авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Дипломатическая академия МИД РФ В.В. ШТОЛЬ Роль и место НАТО в системе европейской и международной безопасности в условиях ...»

-- [ Страница 6 ] --

В этом случае Североатлантический союз может на разовой основе предоставить запрашиваемые силы и средства в распоря жение ЗЕС. Условия их передачи, а также контроль за их исполь зованием и последующим возвращением или отзывом, должны быть оговорены в специальном соглашении между двумя органи зациями.

НАТО будет контролировать использование своих сил и средств в ходе операции и поддерживать с ЗЕС регулярные поли тические связи. При этом должен быть назначен европейский ко мандный состав из структуры военного управления НАТО, кото рый будет действовать под политическим контролем ЗЕС. Пре доставленные силы и средства будут возвращены НАТО после окончания операции или по специальному требованию. Между НАТО и ЗЕС в ходе операции, включая ее подготовительную ста дию, должны проводиться постоянные консультации.

Последующие шаги в дальнейшей разработке Европейской составляющей в области безопасности и обороны включали работу по завершению или уточнению соглашений об использовании сил и средств НАТО, договоренности о военном управлении и обмене информацией, а также совместные проверки и оценку процедур по урегулированию кризисов с последующим проведением учений командных элементов и сил.

Важным событием, заставившим европейские правительства вспомнить о своем решении выработать общеевропейскую обо ронную политику и создать общие вооруженные силы, стала война в Косово. В ходе этой войны стало очевидно, что Соединенные Штаты обладают более эффективными средствами разведки, на блюдения и рекогносцировки;

более надежным управляемым вы сокоточным оружием;

а также преимуществом в таких областях, как переброска войск и вооружений по воздуху и морю, матери ально-техническое обеспечение и связь. Высветился разрыв между военными возможностями союзников, существующий внутри НАТО.

Эта война продемонстрировала, что европейцы по-прежнему не способны подкрепить свои инициативы в сферах экономики и дипломатии, адекватными военными средствами.

Для большинства государств – членов ЕС – особенно для Франции и Великобритании – предметом серьезной озабоченности также стали сложные и неэффективные процессы принятия реше ний внутри ЕС/ЗЕС и НАТО по вопросам урегулирования кризи сов в Европе военными средствами. Таким образом, косовский кризис внес в развитие Европейской составляющей в области обороны и безопасности больший вклад, нежели целое десятиле тие постмаастрихтских размышлений на тему Общей внешней политики и политики безопасности ЕС.

Косово высветило и такой неприятный для Европы факт – она по-прежнему зависит от военной мощи США. Вместе с тем война также показала и то, что американцы не хотят рисковать жизнью своих солдат в запутанных европейских конфликтах, не представ ляющих прямой угрозы национальным интересам США. Урок для европейцев очевиден: Соединенные Штаты будут оставаться важ нейшим фактором поддержания мира и безопасности на конти ненте до тех пор, пока Европа не проявит готовности взять на себя бльшую ответственность за обеспечение своей собственной обо роны. Как следствие, этот главный “урок Косово” подтолкнул ЕС к пересмотру европейского сотрудничества в области обороны – не для того, чтобы ослабить НАТО, а с целью создания военных механизмов ЕС, способных подкрепить имеющиеся у ЕС дипло матические средства.

Как уже отмечалось ранее, принципиальные изменения в сфере безопасности произошли в конце 1999 года, когда ЕС при нял решение о создании единой системы обороны, означающий интеграцию ЗЕС и ЕС, а также создание собственной европейской армии. Для этого Западноевропейский союз должен постепенно интегрироваться в структуры ЕС, а сам Евросоюз получить собст венную армию.

На встрече на высшем уровне Европейского союза (Хельсин ки, декабрь 1999 г.) в развитии ЕСОБО произошел поворот, озна меновавший новый этап в эволюции договоренностей о европей ской безопасности, а именно:

• намерение ЕС поглотить в ближайшем будущем ЗЕС;

• создать к 2003 году европейский корпус быстрого реагиро вания численностью 50–60 тыс. военнослужащих;

• создать соответствующие структуры для принятия решений (включая постоянный комитет по вопросам политики и безопас ности, военный комитет и штаб).

Хельсинкские решения показывают, что ЕС не только идет дальше предшествующих заявлений по вопросам ЕСОБО, но и существенно выходит за рамки модели трансатлантического парт нерства, согласованной в 1996 году на встрече министров стран НАТО в Берлине, целью которой было развитие “отделимой, но не отдельной” Европейской составляющей в области безопасности и обороны в рамках НАТО.

20 ноября 2000 года состоялась конференция по обеспечению потенциала на уровне министров обороны стран – членов Евро союза, на которой каждый из министров объявил о вкладе его го сударства в создание потенциала. Данная конференция стала пер вым конкретным воплощением решимости ЕС создать общий во енный потенциал.

Речь шла о том, чтобы уже к 2003 году ЕС имел возможность проводить миротворческие и иные операции на европейском и “близком к Европе” ТВД, разворачивая за 60 дней и на срок как минимум в один год армейский корпус численностью до 60 тыс.

военнослужащих с собственной системой управления, разведки и тыла, а также с достаточной военно-воздушной и военно-морской поддержкой.

Пятнадцать государств – членов ЕС согласовали методы, ко торые позволили бы сотрудничать с НАТО с тем, чтобы иметь возможность использовать её потенциал и средства в соответствии со взятыми альянсом в Вашингтоне обязательствами. Эти предло жения были одобрены НАТО в конце 2000 года. Были также пре дусмотрены обязательства, которые могли бы взять на себя госу дарства, не являющиеся членами ЕС, чтобы они могли участвовать в операциях ЕС по урегулированию кризисов.

Соединенные Штаты, вначале высказывавшие озабочен ность по поводу европейской оборонной идентичности, сегодня поставили перед европейцами ряд условий, в частности, относи тельно тесной координации действий ЕС с НАТО при сохране нии главенствующей роли последней для обеспечения безопас ности, а также о включении в европейское планирование шести государств альянса, не входящих в ЕС. К тому же было очевидно, что выполнение проекта и преодоление новых вызовов безопас ности возможно только в рамках евроатлантического партнерст ва, тесного взаимодействия с США и НАТО в целом. Положи тельная оценка начатого Евросоюзом процесса содержится в Совместном заявлении США и ЕС на встрече в Гётеборге, где, в частности, отмечается, что данный проект усилит и ЕС, и “евро пейскую опору” НАТО.

Необходимость усиления европейской роли в НАТО под черкнул Генеральный секретарь альянса Дж. Робертсон, охарак теризовав это как вопрос крайней необходимости, если НАТО су ждено быть такой же сильной организацией в будущем, какой она была в прошлом. Поэтому Североатлантический союз должен развивать хорошие, эффективные и надежные связи с Европей ским союзом по мере повышения роли последнего в этой области.

Говоря, что “усиление роли Европы в НАТО не означает умень шения роли Северной Америки”, Дж. Робертсон отметил тот факт, что трансатлантические отношения остаются ключевыми для под держания эффективности НАТО и что без прочных трансатланти ческих связей невозможна реальная стабильность в Европе и за щита ее демократических ценностей.

Американцы пока отказываются воспринимать Европу как коллективного участника НАТО, хотя европейцы доказывают, что у них есть парламент, общая валюта, скоро появятся свои воору женные силы и так далее. Чем не объединенный едиными прин ципами управления партнер США? Однако в будущем американ цам с этим придется считаться. Объединенная Европа, имеющая собственные вооруженные силы, в одно прекрасное время может превратиться в самостоятельный центр силы, не подвластный диктату США. Это в свою очередь приведет к ослаблению НАТО и даже, вероятно, к расколу альянса. Тогда США могут потерять контроль над Европой.

Учитывая, что со временем Евросоюз охватит подавляющее большинство европейских стран, очевидно, что НАТО уже в бли жайшее десятилетие обречена проститься с ролью “первой скрип ки” в решении вопросов европейской безопасности. И, как отме чают западные эксперты, единственным шансом для НАТО избе жать развала является трансформация в консультативный меха низм между ЕС и США.

В этом случае ЕС будет играть куда более значимую и актив ную роль в формировании структурного ландшафта европейской безопасности. В отличие от НАТО “новый ЕС” будет обладать не только мощным военным потенциалом, но и иметь в своем распо ряжении широкий арсенал экономических, финансовых и полити ческих рычагов государственного управления. Учитывая тот факт, что большинство региональных проблем Европы нельзя эффек тивно разрешить с использованием только военных средств, – по крайней мере, они не имеют долгосрочных военных решений – главным действующим лицом в решении европейских проблем в области безопасности, безусловно, может стать ЕС.

При этом руководство ЕС пытается сделать из Евросоюза центр экономической и политической силы, который, естественно, не мыслим без военно-политической составляющей. К тому же и Вашингтон, поняв, что этот процесс необратим и что лучше дер жать его под своим контролем, дал добро на стратегическое парт нерство Североатлантического альянса и Евросоюза.

Видимо, в связи с этим и с изменением международной об становки в конце 2002 года НАТО и Европейский союз подписали Декларацию о стратегическом партнерстве. Как сообщается, ЕС предоставляются технические возможности для проведения соб ственных военных и миротворческих операций, но за счет потен циала НАТО, особенно в сферах военного планирования, тылового обеспечения, мобильности и разведслужб. Европейские команд ные структуры также будут координировать свои действия с ко мандными структурами НАТО.

В очередной раз США через штаб-квартиру НАТО в Брюссе ле предприняли попытку сократить трансатлантическое неравен ство в военных потенциалах в рамках альянса за счет создания так называемых Сил быстрого реагирования (“NATO Response Force”), состоящих из сухопутных, военно-морских и воен но-воздушных компонентов численностью до 21 000 человек, ко торые к 2006 году должны быть готовы к тому, чтобы их можно было быстро задействовать там, где они нужны.

В кадровом и материальном планах перед европейцами вста ют новые проблемы, так как параллельно создаются Силы быст рого реагирования ЕС численностью в 60 000 человек и в НАТО существует Европейская составляющая в области безопасности и обороны.

Итак, мы имеем две могущественные политические органи зации – это реальность. Но другая реальность заключается в том, что большинство членов, которые принадлежат одной организа ции, принадлежат и к другой. И резервуар, из которого черпаются войска – тоже один. А ведь объявленная Евросоюзом цель – раз вернуть 60-тысячный воинский контингент, который мог бы вы полнять миротворческие задачи, потребует не менее 200 тыс. во еннослужащих, поскольку понадобится ротация. Однако европей ские союзники, имея в вооруженных силах около 2 млн. человек, с трудом выделили 40 тыс. военнослужащих для миротворческой миссии на Балканах.

Поэтому, наверное, европейские силы остаются пока бумажной армией. На примере Великобритании это означает, что подразделе ния, которые она на бумаге готова перевести в состав европейских сил, уже действуют под эгидой НАТО, например, в том же Косово, или вообще в союзе с американцами в Афганистане и Ираке.

Следует еще раз обратить внимание на ситуацию в НАТО и вокруг нее, и сделать некоторые выводы в отношении дальней шего развития Европейской составляющей в области безопасно сти и обороны и ее влияния на укрепление трансатлантических связей.

1. События последнего времени показали, что в его нынеш нем виде альянс не может выполнять роль дееспособного союзни ка Вашингтона. Об этом свидетельствуют опыт военной операции в Афганистане, война в Ираке, проведенные американцами по сути дела самостоятельно без НАТО. Хотя стратегическая роль Европы в общем контексте возможных межцивилизационных конфликтов и уменьшилась, США все же заинтересованы в сохранении и под держании НАТО, ибо альянс является сегодня главным инстру ментом американского присутствия на континенте, причем не только военного, но и политического, и экономического.

В этой связи, адаптируясь к требованиям времени, НАТО, используя опыт ЕСОБО в отношении создания МООТГ, вероятно будет реформировать свои военные структуры для создания более гибких и эффективных объединенных (межвидовых) оперативных формирований на многонациональной основе при одновременном сокращении количества штабов и органов управления. В этом случае НАТО станет организацией, способной принимать быстрые решения и при необходимости посылать боевые формирования для ликвидации возникающих угроз.

2. Смещение акцентов в политике НАТО, выдвижение на пе редний план задач по борьбе с терроризмом и новыми угрозами безопасности в различных районах мира может повлиять на даль нейшее развитие Европейской составляющей в области безопас ности и обороны. Создание по решению пражского саммита сил реагирования НАТО (NATO Response Force) будет проводиться на постоянной основе. Эта группировка сил должна быть всегда в готовности проводить военные акции по всему миру, т.е. у нее должно быть свое командование, органы управления, поэтому она ни в коей мере не будет зависеть от ЕСОБО.

3. Альянс должен развивать хорошие, эффективные связи с ЕС. Заявив, что “больше Европы в НАТО не означает меньше Се верной Америки”, Дж.Робертсон подчеркнул, что трансатланти ческие взаимоотношения остаются ключом к эффективности НАТО и что без сильной трансатлантической связи не может быть настоящей стабильности в Европе или защиты ее демократических ценностей.

В этой связи Североатлантический союз предпринимает шаги к усилению участия европейских стран в вопросах обеспечения безопасности и укреплению при этом сотрудничества между Ев ропой и Северной Америкой.

НАТО и другие организации, такие как ЕС и ЗЕС, устанавли вают между собой тесные связи в ходе совместных заседаний, учений и регулярных консультаций, направленных на укрепление сотрудничества. Они предполагают создать такие вооруженные силы, которые потребуются для разрешения наиболее вероятных видов кризисных ситуаций и конфликтов будущего. Разрабатыва ются договоренности по обеспечению такого положения, при ко тором та из этих организаций, которая будет возглавлять деятель ность по предотвращению угрозы мира в связи с подобными кон фликтами, имела бы необходимые для этого полномочия, силу и военную технику.

4. По мере роста экономического потенциала стран – членов ЕС их политические амбиции будут не только расти, но и реально подкрепляться растущим экономическим могуществом. Особое значение имеет укрепление евро – как возможная альтернатива американскому доллару.

Вместе с тем рост политических амбиций, экономического и финансового могущества Европы, по всей видимости, не будет в ближайшее обозримое будущее подкреплен адекватным усилени ем военной мощи, в особенности в современных видах вооруже ний и военной техники. Более того, в этой области зависимость европейцев от США будет увеличиваться. Поэтому вряд ли стоит в ближайшее время слишком рассчитывать на создание в Европе центра силы, который стал бы военно-политической альтернати вой США.

Рекомендуемая литература 1. Бжезинский З. Великая шахматная доска / Пер. с англ. М., 1998.

2. Бильд К. Стала ли Босния уроком для Европы? Выводы для европейской внешней политики // International Politik. М.: По сольство Германии в Москве. 1997.

3. Даун Р., Ляховский З. Военная политика и политика безо пасности Европейского союза // Ежегодник СИПРИ 2003. М.:

Наука. 2004.

4. Евроатлантическая система и глобальная безопасность.

Коллектив авторов // Ежегодник СИПРИ 2003. М.: Наука. 2004.

5. Европейский союз. Справочник-путеводитель. Изд. Вто рое. М.: ИД “Деловая литература”. 2003.

6. Ляховский З. Военное измерение Европейского союза // Ежегодник СИПРИ 2002. М.: Наука. 2003.

7. Поздняков Э.А. Геополитический коллапс и Россия // Ме ждународная жизнь. 1992. Август-сентябрь.

8. Россия, НАТО и новая архитектура безопасности в Евро пе. Нижний Новгород, 1998.

9. США в новом мире: пределы могущества. М.: Российский институт стратегических исследований. 1997.

10. Штоль В.В. Влияние Европейской составляющей в об ласти безопасности и обороны на взаимоотношения НАТО и Ев ропейского союза. М.: Научная книга. 2003.

11. Huntington S. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs.

Summer. 1993.

Глава 5. Миротворческий формат деятельности НАТО Стратегические концепции НАТО 90-х годов – основа уча стия блока в миротворческих операциях. Участие вооруженных сил НАТО в миротворческих операциях в Боснии и Герцеговине, Косово, Афганистане, а также в Ираке. Превращение миротвор ческих операций в инструмент глобальной политики США.

В связи с вооруженными конфликтами как в Европе, так и за ее пределами НАТО в 90-х годах прошлого столетия стала разра батывать планы своего участия в миротворческих действиях.

В этой связи возникла, по мнению натовских аналитиков, не обходимость дополнения действующей системы коллективной безопасности новыми элементами для “миротворческой деятель ности”. При этом основные задачи формулируются следующим образом:

– своевременное предотвращение конфликтов и разрешение их до начала их интенсивной эскалации;

– вооруженное вмешательство для принуждения к миру и восстановления безопасности.

Отсюда делается вывод: для выполнения этих задач НАТО необходимы, естественно, более совершенный механизм принятия решений, новейшая система управления и гибкая структура ко мандования вооруженных сил.

Считается, что США в новых условиях должны более тесно взаимодействовать с другими членами Североатлантического до говора, а сама НАТО – с другими государствами под мандатом ООН или ОБСЕ. При этом НАТО претендует на особую роль в международном управлении кризисами. Более того, новые струк туры должны быть приемлемы для европейских стран, входящих в ЗЕС, что позволит избежать дублирования при развертывании вооруженных сил.

Поэтому в стратегических концепциях 1991 и 1999 годов ука зывается, что НАТО в сотрудничестве с другими организациями будет содействовать предотвращению конфликтов, а в случае воз никновения кризиса – участвовать в его эффективном урегулирова нии в соответствии с международным правом, а также обеспечивать в зависимости от конкретного случая и в соответствии с собствен ными процедурами проведение миротворческих и иных операций под эгидой Совета Безопасности ООН или под ответственность ОБСЕ, в том числе путем предоставления своих ресурсов и опыта.

Правовой основой для решения подобных вопросов является гл. VIII Устава ООН и Вашингтонский договор (1949 г.), подтвер ждающий приверженность Североатлантического союза осново полагающим принципам ООН.

Если говорить об иерархии такого рода акций, то очевиден приоритет ООН, прежде всего в силу её универсального характера.

Все члены Организации Объединенных Наций, в том числе члены регионального соглашения НАТО, приняли на себя обязательства и по гл. VIII Устава ООН, который обязывает участников догово ров регионального уровня приложить все усилия для достижения мирного разрешения споров, относящихся к поддержанию мира и безопасности, до передачи их в Совет Безопасности. Именно Совет Безопасности ООН, согласно Уставу ООН, должен быть всегда информирован о миротворческих действиях, предпринятых или намечаемых на основе региональных соглашений или региональ ными органами.

“Совет Безопасности – указывается в ст. 53 Устава ООН, – использует, где это уместно, также региональные соглашения или органы для принудительных действий под его руководством. Од нако никакие принудительные действия не предпринимаются, в силу этих региональных соглашений или региональными органа ми, без полномочий от Совета Безопасности”. За последние годы альянс участвовал в трех миротворческих операциях: Югославия (Республика Босния и Герцеговина, край Косово) и Афганистан.

Военная операция в Ираке стоит особняком. Необходимо рас смотреть натовское миротворчество более подробно.

Югославия. Конечно, конфликт на Балканах имеет многове ковую историю. Он не порождение современности. Не следует за бывать и историю ХХ в.: именно Балканы явились поводом первой мировой войны, да и во вторую мировую войну, как известно, “ос вободительная борьба народов Югославии против фашистских ок купантов являлась одновременно гражданской войной в многона циональной стране, отягощенной застарелыми межнациональными проблемами… Единую, федеративную, стабильную, процветаю щую, неприсоединившуюся и пользующуюся заслуженным автори тетом в мире Югославию, ту Югославию, которая до 1989 г. явля лась фактором стабильности на Балканах, создали коммунисты”.

После роспуска ОВД и распада СССР в Югославии снова обо стрились все старые и вновь появившиеся проблемы. К тому же из всех стран Центральной, Восточной и Южной Европы, устремив шихся после ликвидации ОВД в НАТО, только С.Милошевич не выразил желания вступить в альянс. (Следует напомнить, что и СФРЮ при И.Б.Тито никогда не была членом ни СЭВ, ни ОВД).

Еще в 1978 г. З.Бжезинский предложил план “устранения коммунистического (в Югославии. – Авт.) правления в любой форме”. План З.Бжезинского предусматривал:

– постоянно указывать на сталинские тенденции в советской политике, что должно запугивать югославских коммунистов;

– оказывать поддержку югославским оппозиционерам и дис сидентам, если они имеют антикоммунистическую ориентацию;

– помогать тем центристским силам в Югославии, которые готовы оказать отпор СССР;

– помогать национал-сепаратистским силам, так как они яв ляются естественными врагами коммунизма как идеологии;

– усилить воздействие западной культуры – фильмов, книг, музыки;

– в рамках экономической политики по отношению к Юго славии усилить влияние потребительской идеологии;

– увеличивать количество долгов Югославии странам Запада, чтобы иметь рычаг воздействия на нее;

– использовать югославов, вернувшихся на родину с работы из других стран, как сознательных или несознательных пропаган дистов американского и западного образа жизни;

– подрывать Движение неприсоединения, где США имеют своего “троянского коня” в виде блока латиноамериканских стран.

Такие задачи США должны решать, опираясь на союзников внутри Югославии – представителей либеральной интеллигенции.

Среди международных организаций, принявших участие в урегулировании на Балканах, первое место принадлежит ЕС, к ко торому в дальнейшем присоединилась ООН, создав Международ ную конференцию по бывшей Югославии. Именно ООН направи ла первые миротворческие контингенты в Хорватию, Македонию, Боснию и Герцеговину. Именно ООН в 1995 г. передала свои ос новные функции по миротворческим операциям НАТО. Именно в лексиконе ООН появился термин “гуманитарная интервенция”.

Верховный представитель ООН по урегулированию в Боснии и Герцеговине К.Бильд так охарактеризовал военное вмешательство в Югославию: “После того, как политические инициативы, на правлявшиеся на предотвращение конфликта, потерпели неудачу, европейцы взяли на себя ведущую роль в организации гуманитар ной интервенции. Она проводилась под защитой войск ООН, раз мещение которых в стране началось в конце лета 1992 года”.

С марта 1992 г. в переговорах по Югославии начинают уча ствовать США, что связано с той ролью, которую присвоили себе США как единственная глобальная сверхдержава, несущая “мо ральную ответственность за распространение демократии и защи ту “угнетенных” по всему миру”. Кризис на территории бывшей Югославии позволил СШA продемонстрировать свое лидерство в западном мире, используя лишь дипломатию и участвуя в авиа ударах. Тем самым США доказывали своим европейским партне рам, что европейцы не могут решать сложные международные во просы без Америки. Это полностью отвечало концепции “мировой роли США”, которые, по словам Б.Клинтона, “должны выполнять за границей руководящую роль в эту новую эпоху. Бремя амери канского лидерства и его важное значение, характер этого лидер ства – один из важнейших уроков XX в. Сейчас, когда “холодная война” закончилась, Америка по-прежнему остается незаменимой страной в мире. Бывают такие моменты, когда только от Америки зависит, быть войне или миру, свободе или репрессиям, надежде или страху”.

Анализируя развитие ситуации в Югославии, можно вполне определенно сказать, что и ЕС, и ООН сделали все, чтобы кризис в Югославии углублялся. Все действия, предпринимаемые различ ными международными организациями, в основном только камуф лировали цели Запада и не только политические, но и экономиче ские*.

Кроме того, как отмечает политолог А.Г.Задохин: “Дискуссии о применении военной силы в европейской политике подразуме вают, что любая миротворческая операция, осуществляемая арми ей или под армейским руководством, в той или иной степени пре следует военно-стратегические цели… вокруг миротворческой операции создается весьма напряженное поле соперничества внешних сил участников конфликта. Более того, в зоне деятельно сти миротворцев и под их “крышей”, как правило, действуют представители многочисленных конкурирующих между собой спецслужб, деятельность которых вряд ли всегда способствует миротворческому процессу”.

Республика Босния и Герцеговина. Прецедент участия НАТО с миротворческой миссией был создан в период конфликта в Боснии и Герцеговине и внутриполитического кризиса в Албании.

Это можно проследить на примере раздела Косово на сектора:

завод “Застава” в г. Печа производил комплектующие для итальянских грузовиков “Ивеко”. Ключи от завода лично получил командующий итальянским контингентом. Шахты Тренчи и завод “Фероникль” в Глоговаце отошли к французам. Нефтеперерабатывающее предприятие “Ниш” и энергетическая компания “ЭПС” – к англичанам. Фирма “Балкан” в Сува Река, производившая покрышки для грузовиков в со трудничестве с германской “Дойче Континенталь”, попала в немецкий сектор. Стратегические рудные месторождения в Ново Брдо, а также завод в г. Гнилане, производящий элементы питания, некоторые из ко торых использует НАСА, оказались в американском секторе. Сюда же можно отнести и “битву” ТНК за коридоры транспортировки нефти, европейским узлом которых оказалась территория Югославии.

На основе принятого в 1945 году Устава, приоритет ООН в отношении применения принудительных действий любыми ре гиональными организациями незыблем. Однако события, связан ные с инспирированной Западом войной, в ходе которой распалась Югославия, показали, что страны, входящие в НАТО, отнюдь не привержены данному принципу.

ООН и её Совет Безопасности приняли немало резолюций в связи с этими событиями сначала по Югославии, а затем по вхо дившим в нее территориям, в том числе по Республике Боснии и Герцеговине.

Начиная с 1992 года, ряд резолюций Совета Безопасности ООН уже давали полномочия НАТО, но так, что этого почти никто не понимал. Чаще всего НАТО скрывалась за словами “регио нальные организации или союзы”. Так, например, в резолюции № 776 от 14.09.92 о расширении мандата Сил ООН по охране (СООНО) предлагалось “региональным организациям или союзам” оказать Генеральному секретарю “финансовую или другую по мощь...”. Резолюция № 781 от 9.10.92 призывала “государства на национальном уровне или через региональные организации или союзы предпринять все необходимые меры для обеспечения по мощи СООНО (силы ООН по охране) на базе специального на блюдения и других возможностей...”. Резолюция № 787 от 16.11. “... призывает государства в национальном плане или через регио нальные организации или союзы использовать... меры... для безо пасности всех морских поручений при входе и выходе к цели кон троля, проверки товара, а также обеспечения приведения в жизнь резолюций 713 и 757”. Резолюция № 816 от 31.03.93 “обязует го сударства–члены... самим или через региональные организации или союзы... предпринять все необходимые меры в воздушном про странстве Республики БиГ в случае дальнейших нарушений...”.

С 12 апреля 1993 года по просьбе Генерального секретаря ООН самолеты НАТО осуществляли полеты в воздушном про странстве Боснии и Герцеговины для соблюдения режима “беспо летной зоны”. С этого времени роль СООНО ограничивалась на земным наблюдением, а “все меры, связанные с принуждением, осуществлялись НАТО”.

В июне 1993 года резолюция № 836 об употреблении воз душных сил в Боснии и Герцеговине содержала решение о том, “чтобы государства–члены.., действуя на национальном плане или через региональные организации или союзы, предприняли на осно ве полномочий Совета Безопасности и в тесной координации с Генеральным секретарем и СООНО все необходимые меры с при менением воздушных сил... как поддержка СООНО в осуществле нии их мандата”.

В июне же 1993 года министры иностранных дел стран НАТО приняли решение о предоставлении защиты с воздуха силам обо роны ООН на территории Югославии. Уже в июле самолеты НАТО начали проводить учебные полеты в целях обеспечения непосредственной авиационной поддержки.

Таким образом, конфликт на территории Югославии доста точно быстро по времени и серьезно по реализации стал обсуж даться в НАТО, причем с явно военных позиций. Уже на декабрь ской сессии (1992 г.) Комитета военного планирования НАТО на уровне министров обороны было принято решение, которое, с различными оговорками, тем не менее предусматривало возмож ность прямого военного вмешательства в югославский конфликт.

Надо заметить, что не все официальные деятели Запада разделяли подобный подход. В качестве примера можно процитировать ми нистра иностранных дел Англии Дугласа Хэрда: “НАТО – это не международная полиция. И это, конечно, не армия крестоносцев, которые выступают, чтобы с помощью силы разъединить воюю щие войска или водрузить знамя на чужой земле. В ее полномочия не входит навязывать странам, не являющимся элементами НАТО, западные представления о ценностях или улаживать споры между другими государствами. Но НАТО не может заменить ООН, СБСЕ или Европейское сообщество. Прежде всего ООН с ее особым правовым авторитетом не имеет себе равных”.

Несмотря на подобную позицию ряда европейских стран, НАТО с июля 1992 года приступила к выполнению резолюции Совета Безопасности ООН по Югославии: корабли, входящие в постоянное соединение ВМС НАТО в Средиземноморье, осуще ствляли в Адриатическом море контроль за соблюдением торго вого эмбарго против Сербии и Черногории и эмбарго на поставку оружия всем бывшим республикам Югославии (согласно резолю циям Совета Безопасности № 713 и 757).

Был начат также контроль над воздушной зоной Боснии и Герцеговины, запрещенной для полетов (резолюция № 836).

Как отмечалось в докладе Генерального секретаря ООН, по сле отказа сербов принять план Вэнса-Оуэна* Организация Севе роатлантического договора “в рамках регионального договора” приступила к проведению предварительных исследований о воз можности участия военных групп НАТО “в планировании широ кой оперативной концепции осуществления мирного плана для Боснии и Герцеговины”, или осуществления задач военного ха рактера в рамках мирного плана.

НАТО предложила провести наземную разведку и связанные с этим мероприятия, а также “рассмотреть возможность предос тавления ключевой штабной структуры, предусматривающей воз можность задействования других стран, которые могут направить свои воинские контингенты”.

Итак, вполне конкретные военные цели прикрывались миро творческой фразеологией, но со временем это прикрытие стано вилось все тоньше и тоньше. Постепенно все отчетливее обозна чалась триединая задача сил НАТО в так называемой миротворче ской концепции ООН: военно-морские операции, воен но-воздушные операции и операции по защите персонала ООН.

План С.Вэнса (представитель ООН) и Д.Оуэна (представитель ЕС) представлял “всеобъемлющий пакет (Документ ООН. S/25/00), который, по их мнению, ведет к установлению справедливого и прочного мира в Боснии и Герцеговине. Этот пакет включал в себя проект соглашения по Боснии и Герцеговине, касающегося делими тации границ провинций, конституционного устройства и гумани тарных вопросов, и проект соглашения о мире в Боснии и Герцегови не, касающегося соблюдения прекращения боевых действий и на блюдения за ним”.

Так вот, последняя задача, так необходимая миротворцам, практи чески натовцами игнорировалась.

Начиная с августа 1993 года, в СООНО уже были созданы оперативные механизмы предоставления НАТО своих воен но-воздушных сил для обеспечения охраны персонала ООН. Как отмечал Генеральный секретарь ООН Б.Бутрос-Гали, “эти меха низмы прошли проверку в ходе ряда учений и целиком были го товы для использования, были также подготовлены и планы во енных операций”. С начала 1994 года было принято решение ис пользовать в бывшей Югославии не только ВВС и ВМС, но и су хопутные силы НАТО: осуществлялось постоянное планирование, собиралась информация и анализировалась обстановка на театре военных действий, осуществлялась подготовка расквартированных в Европе подразделений, в Хорватию и Боснию были направлены американские военные специалисты.

Постепенно ООН отводится роль “политического прикрытия” для действий военного блока. Тенденция перехода к новой кон цепции миротворчества в ООН проявлялась отчетливо.

Б.Бутрос-Гали в начале 1994 года приветствовал тесное сотрудни чество ООН и НАТО.

С 10 января 1994 года между НАТО и ООН продолжились уже открытые дискуссии об участии Североатлантического союза в миротворческих операциях в Югославии. Согласно полномочи ям, полученным по резолюциям № 836 и 913, все планы примене ния силы в Боснии и Герцеговине отныне разрабатывались совме стными усилиями НАТО и СООНО. Присутствие оперативных представителей НАТО в штабе СООНО в Загребе значительно увеличилось.

Итак, с самого начала НАТО уделила большое внимание ак тивной проработке планов непосредственных силовых акций.

Особенно активно она занялась (январь–февраль 1994 г.) обсуж дением возможностей ударов с воздуха по боснийским сербам, окружившим Сараево. Ситуация значительно обострилась после взрыва (5 февраля 1994 г.), от которого в городе погибли 68 чело век и около 200 получили ранения.

Напомним, что еще в августе 1993 года Совет НАТО принял решение о начале немедленной подготовки к авиационным уда рам. В этой связи военное руководство НАТО разработало не сколько оперативных вариантов бомбардировок. Один вариант предусматривал ограниченные бомбардировки позиций сербской артиллерии и танков, обстреливавших Сараево. Другой – предпо лагал осуществление налетов на центры управления, дороги и склады в районе Сараево. Наиболее жесткий вариант предусмат ривал бомбардировки широкого круга сербских объектов на тер ритории Боснии, которые позволили НАТО постепенно усилить военный нажим.

Тогда же, в августе 1993 года, Генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер подтвердил, что 22 июля 1993 года НАТО готова задействовать свою авиацию на основе резолюции Совета Безо пасности 836, а 12 августа 1993 года Совет НАТО одобрил “Опе ративные варианты ударов с воздуха в Боснии и Герцеговине”, представленные Военным комитетом альянса.

Однако ознакомление с резолюцией 836 (принята Советом Безопасности 4 июня 1993 г.), на которую сослался М.Вернер, приводит к выводу, что она не дает никаких полномочий НАТО на бомбардировку целей вокруг Сараево. Резолюция ограничилась лишь подтверждением ранее установленного запрета на военные полеты в воздушном пространстве Республики Боснии и Герцего вины и указанием в п. 10 на то, что государства – члены ООН, действуя на национальном уровне или через региональные орга низации или соглашения, могут принимать под руководством Со вета Безопасности и при условии координации с Генеральным секретарем ООН и СООНО все необходимые меры путем приме нения военно-воздушных сил. Ссылка в резолюции на необходи мость руководства действиями авиации со стороны Совета Безо пасности ООН исключает возможность проведения без решения этого органа конкретных операций любых ВВС.

Из этого совершенно ясно, что удары военной авиации НАТО по Сараево и его окрестностям могли быть осуществлены только на основе специальных резолюций Совета Безопасности. Тем не менее НАТО от своего имени предъявила ультиматум боснийским сербам отвести в десятидневный срок (до 1 часа ночи 21 февраля 1994 г.) на 20 км от Сараево свое тяжелое вооружение. Ультима тум был подкреплен угрозой нанести удар с воздуха. Это сделало реальной возможность прямого военного вмешательства в ме жобщинный конфликт в Боснии.

Таким образом, готовилась действительно большая военная операция, чреватая непредсказуемыми последствиями.

После объявления ультиматума Генеральный секретарь ООН Б.Бутрос-Гали на встрече представителей стран НАТО в Брюсселе поддержал идею нанесения воздушных ударов по боснийским сербам. Он утверждал даже, что для этого не требуется специаль ного решения Совета Безопасности, а достаточно лишь положи тельного решения Совета НАТО. “Я наделен полномочиями, – заявил он, – “нажать кнопку” относительно воздушной поддерж ки... но для воздушных ударов необходимо будет решение Совета НАТО...”. При этом он сослался на ежедневные контакты с офи циальными лицами США и НАТО.

Заявление Генерального секретаря ООН напомнило претен зии некоторых его предшественников в годы “холодной войны”, весьма “расширительно” истолковывавших свои полномочия. По этому комментарий главы дипломатического ведомства Египта Амр Муса выглядит вполне закономерно: “Все прекрасно знают, что он (т.е. Б.Бутрос-Гали. – Авт.) является то соучастником, то исполнителем стратегии и тактики США”.

Лишь решительная позиция России позволила миру избежать резкого расширения конфликта. Кроме того, российский воздуш но-десантный батальон, входящий в состав “голубых касок” ООН, вступив в Грбавицу (пригород Сараево), разделил сербов и му сульман, что и обеспечило прекращение огня.

После подписания Мирного соглашения по Боснии (Париж, 14 декабря 1995 г.) Североатлантический союз создал и возглавил Многонациональные силы по выполнению соглашения (ИФОР или IFOR), перед которыми была поставлена задача выполнения во енных аспектов соглашения.

В соответствии с приложением 1А Мирного соглашения операцию “Джойнт индевор” возглавляла НАТО под политиче ским управлением и контролем Североатлантического совета.

Система военного управления ИФОР строилась по принципу единоначалия. Общее военное руководство осуществлял Вер ховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе.

Передовая оперативная группа обеспечения развертывания прибыла в Боснию и Хорватию 2 декабря 1995 года для организа ции штаб-квартиры, установления связи и налаживания работы тыла, необходимых для принятия основных сил выполнения со глашения (численностью в 60 тыс. человек).

Развертывание основных сил началось 16 декабря 1995 года после окончательного утверждения оперативного плана (ОПЛАН) Североатлантическим советом и резолюции Совета Безопасности ООН № 1031 от 15 декабря, дающей полномочия на проведение операции ИФОР.

Передача полномочий от командующего миротворческими силами ООН командующему ИФОР проводилась 20 декабря, по сле утверждения Советом НАТО развертывания основных сил. В этот день все силы НАТО и войска стран, не входящих в НАТО и участвующих в операции, перешли под командование и/или управление командующего ИФОР. При этом ИФОР обеспечили условия для безопасного, упорядоченного и своевременного вы вода остававшихся сил ООН, не переходивших под командование и/или управление НАТО.

К 19 января 1996 года, через 30 дней после передачи полно мочий ИФОР от СООНО, стороны, подписавшие соглашение, вы вели свои войска из зоны разделения с обеих сторон согласован ной линии прекращения огня. На 3 февраля все войска были вы ведены из подлежащих передаче районов. Передача территорий между боснийскими образованиями была завершена к 19 марта и вдоль пограничной линии между образованиями была установлена новая зона разделения.

По условиям Мирного соглашения, все тяжелое оружие и войска должны были к 18 апреля быть собраны в районах рас квартирования или демобилизованы. Это было последним этапом выполнения военного приложения к Мирному соглашению. По техническим причинам стороны, подписавшие Мирное соглаше ние, не смогли завершить вывод и демобилизацию или сбор в районах расквартирования тяжелого оружия и войск к установ ленному сроку. Однако к пересмотренному сроку, установленному ВГК ОВС НАТО в Европе на 27 июня 1996 года, сбор тяжелого оружия в районах расквартирования был завершен.

После проведения выборов в Боснии (сентябрь 1996 г.) счи тается, что ИФОР завершили выполнение своей задачи. Однако в то время уже было ясно, что предстояло еще провести большую работу в гражданской области, и общая обстановка будет оста ваться потенциально неустойчивой и опасной. Поэтому министры обороны стран НАТО на неофициальной встрече (г. Берген, Нор вегия) приняли решение о том, что Североатлантическому союзу необходимо рассмотреть возможности и после истечения мандата ИФОР (декабрь 1996 г.) оказывать поддержку для создания усло вий безопасности.

В ноябре и декабре 1996 года в Париже был утвержден двух летний план укрепления мира, который затем был доработан в Лондоне под эгидой Совета по выполнению Мирного соглашения, созданного в соответствии с Мирным соглашением. На основе этого плана и изучения в НАТО вариантов обеспечения безопас ности, министры иностранных дел и министры обороны стран НАТО приняли решение о том, что для обеспечения стабильности требуется присутствие в стране меньших по численности военных сил – Сил стабилизации (СФОР или SFOR) – которые должна была организовать НАТО.

Согласно резолюции Совета Безопасности ООН № 1088 от декабря 1996 года, СФОР как законному преемнику ИФОР было поручено выполнение военных аспектов Мирного соглашения в соответствии с Главой VII Устава ООН (принуждение к миру).

СФОР получили аналогичную ИФОР установку на жесткое при менение силы, если это потребуется для выполнения поставленной задачи и самообороны.

На основе общего соблюдения условий Дейтонского согла шения*, меньшие по численности СФОР могли сосредоточить свои усилия на выполнении всех положений Приложения 1А Мирного соглашения.

Планами НАТО предусматривалось проведение операции СФОР в срок 18 месяцев при пересмотре численности войск по истечении 6 и 12 месяцев с целью перенесения центра тяжести с задач стабилизации на задачи сдерживания и завершения опера ции к июню 1998 года. По результатам анализа в июне 1997 года, был сделан вывод о том, что, за исключением некоторых кор ректировок состава сил в период муниципальных выборов, зна чительных изменений в численности и потенциале СФОР не по требуется до тех пор, пока Североатлантический совет после консультаций со странами, не входящими в НАТО и выделив шими свои воинские контингенты в СФОР, не проведет тща тельную оценку военного положения в Боснии и Герцеговине после выборов.

В декабре 1997 года министрами иностранных дел и минист рами обороны стран НАТО был принят ряд дополнительных ре шений, связанных с выполнением Мирного соглашения по Боснии и Герцеговине.

Североатлантический совет провел рассмотрение операции СФОР и подтвердил, что при продолжении выполнения силами своего мандата их численность будет оставаться на прежнем уровне (при осторожной корректировке). При этом Североатлан тический совет наметил переходную стратегию, предполагающую регулярный пересмотр численности сил и их постепенное сокра щение, а также передачу их обязанностей компетентным общим Переговоры в Дейтоне (США) проходили с 1 по 21 ноября 1995 г. Согласно документу ООН А/50/790;

S/1995/999, пакет догово ренностей включает: карты разделения Боснии и Герцеговины;

воен ные аспекты урегулирования;

размещение войск НАТО на территории Боснии и Герцеговины;

вопросы государственного строительства, восстановления экономики;

гуманитарные вопросы.

институтам, гражданским органам власти и международным орга нам после создания необходимых для этого условий.

На очередном саммите в Стамбуле (июнь 2004 г.) было при нято решение о том, что в связи с положительным развитием об становки в Боснии и Герцеговине НАТО завершит свою операцию СФОР к концу этого года и передаст выполнение военных аспек тов Мирного соглашения в соответствии с главой VII Устава ООН и берлинскими соглашениями Европейскому союзу.

Вместе с тем остаются неизменными долгосрочные полити ческие обязательства НАТО в отношении Боснии и Герцеговины.

Для этого в Сараево создается штаб НАТО, который будет слу жить как бы остаточной частью натовского военного присутствия в стране. Этому штабу будет поручено выполнение советнических функций по военной реформе, а также определенных задач в об ласти борьбы с терроризмом и обеспечения защиты от нападения и обмена разведывательной информацией с Европейским союзом.

Край Косово. Зоной другой миротворческой операции сил НАТО стало Косово, когда возник конфликт между воинскими формированиями Сербии и Силами косовских албанцев. Внимание к конфликту в первую очередь проявили ОБСЕ и НАТО, а из стран – особенно США. Против вмешательства альянса в Косов ский конфликт выступали многие страны, в том числе Россия и Китай, но Генеральный секретарь НАТО Х.Солана заявил, что он обойдется и без ООН: “НАТО имеет законные основания для са мостоятельных действий. Мы считаем, что бывают случаи, когда мы должны действовать в соответствии со смыслом и духом Ус тава ООН”. Таким образом, по мнению руководства альянса, даже если ООН скажет “нет”, то США в лице НАТО могут сами решить, что соответствует “смыслу и духу Устава ООН”. НАТО под пред логом гуманитарной интервенции вмешалась в конфликт и начала воздушную кампанию против Союзной Республики Югославии (СРЮ), которая продолжалась 78 дней. 10 июня 1999 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 1244 о принципах поли тического разрешения кризиса в Косово и направлении туда под эгидой ООН международного военного контингента, состоящего в основном из сил НАТО и под единым натовским командованием.

Деятельность Сил для Косово (СДК или KFOR) регламенти руется резолюцией СБ ООН № 1244, мирным планом Черномыр дина – Ахтисаари и Военно-техническим соглашением между ко мандованием НАТО и СРЮ, а также в соответствии с разрабо танным в Рамбуйе соглашением.

В СДК (численность 50 тыс. военнослужащих) под единым командованием и управлением приняли участие воинские контин генты всех 19 стран НАТО и 20 государств, не входящих в НАТО (среди них войска 16 государств-партнеров, в том числе россий ский контингент численностью 3200 военнослужащих).

В задачи СДК входит прежде всего обеспечение безопасности Миссии ООН по делам временной администрации Косово (МООНВАК) и создание условий для ее работы. Они также упол номочены контролировать соблюдение заключенного (июнь 1999 г.) “Военно-технического соглашения о выводе югославских военных, полицейских, специальных и пограничных сил из Косо во” и наблюдать за режимом согласованных зон наземной (по 5 км от границы между Косово и остальной частью СРЮ в обе сторо ны) и воздушной (по 25 км воздушного пространства аналогично) безопасности. Командующий СДК имеет полномочия применить против Югославии силу в случае нарушения границ этих зон, где не должно быть никакого вооружения Югославской Народной Армии (ЮНА), систем ПВО. При этом СДК не несут ответствен ности за ущерб, который они могут нанести государственной или частной собственности при выполнении своих обязанностей.

Кроме того, СДК участвуют, наряду с гражданской полицией ООН, в обеспечении порядка и безопасности в Косово, охране ос тающихся там этнических меньшинств.

Однако, как показали события, прошедшие с момента раз вертывания СДК, последние не справляются с этой задачей. Этни ческая чистка Края, жертвами которой становится неалбанское население, а также албанцы, обвиняемые Освободительной Арми ей Косово (OAK) в “коллаборационизме” с югославскими властя ми, продолжается. Гуманитарная ситуация постоянно ухудшается.

Остающиеся в Косово неалбанцы проживают под охраной СДК в нескольких анклавах. Доступ сербов к медицинскому обслужива нию и школьному образованию фактически закрыт.

В этой ситуации СДК, 50% которых (от 20 тыс. до 25 тыс.

человек) были заняты охраной национальных меньшинств, прибе гали к так называемой “гуманитарной эвакуации”: неалбанское население вывозили в Сербию и Черногорию со смутными пер спективами на возвращение. По сути, “гуманитарная эвакуация”, осуществляемая СДК, помогала реализовать планы албанских ли деров по созданию “этнически чистого” Косово. Однако ни эмб лемы ООН, ни конвой НАТО не являются гарантией безопасности.

Международными наблюдателями отмечается тенденция к эт нической гомогенизации Края и исчезновению национально сме шанных общин, а также немногочисленных этнических анклавов.

Ситуация в сфере безопасности остается напряженной. Растет организованная преступность, в частности, рэкет под предлогом защиты, контрабанда, вымогательство и азартные игры, торговля людьми, человеческими органами и т.п. При этом всем известно, что Косово используется как транспортный коридор для поставки наркотиков в Европу. Поэтому конфликт выгоден оргпреступным группировкам, а учитывая безынициативность СДК под единым командованием НАТО, ситуация может быть законсервирована на долгие годы.


Очень часто военнослужащие СДК становятся орудием ал банских преступлений, участвуя в выселении сербов и других не албанцев из своих домов только на основе устных заявлений ал банцев об их праве собственности на них. Отмечены случаи пря мого нарушения СДК своих обязанностей, когда они расправля ются с протестующими сербами, арестовывают их и держат в за ключении по несколько месяцев без предъявления обвинения.

Контингент СДК не дает вернуться югославским полицейским для охраны исторических, религиозных и культурных памятников, как это предусмотрено резолюцией № 1244 от 10 июня 1999 года, и не делает этого сам.

В обязанности СДК также входит обеспечение демилитари зации OAK. Однако истинный облик этой демилитаризации далек от того, что обычно понимается под этим термином. Первые со мнения в качественности этой демилитаризации возникли еще в ходе конференции в Рамбуйе. Как свидетельствует американский советник албанской делегации по правовым вопросам, представи телям НАТО и США удалось уговорить албанцев подписать со глашение, только разъяснив им действительный смысл предпола гаемой демилитаризации, которая на практике означала транс формацию OAK в какую-то иную структуру.

Нет ничего удивительного в том, что к контрольному сроку окончания демилитаризации (20 сентября 1999 г.) OAK сдала 10 тыс. единиц старого стрелкового оружия, хотя в ходе военных действий у нее на вооружении находилось самое современное оружие. Тем не менее это было оценено СДК и МООНВАК как успешное завершение демилитаризации. После этого была разра ботана концепция демилитаризации и трансформации OAK в так называемый “Корпус защиты Косово” (КЗК), который должен был стать гражданским чрезвычайным вспомогательным учреж дением, призванным выполнять спасательные и восстановитель ные работы при возникновении стихийных бедствий, оказывать гуманитарную помощь, особенно в труднодоступных районах, помогать в разминировании территории и тому подобных функ ций.

При этом КЗК должен был участвовать в политической жиз ни. Численность Корпуса (3 тыс. человек персонала на действи тельной службе и 2 тыс. человек резерва), как признают междуна родные чиновники, позволит конкретным членам OAK участво вать в этой профессиональной гражданской и, как задумано, мно гоэтнической структуре, поскольку 10% от численности КЗК должны составлять представители национальных меньшинств.

Однако уже сразу после образования КЗК был зафиксирован целый ряд серьезных преступлений, совершенных его потенци альными членами. Это заставляет сомневаться в пользе КЗК для создания многоэтничного Косово. У некоторых из членов КЗК об наружены крупные запасы оружия, другие берут на себя полицей ские функции на местах. Все это подрывает доверие местного не албанского населения и к данной структуре, и к международному присутствию как ее патрону.

В целом, и МООНВАК, и СДК отмечают, что в Косово на блюдается соперничество между международными силами и кон тролируемыми OAK государственными структурами албанской общины в Косово, активно функционировавшими все 90-е годы. И соперничество это – не в пользу международных сил. Особенно это касается налоговой сферы, в результате чего из-под контроля международных структур в Косово, взявших на себя все государ ственные и управленческие функции, уходят большие суммы.

И, наконец, резолюция СБ ООН № 1244 возлагает на СДК выполнение пограничных функций. Однако на практике это выра жается в осуществлении таможенного контроля в четырех пунктах пересечения границы Югославии с Албанией и Македонией при мерно двумястами военнослужащими СДК.

Поэтому, учитывая вывод югославских пограничных сил из Края, международные границы СРЮ в районе Косово, особенно в горах, остаются практически открытыми. Упоминавшееся в прессе проникновение на территорию Косово нескольких сотен тысяч албанцев без документов ставит под сомнение способность СДК качественно выполнять эти функции, но НАТО предпочитает со трудничать с албанскими пограничниками, а не с компетентными югославскими властями, возвращение которых предусмотрено ре золюцией № 1244. При этом Генеральный секретарь НАТО Дж.Робертсон заявил, что возвращение в Косово югославских сил произойдет тогда, когда для этого настанет подходящий момент.

Руководство НАТО открыто говорит о том, что Североатлан тический альянс в виде СДК пришел в Косово надолго, и считает, что чуть ли не целое поколение вынуждено будет урегулировать этот конфликт. И именно военные НАТО принесут мир.

Для того, чтобы этот процесс пошел “успешнее”, НАТО строит военные базы в Косово. Уже созданы американские опор ные пункты в Пече, Подуево, Урошеваце. Следует отметить, что основополагающая для деятельности международного сообщества в Косово резолюция Совета Безопасности ООН № 1244 (1999 г.) дает определенную юридическую зацепку для санкционирования фактически бессрочного нахождения НАТО в Косово. Пункт данной резолюции предусматривает годичное пребывание здесь СДК с последующим продлением, если только Совет Безопасности ООН не примет иное решение.

За прошедшие пять лет миротворческой операции в Косово вернулись 850 тысяч албанцев, изгнаны 250 тысяч сербов, убиты более 1300 сербов, разрушены 140 православных церквей и мона стырей, сожжены 40 тысяч сербских домов, насильно отобраны 75 тысяч домов. В этническом плане почти полностью очищены от сербов и другого неалбанского населения многие города и посел ки. Большинство сербских сел разорено и сожжено, а в сохранив шихся сербы живут, как в гетто, постоянно подвергаясь унижени ям, угрозам, изнасилованиям и грабежам.

Таким образом, ситуация в Косово не изменилась. Ситуация патовая. Основная причина этого заключается в том, что НАТО, используя военную силу, вывела Край из под юрисдикции Белгра да и поддержала наиболее радикальное крыло косовских албанцев.

Так что о непредвзятости подходов к конфликтующим сторонам говорить не приходится.

Итак, анализируя балканский кризис в 1991–1999 годах и его итоги, можно вполне согласиться с выводом, что “его развитие… во многом определилось двумя факторами: бездействием между народных организаций и провокационной политикой некоторых западных государств в отношении провозглашения суверенитета рядом республик бывшей СФРЮ. Европейское сообщество не предприняло никаких мер для предотвращения конфликта в тот период, когда это еще было возможно… оно фактически приняло сторону тех, кто во имя своих амбиций встал на путь одномо ментного развала югославского государства… Отношение запад ных держав к участникам балканского конфликта представляет собой яркий пример политики “двойного стандарта”. Особенно это очевидно на примере манипулирования принципами территори альной целостности и национального самоопределения”.

Афганистан. Еще одной миротворческой операцией НАТО можно считать присутствие сил блока в Афганистане. После раз грома талибов, осуществленного США под видом антитеррори стической операции, в стране (вернее в Кабуле) были созданы Международные силы по обеспечению мира и безопасности (ИСАФ), решение о которых было принято Советом Безопасности ООН 20 декабря 2001 года, а в 2003 году во главе ИСАФ были по ставлены Германия и Нидерланды.

Тем самым впервые за 54-летнюю историю своего существо вания Североатлантический блок возглавил военные операции, проводимые вне Европы. Персонал НАТО должен будет вести ра боту под флагом ИСАФ и в рамках мандата ООН и должен будет действовать в соответствии с существующими и последующими резолюциями ООН.

НАТО уже оказывает поддержку ИСАФ, более 95% личного состава которых выделены странами – членами НАТО, играя зна чительную роль в планировании операции. Основной целью аль янса является обеспечение преемственности и преодоление труд ностей, связанных с необходимостью каждые полгода подыски вать страну, которая взяла бы на себя руководство миротворческой операцией в Афганистане.

Кроме поддержки, НАТО будет осуществлять и политическое руководство ИСАФ. Используя опыт многонациональных опера ций на Балканах, союзники проводят тесные консультации с не принадлежащими к НАТО странами, выделившими контингенты для ИСАФ. Международный отдел координации ИСАФ располо жен в Штабе Верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (г. Монс, Бельгия) и несет общую стратегическую ответственность за операцию.

На оперативном уровне в качестве штаба Объединенного ко мандования будет действовать штаб Командования вооруженных сил НАТО в Северной Европе (КОВС НАТО СЕ, г. Брюнссум, Нидерланды), а оперативным командующим назначен генерал сэр Джек Деверелл. В самом районе операций постоянное штабное “ядро” использует элементы подчиненных командований КОВС НАТО СЕ. На пост первого командующего ИСАФ Центр объеди ненного командования в Гейдельберге (Германия) откомандировал генерал-лейтенанта немецких вооруженных сил Гетца Глимерота.

Он имеет доступ к банкам специальных знаний и средств, таким как стратегическое планирование, расположенным в Гейдельберге, Брюнссуме и Монсе. Он может их использовать, не перемещая их в Афганистан.

Как декларирует руководство Североатлантического союза, его конечная цель в Афганистане – помочь создать условия, в которых в стране сможет действовать представительное правительство и ус тановиться мир и безопасность. ИСАФ уже оказали содействие в подготовке первых подразделений национальной полиции и новых афганских Национальных вооруженных сил, с которыми теперь ИСАФ проводят регулярное патрулирование улиц Кабула. Кроме того, ИСАФ участвуют в военно-гражданских проектах восстанов ления и ремонта существенно важных сооружений и служб.

Дополнительным видом поддержки станет создание штаба на ТВД, назначение командующего силами и осуществление штабом ВГК ОВС НАТО в Европе стратегического командования, коор динации и управления. В будущем обязанность по политическому руководству и координации, которую сегодня выполняют ведущие страны ИСАФ, будет возложена на Североатлантический совет, при проведении тесных консультаций со странами, выделяющими воинские контингенты и не являющимися членами НАТО.


Силы ИСАФ в августе 2003 года были переданы от ООН в НАТО и получили название Международных сил содействия безопасности (МССБ) и находятся в настоящее время под коман дованием НАТО.

МССБ включает в себя контингент численностью 6500 чело век из 30 стран мира, в том числе из 15 стран альянса и действует под мандатом ООН.

С самого начала и ИСАФ, и МССБ располагались и действо вали только в Кабуле и его окрестностях, но 13 октября 2003 года Совбез ООН принял решение о распространении зоны их ответст венности. В результате передовой отряд в составе 27 немецких военнослужащих уже переброшен в Кундуз для подготовки к прибытию основной части миротворцев из бундесвера. Всего здесь планируется разместить 450 немецких военнослужащих, которые будут обеспечивать в первую очередь безопасность гражданских специалистов и наблюдателей ООН. Новый мандат позволяет в исключительных случаях проведение операций в других провин циях страны – Бадахшане, Баглане и Тахаре. Обязательным усло вием является обеспечение немедленной эвакуации личного со става в случае обострения ситуации в новых местах дислокации подразделений МССБ.

Расходы на миссию бундесвера в Кундузе составляют в 2004 году 77 млн. евро, а содержание всего германского миро творческого контингента обойдется почти в 240 млн. евро. Вместе с тем бундесвер не предполагает выполнять в Афганистане поли цейские функции и вести борьбу с наркодельцами.

Верховный командующий силами НАТО генерал Джеймс Джоунс считает, что размещение миротворцев за пределами сто лицы Афганистана остается проблематичным. По его мнению, следует продумать вопросы безопасности миротворцев и отноше ний с местным населением. Но пути расширения зоны ответст венности МССБ возникают и другие трудности. Например, не хватка людских и технических ресурсов. Бывший Генеральный секретарь НАТО Дж.Робертсон даже был вынужден призвать ев ропейские страны – члены блока увеличить численность своего контингента в Афганистане, “иначе альянс потерпит там пораже ние и доверие к нему будет подорвано”. При этом Робертсон особо подчеркнул, что считает “неприемлемым” отказ многих стран по слать в Афганистан дополнительное число своих военнослужащих под предлогом нехватки средств и людских ресурсов.

Затруднения неоднократно возникали и с техническим обес печением контингента МССБ. Как заявил генсек НАТО Яаап де Хооп Схеффер: “Я вынужден был буквально вымаливать у стран вертолеты для поддержки миротворцев”. (На весь миротворческий континент их только три). По словам главы альянса, необходимо функционально изменить подход союзных стран к вверенной им миссии по командованию контингентом МССБ.

На стамбульском саммите НАТО (июнь 2004 г.) принято ре шение об увеличении численности миротворческого контингента в Афганистане, возглавляемого Североатлантическим союзом (аме риканские войска, находящиеся в стране с антитерротистическими целями, в этот контингент не входят). Это решение продиктовано тем, что уровень безопасности в этой стране остается низким, а внутриполитическая ситуация – не просто напряженной, а взры воопасной.

В соответствии с решением Стамбульского саммита НАТО планируется увеличение численности МССБ до 10 тысяч человек.

При этом уже в июне–июле 2004 года отправлены в Афганистан около тысячи военнослужащих германо-французской бригады.

Нидерланды заявили о намерении довести численность голланд ского контингента со 140 до 300 человек. Испания одновременно с выводом своих военнослужащих из Ирака планирует увеличить численность испанского контингента в Афганистане с нынешних 475 до 1040 человек. Турция также не исключает, что в 2005 года может послать дополнительные войска в Афганистан и довести состав своего контингента с нынешних 155 человек до 1,5 тыс.

Увеличит свое военное присутствие в Афганистане Италия и дру гие страны альянса. До выборов (октябрь 2004 г.) планируется создать еще четыре опорные базы и усилить авиационную состав ляющую МССБ 6 военно-транспортными самолетами и 18 верто летами, из которых 6 боевых.

Кроме этого, Североатлантический альянс намерен дислоци ровать значительную часть подкреплений миротворцам за преде лами Афганистана, которые предполагается перебазировать в страну лишь в случае необходимости. Речь идет о двух батальонах постоянной готовности общей численностью в 1300 военнослу жащих. При этом планируется, что остальные силы МССБ будут размещены только в относительно спокойных северных районах страны. Таким образом, дополнительные войска будут способны в некоторой степени решить вопросы безопасности еще в двух-трех провинциях, а большая часть Афганистана так и останется непод контрольной Кабулу.

Очевидно, что для решения главных афганских проблем страны – члены НАТО и возглавляемые США коалиционные силы должны увеличить не только контингенты своих военнослужащих, количество военной и специальной техники, но также число граж данских специалистов. Ведь именно они способны восстанавли вать и создавать инфраструктуру страны, вернуть ее к нормальной мирной жизни. Поэтому на саммите в Стамбуле было решено увеличить в провинциях количество так называемых команд по восстановлению (PRTs – Provincial Reconstruction Teams), которые довольно неплохо себя зарекомендовали. В настоящий момент в афганских провинциях действует с десяток таких отрядов, которые включают в себя как гражданских специалистов, так и военнослу жащих, обеспечивающих их безопасность. Работают они близ во енных баз миротворцев.

В то же время между США и их партнерами по НАТО суще ствуют значительные разногласия. Например, недовольство вызы вает то, что американские солдаты минимально участвуют в ми ротворческих акциях альянса и не входят в состав контингента МССБ, а действуют в основном самостоятельно в рамках анти терростической компании. В частности, с жесткой критикой по литики США в отношении альянса выступил генеральный секре тарь НАТО. По его словам, Соединенные Штаты должны быть вовлечены в НАТО, а не прибегать к ее услугам, когда они счита ют это необходимым.

9 августа 2004 года в Афганистане командование МССБ пе решло к Еврокорпусу. Новый командующий, французский генерал Жан-Луи Пи, заявил на торжественной церемонии в Кабуле, что порученная ему и его солдатам миссия является большой ответст венностью и большой честью. Еврокорпус, созданный на основе немецко-французской бригады, располагается в Страсбурге и включает военнослужащих Германии, Франции, Испании, Бельгии и Люксембурга. Это первая операция Еврокорпуса за пределами Европы. До этого европейцы выполняли миротворческие задачи в Боснии, Косово и Македонии.

Процесс передачи полномочий Еврокорпусу будет полностью завершен к концу августа. В течение шести месяцев ему предстоит заниматься проблемами безопасности Афганистана.

Ирак. Здесь деятельность НАТО после американской агрес сии лишь весьма условно можно назвать миротворческой. В Ираке НАТО берет на себя планирование обеспечения деятельности польского сектора. Она согласилась выделить Польше, учитывая ее участие в Силах по стабилизации в Ираке и руководство секто ром, следующие виды поддержки: формирование сил, тыловое обеспечение, связь и сбор разведданных. Генеральный секретарь НАТО Дж.Робертсон подчеркнул, что речь идет не о присутствии НАТО в Ираке, а “просто-напросто” об оказании помощи Польше со стороны НАТО.

Таким образом, по заявлению депутата Бундестага, генераль ного секретаря Парламентской ассамблеи НАТО Мекеля “первыми наносят удар США, а когда надо отстраивать инфраструктуру ок купации… то вступает в действие НАТО”. Налицо явная асим метрия функций: одни решают, а другие дают свои ресурсы для реализации этих решений.

Таким образом, анализ миротворческой деятельности НАТО приводит к следующим выводам:

1. В конце прошлого столетия НАТО утратила конкретного врага в лице советского блока. Для сохранения альянса необходи мо было срочно найти новые сферы применения для своего воен ного потенциала.

Одним из таких направлений было выбрано миротворчество, что и нашло отражение в стратегических концепциях НАТО и 1999 годов.

НАТО, стремясь играть ключевую роль в системе европей ской безопасности, пытается изменить суть миротворческой кон цепции ООН, узаконить самостоятельную роль в разрешении лю бых возникающих в мире конфликтов, осуществить переход к применению силы для наказания непослушной или несговорчивой стороны конфликта.

Известно, что правовым основанием для миротворчества и других подобных операций является Устав ООН.

Стоит отметить, что в Вашингтонском договоре Североат лантического блока была запись о возможности проведения аль янсом миротворческих операций под эгидой или по мандату ООН.

Однако до 90-х годов ХХ века НАТО о миротворчестве даже не вспоминала, хотя поводов и в то время было достаточно (напри мер, гуманитарные катастрофы в ряде африканских стран, в Ин донезии, в Юго-Восточной Азии и т.п.).

2. Следует рассмотреть, как НАТО применила на практике свои стратегические концепции. Самым показательным был “бал канский” период деятельности блока. Именно здесь происходило проникновение НАТО в систему международных миротворческих организаций и закрепление за ней самостоятельной роли.

Происходило это постепенно – сначала НАТО появилась как элемент миротворческих операций, затем стала действовать как самостоятельный фактор под флагом миротворчества, а потом уже без этого флага и без одобрения ООН. Опасность такого процесса заключается в том, что возможность использования военных мер при разрешении конфликтов или навязывании своего видения внутреннего устройства той или иной страны становится нормой европейской политики. А результатом такой политики стала аг рессия блока НАТО против Югославии в марте–июне 1999 года.

3. Вся методология миротворчества в Боснии и Герцеговине, а также Югославии объективно способствовала расширению, за креплению и утверждению функций НАТО в несвойственной ей системе. В начале 90-х годов НАТО была вынуждена адаптиро ваться к изменившимся политическим реалиям. В ее установках появились новые элементы, например, взаимодействие с европей скими институтами – ОБСЕ, ЕС и ЗЕС.

Происходило совершенствование терминологии, аппарата толкования концепции, что должно было отражать поиск нового места НАТО в системе европейской безопасности.

Появились и новые термины – “гуманитарная интервенция” и “принуждение к миру”*.

4. Одним из направлений стратегической концепции, приня той в ноябре 1991 года на римской сессии Совета блока, был кон троль за военно-политическими кризисами. В этой связи была разработана концепция “управления кризисами”, необходимыми элементами которой были оказание давления и применение войск в интересах достижения стабильности.

Балканский кризис стал не только местом апробации этой доктрины, но и попыткой закрепить правовую независимость НАТО от ООН и ОБСЕ. Очевидным было стремление изменить подход к участию НАТО в региональных конфликтах – не как ин струмент реализации решений СБ ООН и тем более не под его эгидой, а как самостоятельный фактор, подчиняющийся командо ванию НАТО.

С сентября 1992 года начинается процесс постепенного, по этапного “проникновения” этой организации в структуру миро творческих сил, чтобы под миротворческим флагом осуществлять конкретные военные задачи.

С начала 90-х годов НАТО принимала участие в четырех ми ротворческих операциях: на территории Югославии (Республика Босния и Герцеговина, Край Косово), Афганистана и Ирака.

5. Что можно отнести к успехам натовских миротворческих сил?

Пожалуй, только то, что перед угрозой военного потенциала НАТО, многократно превосходящего суммарный потенциал кон фликтующих сторон, открытые военные действия прекратились, т.

е. “принуждение к миру”, вроде бы, налицо. Но причины, вызвав шие конфликты, так и остались.

Так, в Боснии и Герцеговине, по мнению руководства НАТО, обстановка остается потенциально нестабильной.

Первый термин относится к 1992 г. и толковался как “опора на возможность использования военных мер”, а второй – относится уже к косовскому конфликту 1999 г. и выражался в “угрозах нанести воз душные удары силами НАТО по Югославии, если Белград не примет ультимативные требования Запада.

В Косово деятельность СДК вызывает нарекание междуна родной общественности и правозащитных организаций, так как, вольно или невольно, СДК способствуют национальной гомоге низации Края: идет вытеснение сербов (численность которых до начала конфликта составляла 30–40% от общей численности насе ления Края) и неалбанского населения.

Но Сербия, даже в таких тяжелых условиях, сопротивляется, и подтверждением этого служат прошедшие выборы (конец де кабря 2003 г.) в скупщину (парламент). Наибольшее число голосов получил избирательный блок “Сербская радикальная партия – Во ислав Шешель”, прошел в парламент и блок “Социалистическая партия Сербии – Слободан Милошевич”.

Таким образом, в парламент избраны и В.Шешель, и С.Милошевич, находящиеся сейчас в тюрьме Гаагского трибунала по бывшей Югославии.

Безусловно, в результате этих выборов проиграли прозапад ные силы, развалилась правящая партия “Демократическая оппо зиция Сербии”. И это – ответ сербского общества на агрессию НАТО, на бомбежки и выборы 2000 года, проведенные на деньги Запада (на создание и поддержку “оппозиции” было потрачено млн. долл.) Все остальные посулы Запада (в обмен на выдачу Ми лошевича) о восстановлении экономики, выхода на западные рынки, отмене санкций и т.п. остались лишь очередными обеща ниями.

Так что победа блоков В.Шешеля и С. Милошевича вполне закономерна.

В итоге, миротворческая деятельность НАТО в Косово напо минает контроль за “мирным” кипением межнационального котла.

Однако в результате возможно выплавление нетолерантного мно гонационального общества, а полное “испарение” всех неалбан ских элементов.

Также возможна консервация создавшегося сейчас в Косово положения. В этом случае международное сообщество может столкнуться с ситуацией, когда при полном отсутствии этнических меньшинств миротворцам придется охранять лишь самих себя и интересы правительств и экономик своих стран в Косово. В этом случае неизбежно повышается риск для личного состава между народного присутствия в Косово. Видимо, в преддверии такого развития событий американский Сенат рассмотрел вопрос о воз можном уменьшении численности американского воинского кон тингента на 5,9 тыс. человек, если европейские союзники НАТО не выполнят своих финансовых обязательств в полном объеме.

В целом, международное присутствие в лице НАТО обеспе чивает и охраняет глобальные интересы западных компаний, ко торые уже сейчас распоряжаются югославской и сербской госу дарственной и общественной собственностью.

Что касается Афганистана, то здесь натовские силы действу ют только в пределах Кабула. Вся остальная территория абсолют но не подконтрольна ни НАТО, ни США. В стране растет произ водство наркотиков и наркотрафик (это подтверждается и офици альными данными Пограничной службы ФСБ России), средства от реализации которых, как известно, являются одним из основных источников финансирования криминальных организаций, в том числе и международного терроризма, именно против которого и была предпринята силовая акция в Афганистане.

В Ираке после завершения военной части операции, о кото рой весной 2003 года заявил президент Дж.Буш, продолжается со противление: чуть ли не каждый день взрывают нефтепроводы, устраивают засады на военнослужащих и сотрудников междуна родных организаций.

6. События в Югославии, Афганистане, Ираке еще раз под твердили известный тезис, что не бывает “гуманитарных” войн.

Все войны имеют экономические и геостратегические причины.

США через инструмент НАТО не пытаются решить проблемы, а стремятся утвердить свое господство.

Военные действия НАТО в Югославии можно отнести к вой нам нового поколения: отрабатывалась концепция “быстрого сдерживания”, которая основана на нанесении массированного авиационного удара для поражения системы управления против ника и подавления его обороноспособности.

Характер действий НАТО по своей сути был ближе не к во енной, а к карательной операции. И все действия миротворцев с их “гуманитарной интервенцией” и “принуждением к миру” нахо дятся в явном противоречии с существующими нормами между народного права и всей полувековой практикой миротворчества.

7. Запад классифицирует сопротивление населения миро творческим силам как террористические акты, но, скорее, это пар тизанская война против оккупационных войск. То, что происходит в Сербии, Афганистане, Ираке действительно оккупация, незави симо от того, под каким предлогом она осуществляется.

В настоящее время тезис об “освободительной войне” в по литологии основательно забыт, но такое явление существует как объективная реальность. И все неудачи США и НАТО на Балка нах, в Афганистане и Ираке связаны, может быть, в первую оче редь именно с этим.

8. Анализ результатов миротворческого процесса показывает, что силы, стоящие за ним заинтересованы сегодня не в реальном решении существующих проблем, а лишь в их использовании в своих интересах. Кроме того, во всех рассматриваемых случаях миротворчества при подмене сил ООН силами НАТО общегу манные цели ушли из планов, а миротворческие силы преврати лись в инструмент глобальной политики США. К этому следует добавить, что, проводя реорганизацию своей военной структуры, НАТО использует подготовку к проведению миротворческих опе раций лишь как благовидный предлог, позволяющий обработать те или иные тактические приемы, средства связи и структуры управ ления, испытать новые виды оружия.

9. Войны и миротворческая деятельность в Югославии, Аф ганистане и Ираке существенно укрепили геостратегические по зиции Запада и в первую очередь США. Эти войны и борьба с ме ждународным терроризмом позволили США расширить или соз дать свои новые военные базы в Персидском заливе, обосноваться в Боснии, Косово и Македонии, а также привели их на “законных” основаниях в Закавказье и Среднюю Азию при одновременной модернизации баз в Инджирлике (Турция) и Саудовской Аравии.

Рекомендованная литература 1. Бордачев Т.В. “Новый интервенционизм” и современное миротворчество. М., 1998.

2. Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1990–2000).

М., 2001.

3. Морозов Ю. Миротворчество как инструмент стабилизации обстановки // Европейская безопасность: события, оценки, про гнозы. М.: ИНИОН РАН. 2003. № 7.

4. Хохлышева О.О. Миропонимание, миротворчество, миро сохранение: опыт ХХ столетия. Нижний Новгород, 2002.

5. Черный А. О миротворчестве на Балканах: вопросов боль ше, чем ответов // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. М.: ИНИОН РАН. 2003. № 9.

6. Peacekeeping Challenges to Euro-Atlantic Security / NATO.

Ed. By Gilman E., Herold D.E. Rome, 1994.

Глава 6. Россия и НАТО:

противостояние и сотрудничество Россия и НАТО в начале 90-х годов. Основополагающий акт об отношениях России и НАТО и три уровня равноправного со трудничества. Приостановление отношений с НАТО с началом натовской агрессии в Югославии. Постепенное и дозированное восстановление отношений с альянсом с 2000 г. Россия и НАТО в новом столетии. Совместный Постоянный Совет (СПС) Россия – НАТО. События 11 сентября 2001 г. и повышение уровня сотруд ничества между Россией и НАТО. Декларация “Отношения Рос сия – НАТО: новое качество” (28 мая 2002 г.) и учреждение Со вета Россия – НАТО в формате “20”. Отношения Россия – НАТО на современном этапе.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.