеран труда. Пенсионерка. Выпущен сборник стихов «Веточка сирени» под лит.

именем Берегинюшка, подаренном поэ тами на портале «Стихи.ру». Член литера турно-музыкальной гостиной Междуна родного культурного центра.

Курченко-Сизова Виктория. По образо ванию историк, кандидат исторических наук, президент Общества русской куль туры имени Пушкина в Америке. Автор рассказов, стихов, эссе. С 2000 года живу и работаю в Нью-Йорке. Публикова лась в периодических изданиях России, Украины и США. В 2010 году выпусти ла литературный сборник «Неостано вимое», за который была награждена в 2012 году дипломом Союза журналистов Украины.

Лагутёнок (Корецкая) Тамара. Ищу ра дость в творчестве и непременно в гармо нии, а она вещь очень сложная. Благодаря этому пишу стихи, ощущая себя счастли вой. Для меня главная мера таланта, мера души – её крайняя обнажённость, чув ственность... Стараюсь писать искренне и только о том, что меня действительно волнует. Стихи – это отражение моих мыслей, чувств, переживаний, и мне хо чется поделиться ими с другими людьми.

Ландышева Катерина – псевдоним. На стоящее имя Александра Чалова. Роди лась и выросла в городе Гурьеве, в Ка захстане, сейчас он называется Атырау.

Филолог по образованию. Репетитор.

Преподаю английский язык на дому.

Играла в городском народном русском театре. Муж, два сына. Люблю читать, ходить пешком, фотографировать. Очень люблю дачу.

Ломакина Алла. Родилась в 1939 году. С детства люблю поэзию. Зачитывалась Пушкиным, Лермонтовым, позже Есени ным. По профессии инженер. Моя твор ческая биография началась в Латвии, где я прожила 40 лет. Там я много лет была внештатным работником местной газеты, лектором общества «Знание». Уже в Рос сии участвовала в работе газеты «Гатчина – Инфо» в рубрике «Размышлизмы». В Гатчине были изданы мои стихи «А мне всегда цветные снятся сны» (2012).

Лосева Алевтина. Моя малая родина – Мазановский район Амурской области.

Это красивый таёжный край, где прошли мои детство и юность.

Я к месту этому привязана душой, Меня здесь именем когда-то нарекли, Стал малой родиной Мазановский район И для меня, и для моей семьи.

В 1988 году окончила Благовещенский пединститут. Работаю учителем началь ных классов в родной школе. Со студен чества увлекаюсь игрой на гитаре. Пишу стихи на волнующие меня темы.

Лосева Светлана Петровна. Поэтический псевдоним Света Лучик. Родилась в Но восибирске, окончила дошкольное пе дагогическое училище. С 1979 года про живаю в Рязани. Двое детей. Работаю воспитателем. Награждена значком «От личник народного просвещения». Имею звание «Ветеран труда». Стихи любила с детства. После череды потерь близких людей стихи стали моим детищем. Автор сборника «След судьбы». Публикуюсь на «Стихи.ру», «Стихи и проза России».

Лужбина Наталья. Родилась в 1951 году и проживаю в городе Белорецк, Башкорто стан. Окончила филиал Магнитогорско го Горно-металлургического института, по специальности инженер-металлург. лет проработала в системе газоснабжения своего города. Постоянно пишу с года. Люблю наш край, природу, поэзию.

Печаталась в газете-журнале «И жизнь, и слёзы, и любовь» (г. Белгород) и альма нахе «Чувства без границ», печатаюсь на «Parnasse.ru».

Пеле Алла. Филолог-русист. Окончила филологический факультет СПбГУ. Мно го путешествовала. Автор терминологиче ского педагогического словаря (размещён на сайте РНБ: www.nlr.ru/cat/edit/PDict).

Первая поэтическая публикация состоя лась в студенческой газете. Автор и кор ректор литературных альманахов «Чувства без границ» (Москва) и «Синь апельсина»

(СПб). Живу в Санкт-Петербурге.

Петрова-Рудакевич Татьяна. Львовянка с венецианской пропиской. По образова нию музыкант, о чём весьма непрозрач но намекаю в стихах. И редактор, правда, технической и научной литературы. На деюсь, полученные в Львовской акаде мии печати знания не повлияли на поэ тическое творчество автора.

Прибыш Анатолий. Родился в 1930 г. в Кие ве. Инженер-механик. Работал зам. нач.

инструментального цеха Самаркандского завода «КИНАП», нач. инструменталь ных цехов на заводах Запорожья и обла сти, затем зам. нач. Запорожской морской школы ДОСААФ. В США с 1993 г. Стихи и прозу пишу со школьных лет. Публико вался в периодике Украины и США. Член ряда поэтических объединений Нью Йорка. Женат, двое детей и три внука.

Радина Галина. Родилась в Воронежской области. Прозу пишу недавно, в основе произведений – слова Фейербаха «Чтобы познать человека, нужно его полюбить».

В жизни стараюсь следовать высказыва нию Демокрита: «Делающий постыдное должен прежде всего стыдиться самого себя». Публикуюсь на «Стихи.ру», «Про за.ру», «Изба-читальня».

Разубаева Валентина. Окончила Ульянов ский педагогический институт. Работала в управлении культуры, во Дворце пио неров, в областном театре кукол. В 90-х гг. получила второе образование – ста ла психологом-психотерапевтом. 17 лет была психологом в школе, 13 лет занима лась с пожилыми людьми. Стихи пишу с юности. Мой девиз:

«…У меня в душе – ни одного седого воло са. И старческой нежности – нет в ней!»

(В. Маяковский).

Серова Мария. Родилась в 1984 году в Мо скве. Образование высшее, информатик.

Пишу с детства. Автор сборников «Встре ча», «Я тихо дверь открою в жизнь», «Я этот мир не разлюблю». Публиковалась в сборниках «Дыхание любви», «Поэзия увлечений», «Белая ворона», «Смехоте рапия», «Юмор и сатира» и многих дру гих. Пишу на французском и испанском языках, делаю поэтические переводы.

Композиторами Морозовым и Ушано вым написаны песни на мои стихи.

Сидорский Николай. Родился 25.12.1962 г.

в Подмосковье. За столько лет не стал ни Юрием Гагариным, ни Максимом Галки ным;

в депутаты не взяли, в бандиты сам не пошёл. Всю жизнь работаю водите лем, за исключением семи лет частного предпринимательства. Я не поэт, никогда им не был и уже не буду. Просто иногда записываю то, что шепчет душа. Публи ковался на сайте «Стихи.ру». В печатном варианте впервые. Для Тебя… Сиринкс (Никифоров Виктор). Родился в южном Казахстане. Вырос на южном Урале. Научный работник, атомщик, к.т.н., почётный член экипажа АПЛ «Оренбург». Ранее публиковался в жур нале «Дон», в альманахах и сборниках Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на Дону, Владивостока, Челябинска, Бала кова, Волгодонска. Член русского лите ратурного клуба.

Спичак Григорий Иванович. Живу в Сык тывкаре (Республика Коми). Член Союза писателей России. Автор шести книг рас сказов, миниатюр, очерков, стихов, ро мана «Цитала. Украденный посох». Пе чатался в журналах «Наш современник», «Колокол» (Великобритания), «Север», сборниках. Переводился на польский, венгерский, английский, коми языки.

Работаю над второй книгой «Цитала.

TheWorld обетованный», готовлю к изда нию сборник рассказов и очерков.

Урусов Юрий. Родился в 1952 году в Та тарии. Детство провёл в селе Большой Кувай Сурского района Ульяновской области. С 1970 года живу в Ульяновске.

Образование высшее, по специальности – инженер-электрик. Работаю началь ником отдела в ОАО «МРСК Волги».

Публиковался неоднократно в альманахe «Чувства без границ», в книжном прило жении «Литературной газеты «ЛИК», ав тор сборников стихотворений «По стру нам души» и «Я во сне увидел журавля».

Ходак Дмитрий Валерьевич. Родился в 1971 году в Ставропольском крае в семье геологов. В 1975 году семья переехала жить в Горьковскую область. Окончив в 1988 году школу, проучился семестр в по литехническом институте и в 1989 году ушёл по призыву в ВС СССР. В 1991 году поступил в Ивановский государственный университет на дневное отделение фа культета правоведения. Дипломирован ный юрист. Живу в Нижнем Новгороде.

Яковлева Александра. Родилась я в городе Луганск (Украина) в 1993-м году. Жила там до 12-ти лет. Потом – Москва. Затем – Киев... Явля юсь студенткой Киевского медицинского университета. У молодых людей всегда спрашивают: «Кем ты хочешь стать? Чем заниматься в жизни? Какая цель?» Но почему-то мало кто задумывается и говорит:

«Послушай, а что бы ты сохранил? Каким бы остался?» Многие забы вают себя, свои мечты. Но разве это Жизнь? Разве можно найти Своё счастье, будучи «не собой»? Стихи... Я убеждена, что это нечто, не подвластное разуму. Это ниточки, которые соединяют нас с... нами.

Настоящими. Пишите! Не важно, сколько Вам лет, и сколько стерео типов успело опутать Вашу память, пытаясь заставить забыть себя...

Важно лишь, сколько слов и тишины Вы готовы потратить на то, что бы однажды прийти к Истине... Молчаливой и прекрасной!

Сегодня море цвета стали, И небо в низких серых тучах, А чайки, полные печали, Кричат о судьбах невезучих.

Прохладно, пасмурно и сыро.

Скрывает солнце лик в тумане, И заржавелая рапира Пылится в маленьком чулане.

А постаревший храбрый воин Бредёт по пляжу белой Ниццы, Тихи, наполнены покоем Дома, тропинки, дни и лица.

Он чертит тросточкой окружность На зыбкой насыпи песчаной И остро чувствует ненужность, А от мистраля ноют раны.

Шальной неистовый гасконец – Он верен был всегда присяге...

Выходит, что цена – червонец И бурным войнам, и отваге.

И смысла не было в Дороге И в обладанье бастионом, Коль завершилось всё в итоге Приморским затхлым пансионом.

Ты крепко привязан к земле, словно кряжистый дуб.

Иронию пряча в изгибе очерченных губ, Ты ставишь надёжно на якорь свои корабли, А я, как песчинка, лечу, не касаясь земли...

Ты в почве корнями, питает земля твою кровь, Взгляд зорок и ясен, в усмешке чуть вздёрнута бровь.

Ты жизни хозяин и вызов бросаешь судьбе, А я мотыльком устремляюсь навстречу тебе...

Ты твёрдо уверен – на свете есть гавань и порт.

Там строишь ты дом и бассейн, и теннисный корт, Там золото ищешь, упорно участки столбя, А я лёгким бризом украдкой касаюсь тебя...

К тебе прислониться, как к прочной скале, я хочу, Укрыться в объятьях от шторма, прижаться к плечу, Но занято место – твоя монолитна семья, И снова песчинкой лечу в зазеркалие я...

Он жил как обычный, простой обыватель:

Работа, жена, повзрослевшие дети, Смотрел телевизор, чинил выключатель, Хоть помнил, что есть и иное на свете.

Но он не искал ни штормов, ни искуса И был равнодушен к страстям и порокам, Считал приключенья отсутствием вкуса, Пока вдруг не встретил её ненароком.

Она исполняла стихи под гитару И пела гортанные томные блюзы, Тянула коньяк и курила сигары, Носила открытые лёгкие блузы.

Он даже не понял, как это случилось, И как она в сердце его поселилась, Не знал – это рок или Божия милость, Но круг разомкнулся, и всё изменилось.

Он видел во сне обнажённые руки И слышал мелодию тихой гитары – Хрустальные, нежные струнные звуки – А голос далёкий твердил: «Мы не пара».

Себя проклиная за то, что влюбился, Он всё же мечтал о несбыточной встрече, И как-то в апреле внезапно решился И смело вошёл в её двери под вечер.

Он обнял её горячо, неумело, Увидел глаза, что на звёзды похожи, В руках ощутил задрожавшее тело И ей овладел прямо в тесной прихожей...

Потом, не сказав на прощанье ни слова, Решительно вышел навстречу закату, Чтоб к ней не вернуться, но снова и снова Нести в себе горечь и чувство утраты, Чтоб жить как обычный, простой обыватель:

Работа, жена, повзрослевшие дети, Смотреть телевизор, чинить выключатель, И помнить, что есть и иное на свете.

Борнео. Дожди. Духота. Неподвижное время.

Унылые джунгли вдоль берега мутной реки.

И это проклятое, гнусное, белого бремя.

Казённая должность. Удушье от мерзкой тоски.

Постылые лица туземцев – как плоские диски.

Дикарские танцы на пепле ночного костра.

Лекарство одно – треть галлона шотландского виски – И враз отступают озноб, малярия, хандра.

А где-то с любовником в шумном вечернем Париже Жена моя тянет из рюмки полынный абсент.

Она далека, как луна, и лица я не вижу.

А имя?... Постой... Да, пожалуй, она – Миллисент.

Работа, ответственность, долг... Не отыщешь в них смысла...

Вся наша больная империя – полный застой...

И лишь пистолетный спасёт от отчаянья выстрел Да этот стремящийся к белой горячке запой.

Я хотела бы песню сложить об отважных пиратах, Бороздящих просторы лазурных Карибских морей, И о гордых, бесстрашных и жёстких наемных солдатах, По пустыне шагающих маршем к атаке своей.

Я хотела бы стих сочинить о китайских крестьянах, Собирающих рис на бескрайних зелёных полях, О кровавых афганских боях и жестоких душманах, О российских берёзах и стройных прямых тополях.

Я хотела бы гимн написать о воинственных гуннах, Об усмешке Атиллы на грубом восточном лице, О друидах и Одине, эльфах, магических рунах, Белокурой Валькирии и Нибелунгов кольце.

Я хотела бы строки сложить о танцующих гейшах, Об отточенных, острых стальных самурайских мечах, О космических снах и открытьях науки новейших, О войне и о гетто, о жертвах, сгоревших в печах.

Я хотела б об этом писать, но сумею едва ли...

Я, как прежде, слагаю стихи о добре и о зле, О Творце и героях, о боли, душе и печали, И об этой любимой священной Библейской земле...

Представлюсь: Поль Лагранж. Полковник Полли.

Французский Иностранный легион.

Когда повстанцы брюхо мне вспороли, Я был досрочно в ад препровождён.

Харона оттолкнув, пролез в ворота, Ну и несёт же серою в аду!

Вдруг вижу я бойцов из Горной роты, Черёда ждущих на сковороду.

Чуть поодаль – из Снайперской ребята Стоят в очередях к большим котлам.

Чёрт! Бесшабашность их ушла куда-то!

Ну нет, парням свариться я не дам!

Кричу я им: «Герои! Я – полковник!

Вы что же, испугались глупых пней?

А ну, разгоним дьявольский клоповник!

Видали мы бои и пострашней.

Вы помните, как в Мексике сражались?

Напалмом выжигали весь Вьетнам И в Конго как дрались, забыв про жалость?

Неужто будет ад не по зубам?

Мой легион! Направо! Стройся! Смирно!

Вперёд, бойцы! В атаку на врага!

Бей мерзких бесов – грязных и настырных!

Дери чертей за хвост! Ломай рога!

Амфибийцы! Давай-ка на подмогу!

Чертоги Сатаны – вот наша цель.

А ну-ка, расчищай огнём дорогу!

Не трусьте, парни, с вами колонель!

Вон, Люцифер! Башкой его в корыто!

Баграми шкуру с дьявола сдирай!

Ад занят, и врата его открыты!

В атаку завтра мы идём на рай!..»

Опять настала ночь.

Опять тебе не спится.

Ты вспоминаешь вновь Ребят погибших лица.

И тот горящий танк, Что стал для них могилой, Безумие атак, Снарядов злую силу, Как спасся ты один, А смерть сказала: «Рано!»

На завтрашний хамсин Надсадно ноют раны.

А ты идёшь ко дну – Здесь места нет молитве – И чувствуешь вину, Что выжил в этой битве.

А рядом спит жена, Отбросив одеяло, И от тебя она Немножечко устала.

Подруге ты звонишь – Гудки, и нет ответа – На нимб луны глядишь И куришь сигарету.

Закончилось вино.

Ты открываешь виски.

А в мутное окно Рассвет стучится близкий.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ЩЕНКУ Спят в коробочке игрушки, тишина и ночь вокруг.

Засыпает на подушке зайка – старый, верный друг.

Даже книжкины страницы спят на полочке в шкафу, снятся зёрнышки пшеницы и игрушке-петуху.

Засыпает серый слоник, завалившийся на бок, только лижет мне ладони и не спит один щенок.

Он расстроен и обижен, он совсем не хочет спать, а игрушки неподвижны, им не хочется играть.

Засыпай, и до рассвета спи, мой маленький щенок, пусть тебе приснится лето, тёплый солнечный денёк!

Завтра уточку-подружку обмусолишь, как всегда, а игрушки по подушке разлетятся кто куда.

И щенок меня послушал, спать, наверно, захотел, прикрывая лапкой уши, рядом с зайкой засопел.

НЕОЖИДАННЫЕ ГОСТИ Прихожу домой однажды – неожиданность какая!

В нашей комнате отважно попугай чужой летает.

Днём погожим залетел он к нам в открытое окошко, полетал по кухне смело, поклевал у стула ножку.

Вот он в зеркале настольном увидал другую птицу, клюнул – нет, совсем не больно, стал болтать и веселиться.

А моя собака Джимми с попугая глаз не сводит, я – по комнате за ними закружилась в хороводе!

Но, устав, уселась на пол, попка тоже не летает, Джим, счастливый, лижет лапу – да, картинка неплохая!

Успокоился пернатый, сел на штору, покачался, клюнул хлеба виновато, знать, совсем изголодался.

А соседская Анютка в это время плачет горько, потому что просто в шутку приоткрыла в клетке створку.

Попугай не растерялся, живо выпорхнул на волю и над лесом налетался и над речкой, и над полем!

Возвратившись снова к дому, он квартиры перепутал, подлетел к окну чужому, залетел лишь на минуту.

Объявления на двери размещу я с фото даже, пусть хозяева потери позвонят нам о пропаже.

И счастливая соседка словно пуля к нам примчала, прихватив с собою клетку для любимого нахала!

ПЕРВЫЙ СНЕГ Прибежал во двор пораньше мой весёлый, славный пёс.

И ничуть ему не страшен первый слабенький мороз!

Как обычно, громко лает, развернув пошире грудь, но совсем не забывает потихоньку снег лизнуть.

Наконец, он очень робко осмотрелся, чуть дыша, по покрытой снегом тропке осторожно сделал шаг.

С неба падают снежинки, осмелел совсем щенок:

за собою по тропинке в парк хозяйку поволок!

То похож на лёгкий мячик – разыгрался на бегу, то лошадкой резво скачет за позёмкой на снегу.

Всё облазил, всё обнюхал, наконец, хозяин мой почесал себе за ухом – и бегом рванул домой!

Я – МУЖЧИНА!

Потянула пальчик мне моя собака.

Я хотя и мальчик, всё-таки заплакал.

Мама утешает:

синяка не видно, но не понимает, почему обидно:

Поводок на пальчик натянулся сильно.

Я ещё ведь мальчик, я же не мужчина!

Но ко псу однажды подойду поближе, наклонюсь отважно – пусть меня полижет.

Ссориться не станем – больше нет причины.

И пойдём друзьями.

Всё же я – мужчина!

МУРКИНЫ ПРОКАЗЫ У меня есть кошка Мурка, Мурка – рыженькая шкурка, симпатичная мордашка кошка Мурка (или Машка).

Папа Машкою зовёт, ну, а я – наоборот.

Если братик вдруг захнычет, Мурка рядом замурлычет, примостится на коленки, а потом взлетит на стенку, глянет из-под потолка, успокоится... Пока.

И по шторе на окошко как орёл взлетает кошка, на столе у попугая клетку лапой открывает, а потом ему мурчит и опять куда-то мчит!

Сбросит с полки на пол шашки наша Маша (или Машка?), следом шахматы-фигурки отправляет Машка (Мурка), выпьет миску молока, успокоится... Пока.

Украдёт на кухне рыбку, съест с нахальною улыбкой, подмигнёт зелёным глазом:

продолжаются проказы!

Повиляет мне хвостом и уйдёт гулять с котом!

Нагуляется – вернётся, в дверь тихонько поскребётся, сиганёт на подоконник и уляжется на коврик, поглядит на облака, успокоится... Пока.

Нет, не зря мы кошку нашу называем или Машей, или Муркой, или Машкой – многоликая милашка!

Кошку любит вся семья:

мама, папа, брат и я!

С ПАПОЙ Мишеньке Дубсону посвящается С папой мы идём по роще и тихонечко поём.

С папой мне намного проще, чем с братишкою вдвоём.

Мы в густом лесу поймаем, отпустив потом, ежа, полежим, позагораем, выйдем к речке не спеша.

Мне пускай ответит папа на такой простой вопрос:

почему у ели – лапы, а косички – у берёз?

И второй вопрос несложный, папа должен это знать:

а деревья любят тоже на опушке загорать?

Ели сильно загорели, сосны жёлтые, как медь, почему же не успели и берёзки загореть?

Улыбнувшись, он ответил:

«Все деревья любят свет.

Только знай, что есть на свете чёрный, желтый, белый цвет.

Европейцы, африканцы – на земле есть много рас… есть японцы, есть испанцы – кожа разная у нас».

Мы уходим с папой дальше от людских пытливых глаз.

Как же я не понял раньше про деревья и про нас!

СВЯТАЯ РУСЬ Где истоки у Руси?

Иноземца ты спроси… Боголюбово есть град – Каждый вам ответить рад.

Князь Андрей там славно правил, Память о себе оставил.

Покров построил у Нерли – Светлый памятник земли, Что зовётся – Русь святая...

Необъятная! Без края… Удивительный народ в Боголюбове живёт… Об одном пойдёт мой сказ, без бахвальства, без прикрас… Обыкновенный был пацан, он рисовать любил… А оказалось, жизнь свою искусству посвятил… Святая миссия его – иконы воскрешать И для потомков всех времён ту святость сохранять… Истоки таланта его – отчий дом, Шары золотые – цветы под окном… Рыбалка с друзьями, а на берегу – Клевера запах на дальнем лугу… Яркие краски радуги в небе, Закат над рекою, церквей купола… В старой пекарне – запахи хлеба, Картошки печеной, на пальцах – зола… Святые, дивные места!

Как ты прекрасна, Русь! Божественно чиста!

Луга зелёные и россыпи цветов… Красавец Суздаль, Кострома, Ростов!!!

НЕ КОРИТЕ ЖЕНЩИН ЗА ЛЮБОВЬ Не корите женщин за любовь, Что дарили на полях сражений.

Бомбы рвутся, пули, смерть и кровь.

Чувства, нервы, все напряжены… Полевые, преданные жёны, Ото всех поклон примите низкий За любовь, за теплоту, заботу… Кати, Веры, лётчицы, радистки… Помогала не сойти с ума Даже в том аду, когда земля горела… Ваша краденая, грешная любовь, Точно ангел, сохраняла, душу грела… В Париже, Варшаве, Ростове, Берлине… Выросли дети – Пети, Марины… След любви той – искромётной, чистой, Санитарки Кати и танкиста… ПОКРОВ Покров – великий праздник.

Богородицы лик святой.

Укрывает от бед нас разных Образ женщины неземной.

Обращаемся к ней мы с мольбою, Сохранила чтоб нас и спасла, Чтобы Бога о нас молила, Чтобы святость в души внесла… И чтоб помыслы наши были Чисто-белыми, словно снег, Чтобы счастливо люди жили В свой отпущенный Богом век… Плат раскинув над всей Россией, Укрывает от бурь всех и бед Образ женщины дивно красивой Не одну уже тысячу лет… ВЕТЕРАНЫ Ветераны… седые виски, Боль в суставах и старые раны, Но не скажешь, что вы старики, На покой уходить ещё рано… Да за вашими плечами – С фашистом битва, с басмачами… Просто с бандой и вором… Выезжали на погром, На убийство и на кражу… Государева вы стража… Вы – история страны, Долгу были вы верны.

Честь свою не продавали И друзей не предавали.

Звон монет вас не прельщал, Как бы кто ни обольщал… Вас осталось немного – Поколенье войны, Пусть здоровьем вы слабы, Но духом – сильны, И как прежде присяге и долгу – верны… Позови вас Отчизна – вы встанете в строй… Капитан, лейтенант, генерал, рядовой… Я ЖИВУ Утро прекрасное, солнышко ясное – Я живу!

Дождь, ветер, лужи, никто мне не нужен – Я живу!

Весна, лето, осень, волосы с проседью – Я живу!

Сильный мороз, обидно до слёз – Я живу!

Метель за окном, мне всё нипочем – Я живу!

Цветы заалели, скворцы прилетели – Я живу!

Гроза за окном и на сердце – Захлопнулась счастья дверца – Я живу!

Проходят зима и лето, весна и дождливая осень… И хочется жить долго-долго – об этом все Господа просим!!!

ПАМЯТЬ ДЕТСТВА МОЕГО Новогодняя ночь, сказка милого детства.

От тревог и невзгод вот куда бы мне деться… Позабыть все печали и сразу, с разбега, В жизнь иную, где запах ванили и хлеба… Где жива ещё мама, Где всё просто и прямо… Я – с косичкой и чёлкой, Замерла в ожидании Деда Мороза… Где жива ещё Мурка и наша берёза… Где отец на порожке свою закурил самокрутку… Вот туда бы на миг… ну хотя б на минутку… Но, увы, как давно я сама уже мама.

И мальчишки мои, как и я, тоже очень упрямы.

Свои шишки на лбу получают законно И считают, что слушать советы мои нет резона… Вино в бокале цвета вишни, Дымок игривый сигарет… Ну почему, скажи, так вышло, Что не сложился наш сюжет… Прошли года, так быстро пролетели И вот стоим с тобою я и ты.

В глазах вопрос – зачем так поступили, Предав любовь, сжигая все мосты?!

Мы даже объясниться не пытались… Упрямы, молоды, наивны были мы, Разбив на мелкие осколки всё – расстались, Укутав память шалью тьмы… Падал снег, печаль заметая, Шаль пушистую вьюга кружила, И тихонечко боль моя таяла… В гавань светлую уходила… И любовь к тебе, колдовство твоё покидало, И, как в сказке детской, давным-давно, Оживала я, оживала… Сын не пришёл ночевать… Снова мне ночь не спать… Бегать – смотреть в окно, За которым темным-темно… «Жду тебя, детка, жду, шорох ночной ловлю»… Участь всех матерей – взрослых ждать сыновей… Да, дети – нужны ли дети?

Без них жить нельзя на свете.

Но сколько тревог – эти дети.

Бессонных ночей – эти дети… Но радость ведь тоже – дети.

Почтенная старость – дети.

И внуки ведь тоже – дети.

Моё продолжение – дети.

Прекраснее всего на свете – Мои любимые дети!!

КРАСИВЫЕ СЛОВА Слова, красивые слова… Ты говорил их, как читал… Что ты любил меня всегда и уважал, и почитал… Слова, красивые слова – Ты говорил их стоя – Про чувство не простое… И руки нежно целовал… Но лгал, так складно, сладко лгал...

Слова, красивые слова… Я так хотела верить им… Прекрасно знала я сама, Что грош цена словам твоим… Слова твои – лишь буквы, Оскомина от клюквы, Но жажду слышать снова их – Сложенье звуков звонких и глухих… Слова, красивые слова… Душа и сердце вложено, А в ритмике твоих же слов нет ничего похожего… Прощай, моя последняя любовь!

Как трепетно тебя я холила, хранила… Да, видно, не судьба – расстались вновь, А я же о другом совсем молила… Не уходи! Ещё я не готова сказать «Прощай» и навсегда забыть… Огонь любви, что разожгли с тобою, горит в ночи, Одной – не сохранить… Но ты ушёл, я тихо дверь закрыла.

Пушистый снег огонь наш заметал...

Почти погасло пламя, один лишь уголёк сверкал, Но вот и он погас, одна зола осталась.

С иллюзией любви я навсегда рассталась.

Гадай на картах не гадай, Фортуна вновь не улыбнётся… Я не смогу сама так больше преданно любить, Пусть даже он ко мне вернётся – финал!

Мой красный стоп-сигнал – былого вновь не воскрешай, Расстались – значит, всё – прощай.

Пусть даже боль сжимает сердце, А ты закрой покрепче его дверцу и ключик выброси навек, Скажи – прощай, любимый человек… Пусть крута твоя дорога, и бывают виражи, Но, дружочек мой любезный, Каждым мигом, каждым вздохом Своей жизни дорожи!..

Будут взлёты и паденья… Ты на это не гневись, Даже если больно очень… Ты сквозь слёзы улыбнись!

Цвет беды – он чернее ночи.

Цвет печали – он, как туман.

Цвет любви – он насыщен очень… Верность, нежность, страсть и обман… Я гимн тебе пою, автомобиль, Какие грани жизни ты для нас открыл, Дороги все заполонил И шар земной весь покорил… Богат иль беден, молод или стар, Привычным жестом нажимаешь «старт».

Автомобиль – твоя вторая суть, Достаточно на внешний вид взглянуть.

Кокетка дама – содержанка.

Авто крутое – «супер иностранка», И стёкла тёмные, и фары – слепят глаз, Когда суть «под шафе» она нажмёт на газ.

У деда старого «Победа» цвета вишни, Печально, но так вышло… А «скорой помощи» – газели – Пора бы почивать в музее, Да и машины ДПС – Подстать такой же МЧС.

«Здесь нужен, батенька, прогресс», Иначе ты не жди чудес.

Машинам «опер» нужен «Мерс», Чиновнику – подстать бы «Волга», А лучше иностранец «Заз», Тогда картиночку дороги Он пассажиру передаст… Они ж предпочитают «Лексус», Ну, на худой конец – «Пежо», Им это надо – «выезжен»… ДЕВЯТОЕ МАЯ Весь мир отмечает 9 мая:

В Париже и Риме, столице Израиля… Простые ребята, мужчины, девчата Ковали Победу и верили свято, Что счастливы будут все в мире когда-то… Я знала войну по рассказам отца, Вкусившего тяжесть её до конца:

Ранения, голод и снова бои… Там чётко все знали, где враг, где свои.

Остались на память награды отца И в тряпочке ветхой – кусочек свинца, И письма, и фото, ещё портсигар, Он для самокруток, а не для сигар… Я после войны родилась, я не знала, Как трудно им было, как мама страдала… Как после ранения на костылях Он рвался на фронт, чтоб быть снова в боях… Он маме моей говорил – там солдаты, Я их командир, верность Родине – свято!

Прости, дорогая, вернусь, только жди, Ты доченьку нашу, себя береги… Прогоним врага – будем счастливо жить… И сеять, и строить, смеяться, любить… Сады зацветут, будет мир, будет май, Ты только дождись, я вернусь! Так и знай!

Отшумела война, и вернулись солдаты… С жаждой жизни и всё наверстать...

Как азартно вы строили, жили когда-то, Было всё вам по силам, и всё вы хотели познать… ЛУННЫЙ РЕЦЕПТ После полнолуния, что ни ночь – Меньше отсыпает нам серебра.

Взять его полгорсточки, истолочь, Развести в колодезной из ведра, Подмешать из форточки – тьмы ночной, Запахом приправить – землёй-травой, Остудить до хрупкости ледяной, Настоять до крепкости спиртовой.

Принимать глоточками перед сном, Чтобы впредь не маяться в темноте – Пусть листву в саду под моим окном Станут освещать серебринки те.

Меньше в небе светятся, но зато Над землёй порхают как мотыльки – Сеет-сеет лунное решето Серебро на голову, на виски.

А в полудни жаркие надо мной – Стайки проплывающих облаков, И под этой облачной белизной Нас не так слепит серебро висков.

Скоро луны новые серебра Начеканят звонкого в тишину – Длится-продолжается та игра, Где запас серебряный на кону… В ИЮНЕ, В КОРОТКИЕ НОЧИ Я жарил картошку на сале, Стоял у горячей плиты, А мысли – всё память листали, А памятью – правила ты… За окнами к ночи – безлюдье.

Вдруг – птаха шальная одна Ударилась клювом и грудью В прозрачную твёрдость окна!

И, падая, снова взлетала, Заламывала два крыла, Как будто бы ей не хватало Ни воли, ни просто тепла!

На улице вроде не стыло, Зима миновала давно, Какая же тайная сила Велит ей бросаться в окно?!

Пичуга ли в поисках пищи И крова от грозных ветров?

Душа ли заблудшая ищет Забытое тело и кров?

А может, колдунья-девица, Словами заклятий звеня, Порой превращается в птицу, Чтоб глянуть разок на меня?

Глазами мы встретимся с нею, А взгляды – объятий тесней, И не разобрать, что больнее, Земля – или небо над ней?

Что ж, все мы метаться устали!

И сам я – устало стою.

…Я жарил картошку на сале И птицу жалел, как свою.

Вот бьётся она и пророчит, И всё не идёт забытьё!

В июне, в короткие ночи, Так мало часов у неё… ОТВЕЧАЙ Заварю я покрепче чайку, Отключу телефон проводной, Натяну, будто провод, строку Меж тобою и мной.

Буду горький прихлёбывать чай, Повторять в заоконную тишь – Отвечай… Отвечай… Отвечай… Ты – молчишь и молчишь.

А вокруг – заполняют эфир, Вплоть до мест позабытых, глухих, Голоса, облетевшие мир, Чтобы слышали их.

Горько мне – то ли чай мой горчит, То ли рану задел невзначай.

А над миром звучит и звучит – Отвечай… Отвечай… О ЖУРАВКАХ И СИНИЧКАХ Мне иногда нет-нет, да и приснится То прошлое, где душу надорвал – Там отдавалась в руки мне синица, А я всё по журавке тосковал!

А я ходил на цыпочках, по-птичьи, Ждал лёта журавлей в лучах зари, Пока сердечко нежное, синичье Ко мне стучалось – вот оно, бери!

И знаете, как мне сейчас обидно, Как грустно поднимаю в небо взгляд!

И ни синичек рядышком не видно, И ни журавки в небе не летят… НЕЛАДНАЯ СУДЬБА Я счастья ждал – а было всё, как было!

Бродил бесцельно и сходил с ума.

Меня жалела и с ума сводила Сама судьба, нелёгкая сама.

А мир вокруг – в страстях безумных бился, Гремел железом, бешенством горел, И утешать меня – не торопился, И виновато в очи – не смотрел.

И жизнь – как будто вздыбила стропила!

В пылище стройки, в мусорном дыму Глаза мне сквозняками запылило!

Стою и плачу, и вот-вот пойму – Да, я страдал! Но так мне горько было, Как сладко не бывало никому… ПЁРЫШКИ ЛЕБЯЖЬИ Пролетали лебеди над селом – Были крыши серые под крылом.

Перья разноцветные лебедей Реяли на крыши и на людей.

Чёрное упало – и ночь пришла, Темнота кромешная в два крыла, Вязкая, как смоль, и, как смоль, черна – Ночка чёрной птицей обронена.

Жёлтое упало среди двора, Жёлтое с отливами серебра – Из прошитой звёздами пелены Выплыл жёлтым лебедем диск Луны.

Красное упало, как блик огня – Розовеет небо к началу дня, И на розовеющий небосвод Алый лебедь Солнце уже плывёт.

Белое упало – белым-бело, Лебедино-белое, как крыло, Миновало пёрышко сто дорог, Опустилось к девице на порог.

Белая пушинка, как снег, чиста И легка, как свадебная фата.

В небесах колечки куёт кузнец – Скоро-скоро девице под венец.

Скоро белой лебедью – к алтарю.

Девицы невестятся, ждут зарю – Пусть заполнит алая мир пустой Вечною любовью и красотой… ВСЛЕД ЛЮБВИ Сколько троп исходила любовь!

Сколько прочных подошв поистёрла!

А дыхания – сколько кубов Пропустила в саднящее горло!

Стану в поле как столб межевой – Все тропинки сюда и отсюда, И года с остротой ножевой Отсекают реальность от чуда.

Тропки вьются, да только не те – Мимоходные всё, проходные.

А вдали, по шоссе, в тесноте, Пролетают любови иные.

Ты за взгляд мой, за жадный такой, Не суди, да не будешь судима!

Помашу я прощально рукой Вслед любви, пролетающей мимо… НА ТЁПЛОЙ ЛАДОШКЕ Как мечется сердце, гляди, Как клетку ломает свою!

Его достаю из груди И в руки тебе отдаю.

Попробуй тихонько дышать На этот комочек нагой, На тёплой ладошке держать И гладить ладошкой другой… Снова вечер, снова тоска:

Нет тебя… и тебя не вернуть… В доме том ты теперь одна, На земле твой закончился путь.

Я сегодня пришла к тебе, Чтоб немного побыть с тобой.

Ничего ты не скажешь мне По причине совсем простой.

Потому что тебя уж нет в этом мире, Но, как сказать, пройдёт, может, немного лет, с тобой встретимся мы опять.

А пока буду приходить, Разговаривать молча с тобой, Попрощавшись – вновь уходить, Унося боль и грусть с собой.

Может, где-то на небесах Тоже плачешь ты и грустишь… И на облачных парусах Прочь в небесную даль летишь… Я сегодня с тобой, родной, Помолчать, погрустить пришла.

Не хочу нарушать покой – Тот, который ты здесь нашла.

Кто сказал, что женщины слабы?

Что мужчины – это мощь и сила?

Возразить хочу: «Вы не правЫ, Сильными их женщина взрастила.

С материнским – с детства – молоком Душу без остатка отдавала, на ноги подняв их, и потом Быть защитой слабым призывала».

По природе женщины слабы, Видят они многое иначе.

Воевать идут мужья, отцы, Ждать их – матерей и жён задача.

Кто сказал, что женщины слабы?

С вами я хочу не согласиться:

Сила, слабость – будто две сестры, в ссоре не хотят никак мириться!

Женщины! Вы вовсе не слабы, В вас душевной силы океаны.

В океане жизни вы – борцы, Нет той силы, что сравнится с вами!

Спи, моя родная, спи, моя малышка!

Я ж тебе тихонько почитаю книжку:

Книжку про удава, книжку про мартышку, Крокодила Гену, друга Чебурашку.

Пусть тебе приснится маленькая фея… Сон оберегая и тебя лелея, буду разгонять я сны твои плохие, не пугали чтобы чудища лесные!

Пусть приснится также Золушка из сказки, в сон свой погружаясь, пусть сомкнутся глазки.

Спи, моя любимая, спи, моя родная, спи, моё сокровище, ты – одна такая.

Не баловал ты нас своим приездом, Родителей ты редко навещал.

Я знаю, нужно было ехать поездом, А график твой всегда по швам трещал.

Один раз в год, а может быть, и реже Выкраивал ты время для того (воспоминания мои довольно свежи), Чтобы приехать и узнать про каждого, Но были встречи те всегда недолги, И, уезжая, время торопя, Ты покидал нас, домик наш на Волге, Всем в спешке «до свиданья» говоря.

Прошли года, умчались детство, юность… А вот уже и зрелость позади!

В затылок нам упрямо дышит старость, Вопрос лишь: «Как родители мои?»

Родители всё ждали. Ты боролся С несправедливостью, за право лучше жить, И по войны дорогам ты прошёлся, Узнав о тех, кому пришлось служить.

О жизни говорил своей ты мало, Политика была твоя семья.

Она тебя довольно потрепала, В рутину всё сильней-сильней маня.

Не только к нам ты редко приезжал, Семье твоей тебя недоставало.

Проигрывал ты, но и побеждал, И всё равно тебе казалось мало.

Вот так и пролетела жизнь в борьбе:

Отца уж нет, и мать совсем больная… Пусть будет мир, покой в твоей семье, И помни: мы – семья твоя вторая.

Для любого мой мир будет просто чужой, Мир, который мне дорог только одной.

Мир, в котором правлю я лишь сама, Мир, в котором отсутствуют речь и слова.

Этот мир невозможно руками обнять, В мире этом нельзя повернуть время вспять, В этом мире ничто нельзя изменить, В мире этом я буду страдать и любить.

Я открою в него только избранным дверь:


Это может быть Бог или загнанный зверь.

Или души ушедших в заоблачный мир – Их к себе приглашу я на праздничный пир.

И для них станет мир мой совсем не чужой, В мире этом они будут рядом со мной.

Будем вместе мы все любить и страдать, Мир мой смогут они тогда тоже понять.

Широки твои просторы, Глубоки твои моря.

Высоки лесов заборы, Горы в высь зовут, маня.

Ты, Россия, мать родная, Много вынести смогла.

Как сирена заводская Нас на подвиги звала.

Выстояла, победила Всех, кто к нам пришёл с мечом!

Было время, запретили Говорить: что, где, почём.

Но народ наш русский крепкий, Просто так не завалить!

Он за правду-матку цепкий – Невозможно запретить.

Революцию свершили, С трона скинули царя.

К коммунизму ведь спешили – Планы строя, в даль глядя… Был Хрущёв и Лёня Брежнев, Кукуруза и застой.

Не хватало борцов прежних – Ушли рано на покой.

Сталин крепко постарался, Объявив Врагом народ.

Через дебри пробирался Наш Никита-Патриот.

Вспомнить времена нетрудно, Когда Брежнев трон занял.

Критика была подсудна, Если Лёня речь толкал.

Долгих два десятка лет Мямлил он, не говорил – Заседание, совет В узком кругу проводил.

Как бы ни было, но всё же Было легче жить тогда.

Всё в истории похоже:

Было так, и быть всегда.

На пороге лета пахнет морем, Пахнут скошенной травой луга.

И ночное небо, как узором, Вышила летящая звезда.

Горькою полынью пахнут руки, С моря веет лёгкий ветерок.

Уловимы трепетные звуки, Как сопит во сне лесной зверёк.

Морем пахнет на пороге лета, Набегает нА берег волна.

В глубине морской полоску света Проложила жёлтая луна.

Вот бы в небо вспорхнуть, улететь, Сверху вниз на себя посмотреть.

Посмотреть и понять, почему Мы в обиде на долю свою.

Чтоб увидеть, кто ж нам виноват, Что бывает и друг грубоват, Что же стало причиной тому, Что рутина нас тянет ко дну?

Может быть, посмотрев свысока, Мы поймём, чья надёжней рука?

Или, может быть, лучше всего Не надеяться ни на кого?

Одиноким остаться волком, Все вопросы задать. А потом...

Было б только кому задавать.

Всё. Спускайся, довольно летать.

Нас скрывали душистые ветки сирени, Нам тропинку в лесу освещала луна.

По тропинке лесной тихо двигались тени – Тени юности той, что давно уж прошла.

Запах веток сирени не может присниться, Мы вдыхали его колдовской аромат.

Уносила нас прочь колдовская жар-птица – В даль, откуда уже не вернуться назад.

Пролетели года, но всё так же весною Куст сирени душистой расцветает в саду.

И опять чья-то юность манит за собою В даль далёкую нашу колдунью-луну.

Осенняя пора мне сердце гложет, Холодный серый дождь стучит в окно.

Прогнать тоску он точно не поможет, наоборот, он с нею заодно.

Осенний ветер листья поднимает И кружево плетёт разных цветов.

Сплетённым покрывалом укрывает Отзеленевший на земле покров.

Шумят леса осеннею листвою, Сосновый стонет, прогибаясь, бор.

И, как всегда, осеннею порою Вступают тучи с ветром в вечный спор.

Осенняя пора мне сердце гложет, Но, в сущности, она не так плоха – Так красочно писать картины может, А нам лишь нужно дописать слова.

Траву скрывает иней бледнолицый, Укрыв её серебряным ковром.

Читает внучке сказки-небылицы Бабуля перед долгим зимним сном.

Про Королеву снежную, про Кая, Про Сивку-Бурку – славного коня, Про то, как где-то Золушка простая влюбилась в принца, сына короля.

Про гномиков лесных и Белоснежку, Про мальчика, что не умел ходить, Прочтёт по памяти, но только вперемешку… Что с старенькой возьмёшь? Может забыть… Ковром искристым землю укрывает Морозовича – иней – младший брат.

Под бабушкины сказки засыпает Малышка, погружаясь в зимний сад.

Кружился мир в твоих объятьях, Как вьюга снежная в степи.

В углу с лампадкой у распятья Старушка молится: «Спаси...

Спаси заблудшую ты душу, Вдохни ещё жизни глоток, Верни ты сына мне Андрюшу, Дай на него взглянуть разок...»

Его лелеяла, растила, Бывало, ночи не спала.

Когда ушёл служить, грустила И всё домой его ждала.

Недели, месяцы тянулись, Вот дембеля уж близок срок.

В тот день из боя не вернулись… Средь них был, мать, и твой сынок.

В твоих объятьях мир кружился, Погас уже лампадки свет.

На землю тихо снег ложился… Старушка-мать всё ждёт ответ!..

Ушла из жизни, мама, ты – Поверить трудно в это.

Я всё ещё хранил мечты, Что встретимся мы летом.

Я ждал тебя, ты снилась мне, И, время подгоняя, Спешил, родная, я к тебе, Аэропорты меняя.

С тобою свиделись мы всё ж, Чуть в теле жизнь теплилась, В последний час сказав: «Серёж, Вот видишь, как сложилось?..

Мне скоро в путь уже пора, Вопрос задать хочу я:

Как будет внучка тут одна, Без помощи бедуя?

Тебя, сынок, прошу в сердцах Помочь ей в жизни трудной.

У ней ты был всегда в отцах, Хоть и на ласки скудный...»

Уехал вновь я за кордон, Простились мы с тобою.

Остался позади перрон С сверкающей звездою.

Вот в комнате, в глухой тиши Звонок ночной раздался, Известия ко мне пришли, Что я один остался.

Ушла ты, мама, не спросив, Из жизни этой грешной.

За всё, что было, заплатив Кончиной своей спешной.

Любил тебя, люблю тебя И помнить буду вечно.

На фотографию глядя, Тоскую бесконечно.

Давайте-ка, сестрёнки дорогие, Все четверо усядемся в кружок, Чтоб вспомнить наши годы молодые и пса того – по имени Дружок.

Давайте вспомним, как отцы пахали На тракторах колхозные поля, Как бабочки над травами летали и звёзды падали, в ночи маня.

Давайте вспомним время то былое, Когда и матери возле отцов С утра до вечера, почти как боевое, Несли дежурство у больших котлов.

А дома старшим детям приходилось Смотреть за младшими и их в руках держать, Чтоб, не дай бог, ничто не приключилось, Когда вернётся поздно с поля мать.

А утром начиналось всё сначала:

Работа, поле, кухня и котлы, Хоть старшая сестрёнка и бурчала, За маму всё же оставалась ты.

Давайте-ка, сестрёнки дорогие, Поднимем тост и тихо посидим, Забудем недомолвки и скандалы, Обиды все забудем и простим.

КАЖДЫЙ ДЕНЬ Х.С.

Душу нежную, страстную всю мою, Что любовью нетленной жива, Наполняю тревожною думою Светлым утром, проснувшись едва.

Каждый день собираюсь в дорогу я, О прошедшем упрямо скорбя, Одиночество дарит мне многое, Отнимая навечно тебя.

Каждый день слышу эхо из прошлого, Словно шёпот подземной реки.

Время быстрой змеится порошею, Заметая стыдливо грехи.

Каждый день, словно воин под знаменем, Я стою, веря в правду надежд.

Отступить не могу на заранее Подготовленный кем-то рубеж.

Осень, помню, напела пророчество Звонкострунным дождём в тишине.

За порог прогоню одиночество В день, когда ты вернёшься ко мне.

НЕ ЗАМЫСЛИМ Владимиру Резуну Бесконечная времени ось Защищает былое надёжно.

Что однажды случилось, сбылось, Изменить ни за что невозможно.

Нам с тобою, живущим сейчас, Не спасти осаждённых в Кронштадте.

«Конармейскую» братьев Покрасс Не споём мы к Октябрьской дате.

Не разрушим божественный храм По приказу народных вандалов, Не взлетим в кураже к небесам С вами вместе, Анисимов, Чкалов.

Не поставим стеной ДнепроГЭС Под величием красного флага.

Не погонят валить зимний лес Утром нас конвоиры ГУЛага.

Не замыслим великий поход, Мир круша топором Ледокола.

Рукоплещет в безумье народ Роковому безумью престола.

Скрыв улыбкою волчий оскал, Сталин руку пожмёт Риббентропу.

Тайный сговор подписан, и шквал Красный скоро накроет Европу.

Что не вышло давно, не сбылось, Всё исправить и нужно, и можно.

Слышит вождь, как вскипает в нём злость – Взгляд свинцом тяжелеет тревожно.

Шаг не слышен на мягком ковре, Как не слышно движенье удава.

На сентябрьской первой заре Грянет громом распятье, Варшава.

Не случится нежданных чудес – Гильотина для мести готова.

Прогуляются дьявол и бес По ухоженным улочкам Львова.

Прозвучит в комиссарских словах, Что пришла жизнь иного предела.

В молчаливых смоленских лесах Снова скроется ужас расстрела.

За Сестрою-рекою зима Нас пургой не изранит свинцовой.

Не захватим чужие дома С разудалою песнею новой.

Но случился кровавый разгром.

От еврейских могил Белостока.

Запылала дорога огнём К русской грусти родного истока.

Мы не сгинем под Вязьмой в котле, Опьянённые праведным гневом.

И в холодной, в ноябрьской мгле Не убьют нас с тобой подо Ржевом.

Не погибнем в бою за Берлин И у гроба вождя не заплачем.

Перед злобой бандитских малин Не опустим свой взгляд и не спрячем.

Вновь обману доверимся мы – Притягательна звонкая сказка.

Мир узнает про «маму Кузьмы», Про рабочих Новочеркасска.

Затихла старая пластинка.

Уплыл туман, а вслед фрегат.

И ты на острове – песчинка, С суровым миром ищешь лад.

В тени уютного бунгало Слезе дашь волю и стихам.

В былое счастье ускользало Улыбкой по твоим губам.

Людские тяжелы пороки – А ты наивна и легка.

И прописью ложились строки На простынь белого песка.

Уснёшь, уставшая от горя, От зла случившейся беды.

Твоя охрана – волны моря И Неизвестности следы.

Надоевшая птица-разлука Улетела за ночь, за рассвет.

Засмеялась январская вьюга, Затянула свой белый сонет.

Позабудем несчастья земные – Непонятен мир часто и груб.

Снова рядом глаза мне родные, Наслаждаюсь вином милых губ.

Бесконечная нежность объятий Наши души от жажды спасёт.

Легкокрылое белое платье Словно солнце тебя утром ждёт.

Улетевшая птица-разлука Затеряется в дальней глуши.

Пой сонеты, январская вьюга, Не спеши уставать, не спеши.

Всё кончается когда-то, Лето красное ушло.


Распахнул осенний ветер Приоткрытое окно.

Всё кончается когда-то, Осень – нудная пора.

Выбивает дождь стаккато В окна нашего двора.

С крыш бегут ручьи куда-то, Что с природою стряслось?

Облака висят как вата, И промокли все насквозь.

Февраль на исходе, запахло уж мартом, И слышится поступь несмелой весны, И сердце ликует неясным азартом, И мысли, и думы, не очень ясны.

И что-то такое разлито в покое, Как будто природа предчувствий полна.

Весеннее время такое лихое:

Оно, как бегущая в море волна.

Любовью захватит и душу, и волю И бросит, лаская и нежа, в неволю.

Что случилось вдруг с погодой, То – февраль или апрель?

Звонко шлёпает по лужам Петербургская капель.

Тает снег, бегут ручьи, На термометрах плюс три.

Потерял февраль ключи От морозных кладовых, Не найдёт теперь он их.

То ли снег идёт, то ль дождь, Не поймёшь, не разберёшь, Вот такие чудеса!

К нам зимой пришла весна!

ТЫ ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ БЛАГОДАРИ О, как сегодня небо ясно!

Как нежен свет сверкающей зари.

Что будет завтра – непонятно, Ты день сегодняшний благодари!

За радость, что сегодня подарил, За то, что жив, здоров сегодня, За то, что мир в душе ты сохранил, И стало в Мире всё спокойно!

Ты поклонись сегодняшнему дню И пожелай всему и всем добра.

И, чтобы завтра было, как вчера, ты людям всем скажи: «Я вас люблю!»

Нам не страшна любая непогода, Ни ветер, ни жара, ни моря шквал!

Переживём любое время года, Переживём любой в стране аврал!

Мы – Русичи! Сильны умом и духом, Из всех народов – крепкий мы народ, Не верим мы заокеанским слухам:

Америка, мол, хитростью возьмёт.

Умеем за себя мы постоять, Мы доказали мощь свою и силу!

Агрессорам любым мы сможем дать Отпор!.. Известно это всему Миру!

За честь России, за свою Державу Стоял из века в век России сын!

И в мире мир отстаивал по праву, Как Росс – всея России гражданин!

Весеннее дыханье слышится, В ритмичном звучанье – капель, И по-особенному дышится, Но птиц не слышна ещё трель.

Ещё февраль не хочет уходить, Ещё свою показывает прыть:

Ворчит «старик» – лютует, пыжится.

Но время таянья снегов пришло, Осел ноздрястый снег, бегут ручьи, А на дорогах слякоть, жижица – Природы непреклонно естество.

Пожаловали к нам уж и грачи.

Весна пришла! Март – первое число!

Навеет ветер сонм весенних дум, И освежит воспоминанье, И воскресит из пепла ум Давно забытые страданья.

Огонь погасшего костра Воспламенится вдруг, и вновь Всему виновницей весна:

Зачем напомнила она Давно умершую любовь?!

Ах, нет! Она жива, жива, Лишь притаилась в глубине – На дне души моей она.

И выпорхнула по весне!

ГДЕ-ТО ТАМ, ВДАЛЕКЕ Где-то там вдалеке, где шумят камыши, Где свистят и свистят свиристели, Там, где шепчутся травы о чём-то в тиши, Ветры тихую песню нам пели.

Обнимала та песнь и ласкала, любя, И нам счастье с тобою дарила, В голубую бездонную высь уведя – Обвенчав, вновь на землю пустила.

На заре искупались с тобою в росе, Сок берёзовый выпив до донца, В этой дивной, волшебной и вольной красе Вновь родились с тобой мы под солнцем.

Где-то там, вдалеке… Надо всем дорожить на Земле, где живём, И, пусть это жилище наш временный дом, В срок, отпущенный нам, мы из жизни уйдём, Но, быть может, быть может, вернёмся потом – В это хочется верить, Ох, как хочется верить!

Сбереги этот дом, что зовётся Землёй, Сбереги, по-хозяйски к нему отнесись, Пусть на нашей земле будет вечный покой, Будет солнце сиять и небесная высь – Будет чистой над нами, Все века будет чистой!

Ну, а если придётся проститься с землёй, Не грусти, мы ведь гости всего лишь на ней.

Мы уйдём отдохнуть, мы уйдём на покой, Отдохнув, мы вернёмся опять, в это верь – Мы вернёмся на Землю, На прекрасную Землю!

Загорелась звезда на небе И упала в озёрную гладь – Это быль, а быть может, небыль, Но из озера вышла та Рать – Та, что послана свыше была, Чтобы Русь защищала она!

С давних пор и до наших времён Русь – под охраной ратных знамён.

Сразу не поймёшь, правильно ль идёшь, все дороги кажутся прямыми, а, когда поймёшь, а когда поймёшь, поздно уж искать пути другие.

Дороги, дороги – большие пути, мы вас выбираем иль вы нас?

Пороги, пороги, как вас обойти – мы часто не знаем, мы часто не знаем.

Как часто стоим, выбирая свой путь, гадаем: куда же верней повернуть?

Налево, направо, а может быть, прямо?

В какой из дорог светоносная суть, та, что с рожденья дана нам по праву.

Дороги, дороги, большие пути, мы вас выбираем иль вы нас?

Пороги, пороги, как вас обойти – мы часто не знаем, мы часто не знаем.

ПОЗОВЁШЬ В ПОЛЁТ К ЗВЕЗДЕ ДАЛЁКОЙ Знаешь, как мою затронуть душу, Нежное «люблю» ты шепчешь мне – Слушать, как симфонию, я буду – Слова нет милее на земле.

Позовёшь в полёт к звезде далёкой, Подарив на счастье два крыла, В бесконечной дали темноокой Нас судьба нечаянно свела.

А в пути сердца так ярко светят, В них огонь зажгла твоя любовь.

На Земле, наверное, заметят:

Две кометы пролетели вновь.

Мы несёмся дальше во Вселенной, И космическая ширь кругом;

С нашей тайной этой сокровенной Мы в пространстве сине-голубом.

Может, и не стоит возвращаться?

И остаться там – на той звезде, Где не нужно будет расставаться, А встречать сиреневый рассвет...

ПОЭЗИЯ Поэзией больна уже давно, Лечу болезнь одной лишь рифмою… В мир радости и вечности окно – Она… Её зову сестрицей тихою В тяжелый час иль в час смятения, Когда в душе моей покоя нет, Когда являются сомнения, В стихах опять ищу простой ответ.

Поэзия – моё спасение, Ведь я не плачу... а пишу стихи, И в строчках ты прочтёшь прощение За все мои невольные грехи.

Когда на плечи свалится тоска, Бумагу, ручку в руки вновь беру… Спасёт меня поэзии строка, Я ею согреваюсь и живу.

ДРУГУ Я в жизнь твою вошла несмелою, Голубкой тихою в окно впорхнув.

Воркую по утрам с улыбкой нежною И в сны твои влетаю, их вспугнув.

Делюсь своей любовью трепетной, Ревную к жизни – той, что без меня, И не слыву особой ветреной, Но так мечтаю радостно обнять.

Стихами восхищаюсь, греюсь Талантливою строчкой о любви, Что был ты искренним, надеюсь, Желаю вдохновения... Твори!

ОЖОГИ Так было утро величаво:

Глаза в глаза, улыбка, смех… Как будто волшебству начало, А вышло – признаки утех.

Как верилось, что жизнь прекрасна, И сердце было чувств полно.

Ах, как твоя игра опасна, Мне душу пламенем сожгло.

Теперь лечить свои ожоги...

Сплошные в сердце волдыри, И неоткуда ждать подмоги, Кругом глухие пустыри.

НЕВИДИМКИ Я знаю, ты рядом и слышишь, И тихо меня ненавидишь...

За вёсны, за лето, за зимы, За то, что сейчас мы незримы.

Я стала твоим наваждением, Дневным и ночным привидением, И гонишь мой образ далёкий, Свободный, совсем одинокий.

Меняешь обличья и темы, А в сердце всё те же проблемы.

Беда иль вина, уж не знаю, Но чувствую, всё понимаю...

Травой заросли все тропинки, Две странные мы невидимки.

За каждою строчкой – обиды, А лучшие дни позабыты...

ВЕСНА! КОГДА ЖЕ ПОСТУЧИШЬСЯ В СЕРДЦЕ Весна! Когда же постучишься в сердце? – Холодной льдинкою сидит в груди.

Быть может, обогреешь песней?

Но не написан на слова мотив...

Ручьями звонкими омоешь раны, Ветрами тёплыми обдуешь его ты.

А как лечить, скажи, ему обманы?

Возможно, воскресить ещё мечты?

Растопит сердце нежность слов заветных?

Весна, словам волшебным обучи, Пусть не останется в нём тем запретных, Пусть музыкой всегда любовь звучит.

К ЮБИЛЕЮ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО Ты был загадкой, был легендой, Но знали, что живёшь средь нас, Портрет с гитарой неизменной Мы тайно приносили в класс.

А вечером, собравшись вместе, Магнитофоны захватив, Твои все слушали мы песни, Всю ночь дыханье затаив.

Красавица Марина Влади, Как фея сказочной мечты, Жила у каждого в тетради, Как ангел нежной теплоты.

Мечтали девочки-подростки, Чтоб встретился на их пути Такой красавец, как Высоцкий, Как символ страсти и любви.

САДЫ СЕМИРАМИДЫ Хочу в садах Семирамиды очутиться, Бродить среди колонн, цветов и пышных трав, В тени деревьев в зной прохладой насладиться, К любимому по лестнице сбежать, стремглав.

Назначь мне встречу, милый, в том саду чудесном, Фонтан каскадный радугой очаровал, Приду к тебе в любимом платье серебристом, Чтоб самой милой женщиной своей назвал.

Влекут Висячие сады Семирамиды, Журчат бегущие с террасы ручейки, Волнуют сердце нежные твои флюиды, С тобой во сне волшебном счастливы, близки.

НАШИ ВСТРЕЧИ, РАССТАВАНЬЯ Наши встречи, расставанья, Кажется, им нет числа, Тем приятнее признанья...

Снова с чистого листа?

Позабудем огорченья?

Выпьем чаю за столом, Испеку тебе печенье, Сядем рядышком вдвоём.

Загляну в глаза с опаской, Ошибиться вновь боюсь, Успокой своею лаской.

Может, снова я влюблюсь.

ТЕБЕ Я ждала тебя и этот вечер, Чувствуешь, весна уж за окном, И весенний дует свежий ветер, Приоткрой окно, пусти же в дом.

С ним я посылаю поцелуи, Шёлковых волос касанье, вздох, И души взволнованные струи, Чтобы ими насладиться смог.

Буду думать снова, как и прежде, А ты верь, что только ты во мне, Дай же крылья искренней надежде, Пусть взлетит сегодня при Луне.

Я ЖДУ ВЕСНУ Я жду весну, чтоб к счастью прикоснуться, Чтоб ландыша вдохнуть душистый аромат, И, на рассвете солнцу улыбнувшись, С надеждой шаловливой ожидать закат.

А ночи звёздные весной прекрасны, Они полны любви волшебного огня, Где чувства разуму уж неподвластны, А только песням сладострастным соловья.

Я жду весну, чтоб встреча состоялась С мечтой, которую взрастили мы вдвоём, И чтоб в пути удача улыбалась… Ещё чуть-чуть... и зиму снова переждём.

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ Из размолвок, обид, огорчений Состоялся наш бурный роман, Ты составил букет из сомнений, Обернув их в жестокий обман.

Растерялась от бурного гнева, Извивалась от боли в душе, Я просила защиты у неба, Лихорадочно шла в темноте.

Ювелирная это работа, Балансировать между сердец, Выживать, исполняя по нотам И рисуя печали рубец.

ХОККУ Сияет солнце Горячи его лучи Ты не чувствуешь *** Пылает огонь Яркие искры взлетают Ночь коротка *** Встретились руки Губы твои горячи Трели соловья *** Слёзы прольются Пусто в мире без тебя Ожидание *** Пустая ваза Засох цветок без воды Любви не стало ПРИВЕТСТВУЮ ТЕБЯ, ВЕСНА Весенние снега умыли землю, Растаяли последние снега, Весна, пришедшая вчера с капелью, Уверенно шагнула и в луга.

Проталинки давно уже исчезли, Озимые окрасили поля, А в роще слышатся всё громче песни, Задумчиво притихли тополя.

Немного позже возвратились птицы, Знакомый клин любимых журавлей Слезою оросил мои ресницы, На сердце ж стало снова потеплей.

Приветствую тебя, весна! Отныне В свои права вступай смелей, И чтоб зимы уж не было в помине, Ты полноправно властвуй, не робей!

НА ХУТОРЕ Вдохновила картина художника Вадима Большакова «Хутор лесника»

А я живу на хуторе у речки, Она журчит мне утром про любовь, На берегу есть валуны-сердечки, Изгиб реки – что в удивленье бровь.

Она – моя душевная подружка, И тайны доверяю ей одной, Мне счастье напророчила кукушка, Нарушив безмятежность и покой.

Наш хутор неприметен только с виду, Здесь рай земной, живу в раю!

Мне незачем хранить в душе обиду, Недавно встретила судьбу свою.

Однажды вдруг забрёл сюда художник:

Мольберт и краски, очень цепкий взгляд, Но, как назло, нахлынул дождик, Ну, как тут гостя в доме не принять?

Природа после дождика умылась, Румянцем загорелся и закат, И словно жемчугом трава покрылась, А мы брели вдоль речки наугад...

Притихший хутор затаил молчанье, Не выдаст тайну речка никогда, Лишь звёзды слышали слова признанья, Остались в сердце женском навсегда.

ТЫ РАСТВОРИЛСЯ В МИРАЖАХ Ищу повсюду и тоскую, Ты растворился в миражах.

И вот глаза стеклом рисую Я в разноцветных витражах.

Стихи сегодня непонятны, Живёт другой в них человек, Признания в любви невнятны, А я ждала их целый век...

Разносятся в дали безбрежной, Как эхо средь высоких гор… Была с тобою очень нежной, Но стал бессмыслен разговор.

Ведёшь свою игру шальную:

Будь осторожен в виражах, И ищешь ты судьбу иную, Ты растворился в миражах...

ФЕВРАЛЬ Берёзы в инее пушистом.

Кто сплёл такие кружева?

И ели – в платьях серебристых, Над ними – неба синева.

И облачка не видно, чисто – Бескрайний синий горизонт, Лишь солнце золотом лучистым Расплещет брызгами кругом.

Блестит в полях, как покрывало, Снегов обильных плотный наст, Природа нас очаровала, Февраль приветствует всех нас.

НЕТ ВОЛОДИ Не верится, что нет тебя давно, Ведь песни слышим, смотрим мы кино, Быть может, просто пошутили СМИ?

Им только тему дай для болтовни.

Крылатые слова из книг твоих Плывут по жизни, словно корабли, Мы узнаём их с первых же слогов И не забудем никогда твоих стихов.

Уходят лучшие во цвете лет...

Сегодня б отмечали юбилей.

Но нет Володи, новых песен нет, А только слёзы на глазах друзей.

ОПРЕДЕЛЕHИЕ СЧАСТЬЯ Ночью комета влетела в окно.

И, падая, хвостатый сбросив шлейф, Газа благородного сладкий кейф, Врезалась в самое глазное дно.

И я вдруг сразу стал смелым, Как галактический гость.

И бросился утром белым, Как пёс за костью, Искать определение счастья.

Корни диких цветов оплели мой внутренний миp, Вывернутый перед телескопом наизнанку.

Мой внутренний миp – смотрите – как в тире, Где за попадание платят по звонку.

Звонок за меткий выстрел – Это стимул к преодолению стресса.

Я свободно читаю чужие мысли, Как текущую прессу.

Я ищу на свой вопрос ответ.

Я – голодный и бездомный пёс.

Куда пропала хвостатая комета?

Почему в глазах моих не осталось слёз?

СМЕРТЬ АСТРАЛЬНОГО КАПИТАНА Астральный капитан Собрался в дальний путь.

Он в Антарктиде хочет как-нибудь Жениться на пингвине.

У бога Англии дождливой нет Для капитана крепости или хотя бы дома, Но лучше дождь, чем умереть на дне Сирийско-африканского разлома.

Там чёрный дух На XагCамеах* МериКристмас** Подменил… Украинский Репатриант Святое Сало Украины Ел… Там русский оператор Крепко верил в Заговор Евреев… Там левантийский недруг Русскоговорящих ортопедов Мочил таких, как я, Но приглашал к обеду… Космические ритмы хороши, Но времени осталось мало На все исследования Души.

Теперь уже не до игрушек Интернет-портала, С арабских старых улиц Иерихо*** Астральный капитан, с тоской, Высматривает брешь Среди утёсов, сжавших Каранталь поганый сладчайшей Складкой плавающих континентов.

Там рубщик дров С черпальщиком воды Не говорят – почти что ничего.

Но только подло мстят.

Там тень дождя.

Там грустный Соломон Подглядывал, как жёны Неродные шли в народ И ублажали неродных богов, И древним идолам Подлейшим образом Размазывали деревянный рот.

И старый город Без арабов невозможен И без твоих вожатых Невозможен тоже.

Там вертикальный гонщик Размышляет – как же Наш пикник?

Останемся без урожая?

Там истерическая Шавка – сионист – На христианскую собаку Ворчит.

Какая святая игра!

Многомыслие и небылицы.

Всё мелькают больные лица С вечера – до утра.

Вот Индия.

Вот Китай.

Поцелует меня Цветочный рай.

И я когда-то был новатор, Ты знаешь, мой учитель Ж.П. Сартр****.

И я – как все – любил ходить в театр.

Теперь я просто стар.

И я не знаю, Сколько же мне лет… И сколько лет я жил?

А сколько – нет.

Там проклятые города И проклятые короли.

Ведь мы могли, Но не сказали – да.

* Хаг Самеах (иврит) – буквально «праздник весёлый», применительно к религиозным праздникам.

** Мери Кристмас (англ.) – Merry Christmas, весёлое рождество.

***Иерихо – город в Израиле, в аравийской пустыне, которому 15 000 лет.

**** Жан Поль Сартр – французский философ, антифашист. Написал письмо в КГБ СССР в защиту Иосифа Бродского.

Размышляя спокойно о той, Кто стоит за моим левым плечом, Я понимаю, что знает она, Что станет мне необходима.

Часто видел я, Как кто-то в свой последний час Говорил о ней или Молча шёл, уже не глядя на нас, Тех, кто ещё не дожил До встречи с ней в самый последний pаз.

Острый страх пронзает душу мою, Когда я смотрю назад, в прошлое, Понимая, что рискую Унести с собой в ад жалобы и болезни, Мелкие мысли и мелкое зло, Ненужных друзей и ненужные песни, Чтобы всё, что случилось по воле моей, Снилось бы в новых кошмарах, В новых свободных мирах, о которых Я никогда ничего не узнаю, Пока она не откроет мне дверь.

И я хочу верить, Что памяти буду лишён, И космический фильтр, Очищая каpмический соp, Будет силой неведомой управляем.

И то, что мне самому в этой жизни своей Невозможно понять, отделить и забыть, Посчитать за иллюзию, Заключая в магический круг Прикосновения нежных pук, Семена и ростки бескорыстной любви, В молитвах горячих обращение к богу, Смерть примет в дверях, Обращая в печальный мой прах Лишь тревогу.

МОТИВ (I) Игры глобализма смакуя, Моего метаболизма триггер Какого чёрта спускать всуе.

За стеной собрание волхвов, Ящериц и пауков.

Струны гитары, Негнущиеся тени, Свежие побеленные стены, Идеальные шары на орбитах, Списки стариков, списки убитых.

Осколки хрустальных ваз У испанки на балконе.

На прекрасном теле Отпечатки глаз Вора в законе.

Свои лучи заходящее солнце Прячет в моём оконце.

Ранние звёзды в ночи В замках повернут ключи.

МОТИВ (II) Тени изменений Вкрапляются в свет.

Время от времени идеи Превращаются в бред.

Наши люди Собираются в союз.

Иуда вышел в минус.

Демократия – в плюс.

Худо ли, бедно ли, но Дяди Джо да Сэм Сотворили мир этот, Чтобы кушать всем.

Из редакторских щелей Изольётся русский мат.

Профессор кислых щей Фюреру рад.

МОТИВ (III) Оправдания Зла И другие вибрации суперструн Из прогалин Земли, Замученных бесами стран Попадают в меня рикошетом.

Нас учили, что это легко – Не ходить на войну, Что каждый любовью Забросает любой пулемёт, Если только захочет.

Воскрешая из праха Лазаря в маске, Принимают боги В параллельных мирах Прогресса итог.

Свитки ессеев, Книги хасидов, Театр, лепрозорий, Правила, роли, Тюрьмы, кресты.

КОММУНИКАЦИЯ (I) Тот тихий город собран Из одних пустот, В которых чахнут Сонные сердца.

Где Адриан и Мариан Послали Мандриана В суперупопот Купить на все компот.

И разобраться там С инакомыслящим Онаном.

Кто есть кто, и что почём.

Адам и Каин тут и ни при чём.

В печной трубе Онан молчать Не хочет, раздражает нерв.

Мешает дымоходу и системе Правильно фурчать.

Но главное – стараться Записаться к ним в резерв.

Депрессию, собаку, лечить И сообщаться, сообщаться.

КОММУНИКАЦИЯ (II) Как моль, Я face control Однажды не прошёл, Хотя его, control, стерпел.

Хотя я вроде бы и сам Почти семит, как губерман, Но после дождика в четверг Меня прихлопнул цукерберг.

Ивритом колким заклевал Иудаизма гуру.

Всё призывал к гиюру.

Но сам уехал, сам пропал.

Образовался в Вавилоне.

Играл там на губной гармони.

Меня там разыскал и спился.

И не поднялся, опустился.

Я, богу помолясь, Смеюсь, утратив слёзный дар, я стар стал.

Хорошо, Творец, что от творения ты отделил меня вселенной, частью, равной звёздам, вселенной, частью, равной сердцу, я не хочу, как падший ангел: управлять.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.