авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Дипломатическая академия МИД РФ

В.В. ШТОЛЬ

Роль и место НАТО

в системе европейской

и международной безопасности

в условиях

глобализации

Рекомендовано УМО по специальностям педагогического

образования в качестве учебного пособия для студентов

высших учебных заведений, обучающихся по педагогическим

специальностям 032600 (050401) – история.

Москва

2005

1 УДК ББК Ш Рецензенты:

доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки России Е.П.Бажанов доктор военных наук, профессор, действительный член Академии военных наук В.В.Круглов Штоль В.В.

Роль и место НАТО в системе европейской и междуна родной безопасности в условиях глобализации. М.: 2005. 352 с.

В учебнике рассмотрены роль и место Североатлантического альянса в системе европейской и международной безопасности.

В исторической ретроспективе проанализированы истоки и итоги “холодной войны”, трансформация НАТО в постконфран тационную эпоху и ее новая роль в условиях глобализации.

Даются возможные сценарии будущего Североатлантическо го альянса и факторы, определяющие его перспективы.

Учебник предназначен для студентов профильных вузов и факультетов, а также всех, интересующихся проблемами между народных отношений, в частности безопасности.

Рис. 13, табл. 7, библ. назв. 90.

ББК ISBN © Штоль В.В., ВВЕДЕНИЕ Уважаемый читатель, предлагаемый Вашему вниманию труд фактически является первым отечественным учебником по одному из акторов современных международных отношений – Североат лантическому союзу (НАТО) и предназначен отчасти заполнить тот пробел, который существует в данной области учеб но-методической литературы по новой и новейшей истории.

Настоящий учебник является одной из немногих в отечест венной политологии попыток системного освещения эволюции НАТО в условиях глобализационного процесса, происходящего в мировом развитии.

Если роль и место НАТО в международных отношениях пе риода “холодной войны” были исследованы достаточно полно, хотя и в принципиально другой исторической обстановке и с дру гих идеологических позиций, то эволюционные процессы НАТО в условиях глобализации в прямой постановке не изучались, а зако номерности и противоречия процессов глобализации примени тельно к политической и военной деятельности блока НАТО не исследовались, свидетельством чего является отсутствие в отече ственной литературе специально обобщающих исследований по этой тематике. Можно лишь назвать отдельные небольшие работы или статьи российских исследователей, посвященных данной про блематике.

И причин для этого несколько. С одной стороны, в первой половине 90-х годов прошлого века в связи с ликвидацией Орга низации Варшавского Договора и окончанием военного противо стояния в Европе, а также усиливавшимися процессами глобали зации изменились взгляды на роль и характер военной силы в ме ждународных отношениях, которые свидетельствовали о якобы снижении ее значения в постбиполярном мире.

В этой связи в июле 1990 года руководство Североатлантиче ского союза объявило курс на его трансформацию из воен но-политического блока, ориентированного на жесткое противо стояние с СССР, в организацию, нацеленную преимущественно на политическую сферу деятельности и миротворчество. Однако глобализация привнесла новые вызовы и угрозы, которые привели к существенному изменению принципов стратегической стабиль ности в мире и повышению роли военной силы для обеспечения политических и экономических интересов государств мира. В этих условиях постоянно менялись роль и знание НАТО в системе ев ропейской и международной безопасности.

В учебнике рассмотрены предпосылки и принципы создания НАТО, условия ее функционирования с момента образования (1949 г.) до наших дней, когда, с одной стороны, идет расширение блока как по числу членов, так и по характеру его целей и задач, а с другой – в Европе постепенно формируется новый центр силы – Объединенная Европа, роль которой в системе международной безопасности возрастает.

В работе также проводится историко-политологический ана лиз основных стратегических концепций блока, превративших НАТО из региональной организации в блок, претендующий на глобальное господство и стремящийся противопоставить себя другим международным организациям в области безопасности и сотрудничества, раскрыт генезис НАТО в процессе глобализации и движущие силы ее эволюции, проведена периодизация деятель ности альянса и показан механизм его трансформации с переносом акцентов в его деятельности с военного компонента на воен но-политический и превращение в механизм обеспечения военной составляющей глобализации. Этот процесс сопровождается об новлением целей и функций альянса, его стратегических концеп ций, направленных на повышение глобальной ответственности НАТО, а также развитием диалога и сотрудничества в военной области между НАТО и странами Центральной и Восточной Ев ропы. Анализируется современное состояние отношений между НАТО и Россией и их влияние на европейскую и международную безопасность, а также предлагаются исторически и политологиче ски обоснованные рекомендации по проведению российской внешней политики в отношении НАТО.

Остается надеяться, что данный учебник будет полезен всем, кто посвятил себя сложной и увлекательной задаче изучения со временной мировой политики, современных международных от ношений.

РАЗДЕЛ I РАССТАНОВКА СИЛ В ПОСЛЕВОЕННОЙ ЕВРОПЕ И СОЗДАНИЕ НАТО (1949–1967 гг.) Глава 1. Раскол мира на два лагеря, прелюдия “холодной войны” Итоги второй мировой войны, коренное изменение соотно шения сил в мире. Фултонская речь Черчилля, “доктрина Трумэ на”, “план Маршалла” – прелюдия и программа “холодной вой ны”. Раскол мира на два лагеря. Образование “Западного союза”, усиление конфронтации. Развертывание “холодной войны”.

Итоги второй мировой войны означали коренное изменение соотношения сил на международной арене. Разгром нацистской Германии и ее союзников привел к возникновению революцион ной ситуации в различных районах мира;

подъему националь но-освободительного движения в Азии, Африке, Латинской Аме рике;

создал благоприятные условия для народ но-демократических и социалистических революций в ряде стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Становление в них не без помощи Советского Союза режимов народной демократии вызва ло у правящих кругов западноевропейских стран и их американ ских союзников серьезные опасения. Во внешней политике Со ветского Союза, в провозглашенных идеологических целях Ком мунистической партии Советского Союза они видели для себя уг розу внешней агрессии и внутренней подрывной деятельности.

Кроме того, целый ряд политических событий в 1947–1949 годах (“угрозы” суверенитету Норвегии, Турции, Греции, переворот 1948 года в Чехословакии, блокада Берлина) обострили обстанов ку.

Руководство США и стран Западной Европы обвиняло СССР в “непримиримом” отношении к Западу, в “агрессивности”, в по пытках “с помощью и под прикрытием международного комму низма” разложить и завоевать капиталистический мир. Русские, утверждали они, будут использовать “каждую возможность для распространения советской силы на других”. Отсюда практиче ские выводы: нормальные отношения с СССР невозможны, нужно отказаться от всяких надежд на них, а также и от прежней “попу лярной”, но “вредной” политики соглашений СССР с США, Анг лией и Францией, взаимовыгодный характер которых начисто от рицался.

5 марта 1946 года Уинстон Черчилль произнес в американ ском городе Фултоне знаменитую речь, в которой утверждал, что Советский Союз является угрозой свободе и безопасности всех остальных народов.

“Мир сейчас разделен на капиталистический и коммунисти ческий блоки, – говорил У.Черчилль. – Для того, чтобы предот вратить экспансию коммунистического блока, говорящие на анг лийском языке народы (своего рода современная господствующая раса) должны рано или поздно организовать союз. Они должны немедленно заключить военное соглашение и координировать усилия в военной области. Они должны повести христианскую цивилизацию в антикоммунистический крестовый поход”. Он вы разил недовольство происшедшими после войны изменениями в Центральной и Юго-Восточной Европе.

Эта речь стала предвестником и программой “холодной войны”.

Возглавивший Соединенные Штаты после смерти Ф.Д.Рузвельта 33-й президент Г.Трумэн отказался от политики сотрудничества с Советским Союзом, проводившейся его предшественником, и стал наряду с У.Черчиллем одним из инициаторов “холодной войны”.

12 марта 1947 года он обратился с посланием к американскому Конгрессу об ассигновании 400 млн. долл. на срочную военную помощь Греции и Турции, чтобы сохранить их в рамках “свобод ного мира”.

“Свободные народы мира обращаются к нам за поддержкой для сохранения своих свобод, – заявил Трумэн. – Если мы будем колебаться в нашем лидерстве, то можем поставить под угрозу мир во всем мире и, конечно, поставим под угрозу благополучие нашей собственной нации”.

Это послание по существу явилось объявлением “холодной войны” странам социализма и народной демократии и означало переход к осуществлению жесткого давления в отношении Совет ского Союза, возведение антикоммунизма в ранг государственной политики США. В нем содержались положения, ставшие извест ными как “доктрина Трумэна”. Одновременно “с доктриной Трумэна” правительство США провозгласило доктрину “сдержи вания коммунизма”.

Первое развернутое обоснование доктрины содержалось в пространной (8 тыс. слов) секретной телеграмме от 22 февраля 1946 года, направленной в госдепартамент советником посольства США в Москве Джорджем Кеннаном. В ней делалась попытка до казать невозможность мирного сосуществования между СССР и США, сотрудничества между ними в решении международных вопросов. Советский Союз обвинялся в намерениях вести посто янную подрывную деятельность против западных держав и рас ширять сферы своего контроля. В ней предлагалось в отношении СССР перейти к “жесткому курсу”, основанному на “логике си лы”. Все это преподносилось как политика “сдерживания”.

Однако первым публичным изложением “доктрины сдержи вания” стала статья все того же Кеннана в июльском номере жур нала “Форин афферс” за 1947 года “Истоки советского поведения”.

В статье был сформулирован тезис воинствующего антисоветизма – США и весь западный мир якобы не могут чувствовать себя в безопасности от агрессивности Советского Союза до тех пор, пока не будет ликвидирован социалистический строй в СССР. Там же выдвигался и тезис о “советской угрозе”, который подавался в двух вариантах: во-первых, в виде угрозы насильственного захвата власти коммунистическими партиями при поддержке и под пря мым руководством Советского Союза;

во-вторых, в виде версии о непосредственной угрозе вторжения СССР в Западную Европу и другие граничащие с ними регионы.

Развитием “доктрины Трумэна” в экономическом плане стал “план Маршалла”, основные положения которого были изложены государственным секретарем США Дж.Маршаллом в Гарвардском университете 5 июня 1947 года. Было провозглашено, что основ ной целью плана является восстановление экономики европейских стран с участием США таким образом, чтобы “возникли полити ческие и социальные условия, в которых могут существовать сво бодные институты”. Правящие круги Западной Европы видели в “плане Маршалла” и обещанной в нем американской экономиче ской помощи единственную возможность удержать свои господ ствующие позиции, хотя и ценой серьезных уступок Соединенным Штатам Америки.

Англия и Франция пригласили СССР принять участие в со вещании министров иностранных дел по “плану Маршалла”. На этом совещании летом 1947 года развернулась борьба: Советский Союз считал закономерным, чтобы США, нажившиеся на войне, помогли европейским странам в восстановлении хозяйства, но на стаивал на уважении их суверенных национальных прав и невме шательстве во внутренние дела и экономическую деятельность.

Однако Англия и Франция проявили готовность пожертвовать этими принципами и предоставить США право определять уро вень и направление экономического развития каждой стра ны-получателя. Естественно, что на таких условиях Советский Союз отказался от участия в “плане Маршалла”.

Некоторые современные историки и политики считают, что Советский Союз напрасно сделал это. А что было бы в Юго-Восточной Европе и в СССР, если бы Сталин согласился участвовать в “плане Маршалла”?

Безо всяких сомнений было бы следующее:

• в Центральной и Юго-Восточной Европе появились бы ре жимы, угодные США;

• Советскому Союзу в обмен на экономическую помощь пришлось бы поступиться своим суверенитетом и позволить США вмешиваться во внутренние дела и экономическую деятельность страны. Какие бы были результаты? Это то, что мы имеем сегодня:

после 5-летней “перестройки”, а затем 14-летней демократии Рос сию разворовали, опутали долгами и пытаются всеми силами при вязать к политике США и НАТО;

• приняв “план Маршалла”, Советский Союз предоставил бы США право определять уровень и направление своего экономиче ского развития. США не допустили бы, чтобы СССР сумел пре одолеть послевоенную разруху и в короткое время добиться таких успехов в экономическом, политическом и военном отношении, которые вывели его на второе место в мире после США.

Если бы СССР принял участие в “плане Маршалла”, возмож но, и не было бы “холодной войны”, конфронтации. Но это вряд ли. Так как в условиях усилившихся после второй мировой войны противоречий, особенно идеологических и политических, мы могли получить вместо “холодной войны” – “горячую”. В то время едва ли кто из руководства КПСС и Советского государства по жертвовал бы социализмом в угоду капитализму, как это сделали Горбачев и Ельцин.

Министр иностранных дел СССР В.М.Молотов уже в то вре мя подчеркивал, что реализация “плана Маршалла” “расколет Ев ропу на две группы государств и создаст новые затруднения во взаимоотношениях между ними”.

Так оно и случилось. “План Маршалла” содействовал раз вертыванию “холодной войны” и росту напряженности на конти ненте. Его осуществление стало одним из решающих факторов раскола Европы на два лагеря. В основе раскола лежали полити ческие, экономические и военные противоречия, прикрываемые идеологическими, между СССР и Западом. Вчерашние союзники стали противниками. Между ними обострялась конфронтация.

Как заявлял в сентябре 1949 года тогдашний министр ино странных дел Великобритании Э.Бевин “процесс консолидации не коммунистического мира фактически начался в июне 1947 г. с про возглашения “плана Маршалла”… В начале 1948 г. этот процесс пе реместился из экономической сферы в сферу политическую и воен ную”.

17 марта 1948 года представители Великобритании, Франции, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга подписали в Брюсселе “до говор об экономическом, социальном и культурном сотрудниче стве и о коллективной самообороне”, так называемый Брюссель ский пакт, оформивший создание Западного союза (ЗС).

Официальной целью пакта объявлялось предотвращение но вой германской агрессии. На самом деле он носил откровенную антисоветскую направленность. Секретный меморандум № 7 Со вета Национальной безопасности США, принятый через две неде ли после создания Западного союза, предусматривал “активную поддержку его развития и расширения как антикоммунистическо го союза государств”.

Весьма показательным является определение в договоре тех случаев, в которых одна из сторон могла потребовать принятия совместных мер, что могло произойти “в случае возобновления агрессивной политики со стороны Германии или при любой си туации, которая может представлять собой угрозу миру, где бы она ни возникла, или при любой ситуации, представляющей опас ность для экономической устойчивости”. Это определение допус кало широкое и произвольное толкование: под него можно было подвести и всеобщую забастовку, и активное выступление трудя щихся Западной Европы.

Важнейшее положение Брюссельского пакта предусматрива ло оказание помощи и содействия любому участнику соглашения всеми средствами, в том числе и военными, “если одна из высоких договаривающихся сторон подвергнется вооруженному нападе нию в Европе”.

Таким образом, был сделан большой шаг на пути создания военно-политического союза западноевропейских стран, поло живший начало процессу оформления противостоящих друг другу военных блоков.

В соответствии с договором создавался консультативный со вет из министров иностранных дел, военный комитет из минист ров обороны и военный штаб. В начале октября 1948 года военный комитет официально учредил военную организацию Западного союза. Во главе Верховного объединенного командования воору женными силами пяти стран со штаб-квартирой в Фонтенбло (Франция) был поставлен английский фельдмаршал Монтгомери.

В своих нотах США, Англии и Франции от 6 марта 1948 года Советское правительство подчеркнуло, что и “план Маршалла”, и создание Западного союза противопоставляют Западную Европу Восточной, ведут к её политическому расколу. В западноевропей ское общественное сознание активно внедрялся тезис: ответст венность за то, что в Европе возникли два враждебных лагеря, не сет прежде всего Советский Союз, ибо он проводил политику “насильственного коммунизма” в рамках всего континента. Имен но эта идея стала основой военно-политических концепций и про ектов, авторы которых запугивали своих сограждан готовящимся “советским нашествием” и призывали сделать все возможное, чтобы “остановить русских”.

Панические представления о стоящих перед западноевропей скими странами проблемах обеспечения безопасности приобрели настолько самодовлеющий характер, что вопрос о том, соответст вуют ли они действительному положению вещей, – вопрос прин ципиальный с точки зрения оценки реальной военно-политической ситуации – оказался отодвинутым на задний план. Авторы одной из монографий, вышедшей в США в конце 50-х годов, отмечали, что, несмотря на отсутствие каких-либо доказательств подготовки Советским Союзом “нашествия на Западную Европу”, “ни один государственный деятель Запада... не мог предполагать у него иных намерений, кроме агрессивных”. Возможностей для этого, по мнению тех, кто распространял тезис о “советской военной угро зе”, имелось более чем достаточно: Советская Армия, сумевшая уничтожить гигантскую военную машину Германии, была сильна, как никогда, и, если бы она продолжала свое продвижение на За пад с рубежей, достигнутых к моменту окончания второй мировой войны, никто в Западной Европе не смог бы ее остановить. Не смог бы по многим причинам и, в частности, потому, что ни одно государство в регионе не могло быть сравнимо с СССР по воен ному потенциалу. И, кроме того, население большинства европей ских стран приветствовало победу СССР над фашизмом.

Но то, что не по плечу отдельным западноевропейским госу дарствам, может быть достигнуто в том случае, если они будут действовать сообща и вместе с Соединенными Штатами. Из такого рода логики и исходили сторонники объединения военных усилий стран Запада для совместного противостояния “советской угрозе”.

В то же время и в США вовлечение в “оборону Европы” рас сматривалось как безусловно необходимое.

США должны “защищать” Западную Европу прежде всего по тому, что это нужно самим США – так можно было бы определить мотивы политики Вашингтона, если очистить ее от многословных рассуждений об “общности исторических судеб, ценностях атлан тической цивилизации”, союзнической солидарности и т.д.

Важно отметить, что США не стремились к тому, чтобы все сводилось лишь к американскому “покровительству” Западной Ев ропе. Связанные с ним крупные финансовые, материаль но-технические, организационные, да и военно-политические из держки были очевидны, и Вашингтон, естественно, хотел бы бльшую их часть возложить на самих “защищаемых”. Расчет был прост: западноевропейские страны, конечно, должны пребывать в уверенности, что без такого “покровительства” они обречены, но одновременно их надо заставить принять самое энергичное участие в мероприятиях по военному обеспечению безопасности, осущест вляемых, разумеется, в соответствии с интересами и под контролем США.

Рекомендованная литература 1. Внешняя политика Советского Союза. 1948 год. Докумен ты и материалы. Ч. 1. М., 1950.

2. Батюк В., Евстаффьев Д. Первые заморозки. Совет ско-американские отношения в 1945–1950 гг. Московское отделе ние РНФ. М., 1996.

3. Мельников Ю.М. Сила и бессилие: внешняя политика Ва шингтона. 1945–1982. М., 1983.

4. Речь Черчилля в Фултоне. The Times. 1946. 6 March.

5. Текст Договора, оформившего создание “Западного Сою за”, так называемый Брюссельский пакт // Международная жизнь.

1955. № 1.

6. Documents on International Affairs 1947–1948. London – N.Y. – Toronto, 1952.

Глава 2. Создание НАТО. Стратегия “сдерживания” Формирование широкого военно-политического союза во гла ве с США. Североатлантический договор. Стратегия “сдержи вания” с опорой на военную силу и стратегические установки НАТО (концепция “щита и меча”, стратегия “передовой оборо ны”). Создание объединенных вооруженных сил НАТО в Европе.

Усиление противостояния. Доктрина “массированного возмез дия” и курс “балансирования на грани войны”. ОВД как система противодействия НАТО. Карибский кризис – угроза возникновения ядерного конфликта.

Объединение пяти западноевропейских стран ориентирова лось на активную поддержку и военную помощь со стороны США.

Именно поэтому образование Западного союза означало “призна ние протекционистской роли Соединенных Штатов”, что позво лило приступить к формированию более широкого воен но-политического союза во главе с США.

В Североатлантический союз планировалось включить не только все страны, расположенные на побережье Атлантического океана, но и другие государства, вплоть до Ирана. Предполагалось также унифицировать армии и стандартизировать по американ скому образцу их вооружения. В период формирования блока США требовали, чтобы непременным условием его создания было предоставление Вашингтону широких возможностей для строи тельства военных, военно-воздушных и военно-морских баз на территориях стран – участниц блока.

В работе по составлению договора участвовали пять стран ЗС, США и Канада. 18 марта 1949 года был опубликован проект Се вероатлантического договора.

В его тексте прежде всего говорится о приверженности Уста ву ООН, международному миру и справедливости, коллективной безопасности, а также содержится обязательство госу дарств–участников воздерживаться от любого применения силы или угрозы ее применения, если это противоречит целям ООН (ст.

1). Однако в дальнейшем практика показала, что это далеко не так.

Рассмотрим статьи договора.

Статья 2 обязывает участвующие стороны сотрудничать с целью укрепления “свободных институтов” и “внутреннего поло жения” в государстве, а также содействовать созданию условий стабильности и благосостояния.

Статья 4 предусматривает консультации государств-участников, если, “по мнению одного из них”, под угрозой оказывается “тер риториальная целостность, политическая независимость или безо пасность одной из сторон”.

Эти две статьи предполагают, что страны–участницы да же без согласия какого-либо государства могут не только об суждать его внутренние дела, но и вмешиваться в них.

Статья 3 устанавливает обязательство сторон взаимно под держивать друг друга и наращивать военную мощь.

На практике это вело к дальнейшим поставкам вооруже ний в Западную Европу и всемерному развитию воен но-промышленного комплекса.

Статья 5 предусматривает предоставление военной помощи, включая применение вооруженной силы, каждой стране – участ нице НАТО, если она подвергнется вооруженному нападению ка кой-либо другой державы.

Статья 6 дает чрезвычайно широкое толкование понятия “вооруженное нападение”.

Любой инцидент, согласно этой статье, с самолетом или кораблем государства–участника блока в Североатлантиче ском регионе может быть истолкован как вооруженное напа дение и использован как предлог для совместного вооружен ного выступления.

Следует особо подчеркнуть, что к Североатлантическому ре гиону были отнесены, помимо национальных территорий и терри ториальных вод стран–участниц, Турция и обширные акватории Атлантики к северу от Тропика Рака.

Статья 8 содержит заявление, что положения договора не противоречат международным обязательствам госу дарств–участников в отношении стран, не входящих в этот блок.

В действительности, пакт прямо противоречил анг ло-советскому (1942 г.) и франко-советскому (1944 г.) договорам, обязавшим Англию и Францию не принимать участия в коалици ях, направленных против Советского Союза.

Статья 9 предусматривала создание постоянных политиче ских и военных органов блока.

Высший политический орган – Совет НАТО, состоящий из глав государств или правительств всех участников блока и соби рающийся на сессии два–три раза в год.

В перерывах между сессиями действует Постоянный совет из специально выделенных ответственных лиц.

Главный исполнительный орган Совета НАТО и его Посто янного совета – Генеральный секретариат, возглавляемый гене ральным секретарем НАТО.

Высший военный орган – Военный комитет, состоящий из начальников генеральных штабов. Комитет разрабатывает воен ные планы блока и руководит боевой подготовкой войск. Военный комитет собирается не реже двух раз в год. В промежутках между его заседаниями действует Комитет военных представителей.

В этой же статье предусмотрена возможность учреждения различных дополнительных органов и тем самым заложена основа очень разветвленной военно-бюрократической машины Североат лантического блока.

Время действия договора было установлено в 20 лет (ст. 13).

Однако в связи с предусмотренным его автоматическим продле нием можно считать, что срок не был ограничен.

4 апреля того же года договор был подписан в Вашингтоне министрами иностранных дел 12 государств: США, Англии, Франции, Канады, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, Италии, Норвегии, Дании, Исландии и Португалии. В августе 1949 года пакт вступил в силу.

В феврале 1952 года в НАТО вошли Турция и Греция, а в мае 1955 года после вступления в силу парижских соглашений (1954 г.) о создании на базе ЗС более широкого Западноевропейского союза (ЗЕС) с включением в него Западной Германии, членом блока ста ла ФРГ. В мае 1982 года 16-м членом НАТО стала Испания.

Специфический характер носит участие в НАТО Исландии, которая входит в военную организацию блока. Это означает, что Исландия не несет расходов на содержание вооруженных сил НАТО, но участвует в обсуждении и решении военных вопросов.

Ее вклад – предоставление своей территории под военные базы НАТО.

Как подчеркивалось в меморандуме правительства СССР от 31 марта 1949 года, Североатлантический договор не только не содействует укреплению мира и международной безопасности, что является обязанностью всех членов Организации Объединенных Наций, но находится в прямом противоречии с принципами и це лями Устава ООН. Он “не имеет ничего общего с целями само обороны государств – участников договора, которым никто не угрожает и на которые никто не собирается нападать. Наоборот, этот договор имеет явно агрессивный характер и направлен против СССР...”.

По признанию Дж.Ф.Даллеса, государственного секретаря США, руководители США и стран Западной Европы, создавая НАТО, вовсе не верили в опасность какой-то “агрессии” со сто роны СССР.

“Советский коммунизм, – писал Даллес, – избегает всего того, что похоже на войну одного народа против другого... Некоторые из наиболее высокопоставленных и компетентных людей в Европе говорили мне недавно, что они не верят, чтобы коммунистическая партия осмелилась приказать русским армиям двинуться на За падную Европу в качестве армий вторжения, если только Россия сама не подвергнется нападению и русскому народу будет ясно, что эти действия необходимы для самозащиты... Большинство ос ведомленных людей склонны считать, что не существует непо средственной угрозы вторжения Красной Армии из России в За падную Европу или в Азию для ведения агрессивной войны”.

Отсюда следует, что военный блок НАТО должен был слу жить орудием военного и политического нажима на социалисти ческие страны и подавления национально-освободительного дви жения в колониальных странах.

США прежде всего стремились добиться изоляции СССР в послевоенном мире, не допустить дальнейшего укрепления его международных позиций. Характеризуя задачи политики “сдер живания” СССР, один из ее главных творцов Дж.Кеннан писал, что он “постоянно повторял мысль о существовании в мире пяти регионов – США, Великобритании, долины Рейна с прилегающи ми к ней индустриальными районами, СССР и Японии, – в кото рых только и возможно образование военной мощи внушительных масштабов. Я напоминал при этом, что только один из этих рай онов находится под контролем коммунистов и соответственно ви дел главную цель политики сдерживания в том, чтобы оставшиеся районы не очутились под таким же контролем”.

США поставили своей конечной задачей изменение социаль ного строя в СССР, ликвидацию советской власти. Обосновывая стратегию “сдерживания”, тот же Кеннан отмечал: “Полностью в пределах Соединенных Штатов повлиять своими действиями на внутреннее развитие как самой России, так и всего международ ного коммунистического движения”. Речь идет о том, продолжал он, чтобы “увеличить в колоссальный степени ту напряженность, под воздействием которой должна осуществляться советская по литика... и поощрять тенденции, которые должны в конце концов привести либо к распаду, либо к постепенному размягчению со ветской власти”.

Такие устремления американского руководства дополнитель но стимулировались обладанием США в первые послевоенные годы монополией на атомное оружие, уверенностью в своих эко номических и научно-технических возможностях. Наличие атом ного оружия создавало у лидеров США иллюзию беспредельного могущества. Они посчитали, что обрели эффективный военный инструмент, одна лишь угроза использования которого может за ставить СССР подчиниться американскому диктату.

Достаточно определенное представление об антисоветской направленности политики “сдерживания” дает ключевой документ послевоенной политики США “Цели Соединенных Штатов и про граммы в области национальной безопасности”, подготовленный в апреле 1950 года специальной исследовательской группой госде партамента и министерства обороны США под руководством П.Нитце, сменившего Дж.Кеннана на посту председателя группы планирования политики при госдепартаменте США.

Обращает на себя внимание тот факт, что в этом документе отношения с Советским Союзом рассматривались исключительно сквозь призму бесконечных кризисов и конфронтаций. Советский Союз представлялся источником “самой серьезной угрозы” для Соединенных Штатов поскольку, как утверждалось, в его намере ния входило “разрушение правительственного механизма и соци альной структуры стран несоветского мира и замена их на аппарат и структуру, которые бы подчинялись и находились под полным контролем Кремля;

установление господства над евроазиатским материком” и т. п.

Из документа следует: общая цель американской внешней политики – “ускорение разрушения советской системы”, что должно, по мнению авторов, привести к “изменению поведения” СССР на мировой арене, а в более отдаленной перспективе – “фундаментальному изменению” характера этой системы, т. е. к уничтожению социального строя в СССР. В документе также ут верждалось, что цели американской внешней политики могут быть достигнуты лишь в условиях “холодной войны”, и выдвигалась комплексная программа наращивания превосходящей военной, политической и экономической мощи США и Запада в целом. При этом определяющее, ключевое значение придавалось военной си ле. “Суть, сердцевина политики “сдерживания”, – говорилось в документе, – состоит и должна состоять и дальше в том, чтобы Соединенные Штаты либо сами, либо в надежном сочетании с другими близкими им по духу странами обладали общим переве сом сил. Военная сила – один из самых важных ингредиентов мощи. Согласно концепции “сдерживания” поддержание во енной мощи рассматривается как существенно необходимое (выд. – Авт.). Без превосходящей совокупной силы, находящейся в состоянии боевой готовности и быстро мобилизуемой, политика “сдерживания”, которая в действительности представляет собой политику спланированного и постепенного принуждения, будет не более чем блеф”.

Предлагаемая составителями документа “программа дейст вий” начиналась с рекомендации значительно увеличить военные расходы США в целях интенсивного наращивания американского военного потенциала. Большое внимание уделялось:

• расширению экономической и военной помощи другим го сударствам с тем, чтобы привязать их к американской внешней политике;

• установлению торговой блокады СССР и других социали стических стран;

• проведению против социалистических стран разного рода подрывных операций. В частности, прямо говорилось о необхо димости “интенсификации своевременных мер и операций тай ными средствами” в экономической, политической и идеологиче ской сферах с целью “вызвать и поддержать недовольство и вос стания” в социалистических странах.

Создатели НАТО ориентировались главным образом на мо гущество США и на американскую военную помощь Западной Европе. Первоначальная доктрина НАТО в значительной мере ос новывалась на возможности сохранения Соединенными Штатами ядерной гегемонии. Она базировалась на стратегической кон цепции “щита и меча”, одобренной Советом НАТО в декабре 1949 года.

Суть ее сводилась к следующему:

1. На США, учитывая их технические возможности по дос тавке атомной бомбы к цели, возлагалась задача по осуществле нию стратегических бомбардировок;

2. ВМС США и союзников должны выполнять важнейшие морские операции, включая обеспечение морских коммуникаций;

3. Основа мощи сухопутных войск должна обеспечиваться странами Европы с помощью других государств по мере осущест вления ими мобилизации;

4. Англия, Франция и соседние страны должны выделить ос новные силы бомбардировочной авиации ближнего действия и ПВО;

5. Другие страны – члены НАТО, в зависимости от их уда ленности от возможного района конфликта, должны главные уси лия сосредоточить на выполнении особых задач.

Существо стратегии “щита и меча” заключалось в готовности НАТО вести глобальную атомную войну. При этом роль “щита” отводилась сухопутным войскам на Европейском театре войны.

На них при поддержке тактической авиации и ВМС возлагалось ведение операций до вступления в действие “меча” – стратеги ческих бомбардировщиков США – носителей атомного оружия.

При этом следует отметить, что военные доктрины и страте гические концепции НАТО предполагали ведение боевых дейст вий главным образом в зоне ответственности Североатлантиче ского союза, в то время как национальные военные стратегии стран – участниц альянса, прежде всего таких, как США, Велико британия, Франция, предусматривали действия национальных вооруженных сил, как правило, за пределами этой зоны, подго тавливая таким образом общую тенденцию к расширению сферы действия вооруженных сил блока.

Создав блок НАТО, западные страны посчитали, что линия обороны Запада в Европе более или менее консолидировалась.

Но 25 июня 1950 года северокорейские войска вторглись в пределы Южной Кореи, захватив спустя три дня Сеул. 19 июля президент США Г.Трумэн в послании конгрессу призвал к резкому увеличению военного бюджета. 26 сентября Совет НАТО на нью-йоркской сессии одобрил решение о принятии стратегии “передовой обороны” (“передовых рубежей”), ставшей развитием концепции “щита и меча” и исходившей из необходимости увели чения мощи “щита” (обычных вооруженных сил) и переноса во енных действий уже на самом раннем этапе войны, как можно дальше на Восток. Было также принято решение об интегрирова нии объединенных вооруженных сил альянса.

Правительства государств – членов НАТО постарались ис пользовать войну в Корее как предлог для резкого увеличения во енных расходов, расширения гонки вооружений, обострения кон фронтации.

На нью-йоркской сессии Совета НАТО в сентябре 1950 года было принято решение об организации Объединенных воору женных сил (ОВС) НАТО в Европе под единым командованием.

Вслед за этим на сессии в Риме (ноябрь 1951 г.) на основе “анализа” европейской ситуации была обсуждена стратегия аль янса с целью укрепления его оборонных возможностей и дана ди ректива на развертывание ОВС НАТО в Европе.

Эти решения означали создание в мирное время в Западной Европе мощной военной группировки и вели к обострению меж дународной напряженности.

В результате всех предпринятых мер общая сумма военных расходов стран – участниц НАТО увеличилась с 20,4 млрд. долл. в 1950 году до 64 млрд. долл. в 1953 году, или на 214%.

Одновременно увеличивалась общая численность вооружен ных сил государств – членов НАТО:

1950 год – 4–4,2 млн. человек, 1951 год – 5,8—5,9 млн., 1952 год – 6,5–6,6 млн., 1953 год – 6,7–6,8 млн. человек.

Численность регулярных вооруженных сил США только за 2 года возросла в 2,5 раза: с 1,46 млн. человек в июне 1950 года до 3,64 млн. человек в июне 1952 года (табл. 1.1).

К 1960 году вооруженные силы блока насчитывали уже свы ше 5 млн. человек, а с учетом численности территориальных войск, национальной гвардии и других резервных формирований они составляли более 9,5 млн. человек;

440 пусковых установок оперативно-тактических и тактических ракет;

более 25 тыс. тан ков;

8 тыс. боевых самолетов (в том числе 2 тыс. носителей ядер ного оружия);

около 2 тыс. боевых кораблей.

Таблица 1. Годы Увели Характеристика чение 1950 1951 1952 Общая сумма военных рас на 214% 20,4 ходов, млрд. долл.

в 1,6–1, Общая численность воору раза женных сил НАТО, млн. 4–4,2 5,8–6,6 6,5–6,6 6,7–6, (1953 к человек 1950) Численность регулярных 1,46 3, вооруженных сил США, в 2,5 раза (июнь) (июнь) млн. человек Главные силы военной группировки стран блока были сконцентрированы в Европе, где насчитывалось более 3 млн.

человек, свыше 3 тыс. единиц средств доставки ядерных бое припасов, более 4 тыс. боевых самолетов, 17 тыс. танков в вой сках и 8 тыс. – на складах, включая до 3 тыс. американских (табл. 1.2).

В ОВС НАТО были переданы объединения, соединения и части ПВО, сухопутных войск, военно-воздушных и воен но-морских сил США, Великобритании, ФРГ, Италии, Бельгии, Канады, Нидерландов и Турции, а также ВВС Дании и Норвегии, которые ранее находились в оперативном подчинении военных командований НАТО. Вооруженные силы, находившиеся в на циональном подчинении, включали территориальные войска стран НАТО, резервные соединения и части, которые также могли быть переданы в НАТО или выполнять задачи в тесном взаимодействии с ОВС блока.

Состав вооруженных сил, переданных в НАТО и находящих ся в национальном подчинении, представлен на рис. 1.

Таблица 1. Количе Характеристика вооруженных сил ство В НАТО, всего Численность, млн. человек свыше с учетом территориальных войск, национальной гвардии свыше 9, и др. резервных формирований Пусковые установки оперативно-тактических и тактических ракет, ед. Танки, тыс. ед. более Самолеты, тыс. ед. в том числе:

носители ядерного оружия Боевые корабли, тыс. ед. около Из них в Европе:

Численность, млн. человек более Средства доставки ядерных боеприпасов, тыс. ед. свыше Ядерные боеприпасы, тыс. ед. Боевые самолеты, тыс. ед. более Танки в войсках, тыс. ед. Танки на складах, тыс. ед. в том числе:

американские до Рис. 1. Состав вооруженных сил НАТО В вооруженных силах стран НАТО преобладающее развитие получили средства массового уничтожения людей (ядерное, хи мическое оружие), а также те виды обычного оружия, которые наиболее эффективно могут быть использованы для ведения на ступательных действий (вакуумные бомбы, кассетные боеприпа сы).

Вся военная система НАТО уже в мирное время была приве дена в готовность к действию. Для этого были созданы объеди ненные военные командования, развернуты системы управления, организовано снабжение (созданы 3-хмесячные запасы матери альных средств), спланированы операции, войскам поставлены боевые задачи, т. е. подготовлено все необходимое для разверты вания военных действий. Различные сценарии войны блок НАТО отрабатывал на крупномасштабных учениях (например, “Отм Фордж”), которые по своему размаху фактически были репети цией военных действий.

Непосредственное руководство вооруженными силами в зоне ответственности НАТО, разделенной на театры военных действий (ТВД), осуществлялось Объединенными военными командова ниями, включающими:

• Верховное Главное Командование ОВС НАТО в Европе;

• Верховное Главное Командование ОВС НАТО на Атлантике;

• Верховное Главное Командование ОВС НАТО в зоне про лива Ла-Манш.

Кроме того, имелась Региональная группа стратегического планирования США – Канада.

Верховное Главное Командование НАТО в Европе и Верхов ное Главное Командование НАТО на Атлантике должны были участвовать в работе Объединенной системы стратегического планирования (штаб-квартира в г. Омаха, штат Небраска, США), так как организационной структурой НАТО не предусматривалось специальное командование стратегическими ядерными силами.

Верховное Главное Командование в Европе (ВГКЕ) со штаб-квартирой в Касто (Бельгия) и зоной ответственности, кото рая охватывала территории европейских стран – членов НАТО (исключая Великобританию, Францию, Исландию и Португалию) и Турции. ВГКЕ несло также ответственность за организацию и обеспечение противовоздушной обороны Великобритании. Вер ховным главнокомандующим являлся представитель вооруженных сил США. Он же одновременно был главнокомандующим воору женными силами США в Европе (рис. 2).

В распоряжении ВГКЕ находилось свыше 90 дивизий (с уче том Франции и Испании), свыше 3 тыс. средств доставки ядерного оружия (самолеты, ракеты, артиллерия), для которых на амери канских складах в Европе (главным образом в ФРГ) было сосре доточено 7 тыс. ядерных боеприпасов.

Верховному Главнокомандующему Объединенными воору женными силами НАТО в Европе были подчинены Главные Ко мандования НАТО на европейских ТВД – Центральном, Северном и Южном, а также командование мобильных сухопутных войск НАТО и командование английских ВВС в Великобритании.

Рис. 2. Структура командования объединенными вооруженными силами НАТО в Европе Штаб-квартира Главного Командования ОВС НАТО на Центральноевропейском ТВД находилась в Нидерландах (г. Брюнсум). Главнокомандующий – генерал бундесвера (ФРГ).

Зона ответственности – территория и прибрежные воды ФРГ (кроме земли Шлезвиг-Гольштейн), Бельгии, Нидерландов и Люк сембурга. Натовская группировка включала свыше 40 дивизий из Бельгии, Нидерландов, Великобритании, Канады, ФРГ и США, а также стратегические резервы (Испания, Португалия, Франция).

Основу группировки натовских войск на этом ТВД составляли группы армий – северная и центральная.

Северная группа армий (СГА) имела зону ответственности, охватывающую сектор к северу от оси Геттинген – Льеж. СГА со стояла из 4 дивизий ФРГ, дивизий из Бельгии, Великобритании и Дании, а также авиационных частей, из состава ВВС ФРГ, Бель гии, Великобритании и Дании, подчинявшихся Второму объеди ненному тактическому авиационному командованию. В этой зоне также были дислоцированы сухопутные войска США.

Центральная группа армий (ЦГА) включала войска США, 7 дивизий ФРГ, армейскую группу из Канады, а также авиацион ные соединения из состава ВВС США, ФРГ и Канады, подчиняв шиеся четвертому объединенному тактическому авиационному командованию, и командование ПВО сухопутных войск США.

Штаб-квартира Главного Командования НАТО на Северо европейском ТВД находилась в г. Колсос (район Осло, Норвегия).

Главнокомандующий – генерал британской армии. Зона ответст венности – территории Дании, Норвегии, ФРГ (земля Шлез виг-Гольштейн) и прибрежные воды названных стран в Балтий ском море. Вооруженные силы включали основную часть сухо путных войск, ВМС, ВВС и резервов Дании и Норвегии, одну ди визию сухопутных войск, два подразделения ВВС и балтийский флот ФРГ.

Штаб-квартира Главного Командования НАТО на Южно европейском ТВД находилась в г. Неаполь (Италия). Главноко мандующий – адмирал США. Зона ответственности – акватории Средиземного и южной части Черного морей, территории Греции, Италии и Турции. Данная натовская группировка включала 18 ди визий сухопутных войск Турции, 13 – Греции, 4 – Италии, такти ческую авиацию ВВС названных стран. ВМС Турции и Греции также должны были оказывать содействие выполнению планов НАТО в регионе.

Акватория Средиземного моря должна была постоянно кон тролироваться самолетами ВВС стран НАТО данного региона, а из состава ВМС этих стран, Великобритании и США, было создано специальное соединение, готовое немедленно приступить к бое вым действиям.

Мобильные силы НАТО со штаб-квартирой в г. Гейдельберг (ФРГ) – это специально созданное войсковое соединение для дей ствий на северном и юго-восточном флангах зоны ответственности НАТО. Соединение включало 7 пехотных батальонных групп, танковый разведывательный батальон, 6 артиллерийских батарей, вертолетное подразделение, эскадрильи истребительной авиации для поддержки наземных войск.

Верховное Главное Командование ОВС НАТО на Атлантике.

Штаб-квартира – в г. Норфолк (штат Вирджиния, США). Верхов ный Главнокомандующий – адмирал США. Зона ответственности – акватория Северной Атлантики от Норд-Пол (Канада) до Север ного тропика, включая прибрежные воды Португалии. Ему под чинялись главные командования НАТО в Западной, Восточной и Иберийской Атлантике, а также ударный флот НАТО и постоян ное соединение ВМС НАТО на Атлантике.

Одновременно с созданием военной группировки началось развертывание в Западной Европе сети военных баз. Их строи тельство велось на основе разработанных руководящими органами НАТО “программ инфраструктуры”, а также двусторонних со глашений между США и некоторыми их союзниками по блоку.

Общая сумма расходов государств НАТО на “инфраструктуру” к 1956 году достигла почти 2 млрд. долл.

На эти средства были построены:

• 150 военных аэродромов;

• 26 военно-морских баз;

• свыше 8 тыс. км наземных линий связи;

• около 1,5 тыс. км подводных кабелей;

• около 8 тыс. км нефтепроводов;

• резервуары горючего общей емкостью почти 2 млн. куб. м;

• учебные лагеря, полигоны, штабные здания с соответст вующим оборудованием и другие военные объекты.

Война в Корее, таким образом, явилась для государств НАТО предлогом, чтобы в самые короткие сроки покрыть всю террито рию Западной Европы – от Норвегии до Греции и от Франции до Турции – густой сетью военных сооружений.

Таким образом, блок НАТО стал первым и наиболее крупным военно-политическим союзом западных государств, который су щественно отличался от всех предшествовавших ему блоков и союзов:

Во-первых, в нем объединились все основные западные дер жавы.

Во-вторых, он уже в мирное время создал постоянную воен ную организацию, объединенное командование и штабы, объеди ненные вооруженные силы, в то время как в прежних блоках к формированию объединенных органов управления и объединен ных вооруженных сил приступали только с началом войны.

Кроме того, Корейская война была использована правитель ством США для вовлечения Западной Германии в систему НАТО.

Впервые США поставили этот вопрос перед другими государст вами НАТО на совещании министров иностранных дел США, Англии и Франции (Нью-Йорк 12–14 сентября 1950 г.). “Еще со времени войны в Корее, точнее, с сентября 1950 года, – отмечал американский исследователь Р.Осгуд, – Соединенные Штаты на стойчиво добивались вклада Германии в систему обороны НАТО”.

В целом в Нью-Йорке была достигнута принципиальная догово ренность о том, что Западная Германия должна внести свой вклад в создание обороны Западной Европы.

На сессии Совета НАТО в Брюсселе в декабре 1950 года США добились согласия своих союзников на вооружение Западной Гер мании и постепенное вовлечение ее в Североатлантический союз.

Сессия, по сообщению западной прессы, достигла “единодушного соглашения относительно роли, которую должна взять на себя Гер мания в совместной обороне”. К маю 1955 года дипломатическая подготовка перевооружения Западной Германии была завершена, и Германия стала пятнадцатым членом блока НАТО.

После ратификации Североатлантического договора (1949 г.) на Западе была произведена оценка советской “военной угрозы” как основы для разработки военной стратегии и структуры НАТО.

Рассчитывая, что СССР может выставить против Западной Европы 175 дивизий, военные специалисты НАТО пришли к выводу, что союзу для успешной обороны понадобится 96 собственных, более полных по составу дивизий, чем советские. Это оценка была при нята министрами НАТО в феврале 1952 года на ежегодном засе дании в Лиссабоне.

Вскоре, однако, стало ясно, что страны – члены альянса во все не желали следовать “лиссабонским” ориентирам. Они сосре доточили свое внимание на ядерных вооружениях, считая, что ядерное оружие обойдется дешевле системы обороны с обычным оружием, требующей немалых финансовых и трудовых затрат.

То, что именно финансовые соображения были ключевым фактором натовского решения опираться на ядерные вооружения, следует из заявления государственного секретаря США Дж.Ф.Даллеса: “Общие затраты наших усилий в области безопас ности (а также наших союзников)... не могут поддерживаться дол гое время без серьезных последствий для бюджета, экономики и социальной сферы. Но прежде чем что-либо изменить в военном планировании, необходимо было, чтобы президент и его советни ки... приняли некоторые основополагающие политические реше ния. Это было сделано. Главное решение состояло в том, что мы должны полагаться прежде всего на нашу увеличивающуюся ядерную способность незамедлительного возмездия с помощью тех средств и в тех местах, которые мы сами избираем. В резуль тате теперь мы можем достичь и пользоваться более надежной безопасностью с меньшими затратами”.


Такой поворот вовсе не был риторикой. Президентская ди ректива СНБ–162/2 предписывала Комитету начальников штабов США учитывать при планировании использование ядерного ору жия в любом случае, когда это будет выгодно Соединенным Шта там. В организационную структуру и в планы американской армии были внесены соответствующие изменения по ведению военных действий с применением ядерного оружия.

В конце 1953 года в Европе началось размещение значитель ного числа тактического ядерного оружия – артиллерийских сна рядов, бомб, ракет малой дальности, мин и других видов. Нара щивание тактических ядерных вооружений НАТО продолжалось стабильно, достигнув к середине 60-х годов около 7 тыс. единиц.

Хотя на континенте сохранялось большое количество обычных вооружений, их единственным предназначением до начала 60-х годов было “сдерживание” наступления противника до момента нанесения сокрушающего ядерного удара. Ядерное оружие рас сматривалось как средство “реального сдерживания”. Многие из ядерных систем имели малую дальность и размещались вблизи границы между странами НАТО и Варшавского Договора. Уста новив эти системы таким образом, НАТО давала ясно понять, что любое нападение с использованием обычных вооружений момен тально вовлечет в конфликт ядерные силы НАТО.

Если и были какие-то сомнения в отношении серьезности ядерных угроз НАТО в 50-х годах, их совершенно рассеяло сле дующее заявление генерала Бернарда Монтгомери, заместителя Верховного главнокомандующего союзными войсками в Европе, сделанное им в конце 1954 года: “Я хотел бы, чтобы было абсо лютно ясно, что мы в штабе Верховного главнокомандующего Объединенными силами НАТО в Европе основываем все наше оперативное планирование на использовании в целях обороны ядерных и термоядерных вооружений. Для нас больше не сущест вует “возможно они будут использованы”, совершенно опреде ленно, что они будут использованы, если на нас нападут”.

К декабрю 1954 года министры НАТО могли чувствовать полное удовлетворение в связи с тем, что ядерная стратегия по зволяла им сократить вооруженные силы с 96 до 30 действующих дивизий.

Два года спустя, в марте 1957 года, НАТО формально приня ла доктрину “массированного возмездия” в документе, извест ном как МС 14/2.

Главным требованием этой стратегии было незамедлительное и тотальное применение ядерного оружия в случае возникновения любого вооруженного конфликта за исключением лишь незначи тельных пограничных инцидентов. Основные объекты атомных ударов – вооруженные силы и крупные населенные пункты про тивника. Совет НАТО предоставил командованию блока полномо чия на применение ядерного оружия независимо от средств ведения боевых действий противником, что было чревато угрозой перерас тания любого вооруженного конфликта в Европе в ядерное столк новение держав, обладающих стратегическим ядерным оружием.

В дальнейшем США взяли курс на атомное вооружение своих партнеров по Североатлантическому блоку. Накануне открытия сессии Совета НАТО в Бонне (2–3 мая 1957 г.) на пресс-конференции генеральный секретарь НАТО лорд Исмэй объявил о решении Соединенных Штатов предоставить союзникам по НАТО атомное оружие. Западноевропейские участники НАТО, согласившиеся разместить на своих территориях американское атомное оружие, получали средства для его доставки (атомную артиллерию, ракеты различных типов, самолеты). Атомные бое головки, однако, остались под контролем американского командо вания: союзники США могли получить их лишь по указанию пре зидента США после начала военного конфликта.

В декабре 1957 года в Париже состоялась очередная сессия Совета НАТО. В коммюнике сессии, опубликованном 19 декабря, говорилось: “НАТО решила создать запасы ядерных боевых сна рядов, которые могут быть использованы в любой момент... Совет также решил отдать в распоряжение Верховного главнокоман дующего вооруженными силами союзников в Европе баллистиче ские снаряды средней дальности действия”.

Используя то, что США на определенное время вырвались вперед в производстве ядерного оружия, руководство стран НАТО приняло в рамках доктрины “массированного возмездия” курс “балансирования на грани войны”.

Характеристику этому курсу дал его автор – государственный секретарь США Дж.Ф.Даллес, который писал: “Способность по дойти к грани войны, но не оказаться вовлеченным в нее является необходимым искусством. Если вы попытаетесь обходиться без не го, если вы побоитесь проводить такую политику, то вы пропали”.

“Балансирование на грани войны” проявилось, прежде всего, в размещении на западноевропейской территории систем оружия, которые повышали риск возникновения термоядерной войны. Уг розу европейской безопасности представляло, например, решение НАТО о размещении на территориях некоторых западноевропей ских государств ракет средней дальности (2400 км). В соответст вии с англо-американским соглашением, заключенным в феврале 1958 года, США разместили на английской территории 60 ракет “Тор”, 30 ракет “Юпитер” были установлены в Италии и 15 – в Турции.

Все это вызывало серьезное беспокойство в кругах общест венности западных стран. “Каждый объективно мыслящий человек обязан согласиться с тем, что размещение неприятельских ракет средней дальности действия, так сказать, на пороге чужого дома (Турция) психологически должно восприниматься великой дер жавой как провокация, – указывал видный деятель соци ал-демократической партии Германии Г.Шмидт, –...американские ракеты средней дальности действия пригодны исключительно для внезапного или для упреждающего, но не для ответного удара”.

Как признавал французский исследователь Р.Арон, ракеты “Тор” и “Юпитер”, установленные в Европе, представляют собой “оружие первого удара” и они “бесполезны, и даже опасны, в рам ках глобальной стратегии Соединенных Штатов”.

Политика руководства НАТО и США поставила мир в начале 60-х годов на грань ядерной катастрофы.

Следует отметить, что против СССР и его союзников активно действовали и западные спецслужбы, цели и задачи которых еще в середине 40-х годов сформулировал Аллен Даллес: “Окончится война, все кое-как утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем... все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей.

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению.

Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фаль шивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников... своих союзников и помощни ков в самой России.

Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из ли тературы и искусства мы, например, постепенно вытравим их со циальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту за ниматься изображением, исследованием, что ли, тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, те атры, кино – все будут изображать и прославлять самые низмен ные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаж дать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху… Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюро кратизм и волокита будут возводиться в добродетель... Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не будут нужны, превратятся в пережиток прошлого... Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом...

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит... Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать ду ховные корни большевизма, опошлять и уничтожать основы на родной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением, выветривать этот ленинский фатализм.

Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем все гда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развра щать, растлевать ее. Мы сделаем из них шпионов, космополитов.

Вот так мы это и сделаем”.

Эта работа в конце 80-х годов завершалась распадом СССР и Варшавского Договора.

В 1954 году Лондон, Париж и Вашингтон получили ноты Со ветского правительства, в которых Западу предлагалось рассмот реть вопрос о принятии Советского Союза в НАТО. Правительства западных стран не отвечали на это предложение три месяца. А ко гда, наконец, дали ответ, он был отрицательным и гласил, что членами НАТО могут быть только единомышленники. Комменти руя этот факт, В.М.Молотов констатировал: “Таким образом, стало предельно ясно, что НАТО имеет антисоветскую направленность”.

В этих условиях совместные меры по обеспечению безопас ности и обороны, основанные на двусторонних договорах 1943–1949 годов между СССР и странами народной демократии были признаны недостаточными. В целях повышения своей обо роноспособности и в ответ на создание военно-политического блока НАТО Советский Союз и другие социалистические страны заключили Варшавский Договор (ВД), результатом которого было создание 14 мая 1955 года Организации Варшавского Договора (ОВД).


Считалось, что заключением Варшавского Договора была создана договорная основа коллективного взаимодействия в таких жизненно важных сферах деятельности, как внешняя политика и оборона.

Цели заключения Варшавского Договора сформулированы в его преамбуле. В ней говорится, что договаривающиеся стороны, вновь подтверждая свое стремление к созданию системы коллек тивной безопасности в Европе, основанной на участии в ней всех европейских государств независимо от их общественного и госу дарственного строя, и будучи убеждены в необходимости приня тия соответствующих мер для обеспечения своей безопасности и в интересах поддержания мира в Европе, руководствуясь целями и принципами Устава ООН, решили заключить настоящий Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. В преамбуле ука зывалось, что участники Варшавского Договора будут уважать независимость и целостность союзных государств, не вмешиваться в их внутренние дела.

Декларировался сугубо оборонительный характер Варшав ского Договора.

В Статье 1 отмечалось, что договаривающиеся стороны в соответствии с Уставом ООН взяли на себя обязательства “воз держиваться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения и разрешать свои международные споры мир ными средствами таким образом, чтобы не ставить под угрозу ме ждународный мир и безопасность”.

В Статье 2 Договора выражалась готовность его участников сотрудничать с другими государствами в принятии эффективных мер к всеобщему сокращению вооружений и запрещению атомно го, водородного и других видов оружия массового уничтожения.

В Статье 4 предусматривалась возможность индивидуаль ного или совместного применения вооруженных сил государств – участников Варшавского Договора только в случае вооруженного нападения на них со стороны какого-либо государства или группы государств. Тем самым применение вооруженных сил со стороны государств – участников Варшавского Договора оговаривалось единственным условием – осуществлением права на индивиду альную или коллективную самооборону, которое исключает воз можность использования этих сил в случаях, не связанных с необ ходимостью защиты государств – участников Варшавского До говора от агрессии.

Варшавский Договор провозглашал стремление союзных го сударств к развитию всестороннего сотрудничества между собою и координации действий в области их внешней политики.

Участники ВД обязались принимать “согласованные меры, необходимые для укрепления их обороноспособности с тем, чтобы оградить мирный труд их народов, гарантировать неприкосновен ность их границ и территорий и обеспечить защиту от возможной агрессии” (Ст. 5);

“действовать в духе дружбы и сотрудничества в целях дальнейшего развития и укрепления экономических и куль турных связей между ними...” (Ст. 8);

“консультироваться между собой по всем важным международным вопросам, затрагивающим их общие интересы, руководствуясь интересами укрепления мира и безопасности” (Ст. 3).

Для реализации целей и задач Варшавского Договора в нем было предусмотрено создание соответствующих политических и военных органов, в том числе Политического консультативного комитета, Объединенного командования ВС и Штаба объеди ненных вооруженных сил государств – участников ОВД.

Варшавский Договор выступал как союз, открытый для при соединения к нему “других государств, независимо от их общест венного и государственного строя, которые выразят готовность путем участия в настоящем договоре способствовать объединению усилий миролюбивых государств в целях обеспечения мира и безопасности народов” (Ст. 9).

Время показало значительное влияние Варшавского Договора на международную обстановку. Участники ВД много раз высту пали с инициативами, направленными на развитие европейского сотрудничества, на разрядку и разоружение, вели поиск новых форм обеспечения региональной и международной безопасности.

Варшавский Договор в течение нескольких десятилетий обеспе чивал нерушимость границ и социального строя стран–участниц.

Именно последнее вызывало неоднократно всплеск западной про паганды, хотя и Вашингтонский Договор служил тем же целям.

Первым испытанием прочности Организации Варшавского Договора, ее способности противостоять внешним и внутренним провокациям были события в Венгрии (осень 1956 г.). Это было первое крупное столкновение после второй мировой войны двух миров, двух идеологий.

Важным этапом в деятельности Варшавского Договора яви лась защита государственного строя ГДР (осень 1961 г.), когда страны НАТО попытались превратить Западный Берлин в центр подрывной деятельности против социалистических стран. В ответ на предложения стран Варшавского Договора о мирном урегули ровании германской проблемы страны НАТО, прежде всего США и ФРГ, усилили военные приготовления.

Тогда 13 августа 1961 года в соответствии с обращением правительств государств – участников Варшавского Договора Народная палата и правительство ГДР приняли постановление, содержащее конкретные меры по пресечению подрывной дея тельности против ГДР и других стран народной демократии. Части Национальной народной армии, пограничные войска, народная полиция и боевые группы рабочих установили на границе ГДР с Западным Берлином такой контроль, который существует на гра ницах каждого суверенного государства.

Военно-политическая помощь, оказанная ГДР странами Вар шавского Договора, способствовала успешному проведению этой операции: когда американские танки подошли к рубежу, разде лявшему Берлин, они встретили по другую сторону границы со ветские танки и танки ГДР в полном боевом оснащении.

Натолкнувшись на решительное противодействие объеди ненных сил стран – участниц ОВД, западные державы вынуждены были пойти на урегулирование разногласий за столом перегово ров. При этом Советский Союз дал им возможность почетно от ступить, чем они и воспользовались.

Важное значение в деятельности стран – участниц Варшав ского Договора имело пресечение американской агрессии против Республики Куба. 17 апреля 1961 года Куба подверглась в районе Плайя-Хирон вооруженному нападению кубинских контрреволю ционеров под прикрытием американских военных кораблей и авиации. Войска и народная милиция Кубы дали отпор и полно стью разгромили интервентов. Основную роль в этом сыграли со ветское оружие и боевая техника. На следующий год (летом 1962 г.) в США развернулась широкая антикубинская кампания, нависла реальная угроза новой американской военной интервен ции.

Для защиты Кубы Советский Союз предоставил ей вооруже ние, предназначенное для оборонительных целей, а также размес тил на ее территории ракеты средней дальности. В ответ 22 октяб ря 1962 года президент США Дж.Ф.Кеннеди отдал приказ воен но-морским силам об установлении морской блокады Кубы. Бло када была снята 21 ноября после переговоров между СССР и США, а Советский Союз вывез свои ракеты с Кубы.

Карибский кризис, равного которому по остроте не было за все послевоенные годы, подвел человечество вплотную к всемир ной термоядерной катастрофе. Так он оценивался современника ми, и так он воспринимается и 40 с лишним лет спустя.

Эффективность взаимопомощи социалистических государств проявилась и в борьбе против контрреволюции в Чехословакии (лето и осень 1968 г.).

В августе 1968 года в результате активизации контрреволю ционных сил в ЧССР крайне обострилась обстановка, и страна оказалась на грани гражданской войны. Советское правительство и правительства НРБ, ВНР, ГДР, ПНР приняли решение о вводе своих войск на территорию Чехословакии. Эта своевременная ак ция воспрепятствовала изменению конституционного строя в стране.

Значение ОВД состоит и в том, что союзные государства со действовали независимому экономическому и национальному развитию народов, освободившихся от колониальной зависимости после второй мировой войны, укрепляли всестороннее сотрудни чество с новыми независимыми государствами. ОВД – это было не только оружие обороны социалистических стран, но и опора для тех, кто вел вооруженную борьбу за национальную независимость.

Важной стороной деятельности стран ВД в обеспечении ме ждународной безопасности была их борьба за всеобщее и полное разоружение, за запрещение оружия массового поражения. Со циалистические государства выступали инициаторами подписания договоров о запрещении испытаний ядерного оружия и его нерас пространении.

Значительное место в деятельности ОВД занимала также борьба против планов создания блоком НАТО многосторонних ядерных сил, а также допуска ФРГ к ядерному оружию.

Рекомендованная литература 1. Внешняя политика Советского Союза. 1949 г. Документы и материалы. М., 1980.

2. Даллес Дж. Ф. Война или мир. М., 1959.

3. Макнамара Р. Путем ошибок – к катастрофе. Опыт выжи вания в первом веке ядерной эры. М., 1988.

4. Милитаризм США: военная машина, блоки, базы и акты агрессии. М., 1985.

5. Организация Варшавского Договора. 1955–1980. Доку менты и материалы. М., 1980.

6. Российская Федерация: безопасность и военное сотрудни чество. М.: Обозреватель. 1995.

7. Текст Североатлантического Договора. NATO. Справоч ник. Брюссель. 1998–1999.

8. Шейн В.С. США и НАТО: эволюция империалистического партнерства. М., 1985.

9. Штоль В.В. НАТО: динамика эволюции. М.: Научная книга. 2002.

10. Engel F.-W. Handbuch der NATO. Frankfurta. M., 1957.

11. Kennan G. Memoirs. 1925–1950. Vol. I. Boston–Toronto, 1967.

12. National Security and Foreign Economic Policy. Wash., 1977.

13. NATO. Strategie und Streitkrafte. Militrverlag, DDR, Berlin, 1980.

14. Strategie of Sword and Shield. Signal. XII. 1958. № 8 (April).

РАЗДЕЛ II ПРОТИВОСТОЯНИЕ ДВУХ СИСТЕМ.

ПОЛИТИКА РАЗРЯДКИ И ПЕРЕХОД К ЖЕСТКОЙ ЭСКАЛАЦИИ НАПРЯЖЕННОСТИ (1967–1990 гг.) Глава 1. Политика силы в отношениях НАТО с ОВД.

Разногласия в НАТО Влияние изменений в международной обстановке на проти воборство между капитализмом и социализмом. Политика силы в отношениях между Востоком и Западом. Стратегия “гибкого реагирования” – основа политики с позиции силы. Разногласия в НАТО.

Вся история послевоенных международных отношений и ме ждународной безопасности – это непрерывная борьба-соревнование двух систем, в авангарде которых находились два блока – НАТО и ОВД. На акции одних сразу же следовали ответы других, что вело к усилению конфронтации и гонки вооружений. В этих условиях СССР практически нес на себе всю тяжесть гонки вооружений в ОВД, хотя, как и США в НАТО, пытался возложить большую долю ответственности на союзников.

И все же противоборство между капитализмом и социализ мом начиная с 60-х годов, протекало в Европе в качественно но вых условиях по сравнению с предшествующим периодом.

Во-первых, к началу 60-х годов соотношение сил как в миро вом, так и в региональном масштабах в значительной степени из менилось в пользу СССР и союзных с ним социалистических го сударств, прежде всего членов Совета Экономической Взаимопо мощи и Варшавского Договора.

Во-вторых, в 60-х годах наблюдался острый кризис в поли тике и военной стратегии НАТО. Внутри руководящих кругов ве дущих государств НАТО возникли серьезные разногласия из-за изменившегося соотношения сил на мировой арене. Одним из проявлений кризисных явлений стал выход Франции из военной организации блока в 1966 году. Одновременно улучшились отно шения между Францией и СССР.

В-третьих, крушение мировой колониальной системы и пре вращение США в главную силу неоколониализма привели к опре деленному смещению акцентов в деятельности американского ру ководства из Европы в Юго-Восточную Азию.

Крупные успехи СССР в области ракетостроения, производ ства ядерного оружия и, как следствие, утрата Соединенными Штатами военно-технического превосходства в этих областях, а также несостоятельность принципа универсальности стратегии “массированного возмездия” привели к тому, что в НАТО стали пересматривать ее основные положения. Можно спорить, было ли оправдано принятие блоком НАТО ядерной стратегии с точки зрения баланса ядерных сил между странами Варшавского Дого вора и НАТО в том виде, в каком он существовал в середине 50-х годов. Но к началу 60-х годов достоинства этой стратегии многи ми уже подвергались сомнению.

Как пишет бывший министр обороны США Р.Макнамара в своей книге “Путем ошибок – к катастрофе”: “Вскоре после при хода к власти в январе 1961 года администрация Д.Ф. Кеннеди принялась за детальный анализ сильных и слабых сторон этой по литики. Проведенный анализ позволил обнаружить две главные несообразности, которые собственно и привели к принятию стра тегии “массированного возмездия”.

1. Относительный баланс обычных вооружений НАТО и Варшавского Договора был далеко не таким неблагоприятным с точки зрения Запада, как это предполагалось ранее (мощь Совет ских Вооруженных Сил была переоценена, а сил НАТО недооце нена).

2. Возникли большие сомнения относительно того, каким об разом можно будет (если вообще возможно) применить ядерное оружие в интересах НАТО”.

В этой связи в мае 1962 года на встрече министров НАТО в Афинах было предложено заменить существующую доктрину “массированного возмездия” на стратегию “гибкого реагирова ния”.

Новая стратегия предполагала наращивание обычных воору жений НАТО в масштабах, которые, по расчетам, были бы вполне реалистичны как в финансовом, так и в политическом смысле.

Исключив массированное применение ядерного оружия на ранней стадии, стратегия позволяла существенно поднять “ядерный по рог”, поскольку предусматривала использование только сил об щего назначения на критической стадии первой реакции на совет ское нападение. Стратегия была основана на расчете, что возмож ности НАТО в сфере сил общего назначения могут быть настолько улучшены, что использование ядерного оружия станет ненужным.

Согласно новой доктрине, даже если эти ожидания не подтвердят ся, любое применение ядерного оружия так или иначе должно быть “поздним и ограниченным”.

Эта доктрина стала результатом признания американскими политическими и военными официальными деятелями того факта, что обладание НАТО превосходящим потенциалом ядерных сил (если измерять его числом единиц вооружений) не переводится автоматически в военную мощь, которую можно реально исполь зовать. Более того, они поняли, что применение на начальной ста дии конфликта даже небольшого числа стратегических или такти ческих ядерных вооружений содержало угрозу самому выживанию нации. Поэтому было предложено свести роль ядерного оружия в рамках НАТО к достижению двух целей: предотвратить возмож ность развязывания ядерной войны Советским Союзом и (если обычная оборона не оправдает себя) убедить противника угрозой ядерного удара (как последним аргументом) прекратить конфликт на приемлемых условиях.

Предложенные изменения в стратегии НАТО встретились с сильной оппозицией. Пять лет продолжались дискуссии. И только в 1967 году НАТО приняла стратегию “гибкого реагирования”.

Стратегия предполагала сдерживать агрессию с помощью поддержания сил, достаточных для того, чтобы противостоять на падению на любом избранном противником уровне. В случае если прямое столкновение не приведет к успеху, стратегия предусмат ривала соответствующую эскалацию военных действий, включая применение первыми ядерного оружия с тем, чтобы поставить противника перед уровнем потерь и риска, непропорциональным его первоначальным целям. Однако стратегия “гибкого реагиро вания” всегда подчеркивала необходимость специальных усилий по контролю над масштабами и интенсивностью боевых действий.

Так, например, предполагалось, что первые ядерные удары долж ны быть нанесены оружием малой дальности для ограничения их последствий только полем боя.

Таким образом, США хотели бы ограничиться применением ядерного оружия только на Европейском ТВД. Вместе с тем стра тегия содержала установку на неограниченную эскалацию вплоть до обмена ударами стратегических ядерных сил по территориям США и СССР с тем, чтобы никто не мог бы позабыть о масштабах угрозы.

В новых стратегических установках центральное место по-прежнему занимала всеобщая ядерная война, которая однако, уже не считалась единственным средством достижения политиче ских целей блока. Наряду с ней допускалось ведение ограничен ных войн, различных по целям, масштабам и применяемым сред ствам. Обосновывалась вероятность возникновения подобных войн, но с ограниченными масштабами в любом регионе мира, исключая территорию США. Вместе с тем США всячески стре мились приспособить новую стратегию для подавления нацио нально-освободительного движения и сохранения своего влияния в странах Азии, Африки и Латинской Америки.

Государства НАТО стали более широко применять различные формы подрывной деятельности, организовывать заговоры, сепа ратистские восстания. Широко использовались средства экономи ческого, политического и идеологического давления. Еще большее внимание стало уделяться локальным войнам и военным кон фликтам, особенно "управляемым".

В этих целях была разработана так называемая теория эска лации войны, в которой особое значение придавалось различным “превентивным” действиям.

На первый план в вооруженной борьбе вышли противопов станческие действия – комплекс военных и полицейских меро приятий, в которых использовались регулярные части и соедине ния армии, войска специального назначения, жандармерия, поли ция и иррегулярные формирования, куда зачастую насильственно набиралось местное население.

Специальные органы по организации и координации проти воповстанческих действий были созданы в США и других странах НАТО. Важнейшее значение придавалось:

• комбинированным поисково-карательным операциям, про водимым на обширных территориях (без создания сплошного фронта);

• блокаде районов действий повстанцев;

• операциям против их баз;

• прочесыванию местности;

• действиям лжепартизанских отрядов, созданных из поли цейских сил и иррегулярных формирований;

• операциям по уничтожению повстанческих баз на террито рии соседних государств.

Одновременно устанавливался строжайший воен но-полити-ческий и “социальный” контроль над населением с це лью изоляции его от повстанцев. Для этого создавались концлаге ря, “стратегические деревни”, “лагеря перегруппировки”, “новые деревни”, куда переселялись тысячи жителей.

Используя многолетний опыт, в НАТО разработали также концепцию противоповстанческих действий, основные положения которой были зафиксированы в соответствующих инструкциях, наставлениях и уставах вооруженных сил США и некоторых дру гих государств НАТО, так как одна из важнейших задач блока со стояла и состоит в том, чтобы “укреплять внутреннюю стабиль ность стран–членов ”. С этой целью в НАТО был создан специ альный механизм. В 1953 году вступил в силу “Статус вооружен ных сил стран – участниц НАТО”. Этот документ закреплял за во енным командованием НАТО право размещать в этих странах свои вооруженные силы, базы, органы управления и другие воин ские учреждения, а главное, вводить в любом количестве свои войска в любую из стран, входящую в военную организацию НАТО. В 1962 году штабом американских войск в Европе был принят секретный план “100-1”, согласно которому при “чрезвы чайных обстоятельствах” США могли обеспечить себе неограни ченные права в европейских странах, в том числе:

• ввозить и использовать на их территории любое оружие;

• пользоваться сведениями национальных разведывательных служб;

• подавлять любое движение, угрожающее “стратегическим интересам” США и НАТО.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.