авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«Выпуск № 22, 2013 МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ АЛЬМАНАХ ИЗДАЁТСЯ ПРИ УЧАСТИИ БЕЛОРУССКОГО ФОНДА МИРА УДК 82-194 ББК 84(0) ...»

-- [ Страница 5 ] --

– Ты ещё молод, и не думай об этом. Я помню день, когда мы – первые городские троллейбусы – впервые вышли на маршруты. Сколько тогда было радости: журналисты и фотографы приезжали в депо, а жители горо да удивлялись рогатым автобусам, – сказала старая машина.

– Да, наверняка, это было замечательно. Ведь сейчас на дорогах мно жество машин, и ими никого не удивишь. Я могу вспомнить только, как мальчишки показывали на меня пальцем и удивлялись, что я один из со временных троллейбусов, который они когда-либо видели, – произнёс молодой.

– Прошёл месяц, и в депо приехал старичок, его с почтением привет ствовали водители и сторожа. Он долго с ними беседовал, а потом повер нул голову и пришёл в восторг, заметив старый троллейбус.

– Он здесь так и стоит?! – спросил старик.

– Да, как Вы его когда-то поставили и ушли на пенсию, так и стоит, – сказала сторожиха.

– Честно говоря, я даже не ожидал его когда-нибудь увидеть, – произ нёс старичок, и на его глазах выступили слёзы.

– Всё никак не увезём его на свалку, – вырвалось у одного из водителей.

– Это же Драган! – воскликнула старая машина, – да, это он, мой са мый любимый водитель! Мы с ним вместе любили прокатиться по ноч ным улицам! Какая неожиданность!

– Могу только предположить, как ты рад его видеть, я, например, не люблю своего водителя, потому что он всё время ругается, – сказал новый современный троллейбус.

– А мы отъездили семь лет вместе, даже несмотря на мою старость, – продолжал радоваться старый троллейбус.

– Драган подошёл к машине, постоял недолго, затем обошёл вокруг, снова остановился и произнёс:

– Просто чудо увидеть свою машину спустя столько лет.

Он не удержался и вошёл внутрь, присел на водительское сидение, хотя оно было сырым и холодным, взялся за руль и представил, будто едет по улицам Белграда. У троллейбуса от счастья загорелась одна оставшаяся целой фара.

– Как странно: у него зажёгся свет, ведь он стоит тут двадцать лет, – сказала сторожиха.

– Это не странно, так и должно быть, ведь он меня узнал, – сказал старик.

– Они оба были так рады встретить друг друга, что это невозможно передать словами. У бедного Драгана катились слёзы из глаз, а троллей бус был готов поднять рога и тронуться туда, куда его направит любимый водитель.

– Драган, как я счастлив чувствовать твои руки на своем руле, – про ронила рогатая машина.

– Сколько лет прошло. У меня уже выросли дети и внуки, а мой вер ный спутник ещё жив в старом депо, – сказал старик.

– Вот видите, как надо ценить машины! – сказала сторожиха водителям.

– Просидев в холодном троллейбусе почти час, старичок ушёл.

– Не забывай меня, – тихо сказала машина, и её фара потухла.

С тех пор прошло три недели, и вдруг на входе снова появился старый водитель, он пришёл не один, за ним следом прошагала целая делегация.

Это были журналисты, фотографы и автомеханики.

– Господа, вот один из первых белградских троллейбусов. Я водил его семь лет и одновременно с этой машиной ушёл на пенсию, – радостно рассказывал журналистам Драган.

– Ты вернулся! – произнесла рогатая машина.

Они долго крутились вокруг, сфотографировали старика за рулём, а потом все дружно удалились.

Прошла неделя, и в старое депо приехали разные механики, они принялись чинить троллейбус. Историю Драгана прочитал в газете мэр Белграда, и по особому распоряжению мэра ко дню города было решено отремонтировать рогатую машину. Почти год мастера меняли запчасти, латали кузов, и вот наш герой предстал, как новый.

– Я снова на ходу! – закричал троллейбус и поднял рога.

– В честь праздника старику разрешили управлять машиной. И он вы шел на маршрут спустя двадцать с лишним лет.

– Ты снова звезда, – сказал новый троллейбус старому.

– Да, как в мой первый день, толпы фотографов снимают меня, моло дёжь удивляется, а старики начинают вспоминать молодость, – ответил тот.

– А ведь это всё благодаря твоему водителю, – добавил новенький троллейбус.

– Да! Это всё потому, что Драган меня не забыл, – сказал наш герой и помчался, как в старые добрые времена, по проспектам города.

ПОДАРКИ Подобрать подарок для интересующего тебя человека – это настоящее искусство. В таком случае нельзя просто пойти в магазин и купить тот предмет, на который упадёт взгляд. Нужно учесть множество нюансов, таких как возраст, пол, характер, увлечения, образование, профессия, материальное положение одариваемого. Порою необходимо знать состав его семьи, бытовые условия и многое другое.

Очень приятно смотреть на человека, искренне и эмоционально ра дующегося твоему подарку. При этом обязательно, чтобы подарок нра вился и самому дарителю, а иначе удовлетворения не испытаешь.

Я сам большой любитель побродить по магазинам и торговым лавкам в поисках презента для кого-либо. А вот принимать подарки не очень люб лю, так как часто вижу, что люди не подбирали их для меня, а дарили то, что им не нужно, или то, что первое попалось в магазине.

Интересны случаи, когда подарок вызывает неожиданные, порою противоречивые эмоции. Такие подарки в жизни бывают нечасто, и, как правило, эти сюрпризы запоминаются надолго.

Как-то, на третий день рождения нашей дочери, к нам приехала её крест ная со своим мужем и сыном, отметить это событие. В то время мы жили в небольшой двухкомнатной квартирке. Мы – это я, жена и дочка, которую Бог наградил весёлым нравом. От жены ей достались большие глаза и ямочки на щёчках, поэтому её смех вызывал у меня чувство отцовского умиления.

Приезд крёстной с мужем, а главное, их озорного пятилетнего сы нишки для именинницы был настоящим событием. Она могла с ним озорничать и веселиться без конца. Гости привезли дочери в подарок двухэтажный домик для куклы Барби. На первый взгляд, это отличный подарок для девочки. Однако, когда мой двоюродный брат, а по совме стительству и муж крёстной, собрал этот домик, то сооружение заняло целый угол в нашем небольшом зале. От этого мы с женой почувствова ли лёгкий дискомфорт, но не подали вида. Лишь бы дочь была довольна!

Как и следовало ожидать, радости дочки не было предела. Она достала из ящика всех своих кукол, которых разместила в новом домике, около него и на подступах к нему. Поначалу мы с женой также подивились но вой игрушке и поблагодарили за неё родных. Те два дня, что у нас были гости, домик куклы стоял в комнате, и мы за праздничным весельем не очень-то обращали на него внимание.

Перед отъездом крёстная обмолвилась, что эта игрушка необычна.

Оказывается, дом можно достраивать, приобретая к нему разные поме щения. Желая угодить нам, родственники обещали подарить новые ком натки к домику. Мы скромно промолчали, а вот дочка захлопала в ладоши и стала с нетерпением ждать очередного приезда брата.

Вскоре в нашей квартире стоял не просто домик для Барби, а находи лись настоящие апартаменты для этой популярной куклы и её друзей. Не стоит и говорить, что девочка была на «седьмом небе» от счастья, а вот мы с женой стали терпеливо ждать, когда новая игрушка ей наскучит, чтобы её убрать. Домик куклы занимал весь угол, в котором у нас до него стояла гладильная доска и стул. К тому же, я в этот угол ставил свой рабочий портфель, который, по большому счёту, и не нужен был мне вовсе, но дру гого места для него не находилось. На время детской забавы нам с женой пришлось менять привычный уклад жизни, который вырабатывается у людей, в стеснённых условиях.

По прошествии половины года нас пригласили на день рождения к сыну наших родственников. Готовясь к торжеству, я с женой пошёл в магазин детских игрушек выбирать подарок для сорванца, которому ис полнялось шесть лет. Как всегда в таких случаях, мы «ломали голову» над проблемой, что купить ребёнку в подарок, если у него полно игрушек.

Проходя мимо витрин, мой взгляд случайно упал на железную дорогу. Она целиком занимала большой раскладной стол. Тут были рельсы, два моста, железнодорожные переезды, будка стрелочника и дом путевого обходчи ка, а также паровоз с двумя вагонами. Вдоль дороги стояли пластиковые деревья и ели. Словом, всё имитировало настоящие железнодорожные пути с прилегающей территорией. Паровоз управлялся с помощью ди станционного пульта.

Я обратил внимание, что моя жена с хитрой улыбкой смотрит на эту игрушку. В общем, не знаем, что в данном случае перевесило: желание сделать незабываемый подарок племяннику или его родителям, но эту железную дорогу мы купили, не сговариваясь и не считаясь с её ценой.

Как мы и рассчитывали, сверкая никелированными деталями, новая иг рушка сразу же заняла несколько квадратных метров в небольшом част ном домике, в котором жил её счастливый обладатель. Здесь необходимо пояснить, что мой двоюродный брат в то время затеял строительство кот теджа, а жил с семьёй в доме, перешедшем по наследству к его жене. У них было три совсем маленьких комнатки и кухня. Так что наш подарок занимал изрядную часть их жилой площади.

Юный железнодорожник без устали гонял игрушечный паровоз с по движным составом по кругу, постоянно комментируя разыгрываемые ситуации и громко подражая скрипу тормозов и гудкам паровоза. Те три дня, что мы жили в гостях, железная дорога функционировала по полной программе. Уезжали мы с чувством выполненного долга.

В следующий день рождения дочери мы вновь ждали гостей. В этот раз подарок выбирал мой двоюродный брат. Гости привезли четырёхлетней девочке нейлоновый домик размером с туристическую палатку, который сразу же был собран в нашей квартире. Нечего и говорить, что дочь обра довалась и со всеми своими куклами переехала в него жить. Это сооруже ние вызвало у нас с женой бурю самых разных эмоций;

от радости видеть любимое чадо счастливым до желания нанести адекватный визит к родне.

Наш ответ был изысканным, как японское трёхстишие хокку. Мы по дарили механический вертолёт. На первый взгляд подарок не вызывал у родителей именинника никаких опасений, и они успокоились.

Сам по себе летательный аппарат был не больше сковороды. Его но вый владелец весь день провёл на свежем воздухе, запуская в небо игруш ку. Несколько раз отцу именинника приходилось залезать на крыши са раев и деревья, куда опускался неуправляемый механизм. Однако наши расчёты вскоре оправдались. Сорванец не захотел мириться с тем, что вечером надо сидеть дома, отказавшись от наслаждения новой игрушкой.

Как мы и ожидали, вертолёт начал летать по квартире, задевая плафоны люстр, светильников, путаясь в занавесках, угрожая вазам и статуэткам, с любовью расставленным хозяйкой по полочкам. Как только у мальчика забирали игрушку, он начинал плакать. Словом, мы почувствовали удо влетворение.

Вновь минула половина года. Я вдруг осознал, что со страхом жду дня рождения любимой дочери, которая, в свою очередь, с нетерпением ожи дала подарков. В назначенный день у нас появились крёстная с мужем и семилетним сыном, который держал в руках коробку длиной не более од ного метра. Я и жена напряглись, пытаясь угадать, что может быть в этой красочной упаковке? Когда гости вошли из сумерек подъезда в прихо жую квартиры, мы оцепенели от ужаса. Подарок был приговором нашему покою. Мой двоюродный брат, с усилием пряча в устах ехидную улыбку, сказал: «Пусть девочка учится музыке», – и достал синтезатор. Не стоит и говорить, что в течение целого месяца мы были вынуждены слушать по пулярные и не очень, мотивы, которые трудолюбивые китайцы без разбо ра закачали в подобие музыкального инструмента.

Вскоре я уже не мог спокойно слышать некогда любимые мелодии: Ка линка-малинка, Ламбада, Подмосковные вечера. Ещё ничего, если бы до чурка осваивала игру на клавишном инструменте, так сказать, постигала бы искусство музыки. Но ведь достижение техники, в исполнении китай ских умельцев, не требовало каких-то умственных усилий и приобретения навыков. Достаточно было нажать на одну, две кнопки, и пара куплетов из раскрученных песен начинала исполняться по кругу до бесконечности, а дочка будто не замечала этого. Зато мы с женой мучились и прятались от звуков синтезатора на кухне. Я стал раздражителен. Если у кого-то на со товом телефоне звучал рингтон, аналогичный мелодиям, записанным на синтезаторе, то я начинал безотчётно ненавидеть этого человека.

Незадолго до очередного дня рождения нашего племянника мы при ехали к его родителям на какой-то праздник. Я с двоюродным братом готовил во дворе дома шашлык. Во время этого незатейливого, но очень важного процесса мы употребляли с ним наливочку. Немного охмелев, брат, как бы невзначай, поинтересовался, приедем ли мы на день рожде ния его сына. Я сразу ответил, что для нас с женой на свете нет большего праздника, чем это событие. Мы испытываем чувство глубокого удовле творения после каждого дня рождения и уже начали подготовку к нему.

После моего ответа брат как-то притих и занялся шашлыком. Видя его реакцию, я решил продолжить наступление и сказал, что такому взросло му мальчику, каковым считаю его сына, просто необходимо иметь пнев матическое ружьё. Брат закурил. Было понятно, что он о чём-то сосредо точенно думает.

Тут надо заметить, что подрастающий проказник, чувствуя на себе без мерную любовь родителей, был немного своенравен и капризен, впрочем, как наша дочь. Если бы мы действительно подарили ему пневматическое ружьё, то «даю голову на отсечение», что через пару дней на близлежащих улицах не светилось бы ни одного фонаря на столбах, в доме бы не было ни одного стеклянного бытового предмета на видном месте, а все обои в комнатах пестрели бы следами от влепленных в них пулек.

После моих слов брат налил себе сто грамм водки, «хлопнул» их зал пом, что не свойственно ему, и открытым текстом, без какой-либо ди пломатии, сделал заявление, от которого я чуть не потерял дар речи. Его слова были для меня, как ушат холодной воды. Привожу их дословно:

«Если вы осуществите свои коварные замыслы, то нас с женой ничего уже не будет сдерживать от любезно предоставленной нам возможности подарить крестнице щенка большой лохматой собачки». После своего коммюнике, брат с остервенением вцепился крепкими зубами в еще сы рой кусок шашлыка.

Настала моя очередь «хлопнуть» сто грамм и сделать глубокую затяжку от сигареты брата. Воцарилась тишина. Немного поразмыслив, мы реши ли заключить мирный договор, согласно которому обе стороны обязались не делать малышам подарков, предварительно не обговорив их сущность с родителями.

К концу вечера, когда мы уже все вместе веселились, брат как бы слу чайно заметил, что через месяц день рождения у сынишки нашей общей двоюродной сестры. Мы с женой сразу поняли его намёк и расхохотались.

Подарок решили выбирать все вместе, то есть обеими семьями, используя фантазию четверых взрослых и двух маленьких людей.

После этой многолетней истории с днями рождения наших детей я пришёл к неожиданному для себя выводу. Оказывается, когда даришь подарок, будь готов получить сюрприз в ответ. Теперь я вынужден и этот фактор учитывать при подборе презентов.

ЦАРЬ ИВАН (ПРОГУЛКИ ПО РУССКОЙ ИСТОРИИ) – И вниде страх в душу моя и трепет – в кости моя… Иван Васильевич – Разве нет уже Бога и правосудия Вышнего для царя?

Андрей Курбский – Горе Царству, коим владеют многие… Иван Грозный ПРИСТУП Великий историк Николай Карамзин говорил как-то, что история во обще «есть священная книга народов, зерцало их бытия, пример возмож ного будущего». Правление на Руси царя Ивана Васильевича Грозного до сих пор не может быть однозначно оценено строгими и беспристраст ными потомками его. Одни историки называют царствование Ивана 4-го «ужасом России», другие толкуют о спорном, жестоком, но «госу дарственно целесообразном» смысле деяний царя, третьи настаивают на бессмысленности и преступности действий зрелого Властителя, называя царя Иоанна «громким ничтожеством». Не претендуя на полную истину, коей ведает один лишь Бог, скромными силами нашими мы постараемся дать своё толкование эпохи царя Ивана (больше русских царей с таким именем не было: Иван III назывался Великий Князь, а два ИванаV не правили), определить, что же двигало поступками русского самодержца, столь ненавидимого сановниками-лизоблюдами, но столь почитаемого в народе русском. В народе, который может простить своим правителям свирепость и беспощадность, но никогда не простит трусость и скудо умие. Не станем мы, подобно Бояну вещему, «растекашися мыслию по древу», а шибанём об Иване IV кратко да метко, как сам царь умел при гвоздить Словом врагов своих… Кровь, пролитая царём Иваном, засохла на нём, а потому история его жизни по сути «житие Великого грешника».

А саму непреложную Истину мы попросим сопутствовать нам в нашем повествовании.

ГЛАВА 1. РОЖДЕНИЕ.

СТРАХИ БОЯР О МАЛОЛЕТСТВЕ ИОАННА 25 августа 1530 года в седьмом часу ночи родился царевич Иоанн, ко торому суждено было стать одним из известнейших монархов Европы века. Карамзин в «Истории государства Российского» указывает, что в самую минуту рождения Иоаннова произошло знамение – «земля и небо потряслись от неслыханных громовых ударов». Знамение, более чем под твердившееся… Великий князь Василий Иоаннович и его жена Елена Глинская, как никто, радовались рождению царевича, после 3 лет без детности Глинской и многодневного усердного моления о ниспослании наследника русского престола. Но счастье царя Василия было недолгим, вскоре он внезапно заболел и помре… Елена с приближёнными боярами и ближними родственниками стала править от имени малолетнего Иоан на. Будущий правитель не получил длительного правильного воспитания со стороны отца-царя, и Ивану 1V долго и мучительно пришлось идти к подлинной власти русского государя.

Как справедливо замечает историк С. Соловьев, «никогда ещё Россия не имела столь малолетнего властителя…». Боярское кодло забеспокои лось: все хотели быть поближе к царице и под прикрытием её власти ве сти свои земные делишки. Князь Иван Овчина-Телепнев-Оболенский преуспел было более других бояр, из постели царицы сей князёк принял ся управлять русским государством. При этом руководил Ванька весьма своеобразно, вскоре жертвами его интриг пали князь Юрий Дмитров ский, Михаил Глинский, Воронцов и многие достойные люди, не нашед шие общего языка с временщицей. Большую роль в наступавших репрес сиях сыграл князёк Андрей Михайлович Шуйский, доносами и наветами протоптавший себе дорожку к трону.

В 1536 году Елена Глинская, поверив очередным лживым наветам, по пыталась заманить в Москву и погубить Андрея Иоанновича, младшего дядю царевича. Однако князь поднял бунт против царицы и даже собрал войско. Ряд бояр, видевших в Глинской всего-то «постельную царицу», поддержал князя Андрея и выступил на его стороне. Однако родственник царя оказался трусоват и в решительный момент сдался на «милость Еле нину». Он был немедленно казнён, большинство его соратников также по гибли мучительной смертью, а «детей боярских, взявших сторону Андрееву, числом тридцать, повесили, как изменников, на дороге новгородской…»

(Н. Карамзин). Всё это видел и наблюдал смышленый Иоанн, который в этот момент понял, как дёшево на Руси ценится человеческая жизнь, как подлы и переменчивы бояре, как ненадёжна придворная челядь. Иоанн на блюдал, но сделать пока ничего не мог, хороня в душе страх и ненависть.

В 1538 году царица Елена умерла, и малолетний Иван остался со всем один… Князья Шуйские захватили власть, отодвинув конкурентов из бояр и духовенства. Эти разнузданные ребята наслаждались властью, пользовались государственной казной как собственным кошельком, а наследнику престола выражали оскорбительное небрежение. Оппоненты Шуйских безжалостно устранялись, глава этого клана Андрей Михайло вич, не выдержав обвинений Семёна Воронцова в узурпаторстве, убил его на глазах юного царевича. Все это время маленького Ивана наряжали ца рём, во дни торжеств усаживали на трон и делали вид, что трепещут пред ним. Царевич Иван уже видел и понимал, что является лишь ширмой для боярских интриг, что он не более чем «символ Власти», но не сама Выс шая власть. Он понимал это, но страх и неуверенность в себе глубоко по селились в нём. В 1543 году во время очередной боярской стычки Иван IV проявил характер и отдал псарям на растерзание вконец обнаглевшего Андрея Шуйского. Бояре изумились было царёвой решительности, поня ли, кто перед ними. Шайку Шуйских на время вышвырнули из дворца… Власть перешла к дядьям Ивана – братьям Глинским, но и они дей ствовали теми же методами, решая свои частные делишки и не думая о делах государства. Вот так, казнями да боярскими распрями, начиналось формальное царствование Ивана IV, ставшего вскоре Грозным и для бояр, и для распрей их. Приближался 1547 год… ГЛАВА 2. ПЕРВЫЕ ШАГИ ГОСУДАРЯ 16 января 1547 года Ивана Васильевича венчали на русское царство.

Митрополит Московский Макарий торжественно возложил на царствен ного юношу шапку Мономаха, бармы и торопливо сунул в руки скипетр.

Иоанн спокойно, не шелохнувшись, выслушал литургию, принял по здравления от духовенства и высокородных бояр, а затем, «ступая с камки на бархат», вытек из храма, где и проистекало действо. «Подлый» народ, толпившийся поодаль от алтаря, тут же с шумом и шипом бросился к нему и ободрал его «на память». Стража побоялась вмешаться, опасаясь то ли бунта, то ли гнева самодержца… Так холопы показали, на что они способ ны, в самый день царственного венчания.

После официального вступления на царство Иван решил женить ся;

страсть к физическим утехам была ему хорошо знакома, и она была даже поощряема людьми, его окружавшими. Выбор Ивана пал на девицу Анастасию Захарьину-Романову, юную летами, но прекрасную лицом и смиренную. Отец Анастасии был царским окольничим, дядя – боярином, возвысившимся при царе Василии Иоанновиче. Молодые обвенчались уже 3 февраля 1547 г. и «явились глазам народа»… Москва была пьяна неделю;

всем казалось, что царствование Ивана IV наконец-то обретает Божественное предназначение. Титул «царя» придавал весомости фигуре Ивана Васильевича в европейских делах, так как таким титулом обладал в Европе только император Священной Римской империи.

Молодой царь видел и понимал беды Русского царства, он с детства наблюдал нищету народа и своеволие бояр. Он искренне хотел с Божи ей помощью решать проблемы, хотя и не очень представлял, как будет он это делать… Однако семья Глинских вовсе не торопилась освободить своё, вельможными задами насиженное место. Дядья Ивана по-прежне му наущали молодого самодержца править по-старому, опираясь лишь на высокородных людей и не приближая «служилых». Они инстинктивно опасались жителей Новгорода и Пскова, где народное вече не потеряло своего былого величия… Для начала раздурившийся Иоанн подпалил бородёнки псковским челобитчикам, пришедшим жаловаться на своего наместника – хама и ворюгу Турунтая-Пронского, но потом… Разобрав шись и посоветовавшись с женою, царь велел отловить и «хорошенько на казать» самого Турунтая... Из-за неурожая и пожаров были резко повы шены налоги, что вызвало праведный гнев у населения Москвы. Страсти закипали, Иоанн оставался один на один и со своим величием самодерж ца, и проблемами, назревшими в стране за долгие годы.

12 июня 1547 года начался Московский пожар, свирепствовавший дней и уничтоживший большую часть столицы Русского царства вместе с тремя тысячами жителей. Сгорели Кремль, Китай-город, Большой по сад… Московские люди с опалёнными лицами бродили по городу и «в горести великой простирали свои вопли Богу»… Но никакой помощи от власти для горожан не было. Ужаснувшись пожару, царь с домашними быстро укатил в село Воробьёво и грустно напился там, заочно сочувствуя москвичам. Созревали предпосылки для бунта! Бояре во главе с князем Скопиным-Шуйским решили, воспользовавшись случаем, покончить с всевластием рода Глинских. Они стали внушать черни, что поджог Моск вы – дело рук княгини Анны, бабки государевой, которая якобы, оборо тясь птицей, летала по городу и кропила дома, и её детей – Юрия и Михаи ла. Холопье племя поверило наветам и бросилось на поиски ненавистных царёвых родственников. Князь Юрий Глинский спрятался было в церкви Успения, но смерды нашли его там и убили. Распоясавшись, подлые люди поубивали всех найденных слуг Глинских с их детьми, а затем бросились к царю в Воробьёво. Над царём Иваном нависла страшная угроза.

Окружив царские покои, холопы потребовали выдать им на распра ву княгиню Анну и сына её Михаила. Перепуганные бояре, бывшие при царе, посоветовали было Иоанну исполнить волю народную во избежа ние худшего. Обозвав их «паскудными псами», Иван IV решил держать оборону и велел стрелять в бунтовщиков. Толпа, почуяв смерть, разбежа лась, а люди Иоанна догоняли бегущих и «рубили их подлые головы, ако кочаны капустные» (историк XVII века М. А. Трюхин). Именно тогда и рёк царь Иван свои знаменитые слова: «И вниде страх в душу моя и тре пет – в кости моя…». Но страх и трепет быстро прошли, а железная воля и умение применять силу оставались с Иваном уже до его кончины. Да и на род понял, что над ними стал подлинный царь, а не боярский временщик.

В этот день Иоанн IV стал подлинным Государем, царём Русской земли, где страх и любовь рядом.

ГЛАВА 3. ЗЕМСКИЙ СОБОР И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ. СОЗДАНИЕ ПЕРВОГО РУССКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА.

ПОКОРЕНИЕ КАЗАНИ Конец 1547 года ознаменовался созданием при царе Иване так назы ваемой Избранной Рады, куда вошли представители самых разных сосло вий: князья Курбский, Шереметев и Воротынский, священник Благове щенского собора Сильвестр и дьяк Висковатый, человек низкого звания Алексей Адашев, родственники Ивана по линии жены Захарьины и др.

Царь, поняв, что в одиночку он с государством русским не управится, приблизил к себе «умные головы», по сути сформировав кабинет мини стров (русское правительство) с Адашевым во главе. В это время значи тельно возвысился монах Сильвестр, человек неординарный, образован ный и, несомненно, обладавший неким магнетизмом. Напугав 17-летнего царя «детскими страшилами», он, по-позднейшему выражению Иоанна, «вполз в управление государством». По мнению историка Н. Костомаро ва, влияние Адашева и Сильвестра благополучно сказалось на управле нии Московским царством. Однако Ивану, с его необузданным темпера ментом, едва ли надолго могла понравиться опека со стороны этих людей.

Впрочем, их умное влияние и бесконечно счастливый брак царя с Ана стасией умягчали его характер и привели к ряду положительных измене ний в официальной жизни Руси.

В своей речи перед открытием первого Земского Собора в феврале года царь Иван говорил о том, что прежде он «казался глухим и немым: не внимал стенанию бедных…», что теперь он «молит веру к нему и любовь к нему», что он готов стать всем русским людям «судьёй и обороною». Со стороны самодержца слова звучали тогда как нечто совершенно необык новенное. Сильвестр и Адашев улыбались, слушая сии милые им речи, но истинный смысл затеваемых Избранной Радой преобразований до царя не доводили, считая Ивана недостаточно подготовленным для этого. На Соборе было решено составить новый Судебник взамен старого, приня того ещё при Иване III, и провести некие реформы в области управления территориями, так как назначаемые сверху наместники-«кормленцы»

стали уже для большинства населения невыносимы.

На Руси в то время существовала странная система разделения вла сти – на «государеву» и «земскую», что давало возможность расторопным боярам и княжатам пользоваться этим обстоятельством. Когда им было выгодно прикрыться авторитетом царя, они объявляли дело «государе вым», когда «боляре» хотели поживиться на чём-то самостоятельно, дело нарекалось «земским». В «Судебнике» 1550 г., подготовленном Сильве стром, видна попытка окончательно централизовать государство, дав больше власти Приказам (министерствам) и разделив поселения на го рода, волости, уезды и т.д. Составители «Судебника» пытались оградить простой народ от тягот «государева суда», где неизменно побеждал более влиятельный и богатый, и произвола наместников на местах. Согласно новому закону, наместникам, в частности, запрещалось творить суд без участия старост и целовальников. Жители той или иной области получали даже право «судиться и рядиться» через посредство выборных лиц. Для своего времени «Судебник» Ивана Грозного был достаточно прогрессив ным законодательством.

С другой стороны, Земские соборы, ставшие регулярными с 1550 года, узаконили правительство А. Адашева и его реформаторскую деятель ность. 1070 провинциальных дворян было «посажено» под Москвой, им были даны земли и право на государеву службу. Как умиляется Михей Трюхин: «И иные служилые потекши в Москву, ако мухи на подлое, и са диша там, и получиша земли по большой сохе». Новоявленный премьер Адашев явно рассчитывал разбавить зажравшееся московское боярство, потерявшее способность к грамотному правлению, толковыми людьми из провинции. Княжата и знатные бояре заволновались, побежали к царю с челобитными, но им быстро заткнули глотки сытными подачками. Были проведены частичные реформы в переустройстве военной организации Руси: в 1550 г. был создан Разрядный приказ с дьяком И. Выродковым во главе, под началом которого сформировалось регулярное 3-тысячное войско стрельцов. Опасность для целостности Москвы по-прежнему представляли осколки Золотой Орды – Казанское и Астраханское хан ства. С ними надо было что-то делать, царь Иван объявил сбор средств на Казанский поход.

В 1551 и 1552 году, после неудачных походов 1540-х гг., Казанское хан ство, погрязшее в дрязгах и внутренних противоречиях, было разгром лено и включено в состав русского государства. Татарский «начальник»

Едигер был перекрещен в Симеона и доставлен в Москву;

во времена оп ричнины он ещё сыграет свою роль в русской истории. Несколько позже (1556 г.) было покорено Астраханское ханство, и черемисы, нагаи, чуваши обязались не разбойничать и исправно платить русским «ясак» за право существовать на земле Московии. Геополитическим, как сказали бы сей час, нарывом продолжало оставаться для Москвы Крымское ханство, но талантливый Девлет-Гирей во главе хорошо обученных татарских воинов сумел остановить казацкое войско на подходе. Английские и голландские купцы, узнав про необъятный русский рынок, наводнили страну замор скими товарами. Не отставали от них и московские и новгородские «го сти»… Жизнь на Руси налаживалась.

Эти внешнеполитические успехи убеждали Ивана в исключительно сти его фигуры в русской истории. В это время царь часто путешествует по Руси с женой и старшим сыном Ванюшкой, посещает монастыри, усерд но молится. Иностранные послы, посещавшие страну в эти годы, гово рили, что «Иоанн затмил своих предков и могуществом, и добродетелью.

Нет народа в Европе, более россиян, преданных своему государю». Пове рить ли им на слово, в устах инородцев всегда лукавое? Но и сам Иоанн на Стоглавом Соборе 1551 г. каялся в своих «былых прегрешениях» и пригла шал всех честных людей «содействовать ему в управлении государством».

Но все эти прекрасные слова не всегда доходили до ушей тех, кому они предназначались. Консервативное боярство, обиженные переделом мо настырских земель церковные иерархи были крайне недовольны проис ходившими переменами, и главной причиной этих перемен они считали не назревшую политическую и общественную ситуацию, а деятельность Избранной Рады.

Затянувшаяся Ливонская война, когда после первых успехов русского войска против сил Ордена поляки во главе с королём Сигизмундом оста новили русских у границ Литвы, начавшиеся в конце 1550-х гг. жестокие раздоры между боярами и служилыми людьми, стихийно вспыхивающие народные бунты против царёвых наместников, набиравшее всё большее влияние правительство Адашева – всё это постепенно меняло настрое ние самодержавного правителя. Иван IV, уже с большим доверием слушая наветы родственников жены, начал опасаться, что его политическая роль и статус Божьего помазанника становятся менее значительными, а Ада шев и Сильвестр, по сути, отодвигают его на задворки в принятии страте гических решений. Иван Васильевич начал таить обиду, гневаться, а слова его жены Анастасии, которая почему-то не любила Сильвестра, всё мень ше убеждали его быть справедливым. 1559 год становится поворотным в политике Ивана Грозного.

ГЛАВА 4. КУРС ЦАРЯ НА УСИЛЕНИЕ АБСОЛЮТНОЙ ВЛАСТИ. ПЕРВЫЕ РЕПРЕССИИ Внезапная смерть Анастасии явилась той чертой, переступив за ко торую царь Иван делается в истории российской совершенно иным че ловеком. Последний фактор, как-то сдерживавший необузданный нрав царя и его исключительную подозрительность, исчез. Хотя и Сильвестр, и Адашев, почувствовав перемену в Иване, в начале 1559-го года сами тихо удалились от дел, царь разразился в их адрес гневной речью, в которой обвинил «сего лукавого лицемера» Сильвестра и «прихвостня» Адашева в стремлении «управлять царством без царя, ими презираемого!». Состо ялся заочный суд над прежними правителями Руси, и «вина их была об наружена».

Блистательного разработчика новых законов Сильвестра сослали в Соловки, премьера Адашева заточили в темницу, где он вскоре и умер. Все родственники Адашева были репрессированы: казнены Данило Адашев с двенадцатилетним сыном, трое братьев жены Адашева, дальний род ственник Шишкин с женою… Были и другие репрессии, царь стал брать с ближних бояр поручные записи в преданности своей персоне – «чтобы служить верно государю и его детям». Вокруг Ивана Грозного загарцевали его новые любимцы: Алексей и Фёдор Басмановы, Афанасий Вяземский, Василий Грязной, Малюта Скуратов-Бельский. Позже Грозный пояснит эти свои действия тем, что Адашев и Сильвестр «сами государились, как хотели, а с меня есте государство сняли… словом, аз был царь, а делом ничего не владел». Новая элита, сформированная при Избранной Раде, забеспокоилась.

Польский князь Димка Вишневецкий, прибывший в Москву якобы для союза против крымских татар, схватив ситуацию, удрал обратно, при хватив с собой несколько людей из Адашевской партии. Как велено было говорить русским послам на Литве: «Притёк к нам, как собака, и утёк, как собака». Из нашего времени кажется, что Иван Грозный действовал порой излишне жестоко, даже изуверски – в отношении к тем боярам, которых он подозревал в измене. Но Иван IV был человеком своего вре мени, и вряд ли он позабыл про многовековые раздоры удельных князей в XII-XIII вв., которые привели Русь под иго Золотой Орды, про многочис ленные измены князей и бояр в эпоху его деда Ивана и его отца Василия.

Да и уходы русских князей к чужим правителям, с которыми Русь вела военные действия, не были чем-то исключительным… В 1563 году из Рос сии сбежали от возможных преследований царя братья Черкасские, бояре Тетерин и Сарыхозин, первопечатник Иван Фёдоров. Самое громкое бег ство – уход князя Андрея Курбского к королю Сигизмунду-Августу.

Сей весьма влиятельный во времена Рады князёк не только убежал от Ивана IV-го, но и стал посылать ему известные письма, где в дерзкой форме требовал у Грозного отчёта в его подлых деяниях. Курбский вопро шал в письме к Иоанну: «Почто, Иван, различными муками истерзал ты сильных во Израиле, вождей знаменитых, данных тебе Вседержителем?», князь грозил царю Божьим судом и страшными муками на том свете за его прегрешения. Царь Иван, ужаснувшись предательству, тем не менее, от вечал в письме Курбскому: «Почто, несчастный, губишь свою душу изме ною, спасая бренное тело бегством? Если ты праведен и добродетелен, то для чего не хочешь умереть от меня, строптивого владыки, и наследовать венец мученика?» Иван, со свойственной ему иезуитской логикой, опи сывает многочисленные измены бояр и подозрительную медлительность войска под руководством Курбского в битве под Невелем: «Вы побеждали невольно, действуя, как рабы, силой понуждения». На упоминание Курб ского о муках царёвых на Страшном суде царь Иван изумляется: «Разве в сем мире нет Власти Божией, коль угрожаешь мне судом на том свете? Всё ересь манихейская…». И Грозный, и Курбский в душе надеялись увидеть ся ещё раз, но этого не произошло. В конце 1564 года по Москве разнёсся слух, что войска Девлет-Гирея движутся к южным пределам Московского царства, а войска Сигизмунда-Августа подступают к Полоцку. Москов ские граждане забеспокоились, создавались предпосылки для Смуты. Для эпохи Ивана IV-го наступал решительный момент.

ГЛАВА 5. ОПРИЧНИНА. ИЗМЕНЫ ЦАРЮ И КАЗНИ ИЗМЕННИКОВ До наших времён российские историки не могут однозначно оценить смысл и значение того порядка правления на Руси, который установил царь Иван с 1565 по 1572 год и который получил название «опричнины».

Такие авторитетные историографы, как Карамзин и Костомаров, оцени вают этот порядок однозначно отрицательно, видя в нём лишь признаки всё более нарастающего деспотизма И. Грозного, другие, как Вас. Клю чевский, С. Соловьев, С. Платонов, считают опричнину хорошо проду манным шагом царя по «сокрушению боярско-княжеского экономиче ского и политического могущества». Мы говорили, что измены знатных бояр царю в первой половине XVI в. были вовсе не исключением, а прави лом, что реальный авторитет в народе церковных иерархов в чём-то даже превосходил духовный авторитет «помазанника Божьего», что высшая знать ряда присоединённых в 1540-50-е годы к России территорий ещё не считала себя в полной зависимости от Московского царства. Да и набеги на Русь со стороны Поля всё ещё продолжались, как во времена противо стояния Золотой Орде. Всё это делало власть самодержца шаткой, и Иван IV не мог этого не осознавать.

Конечно, в эту семилетнюю эпоху опричнины царь Иван действовал с неумолимой (даже для его времени) жестокостью, его новые фавориты опричники в лице Басмановых, Малюты, Вяземского, Васьки Грязного творили беспредел на территории «земщины». Но кто поручится, что без свирепости и активных действий И. Грозного Русь сохранилась бы как независимое и централизованное государство в середине XVI века? Что страна не распалась бы на отдельные куски, как она распалась уже через 20 лет после смерти царя Ивана? Что более мягкие действия царя могли всерьёз противостоять нарастающему процессу дезинтеграции Москов ского государства. Пока историки размышляют, мы постараемся восста новить картину произошедших событий, опираясь на блистательный труд Н. Карамзина и замечания В. Ключевского и Н. Костомарова.

В декабре 1564 г. по Москве разнесся слух, что царь собирает своих ближних, берёт с собой верных ему людей и едет с ними неизвестно куда.

Попутно Грозный объявил духовным и светским особам, что он отрекает ся от престола и передаёт правление «всей земле». Московские князья и бояре заволновались, такое «отречение» царя могло в корне изменить их положение – возможно, в лучшую сторону… 3 декабря царь Иван с обо зами отбыл из столицы, полностью отстояв обедню в Успенском соборе.

Остановился он лишь в Александровской слободе, откуда и отправил послания в Москву – Боярской Думе и духовенству и посадским людям.

В первом послании Иван Грозный поносил всех изменников боярского племени, перечислял все их пакости царскому роду и жаловался, что не может мириться более с их изменами, а потому «налагает на них опалу».

Высказывал он претензии и к духовенству, обвиняя его в стяжательстве и изменничестве. Во втором послании царь заявлял, что к московскому посадскому люду у него претензий нет. Послания царя, зачитанные на Красной площади, посеяли ужас в Московии, народ загудел, призывая либо вернуть царя, либо «потребить всех изменников и лиходеев». Пред ставители Думы и духовенства, убоявшись народного гнева, составили делегацию и отбыли в Александров.

В XX веке историки наши размышляли, как должно было ответить той правящей элите Московского царства Ивану Грозному… (Продолжение следует) ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ХРИСТИАНСКОЙ ЦЕРКВИ И ЕЁ ОСНОВНЫХ ДОГМАТОВ (По материалам лекций, прочитанных автором в МГУ и МЭИ в середине 80-х годов) Господа! Как известно, первоначальное формирование христианской церкви происходило в период IV-VIII веков. В этот период состоялись так называемые Вселенские соборы, на которых были приняты основные догматы и символы христианской веры.

Считается, что именно на седьмом Никейском соборе, который про ходил при императрице Ирине под председательством цареградского па триарха Тарасия в 787 году, были окончательно отобраны канонические тексты: евангелие от Марка, Луки, Матфея и от Иоанна, а также тексты с описанием жизни и деяний апостолов. Согласитесь, что святые отцы церкви не слишком спешили с тем, чтобы определиться, какой текст «правильный», а какой – нет. Для этого им потребовалось всего-то лет, если считать от воскрешения Христа, или только 450, если считать от официального принятия христианства Римом при императоре Констан тине в 313 году! Это выглядит так, как если бы где-то в далёком 1250 или, хорошо, в 1550 году зародилась религия, дошедшая в каком-то виде до наших дней. И только сегодня мы, её адепты, наконец, решили опреде лить, какие из дошедших до нас описаний свидетелей той эпохи можно признать достоверными, а какие – нет. Странная ситуация… Так что же случилось? Имела ли место «культурная революция», в ходе которой были пересмотрены основные положения раннего христианства, и, по существу, создана новая религия, имеющая только то общее с пер воначальным учением, что взяла за основу её идеологическую часть, пе реработав и её сообразно нуждам текущего периода? Или, действительно, неоднозначность трактовок различных апокрифических текстов делало отправление религиозного культа невозможным?

Начнём с того, что более чистой и светлой религии, нежели христи анство, сложно себе представить. Всё то, что мы читаем о земной жизни Иисуса, даёт нам полную и чёткую расстановку приоритетов нашего бы тия, систему моральных и этических ценностей. Именно таким и было христианство в первые века нашей веры, когда всеми гонимые и уничто жаемые последователи Христа появились за пределами Иудеи. Логично полагать, что каждая из общин имела списки того или иного изложения своего учения. Считают, что вполне логично, что у каждого апостола было своё, записанное им евангелие, т.е. изложение его собственных впечатлений от общения с Учителем и Богом. Логично также, что, бу дучи реальными и живыми людьми, с разными характерами и темпе раментами, эти изложения сильно отличались друг от друга не только в деталях описания, что не так уж и важно, но и в трактовке событий или в осмыслении самой личности Учителя. Община, имевшая тот или иной список евангелия от того или другого апостола, естественно, сле довала «букве» этого послания, причём, чем больше времени проходило с момента событий, тем более «абсолютистским» было это следование.


Не следует забывать, что с той или иной периодичностью создавались и списки с оригинальных евангелий, содержание которых могло сильно отличаться от оригиналов, особенно, если они записывались с заучен ных наизусть текстов. Множились и апостольские послания, их перево ды, перезаписи и т.п. Для нас сейчас важно то, что в каждой местности, где были христианские общины, существовали свои варианты святых текстов. Кажется, с этим трудно спорить.

Итак, эта ситуация сохранялась до принятия Римом христианства, т.е. до начала IV века. После этого в каждой области начали создавать ся епископаты, во главе которых становились наиболее уважаемые члены христианских общин, знатоки священных текстов. Проходило время, и становилось всё более очевидным, что, хотя все они считали себя последователями Христа, понимали они его учение по-разному, в частности, из-за того, что пользовались различными священными тек стами. Между членами христианских общин начались столкновения, доходящие до вооружённых, в ходе которых решались богословские вопросы, например, такие как соотношение божественного и челове ческого начала в Иисусе.

Несколько слов надо сказать и о христианизации того населения рим ской империи, которое изначально не исповедовало этого культа. Перво начально процесс был не слишком успешным, т.к. простой народ ещё не отвык от множественности пышных культов богов римского пантеона.

Неуспешным настолько, что на некоторое время христианство опять пе рестало быть единственной религией, хотя потом её статус-кво был вос становлен. Ещё хуже дело обстояло собственно в Риме, городе, в котором никто по-настоящему уже не был религиозен… Старые храмы разбирались, на их фундаментах возводились новые – церкви Христовы. В основу новых обрядов ложились святые тексты, дей ствия, символизирующие земной путь Христа… Однако, сложно предста вить себе, как проходила бы христианизация Рима, если бы к этому вре мени, а к V-VI векам – тем более, его население в основном составляли уже не коренные латиняне, а достаточно разношерстная толпа выходцев из Азии, Египта и Европы. Такая толпа, поклонявшаяся целому сонму различных богов, приняла появление нового вероучения достаточно про хладно, но и без конфронтации. Но главное было не в этом.

Из лекции «Право первой брачной ночи и архитектура западноевро пейских замков» (см. 20 выпуск альманаха) нам известно, что к V-VI ве ках в Европе существовали две ветви власти – власть старейшин и власть верховного главнокомандующего (короля), власть воина, объединявшего свободных воинов содружества племён. Носителями религиозных тради ций были, безусловно, старейшины, а короли-воины в своих действиях, как правило, руководствовались только целесообразностью, не слишком задумываясь над тем, каким богам молиться. Точнее, короли понимали, что молиться надо тем богам, которые сильнее. Но Христианский Бог был верховным божеством всей римской империи, а, следовательно, всего мира, известного варварам. Следовательно, надо было принять христиан ство. И, как мы писали в первой части, уже Карл Великий счёл для себя необходимым «освятить» свою имперскую корону христианским веро ванием, получив её из рук римского папы. Соответственно, подданные королей охотно и без принуждения принимали веру своих сюзеренов и становились христианами. Гораздо хуже дело обстояло с принятием хри стианства простым населением, находящимся под властью не только сво их королей и мелких сюзеренов, но и, во многом, сохраняющих связи со старым жречеством, представляемым институтом старейшин. Этот про цесс, если говорить точно, так и не был до конца завершён ни в одной из европейских стран, по-видимому, вплоть до начала ХХ века, а в отдель ных отдалённых районах – и до настоящего времени.

Итак, с одной стороны, «варваризация» Римской Империи не в малой мере способствовала распространению христианства в Европе. С другой стороны, существование различных точек зрения на особенности от правления религиозного культа и его догматы приводили к столкновени ям между отдельными епископатами и папской курией. В этой ситуации новые христианские короли принимали сторону своего епископата или, наоборот, сторону римского папы, т.е. оказывались втянутыми в рели гиозные столкновения. И, хотя вполне очевидно, что их участие в этих конфликтах имело чисто экономическую или политическую подоплёку, становилось ясно, что с этим надо как-то бороться.

Первые пять Вселенских соборов как раз и устраняли различные вари анты понимания священных текстов в части их трактовки божественно сти образа Христа, триединой сущности Бога и непорочного зачатия. Для доказательства этих утверждений, наряду с чисто теологическими спора ми и построениями, использовались ссылки на подходящие священные тексты, число которых в то время было, по-видимому, неограниченно.

Но, хотя решения и были приняты, существование различных священных текстов мало способствовало стандартизации отправления религиозных обрядов. В разных областях обряды могли значительно отличаться, как и сам вид христианских церквей. Между тем, централизация церковной власти требовала стандартизации процедур хотя бы для того, чтобы по сланники папы могли служить в различных епископатах без оглядки на то, к каким службам в этих местах привыкли. Поэтому к концу VII века возникла потребность ограничить число священных текстов теми из них, которые наиболее точно соответствовали символам веры, принятым на первых соборах, а также стандартизировать процедуры церковных служб.

Таким образом, заведомая неоднозначность святых текстов, возмож но, не случайно заложенная самим Иисусом при выборе двенадцати (или всё-таки тринадцати?) «избранных» учеников-апостолов, была транс формирована церковью до 4-х канонических евангелий. Такое решение, во-первых, заведомо обедняло само содержание учения, подобно тому, как любой фильтр искажает солнечный свет. А, во-вторых, оно создало прецедент неприятия, а впоследствии и гонения ереси (буквальный пере вод слова «ересь» – выбор), т.е. любого отклонения от догматов. И, хотя именно такое решение можно признать наиболее логичным с точки зре ния центральной церковной власти, по существу, произошла «культурная революция», т.е. переход от легальной полемики при обсуждении свя щенных текстов к ортодоксальной, канонизированной концепции хри стианства. Любой другой выбор («ересь») признавался заведомо ошибоч ным. И, хотя потом ещё лет триста такое инакомыслие не означало без условного отлучения от церкви или, тем более, костёр инквизиции, дрова для этих костров у оснований эшафотов были уже сложены, а по Европе замаячили призраки аутодафе… Что же мы получили в результате?

Европейская экспансия королей-воинов во многом способствова ла христианизации римской империи и вовлечению светской власти в религиозные распри, вызываемые различным толкованием священных текстов, между представителями различных христианских течений. С другой стороны, централизация церковной власти требовала стандар тизации не только идеологических основ христианства, но и формата церковных служб. В связи с этим, Вселенские соборы выработали еди ный взгляд на основные догматы религии, заодно «отлучив от церкви»

неудобные священные тексты и признав ересью любые отклонения взглядов от канонических. В результате этих процессов первоначаль ное христианство, истинная религия, оставленная нам в евангелиях всех двенадцати Апостолов Господа, а возможно, и другими участни ками событий, оказалась выхолощенной и заключенной в жёсткие рамки церковного «протокола». Доступной для изучения оказалась только часть святых текстов. Таким образом, исключительно из-за ре шений Никейского собора 787 года подлинное знание основ христиан ства ни для кого из нас принципиально невозможно (если не считать документов папской библиотеки). Следовательно, на рубеже VIII-IX века группа из примерно 300 частных лиц, возможно, не слишком об разованных, именовавших себя епископами, совершило религиозный переворот или, если хотите, псевдокультурную революцию, привед шую к возникновению современного христианства с его догматикой, канонами и болезненной неуверенностью в собственной значимости, выраженной в ненависти ко всякому инакомыслию.


Как осмелились эти люди лишить возможности узнать истину не толь ко своих современников, но и своих потомков? Взять на себя такую от ветственность – либо полная глупость, либо, что ещё хуже, ужасающая гордыня.

С другой стороны, я не могу отрицать, что всё это – промысел Божий.

Люди той эпохи, возможно, не были готовы к неоднозначности и проти воречивости истин, лежащих в основе истинного христианства. И именно поэтому так и было предначертано. Вероятно, до наступления более под ходящего времени… лучших времён… Совершаю ли я святотатство, ставя под вопрос основной символ веры или другие догматы христианства? Полагаю, что нет. И то, и другое при думали реальные люди. Более того – они даже не были пророками! И уж поверьте, отличались, хотя и не все, отнюдь не божественной святостью.

Так почему же я должен верить в умозаключения трехсот недоучившихся схизматов и сошедших с ума от уединения отшельников? Не дождётесь!

И уж совсем не хочется говорить о церкви, о которой в евангелиях не сказано ни слова. Я имею в виду не ту Церковь Господа, что не на земле, а на небе, а именно те конкретные строения, в которых, и по сею пору, продолжают торговать потомки тех менял, что были изгнаны Христом из иерусалимского храма. И обсуждать восточную пышность и великолепие убранства. И иконы, с одной стороны, хранящие столь близкий русскому человеку лик Господа нашего, Матери Его и святых, но, с другой, являю щиеся кумирами, которых, как было сказано, не стоит сотворять… Ибо Бог – в сердце твоём… Здесь уместно вспомнить формулировку символа веры, в которой кратко отражены основные истины христианства. В православной трак товке (римско-католическую на русском языке не нашёл!) он звучит сле дующим образом:

Символ веры – краткое и точное изложение всех истин христианской веры, со ставленное и утверждённое на 1-м и 2-м Вселенских соборах. Тот, кто не принима ет хотя бы одну из этих истин, не может считаться православным христианином.

Весь Символ веры состоит из двенадцати членов, и в каждом из них содержится одна из истин – один из догматов веры:

1. Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. 2. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Еди нороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век;

Света от Света, Бога истин на от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша.

3. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. 4. Распятаго же за ны при Пон тийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. 5. И воскресшаго в третий день по Писанием. 6. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. 7. И паки гряду щаго со славою судити живым и мертвым, Егоже царствию не будет конца. 8. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном споклоняема и сславима, глаголавшаго пророки. 9. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. 10. Исповедую едино крещение во оставле ние грехов. 11. Чаю воскресения мертвых. 12. И жизни будущаго века. Аминь.

Обратим внимание на то, что, даже заранее зная догмат о триединстве Бога, понять его в трактовке Символа веры довольно сложно. Это даже не дуализм манихейства, возникший примерно в III веке в Иране, как симбиоз зороастризма и учения христиан-гностиков, а нечто более слож ное и искусственное. Понять и поверить в такое без должной обработки и подготовки сложно. А ведь надо истинно верить! Но главное не в этом.

В символе веры нет и намёка на содержание учение Иисуса Христа. До статочно поверить в триединство Бога (?), непорочное зачатие, распятие и воскрешение, судный день и т.д., а, главное, во «едину Святую, Собор ную и Апостольскую Церковь» – и ты уже христианин. А где же нагорная проповедь и заповеди Иисуса? То есть, если ты не живёшь по его запове дям, но веришь в символ, ты уже христианин? Очевидно, что эти люди больше заботились о престиже своего Бога, нежели о том, чтобы донес ти его слова и заповеди до народа. Всё священнодействие тоже было на правлено на доказательство инакомыслящим «значимости» их культа, его уникальности. Эти епископы ничем не отличались от жрецов фараонов или от фанатиков бога ацтеков, требующих, по их, тоже канонической, вере, человеческих жертвоприношений. Стремление доказать, что их Бог сильнее, могущественнее, «круче», имело истоком, по-видимому, вполне естественное стремление европейских монахов и священнослужителей, отождествить его с понятием реального «отца», которого они были ли шены в период воспитания в монастыре. Аналогично – девы Христовы, отождествляющие свою сексуальность исключительно с Богом.

Хочу остановиться ещё на одном важном следствии такого подхода.

Хотя оно и присутствует в этом тексте выше, но, вероятно, в недостаточ но ясной форме. Речь идёт вот о чём. Моисей получил свои скрижали непосредственно от Бога Яхве. Мохаммед лично написал Коран. Тора получена как откровение Господа. И только Иисус почему-то решил довольствоваться свидетельствами своих учеников, обычных граждан Древнего Рима – сборщиков подати, рыбаков и т.п. Почему? Почему он сам не написал изложение своего учения? Не потому ли, что хотел, чтобы мы узнали его в разных видах и обличьях? Не потому ли, что раз ным представлялся он и Петру, и Павлу, и Марии? Не потому ли, что хотел он, чтобы каждый из нас увидел его таким, каким хотел бы видеть – в соответствии со своим темпераментом, интеллектом и т.п. Не пото му ли должно было остаться двенадцать (или больше?) свидетельств о нём? Нам предлагали демократию в религии – сохраняя основу учения, кстати, одинаково представленную во всех известных нам евангелиях, выбрать тот из вариантов изложения, который наиболее близко соот ветствует представлениям данного человека о Боге. А кто сказал, что он должен быть одинаковым для всех? Нет, именно так: Бог такой, какого мы себе представляем! Но и в далёком от нас VIII веке человечество рез во перешло от демократии к тоталитаризму… Заканчивая эту часть изложения, приведу ещё один исторический пример.

Иосиф Сталин, как известно, имел церковное образование, и, без условно, в той или иной степени знал всё то, о чём я написал. Поэтому совершенно естественным кажется развитие событий русской револю ции. Вначале: обилие авторов священных социалистических текстов:

Плеханов, Кропоткин, Бакунин, Троцкий, Каутский… Выделение кано нических авторов: Маркс, Энгельс, Ленин – до 1903, когда остальные объявляются не каноническими. Свободная полемика – до 1918 года.

Определение понятия ереси – до 1924. Время относительно свободного сосуществования ереси и канонического учения – до 1926 года. Начало искоренения ереси, появление инквизиторства – 1929, взлёт институ та инквизиторства – 1937. Казнь Великого Инквизитора Ежова – 1940.

Свободные выборы нового инквизитора, продолжение аутодафе... И так далее… Уничтожение скрывшихся еретиков (убийство Троцкого в августе 1940 года). Как всё это похоже!

Итак, мы сделали важный вывод – в действительности, в христианстве не существует еретических течений, ибо каждое из них, будучи основано на той или иной трактовке священных текстов, имеет право на существо вание и, следовательно, не должно отвергаться.

И возможно, ещё будет кем-то сказано:

«…И решил Господь объявить себя не через Слово своё, но чрез сло ва учеников своих. Ученики же Его суть человеки и чистой истины, огня фаворского узреть глазами земными не могут, как ни тчатся. Поякоже Учеников не единожды, а единожды двунадесять, слова каждого из них да размножатся, да прорастут в сердце того, кто услышит их. И, что потребно слушающему слова их, то и услышано будет. А что сокроется, то и ведать, знать, не потребно. Познавшему же и открывшему в душе своей слова всех учеников Его, Господь да узрится! Да будет так! Аминь!»

Послесловие, написанное незадолго до публикации:

Если бы нашёлся кто-то, кто сумел описать психологические характе ристики личностей Апостолов, возможно, стало бы яснее, чем руковод ствовался Иисус при их выборе. И прав ли я, предполагая, что их выбор не случаен, а спектр их характеров полностью перекрывает весь спектр человеческих характеров, без поправок на эпоху или на степень образо ванности общества.

Предварительный опрос, недавно проведённый мной среди знакомых священнослужителей, показывает, что, действительно, по их мнению, каждый из апостолов обладал собственными, характерными только для него, особенностями личности, отличающими апостолов друг от друга.

Например, Пётр – ярко выраженный сангвиник, оптимистичный, жизнерадостный, но вспыльчивый и переменчивый. Андрей – брат Пе тра, скромный, не заметный, находящийся как бы в тени своего брата, но заботливый и отзывчивый. Иоанн – спокойный, уравновешенный, флег матичный, внешне малоактивный, но обладающий внутренней глубиной личности. Павел – человек дела, холерик, больше всех потрудившийся в проповедовании христианства. Варфоломей – учёный, книжный, глу боко искренний человек. Симон Зилот, первоначально – патриот, борец против римской экспансии, горячий и целенаправленный.

Читатель, знакомый со священными текстами, может сам продолжить этот список.

СОДЕРЖАНИЕ Предисловие.................................................................................................. КОРОТКО ОБ АВТОРАХ............................................................................. БАЙТЕР Дина, Израиль............................................................................ БРАТАШ Лариса, Россия........................................................................... ВАРАКИНА Людмила, Россия................................................................... ГАЛАЮДА Леонид, Россия........................................................................ ГРОУТ Нина, Германия............................................................................. ДОРОФЕЕВ Владимир, Израиль.............................................................. ЖЕГЛОВА Людмила, Россия..................................................................... ЗАЙНУТДИНОВА Альфира, Россия......................................................... ЗЕМЦОВ Сергей, Канада.......................................................................... ИВАНОВА-ЗАХАРОВА Оксана, Россия.................................................... КАЗМИРОВСКИЙ Евгений, Россия........................................................ КВИТКО Тамара, Россия......................................................................... КОНДРАТЕНКО Людмила, Россия........................................................ КОРОВИН Зиновий, США..................................................................... КОТЕНЁВ Николай, Россия................................................................... КУЛИКОВА Раиса, Россия...................................................................... КУРЧЕНКО - СИЗОВА Виктория, США............................................... ЛАГУТЁНОК (КОРЕЦКАЯ) Тамара, Россия.......................................... ЛОМАКИНА Алла, Россия...................................................................... ЛОСЕВА Светлана, Россия...................................................................... ЛУЖБИНА Наталья, Россия................................................................... ПЕТРОВА-РУДАКЕВИЧ Татьяна, Италия............................................. ПРИБЫШ Анатолий, США.................................................................... РАЗУБАЕВА Валентина, Россия.............................................................. СЕРОВА Мария, Россия.......................................................................... СИДОРСКИЙ Николай, Россия............................................................. СИРИНКС (Никифоров Виктор), Россия.............................................. УРУСОВ Юрий, Россия........................................................................... ЯКОВЛЕВА Александра, Украина.......................................................... УЧАСТНИКИ СООБЩЕСТВА «ВНЕВИЗМ», Авторы альманаха «Синь апельсина»

Вступление................................................................................................ Об авторах................................................................................................. АВДЕЕВА-МОКРАК Ольга, Молдова..................................................... ЕРМОШКИНА Марина, Россия............................................................. КОНДРАТЬЕВА Екатерина, Россия........................................................ МАКАРОВ Евгений, Россия.................................................................... РУЗО Валери, Франция........................................................................... РЕМЕРОВА Татьяна, Россия................................................................... СОКОЛОВА Ольга, Россия...................................................................... ТЕМНИКОВ Александр, Россия............................................................ ФИЛИМОНОВ Алексей, Россия............................................................ ГОСТИ БОНДАРЕВСКИЙ Анатолий, Россия.................................................... ЖУРАВЛЕВА Лариса, Россия.................................................................. ЗЫКОВА Александра, Россия................................................................. ИШКОВ Юрий, Россия........................................................................... КАУРОВ Ярослав, Россия........................................................................ ЛОМАКИН Владимир, Россия................................................................ ЛОСЕВА Алевтина, Россия..................................................................... ПОДГОРНЫЙ Валерий, Россия............................................................. СИМОНОВ Анатолий, Россия................................................................ ТЕАТРОВА Ирина, Россия...................................................................... ПРОЗА ЛАНДЫШЕВА Катерина, Казахстан...................................................... ПЕЛЕ Алла, Россия ……………………………………….................................... РАДИНА Галина, Россия.......................................................................... СИМОНОВА Ирина, Россия................................................................... СПИЧАК Григорий, Россия..................................................................... СУХАНОВ Андрей, Россия...................................................................... ХОДАК Дмитрий, Россия........................................................................ КУЛЬТУРОЛОГИЯ ИЛИ ЛАБОРАТОРИЯ ПОЗНАНИЯ БЕАР Гарри, Россия................................................................................. КИРЕЕВ Игорь, Россия........................................................................... Международный литературный альманах, №22, «Чувства без границ»

Альманах издаётся при участии Белорусского Фонда Мира Коллектив авторов:

О. Авдеева-Мокрак, Д. Байтер, Гарри Беар, А. Бондаревский, Л. Браташ, Л. Вара кина, Л. Галаюда, Н. Гроут (Маштакова), В. Дорофеев-Кишарон, М. Ермошкина, Л. Жеглова, Л.Журавлева, А. Зайнутдинова, С. Земцов, А. Зыкова, О. Иванова Захарова, Ю. Ишков, Е. Казмировский, Я. Кауров, Т. Квитко, И. Киреев, Л. Кон дратенко, Е. Кондратьева, З. Коровин, Н. Котенёв, Р. Куликова, В. Курченко-Сизова, Т. Лагутёнок (Корецкая), К. Ландышева, В. Ломакин, А. Ломакина, А. Лосева, С. Лосева, Н. Лужбина, Е. Макаров, А. Пеле, Т. Петрова-Рудакевич, В. Подгор ный, А. Прибыш, Г. Радина, В. Разубаева, Т. Ремерова, Валери Рузо, М. Серо ва, Н. Сидорский, А. Симонов, И. Симонова, Сиринкс (В.Никифоров), О. Соколо ва, Г. Спичак, А. Суханов, И. Театрова, А. Темников, Ю. Урусов, А. Филимонов, Д. Ходак, А. Яковлева Редакционная коллегия:

Главный редактор – Игорь Киреев Литературный редактор – Эвелина Пиженко Контрольный редактор – Людмила Киреева (Полянская) Корректор – Алла Пеле Вёрстка, дизайн – Тимур Наумовский Альманах награждён Почётной грамотой Белорусского фонда мира и Специальным дипломом Всероссийской премии имени И.Ф. Анненского Лицензия ИД 01249 от 20.09.2000 г.

Подписано в печать 25.05.2013. Бумага офсетная 1.

Печать офсетная. Формат 60х90/16. Тираж 650 экз.

Издательство «Оверлей», Мос. обл., г. Красногорск, ул. Пионерская, дом 1.

Для писем: Москва, 107014, а/я Email: kireev_i@mail.ru

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.