авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Выпуск № 9, 2010 МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ АЛЬМАНАХ ИЗДАЁТСЯ ПРИ УЧАСТИИ БЕЛОРУССКОГО ФОНДА МИРА Чувства без границ под общей редакцией ...»

-- [ Страница 2 ] --

Хоть и сильные, ставим точки, И не верьте, что всё умеем.

Под телесною оболочкой То же сердце, что душу греет.

Для него и боль не награда, Так же хрупко оно, ранимо.

Человеческая бравада С болью сердца не совместима.

Альманах «Чувства без границ» №9, За окном – поздний вечер, тишина во всём мире, Видно, за день устали, наверное, спят.

Я слоняюсь одна по пустынной квартире, Мне сегодня не спится, и чёрт – мне не брат.

Крепкий кофе, увы, не согреет мне душу, Может, водки плеснуть, залпом выпить до дна.

Водка здесь не спасёт, руки грею о кружку, Звон в ушах, вот такая она – тишина.

Мне б заплакать, но вряд ли и это поможет, Мне б волчицей завыть, но луна далеко.

Чёрный демон в ночи мою душу тревожит, Не до сна, и гляжу одиноко в окно.

Я не плачу от боли: сама всё решила, Ведь сегодня ушёл мой родной человек.

Я креплюсь, потому что сама отпустила, И все точки над «i», и свободен навек.

И ничем я себя не смогу уж утешить, Не пройдет, и, увы, точно не отболит, Время лечит – неправда, оно лишь калечит.

Но сама отпустила, и Бог вас хранит.

От нахлынувших чувств за туманами спрячусь И в потерянном лете пройдусь босиком.

Как же много ты в жизни моей, милый, значишь, Я до счастья никак не дотронусь рукой.

Мои пальцы немеют, к тебе прикасаясь, Говорить не могу, когда вижу тебя.

Пеленой из дождя от тебя закрываюсь, Я бегу от тебя, нет, скорей – от себя.

В этой схватке с собой, понимаешь, нет смысла, Моё сердце опять пропускает толчок.

В одиноком пространстве сегодня зависла, Позови, я вернусь, но об этом – молчок… Светлана ДОРОВСКИХ В Е Л И К О Б Р И Т А Н И Я, Лондон (Хайнова) ОСКОЛКИ Твоя железная терпимость, Моя стеклянная любовь, Почти во всём несовместимость, А я осколки клею вновь.

Совсем меня не понимаешь, Слепой, открой на миг глаза, А вдруг успеешь, вдруг поймаешь Любовь из хрупкого стекла!

Моя стеклянная любовь – Твоё железное молчанье… И сыплются осколки вновь, А я их клею: на прощанье...

МИНОР Уже пугает быстротечность Отмеренных судьбою лет.

Уже не радует беспечность, И в прошлое возврата нет.

И наши жизни – только наши – За нас никто не проживёт.

Шагаем бодро, будто в марше, В один конец и лишь вперёд.

О, если было бы возможно Устать от счастья бытия!..

Я жить хочу, и мне тревожно, Мой мир, не покидай меня!

Альманах «Чувства без границ» №9, ПОГОВОРИМ Мне хочется сказать тебе о многом, Что видится ясней издалека, Где заграница тут же, за порогом, А между нами – времени река.

Осталось жить, с бессилием воюя, Клубок эмоций в памяти храня, Всем улыбаться, о тебе тоскуя, Спасаясь ночью от пустого дня.

В плену у пресловутых обстоятельств, Затворница среди вселенских благ, Уставшая от мнительных приятельств, Я чувствую, что в жизни всё не так.

А, может, нам не нужно расставаться, Когда ещё так хочется любить, Дарить тепло, от радости смеяться И лишь с тобой о многом говорить...

Ты сломлена его непониманьем, Исход баталий мысленно предвидишь И, кажется, что всем своим сознаньем, Уже не любишь – больше ненавидишь.

Всё кончено, и нет пути обратно, Его слова сражают, словно пули.

Смешно до слёз, обидно и... занятно – Наивные надежды обманули.

Горят мосты, растёт стена молчанья.

Так день за днём: вы рядом, но не вместе.

Забыты клятвы, ночи и признанья, Мир рушится песком на ровном месте.

Светлана Доровских (Хайнова), Великобритания Ты смотришь в бездну долго, не мигая, Бессмысленно, безропотно, бесстрастно.

Уже не жаль потерянного рая, В душе покой, и сердце безучастно.

Остановись! Чем больше смотришь в бездну, Тем пристальней она на нас взирает.

Не помогай своей любви исчезнуть, Прости его: кто любит, тот прощает!

МНЕ ТАК ХОТЕЛОСЬ ПОЛЮБИТЬ Мне так хотелось полюбить, Отдать тебе тепло и нежность.

Судьбы нелепая небрежность – Всё отдала и нечем жить...

Мне так хотелось полюбить!

Не отрекаюсь, я любила, Закрыв глаза, от счастья тая, Твоей тоски не замечая, Я обо всём с тобой забыла.

Не отрекаюсь, я любила...

Но время камни собирать, И холод сковывает плечи, И раны залечить мне нечем.

Я не хочу тебя терять – Но время камни собирать...

Узор судьбы не изменить, Лишь память тихо убивает, И вновь тебя мне возвращает, И вновь горю, и нечем жить – Мне так хотелось полюбить...

Альманах «Чувства без границ» №9, ДВЕ ТОЧКИ А здесь совсем, как наше, небо, А здесь такая же сирень, Но, говорят, зимой нет снега, И дождь в прогнозе каждый день.

И каждый день, и каждый вечер, И ночь, и утро без тебя.

Три долгих месяца до встречи – Летят листки календаря.

Там за туманом, облаками, За перелётом в два часа – Незримый мост между мирами, Твои усталые глаза.

Мои надежды и тревоги, Моя любовь, моя душа...

К тебе ведут пути-дороги, Вслед за мечтой моей спеша.

А здесь всё также телефоны Друг другу дарят голоса, И носят письма почтальоны.

И утром на траве роса.

Здесь хорошо, и ветер с моря Несёт покой и чаек крик, Но без тебя мне нет покоя – Ты навсегда в мой мир проник.

Мой мир в двух точках: Лондон – Вильнюс, За перелётом в два часа.

Три месяца разлуки – минус.

Плюс – письма, мысли, голоса.

Посадочная полоса, твои усталые глаза...

И будет Лондон ждать меня, Пока кружит в объятьях Вильнюс.

Владимир ДОРОФЕЕВ И З Р А И Л Ь, Афула (Кишарон) ПЕЧАЛЬ Виктории Юрьевне Прокофьевой В тень ночи уводила море Земля от солнца – на восток.

В негромком нашем разговоре Печаль читалась между строк.

Закат угас. Вуаль созвездий Безбрежную открыла даль – Мы пели песни моря вместе, Стараясь скрыть свою печаль.

Прощаясь, нежно улыбнулись Под песнь безмолвия луны… Ты помни зной афульских улиц, Печальный хайфский плеск волны.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ДРУГУ Тревожно ожидая старость горькую, Порою незачем приличия блюсти – Давай-ка, друг, устроим завтра оргию...

Вот только б женщину нам надобно найти.

До дна, до одуренья, до усталости Насытим страстью душу, Нашу плоть.

Потом отступит жалкий призрак старости… Нам этот грех, поверь, простит Господь.

Альманах «Чувства без границ» №9, ЗИМОВКА РАКОВ Геннадию Кипнису Жизнь наша прочертит кривую, Воткнётся в землицу копьём, Укажет, где раки зимуют, Невидимым Божьим перстом.

Поплачем, поспим, потоскуем, Ругая в сердцах зодиак.

Кривую мы перезимуем – Не сгинет в истории рак.

Поднимемся к солнцу и снова, Клешнями стряхнем с себя пыль.

Мы будем с тобою здоровы – Не сказка то, друг мой, а быль!

БЫЛ ИЗГНАН Я Был изгнан я.

Нет мне прощенья – За мною в пламени мосты.

Но возвращусь Без промедленья Сквозь ветер вечной темноты И припаду к твоим коленям, Едва меня окликнешь ты.

Я знаю, Что твоё молчанье Ответит на мою мольбу Холодным взглядом В наказанье, Поставив вечное табу.

Надёжно скроет мирозданье От глаз твоих мою судьбу.

Владимир Дорофеев (Кишарон), Израиль, Афула ЕВГЕНИИ Евгении Михайловой Мне с тобою хочется жить, Не спеша по жизни ступая, Счастье медленно-медленно пить, Капли нежно в ладонь собирая.

Закружит осень пусть листопад – Затуманить захочет тоскою, Но увидит счастливый мой взгляд, Потому что жить буду с тобою.

Каждый прожитый день наш и час Не подвластен сужденьям убогим.

Попрошу я бессмертья для нас, Отказавшись от рая, у Бога.

У МОРЯ Как щенок, волна игрива, За тобою вслед бежит.

За спиною – говорлива, А оглянешься – молчит.

Убегаешь ты от моря, То шагаешь вновь к волне, Со своей любовью споря, Но о чём? Не слышно мне.

Что-то пишешь на бумаге – На клочки вдруг нервно рвёшь.

На песке чертя зигзаги, От меня ко мне идёшь.

Успокойся, хватит спорить, Мне позволь тебя согреть.

Вместе сядем мы у моря На волну-щенка смотреть.

Альманах «Чувства без границ» №9, КАТЯТ ВОЛНЫ СЕЛИГЕРА Кастардиной Елене Александровне Лето ливнем засмеётся, Вспыхнет гневною грозой.

Тихо кошка-ночь крадётся:

«Где ты, милый, мой родной?»

В каждодневной круговерти Мысли, как пчелиный рой.

По земной ступаю тверди:

«Где ты, милый, мой родной?»

В шумном дружеском веселье Явь смешается с мечтой.

Пью, как жизнь, хмельное зелье:

«Где ты, милый, мой родной?»

И помчит тоска без меры По Осташковской – Тверской… Катят волны Селигера:

«Где ты, милый, мой родной?»

ТИХО ПЛАЧЕТ ВЕСНА НАД МОСКВОЮ Элише Богуславской Тихо плачет весна над Москвою Неапрельским, унылым дождём.

Я не знаю – увижусь с тобою?

Мы в любви ожиданьем живём.

Я не знаю, когда и во сколько Снова руки тебе протяну И дыханье твоё нежным шёлком Сбросит грусти с меня пелену.

Владимир Дорофеев (Кишарон), Израиль, Афула Словом нежным, горячим дыханьем Защитишь ты любовь от беды.

Вскрикнув гневно, разлука в изгнанье Убежит в горький край лебеды.

Бег испуганный в зарослях стихнет, Затеряется в тёмной глуши.

В нас любовь ясным пламенем вспыхнет Вечность нашей согреет души.

Уходящею к морю тропою, Не спеша, мы, обнявшись, пойдём...

Плачет, плачет весна над Москвою Невесенним унылым дождём.

РУБИ ШВАРТОВЫ Руби швартовы и считай узлы:

Пробило время с якоря сниматься!

Шторма судьбы пугающи и злы, Но стоит ли вселенских вод бояться?

Уменье рук, природный дар ума Даны для дерзкого вперёд движенья.

С косой старухе сдаться задарма – Нет хуже в этой жизни преступленья.

Бьёт часто грозная волна под дых, Боль заливает тело и сознанье.

Учиться надо до волос седых Держать удар, свободное дыханье.

Руби швартовы и считай узлы:

В последний раз пробили звонко склянки.

Пугают всполохи во чреве мглы, Скрывая след любви-беглянки.

Альманах «Чувства без границ» №9, ЗАГАДАЙ ЖЕЛАНЬЕ….

Евгении Михайловой Загадай желанье перед болью.

Позабудь нежданную беду.

Одарю тебя любовью вволю, Грусть в сторонку взглядом отведу.

Прошлые печали с фотоплёнок Радость нашей жизни не поймут.

Хрупок счастья мир, прозрачен, тонок Но его построить – тяжкий труд.

Ты поверь: отступит боль недуга От стихов моих, любви простой.

Страхи встрепенутся от испуга – Встретимся, быть может, мы с тобой.

НАПИСАН ЛИ СЦЕНАРИЙ СЕРИАЛА?

Элише Богуславской Все сроки вышли, но тебя всё нет – Нить времени от взгляда ускользает.

Бессонна ночь, в тумане скрыт рассвет Боль ожидания стихи рождает.

Все сроки вышли, но тебя всё нет.

Терзает разум ревность – тётка злая.

В дожде твой, помню, таял силуэт, Моей души наивность забирая.

Прошли недели... Много, много лет… Свеча надежды медленно сгорала.

Все сроки вышли, но тебя всё нет...

Написан ли сценарий сериала?

Олеся ЕРДАКОВА Р О С С И Я, Заринск Просить? Не стоит.

А умолять? Что толку?

Пойду повою На полночь втихомолку.

Загнали зверя?

Да! Редкая удача!

Ко всем потерям Ночь, как трофей, в придачу.

Зловеще яркой Луна взошла над нами.

Жива, бунтарка?

Ладонь в крови – как знамя.

Боль перетерпит Изранившую душу.

Бояться смерти?

Нет, перед жизнью трушу.

Да, ты умён. И я не спорю.

И не о том я говорю.

Так часто ум рождает горе.

Я ж глупую любовь дарю.

Я не глупа. Прости за это.

Я влюблена. Опять прости.

Я родилась почти поэтом.

По жизни это всё нести Не так легко, как показалось Вначале. Как спешат часы!

Да, я такой тебе досталась.

Такой останусь я. Прости.

Альманах «Чувства без границ» №9, Вдохнуть бы дурман Зацветающих яблонь.

Но запах – обман, Если радость иссякла.

Пойти бы босой Снова к отчему дому, Умыться росой И рябины знакомой В руке ощутить Полновесные гроздья.

Без страха любить.

Сердцем чувствовать звёзды.

Возиться с котёнком, С собакой и с клумбой.

Остаться ребёнком, Что знает и любит Земли благодарной Морщины и тайны.

И жить не бездарно, Светло, не случайно.

Он, верно, неспроста Мне дал судьбу такую.

Я серебро креста Впустую не целую.

Он, видно, больше знал О пламени той ночи.

Послал – не наказал.

Повёл – не напророчил.

Он так страдал за нас, Что жаловаться стыдно.

Но мне, увы, подчас Становится обидно, Что Он любви моей Дал испытанье строже, И что порой цепей Холодный лязг дороже.

Олеся Ердакова, Россия, Заринск Но я его пройду, И не удержат цепи.

И на заре взойду На каменные крепи.

И рухнут горы вниз, И небо в ночь прольётся.

Судьба – большой сюрприз.

Не плачу – Он смеётся.

Наверно, стану немногословной Из непринуждённо-резкой болтушки.

Да, мы ровесники. Но не ровня.

Не служат мне живые игрушки.

А богатеющую заразу Пенициллином свинца излечат Те, кто попозже придут, не сразу, Кого не в бронзе увековечат.

Мы – люди слова. И даже дела.

(Тут усмехнусь иронично-горько.) Но, видно, недостаточно смелы, Чтоб смерть принять, всю, что будет. Сколько Достанет силы – на баррикады.

Мы душами – революционеры.

Но что мы сделаем против стада, В котором нет ни на йоту веры?

Рассветом, залитым слезами, Тебя накроет новый день.

Глаза бессонные, как знамя.

Как меч, неузнанная тень Идущей за тебя по краю, Всё понимающей любви.

И шёпот: «Дура». Крик: «Святая!»

И отпущение: «Живи…»

Альманах «Чувства без границ» №9, Тягучая ночная тьма Кленовым запахом омыта.

И тополиная зима По спящим улицам разлита.

Беспрекословно подчинён Весь мир незримому приказу:

Цвести, покуда Бог влюблён В добро, невидимое глазу.

СИЛЬНЫЕ Сильные с ума не сходят – Пишут по ночам стихи.

Те, что как-то и не в моде Нынче. Смертные грехи Не замаливают в церкви.

С ними сильные живут.

Сильные упорно терпят.

А терпенье – тяжкий труд.

В поисках любви и дружбы Мы становимся сильней.

Вроде, не чужие – чужды Даже Родине своей.

Сильные, увы, не плачут.

Вместо слёз строка дана.

Ты, глаза сухие пряча, Прочитав, сказал: «Сильна».

Какие-то остатки радости – С какой-то болью вперемешку.

Любовь ты называешь слабостью, Непостижимой, глупой, грешной… Зачем опять лишаешь радости, Потом до птиц в любви клянёшься?..

О, я твоею стану слабостью!

Дождёшься, сильный, ты дождёшься!

Светлана ЗЕНИНА Р О С С И Я, Одинцово ОФИЦЕРШИ На офицерш смотрели часто косо, Мол, это каста легкомысленных девиц.

А мы-то жили в гарнизонах просто, От трудностей не отворачивали лиц.

Без бабушек детишек поднимали, И, по тревоге отправляя мужа в путь, Слезу тая, на службу провожали, Чтоб встретить радостно, и лишь тогда всплакнуть.

Походы часто были боевые, Об этом жёны узнавали не всегда.

И появлялись вдовы молодые, Да зажигалась безымянная звезда.

Что ели, пили? Да кому есть дело, Как в дальних гарнизонах жили мы тогда?

Как молодое тосковало тело, Как одиноко было иногда… Нас видели удачливых и смелых, Красивых, модных, беззаботных и лихих.

Война давно, как будто, отгремела, Но мы в тревоге за мужей – бойцов своих.

Ведь офицер Россию защищает, Жена и дети вместе с ним везде.

И плохо, если вдруг не понимают, Кто держит мир в руках на всей Земле!

Альманах «Чувства без границ» №9, Совсем не просто чувства задавить, А сердцу приказать: окаменей!

Но больно стало мне тебя любить.

Спокойней жить хочу и веселей.

Ведь каждый выбирает путь себе И делает себя и жизнь свою.

Я благодарна Богу и судьбе, Что по Земле хожу, живу, пою.

За вереницу наступивших дней, За то, что вижу за своим окном, Случайную улыбку от людей, Ведь мы живём сейчас, а не потом.

ПОДРУГЕ Нине, Ольге, Наташе.

Дорогая, милая подруга, Ну, давай поговорим с тобой, Слышишь: завывает злая вьюга, На душе повеяло зимой.

Холодно сейчас и одиноко, Между нами степи и леса.

Нас судьбина развела жестоко, Редки встречи, словно чудеса.

Как на плёнке, молодость «прогоним», Вспомним внуков, дочек, их семью.

Самое больное не затронем – Женскую судьбу – твою, мою.

Пропоём мы песни о надежде, О большой Алёшкиной любви.

Просто вместе посидим, как прежде, В те, давно промчавшиеся, дни.

Светлана Зенина, Россия, Одинцово У дружбы не бывает «но», А лишь одно понятье есть:

Предательство запрещено, Приветствуется слово Честь.

И, если у тебя не так Случится что-то, не дай Бог, Для друга – это не пустяк, Он не оставит твой порог, А будет рядом до конца, Разделит слёзы, боль твою… Оставит – значит, «удальца»

Я больше другом не зову.

КРИК ДУШИ И всё же верю в любовь И буду вечно любить За эту милую бровь, За то, чему быть – не быть.

Мне скажут бодро друзья:

– Ну, что ты киснешь опять?

Зачем измучилась вся?

Не лучше ли наплевать?..

Не лучше ли проще быть:

Всех накормила – ушла.

О чувствах не говорить.

Сказать: «Захлопнись, душа!»

Её ты не распахнёшь, Коль люто в сердце твоём, Любовь отдать не рискнёшь.

Семью, ведь ценишь и дом… Чтобы не ныть, не стонать, Позволь уйти, не спеша, Где мне привольно дышать, Где отдыхает душа… Альманах «Чувства без границ» №9, Не отрекаюсь от тебя И от любви не отрекаюсь.

Ты жутко мучаешь меня, И я сама с собой сражаюсь.

То поле брани заросло Давно травой и мхом плакучим.

Но я плевала на неё, Бреду одна в лесу дремучем.

Меня не слышишь. Знаю я, Что и понять опять не сможешь.

Но больше не боюсь огня, Надеясь, что в пути проводишь.

Нахожусь я в осенней поре.

Ты, весна, мне давно не ровесница Не пойму я: в каких из них «ре».

В ней, как в прочих других, три месяца.

У начала стою, у конца… Да теперь какая уж разница?

Не отдам своего ей лица, Хоть зима снегами и дразнится.

Лишь тебе одному подарю Той весны позабытую песню.

Расскажу в ней, что верю, люблю, Как нам было вдвоём интересно.

Помнишь губ и волос колдовство?

Не забыл ли мои объятья?

Было здорово, чудно легко.

Я меняла красивые платья.

Помнишь: шли по тропинке весной?

Знаю, что не забыл ты тропинку, На охоте, в той чаще лесной, Под ногами талую льдинку.

Сергей ИВАНОВ-МЕХНИН Р О С С И Я, Борисоглебск Ты на моём пути опять, Пылают губы вишней спелой.

Я не могу себя понять, А снег ложится белый, белый.

Опять ты на моём пути, Зима спешит Весне навстречу.

Пытаюсь я тебя найти, Слышны взволнованные речи.

Я отгадать тебя пытаюсь, Но ты, не ведаешь о том, Что мысленно с тобой встречаюсь, Весенним снегом и дождём.

2005-2010.1. -.

Ты взмахнула ресницами, Локон на плечи упал.

Небо опять с зарницами, А ветер с листвою играл.

Тени, блуждая, темнели, Где моя светлая даль?

Тихо качнулись ели, Роняя земную печаль.

Близкое стало далёким, Светлое тёмным опять.

Тихо ложатся строки, В тоненькую тетрадь.

07.06.2010. -. // Альманах «Чувства без границ» №9, Вот точка, изначально просто Её наивное начало.

Как будто это чей-то остров, Об этом муза промолчала.

Она светла, темна, размыта, И в отношенье – доминанта.

За этой точкой что-то скрыто, И нет другого варианта.

Но это, может, лишь ошибка, Когда в конце поставил точку.

Но будет ли твоя улыбка Ложиться в маленькую строчку?

Улыбка, может, – в натяженье, А где-то и противоречье.

У любящих – лишь приближенье В какой-то миг и чьи-то речи.

2010..

Скользя по тротуарам И шлёпая по лужам Дождь, уже усталый, В лёгком вальсе кружит.

Зонтики цветастые – Каплями от радуги.

Мы бежим лобастые, Есть печаль, а надо ли Попусту трезвонить Соловьиным летом.

Ветер травы клонит, Будто шлёт приветы.

Сергей Иванов-Мехнин, Россия, Борисоглебск Мы громкоголосые И слегка наивные.

Мы по лужам босые, Как стаи журавлиные.

Рассекая телом Открытое пространство, Все мы очень смелые В нашем хулиганстве.

04.06.2010. -. // Губы твои спелые, Взгляд темнее ночи.

Что же мы наделали?

Лес и тот хохочет.

Реки шумно катятся, Берега слабеют.

Осень скинет платьице, А слова робеют.

2010. -.

Стучат колёса жёлтого трамвая На стыках, нарушая тишину.

И облака, над нами проплывают, Им всё равно, в какую плыть страну.

А мы опять в раздумье, на распутье, Дороги – в нас, но выбор есть всегда.

Но иногда сгибаемся, как прутья, И строим, разрушая города.

2010. -.

Альманах «Чувства без границ» №9, Натыкаемся на стены Глупого непониманья.

Но набухли снова вены Против нашего сознанья.

Против всех противоречий, Против, кто наперекор.

Но накинем им на плечи Ласковый свой разговор.

Заплетается волненье, Взгляд блуждает по предметам.

Дела нет и до сложенья Сквознякам, попутным ветрам.

Забывается волненье, Взгляд блуждает по предметам.

Отдадим свои сомненья Сквознякам, попутным ветрам… 2010. -.

Мы движемся по плоскости Огромного пространства.

А вытяжные лопасти – Созвучие упрямства.

Мы – самовыражение, Наш взгляд сильнее осени.

По плоскости скольжение С собой повсюду носим мы.

Мы все другие, разные, Мы все легкоранимые.

Нам всё бы, да и сразу бы, А главное – любимые.

29.05.2010. -.

Сергей Иванов-Мехнин, Россия, Борисоглебск Мы все на фоне светлой радуги, Мы многоликие цветы.

Но кто-то скажет: «Это надо ли?»

Но здесь у всех свои мечты.

Друг друга ищем и находим, Слова о жизни говорим.

По городам и паркам бродим, А города меняют грим.

Осенний город или зимний, Где лето бродит и весна.

А цвет у неба синий, синий, И нам порою не до сна.

2010. // Кричит цвет неба синего, И точат волны берег.

Но ждёт моя любимая, Которой очень верю.

Но время держит крепко, Всё то, что за и против.

Хрустит сухая ветка, Мы ждём на повороте.

Но кто же нам ответит:

Мы светлое начало?..

Гуляет снова ветер У нашего причала.

21.03.2010..

Альманах «Чувства без границ» №9, Смешное одиночество, Бродит со мной рядом.

Оно и днём, и ночью, Значит, очень надо.

Между строчек просится Спрятаться, забыться.

Это одиночество, От него не скрыться.

От себя не спрятаться, Убежать, да некуда.

В этой жизни значишься Маленькой молекулой.

2004-2010. -.

Тишина зазвенела опять, И казалось: вот лопнет, расколется.

А я буду слова повторять, Будто наша с окраины звонница.

Но не лопнула, будто стекло, Брызги радуги мысленно вспыхнули.

Эхо ветром опять унесло И дорогами, пыльными, рыхлыми.

Это взгляд твой пронзил (губы собраны), Оттолкнувшись от серой стены.

А дороги ночные разорваны… Берег ждёт убежавшей волны.

Это взгляд твой пронзил, губы собраны.

А вокруг лишь четыре стены… И дороги ночные разорваны… Берег ждёт убежавшей волны.

12.06.2010. -. // Вадим КАЗАКОВ Р О С С И Я, Великий Новгород ЖЕЛАНИЕ ПОМОЧЬ Всех обнять я не сумею В этот тёмный, мрачный день, Но желание имею Разогнать сомнений тень.

Осень щурится уныло:

Слякоть, ветер и вода, Лишь бы только силу было Применять, ну, хоть куда.

Женщин милых жалко очень Помогать всем им готов, Правда, только ближе к ночи – Из цветов сложить покров.

Те цветы – слова надежды, И любви, и доброты, В томной бархатной одежде Все мечты заключены.

Не пугайтесь рвать цветочки И плести из них венки, Белокурой милой дочке Дар из них преподнести.

Все печали и сомненья Прочь уйдут, здесь спора нет.

Вам и счастье, и веселье Дети лишь вернут в ответ.

2009.

Альманах «Чувства без границ» №9, ОТКАЗ ЛЮБИМОЙ Накануне праздника, в этот грустный день «Отрубили голову», уложив на пень.

Голова невинная покатилась вниз, На траву-муравушку, расколовшись вдрызг!

Пень в лесу дремучем том прозябал сто лет, Привалило счастие волкам на обед.

Облизнулись Серые, носом повели – В холоде да в голоде годы их прошли.

Жизнь дана не вечная, а всего одна, Голова неумная – всё же голова.

Голова головушка, длинна борода, Тешиться мечтаньями, видно, не судьба!

2008.

ПРЕДУПРЕЖДАЮ С тобой общаться – просто мёд, То в жар, то в холод бросит, Я за тобой несусь вперёд – Мечта на крыльях носит.

Не столь заметен я в делах, стараюсь быть приметен, Ехидство есть в моих словах Хотя не безответен.

Высокий, статный муж с тобой В блистательном наряде, Усатый, крепкий, молодой – Зефиром в шоколаде.

Вадим Казаков, Россия, Великий Новгород На фоне рыбы под луной Вы смотритесь отменно, Видать, махал старик – портной Иглой самозабвенно.

Тягаться будет нелегко:

Атлет во взгляде виден – За чашкой чая я в бистро Сидеть не стану сиднем:

Оружье разное точу И собираюсь с силой, В спортивном зале ночь торчу В трусах и майке стильной!

2008.

ОСЕННЯЯ ПРОГУЛКА. ПИТЕРСКИЙ СЛЕД 1. Чудесный, милый город мой, И над Невой всё тот же крой – Сатин небес создал портной, Еврей седой – «рукой-крюкой».

2. Ласкает пеной волна волну, Вид прекрасный на Неву!

Дождь печальный на ветру Льёт хрустальную слезу...

3. Жёлтый лист в наряде жгучем, Прыгнул в воду прямо с кручи.

Печали тень сошла в ночи, С каплей воска на свечи.

4. Ветер не ищет лёгкой рукою Дружбы забытой, сургучом запечатанной.

Ненастьем погоды раскрыт надо мною Зонтик печали связи утраченной.

2008.

Альманах «Чувства без границ» №9, ОЖИДАНИЕ Я – зеркало, а, может, я – зеро, От мысли этой, раму, аж, свело!

Меня ведь нет, я – чьё-то отраженье, Я – ноль, пустое место, я – забвенье....

Все жизни разом, «я» в себя вместило, Кроме одной, и то меня взбесило!

Своей я жизнью жить не в состоянии.

И век проходит в постоянном ожидании....

2010.

ВОЛНЕНИЕ ДУШИ Печаль, увидев на лице, А, может быть, усталость, Кошачьей лапкой, налегке, Любовь к тебе подкралась!

Всё это видно, мне поверь, Не скрыть любви потока, Пускай закрыта плотно дверь, Но это лишь до срока!

Любовь ты гонишь от себя Улыбкой, с виду милой – Балласт ненужный с корабля Смахнешь рукою сильной.

Не удержать лавину чувств В вулкане страсти бурной:

Крошатся камни, слышан хруст Отказом в день мой судный!

И в море жизни твой челнок Продолжит вновь движенье, Чуть поседеет лишь висок От тайного волненья.

2010.

Игорь КИРЕЕВ Р О С С И Я, Москва РОДИНА Я родился совсем не в России, Я родился в забытой стране, Там, где люди ходили “косые” Со следами кнута на спине… Где поутру, знакомой тропинкой Завезя в детский сад малыша, Похмелялся народ четвертинкой, Чтоб не ныла от скорби душа!

В ранний час, когда злые вахтёры Ожидали народ в проходной, Мы пред ними не тупили взоры, Ведь не знали мы жизни иной!

Мы, весёлые, шли на работу, Зная точно, что выполним план!

Закрывались за нами ворота, И практически каждый был пьян… Пьян директор, технолог и сборщик, Жив едва молодой специалист, Даже тот, ктонас вёл, словно кормщик, – Комсомольский был пьян активист… Мы друг друга без слов понимали, И всех нас понимала страна!

Да, те годы вернутся едва ли… Разудалые те времена!

Альманах «Чувства без границ» №9, Мы во всём были единодушны… Но, случалось, с утра был -трезвяк… Ох, как ныли тогда наши души, Понимая, что мы живём зря… Понимали… Мы всё понимали… Завтра будет таким, как вчера… Оттого-то мы все принимали Четвертинки пораньше с утра… Заколочены уши и разум, Вижу только движение губ!

Югославским крутым унитазом В небо синее я уплыву!

Но – очнулся… Стою у станка я, Фрезеруя по ходу деталь… Может, жизнь и была не такая, Но её мне, прошедшую, жаль… Жаль веселья былых демонстраций, Здесь любой мог любого обнять!

Не родились ещё папарацци, И кто с кем – не умели снимать!

Жаль Москвы затенённых просторов Небоскрёбами как-то не в лад… Жаль невинность ночных разговоров Под пластинки, где пел нам Булат… И среди постоянного пьянства Постигал я на раз и навек, Что испытывал чувство гражданства От того, что я был – человек!

Пусть хоть маленький, но человечек, Пусть хоть винтик, но нужный стране!

Не давала система осечек – Кто был должен, тот знал обо мне!

Игорь Киреев, Россия, Москва И от этого дивного свойства, Оттого, что и ты не забыт, На народ нисходило «спокойство», Даже если народ не был сыт!

Нам не нужен Париж и Майами – И в Союзе дела шли на лад:

Ведь на праздник давали салями, Чай индийский, икру, сервелат!

Отчего же торчала занозой В наших душах глухая тоска?

И, по пьяни, целуясь с берёзой, Что была так проста и близка, Только ей мы слова доверяли, Только ей откровенья несли, О берёзе мы песни слагали, И берёзою нас же секли… Мы мечтали о чём-то неясном, Тосковали о том, чего нет… Нам казалось, что ждёт нас прекрасный Неожиданно яркий рассвет!

Дни промчались… Промчались и годы… Много разных пришло перемен – Мы построили царство Свободы, Но не ясно – кому и зачем?

Раньше трудности переживали Вместе с нами родные, друзья, Но в пути мы их всех растеряли, И теперь каждый сам за себя… Мы ещё даже очень не стары, Хоть и, кажется, долго живём… Мы по-прежнему любим гитары, Но всё реже и реже поём… Альманах «Чувства без границ» №9, Все мы счастливы, все – те, кто выжил В гонке той девяностых годов… Мы бродили с женой по Парижу, На сафари стреляли козлов… Мы, как прежде, спешим на работу:

Кто на «Бентли», а кто – на метро… Кто-то едет туда и в субботу, Если Бес его вдарил в ребро!

Но тоска! Как же ты безысходна!

Где же наша былая мечта, Чтоб дышалось легко и свободно?

Что-то, жизнь, ты немного не та!

Да, во сне мы уже не летаем… Но сложилось всё, в общем, ништяк – Мы, как прежде, с утра принимаем По чекушке своей натощак!

Я родился совсем не в России… Моя Родина – СССР!

Там поэты ходили босые, Ждал там каждого свой «Англетер»!

Только я… я почти иностранец, И не ждёт меня грустный финал, Среди нас много умниц и пьяниц… Эй, налейте мне водки в бокал!

Игорь КОВАЛЁВ Р О С С И Я, Москва Я люблю предсказуемость страсти… Почему?.. Нет ответа у звёзд… Непогода зависит от масти...

В лунном свете – сиреневый дрозд...

Ты не веришь глазам... Так бывает… Но сама из неведомых птиц… Мы легко оторвёмся от стаи И от взглядов чужих сытых лиц.

Заколдованы стёжки-дорожки… Выше… Ниже… Везде облака… Ты целуешь... Ты свесила ножки… И чуть-чуть несомненно – моя… Вот и ладушки… Мир расцветает… Ярких красок палитра вокруг… Окна настежь… Пусть снег залетает – Ненадёжный спасательный круг...

Караваны мгновений – в недели...

А недели – в растрёпанный год… Что-то ждали… Чего-то хотели… Только будней жесток хоровод.

Отучаясь беспечно смеяться, Одеваем вериги надежд На обычное серое счастье, Волшебство растерявших невежд.

Ах, актёры… Ах, сукины дети… Жизнь вдвоём – бесподобный театр… Тень любви превращается в сети...

И смешит предсказуемость карт....

Альманах «Чувства без границ» №9, Ты – моя… Я-то знаю, принцесса… И от этого нам не уйти… Можно спрятаться в хмурости леса, Но куда убежать от Любви?

Мы пытались… Та песня пропета… Но от глупости тщетных надежд Всем назло вновь проклюнулось лето.

Насмехаюсь над бредом невежд… Никогда! Ни за что! Не бывает!

Кровь смешалась, я – твой навсегда!

Ты – моя! Всё чужое растает Арабеской вчерашнего дня… Устав от тайны счастья, рухнет небо… Осколки градом на вишнёвый сад… Со мной остался поцелуя слепок, И крошке… рад...

Со мной осталась западня бессонниц… Со мной осталась паутина рук...

Купаюсь я в овациях поклонниц… Теряя слух...

Обычная история… простая...

Без неба… исчезают вкус и цвет… Ты улыбнёшься мне и, чуть играя, Погасишь… свет...

Целую жадно, как летаю… Спасибо, Господи, за всё!

Прости, что грешен… знаю… знаю… Но повтори… молю… ещё… Ласкаю… медленно и долго… Боюсь насытиться... Мой плот Несёт река… наверно, Волга… А впрочем, кто там разберёт… Игорь Ковалёв, Россия, Москва Смотрю в глаза – не оторваться… Случайно в них себя нашёл… Умеешь страсти отдаваться И с губ моих срывать: «Ещё...»

В изнеможении... устало...

Вдыхаю волшебство волос… И обречённо: «Мало… мало… Корабль мой, я – твой матрос…»

Низвергнусь глиною на землю… Кувшин разбит – грусти, гончар...

Но из осколков… чую… внемлю… Воскреснет чувственный пожар!

Целую жадно, как летаю:

«Спасибо, Господи, за всё!

Прости, что грешен… знаю… знаю… Но повтори пожар... ещё…»

Тихонечко… небрежно… полусонно… Брожу по уголкам волшебных губ… У вкуса счастья не бывает клонов… Зачем нам лабиринты медных труб?

Азарт в крови… любовные болячки… Упрямство споров… гасит только ночь… Мы привыкаем жить в безумной скачке… И только время в силах нам помочь… Рассеянно… раскованно… устало… Целую пальцы и смотрю в глаза… Как мне забыть, как ты вчера ласкала?

Как изгибалась?.. Молнии… Гроза… Ещё вина?.. Немножко, по глоточку… Камин горит… но осень за окном, А солнца луч не попадает в точку… Не согревает, бегая хвостом… Была ли ночь? Тропиночки мгновений Плели сценарий боли и любви… Принцесса – ты… а я – обычный гений… Но в небе были вместе… хороши… Альманах «Чувства без границ» №9, Я верую в тебя… и ошибаюсь… Но не желаю сердцем управлять… Ещё чуть-чуть по самому по краю… Испить, сгореть, но до того летать… Законченность Любви? Каприз? Причуда?

Усталым взглядом нелегко играть… На донышке дурманом вера в чудо… Другое что-то не желаю знать!

Я верую в тебя… больной фанатик… Таких, как я, сжигали на костре… Потеха черни… развлеченье знати… И просто удовольствие… тебе… Твоё имя в моё вплетено поцелуем… Без тебя не могу… Повторим и чуть-чуть поколдуем?

Если звёзды танцуют, то ночь страстью права… Ты – волшебное зеркало… Буду – оправой… Моё тело в твоём до утра растворится… Без тебя я – не я, а вдвоём мы, как птицы… Воздух пряно пропитан… Свет ласки – отрава… Ты – волшебное зеркало, я лишь оправа… Изымается звук… в нарушение правил… Я себя превозмог… и в губах твоих плавил… Выпивая испуг от гармонии тела… У симфонии – слух…У души – плоть и вера… Твоё имя в моё вплетено поцелуем Искушением воздух пропитан… июль… аллилуйя… Даже если гроза дни и ночи коктейлем смешает, Прилечу, егоза… одиноким последним трамваем… То ли просто не выбран лимит сопричастья… То ли просто полёт… ощущение боли и счастья… Неразгаданность линий… проблема прилично расстаться.

Ах, волшебное зеркало… Черти не снятся?

Игорь Ковалёв, Россия, Москва По тебе я скучаю, ты знаешь… От тебя только не устаю… Сам себе невзначай проиграю… Полюблю… Без тебя я пустыня… конечно… Два глотка и появится сад… Ты моя западня… бесконечность… Говорят… И неважны изгибы пространства… Ночь прозрачна… прожилки из звёзд… Легкомысленна боль постоянства… Передоз… По тебе я скучаю упрямо… И, пьянея в бесстрастных глазах, Прыгну в небо… я видел там замок Весь в цветах… Я знаю путь… и что мне ждать в конце… Как боль с тоской сплетаются в косичку… Когда теряется и свет, и цель… Вкус земляники выльется в привычку… Я знаю… Платье дважды – нет!

А как же я в повторах поцелуев?

Ты сладко врёшь, что я твой дивный свет… Чуть правды есть – и славно, аллилуйя!

Я знаю женщин… может, как никто… Поэтому и верю в бесконечность Нюансов… классное кино… Как жаль, что время так бесчеловечно!

Морщинке каждой посвятить роман Хотелось бы… но сил судьбе не хватит… Закрой глаза… давай продлим обман… Вернув одежды нежности и стати… Вкус земляники… жадное дыханье… Как близко небо в ветрености глаз… А где ещё? Пусть рухнет мирозданье… Глоток воды скрывающей алмаз… Альманах «Чувства без границ» №9, Из страсти возникает свет Любви, подобной урагану, Или симфония монет Для тех, кому ложь по карману… Из света возникает ложь, Когда на солнце смотрят лево… Но совесть страстью не тревожь… Напомни всем: ты – королева!

Ты сможешь… ты умеешь лгать… Неважно то, что – нелюбима, Ты честная… крутая блядь… В тумане чувственного сплина Из страсти вытекает свет… В болото утекает похоть… Любовь? Неважно сколько лет… Хочу… но нету сил для вдоха.

Возможно, просто обгорел… Возможно, не подстраховался… Взрываю утро танцем тел… Осколки брошенного вальса Чуть заморозят… у костра… Где наша чувственность беспечно Нашла огонь и дым костра, Горящего беспечно вечно… Но боги знают эту дрожь, Но не смеются… не играют… А против шерсти плавить дрожь К чему? Овчинку проиграешь… И выправив ухмылку скул… Шепчу Любви: вернись на место… Разломан стол… напуган стул… И аллилуйей – тили-тесто.

А что цикады?.. что дожди?

Есть цель… в беспечности упрямства… Чуть лю… тебя, а дальше мзды… За расслабуху и дворянство Пообещать накрыть столы… И недодать... остаться голым… Игорь Ковалёв, Россия, Москва В разрухе быта и судьбы… Не выделять свой крик из хора… Привыкнуть ползать муравьём… Дышать в пол-лёгкого подпольно… И знать, что совесть скрыть рублём Гламурно и вполне прикольно… И дальше выкормив петлю...

Пойти на грех, не сомневаясь… А может, всё же не в тую… А может, испарится зависть… К делам… к мечтам… к глотку росы… К ненайденным в любви ответам… Неважно с кем… не столько ты… Вина, как истины и… света!!!

Ты – девочка, а я – кобель!

Заметь – кобель, не извращенец… А поперёк законов сель Любви… как пульсом: «Эни… Бени…»

Считалки сдохнут… Шелест звёзд… Расправа чувств устало дремлет… Наивно прыгнуть в омут грёз, Где сказки восемь раз в неделю...

И отдышавшись… Осмотрясь… Дворянски гордо дую губы, Рисую чувственную вязь И знаю… завтра всё забуду… И верю: всё равно простишь Мою гордыню и свободу… А жажду неба не проспишь… Упрямо будишь дуть на воду, Мазуркой бьющейся посуды… Пока не возродится свет… И без посредника – Иуды, Альманах «Чувства без границ» №9, Сольёмся радугою в дождь… Сотрём границы снов и правил… Будь мне богиней… Просто вождь… Я чувственность твою расплавил И жадно вылил на себя Огонь дышащего металла… Смотрел в глаза и врал, любя, Пока моею ты не стала… А дальше сам попал в капкан И захлебнулся зноем плена… На шее царственно – аркан, И наважденьем – КОРОЛЕВА!

Ты – женщина!.. Иначе как?

Иначе света нет в оконце… Обыденность… и блюз не в такт… Но тает тьма… Танцует СОЛНЦЕ!!!

И полуобмороком – лето!

И полупраздником – Любовь!

Душа гетерою раздета, Но пьёт огонь и бесит кровь!

Я пригубил тебя… и мы застряли… Кто знает вкус любви, мой бред поймёт.

Порой – эстет… Порой – рубаха-парень… Но под губами солнцем тает лёд… Я пригубил тебя… И послевкусие… На нёбе тает… свет Любви неся… А у реки есть дельта и есть устье.

А у тебя… есть – я… Открылось… я могу – изысканно и тонко… Я пригубил… течение несёт… В мужчине непосредственность ребёнка...

Твой пульс… убьёт… Юрий КОВИНСКИЙ Б Е Л А Р У С Ь, Минск О ТИШИНЕ...

Для кого – пожаром муки Неизбежностью разлуки Выжигаешь изнутри, Затмевая свет зари Чернотою леденящей, Одиночеством казнящей Так, что замирают звуки, Осыпаясь пеплом скуки.

Для других – рекой сомнений, Безбережьем сожалений Разливаешься порой, Унося ко дну покой.

Гладь твоя обманом дышит, В толщине беду колышет, От изменчивых течений Веет ветер искушений.

Для меня же ты – отрада:

Ожиданьем звездопада, Серебристостью луны, Плавишь грусти валуны, Сад мечтаний освещаешь И надеждой окрыляешь.

Не возьмёт врасплох досада!

Не познает муза хлада...

Альманах «Чувства без границ» №9, ЛЮБОВЬЮ ДОЛЖЕН ОПРАВДАТЬСЯ – С меня довольно! Я устала! – Душа мне как-то раз сказала.

– Устала быть тебе служанкой!

По совмещенью квартиранткой!

Жизнь без любви – не жизнь, а мука!

Опустошил! Какая скука!

Ты – трус! Ничтожество! Не воин!

Иметь меня ты не достоин!

Коль будешь дальше издеваться – Со мною можешь ты расстаться!

Покину непременно бренность!

Прости за эту откровенность.

Хочу свободою упиться И жизнью! Просто веселиться!

Мечтам хочу легко отдаться!

И предрассудков не бояться!

Любви хочу я не киношной!

Не показной, противной, тошной!

Такой, чтоб грела ежечасно, Владея сутью полновластно!

Чтоб вывернула наизнанку, Опорожнив судьбы лоханку.

Чтоб, чистотой хрустально-снежной Укрыв, томила в неге нежной.

Чтоб смыслом жизнь обогатилась!

И твердость духа возвратилась!

Чтобы счастливо улыбался!

И предо мною оправдался...

Юрий Ковинский, Беларусь, Минск ОН И ОНА И сказал Бог: да будет свет.

И стал свет...

Он и Она – нелепая случайность?

Покоит истину небес простор.

Он и Она упрямы, как реальность, Горит страстей нешуточных костер:

“Я всех главней – всему первоисточник!

Не просветлеют без меня умы!

Я мироздания первопроходчик!” “Как бы не так! Да ты возник из тьмы!

Не будь меня, откуда бы явился?

Так что о первенстве не говори!

Сначала я! Ведь мною мир покрылся Задолго до рождения зари!

Я колыбелью для тебя стелилась, Я пеленала, нянчилась с тобой, Я первой на лучи твои воззрилась, Так что уймись! Обязан мне судьбой!” “Да про тебя бы просто не узнали, Кабы не я! Я – вечности архив!

Забвения бы кандалы сковали, В темницу отреченья заточив.

Ты сущность обрела моим стараньем:

О доле сгинуть в бездне упредил!

Должна рассвету ты своим признаньем:

Первопроходец свет тебя открыл!” “А я...”, “А ты...” – трещат без передышки, Казалось бы, остыть давно пора...

Он и Она – вселенской искры вспышки От пламени предвечности костра...

Альманах «Чувства без границ» №9, ПРОЩАЙ! ПРОСТИ!

Плелась тропа куда-то, спотыкаясь, А подле бренный мир шагал, И донимала память, возвращаясь Туда, где я любовь познал.

Рассветы там зарёю умывались, Обласканные теплотой, – Росинками надежды проливались, Любуясь правды чистотой.

Там золотые дни в огранке счастья Сверкали радостью в сердцах, А шелуха житейского ненастья Сгорала в нежности лучах.

Какие вечера там песни пели, Присев к закатному костру.

В распевах звёздных губы пламенели, Отсвечивая за версту.

Жизнь ликовала, балуя удачей, С горой на всё хватало сил, И кровь бурлила юностью горячей, И я любил! Любил! Любил!

«Люблю!» – насвистывал мне ветер шалый.

«Люблю!» – журчала мне река.

«Люблю!» – подхватывал состав усталый, Меня признав издалека.

Вселенной всей, казалось, будет мало, Чтоб уместить любовь мою, Но зрело, наливалось ядом жало, Власть чуя скорую свою.

Юрий Ковинский, Беларусь, Минск Оно из подворотни тёмной ночи Змеиным холодом вползло:

Остыли ненаглядной сини очи, Свинцом выплёскивая зло.

И выстудились, инеем покрылись Все наши зорьки до одной, И чёрной бездной звёзды затворились, Черкнул закат: «Прощай, родной!»

«Прощай! Прости!» – взвыл ветер, сострадая.

«Прощай! Прости!» – неслось с реки.

«Прощай! Прости!» – мне душу надрывая, Рыдали в трауре деньки.

Любовь ушла. Не заживает рана, В воспоминаниях саднит, И значит, рано отпеванье! Рано!

Сердечный колокол звонит...

ХРИСТОС ВОСКРЕС Нетленным заревом пылает поднебесье, Сливаясь с радостью сияющих очес.

Сбылось! Сбылось речение – Христос Воскресе!

Поправший смертью смерть – Во истину Воскрес!

Повержен искуситель змий – отродье бесье!

Хвала Создателю – Вершителю чудес!

Восстав живым из ада тьмы – Христос Воскресе!

Отмщён Адам – в Раю! – Во истину Воскрес!

Тебе, Владычице Любви – Богоневесте:

В молитве скромной ненадуманных словес – Благодареньем в Светлый День – Христос Воскресе!

Спасённых вторит сонм – Во истину Воскрес!

Альманах «Чувства без границ» №9, НЕ ПОКИДАЙ, ЛЮБОВЬ, НЕ ПОКИДАЙ Не покидай, любовь, не покидай!

Не говори холодное «прощай!»

Мне жизни без тебя не станет:

Мир обесцветится, завянет...

Свершиться этому не дай!

Не покидай! Не покидай!

Мне страшно от предчувствия беды, Забвения к ней тянутся следы...

Ты тлела, тихо угасала, Пока золой седой не стала:

Оставил о тебе труды – Горьки беспечности плоды.

Хоть недостоин я, попытку дай!

Попытку воскресить не отвергай!

Дай искорку святой надежде!

И разожги огонь, как прежде!

И жару пылкого поддай!

Не покидай! Не покидай!

«ОТЧЕ НАШ» ГЛАГОЛЮ «Отче наш» глаголю наизусть, А в душе клубком змеиным грусть Улеглась под сердцем, омрачая, Отрешенья холод источая, Отравляя сущность ядом смерти, Вычеркнув из жизни круговерти...

«Отче наш» устами шевелю:

Покаянье дай! Тебя молю!

Из груди моей исторгни змея!

Душегубца-аспида-злодея.

Не дозволь вражине наслаждаться!

Над твоим творением надругаться...

Юрий Ковинский, Беларусь, Минск «Отче наш» – коленопреклонюсь И крестом Христовым осенюсь:

Господи! Прости, прими молитву!

И благословив, возглави битву!

С гадом драться да не устрашусь!

Грусти вопреки – возвеселюсь!

«Отче наш» глаголю наизусть...

ПОКА ЕСТЬ ВРЕМЯ Пока цела ещё завеса в Божьем храме, И не померкло солнце в час шестой.

Пока покоится Голгофа за горами, И Лобного пятак пока пустой.

Пока не отдан палачам на казнь Пилатом, И не познал пока смертельных мук.

Пока теплится, не угасла жизнь в распятом, И «Боже Мой!» не резануло слух.

Пока не пригвождён к кресту – причтём к злодеям, И не в багряницу пока одет.

Пока не до венца тернового евреям, И от шипов не зрим кровавый след.

Пока «Распни Его! Распни!» – не раздаётся, И в очи, побивая, не плюют.

Пока Иудою Христос не предаётся, И тридцать сребрянных пока куют – Одумайся! О Человек! Пока есть время, И не пролей Божественного кровь!

Прими смирения, пока не поздно, бремя!

И в сердце сохрани Христа любовь!

Альманах «Чувства без границ» №9, СУМЕРЕЧНОЕ Улиц предсонное предвоздыхание, Форточки жиденький всхлип, Наспех молитвы свечное шептание, Нервов накрученных скрип...

Сумерек стелющихся какофония В память почившего дня Ночи грядущей слагает историю, Сны отогнав от меня… Звёздная роздумь роится в предлунности, Сладок мечтаний нектар.

Новые рифмы в накатах безумности Ищет сердечный радар...

ГРЁЗЫ Мне повезло, что в поросли дремучей жадных чувств От змея жалкого влаченья увернулся, Что яд обыденности слога не коснулся, Когда, спасённый музой, с сильной жаждою безумств, Я в грёзы, ждущие рассвета, окунулся.

Здесь замирает времени безжалостный отсчёт, Утратив властвующий лик, явь отступает.

Туман... Но что это клокочет и сверкает?

Что одержимостью переполняет и влечёт?

И мукой страстною постичь не отпускает?

Прорвав плотину бренности мирского жития, Сметая на пути к свободе заскорузлость, Глухих глаголов докучающую грузность, Раскрепощённой вольности потоками струя Вбирает образности хлынувшей разгульность.

Юрий Ковинский, Беларусь, Минск Низвергся незатейливый мирок шаблонных форм, Да здравствует воображенья ненасытность!

Ликуй же красок непорочных первобытность!

Не унимайся, буйствуй, дерзких бредней дикий шторм!

Порадуй свежестью ядрёной, самобытность!

Не чудо ль это – в запредельность бытия отбыть?

Покинуть плоть, душой воззвавшей обнажиться И там, в предвечности, в стихиях воплотиться:

Зарёй багряной вспыхнув, по полудню не остыть, Жарою жалящей дождём златым пролиться;

Разнежась, с упоеньем перламутром возлежать На бирюзовых копнах бездыханной кущи;

И данью обложить эфир вялотекущий – Стремглав кочевьем грозных исполинов набежать, Юдоль земную разоряя тьмою-тьмущей;

Не поделив владенья, бранью небо сотрясти, Из ножен выхватив клинки, храбрясь, сражаться И в бликах сталью искромётной извиваться, Разя соперника, свинцовый панцирь разнести, И празднуя, раскатом хохота раздаться;

Или ершистой зыбью по атласу трав скользнуть, Пролётным ветерком по-над лужком сигая, Али с невестушкой июньскою взыграя, Духмяностью черемушки, пьяня, благоухнуть, А то лицо щипнуть, студёным набегая...

О, сколько дивного таит предвечный мир стихий!

Обязан Музе в запредельность посещением, На то ниспосланным безумным вдохновением;

Не будь бредовой сочности – увяли бы стихи!

И не манили б грёзы чуда предвкушением.

Альманах «Чувства без границ» №9, ТУМАН НАД ОЗЕРОМ Светлой памяти трагически погибшего в тумане А. Фризена посвящается Клубами дымки озеро обвилось.

Рассвет запаздывал, увязнув, отставал.

Луна за тучи, съежась, закатилась, Беззвёздностью безлика – чуть теплилась, А после вовсе студень мрака засосал.

Ни зги не видно, тут уж не до шутки, Мошкой вонзающейся морось мельтешит:

То дикой вдруг прикинется голубкой, А то продрогшей грязно-серой шубкой По прелости заиндевевшей прошуршит.

Соскальзывая со стены кромешной, Слюдой наслаиваясь по всему пути, Лепила наледь западню неспешно Для жертвы, будущей и неизбежной.

Лепила так, чтоб ни проехать, ни пройти.

Отравленное сырью приозёрной, На землю небо бездыханное сползло, Лишённое прозрачности стекольной, Несчастьями грозя округе сонной, Непроницаемым желе обволокло.

*** Туман взвалил на мартовские дроги Распутицей оставленную кладь:


Обглоданы коварной мглой, безноги, Слепые – непроезжие дороги, Тропиночек обрубки им под стать.

Милада КОНДРАТЬЕВА С Ш А, Стамфорд, шт. Коннектикут СТАЛА ЛЮБИТЬ ОДИНОЧЕСТВО Я стала любить одиночество И стала ценить тишину.

Нашла неплохую обочину С неспешностью томных минут.

А мимо машины проносятся, Бессмысленно люди бегут, Ко мне на ночлег не попросятся И дружбы не уберегут.

И так мне по вкусу бездействие, И так по душе пустота, Что нету желанья невеститься И вновь вечера коротать С людьми, мне душевно неблизкими, В притворстве и с ложью в родстве, Что ценят манерность и выспренность, Стандарт принимая за свет.

Обязанность долженствования Мне больше уж не по нутру.

Со лба липкий страх наказания, Как пот, рукавом оботру.

Стучите, звоните, преследуйте, Вам двери я не отворю.

Недоумевайте несведуще – Я трубку свободы курю.

Альманах «Чувства без границ» №9, ПОИСК Поиск выхода на ощупь в темноте, Как обычно, начинается борьбой.

Небывало велико по простоте, Есть заданье – тупо биться головой...

Чем закончится такой эксперимент, Некто думать разрешенья не давал.

Но в торжественно-волнующий момент Появляется наружу голова.

Поиск соски, материнского лица...

Руки тянутся – таинственный объект...

И хватательных движений отрицать Трудно значимость. Но почему конфет Не дают?! Обидно-горько аж до слёз.

Запрещеньем рана сердце обожгла.

И постигнуть не дано. А вывод прост:

В жизни нет прямолинейности ствола.

Поиск нового – открытия влекут.

Каждый день приносит больше, чем желал.

Но познание – такой тяжелый труд, Не находится уместный ритуал.

Рамки общества назойливо-жестки.

Цель – лазеек поиск, обходных путей.

Появились сразу хитрости ростки, Как три трети сотворить из двух третей.

Удовольствий поиск продолжать готов.

Их изведать не хватает жизни всей.

Длинен перечень запретности плодов, Не отделаться от въевшихся цепей.

Милада Кондратьева, США, Стамфорд Вот партнёра поиск, родственной души.

С одиночеством пока ты не знаком.

Только время вдаль уносится-бежит...

И венчает чувства запертым замком.

Поиск смысла – в этой вечной суете.

Избежать непринадлежности себе Не получится, коль ты в одном гурте Со знакомыми, родными... И терпеть Несвободу – крест заплечный – на века Выбираешь. И покажется на миг, Что искать уж больше нечего, пока Не поймёшь, что к безысходности привык.

Поиск доктора – понять бы, что живой… И горстями пьёшь таблетки каждый день.

Поиск тактики, ведь свой последний бой Нежелательно закончить как мишень.

Пусть поверить трудно – вышел из пике.

Понимаешь, что иллюзиями жил.

Поиск света на далёком маяке, Что мечту твою из детства застолбил.

Поиск средств на воплощение мечты.

И щемящее желание любить, Отогреться от тотальной мерзлоты.

Не согнуть его, внутри не утаить.

Поиск просто долгожданного конца, Что началом обернётся. Океан Принимает утомлённого пловца, Чтобы ввергнуть в новoй жизни ураган.

Альманах «Чувства без границ» №9, МНЕ НЕ ЖАЛЬ *** “Our lives are defined by opportunities, even the ones we miss”.

(Film “The curious case of Benjamin Button”) “Наши жизни определены возможностями, Даже теми, которыми не удалось воспользоваться”.

(Фильм “Загадочная история Бенджамина Баттона») *** Мне не жаль моей жизни – Я видела много.

И не жаль мне здоровья – Я с детства больна.

Я жалею о всех неотправленных письмах, Ненаписанных строках, О забавах с любовью И неотдыхе в снах.

Мне не жаль мою душу – Никто не безгрешен.

И не жаль моё тело – Нет, всё-таки вру.

Я жалею о шансе, который упущен, Близком, что обесчещен, Правде, что устарела, Злобе жизни в миру.

Мне душевных контузий Не жаль – просто больно.

Не страшит лет потеря – Ведь я не стара.

Я жалею, что годы, действительность сузив, Обратили град стольный И приветливый берег В щепу от топора.

Милада Кондратьева, США, Стамфорд Мне не жаль моих планов – Их сменят другие.

И себя неродную – Нет смысла жалеть.

Я жалею людей, повзрослевших так рано, Как и я. Веры в гибель И томления всуе Им не преодолеть.

Ну а так ли уж важно – Что вызовет жалость?

Каждый право имеет На жалость свою.

Только нас по рукам и ногам оно вяжет, Потаённых касаясь Углов и отметин, Трансформируя даже святого в судью.

ОТСТУПНИЦА «Никто, в наших письмах роясь, Не понял до глубины, Как мы вероломны, то есть – Как сами себе верны».

Марина Цветаева Говорят, что она отступила от веры И послала подальше досужие сплетни.

Говорят, её муж у неё был не первым, А любимый мужчина всегда не последним.

Говорят, что она предала идеалы И из правил могла отыскать исключенья, Из застенков и тюрем на волю бежала Даже жизни ценой иль ценою презренья.

Альманах «Чувства без границ» №9, Говорят, что она не дружила с моралью, Как законом, написанным кем-то для быдла, Не прощала предательства ближним и дальним, А неискренность ей больше тлена претила.

Говорят, что она наплевала на принцип, Беспринципностью гибкость в себе утверждая, И под дулом ружья не смогла б возвратиться В иллюзорное прошлое, бывшее раем.

Говорят, что имела отвратный характер:

Сумасбродна и взбалмошна, даже капризна.

К дню рождения, как к оскорбительной дате, Относилась, подарков не делая близким.

Говорят, что была она экстравагантна, Не в одежде с манерами, больше – в сознании, На котором зазубрины были и пятна От забот и событий, случившихся ранее.

Говорят: для души ей никто не был нужен.

Одиночества поиском опьянена, И с собою свести не сумела бы дружбы, И себе не могла оставаться верна.

ТЕЛЕСКОП Отпою пахиниду по всем неудачам, Оболею надеждой несбывшихся снов И запру в музыкальный коралловый ларчик Все обиды свои на ажурный засов.

А потом наведу объектив телескопа На туманность романтики, звёздную смесь И пущу свои мысли свободным галопом, Чтоб за новой мечтою угнаться успеть.

Милада Кондратьева, США, Стамфорд По дороге мне встретятся лунные тени, Что меняют и форму, и запах, и цвет, Превращая в канву невесомых падений Нелетучий и консервативный объект.

А среди откровений безбрежных галактик Я оттаю душой и впитаю сполна Мудрость и остроту всех конфессий и практик, В мирозданье проникнув до самого дна.

И омывшись росой от комет конденсата, Обновление дав каждой клетке ума, Я бесстрашно шагну в неизвестное завтра, Где сплетётся идей и начал бахрома.

Мы с Вами встретимся. Теперь уже случайно.

Туда где Вы, билетов в кассе нет...

Александр Новиков А нашей встрече не поможет даже случай – Туда, где Вы, от нас не ходят поезда.

И смысла нет хранить набор из пыльных чучел В надежде, чтобы лого память не предаст.

Никто из нас уже не сделает попытки Найти возможность возвратить последний миг.

Ко дню рожденья незатейливой открытки Ни Вы, ни я не отошлём. Наш дух постиг Другие истины, другие измеренья.

И даже тени сожаленья больше нет.

Но почему всё также нет во мне сомненья, Что если б я могла, купила бы билет?

Альманах «Чувства без границ» №9, НЕ ГОВОРИ, ЧТО ТЫ УСТАЛ И. Б. посвящается Прошу, не говори, что ты устал.

Прошу, не опускай со вздохом руки.

Пускай улыбка – фальшь, пустой оскал, И у преддверья ночи рвутся звуки.

Прошу, не говори: «Стихи глупы, И смысла нет в том, что мы так искали».

Я не сверну с намеченной тропы, Пусть даже все мои друзья отстали.

Прости, что мне придётся продолжать Тот путь одной, когда ты не захочешь.

Я не могу, я не умею вспять.

Я с каждым годом становлюсь всё жёстче.

Я верю в то, что мир из наших уст Дыхание и силу получает.

А потому улыбкою добьюсь Того, что он мне не предназначает.

А потому его я обману И притворюсь счастливой и успешной, И злоключений не вменю в вину, И в смерти душ не упрекну, конечно.

Ну а потом поверю и сама, Не зря ж так долго я очки втирала...

Найти бы только наглость в закромах – Её при этом надо мне немало.

Владимир КОРНИЛОВ Р О С С И Я, Братск СЕНОСТАВ Здравствуй, лето мое падунское!

Смех и песни под щебет птах – Здесь раздолье лугов июньское!

Шаг упруг и широк размах.

Здравствуй, лето моё падунское!

Смех и песни под щебет птах!

Здесь раздолье лугов июньское, Шаг упруг и широк размах.

Косы тонко над лугом тенькают.

Дали вызвонил сеностав.

Косари, как ватага Стенькина, – В этом буйном разгуле трав… Небо светится синим донышком, Распогодилось – знай коси!

Сверху огненной птицей солнышко Сторожит сеностав Руси.

ПИСЬМО КОРЧАГИНОЙ КСЕНИИ День Вам добрый, москвичка Ксения!

В стольном граде, поди, капель, Растрезвонились дни весенние?

…А в Сибири – опять метель.

Вновь завьюжило над сугробами – А сугробы у нас до крыш… С Иннокентием* нынче оба мы От забот отдохнем, глядишь.

…Перед Пасхой отбелит вьюгами В наших душах и ржавь, и гнусь.

Все невзгоды осилим с другом мы – Ради веры в Святую Русь.

* – друг и собрат по творчеству Иннокентий Медведев Альманах «Чувства без границ» №9, ВЕСЕННИЕ МЕЛОДИИ Весна хмельной нежданной страстью Вдруг ворвалась в людскую кровь, – И стала бедствием, напастью – Нас опьянившая любовь.

…Мальчишки, ошалев от счастья, Пускают в небо голубей.

И даже частые ненастья Не портят радости моей… С зарёй проснувшись, жаворонок Весенней радостной порой Зальётся песнею спросонок Над лучезарной Ангарой.

Его подхватят птичьи трели, Нарушив будничный уют.

…Нам вновь, как звонкие свирели, Ручьи до полночи поют.

ДЕРЕВЕНСКИЙ РАССВЕТ Еще звёзды не все погасли.

Зори тихо за лесом спят.

Дремлет сумрак над старым пряслом И над играми жеребят… Спят натруженные дороги.

Спит деревня, устав от забот.

Полуночница-выпь в тревоге Громко всхлипнет и обомрёт… Пахнет клевером, спелой вишней.

Тишь рассветная хороша.


В час такой на озёрах слышно:

Карпы плещутся в камышах.

…А петух и сквозь дрёму слышит:

Подступает зари огонь.

Встрепенётся, взлетит на крышу И растянет свою гармонь.

Владимир Корнилов, Россия, Братск РУССКИЙ ГОВОРОК Зимним утром снег певуч и звонок – Каждый шаг озвучен каблуком.

Жители сутулятся спросонок, Освежая души холодком.

…И, вливаясь в зарево проспектов, Потекут безудержной рекой.

Тут порою не до интеллекта, Окунувшись в кипяток людской… Кто-то обожжётся грубым хамством, Кто-то преподаст ему урок.

… Целый день морозное пространство Оживляет русский говорок.

В АВГУСТЕ Какое согласье в Природе – Умиротворения дух?!

Недаром у нас в огороде Расцвел в эту пору лопух.

…Отшельник, отвергнутый всеми, Познал он и тяпку, и плуг… Но в августе гордое семя – Лазоревым вспыхнуло вдруг.

И эту улыбку Природы Случайно увидел поэт, В заросшем углу огорода Заметив лазоревый цвет.

И он восхитился растеньем, Хоть с виду лопух неказист, Но нежное в бликах цветенье Стихами просилось на лист.

…И пасынок жизни суровой – Земли горемычная соль – Восславлен был праведным словом За все его муки и боль.

Альманах «Чувства без границ» №9, ДЕНЬ РОЖДЕНЬЯ ГАРМОНИСТА Клуб закрыт, и закрыт сельсовет:

Все к Степану спешат на обед.

На столах разносолов не счесть.

Выпил чарку – и есть чем заесть… Расплескалось веселье вокруг От гармони, зовущей на круг.

Даже бабки – Степана родня, – Подбоченясь, поют у плетня:

«Я младою задорной была, Самой первой плясуньей слыла.

Выйду в пляс, крикну: шире края!

Ох, ты, хонька-махонька* моя!»

...Трое суток село ходуном – Пьют и пляшут – согреты вином.

Праздник душу Степана объял, Широко он, по-русски гулял – У гармони осипли меха, Женщин чуть не довёл до греха:

Каждой словно подлил кипяток;

Не смолкает лихой топоток.

Пыль столбом, и, как бубен, земля.

А Степан выдаёт кренделя!..

… Дед Егорий, Степана хваля, Пел на дудке, народ веселя.

Сам приплясывал музыке в такт – Видно, раньше плясать был мастак:

Глянь, как ходит под дедом скамья!

“Ох, ты, хонька-махонька моя!”... Покидая веселия круг, Все остынут не враз и не вдруг:

Есть у праздников мера своя.

“Ох, ты, хонька-махонька моя!” *Хонька-махонька– диалектное выражение, под которое в Сибири исполняют плясовые песни.

Надежда ЛАСТОЧКИНА Р О С С И Я, Чехов КАК МНЕ ЭТО ПОСТИЧЬ Куда катится мир?.. Как мне это постичь?

Где же мне отыскать на вопросы ответы?

Свою жизнь возводила... кирпич на кирпич, А потом в одночасье вдруг рухнуло это...

Всё, что было святыней, вдруг стало плохим, Так на чём же теперь нам воспитывать внуков?

И кому приписать эти наши грехи?

Кто оценит всю низменность наших поступков?

Оглянись-ка кругом: нет вокруг ничего, Нет колхозов давно... да, и землю не пашут...

На огромном лугу... три коровы всего...

Нам потомки за это спасибо не скажут… На полях, где когда-то пшеница – стеной, Там одни ковыли... да бурьян «колосится».

А еще там возводят дворцы... Боже мой!!!

Да такие дворцы... что во сне не приснится...

Нет заводов и фабрик... нет детских садов, Умирает деревня... спиваются люди...

Сколько б я не писала таких вот стихов, Только легче от этого, точно, не будет.

И живешь в мире страха: наркотики... ВИЧ...

И не знаешь: дождешься ли завтра рассвета?

Куда катится мир? Как мне это постичь?

Где же мне отыскать на вопросы ответы???

Альманах «Чувства без границ» №9, Я ТВОЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ Я твой ангел-хранитель, тебя охраняю незримо, И, спасая от бед, на коленях молитвы шепчу, Это трудно понять и, наверное, необъяснимо, Только я за тобою невидимой тенью лечу!!!

Охраняя твой сон, чуть дыша, я стою в изголовье, Укрываю от бурь, от дождей, от ненужных разлук, В холода – согреваю своею горячей любовью, И стараюсь смягчить отголоски от жизненных вьюг!!!

Если жизнь захлёбнется однажды отчаянным криком, И рассеянный взгляд упадёт на взведенный курок, Я тебе подскажу в лабиринте запутанном выход И дам силы тебе, чтобы сделать последний рывок!!!

И сейчас, когда строки мои осаждают тетрадку, И любовь, торжествуя, сплетает сонеты из слов, Я твой ангел-хранитель и знаю: всё будет в порядке, До тех пор, пока жить во мне будет святая любовь!!!

КОГДА ГОРОД УСНЁТ Когда город уснет под крылом опустившейся ночи, Когда в сердце стрелой отзовётся холодность постели, Я заплачу опять... оттого, что года пролетели, Оттого, что уже ничего не вернуть... между прочим...

Память вздрогнет от слёз и взметнётся встревоженной птицей, И, нарушив запрет, полетит к облакам в ритме танца, Сколько раз запрещала себе я туда возвращаться, Только память, невольно, опять нарушает границы.

Я у памяти, годы, как будто взаймы, покупаю, Как во сне вижу наши с тобою счастливые лица, В книге жизни листаю опять за страницей страницу, И опять без меня поезда... поезда уезжают...

Ты поймёшь... но потом... что так много с тобой не успели.

О тоске моей этой... прочтёшь, невзначай, между строчек… Когда город уснёт под крылом опустившейся ночи, Я одна не усну, ощущая холодность постели....

Надежда Ласточкина, Россия, Чехов ПРОДАЙТЕ БИЛЕТ МНЕ В СЧАСТЛИВОЕ ЗАВТРА Продайте билет мне в счастливое завтра, Где нет ни тоски, ни печали, Где радуга прямо с Востока на Запад, И солнце играет лучами.

Где птицы поют, и в раскрытые двери Врывается ветер все чаще, Где я в настоящее счастье поверю – Без лжи, без обмана и фальши.

Где нету измен и не знают разлуки, Где жизнь не считают игрушкой, Где нет ни тоски, ни страданий, ни муки И рядом холодной подушки.

Продайте билет мне в счастливое завтра, Я средств не жалею на это...

Но только ложится на стол та же карта, И тот же вопрос... без ответа...

КАК БУДОРАЖИТ АРОМАТ ЖАСМИНА Как будоражит аромат жасмина, И ива, что склонилась над рекой… А есть ли где-нибудь такой мужчина, Способный стать мне каменной стеной?

Кругом так много одиноких женщин, И я такая же... одна из них.

Где тот мужчина, что судьбой обещан, Из деревенских или городских?

О сколько одиноких... не влюблённых, Отчаявшихся счастье обрести, Всё ищут своего средь миллионов, И неизвестно: смогут ли найти...

Как будоражит аромат жасмина, И ива, что склонилась над рекой, А есть ли где-нибудь такой мужчина, Способный стать мне каменной стеной?

Альманах «Чувства без границ» №9, Я ПРОСНУСЬ СЕГОДНЯ УТРОМ Я проснусь сегодня утром, Распахну все окна настежь, И подумаю... как будто Я сейчас впускаю счастье, Пусть влетит ко мне в квартиру Через окна или двери, Сообщу об этом миру, И сама в него поверю.

Все, что было... я забуду, Память наглухо закрою, Я приравниваю к чуду, То, что встретились с тобою!!!

Эту ночь волшебной страсти Я у Бога отмолила, Это маленькое счастье, Я, надеюсь, заслужила!!!

И летим с тобой отсюда, Взявшись за руки, вдвоём...

...Как же жаль, что это чудо, Было только сладким сном!!!

Допиваю бокал одиночества – Наливаю бокал любви!

Мне сегодня грустить не хочется!

И прошу Бога: благослови Этот день, когда мы повстречались, Этот час, когда руки сплелись!

Пусть не всё и всегда получалось, Но на то, ведь, она и жизнь!!!

Может, встреча наша – пророчество?

Ну, и пусть... да хоть как назови, Допиваю бокал одиночества – Наливаю бокал любви!!!

Надежда ЛЕВИНА И З Р А И Л Ь, Бней Айш ОСЕНЬ Распустила осень паутину.

Раскидала нити в волосах.

Краски лета на лице сгустила.

Чуть померк огонь в моих глазах.

А душа все та же, молодая.

Просит счастья, радостью искрит.

От мужского взгляда замирает, От улыбки тает и щемит.

Я прошу у осени отсрочку:

– Подожди! Не надо. Неспеши.

Подари мне сладостную ночку.

И даруй мне солнечные дни.

Дай мне насладиться этой жизнью.

Дай любимой быть ещё чуть-чуть.

Не спеши подрезать мои крылья.

Задержись. Задумайся. Забудь.

Осень улыбнулась мимоходом И сказала с грустью: «Так и быть!

Бабьим летом в ярком хороводе Лето ты успеешь проводить».

Альманах «Чувства без границ» №9, Я ЛЮБЛЮ СМОТРЕТЬ НА ОЛИВЫ Я люблю смотреть на оливы.

В каждом дереве вижу себя:

То смотрю на мир горделиво, То согнулась, над кем-то скорбя.

Вот бреду опять по пустыне, Как две тысячи лет назад, В бирюзово-лазурной сини, На восток устремив свой взгляд.

Вот я, старый, седой, согбенный, Средь детей и внуков сижу.

Я несу в себе дар бесценный:

Я их всех больше жизни люблю.

Здесь я – юная стройная дева.

Распустила косы свои И смотрю на свет так несмело:

Что там ждёт меня впереди?

Вот я, руки поднявши к небу, У Творца защиты прошу:

«О Всевышний! Ну, где ты? Где ты?

Пошли мир на Землю твою!»

Видишь? Здесь я – измученный странник.

На минутку прилёг отдохнуть.

О, судьба! Я твой жалкий изгнанник.

Я не знаю, где кончу свой путь.

В каждом дереве есть крупица От него, от тебя, от меня.

В каждом дереве кто-то таится.

В каждом дереве плачет душа.

Надежда Левина, Израиль, Бней Айш РАЗГОВОР С ДУШОЙ Я живу в придуманном мире.

Я стихи иногда слагаю.

Из коротеньких слов и строчек Я букет порой собираю.

Может, стих это, может, песня Из души вдруг польётся рекой И мечусь, я, старая бестия, Тихо споря сама с собой.

Строчка длинная, строчка короткая, И слова вдруг идут не те.

И прислушиваюсь, сидя робко я, Что творится в моей душе?

А душа то поёт, то плачет, То играет со мной, смеясь, То подкидывает задачи, На меня за что-то сердясь.

И доказываю теоремы, И мечусь, не зная пути.

Что сказать мне и что мне делать?

Как дорогу свою найти?

Толь направо пойти? Толь налево?

Или прямо, преграды круша?

Почему ты молчишь, затаившись, Неуступчивая душа?

Что ты ждёшь? И чего ты ищешь, Строя мне преграды в пути?

Чтобы стала я, лучше, чище?

Чтоб могла в мир добро нести?

Но молчишь ты, со мной играя, Ждёшь поступков, решений моих.

Неподкупная, неземная, Ну, реши же за нас двоих.

Альманах «Чувства без границ» №9, ВЫ ЛЮБИТЕ СМОТРЕТЬ НА ОБЛАКА?

Вы любите смотреть на облака И думать: вот плывут... зачем? куда?

Что ждёт их в той стране, для них чужой?

Найдут они там счастье и покой?

Вы видели пушистый хоровод, Уплывший в танце прямо в небосвод?

А дам и кавалеров на лугу?

А лошадей, умчавшихся в пургу?

Вы любите смотреть на облака?

На синем небе снежная пурга.

Она зовёт и манит за собой.

Ей ты не скажешь: «Милая, постой!»

А видели вы, лёжа на лугу, Как путники в тех облаках бредут?

Куда они, родные, держат путь?

Где будет у них место отдохнуть?

Где, бедные, они найдёт приют?

Где встретят их забота и уют?

И где подарят им тепло и свет?

Для облаков такого места нет… ВЕЧЕР ТИХО ОПУСТИЛ РЕСНИЦЫ Вечер тихо опустил ресницы.

Ты к колодцу подошёл напиться.

Я ведро наполнила водою.

Так мы познакомились с тобою.

Оказалась та вода волшебной И для сердца твоего целебной.

Исцелила та водичка душу:

Пил её и песню мою слушал.

Подарил ты мне тогда колечко, А взамен забрал моё сердечко.

Так и ходим вместе за водою – Неразлучны стали мы с тобою.

Зарема МАКИЕВА Р О С С И Я, Владикавказ СЧАСТЬЕ В ЛАДОНЯХ ИСКРИТСЯ Счастье в ладонях искрится, Вверх поднимается жизнь!

Сердце в груди резвится.

Юность, на миг вернись.

Крылья свои почищу, Рвётся душа в полёт.

Знала: тебя я встречу, Знала: любовь найдёт.

Страсть из архива достану, С музыки пыль стряхну.

Смело скажу обману:

– Знать я тебя не хочу!

Ветер закружит в вальсе, Звёзды осветят путь.

Время несёт меня дальше, Жаль, что года не вернуть...

Счастье в ладонях искрится, Вверх поднимается жизнь!

Сердце в груди резвится.

Юность, на миг вернись.

Альманах «Чувства без границ» №9, Завернула счастье я в рассвет, Целовала ночь меня под утро.

Улыбнулась Ветру я в ответ, А с тобой, Мороз, мне неуютно.

Ты Любовь на холоде держал, Заметал колючим снегом Радость, Молодость мою тайком украл.

Под порог подкинул мне усталость, Но Весна – подруга помогла:

Платье изумрудное мне сшила.

Стала Я нарядна, весела!

А берёзка соком исцелила.

Мне ВЕСНА – подруга помогла...

Прогнала усталость, отогрела.

Улыбнулась счастью без труда.

И обиды все давно ПРОСТИЛА!

Завернула счастье я в рассвет, Ночи тёмной отдалась под утро, Улыбнулась Ветру я в ответ… А Любовь с тобой я помню смутно!

ТЫ ПРОСТИ, Я УЖЕ НЕ В БЕЛОМ...

Я продам ненужные вещи.

Боль, обиду, тоску и слёзы Я на свалку снесу, а песни Поселю в саду, где розы.

Я открою настежь двери Ясной ночи, любви и счастью.

Утро доброе, милый, (веришь?) Я дыханьем согрею. Страстью Зарема Макиева, Россия, Владикавказ Пусть наполнится наша зрелость.

Солнце светит над нами ясно.

Там, за теми горами – старость?

Годы прожиты не напрасно.

Ночь ушла, и настало утро.

В нашем небе сияют звёзды.

Я врагов не помню – мудро?

Холода ушли... Мимозы Ты подаришь весною ранней.

Как и прежде, с улыбкой смелой, Исполняешь мои желанья… Ты прости, я уже не в белом...

ЛЮБОВЬ ПОХОЖА НА ЗВЕЗДУ Любовь похожа на звезду, Что в небе ночью светит ярко.

Она похожа на росу, В ладони падает подарком.

Любовь нас манит и зовёт В страну цветущего восторга.

Дождём заплачет, зацветёт Весной нежданно у порога.

Любовь похожа на цветы В руках мужчины из картинки...

Любовь – когда есть я и ты – И целым стали половинки!

Любовь похожа на мечту, Что в сердце каждого ютится.

Любовь нам дарит ту судьбу, Что по ночам нам часто снится!

Любовь похожа на свечу, Воск, как слеза по ней стекает.

Любовь, как пламя на ветру, Душой влюблённого играет...

Альманах «Чувства без границ» №9, ДОБРОТА НАС СПАСЁТ ОТ ФАЛЬШИ Доброту среди грязи не видно.

Задыхается в ней она, Как порой ей бывает обидно, Что не видят её дела.

Ярко звёздочка в небе светит, Солнце тёплое греет нас.

Доброта наши души лечит, Ясным светом льётся из глаз.

Даже дождик бывает добрым, Поливая цветы весной.

Лето может быть очень тёплым, В небе радуга виснет дугой.

Доброта нас спасет от фальши, И научит делить тепло.

Принимая добро, мы дальше Посылаем, чтоб всем везло!!!

СЕГОДНЯ ПАХНЕТ ЖИЗНЬ ЦВЕТАМИ Сегодня пахнет жизнь цветами, а завтра, может, дождь прольёт на мысли, что тверды с годами, омоет душу, боль пройдет.

Сегодня пахнет небо солнцем, друг – Ветер тучи разогнал.

Ты перестал быть незнакомцем, Ты жизнь свою с моей связал.

Сегодня пахнет долгим счастьем, любовью, радостью, тобой.

Несёт экспресс по жизни дальше.

Довольна я своей судьбой!

Сегодня пахнет жизнь цветами...

Лидия ОГАНЕСЯН Р О С С И Я, Москва В край многократных отражений прокладываю я маршрут.

Для ускользающих минут есть оправданье лишь в движенье.

В стране, где нет прямых дорог, где край земли искрист и светел, я путешествую, как ветер, а дом родной ещё далёк.

Мелькают вёрсты за окном, им счёт давно уже потерян.

Смотрю я долгое кино.

Мой пульс, как ритм колёс, размерен.

Как время мы не бережём и уезжаем, чтоб вернуться!

Мой дом неблизкий оглушён, Мечтает ото сна очнуться!..

В стране, где время не течёт, а мчит потоком Ниагарским, меня безудержно влечёт домой за привкусом январским.

Так было хорошо в пути, где степь свободная искрится, Но упоительней всего В свой дом из странствий воротиться.

Альманах «Чувства без границ» №9, Я руками взмахну и почувствую лёгкость крыла, и в полёте упрямом взметнусь, и узнаю свободу.

Я летать не боюсь – не закружится голова – с высоты так мелки все земные заботы.

С высоты все трагедии – фарс, все невзгоды – пустяк.

Я, их не разглядев, отвернусь и тотчас же забуду.

И меж звёзд упаду, и к желанному небу прижмусь – растворюсь в синеве, и навеки счастливою буду.

Июньский воздух боли приумножит.

Вечерний поцелуй коснётся кожи.

Тепло струится складками гардин.

И воздух жизни напряжён до дрожи.

И путь по зыбкому песку исхожен.

Маршрут извечен и непостижим.

Июньский выдох – образ непосильный.

Метафоричен вдох на гребне сини, и вот уж крик, как птица, бьёт крылом.

Так, одолев отрезок семимильный, и в слабость веря, набираясь силы, себя мы испытали на излом.

Июньский вызов брошен, как перчатка.

Шагами мы измерили брусчатку ведущих к осязанию дорог.

В июньский омут канув без оглядки, в тетрадях оставляем отпечатки, и сны нежданно обретают слог.

Лидия Оганесян, Россия, Москва Накатило, как лавина, как обвал в ущелье тёмном, опрокинув, обнажило трещины под тонким дёрном сердца. И надломлен разум, в полусне влачащий крест.

Прошлое, как хищный ястреб, на голову – да с небес.

Прошлое – простая штука.

Если помнишь, значит, жив.

Прошлое – такая мука, и такая мука – жизнь.

Стихи, как люди, приходят в дом.

Потом уходят...

И пусто в нём.

Томлюсь. И встречи я жду опять, как будто можно вернуться вспять.

Но знаю точно:

придёт мой друг.

А следом – ночью – замкнётся круг стихотвореньем – хитросплетеньем взглядов и мук, слов и разлук.

Стихи, как люди, находят мой кров.

А люди – прелюдии новых стихов.

Альманах «Чувства без границ» №9, Фонтаны серебрятся, как оркестры, литавры капель отдаются эхом.

Блеск ионийский плеска и соцветья – спектральным вихрем, отраженьем века.

Клубится зелень, негою объята, в тисках у раскалённого асфальта.

Ложатся тени, радуясь касанью, к бессмертной тверди припадая гранью.

Так вертикальный столб фонтанной воли, земному притяжению послушен, ложится в чашу отраженьем боли, и зеркало взирает равнодушно.

Мне взор твой замечательно знаком:

в нём щебет птиц и пенный шелест волн, и отблеск искр, летящих в небеса.

Сегодня у тебя светлы глаза.

А у меня – так все наоборот:

весь день – печальных мыслей хоровод, усталость, обречённость, пустота.

Достигнута та самая черта, когда ни вверх, ни вниз, и замер ход.

Я б птицею взметнулась в небосвод, но прочно скованы мои крыла, и я застыла, будто та скала, что нам давала тень. Уж нету сил стоять. И устремляет в неба синь вершину гордую. И держит твердь её у основания. Но смерть её подстерегает каждый день.

Она ещё стоит, давая тень.

Но грянет час. Стихии коловерть рассыплет в прах её живую твердь.

Марина ПОНОМАРЕНКО Р О С С И Я, Москва ТВОИ ГЛАЗА Твои глаза:

Два омута. Два счастья.

Твои глаза:

Два солнца. Два ненастья.

Твои глаза:

И боль. И наслажденье.

Твои глаза:

Сомненье. Убежденье.

Твои глаза:

И страсть. И вдохновенье.

Твои глаза:

И вечность. И мгновенье.

Как хорошо! Как хорошо, что это было!

Что ты меня любил, и я тебя любила.

Глаза и губы, и душа, и даже тело – Всё ликовало и влекло, звенело, пело!

Ромашки рвал, в венок вплетал, а я глядела.

Не нагадала, просто знала... так хотела...

Любовь пришла, она звала с собой, манила.

А на руках, а на губах была малина...

Альманах «Чувства без границ» №9, ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ Пустой перрон. Ночной вокзал.

Сегодня уезжаешь.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.