авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ УХТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Н.Н. Щукин КРИТЕРИИ ОПТИМАЛЬНОСТИ РАЗВИТИЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

тельство Московского Университета, 1985. – 365 с.

Бранский В.П. Социальная синергетика как постмодернистская философия 12.

истории / В.П. Бранский // Общественные науки и современность. – 1999. – № 6. – С. 117-127.

Бранский В.П. Теоретические основания социальной синергетики / 13.

В.П. Бранский // Вопросы философии. – 2000. – №4. – С. 112-129.

Вацлавик П. Как стать несчастным без посторонней помощи / П. Вацлавик;

14.

Пер. с англ. / Послесл. И.В. Бестужева-Лады. – 2-е изд. – М.: Прогресс, 1993. – 160 с.

Гендин А.М. "Эффект Эдипа" и методологические проблемы социального 15.

прогнозирования / А.М. Гендин // Вопросы философии. – 1970. – № 4. – С.

80-89.

Горский Д.П. Трудовая теория стоимости: критический анализ концепции 16.

К. Маркса / Д.П. Горский // Вопросы философии. – 1992. – №12. – С. 127-135.

Грановская Р.М. Элементы практической психологии / Р.М. Грановская. – 17.

2-е изд. – Л.: Изд. Ленинградского университета, 1988. – 560 с.

18. Григорьева Н.Г. Жилищная проблема: варианты решения / Ухтинский ин дустр. ин-т / Н.Г. Григорьева, Е.А. Рыбина, Н.Н. Щукин. – Ухта, 1980. – с. – Деп. в ИНИОН РАН 18.01.93, № 47576.

19. Гулыга А.В. Русская идея и ее творцы / А.В. Гулыга. – М.: Соратник, 1995. – 310 с.

20. Гусейнов А.А. Краткая история этики / А.А. Гусейнов, Г. Иррлитц. – М.:

Мысль, 1987. – 589 с.

21. Декомб В. Современная французская философия: Сборник / В. Декомб;

Пер. с франц. – М.: Издательство "Весь Мир", 2000. – 334 с.

22. Дубинин Н.П. Вечное движение / Н.П. Дубинин. – Изд. 2-е. испр. и доп. – М.: Политиздат, 1975. – 431 с.

23. Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. в 30-ти т. Т. 5. – Л.: Наука, 1973. – С. 116-117.

24. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии / Э. Дюркгейм. – М., 1990.

25. Егоров И.А. Принцип свободы как основание общей теории регуляции / И.А. Егоров // Вопросы философии. – 2000. – №3. – С. 3-21.

26. Здравомыслов А.Г. Принцип рациональности в современной социологиче ской теории / А.Г. Здравомыслов // Социс. – 1990. – № 4. – С. 3-14.

27. Зотов А.Ф. О прогнозах социального развития / А.Ф. Зотов // Социол. ис след. – 1992. – № 10. – С. 30-32.

28. Идеал, утопия и критическая рефлексия. – М.: РОСПЭН, 1996. – 302 с.

29. Иванов М.П. Основы психологии в популярном изложении. Теория двух компонентного мышления и основная психическая проблема человечества / М.П. Иванов. – М.: ИПФ "СтудиА", 2000. – 220 с.

30. Ильенков Э.В. Ленинская диалектика и метафизика позитивизма: (Раз мышления над книгой В.И. Ленина "Материализм и эмпириокритицизм") / Э.В. Ильенков. – М.: Политиздат, 1980. – 175 с.

31. Кант И. Критика практического разума // Соч. в 6-ти т. – М.: Мысль, 1964.

32. Кемеров В.Е. О философской моде в России / В.Е. Кемеров // Вопросы фи лософии. – 2000. – №11.

33. Китайгородский А. Реникса / А. Китайгородский. – 2-е изд. – М.: Молодая гвардия, 1973. – 192 с.

34. Князева Е.Н. Синергетика как новое мировидение: диалог с Пригожиным / Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов // Вопросы философии. – 1992. – № 12. – С. 3-20.

35. Ковалев А.Г. Курс лекций по социальной психологии / А.Г. Ковалев. – М.:

Высшая школа, 1972. – 176 с.

36. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений / Ю. Козелецкий;

Пер. с польского. – М.: Прогресс, 1979. – 504 с.

37. Козлова Н. Социология повседневности: Переоценка ценностей / Н. Козлова // Общественные науки и современность. – 1992. – № 4.

38. Кон И.С. Психология юношеского возраста: (Проблемы формирования личности). Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов / И.С. Кон. – М.: Про свещение, 1979. – 175 с.

39. Кузин В.В. Футурология: триумф и трагедия / В.В. Кузин // Впереди ХХI век: перспективы, прогнозы, футурология. Антология современной клас сической прогностики. 1952-1999./ Редактор составитель И.В. Бестужев Лада. – М.: Academia, 2000. – 480 с. – С. 3-5.

40. Куприян А.П. Методологические проблемы социального эксперимента / А.П. Куприян. – М.: Изд. Московского унив-та, 1971. – 150 с.

41. Кутырев В.А. Оправдание бытия (явление нигитологии и его критика) / В.А. Кутырев // Вопросы философии. – 2000, – №5. – С. 15-32.

42. Лем С. Провокация: Эссе. Собр. соч. в 10 т.т. Т. 10 / С. Лем – М.: Текст, 1955. – 494 с.

43. Ленин В.И. Великий почин // Полн. собр. соч. Т.39.

44. Леонтьев Д.А. Психология смысла. Природа, структура и динамика смыс ловой реальности / Д.А. Леонтьев. – М.: Смысл, 1999. – 487 с.

45. Лук А.Н. Остроумие, юмор, творчество / А.Н. Лук. – М.: Искусство, 1977. – 184 с.

46. Малинецкий Г.Г. Нелинейная динамика – ключ к теоретической истории? / Г.Г. Малинецкий // Общественные науки и современность. – 1996, – № 4. С.

47. Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. 23.

48. Маркс К. [Письмо] П.В. Анненкову // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. 27.

49. Маркс К. Предисловие. К критике политической экономии // Маркс К., Эн гельс Ф. Соч., Т. 13.

50. Маслоу А.Г. Дальние пределы человеческой психики / А.Г. Маслоу;

Пер. с англ. – СПб.: Евразия, 1999. – 432 с.

51. Медоуз Д. и др. Пределы Роста / Донелла Х. Медоуз, Деннис Л. Медоус, Йорген Рэндерс, Вильям В. Беренс 111 // Впереди ХХI век: перспективы, прогнозы, футорологи. Антология современной классической прогности ки. 1952-1999 / Редактор составитель И.В. Бестужев-Лада. – М.: Academia, 2000. – С. 374-406.

52. Михитарова М.В. Становление цивилизованности как цель и средство развития советского общества / М.В. Михитарова, Н.Н. Щукин // Социаль ный прогресс: проблемы гуманизации: Межвузовский сборник научных статей. – Сыктывкар, 1992. – С. 59-71.

Моисев Н.Н. Человек и ноосфера / Н.Н. Моисев. – М.: Мол. гвардия, 1990. – 53.

351 с.

Моисеев Н.Н. Универсальный эволюционизм (Позиция и следствия) 54.

/Н.Н. Моисеев // Вопросы философии. – 1991. – № 3. – С. 3-28.

Моисеев Н.Н.Системная организация биосферы и концепция коэволюции / 55.

Н.Н. Моисеев // Общественные науки и современность. – 2000. – № 2. – С.

Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры.

56.

Синергетика исторического процесса / А.П. Назаретян. – М.: 1996.

Назаретян А.П. Векторы исторической эволюции / А.П. Назаретян // Уни 57.

версальная история: междисциплинарные подходы. – Сыктывкар, 2001. – С.

104-127.

Назаретян А.П. Психология предкризисного социального развития: исто 58.

рический опыт и современность / А.П. Назаретян // Универсальная исто рия: междисциплинарные подходы. – Сыктывкар, 2001. – С. 128-150.

Назаретян А.П. Совесть в пространстве культурно-исторического бытия 59.

(полемические заметки) / А.П. Назаретян // Общественные науки и совре менность. – 1994. – № 5. – С. 152-160.

Назаретян А.П. Универсальная эволюция субъективности: от ретроспекции 60.

к прогностике / А.П. Назаретян // Универсальная история: междисципли нарные подходы. – Сыктывкар, 2001. – С. 151-171.

Нарский И.С. Научные публикации: Хайдеггер М. О сущности истины / 61.

И.С. Нарский // Философские науки. – 1989. – № 4. – С. 88-91.

Обуховский К. Психология влечений человека / К. Обуховский;

Пер. с 62.

польского. – М.: Прогресс, 1972. – 247 с.

Ойзерман Т.И. Философия как история философии / Т.И. Ойзерман. – 63.

СПб.: Алетейя, 1999. – 448 с.

Оптимизация решения жилищной проблемы в г. Ухте / Н.Н. Щукин, 64.

Н.П. Осташова, В.В. Каюков и др. – Ухта: УИИ, 1983. – 52 с.

Платон. Государство // Соч. в 3-х т. Пер. с древнегреч. – Т. 3. – М.: Мысль, 65.

1971.

Платон. Тимей // Соч. в 3-х т. Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1971. Т.3.

66.

Платон. Государство // Соч. в 3-х т. Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1971. – 67.

Т. 3.

Повесть временных лет // "Изборник" (Сборник произведений литературы 68.

древней Руси). – М.: Художественная литература, 1969.

69. Поппер К. Логика и рост научного знания / К. Поппер;

Пер. с англ. – М.:

Прогресс, 1983. – 606 с.

70. Пригожин И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой / И. Пригожин, И. Стенгерс. – М.: Наука, 1985.

71. Прытков В.П. Оправдание синергетики / В.П. Прытков // Вопросы фило софии. – 2001. – № 4. – С. 146-149.

72. Рассел Б. История западной философии. В 2-х т. / Б. Рассел;

Пер. с англ. – М.: Миф, 1993. Т.1. – 135-136.

73. Рассохин Г.В. К проблеме гуманитарного образования / Г.В. Рассохин, Н.Н. Щукин, В.К. Хегай // Труды Второй Международной научно технической конференции "Актуальные проблемы фундаментальных наук" в 7-ми тт./ под ред. И.Б. Федорова, К.С. Колесникова. Т. 7, ч. 1. Симпозиум "Социально-гуманитарная компонента фундаментального инженерного образования". – М.: Техносфера-Информ, 1994. – С. 5-8.

74. Рассохин Г.В. Развитие периферийного технического вуза в условиях рын ка / Г.В. Рассохин, В.К. Хегай, Н.Н. Щукин // Высшее образование в Рос сии. – 1993. – № 4. – С. 40-43.

75. Роджерс Э., Агарвала-Роджерс А. Коммуникации в организациях / Э. Роджерс, А. Агарвала-Роджерс;

Пер. с англ. – М.: Экономика, 1980. –176 с.

76. Розов М.А. Философия без сообщества? / М.А. Розов // Вопросы филосо фии. – 1988. – № 8. – С. 23-36.

77. Сависько О.В. Роль синергетики в исследовании коллективного человече ского поведения / О.В. Сависько // Человек, культура, цивилизация на ру беже II и III тысячелетий: Труды Международной научной конференции, Волгоград, 3-5 октября 2000 г.: в 2-х т. Т.1 / Волгоград, 2000. – С. 85-87.

78. Синергетике – 30 лет. Интервью с профессором Г. Хакеном // Вопросы фи лософии. – 2000. – № 3. – С. 53-61.

79. Сорос Дж. Сорос о Соросе. Опережая перемены / Дж. Сорос;

Пер. с англ. – М.: ИНФА – М, 1996. – 336 с.

80. Социальное проектирование / Ж.Т. Тощенко, Н.А. Аитов, Н.И. Лапин. – М.: Мысль, 1982. – 254 с.

81. Спиркин А.Г. Философия: Учебник / А.Г. Спиркин. – М.: Гардарики, 1999. – 816 с.

82. Степин В.С. Философская антропология и философия науки / В.С. Степин. – М.: Высшая школа, 1992. – 191 с.

83. Тендряков В.Ф. Покушение на миражи: Роман / В.Ф. Тендряков. – М.: Со временник, 1989. – 221с.

84. Филатов В.П. Об истоках лысенковщины "агробиологии" (Опыт социаль но-философского анализа) / В.П. Филатов // Вопросы философии. – 1988. – № 8. – С. 3-22.

85. Философия и прогностика / А. Бауэр, В. Эйхгорн, Г. Кребер и др. – М.:

Прогресс, 1971. – 424 с.

86. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности / Э. Фромм // Социол.

исследования. – 1992. – № 7. – С. 126-134.

87. Хитикка Яакко. Действительно ли логика – ключ ко всякому хорошему рассуждению? // Вопросы философии. – 2000. – №11. – С. 105-125.

88. Ципко А.С. Идея социализма. Вехи биографии / А.С. Ципко. – М.: Моло дая гвардия, 1976. – 272 с.

89. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии: Учеб. пособие для фи лос. фак. и отделений ун-тов / А.Н. Чанышев. – М.: Высш. школа, 1981. – 374 с.

90. Чанышев А.Н. Трактат о небытии / А.Н. Чанышев // Вопросы философии. – 1990. – №10. – С. 158-165.

91. Чарльз Ф. Эндрейн. Сравнительный анализ политических систем. Эффек тивность осуществления политического курса и социальные преобразова ния / Пер. с англ. – М.: Издательский дом "ИНФА"-М, Издательство "Весь мир", 2000. – 320 с.

92. Чешков М.А. Синергетика: за и против (заметки о науке эпохи глобальной смуты) / М.А. Чешков // Общественные науки и современность. – 1999. – №6. – С. 128-140.

93. Шеболкина Е.П. Предисловие. Универсальная история: междисциплинарные подходы. Сборник статей / Е.П. Шеболкина. – Сыктывкар, 2001. – С. 4-6.

94. Шуц А. Структура повседневного мышления / А. Шуц // Социол. исслед. – 1988. – № 2. – С.

95. Щукин Н.Н. О месте марксизма в истории культуры / Н.Н. Щукин // Мир – основа социального прогресса: Материалы 1 региональной научно практической конференции, 20 апреля 1996 г. – Сыктывкар: Пролог, 1996.

– С. 20-22.

96. Щукин Н.Н. Средства оптимизации развития общества (социально философский аспект) / Н.Н. Щукин // Вузовская наука региону: Материалы второй региональной межвузовской конференции. – Вологда: ВоГТУ, 2001. – С. 256-257.

97. Щукин Н.Н. Высшие психические процессы (философские аспекты) / Н.Н. Щукин // Психология сегодня: Материалы 1 Всероссийской научной конференции по психологии Российского психологического общества, января-2 февраля 1996 г. Т. 2, вып. 3. – М.: 1996. – С. 50-51.

98. Щукин Н.Н. И победителей судят / Н.Н. Щукин // Ухта. – 1974. – 8 янв.

99. Щукин Н.Н. Мировоззрение как жизнеобеспечивающий фактор / Н.Н. Щукин // Человек. Мировоззрение. НТП: Тезисы Всесоюзной научно практической конференции. – Секция 2. Научное мировоззрение как осно ва духовности. – Киев – Краматорск, 1991. – С. 26-27.

100. Щукин Н.Н. Ниша администрации города в регулировании социально экономических прцессов / Н.Н. Щукин // Проблемы мира сегодня: роль Рес публики Коми в устойчивом развитии России: Материалы научно- практиче ской конференции, 7 декабря 1996. – Сыктывкар, 1996. – С. 11-12.

101. Щукин Н.Н. О содержании педагогической подготовки преподавателей технических вузов / Н.Н. Щукин // Всероссийский семинар руководителей центров подготовки и деканов факультетов повышения квалификации преподавателей вузов (19-23 июня 1996 г.): Материалы семинара / Под ред.Г.У. Матушанского. – Казань: КГТУ, 1996. – С. 46-47.

102. Щукин Н.Н. Проблема оптимизации социального развития / Н.Н. Щукин // Использование материалов партийных документов по проблемам пере стройки как объективногоусловия восстановления ленинской концепци исоциализма в преподавании марксизма-ленинизма / Под ред.

С.Ф. Фролова, А.Д. Портнягина, Ф.Д. Гусейнова. – М.: 1989. – С. 18-19.

103. Щукин Н.Н. Практическая функция социального знания / Н.Н. Щукин // Социально-политический журнал. – 1996. – № 5. – С. 93-98.

104. Щукин Н.Н. Разум и вера: проблема демаркации / Н.Н. Щукин // Человек, культура, цивилизация на рубеже II и III тысячелетий: Труды Междуна родной научной конференции, Волгоград, 3-5 октября 2000 г.: в 2-х т. Т. 1 / Волгоград, 2000. – С. 120-123.

105. Щукин Н.Н. Философское образование: смена парадигм / Н.Н. Щукин // Межвузовская научно-методическая конференция "Информационные тех нологии и фундаментализация высшего образования", Москва, 21-22 октября 1999 г. М.: Российский гос. Унив-ет нефти и газа им.

И.М. Губкина, 1999. – С. 19-20.

106. Щукин Н.Н. Экологические критерии оптимальности развития общества. // Экология севера: научные труды к межрегиональной конференции. – Ухта:

УГТУ, 1999. – С. 26-27.

107. Щукин Н.Н. Концепция развития города как средство регулирования соци ально-экономических процессов / Н.Н. Щукин, В.В. Каюков // Сборник научных трудов № 4. – Ухта: УГТУ, 2000. – С. 455-458.

108. Щукин Н.Н.О роли социологии в оптимизации развития социальных си стем / Н.Н. Щукин // Европейский Север России: проблемы освоения и устойчивого развития: Материалы научно-практической конференции. – Сыктывкар, 1999. – С. 53-55.

109. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 20.

110. Энгельс Ф. Письмо Й. Блоху, 21-22 сентября 1990 г. // Маркс К., Эн гельс Ф. Соч. т. 37.

ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ И ДОКЛАДЫ (1998-2002) Каким должно быть общество: прогрессивным или оптимальным?

Вопрос "Что делать? " бытует не только в умах российской интеллигенции.

По существу, это вечный философский вопрос. Специфика российской дей ствительности заключается лишь в том, что последняя поддерживает остроту вопроса на постоянно высоком уровне. В конце уходящего столетия эта исти на становится еще более очевидной. В названии данной статьи вопрос "Что делать?" ограничен двумя направлениями его решения: прогрессивным и оп тимальным. Более того, выделенные направления рассматриваются как аль тернативные. В пользу такой постановки вопроса говорят следующие соображения.

Идея исторического прогресса, как неуклонного движения от низшего к высшему, изменения к лучшему, сформировалась в Новое время и отражает ве ру в безграничные возможности человеческого разума. И действительно, ее пи тали крупнейшие достижения науки и техники. Великой побудительной силой стала сама идея прогресса. Однако в ХХ в. произошли события, которые поста вили под сомнение однозначность и всесторонность прогресса. В данном кон тексте наиболее значимы из них следующие. Десятки миллионов жителей планеты унесли мировые и локальные войны, и на пороге нового тысячелетия фактор силы в недостойной Homo sapiens степени определяет взаимоотноше ния людей. Далее. Промышленный прогресс имеет оборотную сторону: его экологические последствия уже сейчас представляют реальную угрозу здоро вью человека, а в перспективе – и существованию. Вместе с тем требования ра зума по сохранению экологического равновесия далеко не стали всеобщим принципом практической жизни. Еще не осознаны последствия такого глобаль ного явления, как интернет. Эта "мировая паутина", обеспечивая мгновенный обмен информацией всего человечества, таит в себе и возможность глобальных провокаций, тотального контроля за миллионами умов. Нельзя обойти внима нием и такое событие как кризис реального социализма, который подорвал веру в марксистскую схему исторического прогресса многочисленных сторонников этого рационалистического учения.

Трагедия человечества заключается в том, что научно-технический прогресс не сопровождается автоматически нравственным прогрессом. Дело в том, что прогресс в любой области возможен при условии сохранения и постоянного "суммирования" достигнутых положительных результатов (по Гегелю, снятия) в новых состояниях. В области знания и техники такое снятие обеспечивают соответствующие социальные институты. Формирование же нравственности происходит другим путем, суть которого хорошо выражена в следующих сло вах А.Н. Лука: ''Высокая культура чувств не закрепляется генетически и потому не наследуется. Ее нужно воспитать у каждого родившегося на свет. Если пре небречь таким воспитанием, то на протяжении жизни одного поколения чело век может скатиться к первобытной дикости чувств и нравов" [1, 119].

Представляется, что новейшая история России дает богатый материал, под тверждающий приведенное высказывание.

Ограниченность методологических возможностей категории "прогресс" осо бенно ощутима при прогнозировании и проектировании социальной реально сти. Простая экстраполяция теоретических обобщений, в том числе и критериев прогресса, на будущее является, как правило, источником иллюзий и заблужде ний. В советский период это отчетливо проявляется в социальной демагогии. В период российских реформ слепое копирование "моделей" развития западных стран также не дает ожидаемых результатов, интересы большинства граждан, как и прежде, приносятся в жертву политической целесообразности.

Условия динамично развивающегося общества, а также целенаправленной его трансформации диктуют, на наш взгляд, существенное изменение характера обоснования управленческих решений: при проектировании будущего целесо образно ориентироваться не на критерии социального прогресса, а на критерии оптимальности развития социальных систем, то есть на выбор лучшего вариан та из возможных при данных условиях. На первый взгляд может показаться, что между приведенными двумя ориентирами нет существенной разницы: в обоих случаях предполагается движение "к лучшему". Однако, что касается бу дущего, то лучшее лучшему рознь. В первом случае речь идет о наложении "прогрессивной" схемы на жизненную ситуацию в надежде приблизить жизнь к идеалу. Во втором случае – об оптимальном решении актуальных для данного периода проблем. При этом проектируемые оптимальные меры не обязательно будут способствовать прогрессу. При определенных условиях оптимальным может быть не прогрессивное развитие, а функционирование социального объ екта или даже временный регресс. При ориентации на оптимальное развитие преодолевается представление о жесткой заданности социальной жизни и осво бождается место для учета уникальности управляемой ситуации. Характери стика конкретного периода в развитии общества может содержать различные сочетания признаков прогрессивности и оптимальности. В частности, реальное общество может быть одновременно и прогрессивным, и оптимальным. Однако когда речь идет о целеполагании, о том, каким должно быть общество, необхо димо ориентироваться на критерии оптимальности. Иначе может получиться еще одно подтверждение известного высказывания: "Хотели как лучше, а полу чилось как всегда". Поэтому в момент принятия управленческого решения про грессивное и оптимальное направления развития могут рассматриваться как альтернативные.

Предпосылкой качественного прогнозирования и проектирования социаль ной реальности выступает максимально конкретный исходный аналитический материал. Поле анализа при этом, чтобы избежать "отлета" мысли от быстро изменяющейся реальности, расширяется и углубляется за счет охвата социоло гических и социально-психологических компонентов изучаемой ситуации. В эпоху быстрых изменений особое значение приобретает использование так называемого мультипликационного метода, который рассчитан на умножаю щуюся действенность решений за счет "лавинообразного" возрастания эффекта практических мер на последующих этапах развития объекта [2, 327]. Регуляция социальных процессов не может быть эффективной без учета "эффекта Эдипа".

Суть последнего заключается в том, что социальные прогнозы и уже принятые решения при определенных условиях воздействуют на предсказываемые (за планированные) события, способствуя или препятствуя их осуществлению, так или иначе модифицируя их [3].

Роль идеальной модели быстро меняющегося мира могут выполнять финан совые рынки. В связи с этим несомненный интерес представляют гносеологи ческие аспекты принятия решений, изложенные известным финансистом Джорджем Соросом в работе "Сорос о Соросе. Опережая перемены" [4]. Рас сматривая двустороннее взаимодействие между мышлением и реальностью, Сорос в разработанной им "теории рефлексивности" конкретизирует "эффект Эдипа" на богатом современном материале, предпринимает попытку перенести свои выводы с финансовой сферы на исторические процессы.

В самом широком плане критерием оптимальности управленческих решений выступает максимальное использование возможностей развития социальных систем. Если нам удалось привлечь внимание к реализации этой идеи в совре менных условиях, свою задачу можем считать выполненной.

ЛИТЕРАТУРА 1. Лук А.Н. Юмор, остроумие, творчество / А.Н. Лук. – М.: Искусство, 1977.

2. Щукин Н.Н. Практическая функция социального знания / Н.Н. Щукин // Социально-политический журнал.– 1996. – № 5.

3. Гендин А.М. "Эффект Эдипа" и методологические проблемы социального прогнозирования / А.М. Гендин // Вопросы философии. – 1970. – № 5.

4. Сорос Джордж. Сорос о Соросе. Опережая перемены / Джордж Сорос;

Пер. с англ. – М.: ИНФРА – М, 1996.

Средства оптимизации развития общества (социально-философский аспект) В условиях реформ, проводимых в нашей стране, наиболее острым является вопрос о механизмах регулирования социально-экономических процессов на различных уровнях общества. В литературе и на уровне обыденного сознания за последние годы сложилось мнение о рыночной экономике как о некой сти хии, где главную роль играет предпринимательский интерес и "чувство хозяи на". Формирование у граждан надежды только на себя некоторые политологи считают чуть ли не крупнейшим достижением последнего времени. Дескать, люди перестали уповать только на "доброго царя" и взяли свою судьбу в свои руки. Так ли это?

Действительно, в новейшей истории можно найти примеры, когда ослабле ние государственного вмешательства в экономику служило импульсом разви тия страны. Однако, истина всегда конкретна, а лучший путеводитель в политике – это чувство меры. Сейчас стало очевидным, что нарушение этой меры в период реформ проявилось в самоустранении государства от выполне ния традиционных в советский период функций при неготовности к этому об щественного сознания. Известно, как во время приватизации люди доверялись различным фондам и банкам, будучи в полной уверенности, что последние находятся под контролем органов власти. Эту уверенность активно формирова ли средства массовой информации, особенно телевизионная реклама. Объектом манипулирования стало сознание миллионов людей.

Функционирование и развитие общества невозможно без координации и суб ординации деятельности людей, то есть без управления. Последнее, в свою очередь, предполагает наличие власти, понимаемой как право и возможность распоряжаться кем-либо или чем-либо. Таким образом, управление и власть – атрибуты любого общества и отдельных его подсистем. Поэтому ирония, кото рую вкладывают некоторые политологи в понятие "управляемая демократия", на наш взгляд, не имеет почвы. Различия существует лишь в характере управ ления и власти и соотношении их функций: власть подчинена целям управле ния или, наоборот, управление подчинено целям власти.

В период российских реформ произошла абсолютизация стихийного в фор мировании рыночных механизмов, финансово-кредитных институтов, органов правопорядка. Результат известен – экономический и духовный кризис, крими нализация общественной жизни. Еще раз подтверждена мысль К. Поппера о том, что "ничем не ограниченная свобода сама себя упраздняет". Неэффектив ность тоталитарного режима еще не говорит об эффективности любого его от рицания. Формирование цивилизованного общества не исключает государ ственное регулирование социально-экономических процессов;

изменяются только сфера и методы регуляции.

На региональном уровне перспективным, на наш взгляд, средством оптими зации социально-экономического развития могут стать концепции развития го родов. Город является такой подсистемой страны, где в наибольшей степени переплетаются социальные, экономические процессы, интегрируются результа ты всех управленческих воздействий, где возможна и необходима мобилизация как внешних, так и внутренних ресурсов. Конечно, легче просто "идти вперед", но гораздо эффективнее идти в нужном направлении. В условиях экономиче ского и социального кризиса значение единой обоснованной программы дей ствий еще больше возрастает.

Концепция развития города – это не свод традиционных и "дежурных" ме роприятий. Ее содержание должно, на наш взгляд, включать следующие ос новные компоненты: 1) иерархию приоритетов в развитии города, то есть последовательность и соподчиненность задач по приведению в движение ор ганизационных, финансовых, природных ресурсов;

2) обоснование необходи мых пропорций в развитии города между объемами производства, численностью населения, объемами жилищного строительства, подготовкой кадров и т.д.;

3) обоснование целесообразных запретов в области использова ния территории, охраны природных ландшафтов, водоемов, строительства вредных производств и т.д.;

4) определение критических точек в финансиро вании, проектировании и строительстве объектов жизнеобеспечения с целью предотвращения кризисов в обеспечении города водой, теплом, дорожными сооружениями, транспортными средствами городского назначения и т.д.;

5) создание общих экономических и психологических условий для реализации программы развития города: разработка механизмов воздействия администра ции на экономическое поведение хозяйственных единиц, формирование бла гоприятной духовной атмосферы, своеобразного облика города, стимулирование творчества во всех его гуманных формах. Разработка концеп ции развития города с участием населения может способствовать преодоле нию отчужденности власти от народа, обеспечению преемственности и ста бильности жизни города на любых ее перекатах и поворотах.

Эффективность управленческих решений в значительной мере зависит от полноты и качества исходной информации. В эпоху быстрых изменений акту альным стал вопрос о более точных методах анализа социальной жизни, чем так называемый здравый смысл, и, соответственно, более тонких механизмах воздействия на общество [1]. Во многих развитых странах основой управления социальными процессами стала социология. Эта наука возникла как антитеза умозрительного знания об обществе. Она, как и науки о природе, опирается на эмпирические данные, любая идея в социологии "сверяется" с реальной жиз нью. Поэтому социология выступает эффективным средством против социаль ной демагогии, обыденного и "делового" пустословия, утопических взглядов.

В советский период внимание к социологии связано с "хрущевской оттепе лью". В 60-70-е годы широкое распространение получило планирование соци ального развития предприятий и городов. Несмотря на практическую направленность этих исследований, в целом отношение к ним соответствует выражению "тащить и не пущать". С одной стороны, власти видели в социоло гии средство создания образа "просвещенного руководителя", а с другой – не могли отказаться от пропаганды роста достижений с помощью "лукавых цифр".

Советское общество, которое с точки зрения официальной идеологии развива лось на "истинно научной основе", оказалось крайне нечувствительным к "ло госу", что и послужило одной из причин его кризиса. В так называемый период реформ политическая целесообразность доминирует над доводами науки не в меньшей степени, чем в советское время. Некоторые политологи непредсказу емость поступков государственных деятелей характеризуют как их достоин ство. В тоже время есть непредсказуемость и непредсказуемость. Если первая заключается в поиске нестандартных решений на основе утонченного анализа проблемы, то вторая – следствие социологической неграмотности или само утверждения любыми средствами.

Опираясь на многолетний опыт проведения социологических исследований, считаем, что перспектива прикладной социологии в нашей стране обусловлена следующими обстоятельствами. Первое – это общий уровень социологической культуры. Чтобы видеть возможности социологии, важно быть зрячим. Прагма тический интерес к социологии уже проявляется во время предвыборных кампа ний, при решении маркетинговых задач. Не менее важно видеть, что одновременно появился прагматический интерес и к манипулированию социоло гическими данными. Второе обстоятельство связано с созданием условий, при которых социологические методы могут быть конкурентными с другими, более грубыми способами решения проблем, а это возможно при устранении пробелов в законодательстве, утверждении правопорядка и правовой культуры в стране.

Литература 1. Щукин Н.Н. Практическая функция социального знания / Н.Н. Щукин // Социально-политический журнал. – 1996. – №5.

О природе кризиса реального социализма Парадоксально, но факт: социально-экономический строй, рождение которо го связано с именем В.И. Ленина, разрушался в соответствии с его же учением.

Так, В.И. Ленин считал, что "производительность труда, это в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя" [2, 21].

Именно в этом, главном, реальный социализм и проиграл соревнование с капи тализмом. Известное ленинское высказывание о революционной ситуации так же достаточно точно отражает особенности периода перестройки, когда, дей ствительно, "верхи не могли", а "низы не хотели" жить по-старому.

Сторонники либеральной экономики успехи капитализма обычно связывают с частным интересом. С этим можно согласиться, если учесть, что во второй половине ХХ в. на первый план выходит фактор научно-технической револю ции. Мы разделяем мнение, что использование принципиально новой техники и технологии стало источником дополнительной стоимости, которая позволила значительно повысить уровень жизни практически всех социальных слоев, сни зить остроту присущих капитализму противоречий [1].

Социалистическая плановая экономика в принципе может быть эффективной при условии тотального рационального обоснования ее организации, в первую очередь, системы стимулирования труда. Личная заинтересованность при этом должна быть решающей частью научной организации труда. Поэтому кризис социалистической экономики – это и кризис рациональности в управлении об ществом. Социализму не удалось главное: соединить личный и общественный интерес. Не в пользу социализма был еще один фактор: ресурсы социалистиче ских стран, источником которых является обмен идеями, техникой, технологи ей, в силу идеологических, политических и исторических причин были значительно меньше, чем капиталистических.

Можно ли было предотвратить кризис социализма? Если да, то, при каких условиях? Ответы на эти вопросы имеют как теоретическое, так и практическое значение. Руководящей и цементирующей силой советского общества была КПСС (специфическое выполнение этой роли в сталинский период мы оставим за пределами анализа). Поэтому ответ на поставленные выше вопросы надо ис кать в идеологии и политике КПСС.

Марксистская идеология по своей природе представляет собой рационали стическое учение, опирающееся на вполне определенные научные и историче ские факты. Его влияние испытали многие крупные мыслители (например, Н. Бердяев, Ж.-П. Сартр, Б. Рассел и др.). Социалистическая идея, которая пи тает марксизм, имеет глубокие корни в социальных учениях прошлого, жизне деятельности первых христианских общин. Как идеал она имеет почву и в современном мире. Однако мир за последнее столетие существенно изменился.

Теоретическая схема, не соответствующая объекту управления, в случае ее навязывания обществу превращается в утопию. Таким образом, марксизм, как всякая мировоззренческая концепция, исторически ограничен (кстати, в соот ветствии с представлениями самого марксизма). Не случайно камнем преткно вения реального социализма было неумение решать конкретные практические задачи. Современная концепция общественного развития должна соответство вать "времени быстрых изменений", а для успешной реализации социальных идей необходима соответствующая социологическая, психологическая и логи ческая культура, как субъекта, так и объекта управления обществом. Распад союзного государства, межнациональные конфликты, переориентация на запад бывших союзников – стали первыми звеньями в цепи грядущих потрясений.

Осуществленные за последние годы реформы привели к огромным неоправ данным экономическим и социальным издержкам. Приведу лишь "знаковые" индикаторы социального бедствия. Появились тысячи бездомных детей, массо вая наркомания и проституция. Можно говорить о возникновении в стране слоя разбойников, рабства и работорговли. Борьба за содержимое мусорных контей неров стала типичной городской картиной. "Сброс" населения в стране уже, возможно, сопоставим с потерями в сталинский период. И особенно горько со знавать, что народ, создавший великую литературу, искусство, вызывающее со страдание, постепенно привыкает к равнодушию.

Российские реформы привели в целом к негативным результатам по следу ющим причинам. Реформаторы постоянно "наступают на грабли", пытаясь за падные модели развития экономики механически перенести на российскую почву. Использованные в ходе приватизации грубые методы оставили в обще ственном сознании мину замедленного действия и, как следствие, угрозу ста бильности общества. История, как это отмечал Вольтер, есть последний страшный суд, и она рано или поздно все расставляет на свои места. Реформа торы не учли свой же опыт, когда использовали проведение репрессий в ста линский период в качестве главного аргумента в переориентации общественного сознания. Самоустранение государства от выполнения традици онных в советский период функций при неготовности к этому общественного сознания создало благоприятные условия для манипулирования поведением миллионов людей. Известно, как во время приватизации люди доверялись раз личным фондам и банкам, будучи в полной уверенности, что последние нахо дятся под контролем власти. К тому же эту уверенность активно формировали средства массовой информации.

Еще в рамках французского просвещения (Вольтер, Дидро) созрела мысль об амбивалентности истории. Однозначная оценка прошлого всегда одностороння.

Поэтому при анализе новейшей истории России важно не допустить, чтобы од на полуправда была заменена другой. В то же время средства массовой инфор мации при характеристике советского периода нередко используют только черные краски, как будто не замечают, что и при тоталитарных режимах люди живут, любят, стремятся к счастью, имеют творческие достижения. Желание быть со всеми, всем помогать и устроить всеобщее счастье и процветание есть, безусловно, высокое нравственное чувство, присущее советским людям.

Всплеск самосознания народа, который произошел в период перестройки, проснувшееся чувство собственного достоинства и протеста против социальной манипуляции, в конечном счете, предопределили исход путча в августе года. Опыт выживания, приобретенный за последнее десятилетие, заслуживает внимания историков, социологов, психологов.

Представляется, что выход из социально-экономического кризиса страны предполагает, прежде всего, восстановление разрушенного духовного единства народа. Дело в том, что "экономическое чудо" многих зарубежных стран объ ясняется первостепенной ролью психологического единства нации в опреде ленных исторических условиях. В российском менталитете "соборность" всегда занимала центральное место. Естественно, что новое единство должно опирать ся на подлинные демократические ценности. Критерием оптимальности движе ния в рассматриваемом направлении может служить соответствие между внешней и внутренней свободой людей. Устранение диспропорций между эти ми формами свободы позволило бы устранить или, по крайней мере, умень шить многие изъяны "дикого" капитализма. Так, на многих предприятиях в ходе реформ утвердилось авторитарное правление, наемные работники оказа лись в бесправном положении, недостаток внешней свободы очевиден. Мани пулирование общественным сознанием во время предвыборных кампаний (ис пользование "черных" технологий, фактический подкуп известных артистов и др.), напротив, свидетельствует о том, как внутренне ограниченные люди рас поряжаются ничем не ограниченной внешней свободой.

Литература 1. Горский Д.П. Трудовая теория стоимости: критический анализ концепции К. Маркса / Д.П. Горский // Вопросы философии. – 1992. – № 12.

2. Ленин В.И. Великий почин / В.И. Ленин // Полн. собр. соч., т. 39.

Эмоции как фактор межличностной коммуникации Современная психология располагает материалом, который позволяет рас ширить представления о роли эмоций в жизни человека и общества, в том числе конкретизировать некоторые важные аспекты межличностной коммуникации.

Существует достаточно обоснованное мнение, что в психике человека функ ционируют три "полных психических механизма": условные рефлексы, эмоци ональное мышление и разумное мышление [2]. Эти механизмы работают параллельно, хотя и взаимодействуют. Каждый из них имеет выход на действия и изменения физиологического состояния человека. В мышлении сосуществу ют "фрагменты с разумной логикой и соответствующими свойствами и фраг менты с логикой и свойствами эмоций" [2, 73]. Из такого представления о двухкомпонентном мышлении вытекает несколько важных для теории комму никации следствий.

В процессе межличностной коммуникации эмоции могут выполнять различ ные функции. Нередко в них содержится основной смысл передаваемого сооб щения, например, при демонстрации протеста или устрашения. В этом случае для интерпретации значения переданного сообщения важно знать типичные формы проявления эмоций. Речь идет, в первую очередь, о значении мимики, жестов, телодвижений, интонации речи. В связи с этим, на наш взгляд, назрел вопрос о включении практических занятий по освоению языка эмоций в школьные программы. Далее. Эмоциональное влияние людей друг на друга в процессе общения может происходить на бессознательном уровне. Эффект та кого "психологического заражения" наблюдается во время церковных обрядов, ритуальных танцев, манифестаций, при формировании моды и т.д. Научное и практическое значение имеет выделение устойчивых форм взаимодействия эмоций. Например, установлено, что относительная значимость травмирующе го фактора на фоне других, более мощных, снижается. Поэтому люди, искренне сопереживающие страдания окружающих, не только облегчают их другим, но и способствуют улучшению своего психического здоровья [1, 279].

В другой своей важной роли эмоции представляют собой условия передачи информации в вербальной форме. Так, эффективность убеждающего воздей ствия во многом зависит от эмоциональной приемлемости аргументов для убеждаемых. Например, навязчивость речи убеждающего может вызвать нега тивное отношение к сообщаемой информации ("эффект бумеранга"). В процес се внушения роль эмоций еще более заметна. Здесь абстрактная идея становится компонентом мировоззрения человека без ее критической оценки.

Можно предположить, что эффект внушения объясняется своего рода "резо нансом" эмоций, когда слова внушающего падают на благоприятную почву.

Эмоции всегда осознаются, однако процесс их формирования, трансляции и воздействия на разумное мышление осознается в той мере, в какой они стали предметом изучения и образования. Целенаправленно можно повлиять только на то, что находится в поле сознания. Поэтому рационализацию эмоциональной сферы межличностной коммуникации необходимо рассматривать как одно из перспективных направлений развития этой области знания.

Литература 1. Грановская Р.М. Элементы практической психологии / Р.М. Грановская. – 2-е изд. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1988.

2. Иванов М.П. Основы психологии в популярном изложении. Теория двухком понентного мышления или основная психическая проблема человечества / М.П. Иванов. – М.: СтудиА, 2000.

Экологические критерии оптимальности развития общества Осознание человечеством масштабности экологической проблемы – важ нейшая особенность уходящего века. Последствия воздействия общества на природу стали настолько велики, что ведут к существенному изменению спек тра параметров экосистемы человека как биологического вида. В результате де ятельность человека, с одной стороны, является предпосылкой его существования, а с другой – ставит под угрозу его здоровье и само существова ние. И в этом заключается парадоксальность экологической проблемы. На обы денном уровне ее суть хорошо передает перефразированное юмористом выражение И.В. Мичурина: "Мы не можем ждать милостей от природы после того, что мы с ней натворили". С этих позиций главной задачей исследования экологической проблемы выступает обоснование оптимальных путей достиже ния экологического равновесия.

В 70-х гг. в рамках исследований Римского клуба была рассмотрена концеп ция "нулевого роста", которая в целях предотвращения экологической ката строфы предлагает "замораживание" объемов производства, потребления, использования природных ресурсов [1]. Представляется, что тотальная реали зация этой идеи пока невозможна по причине резкой дифференциации масшта бов производства, уровня жизни, интересов членов мирового сообщества. В то же время уже существуют определенные ограничения в использовании некото рых видов сырья, производства вредных веществ, истреблении представителей животного и растительного мира, предусмотренные законодательствами мно гих стран и международными документами. По мере обострения экологической проблемы внимание к идее "нулевого роста", на наш взгляд, будет расти.

Некоторые авторы коренные изменения в улучшении экологической обстановки связывают с дальнейшим развитием науки и реализацией на ее основе крупномас штабных технических проектов, таких, например, как: создание максимально изо лированных производств с безотходной технологией и самообепечением сырьем (с замкнутым циклом), освоение новых практически неисчерпаемых источников энергии, перенесение производства в космос и др. Однако абстрактная возможность решения проблемы не устраняет беспокойства за будущее планеты: общество уже пожинает плоды экологического загрязнения. Проблему следует решать "здесь и сейчас". Для этого необходимы критерии оптимальности принимаемых мер. В ка честве таких критериев, на наш взгляд, могут выступать следующие соображения.

1. Эффективность любых решений обусловлена полнотой и качеством ис ходной информации. В этом смысле основой природоохранных мер должен вы ступать качественный мониторинг состояния природной среды и открытость экологической информации. Что касается нашего города, то первая попытка взять под контроль все виды экологического загрязнения была осуществлена при разработке "Комплексного плана социально-экономического развития г. Ухты и пригородной зоны на 1976-80 гг. " [2]. Однако в дальнейшем каче ственный контроль за состоянием природной среды был ослаблен. Особенно актуальна разработка карты радиоактивного загрязнения территории.

2. При решении вопроса о строительстве производств – потенциальных ис точников загрязнения природной среды – решающая роль должна принадле жать общественному мнению. Только все население, а не отдельный чиновник, может взять ответственность за строительство, возможно, экономически вы годного, но экологически "грязного" производства.

3. Санкции по отношению к предприятиям должны включать меры, делаю щие экологические нарушения экономически не выгодными, и меры, стимули рующие природоохранные решения (в форме предоставления налоговых льгот, кредитов и др.).

4. Мера использования возможностей по улучшению экологического баланса должна выступать одним из важнейших критериев оценки государственных де ятелей, политических партий.

5. При возникновении противоречия между искусственной и естественной средами приоритет должен быть отведен сохранению равновесия базовой при родной среды. Человек за свою самонадеянность в "покорении" природы уже платит большую цену.

6. Система экологического образования и воспитания должна быть ориентирова на на эстетические и нравственные ценности. Знания переходят в убеждения и ста новятся основой для поступков только при подкреплении их чувствами.

Нравственное отношение к условиям жизни будущих поколений, стремление жить по канонам красоты являются основой экологической культуры человека.

Литература 1. Лейбин В.М. Зарубежная глобалистика: проблемы и противоречия / В.М. Лейбин. – М., 1988.

2. Комплексный план социально-экономического развития г. Ухты и приго родной зоны на 1976-1980 гг., Ухта, 1978.

Концепция развития города как средство регулирования социально-экономических процессов В литературе и на уровне обыденного сознания за последние годы сложилось мнение о рыночной экономике, как о некой стихии и даже анархии, где главную роль играет предпринимательский интерес и "чувство хозяина". Формирование у граждан надежды только на себя некоторые политики считают чуть ли не круп нейшим достижением последнего времени. Мол, люди перестали уповать в своих чаяниях на "доброго царя" и взяли свою судьбу в свои руки. Так ли это?

Действительно, ослабление государственного вмешательства в экономику послужило импульсом в развитии некоторых стран. Однако, истина всегда кон кретна, а лучшее чувство человека – это чувство меры. Сейчас стало очевид ным, что нарушение этой меры в нашей стране проявилось в самоустранении государства от выполнения традиционных в советский период функций при не готовности к этому общественного сознания.

Известно, как в процессе приватизации люди доверялись различным фондам и банкам, будучи в полной уверенности, что последние находятся под контро лем органов власти. Предпринимательская активность возможна только при со ответствующей экономической и психологической грамотности населения.

Внешняя свобода человека при неразвитой внутренней свободе обрекает его на пассивное ожидание лучших времен или криминальные действия. В результате мы имеем то, что имеем.

Эффективным средством оптимизации социально-экономических процессов на уровне города, по мнению авторов, может служить концепция его развития.

Город является такой подсистемой страны, где в наибольшей степени перепле таются социальные, экономические и духовные процессы, интегрируются ре зультаты всех управленческих воздействий, где возможна и необходима мобилизация как внешних, так и внутренних ресурсов. Конечно, легче просто "идти вперед", но гораздо эффективнее – идти в нужном направлении. Опти мальная организация текущих вопросов возможна только на основе единой концепции, а в условиях экономического кризиса значение единой обоснован ной программы действий не меньше, чем при благоприятных условиях.


Концепция развития города – это не свод традиционных и "дежурных" меро приятий. В законченном виде она, на наш взгляд, должна включать следующие основные компоненты:

1) иерархию приоритетов в развитии города, то есть последовательность и подчиненность задач по приведению в движение организационных, финансо вых, природных ресурсов, что необходимо в целях мобилизации и координации усилий администрации, предпринимательских структур, общественных органи заций, всего населения города;

2) обоснование необходимых пропорций в развитии города (между числен ностью населения и жилищным строительством как в самом городе, так и в ме стах возможного переселения;

между производственным, жилищным строительством и системой жизнеобеспечения;

между подготовкой кадров и производством и т.д.);

3) обоснование необходимых запретов: в использовании территории, охране природных ландшафтов, животного и растительного мира, водоемов, утилиза ции отходов, в строительстве вредных производств и т.д.;

4) определение критических точек в финансировании, проектировании и строительстве объектов жизнеобеспечения, что является предпосылкой эко номической безопасности города и предотвращения периодически наблюда ющихся кризисов в обеспечении города водой, теплом, инженерными сетями, дорожными сооружениями, транспортными средствами городского назначения и т.д.;

5) создание общих экономических и психологических условий для реализа ции программы развития города – мер по активизации предпринимательской деятельности, механизмов воздействия администрации на экономическое пове дение хозяйственных единиц и социальной сферы, благоприятной духовной атмосферы (чувства "местного патриотизма", неповторимого облика города, устойчивых традиций и т.д.).

Совершенно бесспорно, что обоснование концепции должно опираться на ре зультаты тщательного экономического и социологического анализа исходного уровня жизни города, изучения эффективности используемых методов управ ления. Ниже приводим фрагменты анализа экономического положения города Ухты и пригородной зоны.

Алгоритм анализа включает последовательную оценку рентабельности пред приятий, их финансовой устойчивости, воспроизводственного потенциала, а также внешнеэкономических факторов.

Анализ показал, что даже при неблагоприятных макроэкономических усло виях многие из проблем в значительной мере решаемы на местном уровне. В частности, необходимо повысить уровень маркетинга: качество бизнес-планов, проводить исследования в этой области. В условиях рынка качественно прове денный маркетинг определяет выживаемость предприятия и новое качество хо зяйственного взаимодействия. Ориентация владельцев предприятий на сиюминутные цели, игнорирование необходимости компетентного социального партнерства с трудовыми коллективами говорит о низком качества менеджмен та. Подтверждением этого могут служить события в ЗАО "Битран" в начале 1998 года. Необходимо устранить противоречие между плачевным положением предприятия в целом и благополучным финансовым статусом руководителей.

Этому может способствовать увеличение прозрачности финансовой деятельно сти предприятия.

Недостаточно оперативно ведется работа по реструктуризации производства с учетом изменений в конъюнктуре рынка, а именно: создание промышленно финансовых групп с целью устранения параллелизма и дублирования в не оправданной конкуренции, избавление от незагруженных мощностей, образо вание технологических комплексов для организации законченных циклов производства, создание региональной межотраслевой службы маркетинга, своевременное включение в программы освоения новых месторождений. Для решения отмеченных задач необходимы соответствующие стимулы со стороны администрации.

Важное значение имеет формирование прямых связей с другими регионами, в частности, привлечение строительного комплекса города Ухты к осуществле нию программы переселения северян.

На наш взгляд, необходимо уменьшить диспропорцию между ролью города Ухты в формировании консолидированного бюджета республики и расходова нием средств на его территории. Анализ показывает, что бюджетные средства Республики Коми распределяются по уравнительному принципу. В то же вре мя, в большинстве стран мира действует принцип поощрения экономической и административной активности городов и регионов. Такое положение основыва ется на четком распределении прав центра и регионов в формировании и рас поряжении доходными статьями местных бюджетов. Виды налогооблагаемой базы, пропорции распределения налогов имеют четкий и долговременный ха рактер. Это дает возможность местным властям проводить целенаправленную налоговую и бюджетную политику. В нашей стране такая определенность от сутствует, а распределение налоговых средств между бюджетами разных уров ней подчиняется принципам диктата, уравниловки и чрезвычайности (ситуативности). Изложенное имеет непосредственное отношение к городу Ух те, потому что показатель самоокупаемости (то есть степень донорства) ее тер ритории по нашим расчетам составляет 1,8-1,9.

Представляется важным формирование мнения о принципиальной необхо димости и возможности выживания сельскохозяйственной отрасли на Севере.

Дело в том, что за последние годы получил распространение взгляд о нецелесо образности ведения сельскохозяйственного производства в отдаленных районах страны. Эта точка зрения подкрепляется следующими фактами: отказом градо образующих предприятий от содержания ранее входивших в их состав сельско хозяйственных производств;

завозом более дешевой продукции из соседних территорий;

неконкурентоспособностью сельскохозяйственных предприятий без дотаций и льгот. По нашему мнению, концепция развития города Ухты должна предусматривать сохранение сельскохозяйственного производства по следующим причинам:

- сельскохозяйственное производство любого региона мира носит рентный характер. Ценообразование осуществляется не по средним, а по более худшим условиям производства в связи с ограниченностью земель и влиянием почвен но-биологического, а также природно-климатического факторов;

- в условиях стагнации производства целесообразно сохранение сельского хозяйства даже при нулевой рентабельности, что позволяет снижать социаль ную напряженность в условиях переходного периода;

- при обеспечении продуктами питания отдельных категорий населения (больных, высокообеспеченных слоев населения и др.) на первый план выходит не стоимость продуктов, а их качество: свежесть, минеральный состав и т.д.;

- имеются значительные неиспользованные резервы повышения эффективно сти сельскохозяйственного производства: сокращение управленческих расхо дов, организация комплексов с замкнутым циклом типа агропромышленного интегрирования, реклама специфических для районов Крайнего Севера продук тов с предварительной санитарно-гигиенической экспертизой, освоение новых видов продукции (восстановление оленеводства, коневодства, культивирование ржи, ячменя), повышение плодородия почв на основе биотехнологии, произ водственно-бытовая кооперация северных предприятий с поставщиками продук ции из южных регионов с целью формирования единой ценовой политики;

- сохранение сельского хозяйства выступает фактором сдерживания цен на рынке данной продукции и элементом продовольственной безопасности региона.

Разработка концепции развития города Ухты с участием исследовательской группы Ухтинского индустриального института продолжается. В этом процес се, мы считаем, должно принимать участие все активное население. При такой постановке вопроса концепция может выступать в качестве организующего и мобилизующего начала, способствующего преодолению отчужденности власти от народа, обеспечению преемственности и стабильности жизни города на лю бых ее перекатах и поворотах.

Критерии оценки форм духовной реальности В постсоветский период жизни нашей страны произошло существенное из менение статуса таких социальных институтов, как религия и наука. К "знако вым" признакам нового статуса религии, на наш взгляд, можно отнести следующие: традиционные конфессии в настоящее время пользуются поддерж кой государства, имеют широкие возможности для религиозного просвещения;

исполнение религиозных обрядов стало одной из составляющих имиджа людей, в том числе самых влиятельных;

высказывание атеистических взглядов ассоци ируется в общественном мнении с чем-то неприличным.

Что касается науки, то, прежде всего, обращает на себя внимание размывание критериев научности. Деидеологизация науки открыла свою оборотную сторону:

включение в структуру науки без достаточных на то оснований различных эзо терических, парапсихологических, астрологических и других учений. Не менее важный факт: информационный бизнес создает условия для использования ис тинных достижений науки в целях манипулирования сознанием людей. Акту альным стал вопрос о критериях оценки происходящих событий. Обоснованию одного из возможных подходов к его решению и посвящается данная статья.

Центральным звеном во взаимодействии религии и науки выступает вопрос о соотношении веры и разума. Этот вопрос был поставлен уже в Древней Греции.


Изначально понятие веры неразрывно связано с ее предметом: под верой пони мается мировоззренческая позиция, признающая истинными суждения о суще ствовании сверхприродных сил (бога, богов). В данном аспекте вера является главным элементом религии, при этом к другим элементам религии относятся определенное поведение и культовые действия, основанные на вере. В христи анской средневековой философии вопрос о соотношении веры в указанном смысле и разума был одним из центральных. В это время определилось и направление эволюции взглядов на его решение: высвобождение разума из-под опеки веры. Так, Тертуллиан, известный своим высказыванием "верую потому, что абсурдно", декларирует полную несовместимость веры с "немощным" че ловеческим разумом. Следующий взгляд (Августин, Ансельм Кентерберий ский), хотя и считает, что высшие истины доступны только вере и не могут быть объяснены логически, определенную роль отводит и разуму, а именно:

выведение следствий из положений веры, принимаемых в качестве аксиом ("верую, чтобы понимать"). При третьем подходе разум привлекается для обос нования положений веры ("понимаю, чтобы веровать"), и утверждается прин цип гармонии веры и разума при приоритете веры (Абеляр, Фома Аквинский).

В дальнейшем атеизм французских материалистов 18 в., объясняющий веру в бога невежеством людей, исчерпал основные варианты трактовки проблемы в рамках рассудочного мышления.

И. Кант в своих рассуждениях о боге уже выходит за рамки традиционной логики. По его мнению, положения веры не доказуемы, но принимаются прак тическим разумом, основой которого является нравственное чувство. Неподчи нение нравственному долгу, по Канту, превращает человека в зверя. Марксизм, в свою очередь, развивает мысль о социальной обусловленности религии. Од нако первым, кто провел четкое различие между суждениями, которые могут быть доказаны логическим путем, и верой в те или иные факты, недоказуемые таким образом, был Д. Юм. При этом понятию "вера" он придает универсаль ный смысл, свидетельствующий о доверии как к религиозному преданию, так и определенным фактам. В данном, более широком смысле слова, вера-это внут реннее состояние (убежденность, установка), принимающее за истину те или иные утверждения независимо от объекта веры.

Представляется, что, опираясь на предложенный Юмом подход, можно су щественно расширить поле анализа соотношения веры и разума. Данные со временной психологии позволяют, на наш взгляд, существенно конкретизиро вать механизм формирования различных типов веры и на этой основе выделить виды иллюзорного знания, определить отношение последних к разуму. Как считает Юм, жизненность веры обусловлена ее связью с чувственными впечат лениями. Повторение определенных впечатлений порождает уверенность в су ществовании вещей и их связей. "Идея, с которой мы соглашаемся, чувствуется нами иначе… это-то особое чувство я и стараюсь объяснить, называя его осо бой силой, живостью, прочностью, твердостью, стойкостью" [1, 196-197].

На определенном этапе эволюции человека многократное подтверждение успешности мыслительных операций порождает веру в силу логики. Первыми почувствовали значение этой веры софисты, что и демонстрировали своей дея тельностью. С именем Аристотеля связано уже создание цельной науки о пра вилах мышления – формальной логики. В дальнейшем вера закрепляет успешность таких психологических механизмов, как внушение, конформизм, психологическое заражение и др. Важно иметь в виду, что любая информация, не зависимо от ее содержания, может быть осмыслена только в форме сужде ния;

знание, как справедливо утверждал Гегель, есть всегда мышление.

Диалектику веры и разума можно представить следующим образом. Разум дееспособен только при созревании веры в его возможности. Последняя прида ет "легитимность" средствам разума, фиксирует результаты его деятельности и, в свою очередь, постоянно подвергается испытанию со стороны разума на предмет включения тех или иных положений в систему знания. В этом смысле мы не можем согласиться с Гаманом, последователем Юма в трактовке веры, который утверждал, что вера "не может подлежать нападкам со стороны разу ма" [цит. по: 2, 42].

Разум в своей потенции не имеет границ, в своем поиске он свободен. Не свободен он только в признании верой его результатов. Тем не менее, возрас тающая изощренность разума создает предпосылки для преодоления консерва тизма веры. Об этом свидетельствует вся история развития науки. Абстрактное мышление позволяет человеку проникнуть в сущность вещей, раздвинуть про странственно-временные границы познаваемого за пределы "здесь и теперь".

Новые возможности создает диалектический метод, приводящий логику позна ния объекта в соответствие с логикой его развития. Совершенствование эмпи рических методов исследования постоянно расширяет площадь взаимодействия мышления с различными аспектами бытия.

Сказанное, на наш взгляд, позволяет понять духовную жизнь как синтез про тивоположностей: веры и разума. Взаимодействие этих противоположностей своеобразно проявляется в различных формах духовной реальности. Спектр та ких форм включает научное и обыденное знание, религиозное сознание, утопи ческие взгляды, социальную мифологию и демагогию, художественное мышление, рениксу,* так называемую виртуальную реальность. Согласно "тео реме Томаса", "если люди определяют некоторые ситуации как реальные, эти ситуации реальны в своих последствиях" [цит. по: 3, 38]. Следовательно, все названные выше формы реальности, независимо от степени их "иллюзорности", имеют реальные последствия, значимость которых для общества не безразлич на, и поэтому могут выступать объектом управления. Критерий оптимальности мер воздействия на духовную жизнь вытекает из понимания ее сущности как диалектического единства веры и разума;

это – сохранение единства противо положностей в противоречии, предотвращение их разрыва. Практическое обес печение необходимого единства веры и разума возможно лишь на основе конкретного анализа управляемой ситуации.

Теперь с позиций изложенного рассмотрим события, приведенные в начале статьи, и, прежде всего, изменения в положении религии. Как было показано выше, существование сверхъестественных сил доказать нельзя. Разум в своих выводах опирается на контролируемо воспроизводимые факты и на испытан ные, то есть "освященные" верой (в широком смысле слова) логические сред ства. В науке могут рассматриваться любые гипотезы, имеющие малейшие основания, но в своих выводах истинная наука исходит из принципа "презумп ции установленного". Разум, не разрушая себя, не может остановиться на идее существования бога. Он неумолимо, в силу своей природы, ставит вопросы: ка кова причина бога? почему человек должен верить тому, что не находит рацио нального объяснения? Таким образом, гипотеза о существовании бога не решает проблемы поиска последнего основания бытия.

В то же время религиозная вера существует. Она пронизывает историю куль туры, образ мысли и жизни людей. Ее жизнеспособность обеспечивают следу ющие факторы. Религиозное предание вызывает в воображении яркие образы, контрастные чувства. Механизмы психологической защиты, возникающие при нарушении душевного равновесия человека, могут "отключить" или трансфор мировать влияние разума.

* А. Китайгородский к рениксе относит наукообразное пустословие, лжеучение [4] Достижения науки усиливают "удивление" упорядоченностью и целесооб разностью природных явлений, понимание относительности знания вызывает тревожное чувство глубокой тайны Вселенной. И, может быть, главный фактор:

неразумность общественной жизни создает благоприятную почву для форми рования религией смысла жизни человека.

Какую политику в отношении религии следует признать разумной? Разум, опираясь на веру в гуманизм, требует уважать мысли и чувства других людей, но не принуждает верить в бога, как практический разум Канта. Разум учитыва ет уроки истории: "силовые" методы, используемые против религиозной веры, вызывают "эффект бумеранга";

жизнеспособны лишь действия на основе таких принципов, как отделение церкви от государства и свобода совести. С этой точ ки зрения вполне понятно возвращение реквизированных государством ценно стей, но вряд ли оправдано предоставление церкви льгот в торговле табаком и спиртными напитками, непременное "освящение" государственных и деловых актов, преподавание теологии в государственных школах, показное участие по литических деятелей в церковной службе в популистских целях. Неискрен ность, лицемерие в отношениях государства и церкви и создают предпосылки для разрыва веры и разума.

Распространение "околонаучных" взглядов в современной России, на что также было указано в начале статьи, обусловлено тем, что в условиях гласности некоторые способные, но профессионально не подготовленные люди, увидели в теоретизировании средство самореализации;

другие же, предприимчивые, но не отягощенные совестью, – превратили "нетрадиционную науку" в средство про питания. Это – с одной стороны;

с другой – в обществе возник спрос на идеи, которые могли бы заполнить вакуум, образовавшийся в результате деидеологи зации духовной жизни. А поскольку суеверие всегда смелее в своих гипотезах, чем наука, последняя в определенной социальной среде оказывается неконку рентоспособной.

Важнейшая особенность разума – сознательное исследование своей соб ственной природы, или саморефлексия. Его арсенал включает дискурсивное мышление (формальную логику), требования диалектики следовать в мышле нии логике вещей, средства получения эмпирического материала, логику дви жения исследования от проблемы до теории (логику науки) и, наконец, всю систему наличного знания, в которую вписываются, а, следовательно, с которой сверяются новые идеи.

Специфика человека как объекта исследования заклю чается в том, что в своем поведении он руководствуется не только разумом, но и верой. Источником веры, как было показано выше, могут стать самые различ ные, часто неосознаваемые и выходящие в сферу социальной жизни обстоя тельства. Однако, в поведении человека всегда есть определенный смысл. Кон цепция смысла, разработанная Д.А. Леонтьевым, может, на наш взгляд, стать основой при разработке логики смыслообразования [5]. Полагаем, что в терми нах данной концепции может быть конкретизирована диалектика веры и разу ма, как в рамках индивидуального сознания, так и социальной реальности.

Творческий потенциал разума в познании человека и общества, таким образом, может быть расширен, а "сон разума" в смутные времена прерван.

Литература 1. Юм. Д. Сочинения/ Д. Юм. – М., 1965. – Т. 2. Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике / В.Ф. Асмус. – М.: Мысль, 1965.

3. Основы социологии / Под ред. А.Г. Аффендиева. – М.: Общество "Знание" России, 1993.

4. Китайгородский А. Реникса / А. Китайгородский. – М.: Молодая гвардия, 1973.

5. Леонтьев Д.А. Психология смысла / Д.А. Леонтьев. – М., 1999.

Разум и вера. Проблемы демаркации В постсоветский период жизни нашей страны произошло существенное из менение статуса таких социальных институтов, как религия и наука. К "знако вым" признакам нового статуса религии, на наш взгляд, можно отнести следующие: традиционные конфессии в настоящее время пользуются поддерж кой государства, имеют широкие возможности для религиозного просвещения;

исполнение религиозных обрядов стало одной из составляющих имиджа людей, в том числе самых влиятельных;

высказывание атеистических взглядов ассоци ируется в общественном мнении с чем-то неприличным.

Что касается науки, то, прежде всего, обращает на себя внимание размывание критериев научности. Деидеологизация науки открыла свою оборотную сторо ну: включение в структуру науки без достаточных на то оснований различных эзотерических, парапсихологических, астрологических и других учений. Не менее важный факт: информационный бизнес создает условия для использова ния истинных достижений науки в целях манипулирования сознанием людей.

Актуальным стал вопрос о критериях оценки происходящих событий.

Центральным звеном во взаимодействии религии и науки выступает вопрос о соотношении веры и разума. Этот вопрос был поставлен уже в Древней Греции.

Изначально понятие веры неразрывно связано с ее предметом: под верой пони мается мировоззренческая позиция, признающая истинными суждения о суще ствовании сверхприродных сил (бога, богов). В данном аспекте вера является главным элементом религии, при этом к другим элементам религии относятся определенное поведение и культовые действия, основанные на вере. В христи анской средневековой философии вопрос о соотношении веры в указанном смысле и разума был одним из центральных. В это время определилось и направление эволюции взглядов на его решение: высвобождение разума из-под опеки веры. Так, Тертуллиан, известный своим высказыванием "верую потому, что абсурдно", декларирует полную несовместимость веры с "немощным" че ловеческим разумом. Следующий взгляд (Августин, Ансельм Кентерберий ский), хотя и считает, что высшие истины доступны только вере и не могут быть объяснены логически, определенную роль отводит и разуму, а именно:

выведение следствий из положений веры, принимаемых в качестве аксиом ("верую, чтобы понимать"). При третьем подходе разум привлекается для обос нования положений веры ("понимаю, чтобы веровать") и утверждается принцип гармонии веры и разума при приоритете веры (Абеляр, Фома Аквинский). В дальнейшем атеизм французских материалистов 18 в., объясняющий веру в бо га невежеством людей, исчерпал основные варианты трактовки проблемы в рамках рассудочного мышления.

И. Кант в своих рассуждениях о боге уже выходит за рамки традиционной логики. По его мнению, положения веры не доказуемы, но принимаются прак тическим разумом, основой которого является нравственное чувство. Неподчи нение нравственному долгу, по Канту, превращает человека в зверя. Марксизм, в свою очередь, развивает мысль о социальной обусловленности религии. Од нако первым, кто провел четкое различие между суждениями, которые могут быть доказаны логическим путем, и верой в те или иные факты, недоказуемые таким образом, был Д. Юм. При этом понятию "вера" он придает универсаль ный смысл, свидетельствующий о доверии как к религиозному преданию, так и определенным фактам. В данном, более широком смысле слова, вера-это внут реннее состояние (убежденность, установка), принимающее за истину те или иные утверждения независимо от объекта веры. Представляется, что, опираясь на предложенный Юмом подход, можно существенно расширить поле анализа соотношения веры и разума. Данные современной психологии позволяют, на наш взгляд, существенно конкретизировать механизм формирования различных типов веры и на этой основе выделить виды иллюзорного знания, определить отношение последних к разуму.

На определенном этапе эволюции человека многократное подтверждение успешности мыслительных операций порождает веру в силу логики. Первыми почувствовали значение этой веры софисты, что и демонстрировали своей дея тельностью. С именем Аристотеля связано уже создание цельной науки о пра вилах мышления – формальной логики. В дальнейшем осознается и закрепляется верой успешность таких психологических механизмов, как вну шение, конформизм, психологическое заражение и др.

Диалектику веры и разума можно представить следующим образом. Разум дееспособен только при созревании веры в его возможности. Последняя прида ет "легитимность" средствам разума, фиксирует результаты его деятельности и, в свою очередь, постоянно подвергается испытанию со стороны разума на предмет включения тех или иных положений в систему знания. Разум в своей потенции не имеет границ, в своем поиске он свободен. Не свободен он только в признании верой его результатов. Тем не менее, возрастающая изощренность разума создает предпосылки для преодоления консерватизма веры. Об этом свидетельствует вся история развития науки. Абстрактное мышление позволяет человеку проникнуть в сущность вещей, раздвинуть пространственно временные границы познаваемого за пределы "здесь и теперь". Новые возмож ности создает диалектический метод, приводящий логику познания объекта в соответствие с логикой его развития. Совершенствование эмпирических мето дов исследования постоянно расширяет площадь взаимодействия мышления с различными аспектами бытия.

Сказанное, на наш взгляд, позволяет понять духовную жизнь как синтез про тивоположностей: веры и разума. Взаимодействие этих противоположностей своеобразно проявляется в различных формах духовной реальности. Спектр та ких форм включает научное и обыденное знание, религиозное сознание, утопи ческие взгляды, социальную мифологию и демагогию, художественное мышление, так называемую виртуальную реальность, наукообразное пустосло вие, которое А. Китайгородский называет "рениксой" [1]. Критерий оптималь ности мер воздействия на духовную жизнь вытекает из понимания ее сущности как диалектического единства веры и разума;

это – сохранение единства проти воположностей в противоречии, предотвращение их разрыва. С этих позиций разум, опираясь на веру в гуманизм, требует уважать мысли и чувства других людей, но не принуждает верить в бога, как практический разум Канта. Разум учитывает уроки истории: "силовые" методы, используемые против религиоз ной веры, вызывают "эффект бумеранга";

жизнеспособны лишь действия на ос нове таких принципов, как отделение церкви от государства и свобода совести.

С этой точки зрения вполне понятно возвращение реквизированных государ ством ценностей, но вряд ли оправдано предоставление церкви льгот в торговле табаком и спиртными напитками, непременное "освящение" государственных и деловых актов, преподавание теологии в государственных школах, показное участие политических деятелей в церковной службе. Неискренность, лицемерие в отношениях государства и церкви и создают предпосылки для разрыва веры и разума.

Распространение "околонаучных" взглядов в современной России, на что также было указано в начале статьи, обусловлено тем, что в условиях гласности некоторые способные, но профессионально не подготовленные люди, увидели в теоретизировании средство самореализации;

другие же, предприимчивые, но не отягощенные совестью, – превратили "нетрадиционную науку" в средство про питания. Это – с одной стороны;

с другой – в обществе возник спрос на идеи, которые могли бы заполнить вакуум, образовавшийся в результате деидеологи зации духовной жизни. А поскольку суеверие всегда смелее в своих гипотезах, чем наука, последняя в определенной социальной среде оказывается неконку рентоспособной.

Источником веры, как было показано выше, могут стать самые различные, часто неосознаваемые и выходящие в сферу социальной жизни обстоятельства.

Однако в поведении человека всегда есть определенный смысл. Полагаем, что диалектика веры и разума, как в рамках индивидуального сознания, так и соци альной реальности может быть конкретизирована в терминах концепции смыс лообразования [2]. В результате творческий потенциал разума в познании человека и общества, может быть расширен.

Литература 1. Китайгородский А. Реникса /А. Китайгородский. – М.: Молодая гвардия, 1973.

2. Леонтьев Д.А. Психология смысла / Д.А. Леонтьев. – М.: Смысл, 1999.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.