авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ УХТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Н.Н. Щукин КРИТЕРИИ ОПТИМАЛЬНОСТИ РАЗВИТИЯ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Так, именно с характером философского творчества связывает свое понимание философского плюрализма А.Ф. Зотов19. Сущность философии он видит в спе цифике философского мышления, в особой установке мысли, манере рассуж дать. Философия определяется им как самосознающее мышление. Собственное присутствие субъекта в знании делает это знание философским. Кроме того, фи лософское мышление – это свободное мышление. "Это значит, что оно не столь ко отражение Иного ("бытия"), сколько Сausa sui… Такое качество, проявляясь в плюрализме философских школ и идей, вносит важный вклад в историю как особый, свойственный только "человеку разумному", способ его бытия во вре мени… Историческое развитие имеет своим стержнем не произвол – но и не "осознанную необходимость";

оно предполагает "свободное решение", в том числе и на основе знания, на базе трезвого расчета (хотя это не обязательно и да леко не всегда возможно). В той мере, в какой история не фатальна, и не скопи ще случайных событий, в той мере, в какой она оставляет место ошибке, ответственности, стыду, раскаянию, упрямству, гордости, сожалению – она со держит момент свободы. И оказывается, хотя бы частично и косвенно, "продук том" философской мысли"20.

См.: Зотов А.Ф. Феномен философии: о чем говорит плюрализм философских учений? // Вопросы филосо фии.1991. № 12. С. 14-21.

Там же. С. 20-21.

Как видим, при объяснении факта множественности философий А.Ф. Зотов делает акцент на личностной детерминации историко-философского процесса.

Произведенный ученым анализ представляется интересным и ценным. Тем не менее "недаром истине мила ее граница" (Р. Тагор): на наш взгляд, можно гово рить о нарушении меры в позиции А.Ф. Зотова. Дело в том, что в отечествен ной литературе долгое время существовала традиция принижения роли личностного фактора в формировании философских учений, поэтому в абсолю тизации этого вида обусловленности можно усмотреть действие психологиче ского правила, выраженного в пословице "не перегнешь – не выправишь".

Социальная жизнь в значительной мере формирует личность философа, опре деляет его активность, "поставляет" исходный материал для анализа. Поэтому отрицание или принижение роли социальных факторов в рассматриваемом процессе выглядит неубедительным. В то же время важно иметь в виду, что взгляды, полученные в результате обобщения исторически ограниченного ма териала, философы, по существу, переносят на бесконечную как в качествен ном, так и количественном отношении систему, на всю действительность. В результате любая философская система в принципе не может не страдать одно сторонностью, а философы в течение столетий не могут "договориться" по од ной и той же проблеме.

Исследование природы философского плюрализма и характера его личност ной обусловленности представляется важным для понимания особенностей со временной науки. В частности, оно необходимо для объяснения роста числа альтернативных научных теорий ("научного плюрализма"), интерпретации "че ловекоразмерности" (В.С. Степин) современной науки. Один из важных подхо дов к решению этих задач, на наш взгляд, следует из анализа приведенного выше высказывания А.Ф. Зотова. Обратим внимание на то, что свободу мышления ученый объясняет действием эмоциональных факторов (стыда, гордости, раская ния и т. д.). Если это так, эмоции следует признать одним из основных источни ков философских идей. Поскольку философия как самосознающее мышление реализуется в понятиях, ее дальнейшее развитие и влияние на общество зависит от степени рационального освоения эмоциональной сферы. В принципе этот процесс освоения может быть бесконечным, так как, вероятно, ученый на любом этапе исследования будет находиться под влиянием эмоций. Тем не менее, "неутолимая страсть самопознания и самокритики" (А.Ф. Зотов) будет направ лять философскую мысль, как нам представляется, именно по этому пути.

В контексте нашего исследования рациональное освоение эмоциональной сферы можно рассматривать как колоссальный ресурс оптимизации социальной жизни. На этом пути реализуются новые возможности анализа таких важных для разработки критериев оптимальности вопросов, как роль субьективного фактора в социальном познании, оценка различных форм общественного со знания и видов коммуникации, теория принятия решений и т. д.

Признание правомерности плюрализма философских учений создает опреде ленные трудности в объяснении методологической функции философии. По скольку такое признание ставит под сомнение существование так называемой "общей" философии и "истинно научного" философского учения, возникает почва для нигилизма: принижения и даже отрицания значения философских ценностей. Действительно, какова роль в научном поиске противоречащих друг другу философских взглядов? Попытаемся прояснить ситуацию.

Влияние философии на творчество конкретного ученого всегда опосредовано его собственным мировоззрением. Для научной деятельности важно, чтобы это мировоззрение было цельным. Плюрализм взглядов "в отдельно взятой голове" несовместим с системным характером научного знания. Целостность мировоз зрения ученого не исключает его динамичности. Результаты философского влияния на ученого могут быть различны. В одном случае отдельные философ ские идеи "принимаются", становятся необходимым компонентом его мировоз зрения. В другом случае ученый дистанцируется от некоторых философских взглядов, но сохраняет их в памяти. Дело в том, что каждое философское уче ние имеет в бытии реальные основания, несет на себе печать эпохи, взрастив шей философа. В истории философии имеет значение как сама по себе идея, так и ее социальный и психологический контекст. Поэтому знание истории фило софских парадигм, логических подходов к объяснению мира предостерегает ученого от "изобретения велосипеда", создает базу для возможных ассоциаций при исследовании новых проблем.

Предложенную трактовку методологической функции философии важно за щитить от обвинения в эклектике как механическом соединении противореча щих друг другу взглядов, подходов, суждений. Эклектику, как заслуживающий осуждения методологический прием, на наш взгляд, следует отличать от эклек тизма как философской позиции, включающей в себя элементы разных фило софских систем. Как справедливо пишет Т.И. Ойзерман, плюрализация философских учений и их интеграция представляют собой две стороны единого противоречивого процесса развития философии;

даже материализм и идеализм не лишены общих черт и между конкретными учениями, принадлежащими к этим направлениям, нередко имеется отношение исторической преемственно сти21. Поэтому в принципе философская позиция, включающая в себя "рацио Ойзерман Т.И. Указ. соч. С. 9.

нальные зерна" разных философских учений, может иметь вполне цельный, си стемный характер. Кроме того, мы считаем, что противоречия между философ скими системами имеют преимущественно не логический, а ценностный характер. Поэтому по мере рационального освоения эмоциональной сферы можно ожидать и усиления интеграции философских учений.

Методологическое значение философии не ограничено ее влиянием, опосре дованным мировоззрением ученого, на познавательный процесс. Так, М.К. Мамардашвили привлек внимание к следующей форме философствования.

По его мнению, определенные акты философствования существуют внутри кон кретных наук. Совокупность философских операций, которые имплицированы внутри научных операций в качестве предпосылок и условий научного познания, М.К. Мамардашвили и предлагает назвать "реальной философией"22. В этом кон тексте "философия учений и систем" представляет собой экспликацию "реальной философии" с помощью специально созданных для этого понятий. Исторический характер философских актов, уже содержащихся в самой культуре научного мышления, предопределяет и историчность языка их экспликации.

Очевидно, что существующая в культуре научного мышления "реальная фи лософия" представляет собой результат совместного творчества философов и представителей конкретных наук. Что касается последних, то формирование их философской культуры должно быть важнейшей задачей вузовского образова ния. Мы разделяем взгляд М.К. Мамардашвили на то, что основным направле нием реализации этой задачи должно быть воспроизведение актов "реальной философии" на материале, жизненно важном для студентов. При этом фило софствование начинается с попытки выяснить условия, при которых "мысль может состояться как состояние живого сознания"23.

Расширение роли профессиональных философов в формировании "реальной философии" мы видим в перемещении философского анализа на уровень инди видуального, отдельного. При этом речь не идет о подмене частнонаучных ме тодов философским анализом. Задачу такого анализа мы видим в максимально возможной конкретизации абстрактного философского знания на материале ис следуемой отрасли науки. Принципиальной основой конкретно-философского анализа служит "признание (и последовательное проведение через все изложе ние) диалектического единства и тождества общего и отдельного, всеобщего, особенного и единичного, универсального и индивидуального" 24. Автор этой формулы Гегель излагает ее так: "Всеобщность, особенность и единичность, Мамардашвили М.К. Сознание как философская проблема // Вопросы философии.1990. № 10. С. 3-18.

Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. М.: Изд. группа "Прогресс".1992. С. 16-18.

Арсеньев А.С., Библер В.С., Кедров Б.М. Анализ развивающегося понятия. М.: Наука, 1967. С. 8.

взятые абстрактно, суть то же самое, что тождество, различие и основание. Но всеобщее есть тождественное с собой исключительно в том смысле, что оно со держит в себе одновременно особенное и единичное"25.

Исследование связи общего и отдельного имеет глубокие корни в истории философии. Например, многие представления современной науки являют собой ту или иную интерпретацию учения Анаксагора о "семенах вещей" (гомеоме риях), согласно которому "все содержится во всем". Так, в физике бытует гипо теза, согласно которой физический вакуум напоминает своеобразный "котел", в котором "варятся" и превращаются друг в друга виртуальные частицы. В био логии идея Анаксагора находит не только богатый иллюстративный материал, но и факты ее практической реализации, например, при клонировании живых организмов. Логика Анаксагора проявляется и в суждениях о человеке и соци альной жизни: например, в характеристике сущности человека как совокупно сти общественных отношений (К. Маркс), трудового коллектива как ячейки общества (тезис теории социального планирования). Представления Н. Кузанского, А.И. Галича и др. о человеке как "микрокосме", отражающем в себе универсум, находят сторонников и среди современных ученых.

Полагаем, что сказанное позволяет представить "встречу" профессиональных философов и ученых в конкретных отраслях науки на поле "реальной филосо фии". Добавим, что в этой встрече желательно участие и специалистов в обла сти междисциплинарных исследований (синергетики, теории систем и др.).

Осуществление такой встречи значительно уменьшает опасность заблуждений, схоластических и демагогических рассуждений.

Стремление выводить конкретно-научные суждения непосредственно из аб страктно-философских рассуждений оставило свой след в истории науки. Для примера сошлемся на способ мышления Т.Д. Лысенко, который, не обращаясь к опытным данным, непосредственно из "материалистической теории развития живой природы" выводит принцип наследования приобретенных организмом свойств и формирует общий закон, согласно которому пшеница в определен ных условиях может превратиться в рожь26. Нередко используется и обратная операция, когда те или иные суждения (часто конъюнктурные), "подводятся" под высказывания классиков или влиятельных деятелей. Некорректность обеих приведенных мыслительных операций проявляется в разрыве мысли при ее движении от абстрактного к конкретному.

Мы разделяем взгляд, согласно которому в структуре философии наряду с фундаментальным типом знания (онтологией, гносеологией, логикой, социаль Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М.: Мысль, 1974. Т. 1. С. 348.

См.: Китайгородский А. Реникса. 2-е изд. М.: Молодая гвардия, 1973. С. 114.

ной философией) имеется "прикладное философское знание, главной задачей которого, является помощь частным наукам, а также конкретной практической деятельности людей. Как видим, прежде всего, речь идет о философских про блемах частных наук. Однако предмет прикладного философского анализа этим не ограничивается. Пространство философского анализа, на наш взгляд, про стирается от универсальных характеристик до "устоявшегося" знания о каждом объекте, включая обоснование практических мер по его изменению, а, следова тельно, выходит в сферу деятельности специалистов-практиков (руководите лей, журналистов, правоведов и др.). Отсюда следует, что методически обоснованная последовательность философского анализа проблем в рамках указанного пространства выступает важным аспектом философского образова ния. Произвольность связей между теоретическими выводами и рекомендация ми по изменению социального объекта снижает доверие к научному знанию.

Поэтому философский анализ духовно-практической (праксеологической) сфе ры социальной реальности выступает важнейшей предпосылкой определения критериев оптимальности развития общества.

§2. Природа нового в обществе Поскольку история не знает сослагательного наклонения, можно говорить о влиянии человека только на будущее. Анализ меры этого влияния в структуре нового – необходимый этап в исследовании проблемы социальной регуляции.

В самом широком смысле слова содержание нового включает все изменения в объекте: в его составе, структуре, функциях, состоянии. Опираясь на принцип универсальной связи (каждое событие есть "эхо" всех других событий), можно утверждать, что мир в целом постоянно обновляется. Однако не лишен смысла вопрос: все ли изменения происходят впервые? Уже Пифагор учил, что "все происходящее в мире снова повторяется через определенные промежутки вре мени, но что ничего нового вообще не происходит"27.

И действительно, при определенных условиях (конечности мира и стабиль ности связей) теоретически возможен перебор всех возможных вариантов взаи модействия объектов, то есть движение по кругу. Что касается повторения отдельных фрагментов, состояний, моментов действительности, то оно доступ но обыденному наблюдению каждого человека. Сказанное свидетельствует об относительности нового: оно приобретает определенный смысл только при за Цит. по: Антология мировой философии. В 4-х т. М.: Мысль, 1969. Т. 1, ч. 1 и 2. С. 287.

ранее фиксируемых условиях. Относительность нового имеет и субъективный аспект: то, что не ново для человечества, может быть новым для конкретного индивида, той или иной социальной группы. Здесь мы уже выходим на пробле му соотношения нового в объективной действительности, нового в познании и нового в образовании.

Может быть, самый напряженный момент в исследовании нового – объяснение его генезиса. Известный философ Чанышев А.Н. в своем "Трактате о небытии" пи шет: "…новое – это то, чего не было в причинах и условиях, это новое породивших.

Но где оно было, когда его не было? В небытии. Это эмерджентный модус небы тия"28. Автор прав: за новое можно принять только то, чего не было в старом. Ча нышев А.Н., на наш взгляд, предлагает единственно возможный ответ, который переводит дальнейший анализ генезиса нового на содержание понятия "небытие".

В истории философии можно выделить следующий спектр взглядов на небытие.

С позиций Парменида небытие не существует, поскольку оно не мыслимо. Демо крит отождествляет небытие с пустотой (отсутствием в данном месте атомов – бы тия). Небытие в философии Платона сближается с представлением о материи (хоре). Последняя "представляет всегда род пространства, которое вечно, не прием лет разрушения, дарует обитель всему рождающемуся"29, она тождественна самой себе и в то же время пластична, способна принимать различные формы, является источником множественности, единичности, вещности, изменчивости, смертности и рождаемости, естественной необходимости, зла и несвободы30.

В древнекитайской философии наибольший интерес вызывает представление о небытии в учении Лао-цзы – основателя даосизма. Главное понятие в этом учении – "дао" – выражает первоначало, первооснову и завершение всего суще ствующего в мире. При этом, как считает Чанышев А.Н., так называемое " безымянное дао" тождественно небытию, а "дао, имеющее имя", – бытию. Если небытие бестелесно, туманно, пусто, скрытно, бездеятельно, одиноко, то бытие состоит из мельчайших частиц, содержит в себе образы-вещи, оно бесконечно, неисчерпаемо, активно. При этом "бытие и небытие порождают друг друга", "в мире все рождается в бытии, а бытие рождается в небытии"31.

В философии Н. Бердяева небытие – это некая "неисследимая бездна", суще ствующая до времени и бытия, источник первичной свободы. Жан-Поль Сартр считает, что небытие в природе не существует, оно может быть понято только Чанышев А.Н. Трактат о небытии. // Вопросы философии. 1990. № 10. С. Платон. Тимей // Соч. в 3-х т. Пер. с древнегреч. М.: Мысль, 1971. Т.3. С.493.

Там же. С. 493-494.

Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии: Учеб. пособие для филос. фак. и отделений ун- тов. М.:

Высш. школа, 1981. С. 46-47.

как отрицание бытия сознанием человека: "человек есть бытие, через которое ничто входит в мир"32.

В марксистской философии категория небытия не употребляется как несов местимая с законом сохранения материи. А под бытием понимается "реаль ность, существующая объективно, вне и независимо от сознания человека"33.

При таком определении бытия за его пределами оказываются духовные процес сы. Это, на наш взгляд, затрудняет системный анализ социальной реальности, способствует формированию вульгарно-социологических взглядов на взаимо связь ее элементов.

Мы разделяем взгляд, согласно которому "под бытием в самом широком смысле этого слова имеется в виду предельно общее понятие о существовании, о сущем вообще"34. Это понятие охватывают все, что есть: вещи, процессы, их свойства, связи и отношения, все разновидности духовного – и в этом смысле тождественно другому всеохватывающему понятию – реальности. Подобную попытку придать и небытию абсолютный смысл хорошо выразил И.С. Нарский:

"Возникает странное состояние сверхзагадочности, если поставить перед собой такие вопросы: почему из двух альтернатив – бытия и небытия – реализовалась именно первая? разве не могло быть так, что не существовало бы ничего?"35. Од нако наполненный вещами мир существует. Небытие может быть понято только как относительное понятие. С его помощью фиксируются границы сменяющих друг друга форм бытия. Выражая то, что было и чего уж нет или еще не стало, а может, и никогда не станет, это понятие приобретает номинальное значение.

Напряженность анализу придает вопрос о возможности генетической связи между небытием и бытием. Как было показано выше, именно о такой связи пишет Лао-цзы. Разрушение объектов, то есть переход данного вида бытия в небытие, вполне объяснимо с позиций современной науки и не вызывает осо бых сомнений. Столкновение взглядов происходит при объяснении обратного процесса – возникновения объектов из небытия. Возникают непростые вопро сы: не входим ли мы в противоречие с законом сохранения материи, признавая генетическую связь между бытием и небытием? доступна ли научному анализу "неисследимая бездна", в которой Н. Бердяев видит источник бытия?

Представляется, что небытие может быть понято как источник конкретных видов бытия, если отождествить его содержание со сферой потенциального бы Sartre J.-P. L'Etre et lt Neant. Paris, 1957, p. 60.

Такое типичное определение дает А.П. Огурцов. См.: Бытие // Философский энциклопедический словарь. М.:

Сов. Энциклопедия,1983.

Спиркин А.Г. Философия: Учебник. – М.: Гардарики, 1999. С. 242.

Нарский И.С. Научные публикации: Хайдеггер М. О сущности истины // Философские науки. 1989. № 4.

С. 88.

тия. Потенциальное и актуальное (ставшее) бытие – это разные моменты одной и той же реальности. Переход первого во второе совершается по определенным законам. В то же время возможная реальность является конкретным небытием, из которого могут возникнуть конкретные объекты. Потенциальная реальность существует в тех же формах, что и актуальная. То есть она изменяется во вре мени. Существуют и пространственные границы ее актуализации.

Представление об актуальном бытии формируются у человека на основе чув ственных данных и абстрактного мышления. Последнее позволяет выйти за рамки чувственного восприятия, мысленно проникнуть вглубь вещей, преодо леть в их изучении пространственно-временные границы "здесь" и "теперь".

Возможная реальность (небытие вещей) в отличие от актуальной имеет неопре деленный, вероятностный характер (как "безымянное дао" Лао-цзы). Небытие – это сфера формирования устойчивых связей из хаоса случайностей. Поскольку научный прогноз – это знание о небытии, опрокинутое в будущее, степень про никновения науки в данную сферу обусловливает точность прогноза. Из пони мания небытия как "неисследимой бездны" (Н. Бердяев) следует вывод о невозможности абсолютно точного прогноза.

Теперь перейдем к анализу непосредственно социального бытия. Если при рода развивается спонтанно, общество представляет собой целенаправленную совместную деятельность людей. В процессе этой деятельности создается каче ственно новая по сравнению с природой среда обитания человека – мир мате риальной и духовной культуры. Развивается и сам человек, преодолевается его биологическая заданность. Общество превращается в сложную систему, разви вающуюся на своей собственной основе. Между людьми складываются опреде ленные отношения, образуются институты и организации, регулирующие эти отношения. На основе индивидуального сознания происходит формирование объективной духовной реальности: различных форм общественного сознания.

В социальной структуре общества человек выполняет роль социального "атома" и является субстратом любой формы социального.

Общее представление о генезисе социальной реальности дается в следующем высказывании Ф. Энгельса: "…История делается таким образом, что конечный ре зультат всегда получается от столкновений множества отдельных воль, причем каждая из этих воль становится тем, что она есть, опять-таки благодаря массе осо бых жизненных обстоятельств. Таким образом, имеется бесконечное количество перекрещивающихся сил, бесконечная группа параллелограммов сил, и из этого перекрещивания выходит одна равнодействующая – историческое событие. Этот результат можно опять-таки рассматривать как продукт одной силы, действующей как целое, бессознательно и безвольно"36. В приведенном высказывании автор да ет описание двух относительно самостоятельных процессов: становления отдель ных "воль" и образования исторических событий.

Первый процесс, становление отдельных "воль", в филогенезе можно предста вить следующим образом. Случайные биологические связи в случае подтвержде ния их эффективности закрепляются в психике становящегося человека в качестве социальных норм;

основным средством такого закрепления выступают, вероятно, эмоции. Есть предположение, что когда-то эмоции "были предформой мышления, выполнявшей самые простые и самые жизненно необходимые функции"37. В сня том виде рассмотренный механизм формирования социальных норм воспроизво дится в онтогенезе, при этом он включен в общий контекст социализации индивида. Сферу возможного поведения человека, его обусловленность изучают психологические науки. Те аспекты, которые имеют отношение к проблеме дис сертации, будут рассмотрены в соответствующих разделах.

Если в своей повседневной жизни люди действуют, как правило, сознательно, то исторические события складываются стихийно. Однако многие авторы видят за массой случайных поступков людей силу, направляющую эти поступки. Необхо димость, прокладывающая дорогу в истории, трактуется по-разному. В филосо фии Г. Гегеля история человечества является воплощением мирового разума, который стремится к реализации свободы. При этом "хитрость разума" заключа ется том, что в обществе развитие свободы осуществляется через конкретную практическую деятельность людей. С позиций марксизма деятельность людей обусловлена "теми условиями, в которых люди находятся, производительными силами, уже приобретенными раньше, общественной формой, существовавшей до них, которую создали не эти люди, а предыдущее поколение"38. Таким образом, благодаря преемственности условий существования сменяющих друг друга поко лений в истории образуется "стержень", который для каждого поколения выступа ет отправным пунктом его жизнедеятельности и поэтому в существенной мере задает содержание последней. Но каждое новое поколение вносит и свой вклад в историю. Накапливающиеся изменения ведут к нарушению стабильности связей между элементами социального целого, в первую очередь, между производитель ными силами и производственными отношениями, а, в конечном счете, – к пере ходу общества в качественно новое состояние, закономерной смене одной общественно-экономической формации другой.

Энгельс Ф. Письмо Й. Блоху, 21-22 сентября 1990 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 37. С. 395-396.

Грановская Р.М. Элементы практической психологии. 2-е изд. Л.: Изд. Ленинградского университета, 1988.

С. 197.

Маркс К. Письмо П.В. Анненкову, 28 декабря 1846 г. // Маркс К., Энгельс Ф.Соч., т. 27. С.402-403.

В учении Э. Дюркгейма о социальном факте некоторые особенности форми рования социальной реальности аналогичны марксистскому пониманию этого процесса, а именно: социальные факты порождаются объединенными действи ями индивидов, они объективны;

общество как интегрированное целое функци онирует по своим собственным законам, несводимым к сознанию или действиям индивидов39.

Сторонники так называемого цивилизационного подхода (Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби и др.) делают акцент на логике развития (а точнее, кругооборота) локальных историко-культурных образований – цивилизаций.

Взгляды этих авторов на критерии выделения цивилизаций, их число, основу их внутренних жизненных циклов различны. Общее же заключается в том, что за коны исторического развития в этих концепциях относятся к социальному це лому и выступают чем-то внешним по отношению к основной массе людей (напомним: по Г. Гегелю и К. Марксу исторические законы проявляются через конкретную деятельность людей). Еще более абстрактную форму имеют пред ставления о таких типах цикличности в истории как маятниковое движение и волновое (синусоидальное).

Главное в рассмотренных взглядах на генезис социального мы видим в сле дующем. Индивидуальные действия людей осуществляются, как правило, осо знанно и преследуют определенные цели. Исторические события складываются стихийно, на основе массы случайностей;

тем не менее, в истории реализуется определенная объективная логика. Эта логика имеет свои корни в условиях, ко торые в значительной мере определяют целенаправленную деятельность людей.

Поскольку важнейшей задачей данного исследования является определение ме ры управляющего воздействия на общество, перейдем к оценке субъективного в формировании социальной реальности.

Любая совместная деятельность невозможна без координации и субордина ции действий людей. Скрипач может играть на инструменте один, оркестр же нуждается в дирижере. Следовательно, управление является атрибутом обще ства с момента его возникновения. Можно лишь говорить об изменении харак тера управления в истории, о соотношении его роли с ролью стихийных процессов. Если к сознательным социальным процессам отнести такие, которые протекают в соответствии с заранее поставленной целью, то их масштаб, роль в обществе зависит, во-первых, от возможности согласования целей и действий людей и, во-вторых, от меры познания законов природы и общества и их ис пользования.

См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1990.

Идея сознательного переустройства общества наиболее ярко выражена в марксизме. Так, по мнению Ф. Энгельса, люди начнут сознательно творить свою историю, когда общество возьмет во владение средства производства40.

Тогда условия жизни, ранее господствовавшие над людьми, попадают под власть и контроль общества. Приводимые в движение общественные причины будут иметь "в преобладающей и все возрастающей мере" ожидаемые след ствия. В итоге стихийные процессы заменяются "планомерной, сознательной организацией", происходит "скачок человечества из царства необходимости в царство свободы".

Как известно, история уже имеет опыт выхода из "царства необходимости".

Однако кризис реального социализма подорвал веру в марксистскую концеп цию общественного развития. Этот кризис, как и любое событие, без сомнения, с необходимостью вытекает из своей причины. Социальные причины имеют сложную структуру. При ее анализе наибольший интерес представляют следу ющие вопросы. В какой мере оправдала себя идея о том, что в условиях обще ственной собственности люди "становятся господами своего собственного объединения в общество41? Можно ли было в принципе избежать кризиса соци ализма при другом поведении субъективного фактора? Может быть, идол, ко торому К. Маркс уподобил историю, еще не "напился нектара из черепа своей жертвы"? От ответов на заданные вопросы в конечном счете зависит теоретиче ский вывод о том, насколько случаен для истории в целом социалистический строй.

Глава §1. Рациональное освоение социальной действительности Способность к абстрактному мышлению – главный признак сознания чело века, отличающий его от интеллекта высших животных. С помощью абстрак ций человек имеет возможность проникать в сущность вещей, выйти в познании мира за пространственно-временные рамки "здесь и теперь", сделать предметом анализа свой внутренний мир.

Аристотель был первым философом, который, опираясь на своих предше ственников, создал науку о логических формах мыслительной деятельности че Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 20. С. 294-295.

Там же. С. 292.

ловека. Он сформулировал основные законы мышления, создал учение о силло гизме (дедуктивном умозаключении). С именем Фрэнсиса Бэкона связана раз работка индуктивного метода познания. В дальнейшем вопросы дедукции и индукции стали излагаться в рамках единой науки – формальной логики. Эта логика исследует "застывшие" формы мышления и сознательно отвлекается от содержания вещей и выражающих их понятий. Оперирование абстракциями в пределах неизменной схемы характеризует исходный уровень мышления, кото рый обычно называют рассудком. Однако соблюдение законов формальной ло гики является необходимым условием достижения истины в любом процессе получения выводного знания.

Для методологии научного познания большое значение имеет ответ на во прос, в какой мере рассудок участвует в приросте знания. Поскольку формаль но-логические процедуры сводятся к стандартным операциям с известным знанием, выводное знание не может содержать для человечества ничего прин ципиально нового. Однако эти процедуры могут быть источником субъективно нового, то есть нового для отдельного человека или определенной социальной группы. Рассудок может так же временно актуализировать в сознании человека те или иные сведения.

Специального анализа требует вопрос о роли математической логики в при росте научного знания. Эта логика представляет собой новую ступень в разви тии формальной логики. При исследовании закономерностей выводного знания математическая логика использует методы логических исчислений и специаль ный аппарат символов. Это позволяет выражать на точном языке сложные рас суждения, в которых логически связано множество элементов. Вместе с другими средствами познания математическая логика образует теоретический фундамент современной вычислительной техники. Успехи в области моделиро вания мышления с помощью ЭВМ послужили источником идеи создания ис кусственного интеллекта. Предпосылки реализации этой идеи можно оценить следующим образом.

ЭВМ увеличивает интеллектуальные возможности человека за счет быстро действия операций и способности одновременно учитывать логические связи между множеством факторов. Результаты "машинного мышления" могут сыг рать важную, даже ключевую роль в открытии нового знания. Однако алгоритм их получения задается человеком, в них реализуется промежуточная цель чело века, и их реализация возможна только через интеллект человека. Поэтому ре зультаты "машинного мышления" должны быть отнесены к субъективно новому знанию. Понятие искусственного интеллекта предполагает определен ную автономию ЭВМ по отношению к человеку и, в первую очередь, способ ность к творчеству. Трудности моделирования творческих процессов объясня ются тем, что недостаточно изучен оригинал, особенно роль эмоций в мышлении человека. Если предположить, что искусственный интеллект будет создан, думается, он может способствовать развитию интеллекта человека, но, в конечном счете, в своем развитии все же будет следовать за ним.

На высшем уровне познания, который принято называть разумом, мыслящий человек выходит за пределы формально-логических процедур. Разум обращается к содержанию действительности и пытается адекватно выразить логику вещей в логике понятий. Логика разума – диалектика. Последняя, отражая универсаль ные связи в познанной действительности, становится логикой дальнейшего дви жения мысли. В самом общем плане мыслить диалектически – это, значит, выполнять требования, вытекающие из содержания элементов диалектики.

Следует особо подчеркнуть, что из самих по себе положений диалектики нельзя получить новое знание. Прирост знания может быть получен только в результате диалектической обработки конкретного информационного материа ла об исследуемом объекте. Тем не менее, стремление выводить факты из умо зрительных рассуждений оставило свой след в истории философии и науки.

(Нередко оно проявляется и в обыденном мышлении.) Характерный пример по добного способа мышления демонстрирует упомянутая выше "идея" Т. Лысенко о превращении пшеницы в рожь. М.Б. Митин в своей речи на сове щании по генетике и селекции в 1939 году приводит по форме иной, а, по сути, тождественный пример лжедиалектики: "…нам, философам, режет слух, когда тов. Презент, говоря о тех или иных практических и теоретических работах Лы сенко, начинает подводить под генетические вопросы… философскую терми нологию, начинает нанизывать разного рода категории, без проникновения в существо биологического материала. Это пахнет схоластикой. От этого надо отказаться…этого словоблудия"42.

Официальная трактовка диалектики в постсоветский период испытала судьбу марксизма в целом, то есть подверглась тотальной критике. Эта критика была во многом справедливой. Действительно, содержание учебников по марксист ско-ленинской философии страдало декларативностью и тенденциозностью.

Обоснование материала часто сводилось к ссылкам на авторитеты и пристраст ной демонстрации фактов социальной жизни. Однако, перефразируя известное выражение Ф. Энгельса, важно вместе с грязной водой не выплеснуть и ребен ка. Трактовка диалектики всегда была и, думаю, всегда будет предметом дис Дубинин Н.П. Вечное движение. Изд. 2-е. испр. и доп. М.: Политиздат, 1975. С. 222.

куссии. В то же время очевидно следующее. Наличие мысленной модели "лю бого объекта", в том числе и мира в целом, является предпосылкой ориентации человека в мире. Диалектика формирует такой обобщенный образ мира, стре мится постичь единство многообразного. Вещи при этом берутся в их взаимо связи и развитии. Чтобы логика понятий в максимальной степени соответствовала логике вещей, анализ проблем должен быть всесторонним и конкретным.

Яркий пример влияния диалектики на творчество ученого мы находим в вос поминаниях академика Н.П. Дубинина. Этот ученый активно участвовал в борьбе за генетику и внес большой вклад в ее развитие. В своей книге "Вечное движение" он пишет: "Я счастлив, что так рано прочитал книгу В.И. Ленина "Материализм и эмпириокритицизм"… Именно эта книга заставила меня заду маться над тем, что в науке мнение любого авторитета, какими бы не казались замечательными его открытия и теории, на самом деле является лишь ступенью в познании истины…В сложном преодолении ошибочных старых идей, прогно зируя задачи будущего, я неизменно находил ответы, используя принципы диа лектического материализма. Эти же философские принципы создали для меня железную основу борьбы за научную биологию"43.

При исследовании социальной жизни "отлет" умозрительных рассуждений от действительности реализуется в различных формах иллюзорного знания: уто пии, демагогии, схоластике и т.д. Поэтому творческое оперирование абстрак циями и сознательное исследование их собственной природы (саморефлексия) является важнейшей особенностью разума. За последние годы в нашей стране стало достаточно популярным такое междисциплинарное научное направление, как синергетика. Появились публикации, в которых обосновывается универ сальный характер синергетических идей и их мировоззренческие следствия, по этому рассмотрим это направление более детально.

Термин "синергетика" происходит от греческого слова "синергейя", которое означает содействие, сотрудничество. Его ввел в научный обиход австрийский ученый Г. Хакен в своих лекциях в Университете Штутгарта в 1969 году. В бе седе с Е.Н. Князевой он сказал: "когда я предложил слово "синергетика", я до бавил следующее пояснение: "учение о взаимодействии". Тем самым была очерчена общая направленность этого исследовательского движения, которая сохраняет силу и сегодня, а именно: исследование общих закономерностей, ко торые действуют в системах, состоящих из отдельных частей. Чтобы показать, что мы начинаем здесь далеко не бессмысленное новое предприятие, я предло Там же. С. 44.

жил для понимания общих закономерностей использовать такие понятия, как параметры порядка, принцип подчинения и т. д. Однако было ясно, что это только начало поиска такого рода закономерностей… С тех пор, как я очертил эту область данная направленность исследований была продолжена несколько иначе и под другими названиями"44. И действительно, в литературе синергетика ассоциируется с такими направлениями в науке как теория самоорганизации, универсальный эволюционизм, теория сложности, теория детерминированного хаоса, теория диссипативных структур и т. д.

Ряд важных для понимания общества положений синергетики анализируют Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов в статье "Синергетика как новое мировидение:

диалог с И. Пригожиным"45. Прежде всего, мы разделяем взгляд авторов на из менение содержания понятия "редукционизм": "Недопустим редукционизм ме ханистический, т.е. фактическое отрицание специфичности более сложного, сведение целого к сумме его частей. Но правомерен диалектически понятый ре дукционизм как "использование фундаментальных законов более простых уровней с целью теоретического выведения (объяснения) качественной специ фичности сложных образований"46.

Одной из центральных в статье является идея о наличии "поля путей развития для открытых нелинейных сред, спектра структур, возбуждаемых различной то пологией начальных воздействий на среду"47. Авторы уточняют место случая в процессе эволюции: малое случайное воздействие, флуктуация становится суще ственным только в "развитии процесса с обострением". С состоянием неустой чивости социальной среды они связывают и возрастание роли, а, следовательно, ответственности за судьбу общества, каждого отдельного человека.

Представляется правомерным и целесообразным испытание положений си нергетики, сформировавшихся в естествознании, на социальном материале.

Важно, чтобы это испытание было корректным. По своей сути оно, на наш взгляд, представляет собой процесс проверки гипотез.

Раскрытию социального значения фундаментальных понятий синергетики по священы работы В.П. Бранского. В статье "Теоретические основания социальной синергетики"48 автор предлагает теоретическую модель внутреннего механизма развития и апробирует ее на социальном материале. При этом он предлагает ори гинальную трактовку исторического детерминизма и социального прогресса.

Синергетике – 30 лет. Интервью с профессором Г. Хакеном // Вопросы философии. 2000, № 3. С. 54.

Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировидение: диалог с И. Пригожиным // Вопросы фи лософии. 1992, № 12.

Там же. С. 19.

Там же. С. 20.

Бранский В.П. Теоретические основания социальной синергетики // Вопросы философии. 2000. №4.

В другой статье "Социальная синергетика как постмодернистская фило софия"49 В.П. Бранский излагает свое понимание методологической функ ции синергетики. Он пишет: "Синергетика дает нетривиальные ответы на вечные вопросы "Кто виноват? " и "Что делать?". В первом случае "винова той" оказывается противоречивая природа социальной реальности, увязы вающая преодоление одних социальных противоречий с вызреванием новых. На второй вопрос ответ звучит приблизительно так: искать опти мальную для данных исторических условий форму синтеза порядка и сво боды ("хаоса"), что на практике означает сочетание регламентации одних видов деятельности и либерализации других" 50. Для принятия оптимальных решений важно знать крайние позиции во взаимоотношении порядка и сво боды. По мнению В.П. Бранского, такие позиции на онтологическом уровне занимают тоталитаризм (культ порядка) и анархизм (культ свободы), на гносеологическом – догматизм (культ принципа) и скептицизм (культ отка за от принципов), на аксиологическом – утопизм (культ будущего) и праг матизм (культ настоящего).

Н.Н. Моисеев в ряде своих публикаций излагает результаты своей работы над концепцией мирового процесса самоорганизации ("универсального эволю ционизма"). Автор демонстрирует возможности синергетического подхода при изучении глобальных систем и процессов. Более широкое гносеологическое значение, выходящее за рамки исследуемых автором проблем, имеют его рас суждения об объективной обусловленности множественности картин мира, о роли чувственного канала в познании 51.

Авторская оценка методологических позиций синергетики дается в моногра фии В.И. Аршинова "Синергетика как феномен постнеклассической науки".

Автор обосновывает взгляд на синергетику "как своего рода метамодель меж дисциплинарной коммуникации, понимаемой изначально как циклический межличностный процесс, воспроизводимо реализуемый в структурном автопо этическом сопряжении объективного и субъективного контуров человеческого опыта"52. Давая такое определение, он "выводит из тени" личностный и языко вой аспекты научного творчества, раскрывает диалоговый характер синергети ки: "синергетический подход – это искусство организации условий для продуктивного диалога "порядок – хаос", на границе которых "кристаллизует Бранский В.П. Социальная синергетика как постмодернистская философия истории // Общественные науки и современность. 1999, № 6.

Там же. С. 127.

Моисеев Н.Н. Универсальный эволюционизм (Позиция и следствия) // Вопросы философии. 1991, № 3. С. 4-5.

Аршинов В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М., 1999. С. 192.

ся" новый смысл"53. В монографии также рассматривается вариант использова ния синергетического подхода к моделированию гражданского общества.

Критика синергетики появилась с неожиданной для нас стороны. Куты рев В.А. в статье "Оправдание бытия (явление нигитологии и его критика)" развивает мысль о том, что признание хаоса в качестве исходной категории си нергетики означает "отказ от бытия", а синергетический подход представляет собой "полет без птицы". Синергетика осуждается также за ее близость с диа лектикой, которая, по мнению автора, уже исчерпала свои возможности. Адек ватная, на наш взгляд, реакция на приведенные обвинения последовала в публикации В.П. Прыткова, название которой – "Оправдание синергетики" – говорит само за себя55. При этом автор высказывает важную идею: "… есть ве сомые основания для предположения о синергийной природе диалектического разума, в частности, о синергийной интерпретации диалектики: диалектический синтез есть результат, продукт совместного согласованного (синергийного) действия противоположностей"56.

§2. Роль эмоций в социальном познании Роль эмоций в жизни человека была предметом внимания многих мыслите лей. Вместе с тем эта тема не стала менее актуальной. Скорее наоборот: ответ ственность человека за последствия эмоциональных решений и поступков в современном, говоря языком синергетики, неравновесном и нестабильном мире постоянно возрастает. О ключевом значении эмоциональной составляющей в объяснении социальных процессов пишут известные ученые.

Блезу Паскалю принадлежат слова: "Мы постигаем истину не только разу мом, но и сердцем… У сердца свои законы, которых не знает разум". Полагаем, что современная психология располагает материалом, который позволяет сде лать существенный шаг в развитии представлений о роли эмоций в мыслитель ном процессе, и, таким образом, вторая часть приведенного изречения Паскаля может быть поставлена под сомнение. Конкретизация взаимодействия эмоций и разума открывает новые возможности для развития теории принятия решений, совершенствования межличностной коммуникации, психологической культуры общества в целом.

Там же. С. 169.

Кутырев В.А. Оправдание бытия (явление нигитологии и его критика) // Вопросы философии. 2000, № 5.

Прытков В.П. Оправдание синергетики // Вопросы философии. 2001, № 4.

Там же. С. 149.

Опираясь на историко-философский и конкретно-научный материал, автор ставит перед собой задачу выделить новые подходы к постижению социальной реальности и, по возможности, разместить на этом пути ориентиры – критерии оптимального движения к истине.

Вначале рассмотрим историко-философский аспект проблемы. Внимание первых философов сосредоточено, прежде всего, на проявлениях негативной роли эмоций в жизни человека. Так, "победа над страстями" является важней шей составляющей пифагорейской этики. Та же идея в ее крайнем выражении доминирует в древнеиндийской философии, особенно в учении о нирване. По Платону вся судьба человека зависит от того, какая часть души окажется силь нее: низменная, вожделеющая или разумная. Взгляды Эпикура на связь эмоций и разума имеют более конкретный характер. Стремление к удовольствию этот античный мыслитель провозглашает принципом практической жизни. Разум призван освободить человека от панического страха перед богами, смертью и другими явлениями, которые ему не понятны и вызывают тревогу. Важную роль в достижении внутренней свободы человека Эпикур отводит философии.

По утверждению стоиков в мире царит однозначная, неумолимая необходи мость. С этих позиций можно обосновать, видимо, единственно возможный идеал человека – достижение невозмутимости и ровности духа. Осуществить такой идеал может только разум, способный осознать неотвратимость судьбы и даже в страданиях найти смысл.

В приведенных выше взглядах эмоции выступают объектом оценки и кон троля со стороны разума. Важно отметить также, что уже в древней философии зарождаются идеи о целенаправленном формировании и использовании эмо ций. Многочисленные примеры использования эмоций в ораторском искусстве можно обнаружить в произведениях Цицерона57.

Принципиально иную функцию эмоции выполняют в этике И. Канта. Логика рассуждений философа такова. Основание практического разума, по его мне нию, может быть только продуктом чистой мысли. Моральный закон нельзя вывести из природы человека или обстоятельств его жизни. Существует только один категорический императив разума: "поступай только согласно такой мак симе, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом"58. Он предписывает лишь форму оценки поступка и не касается его содержания. Объективная реальность морального разума не может быть доказана, и все же она несомненна. Источник "величайшего уваже Например, о роли смеха в достижении расположения слушателей см: Цицерон Марк Туллий. Три трактата об ораторском искусстве. М.: Наука, 1972. С. 178-184.

Кант И. Критика практического разума. Соч. в 6 т. М.: Мысль, 1964. Т. 4, ч.1. С. 260.

ния" к моральному закону заключается в том, что он "позволяет нам ощущать возвышенный характер нашего собственного сверхчувственного существова ния"59. От дурных поступков человека удерживает опасность потерять свое до стоинство, "стать презренным в своих собственных глазах"60.

Оставляя вне оценки философскую позицию И. Канта в целом, акцентируем внимание на наиболее значимом для нас в данном случае моменте: убеждение в необходимости нравственного закона закрепляет, в конечном счете, чувство.

Да, это особое чувство, его испытывает человек, для которого человечество ("в своем лице, и в лице всякого другого") свято и совесть которого поэтому спо койна. Это чувство в той или иной мере испытывают все люди, и оно может быть понято как результат эволюции гуманизма. Таким образом, в логике прак тического разума фактически раскрывается роль эмоций в постижении истины, и в этом можно усмотреть истоки взглядов, которые в современной литературе относят к "новой рациональности" и "логике эмоций".

Во второй половине ХIХ века превращаются в самостоятельные отрасли зна ния социология и психология. Представляется, что в значительной мере под влиянием данных этих наук к анализу повседневной жизни обращается и фило софия. Это, в первую очередь, касается феноменологической философии. Мир повседневности (по Гуссерлю, "жизненный мир") обладает непосредственной достоверностью и является источником и вместилищем всех других видов ре альности, в том числе и "мира теорий". Все виды ценностных отношений в нем имеют эмоциональную окраску. Теперь рассмотрим возможность "верифика ции" философских представлений о роли эмоций в мышлении, используя кон кретно-научный материал.


Эмоции, или эмоциональные переживания, отражают личную значимость внешних и внутренних ситуаций для жизнедеятельности человека. В них выра жается как отношение человека к объекту эмоций (субъективный компонент), так и некоторая информация о самом объекте (познавательный компонент эмо ции). Если первый компонент обусловлен потребностями человека, то второй за висит от его способности выделять среди других явлений свойства объекта эмоций. Связь между этими двумя компонентами эмоции фиксируется в памяти.

Эмоциональный тон аккумулирует в себе отражение часто встречающихся при знаков полезных и вредных факторов среды. Благодаря этому эмоции выполня ют прогностическую функцию и позволяют принимать в неясных ситуациях пусть предварительные, зато быстрые решения о значении новых сигналов.

Там же. С. 416.

Там же. С.415.

Далее. Эмоциональный тон может рассматриваться как обобщенная познава тельная оценка: "Именно качествами генерализации объясняется свойство эмо ций изменять восприятие человеком причинных связей, что обычно называют "логикой чувств". Так ребенок при виде человека в белом халате насторажива ется, воспринимая его белый халат как признак, с которым связана эмоция бо ли. Он распространил свое отношение к врачу на все остальное, что с ним связано и его окружает"61.

Эмоции выполняют еще одну важную функцию. Они осуществляют мобилиза цию организма при реализации поставленных целей. По закону Йоркса-Додсона деятельность не достигает успеха, когда человек чего-то совсем не хочет, или ко гда он хочет этого чрезмерно. Без "предстартового" волнения, без рабочего настроения нет полной мобилизации физических и душевных сил человека. При чрезмерном возбуждении ухудшается внимание, память, мышление и, как след ствие, способность к адекватной оценке ситуации.

Для создания оптимального эмоционального состояния используются следу ющие приемы. Что бы быть более уверенным перед выполнением задачи и пре дупредить сильное волнение в случае неудачи, разрабатываются запасные стратегии, в том числе и отступные варианты. Снятию эмоционального напря жения способствует переключение внимания, например, путем самоотвлечения со значимости ожидаемого результата на дополнительный анализ ситуации или временного перехода к новому занятию. Установлено, что при одновременном существовании двух сильных эмоций происходит взаимное ослабление их си лы. Известно терапевтическое воздействие на человека музыки. Оно объясняет ся тем, что при одновременном существовании двух сильных эмоций происходит взаимное ослабление их силы. Этим же объясняется следующий факт: переживание человеком тяжелой утраты может смягчить возникновение в сознании новой сильной эмоции.

Связь эмоций с физиологическим состоянием организма имеет двусторонний характер. Не только эмоции ведут к изменениям в организме, но и изменением состояния организма можно влиять на эмоции. Так, мышечное расслабление, например, несовместимо с ощущением беспокойства. Для экстренного снятия напряжения может быть использовано общее расслабление мускулатуры. Фи зическая нагрузка, снижая потенциал нервной системы в данный момент и пе реключая внимание, также способствует психологической разрядке.

Эффективным средством психологической разрядки является юмор, который отражает переоценку события, способность отнестись к чему-то волнующему Грановская Р.М. Элементы практической психологии. Л.: ЛГУ, 1988. С. 197.

как малозначительному. Поэтому смех не совместим с повышенной чувстви тельностью и тревожностью.

Направленность эмоций (положительная или отрицательная) не столько свя зана с результатами деятельности, сколько с тем, насколько полученный ре зультат соответствует мотиву деятельности, в какой мере достигнуто желаемое.

Так, радость наступает при растущей вероятности удовлетворения какой-либо потребности, когда результат совпадает с желаемым. Чем доступнее цель, тем скромнее положительная эмоция (что легко дается, то мало ценится). Большая цель способствует более полному раскрытию творческих способностей челове ка и его психологической неуязвимости. Человек, сделавший главный жизнен ный выбор, в значительной мере предрешил дальнейшие решения. Попав в трудную ситуацию, он быстрее и легче справляется с эмоциями.

Актуальным может быть не только снижение, но и усиление эмоций. Уси лить эмоции может уяснение дефицита информации, необходимой для дости жения цели, и переосмысление самой цели. Именно значительная, а не любая цель делает устойчивым физическое и психическое здоровье человека. Роль "допинга" может выполнять функциональная музыка. Усиливает эмоции кол лективное переживание событий.

Достаточно хорошо изучено влияние на продуктивность мышления типич ных эмоциональных состояний, обусловленных неврозами и заболеваниями.

Так, люди в состоянии депрессии все видят в черном цвете, любой промежу точный результат мышления им кажется недостаточным. Такая чрезмерная критичность затрудняет движение к конечной цели интеллектуальных уси лий. На процесс мышления оказывает сильное влияние эмоциональная окраска содержания памяти. При бедной эмоциональной окраске, что наблю дается, например, у больных шизофренией, все события становятся для чело века приблизительно равнозначными и равновероятностными. Такие люди, не имея возможности почувствовать эмоциональное значение элементов па мяти, восполняют этот пробел за счет логики, пытаясь к незначительным со бытиям подойти с "теоретических позиций". Они, как правило, не чувствуют юмора, суть которого заключается в переводе маловероятных ситуаций в до минирующие. К нарушению процесса мышления ведет и другая крайность – доминирование в сознании той или иной идеи – идеи "фикс". Такое влияние доминирующих идей наблюдается, например, при паранойе. История полна фактами, когда незаурядный интеллект направляется доминирующей идеей по ложному пути.

В определенных условиях, когда интенсивность потребности нарастает, а возможность ее удовлетворения отсутствует, отрицательные эмоциональные переживания могу привести к изменению обычной логики человека. Нейтрали зация травмирующих факторов (чувства стыда, потери самоуважения и др.) и достижение душевного равновесия в этих случаях осуществляется с помощью механизмов психологической защиты62. Псевдонаучное объяснение человеком своих желаний, поступков провоцируется причинами, признание которых гро зило бы потерей самоуважения. Яркий пример такого объяснения, суть которо го заключается в понижении значимости недоступного, широко известен по басне Эзопа "Лиса и виноград".

Некоторые защитные механизмы действуют полностью на бессознательном уровне. К таким механизмам относится вытеснение неприятной для человека информации. В частности, активно из сознания вытесняется зависть, проявле ния собственной неполноценности, неблагодарность по отношению к другим людям. Установлено, что относительная значимость травмирующего фактора на фоне других, более мощных, снижается. Такое облегчение внутреннего со стояния (катарсис) может происходить при восприятии произведений искус ства. Не менее значимый факт: люди, способные искренне сопереживать страдания окружающих, не только облегчают их другим, но и тем самым спо собствуют улучшению и своего психического здоровья. Осознание подсозна тельно направляемых процессов свидетельствует о том, что действие защитных механизмов происходит в эмоциональном поле. Поэтому выделение устойчивых форм взаимодействия эмоций при анализе бессознательных про цессов также дает, на наш взгляд, основания говорить об определенной логике в этой сфере63.

Ряд интересных идей о "логике эмоций" высказан М.П. Ивановым64. Этот автор считает, что в мышлении сосуществуют и взаимодействуют "фрагменты с разумной логикой и соответствующими свойствами и фрагменты с логикой и свойствами эмоций". Такое представление о человеческом мышлении он называет "теорией двухкомпонентного мышления". Каждый из этих компо нентов мышления, выступающих в качестве "полных психических механиз мов", имеет выход на действия и изменение физиологического состояния Там же. С. 272-295.

Вопрос о логике эмоции автор ставил в работах: Щукин Н.Н. Высшие психологические процессы (философ ские аспекты) // Психология сегодня: Материалы 1 Всерос. науч. конф. по психологии Российского психологи ческого общества. М., 1996. Т. 2, выпуск 3. С.50-51;

Щукин Н.Н. Мировоззрение как жизнеобеспечивающий фактор. // Человек. Мировоззрение. НТП: Тезисы Всесоюзной научно-практической конференции. Секция 2.

Научное мировоззрение как основа духовности. Киев – Краматорск, 19991. С. 26-27.

человека. В эмоциональном мышлении используется "только одна логическая фигура или одно правило – объект всегда однозначно связывается с одним предикатом (эмоцией)"65.

Мы разделяем точку зрения, согласно которой существуют веские основа ния для расширения содержания понятия "мышление" за счет эмоциональных процессов. Экспериментально установлено, что происходящие при эмоцио нальных реакциях органические изменения не исчерпывают существа эмо ций66. Идеальный характер эмоциональных переживаний, наличие устойчивых форм взаимодействия различных эмоций, а также эмоций и абстракций – все эти факты в совокупности позволяют, во всяком случае, поставить вопрос об эмоциональном мышлении.

При разработке оснований логики эмоций можно обратиться к аналогии с формальной логикой. Если в разумном мышлении объект мысли выделяется из среды с помощью понятия, то в эмоциональном мышлении аналогом последне го может служить эмоция (объект "переживается"). Известно, что к методам образования понятий формальная логика относит анализ, сравнение, синтез, аб страгирование и обобщение. Что касается эмоций, то некоторые из них имеют, вероятно, врожденный характер. Другие формируются под влиянием повсе дневного опыта, воспитания и самовоспитания. Как видим, выводы по аналогии не позволяют однозначную связь эмоции с объектом отнести к "логическим фи гурам", как это предлагает М.П. Иванов (см. выше).


Если продолжить аналогию с формальной логикой, то на роль "логических фигур" могут претендовать устойчивые формы взаимодействия эмоций. Приве дем примеры такого взаимодействия. Существует мнение, что итоговая эмоци ональная оценка события представляет собой результат "усреднения" предыдущих его оценок67. При одновременном существовании двух доминант ных очагов происходит взаимное ослабление их силы68.

Закономерен вопрос о возможности истинностной оценки эмоционального мышления. По аналогии с рассудочным мышлением под истиной в эмоцио нальном мышлении логично понимать соответствие эмоции переживаемой си туации. Такое соответствие, например, может быть нарушено под воздействием Иванов М.П. Основы психологии в популярном изложении. Теория двухкомпонентного мышления и основ ная психическая проблема человечества. М.: СтудиА, 2000.

Там же. С. 85.

Грановская Р.М. Элементы практической психологии. Л.: ЛГУ, 1988. С. 193.

Иванов М.П. Основы психологии в популярном изложении. Теория двухкомпонентного мышления и основ ная психическая проблема человечества. М.: СтудиА, 2000. С. 79.

Грановская Р.М. Элементы практической психологии. Л.: ЛГУ, 1988. С. 221.

химических веществ, раздражения коры головного мозга электрическим током, заболевания нервной системы. На наш взгляд, более значима характеристика эмоций со стороны соответствия их доводам разума. Скажем, агрессивное настроение толпы, возникшее под воздействием демагогической речи, нельзя назвать ложным, так как оно адекватно отражает ситуацию в целом (содержа ние демагогической информации, взаимовлияние людей в толпе, фактор ано нимности). В то же время поведение толпы может быть крайне неразумным, противоречить интересам общества и самих участников акции. Если эмоции дают грубую обобщенную оценку ситуации, то абстрактное мышление позво ляет проникнуть в ее сущность, выйти за пределы "здесь и теперь" и посмот реть на нее с более широких позиций.

Оптимизация разрешения противоречия между разумом и эмоциями, по мне нию М.П. Иванова, является главной проблемой психического здоровья людей69.

Оптимальным вариантом при этом будет такой, когда эмоции находятся в согла сии с разумным мышлением. Тогда в полной мере могут быть использованы сильные стороны обеих компонент мышления и сведено к минимуму влияние их недостатков, человек будет реагировать на все быстро и разумно. Основное сред ство достижения максимального согласия между разумом и чувствами – рацио нальная организация эмоциональной сферы. Важную роль в таком согласовании автор отводит тренингу, приобщению к искусству, компромиссу.

Для достижения согласия между эмоциями и разумом, на наш взгляд, важно понять природу взаимодействия эмоций и абстракций. Операции "чистого мышления", как это было показано выше при анализе этических взглядов И. Канта, имеют эмоциональное сопровождение. Так, эффективность убежда ющего воздействия во многом зависит от эмоциональной приемлемости аргу ментов для убеждаемых. Например, навязчивость речи убеждающего может вызвать негативное отношение к сообщаемой информации ("эффект бумеран га"). В процессе внушения роль эмоций еще более заметна. Здесь абстрактная идея становится компонентом мировоззрения человека без ее критической оценки. Можно предположить, что эффект внушения объясняется своего рода "резонансом" эмоций, когда слова внушающего падают на благоприятную поч ву. Выше уже были рассмотрены примеры изменения обычной логики человека при различных неврозах, заболеваниях и формах психологической защиты;

непосредственной причиной этого феномена выступает то или иное эмоцио нальное состояние человека.

Иванов М.П. Там же. С. 135-145.

Свои особенности имеет переживание человеком социального бытия. Эмоции, отражающие значимость социальных ситуаций, имеют, как правило, дифферен цированный характер. Социальные чувства в значительной мере заданы социаль ным положением, национальной принадлежностью индивида. Они закрепляют смысл потребностей, интересов, ценностей различных социальных групп.

Эмоции выступают средством взаимовлияния людей в процессе общения, играют ключевую роль в формировании различных социально-психо логических явлений, таких как психологическое заражение, конформизм, слу хи, паника, мода. Они передаются от человека к человеку, трансформируются, служат исходным материалом в формировании духовной атмосферы на уровне коллектива, города, региона, общества в целом. Характер духовной атмосферы общества во многом зависит от того, в какой мере его члены осознают процесс эмоционального мышления и прогнозируют взаимовлияние людей на эмоцио нальном уровне. Особенно это касается формальных и неформальных лидеров, работников средств массовой информации. Так, опытные политические обозре ватели улавливают малейшие изменения в тоне взаимоотношений политиче ских деятелей.

Теоретическое осмысление социальной жизни также имеет свою эмоцио нальную компоненту. Эмоциональное отношение ученого к исследуемой про блеме может существенно повлиять на ход и результаты исследования.

Поэтому объект социального познания должен включать в себя и специфику эмоционального мышления исследователя.

Анализ взаимодействия эмоций и разума настраивает исследователя на поиск гипотетического "психического атома", в котором единство эмоционального и рационального представлено на конкретном уровне. Такой поиск выводит нас на концепцию смысла. Рассмотрим этот вопрос, опираясь на концепцию смыс ла, предложенную Д.А. Леонтьевым70.

Исходным понятием в концепции смысла является понятие жизненных от ношений. Это – такие отношения, которые складываются между субъектом и объектами в процессе деятельности и означают потенциальную возможность, качественно определенную формой взаимодействия между ними. Под реализа цией жизненных отношений понимается активность субъекта, направленная на установление оптимального состояния жизненных отношений, то есть такого состояния, которая максимально способствует продолжению существования и развитию субъекта71. Совокупность всех объектов и явлений действительности, Леонтьев Д.А. Психология смысла. Природа, структура и динамика смысловой реальности. М.: Смысл, 1999.

Там же. С. 119.

связанных с данным субъектом жизненными отношениями, представляет собой его жизненный мир. Каждый объект и явление в структуре жизненного мира занимает определенное место и играет определенную роль. Системное каче ство, которое объекты и явления приобретают в контексте жизненного мира, Д.А. Леонтьев отождествляет с их смыслом72. В таком понимании жизненный смысл может рассматриваться в качестве единицы анализа жизненного мира.

Он представляет собой единство трех аспектов: онтологического, феноменоло гического и деятельностного. Онтологический аспект отражает заданность смысла жизненными отношениями, феноменологический – презентацию смыс ла в эмоциях и трансформированных образах, деятельностный – смысловую ре гуляцию деятельности человека.

Эвристические возможности понятия смысла заключаются в том, что оно, "выводя анализ за пределы сознания, в плоскость жизненного мира, позволяет преодолеть бинарную оппозицию аффекта и интеллекта, познания и чувств, в плену которой человекознание продолжает оставаться еще со времени антично сти"73. Межличностные и внеличностные формы существования смысла могут стать эффективным средством анализа социальной реальности. В этом случае носителем и субъектом коллективной ментальности будут выступать различ ные социальные группы.

Проведенный анализ роли эмоций в познании позволяет сделать следующие обобщения.

Эмоции дают человеку новое знание о состоянии среды. В них выражается обобщенная оценка ситуации по шкале: положительная – отрицательная. Нали чие устойчивых форм взаимосвязи эмоций, выход эмоций непосредственно на поступки человека могут служить основанием для постановки вопроса о разра ботке логики эмоционального мышления.

Эмоции всегда осознаются. Однако процесс формирования эмоций, их взаи модействие осознаются в той мере, в какой они стали предметом изучения и образования. От этой меры зависит и возможность управления эмоциями. Тео ретическое значение возможных результатов исследования эмоционального мышления, на наш взгляд, можно сравнить со значением открытия дифферен циального и интегрального исчисления в математике.

Следование принципу единства эмоционального и разумного мышления вы ступает предпосылкой продуктивности социального познания. Этот принцип нельзя сводить к одностороннему приведению эмоциональной сферы в соот Там же. С. 440.

Там же. С. 165.

ветствие с доводами разума. Диалектика эмоций и разума имеет более тонкий характер и важно исследовать ее на максимально конкретном уровне. При этом важную методологическую функцию может выполнять понятие смысла. Как было показано выше, в этом понятии единство чувственного и рационального находит конкретное воплощение. Поэтому одним из перспективных подходов к изучению социальной реальности мы относим расширение сферы использова ния понятия "смысл" за пределы общепсихологического анализа, изучение смысловой реальности в масштабе культуры в целом. Особые надежды мы свя зываем с этим понятием при изучении "человекоразмерности" научного знания и "препарировании" субъективности в ее структуре.

Глава 3. Роль критериев оптимальности в процессе социальной регуляции §1. Критерии оптимальности как средство ориентации человека в мире Идея распространения принципа оптимальности на общество в целом обос новывается, видимо, впервые. Она была высказана автором еще в начале 80-х годов: на семинаре докторантов в Уральском государственном университете, в ряде публикаций74. Она была поддержана в беседах с известными учеными З.И. Фаинбургом, Л.Н. Коганом, Н. Аитовым. Интерес к идее был обусловлен социально-экономической ситуацией в стране;

в то время уже было очевидно, что экономическая часть программы КПСС не выполняется. Критерии опти мальности развития общества рассматривались тогда, в первую очередь, в каче стве инструмента для сравнительного анализа социалистической и капиталистической систем, сопоставления их "плюсов" и "минусов". За про шедшие после этого годы проблема оптимизации социального развития не ста ла менее актуальной. За прошедший период созрели теоретические предпосылки для ее решения. В частности, получила "права гражданства" идея плюрализма философских взглядов, в результате чего появилась возможность использовать без оглядки на ортодоксальную критику ценные идеи "буржуаз Щукин Н.Н.О роли социологии в оптимизации развития социальных систем / Европейский Север России:

проблемы освоения и устойчивого развития: Материалы научно-практической конференции. – Сыктывкар, 1999. – С. 53-55./ Щукин Н.Н. Экологические критерии оптимальности развития общества. // Экология севера:

научные труды к межрегиональной конференции. – Ухта: УГТУ,1999. – С. 26-27./ Щукин Н.Н. Проблема опти мизации социального развития // Использование материалов партийных документов по проблемам перестройки как объективного условия восстановления ленинской концепции социализма в преподавании марксизма ленинизма / Под ред. С.Ф. Фролова, А.Д. Портнягина, Ф.Д. Гусейнова. – М.: 1989. – С. 18-19. / Щукин Н.Н.

Средства оптимизации развития общества (социально-философский аспект). / Вузовская наука региону: Мате риалы второй региональной межвузовской конференции. – Вологда: ВоГТУ, 2001. – С. 256-257.

ных" ученых. Материал современной психологии позволяет конкретизировать диалектику веры и разума, углубить представления о роли эмоций в постиже нии истины. Идеи синергетики позволяют конкретизировать механизм соци ального развития.

Поскольку история, как сейчас любят говорить, не имеет сослагательного наклонения, критерии оптимальности имеют первостепенное значение для при нятия решений, от которых зависит будущее. Однако опыт прошлого можно использовать для апробации критериев оптимальности. С этой целью можно прибегнуть к мысленному эксперименту, который получил название "экс пост факто". Суть этого метода заключается в мысленной реконструкции прошлого при новых обстоятельствах (в нашем случае – при новых критериях оценки ре шений) и сопоставлении гипотетического процесса с реальной историей.

При обсуждении рассматриваемой проблемы на теоретических семинарах были высказаны суждения о том, что идея оптимизации социального развития входит в противоречие с ценностями демократии. Такого рода предубеждения мы рассмат риваем как остаточные явления тотальной критики тоталитарного режима в пери од перестройки. При ориентации на критерии оптимальности развития речь не идет о тотальной регламентации социальной жизни. Разработка критериев опти мальности как раз и служит основой для решения вопроса, что целесообразно ре гламентировать, а что нет. Управление – атрибут любого общества, и философские основы управления выступают предпосылкой решения других, бо лее конкретных вопросов социального регулирования: сферы, методов, организа ционных форм и т. д. Осознание критериев оптимальности социального развития позволяет принимать не только рациональные организационные решения, но и личностные решения, а, следовательно, расширяет свободу личности. Ведь, в ко нечном счете, каждый лично заинтересован в существовании мира.

Глава 4. Духовные предпосылки оптимизации социального развития §1. Практическая функция социального знания Эффективность управленческих решений в значительной степени зависит от полноты и качества исходной информации. В то же время типичным недостат ком российских руководителей, на наш взгляд, является дилетантское отноше ние к социальной информации. Об этом свидетельствует многолетний опыт исследования автором управленческих проблем. В сознании руководителей старшего поколения доминирует установка самодостаточности жизненного опыта. Молодые руководители, которые в своих вузовских дипломах уже име ют оценки по менеджменту и маркетингу, знают, что "на Западе" услуги социо логов, психологов, методологов пользуются спросом. Однако их попытки применения усвоенного знания в условиях российской действительности часто приобретают уродливые формы (примеры безвкусицы в рекламе, использова ния "черных" технологий широко известны). Самоуверенность руководителей в решении социальных проблем по мере продвижения их по служебной лестнице, как правило, возрастает.

Указанные выше факты имеют свои психологические корни. Дело в том, что общество как объект наблюдения доступно каждому человеку. Социальные проблемы в той или иной степени затрагивают интересы каждого человека. По этому свое мнение по насущным вопросам имеет каждый взрослый человек.

Что касается руководителей, то они по должности должны хорошо "разбирать ся в людях". Если же таким качеством руководитель не обладает, включается механизм психологической защиты, чаще всего по типу "сладкого лимона" (преувеличение ценности имеющегося) и "кислого винограда" (понижение зна чимости недоступного)75. Чем выше статус должности, тем больше раздража ющих психику факторов, тем труднее руководителю, не прибегая к психологической защите, сохранять привычное мнение о себе и душевное рав новесие. В то же время регулярное действие психологической защиты может ухудшить приспособляемость человека к внешней социальной среде. Чувство непогрешимости в решении социальных вопросов – верный признак того, что руководитель утратил психическую гибкость, способность адекватно реагиро вать на изменения среды.

Возрастание динамизма и усложнение социальных отношений поставили во прос о более точных методах анализа социальной жизни, чем так называемый здравый смысл, и, соответственно, более тонких механизмах воздействия на общество. Еще в середине 19 века заявила о себе наука социология, претенду ющая на точное знание об обществе, а практическое приложение социологиче ского знания стало одной из составляющих цивилизованного управления социальными процессами.

Социология возникла как антитеза умозрительному знанию об обществе.

Она, как и науки о природе, опирается на эмпирические данные. Любая идея в социологии с помощью эмпирических методов "сверяется" с жизнью. Поэтому Грановская Р.М. Элементы практической психологии. – 2-е изд. – Л.: Изд. Ленинградского университета, 1988. – 560 с.

социология выступает важнейшим "противоядием" против социальной демаго гии, обыденного и "делового" пустословия, утопических взглядов.

Так, в США социологические исследования в целях управления широко ис пользуются с 30-х годов прошлого столетия. На основе предложенной Э. Мэйо доктрины "человеческих" отношений были разработаны многочисленные соци альные технологии по использованию "человеческого фактора". Социометри ческий метод Морено стал использоваться для детализации представлений о межличностных отношениях с целью оптимизации последних. Иерархическая теория потребностей А. Маслоу служит основой для разработки различных мо делей мотивации труда. Социологические службы, специализирующиеся на изучении общественного мнения, держат руку на пульсе страны, регистрируя малейшие изменения в социальной жизни. Правительство и предприниматели ассигнуют на проведение социологических исследований значительные суммы, связывая с этим надежды на повышение производительности труда, обеспече ние социальной стабильности. Конечно, социальные технологии, как и про мышленные, можно использовать в различных целях. Идеологическая оценка их может быть различной. Бесспорно то, что социологические исследования могут выступать эффективным инструментом утверждения определенной, за ранее заданной системы ценностей. Более того, социологический анализ по следней создает предпосылки ее гуманизации.

Развитие прикладной социологии в бывшем Советском Союзе имеет следу ющие особенности. В 20-е годы прошлого столетия получили известность ис следования проблем труда и быта рабочих и крестьян, проводимые преимущественно экономистами (А.Г. Гастевым, С.Г. Струмилиным и т.д.).

Однако уже в 30-е годы социология получила статус "буржуазной" науки и по сути дела прекратила существование, так как точная информация подрывала основы тоталитарного режима. Возрождение социологии начинается после "хрущевской оттепели". В партийных документах того времени неоднократно декларировалась необходимость изучения и учета органами власти обще ственного мнения. В 60-70-е годы широкое развитие получило планирование социального развития предприятий и городов. Несмотря на практическую направленность указанных исследований, отношение к ним в целом соответ ствует выражению "тащить и не пущать". С одной стороны, власти видели в социологии средство создания образа "просвещенного руководства", а с дру гой – не могли отказаться от ориентации на достижение "валовых экономиче ских показателей любой ценой". Советское общество, которое с точки зрения официальной идеологии развивалось на "истинно научной основе", оказалось крайне нечувствительным к "логосу", что и послужило, как нам представляет ся, одной из причин его кризиса.

В постсоветский период в общественном сознании произошел сдвиг в сторону иррационального. Это стало своеобразной реакцией на тот факт, что официаль ная наука в советский период игнорировала или недооценивала роль бессозна тельного и эмоционального компонентов в психике человека. Однако истина заключается не в сужении сферы рационального, а в более глубоком познании бессознательного, в изучении и практическом использовании логики эмоций.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.