авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«Дипломатическая академия МИД РФ В.В. ШТОЛЬ Роль и место НАТО в системе европейской и международной безопасности в условиях ...»

-- [ Страница 7 ] --

Замораживание отношений между Россией и НАТО, насту пившее как следствие американо-натовской агрессии против Юго славии в 1999 году, являлось не только ненормальным состоянием, но и не могло в обозримой перспективе содействовать повышению веса России в вопросах европейской политики, прежде всего в об ласти военной безопасности. Поэтому намерение России восстано вить с Североатлантическим союзом конструктивные взаимоотно шения было продиктовано прежде всего прагматичным подходом и реальной оценкой сложившейся международной обстановки.

Между Россией и НАТО подписан Основополагающий акт, предусматривающий развитие всестороннего сотрудничества. В штаб-квартире НАТО в Брюсселе представлены российские воен ные. В Югославии российские миротворцы несли вахту (до лета 2003 г.) бок о бок с натовцами. Совместная работа в Косово, а также в Боснии и Герцеговине выявила готовность к построению действительно партнерских отношений. Во всяком случае такие намерения просматривались со стороны России. В этой связи пре зидент России В.В.Путин заявил: “Даже ставить вопрос о НАТО как враге губительно для России”.

Генеральный секретарь НАТО Дж.Робертсон, говоря о жела нии НАТО сотрудничать с Россией, сказал в интервью “Москов скому комсомольцу”: “Новая стратегическая концепция НАТО подтверждает убежденность союзников в том, что Россия играет незаменимую роль в евроатлантической безопасности, их веру в то, что прочное партнерство между НАТО и Россией необходимо для обеспечения долгосрочного мира и стабильности в регионе”.

Исходя из важности сотрудничества с Североатлантическим альянсом в интересах поддержания безопасности и стабильности на континенте и понимая, что альтернативы этому нет, российское ру ководство, и в частности, Президент РФ В.В.Путин в начале года приняли решение о постепенном и дозированном разморажи вании наших отношений. Вместе с тем, как отметил министр ино странных дел И.Иванов на представлении “Концепции внешней политики Российской Федерации”, “насыщенное и конструктивное сотрудничество между Россией и НАТО возможно лишь в том слу чае, если оно будет строиться на основе должного учета интересов сторон и безусловного выполнения принятых на себя взаимных обязательств”. В то же время в Концепции внешней политики РФ подчеркивается, что “по целому ряду параметров нынешние поли тические и военные установки НАТО не совпадают с интересами безопасности РФ, а порой и прямо противоречат им. Россия сохра няет негативное отношение к расширению НАТО на Восток”.

В этой связи следует отметить, что, несмотря на периодиче ские заверения и высокую оценку роли России в общей системе международной безопасности, эти натовские установки в пер спективе могут привести к конфронтации. При этом наихудший вариант развития возникнет тогда, когда “вторая волна” расшире ния НАТО станет реальностью и спровоцирует новый, возможно более острый конфликт между Россией и альянсом.

В этом контексте недоумение НАТО по поводу того, почему альянс рассматривается Москвой в качестве угрозы безопасности России, кажется просто лицемерием.

Приближение НАТО вплотную к границам России вызывает справедливые опасения. В Москве хотели бы избежать плотного территориального соприкосновения с НАТО. Не вселяет оптимиз ма и взятый НАТО курс на усиление своих боевых возможностей и расширение геополитической “зоны ответственности” альянса при весьма расплывчатых формулировках когда, как и почему альянс может решиться на применение силы.

Таким образом, необходимо во всех отношениях с НАТО следовать старому правилу “судить обо всем не по словам, а по делам” и не забывать, что НАТО все-таки является по-прежнему военно-политическим блоком, нацеленным прежде всего против России.

Но то, что вопрос сдвинулся с мертвой точки, стало понятно еще в феврале 2000 года, когда состоялся визит генерального сек ретаря НАТО Дж.Робертсона в Москву. Уже тогда было решено не ограничивать двусторонние контакты лишь косовской тематикой, а вернуться к серьезному сравнительному анализу стратегической концепции НАТО-99 и российской Концепции национальной безопасности. Кроме того, предполагалось, что Россия и НАТО продолжат двусторонний диалог по всему спектру проблем безо пасности.

Важнейшим этапом активизации отношений стало заседание Совместного Постоянного Совета (СПС) Россия – НАТО на уров не министров иностранных дел (Флоренция, 24 мая 2000 г.), где была принята программа сотрудничества до конца 2000 года. В соответствии с программой, приоритет отдавался взаимодействию в области миротворчества, и прежде всего при урегулировании балканского кризиса.

Вместе с тем формы и методы работы СПС Россию в полной мере не удовлетворяли, так как все сводилось в основном к обмену мнениями по довольно узкому кругу вопросов, главными из ко торых были обстановка на Балканах и перспективы дальнейшего сотрудничества. От принятия совместных решений по серьезным проблемам безопасности альянс упорно уклонялся. При этом не всегда просматривалось стремление Брюсселя и к учету мнений России по тем или иным важным вопросам. Но формирование долгосрочного партнерства между Россией и НАТО не просто от вечает интересам всех сторон, но и призвано стать одной из основ новой системы европейской безопасности.

Поэтому на заседании СПС на уровне министров обороны (Брюссель, 9 июня 2000 г.) министр обороны РФ И.Сергеев заявил:

“Сегодня по сути дан старт работе СПС по военно-политическим проблемам. Приступая к ней, мы исходим из того, что в дальней шем СПС должен стать действенным механизмом принятия прак тических решений, направленных на создание стабильной, гаран тированно защищенной от современных вызовов и угроз Европы XXI века”.

На встрече были определены ориентиры и параметры со трудничества России и НАТО в военной области на последующий период времени, которое должно строиться только на равноправ ной и взаимовыгодной основе.

На этом же заседании СПС Россия – НАТО в центре внима ния был сравнительный анализ военной доктрины России и стра тегической концепции НАТО-99, который показал, что, несмотря на имеющиеся различия, у России и НАТО существуют позиции, дающие основу для сотрудничества. Но, естественно, при совме стном анализе и совместной оценке ситуации в области безопас ности и выработке прогнозов необходимо реальное партнерство с соблюдением равноправия сторон. Это исключит принятие оши бочных политических решений, противоречащих национальным интересам какого-то государства или группы государств. Равно правие должно соблюдаться и при реализации совместно приня тых решений.

В конце мая 2001 года состоялось очередное заседание СПС Россия – НАТО на уровне министров иностранных дел в Буда пеште. Его результат – Основополагающий акт Россия – НАТО, спустя четыре года после подписания, продолжал оставаться “браком по расчету”, а стороны, если и стали партнерами, то пока, скорее, “вероятными”, чем реальными. И этому были причины, а именно:

• бомбардировки НАТО Югославии в 1999 году и последую щее замораживание контактов вернули отношения к самому нача лу пути, и сторонам пришлось констатировать лишь то, что “худой мир лучше доброй ссоры”. Однако даже в Косово, где Россия и НАТО действовали бок о бок, сохранялся целый ряд противоре чий, из-за которых Россия вообще ставила вопрос о целесообраз ности своего военного присутствия в Крае;

• нет движения и по предложению России о создании евро пейской нестратегической ПРО.

Выжидание вообще является доминирующим принципом рос сийско-натовских отношений. И каждая сторона, похоже, готова предпринять контрмеры в случае неадекватного демарша другой.

В то же время в политике России по отношению к НАТО имеют место “серьезные шараханья”, к которым можно отнести, в частности:

• заявление В.В.Путина о готовности рассмотреть возмож ность вступления РФ в Североатлантический союз. Оно вызвало неоднозначную реакцию как в мире, так и в России. Здесь, с одной стороны, встает вопрос: а против кого в этом случае мы будем “дружить”? Против Китая? Это настораживает и раздражает Ки тай. С другой стороны, если мы стремимся, а нас не принимают в НАТО, то почему мы может критиковать другие страны за их стремление стать членами этого военного блока?

• выдвижение идеи превращения НАТО в политическую ор ганизацию, предполагающую однозначно, что альянс должен взять на себя функции ОБСЕ. Россия стояла у истоков создания этой организации, но не является членом ни НАТО, ни Евросоюза.

Спрашивается: зачем же ратовать за передачу функций ОБСЕ, где мы играем активную роль, другой, не очень дружественной орга низации, в которую не входим?

• предложение европейцам создать (в пику американцам) со вместную национальную ПРО. Это означает, что мы соглашаемся с США по вопросу существования угрозы ядерного нападения на Европу со стороны Ирана, Ирака, Ливии, КНДР. В то же время заявляем, что в обозримый период эти страны не могут создать стратегические ядерные ракеты.

На начало 2001 года политическое взаимодействие России – НАТО трудно было назвать удовлетворительным. Мы находились фактически на уровне 1997 года. Но тогда считалось, что нам уда лось подписать важный документ. Постоянно проводилось много встреч, консультаций, брифингов, делегаций... Но возникает во прос: каким образом все это повлияло на выработку позиции на Балканах, на политику НАТО по расширению сферы ее влияния?

То есть совершенно очевидно: все, что говорят о взаимодейст вии, – лишь фон. Реалии же таковы: политическое взаимодействие абсолютно не влияет на принятие государствами важных полити ческих решений.

События 11 сентября 2001 года привели к повышению уровня сотрудничества между Россией и НАТО. В совместном заявлении, сделанном после чрезвычайной сессии СПС Россия – НАТО ( сентября 2001 г.), послы России и союзников по НАТО призвали “международное сообщество объединиться в борьбе с террориз мом”. Россия и союзники по НАТО осознали, что необходимо предпринять новые шаги для укрепления их сотрудничества. Воз можности укрепления сотрудничества были обсуждены на встрече президента В.В.Путина и генерального секретаря НАТО Дж.Робертсона (Брюссель, 3 октября 2001 г.). Дальнейшие кон такты на высшем уровне, включая вторую встречу Дж.Робертсона и В.В.Путина (ноябрь, Москва), подготовили почву для инициа тивы, с которой министры иностранных дел выступили на брюс сельском заседании СПС (7 декабря) и целью которой было при дание нового импульса и содержания партнерству Россия –Н АТО, создав новый совет, призванный определить и реализовать воз можности совместной деятельности в формате “20”.

В результате активных переговоров министры иностранных дел одобрили совместную декларацию “Отношения Россия – НАТО: новое качество” (Рейкьявик, 14 мая 2002 г.) и представи ли ее на утверждение главам государств и правительств на встрече на высшем уровне (Рим, 28 мая 2002 г.). Эта декларация, названная Римской, учреждает Совет Россия – НАТО в формате “20” в ка честве механизма для консультаций, достижения согласия, со трудничества, совместной деятельности и принятия решений.

Россия и государства – члены НАТО должны заниматься на рав ноправной основе вопросами евроатлантической безопасности, представляющими взаимный интерес.

Новый Совет должен функционировать на основе консенсуса и продолжающегося политического диалога по вопросам безопас ности с тем, чтобы обеспечить в соответствии с обстановкой вы явление возникающих проблем, определение общих подходов и проведение совместных действий. Заседания должны проводиться под председательством Генерального секретаря НАТО не реже одного раза в месяц на уровне послов и военных представителей, два раза в год на уровне министров иностранных дел и обороны и начальников генеральных штабов, а иногда – на высшем уровне.

В работе, проводимой под эгидой Совета Россия – НАТО, особое внимание должно уделяться всем областям, предусмот ренным в Основополагающем акте и представляющим взаимный интерес. В Римской декларации говорится, что Россия и союзники по НАТО намерены усилить сотрудничество в рамках нового Со вета в ряде ключевых областей. К ним относятся: борьба с терро ризмом, антикризисное регулирование, нераспространение оружия массового поражения, меры контроля над вооружениями и укреп ления доверия, нестратегическая противоракетная оборона, поиск и спасение на море, сотрудничество между военными и реагиро вание на чрезвычайные гражданские ситуации, т. е. вместе проти востоять общим угрозам и рискам безопасности.

В своей работе члены Совета должны будут определять и дальнейшие направления сотрудничества.

“Мы очень внимательно рассматриваем предложения альянса о переводе наших отношений на новый, качественный уровень, – заявил министр обороны РФ С.Иванов. – Уверен, что равноправ ное сотрудничество с НАТО в области обеспечения безопасности возможно только при подключении России к механизму принятия военно-политических решений в формате “двадцатки” и выходе на такой алгоритм взаимодействия, который не уступал бы степени сотрудничества между самими членами альянса.

НАТО по своему существу в первую очередь является воен ной организацией. Отсюда и имеющиеся противоречия между на ми относительно планов дальнейшего расширения НАТО на Вос ток. Практически любой человек в здравом уме сейчас понимает, что возможность военной конфронтации на территории Европы практически равна нулю. А все угрозы, особенно новые угрозы, проистекают с территорий, не расположенных в Европе. По мне нию России, сотрудничество надо налаживать в первую очередь в области политики безопасности. И потому мы убеждены, что рас ширение НАТО на Восток безопасности Европе не прибавит ни на йоту. Российскому общественному мнению, да и просто человеку, мыслящему логично, очень трудно объяснить, почему при отсут ствии реальной угрозы одна из военных организаций приближает свою военную инфраструктуру к нашим границам”.

Но Россия по-прежнему не будет иметь права решающего го лоса в военных вопросах, т. е. в вопросах применения альянсом вооруженных сил. Она также будет лишена права решать вопросы, касающиеся расширения НАТО за счет приема в альянс новых членов, а также ряда других вопросов.

Собственно, как разъяснили С.Иванову в Брюсселе, с Россией будут советоваться при обсуждении и принятии решений только по таким вопросам, как проведение миротворческих операций, контроль за нераспространением оружия массового уничтожения, совместные спасательные операции, европейская ПРО и т.п.

Однако в современных условиях требуется выступление с со гласованных позиций, когда ответственность за принятие полити ческих решений возлагается на всех участников. При этом поли тическое взаимодействие России и НАТО должно быть направле но на обеспечение военной безопасности всех и каждого государ ства. Поэтому, несмотря на безусловно экспансионистскую сущ ность НАТО, необходимо искать пути сотрудничества с альянсом по всем ключевым проблемам, развивать “диалог по оценке уг роз”, в рамках нового Совета Россия – НАТО (СРН) стремиться выработать механизм совместной безопасности.

Пока же Россия не может рассматривать НАТО в качестве универсальной системы европейской безопасности. Следователь но, и проблемы военной безопасности должны решать структуры, подчиненные ОБСЕ, как региональному филиалу ООН со своим Советом Безопасности. То есть речь идет о том, чтобы учредить такой порядок, когда любое европейское государство не только приглашают к участию в какой-то совместной военной операции, но без него даже не мыслят подготовку и принятие решения на применение военной силы.

Россия, в свою очередь, как это определено ее военной док триной, “приоритет отдает политическим, дипломатическим и иным невоенным средствам”, стремясь к взаимовыгодному парт нерству с НАТО, в сочетании с твердой решимостью защищать всеми имеющимися средствами и силами национальные интересы государства.

Едва ли способствуют нормальному диалогу между НАТО и Россией попытки некоторых кругов сгладить внутринатовские противоречия, выставляя Россию в роли нового общего врага За пада. За примером далеко ходить не надо: в проведенных в марте 2002 года крупномасштабных маневрах альянса в Норвегии и Польше “Стронг Резолт – 2002” на роль врага, как и в годы “хо лодной войны”, вновь была определена Россия. По плану натов ских учений, “Россия вторгается в Норвегию и Польшу”. Для от ражения этой “агрессии” в Норвегию должны были прибыть 17 тыс. военнослужащих из 15 стран НАТО. Кроме того, 23 тыс.

солдат и офицеров альянса должны были “защищать” Польшу.

Таков был сценарий крупномасштабных маневров альянса “Стронг Резолт – 2002”.

Состоявшийся в Праге (ноябрь 2002 г.) очередной саммит НАТО, кажется, подвел черту под эйфорией, возникшей после Рима, о якобы новых более тесных и дружественных отношениях НАТО и России. В вопросах расширения альянса аргументы Рос сии игнорируются: союз придвигают все ближе к нашим границам.

Европа не желает видеть в России равноправного партнера. Евро пейские лидеры охотно встречаются с нашим президентом, на словах поддерживают, а на деле – в тех же европейских структу рах получают все больший вес и Эстония, и Люксембург, но никак не Россия. Российскую Федерацию не допускают к обсуждению таких важных проблем, как военно-стратегическое планирование, размещение ядерного оружия, создание военных баз и наращива ние уже существующих войсковых группировок на территориях новых членов НАТО. Утверждается, что подобные вопросы – “внутреннее дело НАТО”. Подтверждаются слова нынешнего за местителя госсекретаря США Гроссмана: “Отношения в формате “двадцатки” дадут России возможность участвовать в формирова нии механизмов сотрудничества в областях, которые изберет аль янс (читай: которые выгодны США. – Авт.). “Двадцатка” не дает России права вето на действия НАТО в какой бы то ни было сфе ре… И это не дает ей доступа к членству в НАТО даже с “черного хода”. Таким образом, “20” – очередной пропагандиcтский миф Запада.

При этом как Европа, так и США по-прежнему видят в любых шагах России, пытающейся защитить свои национальные интере сы, “имперские амбиции”. В своих действиях, значительно более наступательных, – этот аспект естественно не просматривается.

Таким образом, можно констатировать, что Совет Россия – НАТО, так называемая “двадцатка”, пока не стал тем действующим механизмом, работа которого направлена на поиск путей взаимо действия в области создания системы европейской безопасности.

Руководство НАТО говорит, что ищет ту компромиссную фор мулу, по которой и выстраивалась бы в будущем совместная дея тельность натовских и российских военно-политических структур. С одной стороны, оно, учитывая потенциал России, стремится сделать связи с ней более тесными, а с другой – как и в прежние времена, всячески пытается удержать Москву на известной дистанции от сферы принятия принципиальных решений. Позиция же России в этом плане заключается в том, что она готова на такую степень со трудничества, на какую готов сам Североатлантический союз.

В качестве примера двойственности натовского руководства в отношении России можно привести коммюнике заседания мини стров обороны стран – членов НАТО (18 декабря 2001 г.): “Мы приветствуем решения министров иностранных дел НАТО и Рос сии дать новый импульс этому партнерству путем создания нового совета НАТО–Россия с целью выявления и использования новых возможностей совместных действий в формате “20”. Как минист ры обороны мы выражаем готовность усилить партнерство между НАТО и Россией в области обороны и военных дел”. А дальше – “вместе с тем”. А именно: главы оборонных ведомств стран НАТО подчеркнули, что альянс сохраняет за собой прерогативу само стоятельных действий и решений в формате “19” по всем вопро сам, относящимся к его обязательствам и ответственности.

Можно что угодно говорить по поводу истинных устремле ний, которые кроются за этими прописанными в официальном до кументе словами. Однако, первое, что приходит в голову, – это сомнение в наличии желания у высшего эшелона НАТО коренным образом измениться и стать в XXI в. такой организацией, которая отвечала бы принципиально иным задачам. Об этих задачах нынче говорит весь мир, они, казалось бы, вполне осознанны в Европе.

Следовательно, очередь за “малым” – за пересмотром реальной политики. Если его не будет, то будущее НАТО как крупнейшей региональной организации не выглядит однозначным.

Россия же стремится взаимоотношения с НАТО строить та ким образом, чтобы они были равносторонними, конструктивны ми, учитывали взаимные интересы.

В этой связи можно сказать, что партнерские отношения на уровне вооруженных сил России и НАТО позволили создать до полнительные структуры и институты, обеспечивающие глобаль ную стабильность, хотя разногласия, касающиеся экспансии аль янса на Восток и применения им военных сил и средств в зонах вооруженных конфликтов, сохраняются.

В рамках партнерских отношений Россия–НАТО проходит регулярный обмен мнениями между экспертами высокого уровня по терроризму. В феврале 2002 года в Военном колледже НАТО в Риме и в декабре 2002 года в Москве прошли две конференции на тему “Роль военных в борьбе с терроризмом”.

Сотрудничество в борьбе с терроризмом также распростра нилось на научно-исследовательскую сферу: в марте 2002 года был проведен семинар на тему: “Социальные и психологические последствия химического, биологического и радиологического терроризма”. Кроме того, на основе Римской декларации от 28 мая 2002 года НАТО и Россия приняли решение о дальнейшей активи зации сотрудничества, в том числе, проводя совместную оценку террористической угрозы во всем евроатлантическом регионе.

В рамках контактов Россия – НАТО в настоящее время функционирует ряд рабочих групп по следующим направлениям сотрудничества:

• в воздушном пространстве;

• в области тыла и материально-технического обеспечения;

• в области противоракетной обороны.

Сейчас развитие взаимоотношений с НАТО продолжается по направлениям, где наметились перспективы равноправного и взаимовыгодного сотрудничества. Это в первую очередь противо действие международному терроризму, проблематика нераспро странения оружия массового поражения и средств его доставки, сфера контроля над вооружениями и меры укрепления доверия.

При этом за последнее время в этих областях практического взаи модействия были достигнуты результаты, которые были отмечены министрами иностранных дел на заседании Совета Россия – НАТО (Мадрид, 4 июня 2003 г.).

В области борьбы с терроризмом это – принятие документа, содержащего детальные оценки террористических угроз для безо пасности в евроатлантическом регионе. Министры выразили уве ренность, что успех Московской конференции о роли военных в борьбе с терроризмом (декабрь 2002 г.) приведет к дальнейшей интенсификации сотрудничества в рамках Совета Россия – НАТО.

Было позитивно оценено развитие инициатив Россия – НАТО по использованию возможностей гражданской науки и техники в борьбе с терроризмом.

В области кризисного регулирования был отмечен сущест венный вклад, который внесли российские контингенты в составе миротворческих сил в Боснии и Герцеговине, а также в Косово.

Полученный при проведении этих операций практический опыт может стать основой для дальнейшего расширения сотрудничества между военными. Серьезное будущее имеют одобренные Советом Россия – НАТО политические модальности возможных будущих миротворческих операций, а также определение параметров про цедурных учений для их отработки. В настоящее время в сфере миротворчества продолжается заинтересованный диалог. Сле дующим шагом в этом направлении должно стать проведение се минара по повышению совместимости в миротворчестве на основе подготовки и обучения.

В области нераспространения ОМУ планируется принять до кумент, содержащий совместные оценки угроз распространения химического, биологического и ядерного оружия, а также средств его доставки.

В области контроля над вооружениями и мер укрепления до верия важным шагом стало заверение со стороны госу дарств-членов альянса в том, что решения, принятые на саммите НАТО в Праге, не направлены против интересов безопасности России или какого-либо другого государства-партнера. В Мадриде были вновь подтверждены цели, принципы и обязательства, со держащиеся в Основополагающем акте о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности и Римской декларации. Принци пиальное значение имеет мадридское заявление о том, что позиция НАТО по предоставлению политических гарантий сдержанности, выраженная в этих документах, не изменилась. Стороны подтвер дили приверженность Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) как краеугольному камню европейской безопас ности, а также твердую решимость выполнить обязательства, за фиксированные в Заключительном акте конференции стран – уча стниц ДОВСЕ (1999 г.). Призвав все государства, которые явля ются участниками Договора, способствовать достижению этой общей цели, министры иностранных дел Совета Россия – НАТО продолжают совместную работу по ратификации Договора всеми государствами-участниками и вступлению в силу Соглашения об адаптации договора об ОВСЕ, что позволит присоединиться к не му государствам, не входящим в Договор. Они приветствовали подход тех стран, не участвующих в ДОВСЕ, которые заявили о своем стремлении добиваться присоединения к Адаптированному договору об ОВСЕ после его вступления в силу и согласились, что их присоединение внесет важный дополнительный вклад в евро пейскую безопасность и стабильность. Была подтверждена реши мость предпринять практические шаги по дальнейшему выполне нию Рабочего плана консультаций экспертов России и стран НАТО по ядерному оружию с особым акцентом на мероприятиях, относящихся к безопасности и физической защите ядерного ору жия.

В области противоракетной обороны театра военных дей ствий (ПРО ТВД) рабочей группе Совета Россия – НАТО удалось добиться конкретных результатов в области разработки совмест ной терминологии и концептуальной основы для возможного бу дущего развертывания ПРО ТВД с целью поддержки операций кризисного реагирования с участием сил России и НАТО. Запу щена первая фаза детального исследования по совместимости, ка сающегося технических требований и возможностей совместных операций. Данное исследование, а также планируемые команд но-штабные учения России и НАТО в области ПРО ТВД являются конкретным подтверждением обязательств “двадцатки” обеспе чить совместимость систем ПРО России и НАТО.

В области поиска и спасания на море было подписано Рамочное соглашение Россия – НАТО по спасанию экипажей аварийных под водных лодок. На брюссельской встрече министров обороны “два дцатки” (13 июня 2003 г.) была вновь подтверждена приверженность членов Совета укреплению сотрудничества в этой области.

Брюссельская встреча министров обороны внесла существен ный вклад в интенсификацию сотрудничества между военными России и НАТО. Его основная цель – повышение совместимости.

Важное значение имеет согласие сторон интенсифицировать со трудничество под эгидой Совета Россия – НАТО в области военных учений и подготовки, а также сотрудничество в сфере тылового обеспечения, военно-транспортной авиации и дозаправки в воздухе.

В области военных реформ работа ведется на основе реко мендаций, высказанных на римском семинаре (октябрь 2002 г.). По его результатам стороны решили развивать полномасштабное со трудничество, в том числе и в сфере военных реформ и развития вооруженных сил, управления людскими и финансовыми ресур сами, регулирования последствий военных реформ и реформы во енной промышленности. На повестке дня – выход на обсуждение макроэкономических, финансовых и социальных вопросов воен ных реформ при совместном использовании опыта друг друга.

В области чрезвычайного гражданского планирования глав ным событием стали учения под эгидой Евроатлантического ко ординационного центра реагирования на катастрофы “Богородск 2002”. В ходе учений осуществлялась практическая работа Совета Россия – НАТО в области чрезвычайного гражданского планиро вания, отработка повышения совместимости, совершенствование процедур и интенсификация обмена информацией, экспертным потенциалом, опытом.

В области новых угроз и вызовов был достигнут прогресс в научном сотрудничестве и в области противодействия вызовам современному обществу. Одобрена программа работы, направ ленная на укрепление сотрудничества по таким темам, как более качественная подготовка в сфере защиты окружающей среды, ис пользование территорий, высвобождающихся после прекращения военной деятельности, улучшение качества воды на территориях, прилегающих к военным объектам, и экологически чистые про мышленные технологии.

В области Инициативы Совета Россия – НАТО по сотрудни честву в воздушном пространстве начато взаимодействие в сфере управления, безопасности и открытости в области воздушного движения. Проводится исследование по совместимости, направ ленное на поиск возможных решений для взаимного обмена дан ными по гражданским и военным картам воздушного движения.

Сегодня Россия не только участвует в совместных учениях, но и проводит совместные миротворческие операции. Реальностью стало военно-техническое сотрудничество с заинтересованными членами НАТО, причем основанное на долговременной основе и совместной разработке различных продуктов военного назначения.

Решается задача повышения степени оперативной совместимости подразделений российских Вооруженных Сил и войск НАТО, что является обязательным условием для успешного осуществления совместных мероприятий.

Вместе с тем Россия внимательно следит за процессом трансформации НАТО и ее военной доктрины, и не может остав лять без внимания то, что предпринимаемые в НАТО шаги по трансформации альянса еще не коснулись тех сфер военного пла нирования и практических действий, которые носят антироссий скую направленность, такие как расширение НАТО на Восток, тенденция по переброске натовских, прежде всего американских, войск с баз в Западной Европе на территорию новых членов аль янса, военные учения НАТО, проводимые в районах, непосредст венно прилегающих к России и т.д.

Таким образом, более шести лет, начиная с 1997 года, Россия и НАТО говорят об объединении своих усилий по обеспечению европейской и глобальной безопасности в рамках Основопола гающего акта. За это время наши отношения прошли и период ро мантизма, и период разочарования. Сегодня отношения строятся на новой, более прагматичной основе с целью придания им ста бильного характера. Этому прежде всего способствует общее по нимание того, что:

• “вечная мерзлота” в наших отношениях – непродуктивна;

• Россия и НАТО – слишком крупные “игроки” на поле евро пейской и глобальной политики, чтобы бесконечно игнорировать интересы друг друга;

• уровень сотрудничества между Россией и НАТО во многом определяет способность европейского сообщества обеспечить мир и стабильность как в Европе, так и в глобальном масштабе;

• без участия России европейская безопасность не может быть эффективной.

Если альянс действительно желает безопасной и стабильной ситуации в Европе на деле, а не на словах, то он должен учитывать российские интересы и озабоченности. Россия сегодня имеет чет кую стратегию на европейском направлении. Она базируется на развитии всестороннего сотрудничества, открытости, конструкти визме, решении всех спорных вопросов политическими средства ми, расширении доверия.

Точка зрения России на возможность дальнейшего расширения НАТО на Восток осталась неизменной и оценивается как крупная политическая ошибка Запада. Следующая волна расширения уже запущена в действие и стала практически свершившимся фактом, а стороны продолжают оставаться при своих аргументах. Альянс ут верждает, что не угрожает России, тогда как Москва не видит в расширении НАТО ответов на текущие проблемы европейской безопасности помимо непосредственной угрозы для себя самой.

Россия уважает право любого государства на выбор путей обеспе чения национальной безопасности, но будет в любом случае соот носить принятые решения со своими национальными интересами.

Она также резервирует за собой право делать соответствующие вы воды и шаги для обеспечения своей собственной безопасности.

Президент РФ изложил логику восприятия расширения НАТО, согласно которой “речь идет о расширении не зоны безо пасности, а зоны обороны”. При этом в Москве задают вопрос, от кого же все-таки собирается обороняться НАТО. Поэтому В.В.Путин и говорит, что Россия не сможет “воспринимать этот шаг как дружественный и отвечающий ее интересам”.

Кроме того, для понимания позиции России в отношениях с НАТО, можно процитировать главу российского МИД И.Иванова, по мнению которого, главным условием для развития отношений с Североатлантическим альянсом является строгое соблюдение им Устава ООН и Основополагающего акта Россия – НАТО. Послед ний полностью регламентирует двусторонние отношения и при дает им партнерский характер.

Россия имеет полное право заявить, что НАТО стремится на ладить отношения, позволяющие альянсу использовать механизм согласования, не обременяя себя какими-либо обязательствами по отношению к России. В свою очередь НАТО упрекает Россию в попытках получить определяющее влияние на решения НАТО.

Таким образом, во взаимоотношениях существует взрывоопасная смесь недосказанности и недоверия.

Западу важно понять, что, несмотря на то что сегодняшняя Россия не имеет ни экономического, ни военного потенциала СССР, она может и должна восприниматься альянсом в качестве равноправного партнера. При этом Россия, сохраняя большой по тенциал на будущее, всегда будет иметь несколько отличные от Запада интересы на мировой арене и не согласится с попытками свести ее роль в мировых делах к ничего не обязывающему обмену мнениями.

Если дисбаланс между современными экономическими воз можностями и политическими амбициями России Запад и дальше будет пытаться использовать для ослабления России, игнорируя соглашения и договоры, нивелируя роль международных инсти тутов, где Россия играет ключевую роль, то любые варианты партнерства будут как минимум затруднены.

Рекомендованная литература 1. Алексеев А. НАТО на путях трансформации // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. М.: ИНИОН РАН. 2003.

№ 9.

2. Загорский А. Россия – НАТО: перспективы сотрудничества после пражской встречи в верхах. М.: Институт прикладных меж дународных исследований. 2002.

3. Крутько А. Россия – НАТО: итоги первого года работы в формате “двадцатки” // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. М.: ИНИОН РАН. 2003. № 9.

4. Пархалина Т. Пражский саммит НАТО: вызов для России или для альянса? // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. М.: ИНИОН РАН. 2002. № 6.

5. Россия и НАТО после балканского кризиса. Нижний Нов город, 2000.

6. Россия и НАТО: выстраивая новые отношения.

Пресс-служба НАТО. Брюссель, 2002.

7. Россия и основные институты безопасности в Европе:

вступая в XXI век / Под ред. Д.Тренина. М., 2000.

8. Федоров Ю. Нужна ли НАТО России и, если нужна, то ка кая? // Научные записки Фонда перспективных исследований и инициатив (ФПИИ). М., октябрь 2003. № 1.

9. Эггерт К. НАТО, Россия и угрозы нового века // Ядерный контроль. Осень 2003. № 3.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Прогноз будущего НАТО В последнее время ведется много разговоров о будущем НАТО. Есть эксперты, которые принижают роль НАТО. Есть экс перты, которые утверждают, что она абсолютно необходима. И хотя факты, подтверждающие безусловно целесообразность НАТО, не очень многочисленны, все же, на наш взгляд, надо оп тимистично оценивать будущее НАТО. Время ее еще не ушло. И на ближайшую перспективу, во всяком случае до конца этого де сятилетия, НАТО останется главной военной силой Запада в Ев ропе. В то же время, очевидно, возрастет политическая состав ляющая НАТО особенно в условиях явного спада влияния ОБСЕ.

Будущее НАТО будет определяться следующими факторами:

насколько НАТО нужна Северной Америке как инструмент воен но-политического присутствия в Европе, насколько Европе нужна НАТО и насколько НАТО сумеет отстроить отношения с Россией, найти с ней общие миссии в противодействии новым вызовам и угрозам. Тем более, что и Россия не заинтересована в гибели НАТО. Нам спокойнее, когда в Европе есть какая-то структура, ибо со структурой дело иметь легче, чем с отдельными государст вами, зачастую преследующими свои эгоистические интересы, тем более при отсутствии или несоблюдении каких-либо правовых норм.

Новым врагом и противником альянса уже назван междуна родный терроризм, но пока не очень понятно, как для борьбы с этим реальным вызовом человечеству можно использовать суще ствующую военную мощь НАТО, которая становится неадекват ной новому характеру угроз. Со своими многими тысячами танков и самолетов альянс начинает походить на Советский Союз, кото рый долгие годы накапливал оказавшуюся бесполезной брониро ванную армаду, а сокрушен был в результате информацион но-психологической агрессии, оказавшись абсолютно незащи щенным перед этим современным оружием.

К тому же первый среди равных в НАТО – США – значи тельно опережают союзников, вместе взятых, в военной и техно логической мощи, что нередко позволяет Вашингтону диктовать им свои условия и принимать решения не столько в интересах блока, сколько в своих собственных.

И все же подобный подход США крайне недальновиден. Со единенные Штаты по-прежнему нуждаются в содействии и под держке со стороны их европейских союзников. Вероятнее всего Северная Америка при всем ее могуществе не сможет обходиться без политической поддержки европейских держав, военных баз на чужой территории, сотрудничества в рамках международных ор ганизаций, миротворцев и полиции, финансов, дипломатического посредничества и тому подобных услуг.

В свою очередь европейцы понимают, что сегодня, как нико гда прежде, их безопасность зависит от событий, разворачиваю щихся за пределами Европы. И в случае раскола с Соединенными Штатами им придется также заняться наращиванием своего воен ного потенциала. Тем более, если они претендуют на серьезное отношение к ним со стороны Вашингтона и всего остального мира.

Однако проект создания европейских сил быстрого реагирования, столь шумно стартовавший три года назад, сегодня сталкивается с серьезными трудностями – его реализация движется слишком медленными темпами, в частности, из-за отсутствия необходимого финансирования.

Поэтому совершенно очевидно, что, несмотря на споры и противоречия, Северной Америке и Европе еще долго придется быть вместе, так как их объединяют единая система ценностей, неразрывная сеть экономических связей, взаимозависимость в об ласти безопасности и многое другое. При этом они будут придер живаться двух концепций евробезопасности – региональной и трансатлантической. Первая подразумевает наличие собственных вооруженных сил Европы. Вторая – сохранение НАТО как гаранта трансатлантической солидарности, которая базируется также на реалиях соотношения военных потенциалов США и их европей ских союзников. Европейские государства, за исключением Франции и Великобритании, не способны к самостоятельному проведению крупных боевых операций за пределами континента.

Создание объединенных европейских формирований идет слиш ком медленными темпами. Адаптация вооруженных сил европей ских государств к новым условиям требует крупных финансовых затрат, к которым они не готовы. Особое значение имеет разрыв в финансировании военных НИОКР, что предопределяет отставание Европы в ключевых системах оружия и военной техники.

Военное отставание Европы от США вызывает и расхождения стратегических установок. Акцент на политические и экономиче ские методы усиливает влияние Европы, тогда как приоритет во енной силы приводит к усилению позиций США как единственной страны, способной проводить военные акции в различных регио нах планеты. Но тот же разрыв в военной области предопределяет заинтересованность европейских государств в сохранении союза с США.

Но и США не могут не быть заинтересованными в сохране нии НАТО. Североатлантический альянс является единственной организацией в области обороны и безопасности, объединяющей “развитые демократии” евроатлантического региона. Он обладает разветвленной инфраструктурой, отработанными механизмами согласования позиций и принятия решений, ориентируется на противодействие новым угрозам. Генеральный секретарь НАТО Дж.Робертсон ясно заявил, что “НАТО XXI века призвана справ ляться с новыми современными вызовами безопасности: терро ризмом, оружием массового уничтожения и несостоявшимися го сударствами. Мы полны решимости противодействовать этим вы зовам, откуда бы они не исходили. Мы демонстрируем эту реши мость, руководя Международными стабилизационными силами в Кабуле, а также поддерживая Польшу и Испанию в Ираке после Саддама. И то, и другое – сложные операции за пределами наших традиционных границ. В итоге, догматические споры о том, должна ли НАТО или нет действовать за пределами Европы, ока зались на свалке истории”.

В соответствии с новыми задачами, сформулированными в концепциях 90-х годов, происходит оптимизация военных струк тур НАТО. Потенциал Североатлантического альянса далеко не исчерпан, что в немалой степени способствует поддержанию трансатлантической солидарности.

Как бы то ни было, в ближайшее время НАТО не исчезнет, но ей придется найти такой вариант существования, при котором она сможет доказать свою полезность. В первую очередь Западному миру. И другого пути, кроме как модифицировать себя, у нее нет.

В этой связи, адаптируясь к требованиям времени, НАТО, используя опыт ЕСОБО при организации МООТГ, вероятно будет реформировать свои военные структуры для создания более гиб ких и эффективных объединенных (межвидовых) оперативных формирований на многонациональной основе при одновременном сокращении количества штабов и органов управления. Очевидно этому будут служить и создаваемые сейчас силы быстрого реаги рования. В этом случае, если на практике удастся реализовать плановые решения по эффективности сил и средств, то НАТО станет организацией, способной принимать быстрые решения и при необходимости посылать военные формирования для ликви дации новых вызовов и угроз в любые регионы мира, т. е. оконча тельно выйдет на глобальный уровень.

Но НАТО может найти себе и другую нишу. Она может стать гарантом общеевропейской безопасности. Для этого ей надо было бы стать военной организацией ОБСЕ. Это был бы серьезный и логичный шаг. И этот шаг позволил бы создать совершенно новую легитимность для НАТО. Потому что ОБСЕ создана в том числе и для коллективной безопасности в Европе, а сегодня НАТО лиди рует в Европе исключительно за счет своего военного потенциала.

В этой ситуации ОБСЕ и другим европейским структурам отведе на лишь роль статистов.

Сегодня ОБСЕ – общеевропейский клуб и больше ничего. В том случае, если НАТО, с ее очень большими возможностями для проведения военных операций, станет военным органом ОБСЕ, то значительно возрастет и роль самой ОБСЕ в обеспечении евро пейской безопасности и тогда будет востребована НАТО, но уже в новом качестве.

Кроме того, военную составляющую НАТО можно было бы передать в Совет Безопасности ООН. В этом случае ООН могла бы воздействовать на любого члена мирового сообщества, в том числе и на США.

Такие варианты развития и использования НАТО возможны уже в ближайшей перспективе. Не следует упускать из вида и следующий момент: в связи с развитием процессов глобализации возможно и существенное изменение роли и места Североатлан тического союза и его вооруженных сил в системе международных организаций.

Главным вызовом XXI века является тенденция к глобализа ции, ее геополитические вызовы. Эта тенденция предполагает два сценария глобализации.

Первый сценарий выглядит как глобальная американизация, т.е. способ военно-политического доминирования США (“Pax Americana”), которое предусматривает процесс постепенной пе редачи военно-политических полномочий управления от нацио нальной администрации суверенных государств к транснацио нальным инстанциям, где основную роль будут играть США и близкие к ним развитые страны Запада.

Глобализация при этом в качестве обязательного условия предполагает всеобщую стандартизацию экономики, политики, культуры под американский эталон и признание воен но-политического доминирования американских интересов в пла нетарном масштабе. В основе данной позиции лежит концепция монополярного мира, в котором глобализация идет по американ ским стандартам и под руководством США. Для обеспечения сво их политико-экономических интересов США потребуется между народная военная структура, обладающая соответствующими по тенциалами. Военно-политический блок НАТО в наибольшей сте пени может обеспечить американское присутствие в мире, одно временно привязав к американской политике почти треть стран, входящих в ООН, и заручившись при соответствующих условиях мандатом ООН для “принуждения” к миру.

Второй сценарий – это региональная глобализация. В ее ос нове лежит концепция многополярного мира. Здесь, в отличие от первого сценария, т. е. полной десуверенизации большинства го сударств, предполагается система нового стратегического баланса, где несколько образовавшихся “центров силы” обладают относи тельной независимостью друг от друга, которую они способны подтвердить, в том числе и своим военным потенциалом. Таким образом, здесь возникает не одна “мировая империя”, а несколько “центров силы”, уравновешивающих друг друга. В данном случае также происходит частичная десуверенизация отдельных стран, но не в пользу одного-единственного полюса планетарной власти (“мировое правительство”), а в пользу региональной инстанции, типа руководящих органов Европейского союза. В этом случае военная сила при осуществлении международных операций будет применяться не в виде традиционных военно-политических орга низаций, а в форме коалиций, сформированных на временной ос нове.

Такими могут быть варианты трансформации Североатлан тического союза в условиях глобализации.

Приложение СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКИЙ ДОГОВОР Вашингтон, Федеральный округ Колумбия, 4 апреля 1949 г.

Договаривающиеся стороны подтверждают свою веру в цели и принципы Устава Организации Объединенных Наций и свое желание жить в мире со всеми народами и правительствами.

Договаривающиеся стороны преисполнены решимости за щищать свободу, общее наследие и цивилизацию своих народов, основанные на принципах демократии, свободы личности и за конности.

Договаривающиеся стороны преследуют цель укрепления стабильности и повышения благосостояния в Североатлантиче ском регионе.

Договаривающиеся стороны полны решимости объединить свои усилия с целью создания коллективной обороны и сохране ния мира и безопасности.

Поэтому Договаривающиеся стороны достигли соглашения о нижеследующем Североатлантическом договоре:

Статья Договаривающиеся стороны обязуются, в соответствии с Уста вом Организации Объединенных наций, мирно решать все междуна родные споры, участниками которых они могут стать, не ставя при этом под угрозу международный мир, безопасность и справедли вость, а также воздерживаться от любого применения силы или уг розы ее применения в своих международных отношениях, если это противоречит целям ООН.

1 Текст печатается по справочнику НАТО. NATO — Brussels, Belgium, 1998—1999.

Статья Договаривающиеся стороны будут содействовать дальней шему развитию международных отношений мира и дружбы путем укрепления своих свободных институтов, достижения большего понимания принципов, на которых они зиждятся, и содействия созданию условий стабильности и благосостояния. Договариваю щиеся стороны будут стремиться к устранению противоречий в своей международной экономической политике и способствовать развитию экономического сотрудничества между любыми из них и между собой в целом.

Статья В интересах более эффективного осуществления целей на стоящего Договора, Договаривающиеся стороны, порознь и со вместно, посредством постоянных и действенных самостоятель ных усилий и взаимопомощи, будут поддерживать и наращивать свой индивидуальный и коллективный потенциал борьбы с воо руженным нападением Статья Договаривающиеся стороны всегда будут консультироваться друг с другом в случае, если. По мнению какой-либо из них, тер риториальная целостность, политическая независимость или безо пасность какой-либо из Договаривающихся сторон окажутся под угрозой.

Статья Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что воору женное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом и, следовательно, соглашаются с тем, что в случае если по добное вооруженное нападение будет иметь место, каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллек тивную самооборону, признаваемого Статьей 51-ой Устава Орга низации Объединенных Наций, окажет помощь Договаривающей ся стороне, подвергшейся или Договаривающимся сторонам, под вергшимся подобному нападению, путем немедленного осуществ ления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым, включая применение вооруженной силы в целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона.

О любом подобном вооруженном нападении и всех принятых в результате него мерах немедленно сообщается Совету безопасно сти. Подобные меры будут прекращены, когда Совет безопасности примет меры, необходимые для восстановления и сохранения меж дународного мира и безопасности.


Статья В целях Статьи 5-й считается, что вооруженное нападение на одну или несколько договаривающихся сторон включает в себя вооруженное нападение:

— на территорию любой из Договаривающихся сторон в Ев ропе или Северной Америке, алжирские департаменты Франции3, территорию Турции ил острова, расположенные в Североатланти ческой зоне севернее Тропика Рака находящиеся под юрисдик цией какой-либо из Договаривающихся сторон;

— на вооруженные силы, суда или летательные аппараты ка кой-либо из Договаривающихся сторон, если эти вооруженные силы, суда или летательные аппараты находились на этих терри ториях, или над ними, или в другом районе Европы, или над ним, если на них или в нем на момент вступления в силу настоящего Договора размещались оккупационные силы какой-либо из Дого В Статью внесены изменения в соответствии со Статьей Протокола Североатлантического договора о присоединении к нему Греции и Турции.

Настоящий Договор вступил в силу 24 августа 1949г. после на хранение ратификационных грамот всех подписавшихся его госу дарств.

варивающихся сторон, ил в Средиземном море, или над ним, или в Североатлантической зоне севернее Тропика Рака, или над ней.

Статья Настоящий Договор ни в коем случае не затрагивает и не подлежит толкованию как затрагивающий каким-либо образом права и обязательства Договаривающихся сторон, являющихся членами Организации Объединенных Наций, по Уставу ООН или преимущественную ответственность Совета Безопасности за под держание международного мира и безопасности.

Статья Каждая Договаривающаяся сторона заявляет, что ни одно из ее действующих международных обязательств в отношении ка кой-либо другой Договаривающейся стороны, или какого-либо третьего государства, не противоречит положениям настоящего Договора, и обязуется не брать на себя каких-либо международ ных обязательств, противоречащих настоящему Договору.

Статья Настоящим Договаривающиеся стороны создают Совет, в котором для рассмотрения вопросов, касающихся выполнения на стоящего Договора, должна быть представлена каждая из них. Со вет подлежит организации таким образом, чтобы иметь возмож ность быстро собираться в любое время Совет обязуется создавать вспомогательные органы, в которых может возникнуть необходи мость;

в частности, он обязуется немедленно создать Комитет обороны, которому надлежит давать рекомендации относительно мер, направленных на выполнение Статей 3 и 5.

Статья Договаривающиеся стороны по всеобщему согласию могут предлагать любому другому европейскому государству, способ ному развивать принципы настоящего Договора и вносить свой вклад в безопасность Североатлантического региона, присоеди ниться к настоящему Договору. Любое государство, получившее подобное приглашение, может стать Договаривающейся стороной путем передачи на хранение правительству Соединенных Штатов Америку документа о своем присоединении к настоящему Дого вору. Правительство Соединенных Штатов Америки будет уве домлять каждую из Договаривающихся сторон о передаче ему на хранение каждого подобного документа о присоединении.

Статья Настоящий договор подлежит ратификации, а его положения претворению в жизнь Договаривающимися сторонами согласно их согласно их соответствующим конституционным процедурам. Ра тификационные грамоты подлежат скорейшей передаче на хране ние правительству Соединенных Штатов Америки. Которое будет уведомлять все другие государства, подписавшие настоящий До говор, о каждой подобной передаче на хранение. Договор подле жит вступлению в силу в отношении уже ратифицировавших его государств с момента передача ратификационных грамот боль шинства подписавших договор государств, включая ратификаци онные грамоты Бельгии, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Соединенного Королевства, Соединенных Штатов и Франции, и подлежит вступлению в действие в отношении других государств с момента передачи на хранение их ратификационных грамот4.

Статья По истечению десятилетнего срока действия настоящего До говора или в любое последующее время Договаривающиеся сто роны обязуются по требованию какой-либо из Договаривающихся сторон провести совместные консультации с целью пересмотра настоящего Договора, принимая при этом во внимание факторы, затрагивающие в тот период мир и безопасность в Североатланти ческом регионе, включая разработку в соответствии с Уставом ООН мероприятий глобального и регионального характера по поддержанию всеобщего мира и безопасности.

Статья По истечении двадцатилетнего срока действия настоящего Договора любая Договаривающаяся сторона может выйти из него через год после того, как она уведомит правительство Соединен ных Штатов Америки о расторжении ею настоящего Договора, которое будет сообщать правительствам всех других Договари вающихся сторон о вручении ему на хранение каждого уведомле ния о расторжении настоящего Договора.

Статья Настоящий Договор, английский и французский тексты которого имеют одинаковую силу, подлежит сдаче на хранение в архив прави тельства Соединенных Штатов Америки. Должным образом заверенные копии настоящего Договора будут переданы вышеупомянутым прави тельством правительствам других государств, подписавших настоящий Договор.

Приложение ХРОНОЛОГИЯ ОСНОВНЫХ СОБЫТИЙ Сороковые годы 5 марта 1946 г. Выступление У.Черчилля в г.Фултон (США).

Из фултоновской речи: “Мир сейчас разделен на капитали стический и коммунистический блоки. Для того чтобы предот вратить экспансию коммунистического блока, говорящие на анг лийском языке народы (своего рода современная господствующая раса) должны рано или поздно организовать союз. Они должны немедленно заключить военное соглашение и координировать усилия в военной области. Они должны повести христианскую цивилизацию в антикоммунистический крестовый поход”.

Фултоновская речь У.Черчилля положила начало “холодной войне”.

12 марта 1947 г. Послание президента Г.Трумэна конгрессу США.

Из послания: “Свободные народы мира обращаются к нам за поддержкой для сохранения своих свобод. Если мы будем коле баться в нашем лидерстве, то можем поставить под угрозу мир во всем мире и, конечно, поставим под угрозу благополучие нашей собственной нации”.

В послании содержались положения, положенные в основу “доктрины Трумэна”.

Одновременно с “доктриной Трумэна” правительство США приняло доктрину “сдерживания коммунизма”.

5 июня 1947 г. Выступление госсекретаря США Дж.Маршалла в Гарвардском университете, которое явилось экономическим раз витием “доктрины Трумэна” под названием “план Маршалла”.

Основной целью плана Маршалла было восстановление эконо мики европейских стран с участием США таким образом, чтобы “возникли политические и социальные условия, в которых могут существовать свободные институты”. Правительства стран Запад ной Европы видели в “плане Маршалла” единственную возмож ность удержать свои господствующие позиции, хотя и ценой серь езных уступок США.

Англия и Франция пригласили СССР принять участие в со вещании министров иностранных дел по “плану Маршалла”, на котором летом 1947 г. были высказаны две точки зрения:

• СССР считал закономерным, чтобы США, нажившиеся на войне, помогли европейским странам в восстановлении хозяйства, но настаивал на уважении их суверенитета и невмешательстве во внутренние дела и экономическую деятельность.

• Англия и Франция проявили готовность пожертвовать эти ми принципами и предоставить США право определять уровень и направление экономического развития каждой страны-получателя.

СССР, придерживаясь своей позиции, отказался от участия в “плане Маршалла”.

17 марта 1948 г. В Брюсселе подписан пакт (Брюссельский пакт), оформивший создание Западного Союза (ЗС).

Договор “об экономическом, социальном и культурном со трудничестве и коллективной самообороне” подписали Велико британия, Франция, Бельгия, Нидерланды и Люксембург.

Важнейшее положение Брюссельского пакта предусматрива ло оказание помощи и содействия любому участнику соглашения всеми средствами, в том числе и военными, “если одна из высоких договаривающихся сторон подвергнется вооруженному нападе нию в Европе”.

Официальной целью пакта объявлялось предотвращение но вой германской агрессии, но секретный меморандум № 7 Совета национальной безопасности США, принятый через две недели по сле создания ЗС, предусматривал “активную поддержку его раз вития и расширения как антикоммунистического союза госу дарств”.

Октябрь 1948 г. Военным комитетом ЗС утверждена военная ор ганизация со штаб-квартирой в Фонтенбло (Франция).

18 марта 1949 г. Опубликован проект Североатлантического до говора.

В блок планировалось включить не только все страны, рас положенные на северном побережье Атлантического океана, но и другие государства, вплоть до Ирана. Предполагалось также уни фицировать армии и стандартизировать по американскому образцу вооружения этих стран. В период формирования блока США тре бовали, чтобы непременным условием его создания было предос тавление Вашингтону широких возможностей для строительства военных, военно-воздушных и военно-морских баз на территориях стран – участниц блока.

В работе по составлению договора участвовали пять стран ЗС, США и Канада.

В договоре были определены основные структуры альянса, а также предусмотрена возможность учреждения различных допол нительных органов и тем самым заложена основа очень разветв ленной военно-бюрократической системы Североатлантического блока.

Время действия договора было установлено в 20 лет. Однако в связи с предусмотренным его автоматическим продлением мож но считать, что срок не был ограничен.

4 апреля 1949 г. Министры иностранных дел 12 стран (США, Англии, Франции, Канады, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, Италии, Норвегии, Дании, Исландии, Португалии) подписали в Вашингтоне Североатлантический договор.

Август 1949 г. Вступление Североатлантического договора в силу.


В феврале 1952 г. в НАТО вошли Турция и Греция, а в мае 1955 г., после вступления в силу Парижских соглашений (1954 г.) о создании на базе ЗС более широкого Западноевропейского союза (ЗЕС) с включением в него Западной Германии, членом блока ста ла ФРГ. В мае 1982 г. 16-м членом НАТО стала Испания.

Специфический характер носит участие в НАТО Исландии.

Она не несет расходов на содержание вооруженных сил блока, не участвует в обсуждении и решении военных вопросов, ее вклад – предоставление своей территории под военные базы НАТО.

Декабрь 1949 г. Советом НАТО одобрена стратегическая кон цепция “щита и меча”.

Существо стратегии “щита и меча” заключалось в готовности НАТО вести глобальную атомную войну. Роль “щита” отводилась сухопутным войскам на Европейском театре войны, на которые при поддержке тактической авиации и ВМС возлагалось ведение операций до вступления в действие “меча” – стратегических бом бардировщиков США – носителей атомного оружия.

Пятидесятые годы Апрель 1950 г. Специальной исследовательской группой госде партамента и министерства обороны США под руководством П.Нитце разработан документ “Цели Соединенных Штатов и программы в области национальной безопасности”, из которо го следует, что основная цель американской внешней политики – “ускорение разрушения советской системы”. Это должно привести к “изменению поведения” СССР на мировой арене, а в более от дельной перспективе – “фундаментальному изменению характера этой системы”.

В документе утверждалось, что цели американской внешней политики могут быть достигнуты лишь в условиях “холодной войны”, и выдвигалась комплексная программа наращивания пре восходящей военной, политической и экономической мощи США и Запада в целом.

В документе отношения с Советским Союзом рассматрива лись исключительно сквозь призму бесконечных кризисов и кон фронтаций.

25 июня 1950 г. Вторжение северокорейских войск в Южную Корею.

19 июля 1950 г. Послание президента Г.Трумэна конгрессу США с обоснованием необходимости резкого увеличения военно го бюджета США.

12—14 сентября 1950 г. На совещании министров иностранных дел США, Англии и Франции в Нью-Йорке достигнута догово ренность о том, что Западная Германия должна внести свой вклад в оборону Западной Европы.

26 сентября 1950 г. Совет НАТО на встрече в Нью-Йорке одобрил стратегию “передовой обороны” (“передовых рубежей”).

Стратегия развивала концепцию “щита и меча”, исходила из необходимости увеличения мощи “щита” (обычных вооруженных сил) и переноса военных действий уже на самом раннем этапе войны как можно дальше на Восток.

Сессия приняла решение о создании Объединенных воору женных сил (ОВС) НАТО в Европе под единым командованием.

Декабрь 1950 г. На сессии Совета НАТО в Брюсселе США добились согласия своих союзников на вооружение Западной Германии и постепенное вовлечение ее в НАТО.

Ноябрь 1951 г. Сессия Совета НАТО на основе анализа ев ропейской ситуации обсудила стратегию альянса по укреплению его оборонных возможностей и дала директиву на развертывание ОВС НАТО в Европе, где были сконцентрированы главные силы военной группировки блока.

В вооруженных силах стран НАТО преобладали средства массового уничтожения людей (ядерное, химическое оружие), а также те виды обычного оружия, которые наиболее эффективно могли быть использованы для ведения наступательных действий (вакуумные бомбы, кассетные боеприпасы).

Февраль 1952 г. На встрече в Лиссабоне произведена оценка со ветской “военной угрозы”, которая была принята министрами стран – членов НАТО как основа для разработки военной страте гии и структуры НАТО.

Страны–члены альянса сосредоточили свое внимание на ядерных вооружениях, считая, что ядерное оружие обойдется де шевле системы обороны с обычным оружием, требующей более значительных финансовых и трудовых затрат.

Ядерное оружие рассматривалось как средство “реального сдерживания”. Установив ядерные системы вблизи границ со циалистических стран, НАТО давала ясно понять, что любой кон фликт с использованием обычных вооружений моментально во влечет в действие ядерные силы НАТО.

Май 1955 г. ФРГ стала 15-м членом НАТО.

14 мая 1955 г. Создана Организация Варшавского Догово ра (ОВД).

В 1954 г. в Лондон, Париж и Вашингтон были направлены ноты Советского правительства, в которых Западу предлагалось рассмотреть вопрос о принятии Советского Союза в НАТО. Ответ гласил, что членами НАТО могут быть лишь единомышленники.

Оценивая общую политику НАТО и ее стратегические кон цепции, СССР и страны народной демократии признали, что меры по обеспечению безопасности и обороны, основанные на двусто ронних договорах 1943–1949 гг., недостаточны и для повышения своей обороноспособности заключили Варшавский Договор, ре зультатом которого было создание ОВД.

Октябрь–ноябрь 1956 г. Запад, опираясь на внутренние силы и используя ошибки руководства Венгерской Народной Республики, организовал мятеж для свержения строя, провозглашенного 31 ян варя 1946 г. Советские войска, находившиеся в Венгрии в соот ветствии с Варшавским Договором, помогли сохранить народ но-демократический строй.

Это было первое после второй мировой войны крупное столкновение двух миров, двух идеологий.

31 октября – 7 ноября 1956 г. Англо-франко-израильское втор жение на территорию Египта (Суэцкий кризис) привело к обост рению внутренних противоречий в НАТО.

Партнеры Англии и Франции по Североатлантическому блоку воздержались от прямой поддержки, а администрация Д.Эйзен-хауэра в ноябре 1956 г. выступила против них, недоволь ная тем, что Лондон и Париж решились на самостоятельные дей ствия.

Декабрь 1956 г. На сессии Совета НАТО в Париже принято ре шение, в котором предлагалось странам—участницам НАТО ин формировать Совет НАТО о намечаемых ими акциях во внешней политике и проводить в рамках блока политические консультации с тем, чтобы при осуществлении внешнеполитического курса странами–участницами НАТО были бы “приняты во внимание интересы и точка зрения других правительств, особенно тех, ко торых это больше всего касается”.

Март 1957 г. НАТО приняла доктрину “массированного воз мездия” (документ МС 14/2).

Главным требованием Доктрины было незамедлительное и то тальное применение ядерного оружия в случае возникновения лю бого вооруженного конфликта, за исключением лишь незначитель ных пограничных инцидентов. Основные объекты атомных уда ров – вооруженные силы и крупные населенные пункты противни ка. Совет НАТО предоставил командованию блока полномочия на применение ядерного оружия независимо от средств ведения бое вых действий противником, что было чревато угрозой перерастания любого вооруженного конфликта в Европе в ядерное столкновение держав, обладающих стратегическим ядерным оружием.

2–3 мая 1957 г. На сессии Совета НАТО в Бонне объявлено о ре шении США предоставить союзникам по НАТО атомное оружие.

Страны, согласившиеся разместить на своих территориях американское атомное оружие, получали средства его доставки (атомную артиллерию, ракеты различных типов, самолеты), но атомные боеголовки остались под контролем американского ко мандования.

19 декабря 1957 г. В коммюнике сессии Совета НАТО в Париже отмечено: “НАТО решила создать запасы ядерных боевых снаря дов, которые могут быть использованы в любой момент… Совет также решил отдать в распоряжение Верховного главнокоман дующего вооруженными силами союзников в Европе баллистиче ские снаряды средней дальности действия”.

Декабрь 1957 г. В НАТО возникли разногласия из-за предложен ных США планов по размещению на территориях европейских союзников ракетно-ядерных баз. Норвегия и Дания категорически это отвергли.

Используя преимущество в производстве ядерного оружия, руководство стран НАТО приняли в рамках доктрины “массиро ванного возмездия” курс “балансирования на грани войны”.

Госсекретарь США Дж.Ф.Даллес так охарактеризовал его:

“Способность подойти к грани войны, но не оказаться вовлечен ным в нее является необходимым искусством. Если вы попытае тесь обходиться без него, если вы побоитесь проводить такую политику, то вы пропали”.

Шестидесятые годы 17 апреля 1961 г. В районе Плайя-Хирон Куба подверглась напа дению кубинских эмигрантов под прикрытием американских во енных кораблей и авиации. Кубинские войска и народная милиция разбили нападавших.

13 августа 1961 г. Народная палата и правительство Герман ской Демократической Республики в соответствии с обращением правительств государств–участников Варшавского Договора при няли постановление, согласно которому на границе ГДР с Запад ным Берлином был установлен такой режим, который существует на границах каждого суверенного государства.

Май 1962 г. На встрече министров НАТО в Афинах было предло жено заменить существующую доктрину “массированного воз мездия” на стратегию “гибкого реагирования”.

Октябрь 1962 г. Летом 1962 г. в США развернулась широкая ан тикубинская компания и возникла реальная угроза новой военной интервенции против Кубы.

Для защиты Кубы Советский Союз предоставил ей вооруже ние, предназначенное для оборонительных целей, а также размес тил на ее территории ракеты средней дальности.

В ответ – 22 октября 1962 г. президент США Д.Ф.Kеннеди отдал приказ ВМС об установлении морской блокады Кубы.

21 ноября после переговоров между СССР и США морская блокада Кубы была снята, а СССР вывез с острова свои ракеты.

10 марта 1966 г. Президент Франции Ш. де Голль объявил о вы ходе Франции из военной организации союза. Это решение он объяснил так: “В связи с принятием в Вашингтоне декларации о принципах, известной под именем Атлантического союза, и уч реждением организации Североатлантического пакта наша обо ронная, а следовательно, и внешняя политика растворилась в системе, управляемой извне, тогда как американский генералис симус с его штаб-квартирой вблизи Версаля осуществлял бы над Старым Светом военное руководство Нового Света”.

Подобное положение вещей Ш. де Голль счел неприемлемым для Франции, так как это создавало опасность втягивания Фран ции в чуждые ее интересам военные конфликты. Французское правительство вывело свои вооруженные силы из-под командова ния НАТО. Штаб-квартира НАТО была перенесена из Фонтенбло (Франция) в Брюссель.

1967 г. НАТО приняла стратегию “гибкого реагирования”, ко торая предполагала поддерживать силы, достаточные для оказания противодействия на любом избранном противником уровне. Если прямое столкновение не приведет к успеху, Стратегия предусмат ривала соответствующую эскалацию военных действий, включая применение первыми ядерного оружия с тем, чтобы поставить противника перед уровнем потерь и риска, непропорциональным его первоначальным целям. Стратегия “гибкого реагирования” всегда подчеркивала необходимость специальных усилий по кон тролю над масштабами и интенсивностью боевых действий.

Декабрь 1967 г. На сессии Совета НАТО одобрен доклад минист ра иностранных дел Бельгии Пьера Армеля “Военные и политиче ские параметры Атлантического союза”, известный как “доклад Армеля”. В нем сформулирована политическая стратегия, полу чившая название доктрины “двух опор” – силы и разрядки, ко торая была призвана адаптировать НАТО к условиям разрядки, но сохранить возможность продолжать, и даже наращивать гонку вооружений, а переговоры с социалистическими странами вести с “позиции силы”.

24–25 июня 1968 г. Сессия Совета НАТО в Рейкьявике формально высказалась в пользу нормализации обстановки на континенте и одновременно призвала к сохранению военного потенциала НАТО.

Август 1968 г. Чехословацкая Социалистическая Республика ока залась на грани гражданской войны. Советское правительство и правительства НРБ, ВНР, ГДР, ПНР в соответствии с Варшавским Договором приняли решение о вводе своих войск на территорию страны. Эта акция воспрепятствовала изменению конституцион ного строя в стране.

Апрель 1969 г. На сессии Совета НАТО в Вашингтоне члены блока предложили “изучить” вместе с СССР и другими социали стическими странами вопросы, по которым можно было бы вести переговоры, однако сами не выдвинули каких-либо конкретных предложений.

Семидесятые годы Начало 1970 г. США предложили странам НАТО осуществить полный пересмотр стратегии блока и произвести переоценку во енных аспектов ситуации в Европе, а также возможных направле ний ее развития в предстоящие 10 лет.

Добиваясь наращивания неядерного потенциала союзников, США указывали на необходимость ликвидировать существовав шее, по их мнению, нарушение баланса обычных сил НАТО и ОВД.

Начало 70-х годов. Провозглашение США военно-политической стратегии “реалистического сдерживания”.

Стратегия была ориентирована на обеспечение военного пре восходства США над СССР, включая ядерное, и в целом – на мак симальное наращивание военного потенциала как основы между народной политики.

Как полагали американские специалисты, использование со юзнических вооруженных сил в случае военного столкновения в Европе должно максимально ограничить возможность непосред ственного вовлечения США в конфликт, чреватый эскалацией в ядерный, а также предотвратить или, по крайней мере, макси мально отдалить обмен ядерными ударами между СССР и США, который в принципе признавался нереальным.

2–4 декабря 1970 г. Сессия НАТО в Брюсселе приняла план нара щивания военного потенциала стран–участниц НАТО (план АД-70).

В плане утверждалось, что положение в области обычных сил “менее благоприятно в связи с определенными несоответствиями между возможностями НАТО и Варшавского Договора” и следует “обратить пристальное внимание на преимущественное развитие обычных сил Североатлантического блока в 70-е годы”.

США не определили четко свои взгляды на роль тактического ядерного оружия, за более активную ставку на которое выступали союзники по НАТО, для которых ядерное оружие всегда было средством “сдерживания”, т.е. политического давления на СССР.

1971 г. На лиссабонской и брюссельской сессиях Совета НАТО США стремились добиться еще большего укрепления военного потенциала блока. Они прибегли к тактике запугивания западно европейских партнеров “растущей угрозой” со стороны госу дарств–членов Варшавского Договора. Элементом запугивания служили и периодические намеки на возможность отказа США от своих обязательств в отношении Западной Европы, в частности, от присутствия там американских вооруженных сил.

Начало 1974 г. Министр обороны США Дж.Шлесинджер выдви нул концепцию “ограниченной стратегической ядерной вой ны” (доктрина Шлесинджера).

Июнь 1974 г. В Оттаве США предложили проект новой Атлан тической хартии, направленный на урегулирование вновь воз никших разногласий о роли НАТО. США настаивали на включе нии в текст будущего американо-западноевропейского соглашения положений, которые бы подтверждали необходимость взаимодей ствия стран НАТО и за пределами занимаемой ими территории, но общий подход Западной Европы к НАТО как к “региональному союзу” сохранился.

Середина 70-х годов. Принята Декларация об атлантических от ношениях, в которой вновь подтверждена важность партнерства между европейскими и североамериканскими странами в рамках Североатлантического союза.

Весна–осень 1977 г. Сессии руководства НАТО по вопросу раз мещения в Западной Европе нейтронного оружия. Из-за сопро тивления западноевропейских союзников не было принято ника ких решений о развертывании нейтронного оружия.

Апрель 1978 г. Администрация Дж.Картера отложила на неопре деленное время решение вопроса о размещении нейтронного ору жия в Европе, не отказавшись от планов его производства.

12 декабря 1979 г. Специальная сессия Совета НАТО в Брюсселе приняла так называемое “двойное решение” о модер низации ядерных сил на театре, включая размещение в Европе американских крылатых ракет и ракет “Першинг-2”, а также о па раллельных переговорах по контролю над вооружениями, чтобы избежать размещения такого оружия.

Конец 70-х годов. Принятие директивы “о применении тактического ядерного оружия”.

На взаимоотношениях западноевропейских стран–участниц НАТО и США все больше сказывался так называемый “кризис доверия”. Руководство государств Западной Европы, входящих в НАТО, постоянно рассчитывали на военный потенциал США при проведении своего курса в отношении СССР и его союзников.

Английское и западногерманское министерства обороны со вместно разработали “новые планы атомной стратегии”, имеющие целью укрепить “политику устрашения”. Сущность этих планов сводилась к тому, чтобы НАТО, если на европейской территории возникнет локальный военный конфликт, могла бы уже в его на чальной стадии прибегнуть к атомному оружию, производя так называемые “селективные выстрелы”. На практике это означало ставку на то, что, если произойдет эскалация конфликта, США в конечном итоге пустят в ход свои стратегические ядерные силы.

Речь шла о повышении роли западноевропейских стран–участниц НАТО как “спускового крючка”, который мог бы вовлечь в дейст вие весь ядерный потенциал США.

Восьмидесятые годы Начало 1981 г. В США принята стратегия “прямого противобор ства”, которая предусматривала резкое возрастание военного по тенциала США и использование его для защиты американских “жизненных интересов” в различных регионах мира, включая захват источников стратегического сырья и энергетических ресурсов. В новой стратегии основная ставка, как и в стратегии “реалистического сдерживания”, делалась на подготовку к ядерной войне и многова риантное использование в ней стратегических наступательных сил США – от так называемых “ограниченных” ядерных ударов до мас сированного применения их по всему комплексу целей на террито рии СССР и других государств социалистического содружества.

В это же время на вооружение американской армии была принята концепция “Эйрлэнд бэттл” (“воздушно-наземная опе рация”), предусматривающая готовность США к проведению ши роких воздушно-наземных наступательных операций во всех “ключевых районах” земного шара для защиты “жизненно важ ных” интересов США. В течение двух лет Пентагон прикладывал усилия, чтобы эту концепцию приняли страны Североатлантиче ского блока.

Август 1981 г. Администрация Р.Рейгана санкционировала полно масштабное производство нейтронного оружия, надеясь в перспек тиве добиться его размещения в Западной Европе. Решение о про изводстве оружия, снижающего “ядерный порог”, было непосред ственно связано с провозглашенными американской администра цией планами ведения “ограниченной ядерной войны в Европе”.

Август 1981 г. Заседание специальной консультативной группы НАТО. В Вашингтоне считали, что “независимую западноевро пейскую оборону”, представленную вооруженными силами Франции, Англии и ФРГ и подчиненную, в конечном счете, штаб-квартире НАТО, можно было бы более активно использовать в интересах Америки. Укрепление “европейского крыла” НАТО давало возможность Соединенным Штатам свободно действовать за географическими рамками “зоны ответственности” блока.

Западногерманское руководство рассматривало укрепление военного союза между Францией, Англией и ФРГ как возмож ность упрочить свои позиции в НАТО, добиться пересмотра ито гов второй мировой войны.

1981 г. Принята стратегическая концепция “географической эскалации”, по которой начавшиеся на каком-либо театре воен ные действия не могут ограничиваться только этим районом, а должны создаваться возможности для пространственного расши рения войны и распространения ее на районы, где интересам Со ветского Союза может быть нанесен существенный ущерб.

Для осуществления этой концепции в США в 1980 г. был создан специальный высокомобильный контингент вооруженных сил – Силы быстрого развертывания, которым в январе 1983 г.

был придан статус объединенного центрального командования (СЕНТКОМ).



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.