авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ КРУГЛЫЙ СТОЛ СТАБИЛЬНОСТЬ В ПРИЧЕРНОМОРСКОМ РЕГИОНЕ: ВНЕШНИЕ И ВНУТРИРЕГИОНАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Приведённая выше цитата наглядно иллюстрирует тип мышления доминирующий у представителей аналитического сооб щества новых независимых государств в бассейне Чёрного моря и бывших стран «народной демократии». Основной упор делается на том, что России нечего предложить ни элитам, ни народам этих го сударств и только евроатлантический выбор обеспечивает высокие стандарты жизни, соблюдение прав человека, принципы добросо седства и равноправия в межгосударственных отношениях.

Я принадлежу к тем, для кого понятия «прав человека», «равноправного сотрудничества» и «добрососедства» не лишены своего высокого гуманистического смысла, но которые ясно отдают себе отчёт в том, что вся эта система понятий и ценностей служит всего лишь ширмой для продвижения и реализации интересов, ле жащих совсем в другой плоскости.

Сегодня, упомянутые мною эксперты, едины также во мне нии, что «контроль над Черноморским регионом составляет огром ный геополитический интерес» (2), что он, «вместо пространства сотрудничества, стал ареной геополитической конфронтации» (1) и постепенно превратился в средоточие «множественных конфликтов многостороннего соперничества с участием не только причерно морских стран, но и ведущих европейских и мировых держав» (3).

Если обратиться к прошлому Причерноморья, то именно такое его состояние является для него естественным и составляет большую часть геополитической истории региона.

Понимая геополитику как исследовательскую область, за нимающуюся изучением пространственной экспансии государств, их союзов и объединений нами была предложена периодизация геополитической истории Черноморского региона и концепция «Малой игры», которые, на наш взгляд, позволяют наиболее полно охватить большинство политических явлений и процессов, проис ходивших в бассейне Чёрного моря за более чем 2500 лет его циви лизации.

Всего было выделено восемь периодов геополитической ис тории Причерноморья, каждый из которых отличается хронологи ческими рамками, однако развитие исторических процессов внутри периода подчиняется одной и той же схеме, которая в самом общем виде может быть описана следующим образом: сначала - создание опорных пунктов (торговых и военных баз);

затем - закрепление в стратегически важных пунктах и территориальное расширение;

да лее - попытка установления контроля над регионом (создание цир кумпонтийской державы);

и, наконец, последняя стадия - распад сложившейся системы равновесия в результате воздействия внеш ней по отношению к региону силы. После чего цикл повторяется.

Итак в геополитической истории Причерноморья можно вы делить следующие циклы:

I. От VII века до н.э. до I века до н.э. – греческая колониза ция, формирование греческих и греко-варварских государств в Причерноморье, создание «злейшим врагом Рима» Митридатом VI Евпатором первой циркумпонтийской державы - Понта, поражение Митридата и распад его государства.

II. От I века до н.э. до III века н.э. – экспансия Римской им перии в Причерноморье, установление Римом военного контроля над Черным морем, великое переселение народов, вытеснение Рима из региона.

III. От IV до XII века – формирование Византийской импе рии, византийская экспансия на Балканы, Закавказье и наТавриче ский полуостров, борьба со славянами и кочевниками, начало рас пада Византийской империи и турецкой экспансии.

IV. От XII до XV столетия – проникновение в Черное море венецианцев и генуэзцев, создание колоний, попытка территори альной экспансии, формирование Крымского ханства, турецкий разгром.

V. От XV до XVIII века – образование Османской империи, турецкая экспансия в Причерноморье, превращение Черного моря в «турецкое озеро», начало российской экспансии и вытеснения Тур ции.

VI. От конца XVIII до начала XX века – присоединение Се верного Причерноморья, Крыма, Закавказья к России, русская экс пансия на Балканы и создание независимых государств под протек торатом России, планы раздела турецкого государства («Греческий проект» Екатерины, «Константинополь будет наш» - всеславянская федерация, русский контроль над проливами, подготовка десанта на Босфор и т.д.), распад Российской и Османской империй.

VII. От 1922 до 1991 года - Формирование СССР, нараста ние его военно-политической мощи, военно-стратегическое доми нирование Советского Союза в Причерноморье после второй миро вой войны, распад СССР.

VIII. С 1991 года – образование новых государств в Причер номорье, начало экспансии НАТО и ЕС в Причерноморский регион.

Из выделенных нами циклов, один был оборван – это экс пансия итальянских торговых республик, а последний – не завер шен.

С позиций анализа нового конфронтационного поля, форми рующегося в настоящее время вокруг Чёрного моря, может быть востребована концепция «Малой игры». Малая игра рассматрива ется нами как самостоятельный сюжет Большой игры – холодной войны XIX столетия. Она вошла в историю как стратегическое противостояние и соперничество между Российской и Британской империями за сферы влияния и военно-политического контроля в Центральной и Средней Азии. Фронт этой борьбы протянулся от Балкан до Китая, а её хронологические рамки охватывают период от конца XVIII века до 1907 года, когда была заключена Англо русская конвенция, формально урегулировавшая спорные вопросы между двумя империями, что позволило в условиях надвигавшейся мировой войны приступить к формированию Антанты. Несмотря на это, среди многих современных исследователей всё шире распро страняется точка зрения, что Большая игра никогда не заканчива лась.

После распада Советского Союза и образования независи мых государств в Закавказье и Средней Азии «разгорается новая схватка между странами, расположенными вне этого региона, но соперничающими в стремлении заполнить политический и эконо мический вакуум, оставшийся после неожиданного ухода Москвы.

Политические аналитики и авторы передовиц называют это новой Большой Игрой» (4, с. 18). В отличие от эпохи классической Боль шой Игры, когда шла борьба за контроль над географическим про странством, сегодня в центре нового противостояния оказались во просы энергетической политики и нефтяных запасов Каспия (5).

Хотя можно и согласиться с мнением, что «в регионе и в мире в це лом наблюдалось некое чрезмерное, можно сказать, гипертрофиро ванное отношение к этому фактору» (6), тем не менее, ставки в этой игре чрезвычайно высоки. Речь идет не только о борьбе за огром ные ресурсы углеводородного сырья, цветных и драгоценных ме таллов, но и о сохранении стабильности в этом чрезвычайно опас ном регионе, переживающем войны и межнациональные конфлик ты, и, кроме всего прочего, обладающим угрожающим потенциалом развития исламского фундаментализма, а также реальной угрозой формирования огромной наркоимперии.

Крупнейшими участниками этой игры являются Россия и США, сменившие Великобританию. «Помимо Соединенных Шта тов и России, не говоря уже о мощном Европейском сообществе, главными претендентами на определение будущего Центральной Азии являются ее ближайшие соседи Турция, Иран и Пакистан, а также Япония, Корея и Китай» (4, с. 19). Кто-то из участников Игры сможет действовать только в полсилы, кому-то придется вообще из неё выйти, а кому-то предстоит надорваться, завязнув в бесперспек тивных попытках установить порядок с помощью насилия.

Из ведущих игроков наиболее уязвимое положение сегодня у Российской Федерации, но на поле Большой Игры она обладает и наибольшим опытом из всех её участников.

Значительно хуже для России ситуация в Причерноморском регионе, где пересекаются «фронты» Большой Игры (субширотный) и Восточного вопроса (субмеридиональный). Последний в данном случае следует понимать в широком смысле, а именно как проблему приобщения стран Востока к европейской культуре (ценностям).

Считаем, что существующую систему международных противоре чий в бассейне Чёрного моря следует выделить в отдельный сюжет, а само это геополитическое противостояние, по аналогии с Большой Игрой, вполне корректно определить как Малую Игру.

Если объединить оба предлагаемых нами подхода, то можно с высокой долей вероятности прогнозировать в обозримом будущем усиление конкуренции, а возможно и конфронтации между участ никами Малой игры в Черноморском регионе, в которой наиболее активную роль будет играть внешняя по отношению к Причерномо рью сила. Такой силой в настоящее время являются США.

Подлинные цели американской геополитики в бассейне Черного моря, осуществляемой с помощью её главного военно политического инструмента – НАТО, давно уже ни для кого не яв ляются секретом. Первоочередной задачей является вытеснение России из Причерноморья, сокращение в максимально возможной степени её военной инфраструктуры, следствием чего должно стать существенное снижение российского влияния в регионе. Второй по значению задачей является контроль над потоками углеводородно го сырья из каспийских месторождений в обход территории России, что позволит при необходимости воздействовать на энергозависи мые страны ЕС. Третьей задачей может стать формирование плац дарма для осуществления военных операций против Ирана и в При каспийском регионе, для чего потребуется создание военных баз в Закавказье и, что не исключено, в Крыму. Четвертая задача – дес табилизация российского Юга, поддержка кавказских сепаратистов, исламистов и националистов.

Для решения этих задач США необходимы ресурсы, кото рые в настоящее время она не может выделить в полном объёме.

Свидетельством этого является торопливая попытка «прощупать»

возможности РФ к сопротивлению в последний год президентства Дж. Буша. Решительный отпор России показал всему мировому со обществу, что она прочертила ту «тонкую красную линию», за пре делы которой она никому не позволит переступить. Применение Россией вооруженных сил вызвало возмущение всего «цивилизо ванного мира», звучали призывы к наказанию, к международной изоляции России, но как точно подметил российский публицист и политолог Михаил Леонтьев: «всегда, когда Россия ведет себя уве ренно и последовательно и когда мир ясно видит российскую волю, западное общественное мнение находит достаточно веских и праг матических аргументов, чтобы смириться и успокоиться» (7, с. 85).

Мировой экономический кризис приглушил накал страстей, бушевавших вокруг Причерноморского региона в конце лета - на чале осени 2008 года. События тех дней отступили в прошлое, а в политике причерноморских государств произошли существенные изменения. Новое руководство Украины подписало Харьковские соглашения, которые продлили срок пребывания Черноморского флота РФ в Крыму до 2042 года, смена власти осуществляется в Грузии, Румыния, которая может рассматриваться как альтернатива Турции, согласилась на размещение элементов американской ПРО, на Украине в парламент прошли радикальные националисты, вы ступающие за разрыв соглашений по флоту Россией, по южному и восточному периметру Турецкой республики полыхают конфликты – всё это, наряду с традиционными проблемами, существенно сни жает вероятность бесконфликтного развития Черноморского регио на.

В заключение своего выступления я хочу сказать, что опи раясь на знание геополитической истории региона, смотрю с пес симизмом в его ближайшее будущее. Что не только ни о какой-либо «европейской синергии», но и о его стабильности не имеет смысла говорить, пока какой-нибудь из игроков Малой игры не добьется абсолютного политического доминирования в регионе или не уста новится равновесие, в результате раздела сфер влияния между наи более сильными из них, например, между Россией и Турцией.

Литература 1. Пхаладзе Т. Черноморский регион - место столкновения европейского и неосоветского мировоззре ний//http://www.blackseanews.net/read/ 2. Хеденсхог Я. Черноморский регион - форпост европей ской и мировой борьбы против «новых» уг роз//http://www.blackseanews.net/read/ 3. Язькова А. Черноморский регион: эволюция геополитиче ского измерения//http://www.blackseanews.net/read/ 4. Хопкирк П. Большая Игра против России: Азиатский син дром. — М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2004. – 640 с.

5. Новая Большая игра// http://ru.wikipedia.org 6. Новая Большая игра: международная борьба за влияние в Центральной Азии// http://iimp.kz/default.aspx?article_id= 7. Леонтьев М. Большая Игра. – М.: АСТ;

СПб.: Астрель СПб, 2008. – 319 с.

Минчо Минчев доктор философских наук, профессор Великотырновского университета ЧЕРНОЕ МОРЕ КАК ЕВРАЗИЙСКИЙ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ЦЕНТР Не буду скрывать: в самом заглавии этого анализа содер жится конечный вывод, а также и его основной тезис.

Было бы банально высказать, что Черное моря и Причерно морье имеют важное геостратегическое значение как для настояще го, так в особенности и для будущего. Значение это исключитель ное и решающее для будущего преструктурирования огромного ев разийского пространства. А нет уже никакого сомнения, что такого масштаба глубинное преструктурирование предстоит.

Почему Черное моря - это небольшое водное пространство в 422 000 кв.км. и береговой линии в 3400 км – имеет такое ключевое значение для жизни и судьбы больше 300 миллионов людей?

Причин много, но две причины обобщают все остальные – географская и историческая. С географической точки зрения Черное море занимает центр обитаемого мира, не только восточного полу шария, но и всего мира. Это центральное место определяется тем, что южнейшая его точка, сегодняшний Стамбул и предыдущий Константинополь, была столицей двух великих империй – Визан тийской и Османской.

Не много тех мест мира, где география и история совмеща ют себя в таком великолепном единстве. Конечно, этот город опре делял геополитическую значимость Черного моря, но нельзя пре небрегать и обратным влиянием Черного моря на Константинополь, Стамбул, Царьград. Значимость этой зависимости проявляет себя несравненным образом: когда Византийская и Османская империи были в восходе, Черное моря обеспечивало им силу;

когда они бы ли в упадке – оно оказывалось самым уязвимым местом их безопас ности.

Черное море - один из самых закрытых водных бассейнов мира, являясь в тоже время морем, а не большим озером. Этот факт определяет его, с точки зрения географии, / но не и политически / как одно из самых изолированных морей. Когда береговая линия Черного моря разграничивала только два государства – Россию и Османскую империю – оно действительно было изолирующим: со вершенно ясно оно разграничивало православно-христианский мир от исламского.

Сегодня прямой выход на это небольшое и почти закрытое море имеют 6 государств: Украина ( с Азовским морем вместе) – 2 789 км, Турция – 1329 км, Россия – (с Азовским морем) – 800 км, Болгария – 378 км, Грузия – 310 км, Румыния – 225 км. Мы чисто механически перечислили эти 6 государств. На самом деле у них есть совершенно разный геополитический статус и экономические возможности.

Состояние дел осложняется тем, что хотя и без прямого вы хода на Черное море Республика Молдова, как в широком геополи тическом смысле слова, так и в историческом контексте тоже явля ется черноморским государством. Еще сложнее обстоят дела с Аб хазией, которая будучи когда-то интегральной частью СССР, стала яблоком раздора двух его составляющих республики. Сегодняшнее положение Абхазии в международном геополитическом плане яв ляется важным, прежде всего своей черноморской полосой.

Кроме этих геополитических особенностей у Черного моря есть еще две, будто посторонних, периферийных, можно и так их назвать - „сопровождающими морями” : Азовское и Мраморное.

Другой район, связанный геополитическим, хотя и непря мым образом, с Черным морем, это район Западных Балкан. Гео стратегически они прямым образом связанны с Адриатикой, но ис торически узкие связи Сербии и Черной горы с Россией придают особое значение Балканам в целом и в комбинации - целому Черно морскому бассейну.

Ставя Румынию и Болгарию в крайнюю периферию Евро пейского союза, Брюссель определил Черноморский бассейн как геополитически незначительный регион. Чем и совершил большую ошибку. Выход Румынии и Болгарии на Черное море в целом зани мает полосу в 600 км. Для них, для Украины и для Грузии – это единственный морской выход к мировому океану, что сразу подни мает геополитическую цену Черного моря.

Его значимость увеличивается и тем, что за общей, не особо длинной побережной полосой в 3500 км стоят государства, общее население которых составляет почти 300 миллионов : Россия – млн, Турция – 80 млн, Украина – 50 млн, Румыния – 22 млн, Болга рия – 7 млн, Грузия – 5 млн. Естественно к этому числу нужно при бавить и население Молдовы - 2.5 млн Нужно иметь ввиду, что это 60% относительно 500. миллионного населения Европейского сою за.

На самой прибережной полосе живут 16 млн людей из этих шести государств. У всех них свои жизненные геополитические интересы и они в серьезной степени зависят от экономического, политического и военного положения друг друга.

В меньшей степени зависима от Черного моря Турция, кото рая держит оба пролива, которыми море соединяет себя с мировым океаном – Босфор и Дарданеллы. Эти два пролива являются входом для нечерноморских и выходом для черноморских стран. В случае чрезвычайных условий, Турция, которая осуществляет контроль над обоими геостратегическими „клапанами”, в состоянии их закрыть и превратить себя в господарем Черного моря.

Такое закрытие обоих „клапана” принесло бы ущерб Украи не, Грузии, Румынии и Болгарии, но было бы катастрофическим для России. Оставшаяся с незначительным выходом к так или иначе небольшому и закрытому Черному морю, окруженная враждебными в разной степени странами, Россия и в особенности ее юг впадают в своеобразную геостратегическую ловушку. Имея ввиду особый ста тус и географическое положение Азовского моря в качестве погра ничной полосы России и Украины, положение дел становится кри тическим – на первом взгляде только для России, но всматриваясь более пристально, для Украины также. Точнее – для обоих братских народов.

Эти примеры выясняют каково действительное значение географского расположения, природных ресурсов и человеческого потенциала для народов и для отдельных стран. Без сомнения они представляют собой материальные факторы и их сверхоценивание с необходимостью приводит к недооцениванию нематериальных факторов,действующих вокруг Черного моря.

К этим последним можно отнести традиции, культуру, обра зование, официальную религию и пр. Сами эти факторы имеют свои исторические корни, они приходят из прошлого и связывают про шлое с настоящим, а этим самым связывают прошлое и с будущим.

По своим характерным определениям они не являются прямо дей ствующими геополитическими факторами. Скорее всего они при надлежат к другой методологической координатной системе, кото рую благодаря собственной исторической сущности можно назвать клиополитическими - по имени древнегреческой музы истории.

Получается так, что рядом с понятием геополитика совершенно ес тественно нужно употреблять и понятие клиополитика.

Понятие „геополитика” определяет политическую науку, выражающую единство определенного земного пространства и ус тановивщегося на нем гасударства или группы государств.

Понятие „клиополитика” также является политической наукой, которая исследует единство данной нации и ее историче ского существования и в большей мере ее единство с ее собствен ными знаковыми событиями истории, оказывающими влияние на современность.

Предмет геополитического исследования – это органическое единство государства и территории. Поэтому закономерным эмо циональным продуктом этого единства является патриотизм.

Предмет исследования клиополитики – это органическая связанность истории и нации, а естественный эмоциональный про дукт этой связанности есть национализм.

Геополитический статус общества придает смысл одному из своих компонентов – патриотизму. Сам он неоспоримое положи тельное явление, потому что объединяет разные нации и конфессии в одном государстве, делая последнее более сильным.

Иначе обстоит дело с национализмом – он в качестве со ставляющего клиополитической установки данного общества может быть и положительным и отрицательным. Естественно он отрицате лен, когда проявляет себя агрессивно (агрессивный национализм).

Охраняющий, защитный национализм есть необходимое условие для авторитета культурно-исторической общности, какой является каждая отдельная нация.

Соотношение между национализмом и патриотизмом есть проблема, которая очень редко разрешается легко. Патриотами го сударства могут быть люди разных наций, проводящие свою жизнь в нем и считая его своей единственной родиной. Если сопричаст ность к общей родине недостаточна или ее нет, то выступают на ционалисты – националисты доминирующей нации или других ее составляющих этнических общностей (групп) или национальных меньшинств. Если получится разделение между настоящей роди ной и исторической (или какой-нибудь другой), патриотическое единство государства перестает существовать. Геополитическое состояние этого государства уже подорвано клиополитическим аб солютизированием обособляющего начала составляющих наций.

Причины подобного раскола могут оказаться и субъектив ными и объективными – каковым и является современное положе ние черноморского региона.К стати в таком положении находится и всей так названной объединенной Европой в форме „Европейского союза”.

Все это так по следующей причине: начала европейской ци вилизации, хотя и стоящие по разному для разных стран, суть сим биоз азиатской и европейской составных частей нашей общей со временной цивилизации.

Единство Европы в ее внутреннем социокультурном много образии может существовать устойчивым образом только, если можно найти нить духовной преемственности в ее цивилизацион ном, историческом развитии – то есть клиополитическим образом.

Поэтому противоречия, которые возникают во всей Европе – с Атлантики до Урала – имеют геополитический характер и клиополитическое происхождение. Вражда европейского Запада и европейского Востока начинает с деления Римской империи на две части: Западную и Восточную. Оно проходит через схизму право славия и католицизма в 1052 году, чтобы достичь своего пика в 1453 году, когда Константинополь, последняя территория Визан тийской империи теряет себя и этим кончает само Средневековье.

Новое время и появление России, в качестве великого вос точноевропейского государства, проводит новую разделяющую ли нию в Европе – и не только в Европе, но и между Европой и Малой Азией, основным образом при помощи экспансии России на юг, к Черному морю и его придаткам – к Мраморному морю и его двум проливам Босфор и Дарданеллы.

Эти клиополитические реальности приводят нас к совре менной геополитической обстановке черноморского бассейна. А она совсем не проста.

Россия, у которой 3 % мирового населения, занимает 13% материка планеты и... осторожно! - 41 % мировых природных ре сурсов, прижата в угол Черного моря. Черное море находится почти целиком под влиянием НАТО. Из упомянутых шести государств, три (Турция, Болгария, Румыния) являются членами этого пакта, а две из этих шести в последнее время смотрели на пакт исходя из максимы, „Чем хуже для России, тем лучше для нас”.

НАТО уже расположил свои элементы ПРО в Турции и Ру мынии, как и расположил свои этапные военные базы в Болгарии.

Без всякого сомнения – у них антирусская направленность. Но это абсурдно: четыре страны – Украина, Румыния, Болгария и Грузия – вместе с Россией имеют общий цивилизационный код: правосла вие! А Украина и Болгария вместе с Россией имеют и общее этни ческое происхождение - славянское!

Бросая взгляд в прошлое, замечаем, что, с времен гибели Византийской империи, в бассейне Черного моря, на протяжение полтора века, оформляют себя два враждебных конфессиональных района: христианский (православный) и исламский.

Национальная революция Кемаля Ататюрка и ВОСР пола гают конец этому делению. С тех пор до недавнишних времен Рес публика Турция черпала свою геополитическую и государственную легитимность именно из революции и реформ Ататюрка.

Но уже десять лет назад, медленно и неизменно этот исто рический источник легитимности заменяется Турцией другим, ос манизмом - что и создает новую геополитическую обстановку в черноморском регионе. Ситуация определяется и тем, что, за ис ключением Румынии, все страны региона имеют евразийские ха рактеристики.

Подводя итоги моего выступления хочу подчеркнуть : все эти обстоятельства определяют черноморский бассейн как слож ный, невралгический узел мировой политики. Его легко можно пре вратить в центр конфликта – небольшой, но возможно и высокой интенсивности.

Но в то же самое время Черноморье может оказаться и стартовой точкой грандиозного проекта евразийского единства.

Таракчи Нежат профессор Измирского университета ВЛИЯНИЕ РОССИЙСКО-ТУРЕЦКИХ ОТНОШЕНИЙ НА РЕГИОНАЛЬНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ:

РАЗНОГЛАСИЯ, РИСКИ, ВОЗМОЖНОСТИ Исторические основания Турки и русские остаются соседями на протяжении более 300 лет.

Османская и Российская империи исчезли с карты мира примерно в одно и то же время.

Если бы Мустафа Кемаль не остановил войска стран Антан ты на Дарданеллах в 1915 году, не исключено, что царская Россия продолжила бы свое существование по сей день.

Как независимые и внеблоковые государства, СССР и Тур ция противостояли империализму.

СССР, а затем его преемница Российская Федерация и Тур ция бесконфликтно сосуществуют уже около столетия.

Царская Россия всегда демонстрировала высокую актив ность на море. В свое время флотилия, направленная из балтийских портов, вошла в Средиземное море и сыграла важную роль в ослаб лении Османской империи и становлении греческого государства.

Российский флот разгромил флот Османской империи в Чесменском сражении (1770).

Тем не менее, в 1798 году два государства сформировали союз, направленный против Франции, с целью вернуть семь остро вов в Ионическом море (в решении этой задачи они преуспели).

Объединенная эскадра России, Англии и Франции разгро мила турецкий флот в Наваринском сражении (1827).

Отношения России с Грецией и Южным Кипром базируются на схожих исторических основаниях и единой православной вере.

Пограничная линия между СССР и Турцией была определе на Московским договором (16 марта 1921 года) в ходе националь но-освободительной войны / Турецкой революции.

Со стороны Советской России договор стал выражением по литической поддержки Турции в ее противостоянии империализму.

В 1925 году был подписан другой важный договор – “О не нападении и нейтралитете”, который затем неоднократно был про длен и в результате действовал на протяжении двадцати лет.

Все лидеры, правившие СССР и Турцией после Ататюрка (1938), оказались не в состоянии осознать исключительную важ ность советско-турецких отношений.

На вопрос, каким образом он нанес поражение грекам, Ата тюрк в свое время ответил: Это неважно. Как я стал для них дру гом – вот о чем нужно думать.

К сожалению, в период между 1938-47 гг. и в России, и в Турции отсутствовали достаточно одаренные и умелые лидеры, способные поддерживать доверительные и стабильные отношения между двумя странами.

С началом 2-й Мировой войны отсутствие в стране лидера масштабов Ататюрка стало ощутимо не только в самой Турции, но и за ее пределами.

С высокой вероятностью можно предполагать, что Ататюрк открыл бы проливы и поддержал СССР. Случись так, сегодня мы наблюдали бы в регионе совершенно иную геополитическую кар тину.

19 марта 1945 года СССР заявил о денонсации договора “О ненападении и нейтралитете”, мотивируя свое решение тем, что Турция позволяла немецким подводным лодкам проходить в Чер ное море.

Затем СССР неоднократно отправлял Турции суровые дек ларации, включая требования от 7 июня 1945 г.

Годом позже, 8 августа 1946 года, СССР направил Турции ноту с требованием установления коллективного управления про ливами.

В то время советские политические деятели были не в со стоянии осознать, что Конвенция Монтро является вполне совер шенным регулятором безопасности в Черноморском регионе.

Не исключено, что тогдашнее поведение СССР явилось эмоциональной реакцией на недавний военный опыт.

Такие перемены волей-неволей заставили Турцию обратить взор в сторону западного блока.

Турция подписала первое военное соглашение с США в 1947 году, в 1950-м направила своих военнослужащих в Корею, а в 1952-м стала членом НАТО.

Несмотря на то, что впоследствии СССР осознал собствен ные политические промахи и 30 мая 1953 года направил Турции ноту, в которой отозвал все требования и претензии, сделанные по сле окончания 2-й Мировой войны, Этой инициативы оказалось недостаточно, чтобы полностью восстановить доверие турецкой стороны.

До середины 1960-х гг. Турция продолжала развивать свою внешнюю политику с ориентацией на внешнеполитический курс США.

Претензии СССР продолжали оказывать влияние на внут реннюю и внешнюю политику Турции в течение еще долгого вре мени.

Баланс морских сил Баланс морских сил является определяющим для глобально го баланса сил по той причине, что ВМС способны легко достичь любых пунктов назначения и наглядно продемонстрировать свою мощь.

Советы остро ощутили недостаток своего влияния на море в период Кубинского кризиса 1962 года.

США располагают 11 авианосцами и 865 базами по всему миру. Их военные расходы составляют около US$ 700 млрд.

Лидирующие позиции США в мире во многом определяют ся их уникальными военно-морскими силами. По этой причине лю бые развивающиеся ВМС в любой точке планеты являются потен циальным врагом и целью для США.

Средиземноморье Турция, Япония или любая страна НАТО с легкостью может стать врагом США, если она располагает мощными военно морскими силами.

Потери России и СССР в двух мировых войнах не в послед нюю очередь связаны с отсутствием ВМС в Средиземном море.

В 1970-х гг. СССР поддерживал прекрасные отношения с Кипром, что позволяло ему сохранять баланс морских сил в проти востоянии с Западом в Средиземном море.

СССР также представлял собой достаточный противовес для США во всех других морях планеты.

В 1979 году СССР провел весьма успешные военно-морские учения, задействовав в них все морские пространства планеты.

Эти учения вызвали настоящую панику в США и на Западе в целом.

Советские атомные подлодки совершили тур вокруг терри тории США.

Однако Средиземное море оказалось даже более важным, поскольку здесь сосредоточены национальные интересы США и Запада, связанные с Ближним и Средним Востоком.

По этой причине Кипр не мог более оставаться в сфере со ветского влияния и контроля.

15 июля 1974 года произошел переворот, в результате кото рого Турция оккупировала северную часть острова.

Цели США были достигнуты: СССР лишился присутствия на Кипре, а британские базы, напротив, были спасены от депорта ции.

Безопасность в Черноморском регионе Безопасность в регионе Черного моря не может быть отде лена от безопасности в Средиземном море и на Ближнем и Среднем Востоке.

Посему любая дестабилизация, любой кризис здесь непо средственно воздействуют на состояние Черноморского региона.

После распада СССР советский флот покинул Средиземное море, что привело к образованию своего рода вакуума влияния. И этот вакуум был заполнен силами НАТО.

Затем возник проект “Союза для Средиземноморья” - Union pour la Mйditerranйe - под руководством Франции. Увы, проект ока зался мертворожденным.

США стали доминирующей силой в Средиземном море, что обеспечило им неограниченные возможности для оперативной ма невренности.

Неблагоприятные последствия такого состояния дел уже ощутили на себе Тунис, Ливия, Египет, Сирия.

При наличии в Средиземном море достаточно мощных рос сийских ВМС, которые поддержали бы Ирак, насколько легкими были бы Война в Заливе в 1991-м и вторжение в 2003-м?

После 2000 года президент Путин принял решение последо вательно развивать российские ВМС. Началось строительство атомной подлодки класса Акула II. Оборонный бюджет вырос на 50% в 2001 году и еще на 20% в 2002-м.

Русские подлодки типа Дельта III снова начали патрулиро вать побережье США.

Целью всех этих мер было за короткое время восстановить баланс морских сил в Средиземном море. Однако ничего подобного не произошло. Ливия была потеряна, и ситуация в Сирии остается неопределенной.

Вместе с тем геополитическая и геостратегическая ценность Средиземного моря продолжает расти. В 2008 году огромные запа сы газа и нефти были обнаружены в его восточной части. Побере жья Ливана, Кипра, Израиля, Сирии, сектора Газа и их 200-мильные зоны стали по-своему проблемными районами. Восточное Среди земноморье теперь называют новым заливом Басра.

Россия и НАТО НАТО – это проект политической и военной интеграции США и ЕС.

Россия поддерживает специфические отношения с НАТО с 1997 года. Их сотрудничество сфокусировано, главным образом, на разрешении кризисов вторжения, логистической поддержке и гума нитарной помощи, поскольку НАТО и в особенности США нужда ются в логистической поддержке России в их операции в Афгани стане (где за 10 лет Штаты потеряли уже 25 тысяч человек).

Тем не менее, в глобальном масштабе США и Россия оста ются геополитическими соперниками.

Предположим, что в неопределенном будущем Россия по даст заявку на вступление в НАТО. Будет ли она принята или от вергнута?

Конечно, отвергнута – потому что две стороны отстаивают разные ценности и следуют совершенно не совместимым идеалам.

Как члену НАТО, России, возможно, придется слишком час то пользоваться своим правом вето. Таким образом, система приня тия решений НАТО будет блокирована.

Турция и НАТО Можно сказать, что Турция вполне довольна своим членст вом в НАТО на протяжении 60 лет.

Тем не менее, всё имеет свою цену. Например, Турция была против вторжения НАТО в Ливию. Кроме того, она не поддержала кандидатуру нынешнего генсека НАТО м-ра Расмуссена, однако должна была согласиться как с одним решением альянса, так и с другим.

Сегодня для нас снова актуален вопрос, возможно ли было бы вступление Турции в НАТО в нынешних обстоятельствах – и ответ на него представляется крайне затруднительным!

Главное препятствие для вступления в ЕС – тот факт, что Турция является мусульманской страной.

Турция также имеет претензии к участникам альянса в связи с их политикой в отношении Рабочей партии Курдистана – терро ристической организации. Кто-то из них поддерживает РПК прямо или опосредованно, кто-то выдерживает нейтральную позицию.

По факту, необходимость членства в НАТО стала для Тур ции сомнительной, однако никакого альтернативного механизма, нормально функционирующего и вызывающего доверие, не суще ствует.

В настоящее время участие в альянсе дает Турции только региональные политические преимущества.

Полагаю, что наилучшей альтернативой для Турции являет ся ЕС. Однако ЕС не обладает политическим единством, как не ин тегрирован он и в плане безопасности – и в среднесрочной перспек тиве эти недостатки вряд ли будут устранены.

Члены ЕС также являются членами НАТО, что позволяет им не беспокоиться об общеевропейской безопасности.

Несмотря на не вполне удовлетворительные отношения с ЕС, в последнем докладе Европарламента Турция была названа стратегическим партнером ЕС и ей было предложено координиро вать с ЕС свою внешнюю политику.

Новые политические и военные формирования могут воз никнуть в регионе.

После завершения операции в Афганистане США, вероятно, могут сфокусировать свое внимание на Черноморском и Прикас пийском регионах.

Отношения Турции с Израилем расстроены и вряд ли стоит ожидать, что они могут быть налажены в ближайшем будущем.

То же самое относится к отношениям с Южным Кипром, Болгарией, Румынией, Грецией и Грузией.

Экспансия НАТО Планы НАТО по расширению присутствия в Причерномор ском регионе тревожат: Румыния и Болгария присоединились к аль янсу в 2004 году. Фактически, Турции не следовало этого допускать (поскольку, оставаясь единственным членом НАТО в Черномор ском регионе, она располагала определенными преимуществами, отвечавшими ее национальным интересам и задачам региональной безопасности).

Однако Турции недостало политической воли, чтобы пре дотвратить расширение НАТО.

Политический вес Турции заметно снизился после распада СССР, поскольку баланс сил в регионе радикально изменился. Од нако сейчас он [вес] снова начинает нарастать.

В 2002 году появился Совет Россия-НАТО. Его главной це лью было создание консультационного механизма по актуальным проблемам безопасности и сотрудничеству в сферах общих интере сов.

Стратегическая концепция НАТО 2010 года подчеркивает важность реального стратегического партнерства с Россией.

Важность добрых отношений с Россией снова была под тверждена на саммите НАТО в Чикаго (2012).

Насколько реалистичны все эти декларации? Представляет ся, что необходимость российской поддержки для успешного про должения операции НАТО в Афганистане – главная причина такого отношения… Послужили ли благой цели консультации НАТО и России по вопросам Сирии и Ирана? Ответ: нет!

Украинский фактор Украина – третья (после России и Турции) в списке ключе вых игроков в вопросах безопасности в Причерноморском регионе.

Обладание Крымом не в последнюю очередь определяет та кое ее положение. Сохранение статуса Крыма до 2044 года – весьма полезный вклад в обеспечение региональной стабильности.

Другая важная тема – обеспечить приоритет вступления в ЕС вместо участия в НАТО. Геополитическая реальность диктует Украине и России необходимость политической и экономической интеграции.

Всё то же справедливо и в отношении пар Турция-Россия и Турция-Иран.

Для безопасности и стабильности Черноморского региона Украина, Грузия, Азербайджан и Армения должны стать членами ЕС, а не НАТО. Ведь совершенно ясно, что руководство НАТО сле дует стратегиям США. Все эти страны находятся в статусе PfP – они участники программы НАТО “Партнерство ради мира” / Part nership for Peace. Целью программы является обеспечение стандар тизации войск для операций ООН.

Однако взаимодействия в рамках программы все больше смещаются в сторону торговли оружием;

хотя, конечно, остается и пространство для политической поддержки.

Кавказ Напряженность между Азербайджаном и Арменией, равно как и между Грузией и Россией сохраняется. Жизненно важной ста новится задача защиты кавказских государств (Грузии, Азербай джана, Армении, Абхазии) от манипуляций со стороны глобальных aкторов.

И в этом – миссия России. Первым шагом в ее осуществле нии должно стать решение проблемы Нагорного Карабаха.

Для мира и стабилизации на Кавказе страны региона нуж даются в бульшей политической, экономической и коммерческой интеграции. Это проект, над которым Россия может работать со вместно с Турцией.

Сегодня стало невозможно долгое время сохранять нацио нальную экономику полностью закрытой. В контексте этого заме чания Армения представляется существенным бременем для Рос сии.

Кроме того, существование в соседних странах различных экономических систем [моделей] становится неприемлемым и соз дает серьезные проблемы в управлении.

Текущая ситуация Будучи членом Совета безопасности ООН, Россия обладает существенным политическим весом в глобальном масштабе.

Черноморские страны являются составными частями раз личных систем безопасности, однако после 1991 года большинство из них вошло в единую экономическую систему, которую принято называть глобальной либеральной экономической системой. К при меру, Турция была полностью интегрирована в эту систему в году.

В списке крупнейших экономик мира Россия занимает 9-ю позицию, Турция – 16-ю. Объем внешней торговли в первой поло вине 2012 года составил US$ 16 млрд.

Ведущим торговым партнером Турции является Германия (US$ 17 млрд.), второе место занимает Россия (US$ 16 млрд.), третье – Иран (US$ 13 млрд.). Такой порядок можно считать прием лемым для региональной геополитики.

Тем не менее, суммарный объем торговли (US$ 46 млрд.) не является достаточным для создания нового и эффективного полити ческого механизма, как и механизма безопасности для названных государств, поскольку они должны быть готовы – в случае кризиса или конфликта – с легкостью приносить сопоставимые по объему финансовые жертвы.

Турция находится в энергетической зависимости от России, Азербайджана и Ирана – в этом ее главная слабость.

К концу 2012 года выплаты за энергопоставки достигнут US$ 55 млрд. (что составляет 7% ВВП Турции).

При желании Россия, Иран и Турция могли бы конвертиро вать эту зависимость в политический союз, основанный на взаим ном доверии и сотрудничестве, И таким образом они смогли бы предотвратить проникнове ние в регион сторонних сил.

Включение в энергетические проекты, затрагивающие Вос точное Средиземноморье – необходимость для России.

Израиль планирует обосноваться на Южном Кипре. Так, масштабный проект строительства газового хранилища находится сейчас в разработке. Если он будет реализован, на остров прибудут порядка 50 тысяч израильтян.

США и ЕС конкурируют за участие в этом проекте.

Последние исследования выявили на побережье Крита запа сы природного газа в объеме порядка 3,5 триллионов кубометров.

(Такого объема достаточно для обеспечения ЕС в течение шести летнего периода.) Нам представляется возможным сотрудничество Турции и России на стадиях бурения скважин и транспортировки газа. Воз можно также включение в эти проекты Греции.

Участие России в энергетических проектах в Восточном Средиземноморье будет страховкой ее продолжающегося полити ческого и военного присутствия в регионе.

В этом контексте сирийский порт Тартус становится жиз ненно важным для России. Россия должна во что бы то ни стало сохранять свои стратегические позиции в Восточном Средиземно морье.

Отношения России и Турции Как России, так и Турции приходится иметь дело с уникаль ными внутренними проблемами.

Турция сражается с террористической по сути Рабочей пар тией Курдистана, платя за эту войну тысячами молодых жизней и миллиардами долларов. Россия пережила схожую ситуацию на Кав казе.

Мир и стабильность господствуют в Причерноморском ре гионе уже долгое время, и нельзя позволить разрушить их.

Автор этого доклада сам родом из Причерноморья, Синоп – его родной город.

В этом регионе нет недостатка в энергии, воде или продук тах. Он известен своей уникальной природой, море и реки издавна кормят его жителей.

Россия и Турция – редкие страны в том плане, что они носят потенциально самодостаточный (автаркический) характер.Третьи страны, в своих глобальных устремлениях нацелившиеся на Россию или Турцию, фактически наносят вред всем Причерноморским го сударствам.

Турция – как открытая дверь в мир для многих стран Кавка за, Причерноморья и Прикаспия.

Регион испытывает насущную потребность в сохранении доверительной атмосферы и стабильности.

СССР и Россия не могут быть квалифицированы как импер ские государства. Их экспансия была нацелена лишь на то, чтобы уравновесить баланс сил на планете.

Фактор доверия Россия и Турция – ключевые страны для региональной безо пасности.

Вопрос доверия – наиболее важный фактор, определяющий характер отношений в регионе уже долгое время. Проблема усугу билась после вступления Турции в НАТО. Отношения с альянсом влияли и на советские инвестиции в Турции (как, например, в слу чае со сталелитейным заводом в Искендеруне и алюминиевым – в Сейдишире).

Германия и Россия были непримиримыми противниками в двух мировых войнах.Тем не менее, проблема доверия между ними была разрешена – страны сумели найти общий язык в вопросах прямой транспортировке нефти и газа, других серьезных проектах экономической кооперации. Германия сыграла важную роль в том, что Украине и Грузии было отказано во вступлении в НАТО. Уве рен, такой подход является политическим отражением добрых от ношений сотрудничества, сложившихся у Германии с Россией.

Итак, Голубой поток, Южный поток, проекты атомных станций… Почему же со стороны Турции не наблюдается сколько нибудь схожей активности с привлечением России?

Причина в том, что Германия фактически является лидером ЕС, а кроме того обладает мощной экономикой, что дает ей извест ную свободу в принятии внешнеполитических решений.

Иначе обстоят дела в Турции: ее географическое окружение нестабильно, двусторонний характер отношений с США доминиру ет во внешней политике – и это серьезно сковывает ее свободу дей ствий.

Вдобавок к сказанному, курс Турции на вступление в ЕС не столь однозначен. По этой причине отношения Турции с Россией волей-неволей зависят от отношений Турции с США.

После 1946 года Турция и США подписали немало двусто ронних соглашений и договоров (в том числе в рамках их участия в НАТО). Общая политическая история двух стран не может не ока зывать влияния на современную внешнюю политику Турции.

В 1920 году Уинстон Черчилль сказал, что большевизм был создан, чтобы уничтожить мир.

Во время Холодной войны обе стороны пытались скрывать факты и манипулировать обществом, поддерживая атмосферу вра ждебности. К примеру, советских граждан убеждали, что все му сульмане в СССР готовы к коллаборационизму с Турцией. В то же время турецкое население пугали советской оккупацией восточных областей страны и военным прорывом к заливу Искендерун.

Неблагоприятное восприятие мусульман в Европе осложня ет сегодня курс Турции на вступление в ЕС. Однако нельзя сказать, что таково же и отношение к русским. Полагаю, это различие на прямую связано с тем, как преподают-преподносят историю в раз ных странах.

В турецкой системе образования курс истории сфокусиро ван и базируется на фактах – событиях и их последствиях, тогда как идеологический аспект исключен.

Тем не менее, когда речь заходит о Турецкой революции / национально-освободительной войне, поддержке и помощи, кото рую СССР оказал тогда Турции, уделяется должное внимание.

Полагаю, схожий подход действует и в России.

От исторической теории к практике: на начало 2012 года в Анталии насчитывалось около 18 тысяч русских женщин, состоя щих в браке с гражданами Турции. Подрастает целое новое поколе ние – шесть тысяч прекрасных смышленых ребятишек, результат смешанных браков.

Противоракетный щит и Сирия Последние события породили споры и разногласия между двумя странами, касающиеся, в первую очередь, установок проти воракетной защиты в Турции и гражданской войны в Сирии.

Противоракетный щит – это проект НАТО. Вполне очевид но, что нацелен он на защиту от возможного ракетного удара со стороны Ирана.

Непримиримо жесткая позиция России в этом вопросе удержала США от установки противоракетного радара и батарей в Чешской Республике и Польше.

Конечно, противоракетный щит поможет защитить от иран ских ракет и Израиль. Противоракетные корабли США будут дис лоцированы в Восточном Средиземноморье. Эти корабли периоди чески могут заходить в Черное море.

Главный вопрос, однако, в том, что планируется установка противоракетных систем в Румынии и Болгарии. Эти системы могут напрямую угрожать региональной стабильности и заставить Россию установить ответную защиту.

Что касается Сирии, этот вопрос не может быть решен толь ко Россией и Турцией – множество стран так или иначе вовлечены в проблему, и все преследуют разные цели, руководствуются разны ми интересами.

Тем не менее, Турция на правах соседа и Россия могут ока заться более эффективными по сравнению с другими странами. По этому необходимое самое тесное взаимодействие двух стран в ре шении сирийской проблемы.

Заключение. Предложения После разрешения карабахской проблемы турецко армянская граница должна быть открыта.

России не следует опасаться такой прозрачности границ, по скольку это лишь поможет Армении нарастить экономическую мощь и предоставит огромные преимущества самой России.России также нужно восстановить отношения с Грузией.

После политической стабилизации региона следует рас смотреть возможность и перспективы создания Кавказского Союза (в составе Азербайджана, Армении, Грузии, России и Турции).

России нужно усилить свое влияние и присутствие в Среди земном море.

Для развития российско-турецких отношений и создания нового измерения взаимного доверия:

две страны могли бы подписать Договор о дружбе и ненапа дении;

Россия могла бы обеспечить поставки энергии и военных материалов в Турцию;

Россия может разрешить проблему Карабаха;

Турция и Россия могли бы создать механизм двусторонних консультаций и сотрудничества.

Военно-морские учения, аналогичные проводимым в Чер ном море, должны быть проведены и в Средиземном море (с посе щением турецких портов). Греция также должна иметь возможность принять участие в этих учениях. Россия должна признать РПК тер рористической организацией и лишить ее всякой поддержки.

России следует поддержать желание Украины и кавказских государств присоединиться к ЕС. Более того, России и самой не мешает всерьез задуматься о вступлении в ЕС.

Россия должна поддержать Турцию в ее стремлении стать членом Шанхайской организации сотрудничества / ШОС. России следует уделить особое внимание проведению сбалансированной политики в отношении Южного Кипра, Греции и Турции.

В России и Турции должны быть созданы институты куль турных исследований. России следует поддержать Турцию в вопро сах, касающихся Кипра. К примеру, Россия могла бы признать Ту рецкую Республику Северного Кипра. Проекты совместных пред приятий могут быть реализованы как в Турции, так и в Северном Ираке (такие, например, как нефтеперерабатывающий завод в Джейхане).


Перевод с английского Татьяны Лопухиной Андрей Арешев эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа ИВ РАН.

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ГРУЗИИ ПЕРЕД НОВЫМИ РУБЕЖАМИ:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Приход к власти в Грузии оппозиционной коалиции «Гру зинская мечта» актуализировал дискуссии о будущей внешней по литике страны. Стоит заметить, что даже малейшие намёки на из менения воспринимаются западными партнёрами Тбилиси чрезвы чайно болезненно. Так, следственные действия в отношении не скольких бывших функционеров привело к переносу заседания во енного комитета НАТО, которое должно было состояться в конце ноября в Тбилиси и удостоилось специального заявления А. фог Расмуссена, выразившего по этому поводу обеспокоенность.

Обратим также внимание на слова помощника замгоссекре таря США Эрика Рубина, посетившего недавно Тбилиси: «США надеются на продолжение плодотворного сотрудничества с Грузией по иранскому и турецко-сирийскому вопросам. В ходе своих встреч с президентом и будущим премьер-министром Грузии я обсудил усилия международного сообщества, направленные на недопуще ние создания Ираном ядерного оружия». Вариант с использованием военной инфраструктуры на территории Грузии в качестве плац дарма нападения на Иран, вскрывшийся после августовской войны 2008 года, получил таким образом, очередное, пусть и косвенное, подтверждение.

В ходе встреч с представителями американского военно политического истеблишмента лидер «Грузинской мечты» Бидзина Иванишвили заверяет, что Тбилиси не свернет отношения с Запа дом в военной сфере. 12-14 ноября состоялся визит премьер министра Грузии в Брюссель, обошедшийся, впрочем, очередными декларативными заявлениями. В ходе недавнего семинара НАТО с участием Дж. Аппатурая в Ереване было вновь подтверждено, что вопрос о принятии Грузии остается в повестке дня Североатланти ческого альянса. Одновременно в Брюсселе ставят вопрос о норма лизации отношений Грузии с Россией, однако перспектива совме щения этих двух внешнеполитических векторов совсем не очевид на.

Контуры новой военной доктрины: изменения сугубо фор мальные?

Как известно, именно в военно-политической сфере сотруд ничество между Грузией и западным альянсом под предводительст вом США пустило наиболее глубокие корни. При этом некоторые представители новой грузинской власти осторожно заявляют о сво ей надежде на совмещение дальнейшего продвижения по пути «ев роатлантического диалога» и сближения с Москвой. Правда, их сра зу же осадил глава Европейской народной партии Вильфред Мар тенс, активно занимающийся в последнее время кавказской про блематикой. Он чётко дал понять, что считает заявление лидера Бидзины Иванишвили о намерении вступить в НАТО и Евросоюз и в то же время наладить тесные отношения с Россией, неосущест вимым. «Грузинская мечта» считает, что сможет совместить инте грацию в НАТО и сотрудничество с Россией, возникает вопрос – насколько это возможно? Боюсь, что Грузия не сможет стать чле ном НАТО и ЕС, если будет иметь тесные отношения с Россией, для Грузии эти отношения будут не дорогой в будущее, а в про шлое", – категорично высказался Мартенс в эфире грузинской теле компании «Имеди».

Впрочем, «дорога в светлое европейское будущее» пока что больше напоминает блуждание в тумане, особенно с учётом неяс ных перспектив самого европейского сообщества. Таким образом, отметать возможные изменения с порога, пожалуй, всё же не стоит.

Как говорится, «никогда не говори никогда». Но если всё же попы таться всерьёз рассмотреть некую гипотетическую «многовектор ность» (что пока является определённым допущением), то прежде всего надо оценить цели и задачи предполагаемой корректировки грузинского внешнеполитического курса. Существует мнение, со гласно которому топорно-агрессивная политика Саакашвили, лю бимчика республиканской администрации Джорджа Буша младшего, способствовала реализации американских целей в регио не лишь частично, вследствие чего демократическая администрация Барака Обамы занялась поиском более вменяемой кандидатуры.

Впрочем, это всё тактические нюансы, механизмы «тонкой на стройки» механизма координации внешнеполитического курса Ва шингтона и Тбилиси, основы которого были заложены еще при Эдуарде Шеварднадзе.

Безусловно, о внешнеполитических приоритетах страны следует судить не столько по публичным высказываниям, сколько основываясь, прежде всего, на различных аспектах военного строи тельства. В этой связи можно предположить, что сотрудничество НАТО со всеми тремя государствами Южного Кавказа в военной сфере будет продолжено.

Недавние заявления нового министра обороны Грузии Ираклия Аласания могут свидетельствовать не только о скептиче ском отношении к наследию Саакашвили в сфере военного строи тельства, но и о намерении укреплять противовоздушную оборону и мобильные силы специального назначения. Новый министр оборо ны заявил о намерении детально проанализировать опыт войны с Россией четырёхлетней давности в целях дальнейшего реформиро вания армии, которую он видит компактной и профессиональной, способной оперативно отражать региональные вызовы. «Исходя из доктрины сдерживания, мы считаем, что нам необходимо развивать систему ПВО и отказаться от создания военно-воздушных и военно морских сил. Это очень дорогое удовольствие для такой маленькой страны, как Грузия, тем более что, исходя опять-таки из возможно стей и размеров нашей страны, мы вряд ли сможем создать полно ценные ВВС и ВМС», – полагает Аласания. Таким образом, в новой военной доктрине страны, по всей видимости, акценты будут сде ланы на небольшую мобильную армию, ориентированную на сдер живание существующих угроз, включая, по всей видимости, войны нового поколения, что особенно актуально в связи с географиче ской близостью республики к нестабильному «Большому Ближнему Востоку». Что касается флота, то, по-видимому, из событий года были сделаны соответствующие выводы, и он если и сохранит ся, то в форме сил береговой охраны. Добавим, что по итогам визи та майского визита госсекретаря США Хилари Клинтон было при нято решение помочь Грузии в укреплении средств её противовоз душной обороны, о чём прямо говорится в документе, принятом по итогам заседания совместной комиссии по сотрудничеству в рамках Американо-грузинской хартии стратегического партнерства. «Мы обсудили пути помощи Грузии в развитии своих возможностей по слежению за воздушным пространством и прибрежной полосой, а также улучшения навыков сержантского состава и командования штабов бригад». По оценке ряда экспертов, в последние годы Ва шингтон выделял немалые средства на реконструкцию военных аэ родромов в Вазиани и Марнеули, морских портов Поти и Батуми. В сентябре было объявлено о начале реализации грузино американского соглашения в сфере обороны, предусматривающего комплексное усиление безопасности страны.

Как всё это будет сопрягаться с объявленными новациями, анонсированными Ираклием Аласания и с декларированным наме рением решать вопросы с соседями мирным путём – покажет время.

Намерение нормализовать отношения с Россией может войти в про тиворечие с видами Запада на кавказскую республику, однако инте ресам любой страны, безусловно, отвечают дружественные отно шения с соседями. В истории грузинского государства в XX веке тому есть убедительные примеры.

Намерение создать небольшую армию, ориентированную на нейтрализацию реальных угроза (а не вымышленных, наподобие пресловутых «имперских происков северного соседа) может всту пить в определённое несоответствие с ходом поствоенного восста новления грузинских вооруженных сил. Согласно некоторым оцен кам, после 2008 года их начали готовить уже не к «наведению кон ституционного порядка» в отколовшихся регионах, а к более мас штабному противоборству непосредственно с российской армией.

Об этом же свидетельствует общее увеличение численности гру зинской армии – как минимум, на одну пехотную и одну артилле рийскую бригады. Также было заявлено о формировании двух ре зервных бригад армейского типа (видимо, в логике пропагандиро вавшейся действующим пока президентом концепции «вооружен ного народа»), однако представители нового парламентско правительственного большинства заявляют концепцию подготовки резерва пересмотреть. Тем не менее, уже в 2009 году численность вооруженных сил Грузии составила около 39 тыс. человек – на тысяч больше, чем в 2008 году.

В послевоенном перевооружении страны, совпавшем с пе риодом так называемой российско-американской «перезагрузки», принимали участие США, Франция, Турция, Израиль, Украина, Болгария и другие страны. Круг поставок весьма широк: это и стрелковое оружие и боеприпасы к нему, и тяжелая бронетехника, и современные комплексы противотанковой и противовоздушной борьбы. При том, что достоверных данных о реализации всех имеющихся формальных и неформальных договорённостей не име ется, только США могли поставить Грузии ЗРК «Пэтриот», ПЗРК «Стингер» и «Игла-3» в носимом и возимом вариантах, ПТРК «Джавелин» и «Хелфайр-2», большое количество патронов для стрелкового оружия. В целом, поставки носят весьма закрытый, но, по-видимому, комплексный характер: от стрелкового оружия и бое припасов к нему, до тяжелой бронетехники, современных комплек сов противотанковой и противовоздушной борьбы. Таким образом, уверенность Ираклия Аласания в том, что после смены власти у Грузии не должно возникнуть проблем с приобретением нового со временного вооружения, имеет под собой самые серьёзные основа ния.

Самостоятельной (и весьма затратной) задачей стало вос становление военной инфраструктуры (военные базы, склады, аэро дромы, порты и средства коммуникации), проводившееся преиму щественно за счет внебюджетных источников – в виде грантов США и стран НАТО. Только американские расходы на соответст вующие цели оцениваются приблизительно в 1 млрд. долл. Подраз деления грузинских Вооружённых Сил регулярно проводят совме стные учения с коллегами из НАТО – как на территории Грузии, так и в учебном центре армии США в германском Хоненфилсе. По следнее совместное международное учение вооруженных сил Гру зии и НАТО «Грузия-2012» состоялось во второй декаде сентября 2012 г. В период с 12 по 21 сентября 2012 г. Грузию посетила груп па военных экспертов США, детально изучавших вопросы противо воздушной обороной страны, включая возможную конфигурацию угроз. На ближайшее время запланирована разработка профильная доктрина, техническое сопровождение которой возьмёт на себя. Ра зумеется, далекая заокеанская сверхдержава.


Всё это лишний раз свидетельствует: Грузия по-прежнему рассматривается в качестве основного военно-политического союз ника НАТО на Кавказе и проводника её интересов. Визиты в Тби лиси как функционеров из Брюсселя, так и американских чиновни ков (включая влиятельных отставников) носят чрезвычайно плот ный и насыщенный характер. Интеграция с НАТО фигурирует в качестве одного из ключевых пунктов основополагающих докумен тов стратегического характера. Грузия граничит с территорией, на которую распространяется формальная юрисдикция Альянса, вы страивая отношения продвинутого, а в некоторых сферах и страте гического партнёрства не только с США, но и с Турцией. Соседняя страна отнесена доктринальными внешнеполитическими докумен тами Грузии к числу её «ведущих партнёров в регионе», «важному военному партнёру», которого грузинское руководство восприни мает как «государство-член НАТО и регионального лидера» (в со ответствии с пунктом «7.3» последней редакции Концепции нацио нальной безопасности Грузии).

«Афганская миссия» грузинской армии: далее – везде?

Весьма важная роль США в строительстве грузинской ар мии, её оснащении и перевооружении является не только следстви ем прозападного геополитического выбора, за который, однако, приходится платить определённую цену (в том числе и человече скими жизнями). Участие Грузии в афганской «освободительной миссии» является не только ключом к получению страной статуса кандидата а члены НАТО и стратегического партнёра (де-факто со юзника) США, но и дополнительным источником поступления фи нансовых средств, а также и серьёзным вкладом в обеспечение на циональной безопасности страны, считающей Абхазию и Южную Осетию «оккупированными Россией территориями». В 2012 году в Афганистане (преимущественно на ТВД в провинции Гильменд) было размещено 950 солдат, действующих, в отличие от многих стран НАТО, без так называемых «национальных поправок», пре дусматривающих ограничение на участие в боевых действиях. В пересчете на душу населения Грузия в Афганистане является пер вой среди нечленов НАТО, и одной из крупнейших стран, предос тавляющих войска для ведения военных действий этой стране. На 2012 году было запланировано размещение 750 солдат, в результате чего общий грузинский контингент достигнет почти 1700 военно служащих, и, вероятно, будет уступать в этом отношении только США (в расчете на душу населения).

Тем не менее, участие грузинских военных в операции НА ТО в Афганистане в последнее время вызывало критику, в том чис ле и со стороны теперь уже бывшей оппозиции. В марте этого года представители ряда политических партий подписали адресованную командованию НАТО совместную декларацию. В документе выра жалось недоумение непропорциональным вкладом Грузии в обес печение безопасности в Афганистане, особенно на фоне сокраще ния численности контингентов других стран. До последнего време ни официальный Тбилиси рассматривал участие грузинских воен нослужащих в военной операции США в Афганистане и Ираке в качестве одного из своих приоритетных внешнеполитических успе хов. Направляя своих солдат в «горячие точки», фактически делая их заложниками американских планов по переформатированию «Большого Ближнего Востока», руководство страны рассчитывало на получение дополнительных «коврижек» в виде политической, финансовой и военно-технической помощи.

Стремление Тбилиси к расширению военно-политического сотрудничества с НАТО с перспективой вступления в этот альянс является важным фактором, ограничивающим позитивный россий ско-грузинский диалог. Несмотря на то, что чикагский саммит не оправдал ожиданий официального Тбилиси относительно пригла шения к постоянному членству в альянсе, сотрудничество Грузии с США и другими государствами Запада на двусторонней основе продвигается по многим направлениям. Формальный же запуск со ответствующего механизма в рамках НАТО станет возможным не раньше, чем страны альянса признают независимость Абхазии и Южной Осетии. В противном случае, принимая в свои ряды страну с нерешенными территориальными проблемами, альянс автомати чески оказывается в состоянии войны с Россией.

«Обкатка» новых подразделений грузинской армии в Афга нистане, как и громкие пропагандистские заявления грузинского лидера М. Саакашвили относительно «угрозы с Севера», как пред ставляется, направлены на получение от западных партнёров до полнительных дивидендов. Несмотря на порочный и бесперспек тивный характер подобного конфронтационного подхода, его реци дивы возможны и в действиях нового парламентско правительственного большинства, укомплектованного лицами, большинство из которых отнюдь не является в грузинской политике новичками. А следовательно – в полной мере разделяют деструк тивные, но вполне укоренившиеся антироссийские фобии.

Северокавказский вектор Что касается северокавказского направления грузинской внешней политики, то здесь, видимо, следует ожидать прекращения работы откровенно топорными методами, как это делалось ранее, с переносом акцентов на гуманитарную, информационную состав ляющую. Из позитивных моментов следует упомянуть о примири тельном заявлении Бидзины Иванишвили относительно предстоя щей в Сочи в 2014 году Зимней Олимпиады. По словам премьер министра Грузии, его страна не только не будет бойкотировать спортивные мероприятия, но и примет в них активное участие. По зицию премьера поддержали министры по делам евроинтеграции и интеграции в НАТО Алекси Петриашвили, и по делам реинтегра ции (Абхазии и Южной Осетии) Паата Закареишвили, что может стать дополнительным импульсом обсуждения в грузинской элите целей и смыслов кавказской политики страны.

С другой стороны, по мнению ряда представителей «Гру зинской мечты», Тбилиси не будет сворачивать контактов с наро дами Северного Кавказа. В то же время его ориентированная на «север» политика будет более сбалансированной и гибкой. Особо отмечается, что принятая ранее концепция взаимоотношений с на родами Северного Кавказа уже работает, причём достаточно эффек тивно. Российской стороне транслируются намерения значительно сократить соответствующую активность, в то время как черкесским активистам даются заверения, что, в принципе, всё останется по прежнему. В обоих случаях вопрос об отзыве признания «геноцида черкесов» не ставится.

В частности, по словам члена республиканской партии Да вида Бердзенишвили, условия пересечения границы для жителей Северного Кавказа останутся без изменений, сохранятся и контакты на уровне гражданского общества, однако PR-кампания на тему «признания черкесского геноцида» (очевидно, третьими странами) продолжена, по всей видимости, не будет. На вопрос о том, не бу дут ли закрыты для представителей Северного Кавказа возможно сти изучения архивов, и будет ли способствовать правительство проведению совместных научных работ, он ответил, что в этом от ношении осложнений также не будет. Впрочем, первые результаты этих «научных работ», призванные доказать факты «черкесского геноцида» и представленные некоторое время назад не функциони рующим ныне телеканалом «ПИК», являются вполне посредствен ными и «высосанными из пальца».

«Наша политика будет ориентирована на реальные нужды и запросы населения и на Северном Кавказе, и в Грузии, – отмечает известный политолог М. Арешидзе. – Потому что раньше прави тельство Грузии больше заботилось о преследовании своих полити ческих целей, и с одной стороны оно как бы протягивало руку Се верному Кавказу, с другой стороны – отстраняло широкие массы от Госархив Грузии о геноциде черкесов // http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=wwv2e2k8Uc диалога и взаимоотношений с кавказцами, чтобы втайне проводить такие действия, которые приводили к печальным последствиям, как например, человеческие жертвы в селении Лапанкури».

Сложно поверить, что новое правительство Грузии в одно часье откажется от деструктивных наработок предшественников (особенно с учётом того, что многие из его членов вовсе не являют ся новичками в политике). Однако логика постепенного улучшения с Россией, пусть и по отдельным направлениям, должна принуж дать его следовать логике разума, а не превращать страну в тран зитный коридор для боевиков, являющихся фактором трансгранич ных угроз.

Таким образом, говорить о кардинальной смене грузинской политики, использующей «черкесский вопрос» в качестве рычага давления на российские власти, пока преждевременно. В этом от ношении немаловажна позиция западных партнёров Тбилиси, при чём не здесь стоит обращать внимание не на публичные заявления, а на логику реальных действий. Очередной доклад «международной кризисной группы», посвящённой проблемам Северного Кавказа, характеризуется относительно спокойным описанием черкесской проблематики. В документе говорится о стремлении крупных эт нических группы, таких как ногайцы, кумыки и лезгины в Дагеста не, а тажке черкесов и казаков (!) увеличить свои организационные способности и политические требования.

Тенденции и выводы The North Caucasus: The Challenges of Integration (I), Ethnicity and Conflict // http://www.crisisgroup.org/~/media/Files/europe/caucasus/220-the-north-caucasus-the-challenges-of integration-i-ethnicity-and-conflict.pdf (1) Противоречие между планами некоторых кругов Запада по поддержанию постоянного очага напряжённости не только в иранском и российском приграничье, и объективной заинтересо ванностью как Москвы, так и самого Тбилиси в стабильном разви тии Кавказа составят на ближайшую перспективу основной «нерв»

грузинской внешней политики. Сумма интересов США в регионе исключает нейтралитет Грузии, не говоря уже о любых других сою зах. С другой стороны, том ставка исключительно на западную си лу приведет к окончательному прекращению существования Грузии в качестве серьезного внешнеполитического игрока. Признаки по тери субъектности наблюдаются уже сейчас, когда, скажем, гипоте тическое восстановление железнодорожного сообщения через Аб хазию, объективно выгодное Грузии, встречает возражения со сто роны Баку, имеющего рычаги давления на Тбилиси.

(2) За предшествующий период интерес атлантического со общества к странам Южного Кавказа, в частности к Грузии, оста вался устойчиво высоким, и приход к власти в Грузии коалиции «Грузинская мечта» вряд ли повлияет существенно на этот интерес.

США и НАТО и дальше будут пытаться вмешаться и в политиче скую жизнь этих государств. Особенно, если их руководители ока жутся не слишком сговорчивыми.

(3) Не исключено, что чрезмерно прямолинейные методы переформатирования политического пространства, опробованные в Грузии при Саакашвили, будут несколько трансформированы. Од новременно грузинские «наработки» будут с успехом применяться в Армении и Азербайджане. Общественный запрос на перемены в Грузии достаточно большой, включая и серьёзную корректировку внешнеполитического курса. Возможные перераспределения мест в грузинском парламенте, изменения в кабинете министров – вполне возможные уже в скором времени в связи с объективными трудно стями – и последующая работа новых органов законодательной и исполнительной власти окончательно прояснят ситуацию.

(4) Радикально-антироссийский курс Михаила Саакашвили на Северном Кавказе, включая заигрывание с экстремистскими группировками, закономерно привёл к увеличению рисков непо средственно на грузинской территории, что, конечно же, не может не учитываться новым правительством. В настоящее время имеются определённые, пусть робкие, основания, для оптимизма в этом от ношении. Необходимость пересмотра не оправдавших себя стерео типов объективно назрела, что не может не найти отражения и в сфере военного строительства в Грузии после Саакашвили.

Яна Амелина руководитель сектора кавказских исследований РИСИ;

ПЕРВЫЕ ШАГИ «ГРУЗИНСКОЙ МЕЧТЫ»:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКО ГРУЗИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ 1 октября 2012 г. в Грузии прошли парламентские выборы, по итогам которых более половины голосов избирателей (и мест в парламенте) получила оппозиционная коалиция «Грузинская меч та» (ГМ), возглавляемая миллиардером Бидзиной Иванишвили. По сле формирования победителями нового грузинского парламента и правительства отдельные российские эксперты и политики начали высказывать осторожные надежды на предстоящее улучшение рос сийско-грузинских отношений.

Характерно, однако, что ряд заявлений членов нового пра вительства по вопросам российско-грузинских, грузино югоосетинских и грузино-абхазских отношений вплоть до мелочей напоминает первые шаги режима Саакашвили после его при хода к власти в 2003 г. Недавняя история свидетельствует, что мирные обещания Тбилиси оказались всего лишь попыткой ввести Москву в заблуждение относительно своих истинных планов. Чего следует ожидать от команды Иванишвили?

Стратегия «Грузинской мечты» относительно «оккупи рованных территорий». Позиция Тбилиси относительно Южной Осетии и Абхазии не претерпела принципиальных изменений. октября 2012 г. депутат от ГМ, конфликтолог Паата Закареишвили был утвержден в должности госминистра по вопросам реинтегра ции. Ранее предполагалось, что название министерства будет изме нено, однако этого не произошло, а сам Закареишвили, в бытность политологом позволявший себе достаточно либеральные высказы вания относительно уступок, на которые должна пойти Грузия для «урегулирования» грузино-осетинского и грузино-абхазского кон фликтов, существенно ужесточил свою позицию.

По его словам, новое правительство предпримет «такие ша ги, от которых абхазам будет сложно отказаться, что еще больше ослабит влияние сепаратистов на это общество». По его мнению, «мирное соглашение» (юридически обязывающее соглашение о не применении силы, подписания которого требуют от Тбилиси власти Абхазии) якобы «существует с 90-х годов». «Повторное начало переговоров по этому вопросу, думаю, должно означать призна ние статуса, что для нас категорически неприемлемо», - конста тировал министр. Подписание соглашения о неприменении силы возможно только в случае, если его участники будут названы «сто Олеся Вартанян. Новый вектор. «Эхо Кавказа», 3 октября 2012 г.

http://www.ekhokavkaza.com/content/article/24728212.html Так, около года назад Паата Закареишвили заявлял, что «говорить о признании независимости Абха зии преждевременно», однако не отрицал такую возможность через 10-15 лет. См. подробнее: Паата Закареишвили: «Грузия должна сделать шаги навстречу абхазам». Беседовал Георгий Калатози швили. «Вестник Кавказа», 18 августа 2011 г. http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/41582.html Здесь и далее: Закареишвили: Вернуть людей, чтобы вернуть территории. «Резонанси», 6 октября 2012 г. http://abkhazeti.info/news/1349591738.php ронами конфликта», а не независимыми государствами, указал За кареишвили.

Он также подтвердил неоднократно высказывавшуюся ранее мысль о том, что «на первом этапе переговоры должны начаться с Абхазией и Южной Осетией лицом к лицу, без России и меж дународных организаций». Россию при этом необходимо «поста вить перед фактом».

Позиция Грузии в отношении РЮО и РА (наибольшие на дежды необоснованно возлагаются на прорыв в грузино-абхазских отношениях) сформулирована достаточно четко: «Мы можем дей ствовать только по следующему принципу - все, кроме призна ния независимости». Закареишвили предлагает «отложить эту тему и говорить об экономике, открытии дорог, торговле, здраво охранении, образовании, передвижении людей, расследовании уго ловных дел». В конечном счете, убежден новый министр, «мы должны убедить абхазов, что им лучше быть с Грузией, чем с Россией. Мы должны показать им разницу между путинской Росси ей и демократической Грузией».

Четче всего эту иррациональную позицию сформулировала российская телеведующая грузинского происхождения Тина Канделаки, заявившая, что «каждый из нас (грузин – прим.) надеется, что при нашей жизни Грузия воссоединится и обретёт свою территориальную целостность. Если бы я ду мала по-другому, я была бы не грузинкой». См.: Илья Росляков. Тина Канделаки: Страница исто рии, когда Россия была врагом правительства Грузии, закрыта. «Кавказская политика».

http://kavpolit.com/stranica-istorii-kogda-rossiya-byla-vragom-pravitelstva-gruzii-zakryta/ «У абхазов и осетин должен быть выбор - какая Грузия и какая Россия им предлагают безопасность и развитие, - конкретизировал затем Закареишвили. - …Это что-то, ради чего они проливали кровь, мы должны им предложить - их безопасность, их процветание, устойчивое развитие, безопасность их детей, гарантию их идентичности. …Мы должны предложить шаги уступок, гарантии безопас ности и государство, которое Россия сегодня не может предложить - государство с европейскими ценностями». См. подробнее: Грузия станет привлекательной для Абхазии и ЮжОсетии - кандидат в госминистры. ИА «Новости-Грузия», 18 октября 2012 г.

http://www.newsgeorgia.ru/conflict/20121018/215276162.html Согласно плану Закареишвили, через 5-6 месяцев после формирования нового правительства «общество увидит первые ша ги» в направлении «урегулирования» конфликтов, через 6-7 месяцев все увидят, что переговорный процесс с абхазами и осетинами «контролируют грузины, а не русские», а через 2-3 года «мы полу чим первые конкретные результаты, такие, что поймем, что начался необратимый и мирный процесс». Через 7-8 лет, полагает министр, можно будет говорить «о конкретном финише грузино-абхазских отношений» и «это будет результат, приемлемый для грузинского государства и грузино-абхазской общественности: возвращение людей, а за возвращением людей само собой последует возвра щение территорий».

В ответ на это абхазское руководство в очередной раз заяви ло, что исключает прямые двусторонние переговоры с Грузией, а в рамках Женевских консультаций может обсуждать с Тбилиси во прос о юридически обязывающем соглашении о невозобновлении военных действий. По словам президента РА Александра Анкваба, «другие вопросы - территориальной целостности Грузии, тема бе женцев и прочее, не имеющее отношение к сложившимся полити ческим реалиям - нас не интересуют».

Ранее сообщалось, что в концепции в отношении конфликт ных регионов, подготавливаемой ГМ вместе с западными (упоми Власти Сухуми настаивают на юридически обязывающем договоре с Грузией. ИА Новости-Грузия, 24 октября 2012 г. http://www.newsgeorgia.ru/conflict/20121024/215288162.html налась Германия) советниками, по поводу Южной Осетии и Абха зии по-прежнему будет использоваться термин «оккупированные территории», однако соответствующий закон пересмотрят в сторо ну смягчения. Закареишвили также заявлял о намерении прекратить использовать население Гальского и Ленингорского районов про тив, соответственно, РА и РЮО, возобновить приграничную тор говлю в селе Эргнети (РЮО), расследовать дела о пропавших без вести жителях Абхазии и Южной Осетии, а также убийствах и по кушениях в зонах конфликтов, к которым могут быть причастны грузинские спецслужбы. Грузинским и иностранным организациям будет дан «зеленый свет» для беспрепятственной работы в Абхазии и РЮО. Упоминалось и о лишении полномочий т.н. «легитимных»

югоосетинского и абхазского «правительств в изгнании».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.