авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ КРУГЛЫЙ СТОЛ СТАБИЛЬНОСТЬ В ПРИЧЕРНОМОРСКОМ РЕГИОНЕ: ВНЕШНИЕ И ВНУТРИРЕГИОНАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Не менее двусмысленна роль Румынии в этой ситуации, так как она на данном этапе играет роль Кубы времен «карибского кри зиса», дав согласие на размещение на своей территории элементов глобальной ПРО США, направленных против России.

Пикантность аналогии усугубляется тем, что и в нашем слу чае, как и в далеком октябре 1962 года существует «своя база Гуан танамо» - Приднестровье, дающая сторонам иллюзорные представ ления о якобы существующей возможности опередить друг друга в стратегии или в тактике.

Однако это, как и во время «Карибского кризиса» вряд ли послужит разумным аргументом при попытках решить уже воз никший конфликт. Тем более, что президент Бэсеску, своими при зывами и заверениями о том что Румыния, тем самым, якобы обес печит себе «...самый высокий уровень безопасности в истории стра ны»33, очень похож на Фиделя Кастро, призывающего в свое время Полхов Святослав. Планы США взять Румынию под противоракетный зонтик могут осложнить приднестровское урегулирование. - [On-line]:

http://www.eurasianhome.org/xml/t/expert.xml?lang=ru&nic=expert&pid=2308. (Посещение сайта: 11.11.2012 г.).

Чудак Александр. Бэсеску назвали конем... траянским. - [On-line]: http://www.kn.md/?idn= (Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

к применению ядерного оружия ради обеспечения безопасности Кубы.

Несмотря на эти призывы и заверения, Румыния, скорее все го, превратится в мишень, которая будет уничтожена в первую оче редь в случае возникновения глобального конфликта, так как из вестно, что в первую очередь уничтожаются радары и средства опо вещения о запуске ракет. Это представляет угрозу не только для Румынии, а также и для ее соседей - Молдавии, Болгарии, Сербии, Венгрии, Украины, так как территории этих стран могут быть также задеты в случае в случае уничтожения названных радарных устано вок и других компонентов глобальной ПРО США.

Не меньшую опасность для причерноморских стран пред ставляют собой и возможные «ассиметричные» ответы со стороны Москвы, которые могут быть направлены не только против США, но и против тех стран, на территориях которых будут размещены элементы глобальной ПРО.

Известно, что впервые термин «ассиметричный ответ» был употреблен М.С.Горбачевым во время дебатов по поводу СОИ. Речь шла не только о способах прямого воздействия на элементы ПРО, как наземного, так и космического базирования, но и о более «экзотических» возможностях нанести непоправимый урон «глав ному противнику» в целях заставить его отказаться от идеи разме щения элементов ПРО в космосе.

«Если у американцев много денег – пусть тратят на СОИ. Мы будем искать ответ на других, асим метричных направлениях». – Заявление М.С. Горбачева на пресс-конференции в Вашингтоне дек. 1987 г.

Так, например, в качестве способа асимметричного обеспе чения паритета с предполагаемым противником рассматривался вариант нанесения ущерба посредством оползневого цунами с вы сотой волны на береговой линии в метры, десятки или сотни метров вследствие воздействия извержения вулкана или землетрясения на инициирующую геофизическую структуру.

Среди таких – вулкан Кумбре Вьеха, остров Ла Пальма Ка нарского архипелага (и др.). Во время последнего извержения вул кана в его структуре образовались две трещины длиной примерно в километр каждая, а западная часть соскользнула на 4 м вниз. Эта неустойчивая часть вулкана объемом более 500 км3 и весом около 0,5 трлн. т может обрушиться спонтанно либо вследствие незначи тельного внешнего природного воздействия.

Отделившаяся часть вулкана сначала упадет в долину у подножья вулкана, затем со скоростью 100-120 м/с сползет в океан.

Через 9 часов 50-метровая волна разрушит города восточного побе режья Северной Америки, включая Нью-Йорк, Бостон, Майами, военные базы и населенные пункты, расположенных на расстоянии до 20 км от береговой линии. В в низинах и устьях рек – на боль шем расстоянии. К мысу Канаверал высота волны уменьшится вдвое, то же – на территории Канады.

Поскольку обрушение вулкана и сползание его части про изойдет в западной части острова, цунами в восточном, юго- и се веро-восточных направлениях будет существенно ниже. Для ряда стран Западной Европы высота волны составит порядка 10-12 м.

Для России повышение уровня воды оценивается в несколь ко сантиметров, с учетом взаимодействия волны с ледниками Грен ландии и Исландии, максимально – несколько десятков сантимет ров, что меньше ветровых нагонов в заливах Балтийского моря.

Подобные оползни, приводившие к мегацунами высотой до 500 м на береговой линии с «зачисткой» ими западного побережья Америки, неоднократно происходили на Гавайях. Последнее мега цунами, инициированное оползнем на Гавайях, произошло 110 тыс.

лет назад. Оползневые подвижки имеются и сегодня на склонах са мого большого в мире вулкана Мауна-Лоа. Объем этого оползня может составить 5000 км3 и более.

Нелинейность воздействия природной активизации ополз невого гиперцунами, позволяет считать его неуправляемым оружи ем массового поражения (ОМП). На возражения американских экспертов, что такие действия противоречили бы положениям Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду от 18 мая 1977 г.36, советская сторона ответила, что положения Конвенции могут быть интерпретированы расшири Марычев Александр. Об асимметричном стратегическом паритете с потенциальным противником. [On-line]: http://gidepark.ru/community/2372/content/852175. (Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздей ствия на природную среду от 18 мая 1977 г. - [On-line]: http://istmat.info/node/23041. (Посещение сай та: 10.11.2012 г.).

тельно, как поступают США в случае с Договором об ограничении систем противоракетной обороны 26 мая 1972 г. И хотя в Белом доме рассчитывали, что при «симметрич ных» усилиях сторон по созданию противоракетной обороны в эко номическом плане неизбежно проиграет Советский Союз, имеющий значительно менее сильную экономику, тем не менее в целом стра тегия «асимметричного ответа» политически сработала. Американ ская сторона не стала в тот период выходить из Договора по ПРО, финансирование «Стратегической оборонной инициативы» не по лучило тех масштабов, на которые рассчитывали ее сторонники. В период администрации Буша-старшего, и позже, при Билле Клин тоне, СОИ тихо изъяли из числа программ военного ведомства, хотя многие направления НИОКР в области ПРО в США продолжали развиваться. Однако, при президенте Буше-младшем идея о новой СОИ снова начала набирать обороты, что и привело к появлению гло бального «противоракетного зонтика». В связи с этим, начала снова набирать обороты и идея «ассиметричного ответа», которая в ны нешних условиях, из-за размещения на территории Румынии эле ментов глобальной системы ПРО, может быть применена и в При черноморском регионе, где могут быть вызваны искусственные землетрясения (например, в горах Вранча, в Румынии, или в районе Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Аме рики об ограничении систем противоракетной обороны 26 мая 1972 г. - [On-line]:

http://www.armscontrol.ru/start/rus/docs/abm-treaty.htm. (Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

Кокошин Андрей. Асимметричный ответ номер один. // Независимое военное обозрение, 1 августа 2007. - [On-line]: http://nuclearno.ru/text.asp?12060. (Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

румынской атомной электростанции в Чернавода), цунами и мега цунами в акватории Черного моря и по руслу Дуная вверх т.д, и т.п.

Другая опасность для нашего региона, в связи с размещени ем в Румынии элементов глобальной ПРО США, является возмож ная реактивация Россией боевой системы «Периметр». Российская система «Периметр» настолько напугала Запад в начале 1990-х го дов, что ее назвали «Мертвой рукой» (Dead Hand)39.

Принцип работы системы «Периметр» следующий: в мир ное время основные компоненты системы находятся в дежурном режиме, следя за обстановкой и обрабатывая поступающие с изме рительных постов данные. В случае возникновения угрозы широ комасштабного нападения с применением ядерного оружия, под твержденной данными систем раннего предупреждения о ракетном нападении, комплекс «Периметр» автоматически приводится в бое вую готовность и начинает отслеживать оперативную обстановку.

Если сенсорные компоненты системы с достаточной досто верностью подтверждают факт массированного ядерного удара, а сама система на определенное время теряет связь с основными ко мандными узлами РВСН, она инициирует запуск нескольких ко мандных ракет. Они, пролетая над своей территорией, транслируют с помощью установленных на борту мощных радиопередатчиков контрольный сигнал и пусковые коды для всех компонент ядерной триады – шахтных и подвижных пусковых комплексов, атомных подводных ракетных крейсеров и стратегической авиации.

Дэвид Хоффман. Мёртвая рука. Неизвестная история холодной войны и её опасное наследие / пер. с англ. А. Шириков. - М.: Астрель, 2011.

Приёмная аппаратура как командных пунктов РВСН, так и отдельных пусковых установок, приняв этот сигнал, начинает про цесс немедленного запуска баллистических ракет в полностью ав томатическом режиме, обеспечивая гарантированный ответный удар по противнику даже в случае гибели всего личного состава.

Данные по системе «Периметр» предельно засекречены. Вряд ли стоит сомневаться в том, что координаты военных баз, где размещены элементы глобальной системы ПРО США на территории Румынии, Чехии и Польши будут внесены в систему «Периметр», если она будет реактивирована как ответ на разверты вание «противоракетного зонтика» в Европе. И вряд ли стоит со мневаться в том, что это представляет огромную опасность не толь ко для Румынии, но и для всего Причерноморского региона.

Не стоит забывать и о других опасностях, связанных с появ лением в нашем регионе элементов глобальной ПРО - например, случаи ложного срабатывания систем предупреждения о ракетном нападении41, которые могут автоматически задействовать ту же систему «Периметр», или другие компоненты противостояния ве ликих держав, что в свою очередь может привести к катастрофиче ским последствиям для всего Причерноморского региона.

Закарян Станислав. Российский асимметричный ответ на ПРО. - [On-line]: http://army news.ru/2011/10/asimmetrichnyj-otvet-na-pro/ (Посещение сайта: 11.11.2012 г.).

Случаи ложного срабатывания систем предупреждения о ракетном нападении — ситуации, когда мир находился на «пороге» глобальной ядерной войны. На сей день, помимо Карибского кризиса, известны четыре таких случая. Два из них связаны с работой советской Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), ещё два — с американской системой раннего предупреждения.

Все четыре инцидента длились не более десяти минут, в течение которых высшему политическому и военному руководству СССР/России и США приходилось принимать сложнейшие решения, по скольку в случае реальности угрозы необходимо было немедленно инициировать ответно встречный удар до того, как ракеты противника успели бы уничтожить большую часть ядерного потенциала страны.

До сих пор ни Россия, ни США не готовы были идти на ус тупки, однако весной у российских властей появились определен ные надежды на решение проблемы, хотя сообщения о новых об стоятельствах и сопровождались скандалом.

В марте у Обамы и тогдашнего президента РФ Дмитрия Медведева состоялся знаменательный разговор "на полях" прохо дившего в Сеуле саммита по ядерной безопасности. Беседа была приватной и не предназначалась для широкой публики, но ее услы шали журналисты, так как микрофон оказался не выключенным.

Обама попросил российские власти снизить накал своих выступле ний по ПРО до выборов в США и заверил, что, если он останется в Белом доме, то у него будет "больше гибкости"42.

Президентские выборы в США состоялись, и Обама побе дил. Проявят ли США «больше гибкости» в вопросе о «противора кетном зонтике», или мы, жители Причерноморья обречены стать и в дальнейшем заложниками гонки вооружений великих держав?

В декабре 2012 г. состоятся парламентские выборы и в Ру мынии. Хочется верить в то, что и там победят здравые силы, и Ру мыния откажется от сомнительной авантюры – участие в глобаль ной системе ПРО, которая представляет собой смертельную опас ность не только для самой Румынии, но и для всех стран Причерно морского региона.

Библиография:

СМИ: США могут решить проблему ПРО, о гибкости Обамы в которой Медведев обещал "пере дать Владимиру". - [On-line]: http://www.newsru.com/world/28sep2012/pro.html. (Посещение сайта:

10.11.2012 г.).

1. Allison Graham. At 50, the Cuban Missile Crisis as Guide // The New York Times, June 15, 2012. - [On-line]:

http://www.nytimes.com/2012/06/16/opinion/at-50-the-cuban-missile crisis-asguide.html?_r=2. (Посещение сайта: 17.07.2012 г.).

Баранец Виктор. Командующий РВСН генерал-лейтенант 2.

Сергей Каракаев: «Владимир Владимирович был прав - мы можем уничтожить США быстрее чем за полчаса». // «Комсомольская правда», 16.12.2011 г. - [On-line]:

http://www.kp.ru/daily/25805/2785953/. (Посещение сайта: 10.11. г.).

Болховитинов Н. Н. Доктрина Монро: Происхождение и 3.

характер. М.: 1959. - 336 с.

4. Burian Alexandru. Geopolitica lumii contemporane: curs de lecii. (Ed. a 3-a, rev. i adug.). - Chiinu., CЕP USM, 2008. - 416 p.

Буриан Александр. Введение в теорию международных 5.

отношений (Изд. 3-е, дополн. и переработанное.) - Кишинев, Изд.

Центр Молд. ГУ, 2008. - 288 с.

Бурьян А.Д. Международно-правовые аспекты борьбы Со 6.

ветского Союза против гонки вооружений в космическом простран стве. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. – М.: ИГПАН, 1987.– 28 с. [On-line]: http://www.law.edu.ru/book/book.asp?bookID=51872.

(Посещение сайта:

17.07.2012 г.).

Григорьев Алекс, Массальский Вадим. ПРО в Румынии. 7.

[On-line]: http://www.golosameriki.ru/content/antu missile_2010_02_05-83653857/251713.html. (Посещение сайта:

11.11.2012 г.).

Добрынин А. Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне 8.

при шести президентах США (1962—1986 гг.). М., 1997. - 698 с.

Договор между Союзом Советских Социалистических 9.

Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны 26 мая 1972 г. - [On-line]:

http://www.armscontrol.ru/start/rus/docs/abm-treaty.htm. (Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

10. Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в ат мосфере, космическом пространстве и под водой. - [On-line]:

http://hirosima.scepsis.ru/documents/doc1_2.html. (Посещение сайта:

10.11.2012 г.).

11. Договор о принципах деятельности государств по исследо ванию и использованию космического пространства, включая луну и другие небесные тела. - [On-line]:

http://www.marsiada.ru/369/2091/2101. (Посещение сайта: 10.11. г.).

12. Дэвид Хоффман. Мёртвая рука. Неизвестная история хо лодной войны и её опасное наследие / пер. с англ. А. Шириков. - М.:

Астрель, 2011. - 736 с.

13. Закарян Станислав. Российский асимметричный ответ на ПРО. - [On-line]: http://armynews.ru/2011/10/asimmetrichnyj-otvet-na pro/ (Посещение сайта: 11.11.2012 г.).

14. Заявление Президента РФ от 13.12.2001 г. О выходе США из Договора по противоракетной обороне 1972 года. - [On-line]:

http://www.bestpravo.ru/rossijskoje/ejnormy/g2o.htm. (Посещение сай та: 12.11.2012 г.).

15. 30 лет карибского ракетного кризиса 1962 г. (1962-1992).

Российско-американская публикация // Международная жизнь.

1992. Специальный выпуск. - [On-line]: http://русская сила.рф/others/cuba2.shtml. (Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

16. Кириллов Андрей. Уроки Карибского кризиса. // «Родина», № 4/20, 2012. - [On-line]:

http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=4647&n=189. (По сещение сайта: 17.07.2012 г.).

17. Командный пункт системы ЕвроПРО НАТО будет нахо диться в Германии - РИА Новости. 02.02.2012. - [On-line]:

http://ria.ru/world/20120202/554809215.html. (Посещение сайта:

10.11.2012 г.).Кубинский ракетный кризис 1962 г. - [On-line]:

http://русская-сила.рф/others/cuba1.shtml ;

http://русская сила.рф/others/cuba2.shtml. (Посещение сайта:

10.11.2012 г.).

18. Кокошин А. А. СОИ. 5 лет позади. Что дальше? : [Пере вод] / Андрей Кокошин, Алексей Арбатов, Алексей Васильев. — М.: Изд-во Агентства печати «Новости», 1988. - 78 с.

19. Кокошин Андрей. Асимметричный ответ номер один. // Независимое военное обозрение, 1 августа 2007. - [On-line]:

http://nuclearno.ru/text.asp?12060. (Посещение сайта: 11.11.2012 г.).

20. Конвенция о запрещении военного или любого иного вра ждебного использования средств воздействия на природную среду от 18 мая 1977 г. - [On-line]: http://istmat.info/node/23041. (Посеще ние сайта: 10.11.2012 г.).

21. Космические средства вооружения. Оружие и технологии России. Энциклопедия. XXI век, Том V, М.: ИД «Оружие и техно логии», 2002. - 703 с.

22. Котляров И. И. «Звездный мир» против «звездных войн» :

(Полит.-правовые пробл.). - М.: Междунар. отношения, 1988. - с.

23. Кренев Г.А. Асимметричный ответ высокоточному ору жию. - [On-line]: http://www.sinor.ru/~bukren12/asimm_otvet5.htm.

(Посещение сайта: 11.11.2012 г.).

24. Макфол взял назад слова о российской взятке Киргизии. [On-line]: http://lenta.ru/news/2012/06/07/mcfaul/. (Посещение сайта:

10.11.2012 г.).

25. Малрайн Анна. Карибский кризис: три удивительные ве щи, о которых вы не знали. - [On-line]:

http://rus.ruvr.ru/2012_10_17/Karibskij-krizis-tri-udivitelnie veshhi-o-kotorih-vi-ne-znali/.

(Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

26. Марычев Александр. Об асимметричном стратегическом паритете с потенциальным противником. - [On-line]:

http://gidepark.ru/community/2372/content/852175. (Посещение сайта:

10.11.2012 г.).

27. Микоян С.А. Анатомия Карибского кризиса. – М.:

Academia, 2006. - 1072 c.

28. Никита Сергеевич Хрущев: Материалы к биографии. – М.:

Политиздат, 1989. – 367 с.

29. Полхов Святослав. Планы США взять Румынию под про тиворакетный зонтик могут осложнить приднестровское урегули рование. - [On-line]:

http://www.eurasianhome.org/xml/t/expert.xml?lang=ru&nic=expert&pi d=2308. (Посещение сайта: 11.11.2012 г.).

30. Противоракетный зонтик. История развития.

[On-line]: http://www.ua pravda.com/old/articles/board/1941.php. (Посещение сайта:

11.11.2012 г.).

31. Путилин Б. Г. Карибский кризис 1962 г. // Советская внешняя политика в годы "холодной войны" (1945—1985 гг.). Но вое прочтение / Отв. ред. Л. Н. Нежинский. М., 1995. С. 283—302.

32. Румыния прикрылась американским зонтиком. - [On-line]:

http://www.bestyearfeather.com/rumyniya-prikrylas-amerikanskim zontikom.html. (Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

33. Свилас Светлана. Историография и источники по истории Карибского кризиса. // Белорусский журнал международного права и международных отношений 2002, № 4. - [On-line]:

http://www.evolutio.info/content/view/526/53/. (Посещение сайта:

10.11.2012 г.).

34. СМИ: США могут решить проблему ПРО, о гибкости Обамы в которой Медведев обещал "передать Владимиру".

(28.09.2012 г.). - [On-line]:

http://www.newsru.com/world/28sep2012/pro.html. (Посещение сайта:

10.11.2012 г.).

35. Тарасов Е. В. и др., «Стратегическая оборонная инициати ва США. Концепции ипроблемы» М.: ВИНИТИ, 1986. - 109 с.

36. Фурсенко А. А. Карибский кризис 1962 г. Новые материа лы // Новая и новейшая история. 1998. № 5. С. 66 - 76.

37. Фурсенко А., Нафтали Т. Безумный риск: Секретная исто рия Кубинского ракетного кризиса 1962 г. / Пер. с англ. – М.: «Рос сийская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. - 544 с.

38. Хрущев С.Н. Рождение сверхдержавы: Книга об отце. М.:

Время, 2000. – 640 с.

39. Хрущев С. Кубинский ракетный кризис. События почти вышли из-под контроля Кремля и Белого дома // Международная жизнь. 2002. № 5. С. 57 - 79.

40. Чертопруд Сергей. Шпион, который стал мифом "холод ной войны". - [On-line]:

http://www.agentura.ru/dossier/russia/traitors/penkovsky. (Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

41. Чехия отказалась от размещения американской ПРО. - [On line]: http://rus.delfi.lv/news/daily/abroad/chehiya-otkazalas-ot razmescheniya-amerikanskojpro.d?id=39103745. (Посещение сайта:

11.11.2012 г.).

42. Чубарьян А.О. Новая история "холодной войны" // Новая и новейшая история. 1997. № 6.

43. Эндрю, Кристофер;

Митрохин, Василий. Архив Митрохи на. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева = The Mitrokhin Archive: The KGB in Europe and the West. - 1-е изд. Penguin Books, 2006. - 995 с атомным оружием. - Bellona Foundation, 2005. - [On-line]: http://www.bellona.ru/reports/yablokov. (Посещение сайта: 10.11.2012 г.).

44. Ячменникова Наталия. Конструктор гостайны. - [On-line]:

http://www.rg.ru/2011/10/24/yangel.html. (Посещение сайта:

10.11.2012 г.).

Владимир Евсеев кандидат технических наук, начальник Отдела планирования НИР Научно организационного управления РАН.

АМЕРИКАНСКАЯ СИСТЕМА ПРО КАК ФАКТОР РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Последнее время много внимания как в России, так и на За паде уделяется проблеме создания противоракетной обороны (ПРО) в Европе. По этому вопросу отмечается серьезное несовпадение по зиций двух ядерных сверхдержав – России и США, что препятству ет процессу дальнейшего сокращения их стратегических наступа тельных вооружений и тактического ядерного оружия. В первую очередь это обусловлено настойчивым стремлением Вашингтона развернуть системы ПРО передового базирования (элементы стра тегической ПРО) в относительной близости от границ Российской Федерации. Последнее, по мнению военных аналитиков, не только влияет на эффективность боевого применения стратегических ядер ных сил (СЯС) нашей страны, но и может, при определенных усло виях, ухудшить состояние безопасности в Причерноморском регио не.

Под понятием «Причерноморье» будем понимать регион Европы и Азии, объединяющий страны, расположенные вблизи Черного моря. Они имеют общие интересы, прежде всего в сфере экономики и безопасности, и связаны общностью исторических и культурных традиций. Географически регион объединяет страны Юго-Восточной Европы и Кавказа, а также прибрежные государст ва Северного и Южного Причерноморья. Располагаясь между Большим Ближним Востоком и Большой Европой, этот регион ос тается относительно стабильным, хотя и испытывает на себе давле ние множественных внутренних и внешних вызовов и угроз. Рас смотрим это более подробно.

В последние годы в Причерноморье усиливается влияние Турции и Румынии, которые стремятся расширить источники полу чения энергетических ресурсов. Они сфокусировали свое внимание на новых маршрутах нефти- и газопроводов из Каспийского регио на. Наибольшую активность в этом направлении проявила Турция, которая в значительной степени замкнула на себе все потенциаль ные трубопроводные проекты. Помимо заинтересованности стать активным участником конкурирующих проектов Nabucco и «Юж ный поток», Анкара рассчитывает на Иран. Заключив с Тегераном соглашение о совместной разработке крупнейшего иранского газо вого месторождения «Южный Парс», Турция в некоторой перспек тиве (в случае ослабления иранского ядерного кризиса) может за нять лидирующие позиции в Черноморском регионе в сфере поста вок ресурсов в европейские страны, что будет оказывать значитель ное влияние на энергетическую безопасность всего рассматривае мого региона.

Несомненно, что соперничество причерноморских стран за возможность участия в создании и эксплуатации новых маршрутов трубопроводов повышается. Оно основывается на данных о запасах нефти и природного газа в Каспийском регионе, а также на не сколько завышенных оценках потребления углеводородных ресур сов в европейских странах.

Новые геополитические и экономические альянсы в энерге тической сфере складываются при все меньшем участии со стороны Украины, которая постепенно уступает лидерство Болгарии, Румы нии и Турции. Основная причина этого – сохраняющаяся политиче ская нестабильность. В тоже время возросла роль Молдавии. Полу чив благодаря Украине возможность постройки порта в Джурджу лештах на Дунае, она фактически стала седьмым причерноморским государством. Последовавшее затем строительство Кишиневом нефтяного терминала, грузопассажирского порта и нефтеперераба тывающего завода вблизи Джурджулешт только способствовали этому. Как следствие у украинского порта Рени, до последнего вре мени самого мощного на Дунае, появится серьезный конкурент.

Строится магистральный газопровод Унгены-Яссы, посред ством которого будут объединены газотранспортные системы Мол довы и Румынии. Его ввод в эксплуатацию запланирован на конец 2014 г. Половина стоимости этого проекта будет профинансирована за счет средств Европейского союза, а остальные 100 млн. евро бу дут предоставлены Румынией.

Изменение роли отдельных причерноморских стран ставит вопрос о значении многостороннего формата сотрудничества в рам ках Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС). С российской точки зрения, экономическая эффективность этой региональной организации не столь велика. Одна из причин этого обусловлена самим характером взаимоотношений причерно морских стран, которые в последние десятилетия выступают часто не как партнеры, а как конкуренты. С началом реализации планов по масштабной добыче ресурсов на черноморском шельфе такое соперничество может усилиться. В этом отношении наиболее ак тивно действуют Россия, Турция и Румыния, которые настойчиво продвигают национальные проекты освоения черноморского шель фа. Так вблизи острова Змеиный, принадлежность которого оспари вается со стороны Украины, румынскими специалистами осваива ется газовое месторождение «Нептун». Нефтяная компания «Рос нефть» совместно с итальянской нефтяной и газовой компанией Eni Россия планируют освоение Западно-Черноморского участка, а ук раинские компании - Субботинского нефтяного месторождения на шельфе Черного мор.

Учитывая вышеизложенное, становится понятно, что неко торый конфликтный потенциал в Причерноморском регионе суще ствует. По мере же вовлечения внерегиональных игроков, в том числе в рамках НАТО, ситуация в сфере безопасности может суще ственно ухудшиться. И это может быть сделано под достаточно на думанным предлогом – угрозой со стороны Исламской Республики Иран (ИРИ), для защиты от которой просто необходимо создать рубежи противоракетной обороны (ПРО).

Конечно, ИРИ достаточно быстро наращивает свой ракет ный потенциал. Так, Она уже имеет до 32 пусковых установок (ПУ) мобильного базирования одноступенчатых жидкостных ракет «Ше хаб-3», «Шехаб-3М» и «Гадр-1» в составе бригады, размещенной в центральной части страны. Учитывая массу ядерного боезаряда на основе оружейного урана, пригодного для размещения на ракетном носителе, можно предположить, что возможности по его доставке с помощью ракет указанного типа ограничиваются дальностями 1,1 1,3 тыс. км. Точность стрельбы этих ракет достаточно низка: круго вое вероятное отклонение от точки прицеливания составляет 2,0-2, км. Это делает возможным боевое применение ракет только против таких площадных целей, как города или крупные военные базы противника. Помимо этого, их приходится заправлять перед стар том, что требует продолжительного времени для подготовки ракет к пуску. В это время они отчетливо видны для воздушных и космиче ских средств наблюдения и легко уязвимы для высокоточных средств поражения.

Для замены указанных ракет в ИРИ разрабатывается двух ступенчатая твердотопливная ракета «Саджиль-2». Максимальная дальность стрельбы этой ракеты при весе головной части в 1 т, что предполагает 750-килограммовую боеголовку, составляет 2,2 тыс.

км. При уменьшении веса головной части до 500 кг, что исключает использование ядерной боеголовки на основе оружейного урана, дальность стрельбы может быть увеличена до 3 тыс. км. Ракета имеет диаметр – 1,3 м, длину – 18 м и стартовый вес – 21,5 т, что позволяет использовать мобильный способ базирования.

Следует заметить, что твердотопливная ракета «Саджиль-2»

не требует заправки перед стартом. Помимо этого, у нее короче ак тивный участок полета, что затрудняет процесс перехвата на этом, самом уязвимом участке траектории. Принятие на вооружение ра кеты «Саджиль-2» возможно в ближайшее время.

Несомненно, что программы ИРИ по совершенствованию баллистических ракет средней дальности получат дальнейшее раз витие. После принятия на вооружение твердотопливной ракеты «Саджиль-2» через четыре-пять лет возможно создание новой трех ступенчатой баллистической ракеты, использующей твердое топли во. По имеющимся оценкам дальность ее полета при головной час ти весом в 1 т составит от 2,7 до 3,5 тыс. км. Этого явно недоста точно, чтобы создать потенциальную угрозу для всей Европы, осо бенно учитывая вероятное размещение перспективных ракет в цен тре ИРИ (расстояние между иранским городом Йезд и расположен ной в центре Европы Праге составляет 3853 км). Еще более абсурд но использование иранских ракет против расположенных в Причер номорском регионе государств. Для этого вообще нет каких-либо серьезных причин.

Следует заметить, что в период 2009-2010 гг. администра ция президента Обамы в рамках «Поэтапного адаптивного подхода»

отказалась от создания ступени перехвата MKV с разделяющимися поражающими элементами (кассетная ступень перехвата) и проти воракеты KEI для перехвата ракет на активном участке траектории.

Проект самолетного комплекса лазерного оружия (химический ла зер воздушного базирования на самолете «Боинг-747») с этапа на учных и опытно-конструкторских работ «разработка и демонстра ция системы» вернули на предыдущих этап – «разработка концеп ции и технологий».

Программа наземной стратегической противоракетной обо роны была ограничена 30 трехступенчатыми противоракетами шахтного базирования Ground-Based Interceptor (GBI): в Форт Грили на Аляске (26 противоракет) и на авиабазе Ванденберг в Ка лифорнии (остальные 4). Для противоракет GBI подготовлено из быточное количество шахтных пусковых установок, что позволит, в случае принятия соответствующего политического решения, в дос таточно сжатые сроки существенно увеличить количество противо ракет GBI.

Тяжелая противоракета GBI имеет стартовый вес 22 т и дли ну 16,6 м, ее ступень перехвата CE-2 EKV способна развивать ско рость до 7 км/сек. Имеющиеся средства наведения позволяют с по мощью противоракет GBI перехватывать баллистические цели в виде боеголовок МБР и БРПЛ на расстояниях до 2,5 тыс. км и высо тах до 1,7 тыс. км. При наличии внешнего целеуказания дальность перехвата может быть увеличена до 4 тыс. км. Для этого могут быть использованы как радиолокационные станции (РЛС), так и косми ческие средства и различного рода летательные аппараты.

Вместе с тем, из 15 испытаний перехватчиков GBI только были признаны успешными. И это в полигонных условиях, когда были точно известны траектории полета и время старта ракеты мишени, а также ее характеристики в видимом, инфракрасном и радиолокационном диапазоне длин волн. Реальные возможности противоракеты GBI по перехвату сложной баллистической цели даже в виде головной части ракеты средней дальности пока не под тверждены. Еще хуже ситуация наблюдается в отношении перехва та боеголовок (головных частей) ракет межконтинентальной даль ности. Такие испытания запланированы только на 2015 г. Еще од ним фактором, удерживающим американцев от массового произ водства противоракет этого типа, является их высокая стоимость, которая достигает 70 млн. долл. за одну противоракету. Как следст вие, нынешняя американская администрация отказалась от разме щения двухступенчатых аналогов этих ракет на военной базе в Польше. Вместо этого основное внимание было уделено трехсту пенчатым противоракетам морского базирования SM-3.

Уже в конце 2012 г. военно-морские силы США располагали 5 крейсерами типа «Тикондерога» и 21 эсминцами типа «Арли Бер ке». Все они оснащены системой управления ракетным вооружени ем (боевой информационно-управляющей системой) «Иджис» с ра кетами-перехватчиками SM-3, предназначенными для кинетическо го перехвата баллистических ракет малой и средней дальности. Из этих боевых кораблей около 40% находятся в зоне ответственности НАТО.

В ноябре 2011 г. между Вашингтоном и Мадридом достиг нута договоренность об использовании испанской военно-морской базы Rota для базирования на ротационной основе четырех амери канских кораблей с противоракетными комплексами.

Сейчас серийно производятся ракеты-перехватчики SM-3 в модификации Block 1A с разгонной скоростью 3,5 км/сек (по неко торым данным – 3 км/сек). В качестве ступени поражения они ис пользуют легкий кинетический перехватчик LEAP массой 17 кг. К 2015 г. появится следующая модификация – Block 1B. Эти относи тельно небольшие ракеты (стартовый вес около 1,5 т) стоят менее 10 млн. долл.

К 2015 г. планируется закупить 112 ракет SM-3 Block 1A и 226 ракеты SM-3 Block 1B для девяти американских крейсеров и двадцати восьми эсминцев. Конечно, на указанных кораблях можно было бы развернуть и большее количество противоракет SM-3. По тенциально американский крейсер указанного типа может нести до 122 ракет-перехватчиков, а эсминец – до 96. Но противоракеты SM 3 размещаются в универсальных установках вертикального пуска VLM Мк 41 совместно с зенитными Sea Sparrow, крылатыми Тоmahawk и противолодочными Аsroc ракетами. Очевидно, что боевой корабль не может иметь ракеты только одного типа. В дей ствительности, на одном боевом корабле может размещаться 20- противоракет SM-3.

Существенным недостатком американской системы ПРО морского базирования является использование РЛС кругового обзо ра AN/SPY-1D для наведения противоракет SM-3. Указанная ра диолокационная станция имеет дальность обнаружения баллистиче ских целей не более 800 км, а их идентификации – 500 км (даль ность обнаружения боеголовки МБР или БРПЛ составляет всего км). При этом противоракета SM-3 Block 1A способна осуществить кинетический перехват баллистической цели на высотах 70-250 км и дальности до 700-750 км. Реализация заложенных в противоракете возможностей по дальности стрельбы будет достигнута к 2015 г. за счет использования внешних РЛС и космических средств.

В рамках Европейского поэтапного адаптивного подхода к 2018 г. планируется принять на вооружение более совершенную противоракету SM-3 Block 2А. Она будет размещаться в сущест вующем пусковом контейнере Мк 21, что ограничивает габариты противоракеты: наибольший диаметр ступеней не может превышать 0,5 м, а длина ракеты - 6,7 м. Исходя из этого, масса противоракеты не превысит 2200-2300 кг, а максимальная скорость полета составит до 5,5 км/сек. Ожидаемая стоимость такой противоракеты составит 15-20 млн. долл.

К концу 2018 г. ожидается замена всех ранее развернутых противоракет SM-3 Block 1A и 1B на противоракеты SM-3 Block 2A. Однако эти планы могут претерпеть изменения, поскольку лет ные испытания противоракеты SM-3 Block 2A до сих пор не нача ты. Ранее это собирались сделать в 2011 г.

К 2021 г. планируется разработать перехватчики SM- Block 2B (разгонная скорость 5,5 км/сек). Они смогут перехваты вать МБР и БРПЛ (их боеголовки), что позволит США развернуть в Европе эшелонированную стратегическую ПРО. Однако это не яв ляется неизбежным, особенно учитывая, что испытания перехват чика этого типа отложены до 2018 г. Многое будет зависеть, с од ной стороны, от политической борьбы между сторонниками и про тивниками ПРО внутри США, а с другой – от решения Пентагоном технических и бюджетных проблем при создании нового поколения противоракетных систем. В частности, противоракета SM-3 Block 2B будет иметь значительно больший диаметр, чем ее предшест венницы. Это потребует изменения габаритов универсальной уста новки вертикального пуска VLM Мк 41, которая одновременно ис пользуется для размещения ракет других типов.

Противоракетную оборону Европы усиливают наземные средства перехвата ракет ближней и средней дальности. Это зенит ный ракетный комплекс (ЗРК) Patriot РАС-3, предназначенный для защиты малоразмерных объектов, РЛС AN/TPY-2 трехсантиметро вого диапазона для обнаружения и сопровождения баллистических целей, система ПРО Terminal High Altitude Area Defense (ТХААД) для прикрытия ограниченных территорий.

В настоящее уже полностью развернуты две батареи (каж дая по 24 противоракеты) системы ПРО THAAD. Они обеспечива ют перехват баллистических целей на высотах до 150 км и при уда лении до 250 км.

ЗРК Patriot РАС-3 обеспечивает только объектовую защиту от баллистических целей, так как даже последние его модификации (PAC-3 MSE) не могут перехватывать такие цели, летящие выше км Развитие американской системы ПРО сдерживается не толь ко высотно-скоростными ограничениями ракет-перехватчиков, но и недостаточной дальностью действия систем их наведения. Так, ука занная выше мобильная РЛС AN/TPY-2 имеет максимальную даль ность обнаружения баллистических целей 1500 км (боеголовок МБР и БРПЛ до 1 тыс. км). На большей дальности приходится использо вать внешние источники целеуказания.

К концу 2015 г. США планируют иметь шесть батарей ПРО THAAD, а также 24 противоракеты SM-3 Block 1В наземной систе мы «Иджис Эшор» в Румынии. Все эти противоракеты предназна чены для перехвата только баллистических ракет (головных частей) малой и средней дальности. Спустя три года американцы собирают ся развернуть 24 перехватчика SM-3 Block 2А на военной базе вблизи города Слупск в Польше.

Проблема создаваемой США, в том числе в Причерномор ском регионе, системы противоракетной обороны состоит не только в том, что она возводится против несуществующей угрозы. Намного хуже то, что Москва начинает чувствовать свою уязвимость с этого направления. Конечно, дело не в системе «Иджис Эшор» в Румы нии. В ее нынешнем виде она никак не может угрожать безопасно сти Российской Федерации, которая не имеет баллистических ракет средней дальности. Но что будет потом, после развертывания в рас сматриваемом регионе противоракет SM-3 Block 2A и периодиче ского захода в Черное море боевых кораблей НАТО, оснащенных системой «Иджис»? В качестве ответной меры Россия может раз местить, например, в Краснодарском крае оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер». Крайне сомнительно, что все это будет способствовать повышению уровня региональной безопасно сти.

Таким образом, американская система ПРО в Европе стано вится существенным фактором безопасности Причерноморского региона. Очевидно, что пока отсутствуют серьезные причины для ее развертывания. По-видимому, можно было бы отложить этот про цессе до 2018-2020 гг. ввиду, в том числе, технической неготовно сти указанной системы, что может привести к экологическим по следствиям для расположенных в регионе государств. В этом слу чае международное сообщество получит дополнительное время как для поиска путей политико-дипломатического разрешения иранско го ядерного кризиса, так и установление более справедливого ми ропорядка, при котором диктат силы со стороны отдельных госу дарств и их союзов будет все меньше влиять на состояние междуна родных отношений.

Олеана Киндыбалюк магистр международных отношений, аспирантка Института истории, госу дарства и права АН Молдовы ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В ПРИЧЕРНОМОРСКОМ РЕГИОНЕ: ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ, ТРАЕКТОРИИ ИНТЕГРАЦИИ, ПОЛЮСА ПРИТЯЖЕНИЯ И ПРОТИВОСТОЯНИЯ С позиций пространственного императива, динамика про цессов разворачивающихся в «границах» Причерноморского регио на, традиционного являющегося неотъемлемой территориальной единицей Большой Евразии, предопределяет контуры конституиро вания современной геополитической архитектуры на его просторах.

По сути, запущенный процесс конституирования во многом прове ряет на прочность два основных момента: качество самоопределе ния региона в общеевропейском пространстве, а также его геополи тическую принадлежность к общей системе геопространственных массивов.

Вопрос военно-политического присутствия сил НАТО и США в Причерноморье, а также энергоресурсная составляющая процессов, основное содержание которых сводится к переформати рованию генеральных направлений транспортных коммуникаций, как нельзя, кстати, отображают суть разворачиваемых процессов. С точки зрения энергетического показателя речь идет о геополитиче ской значимости региона с позиции углеводородного потенциала, тенденциях его развития по линии - добыча, транспортировка энер горесурсов, существующих и возможных траекториях интеграции (включая трубопроводные альянсы), и, как следствие, появление новых полюсов притяжения и противостояния между акторами, ко гда речь идет о новых экспортных трубопроводах. В этой связи от внешнеполитического курса причерноморских стран во многом бу дет зависеть геополитическое будущее региона.

Геополитический потенциал региона, расположенного на перекрестке Европы и Азии, во многом определяется тем фактом, что через него пролегают важные трансконтинентальные коммуни кационные коридоры. При этом соперничество причерноморских государств как раз основывается на перспективных оценках запасов нефти и газа Каспийского региона. И здесь следует отметить, что страны Причерноморья расценивают заметный рост объемов добы чи каспийского газа в качестве серьезного и обнадеживающего фак тора обеспечения их энергетической безопасности. Согласно дан ным в 2010 году добыча газа в Азербайджане достигла 27 млрд. куб.

м, к 2020-му она может возрасти вдвое.

Привязка Черноморского региона к Каспийскому во многом раскрывает значимость геополитического пространства, представ ляющего собой коридор, через который Россия получает возмож ность усиливать свое влияние на Ближнем Востоке, а США зону реализации своих жизненно важных интересов. В этом контексте важно отметить позицию Барака Обама, давшего ясно понять на саммите в Майами в феврале 2012 года, что «удовлетворение по требностей США в энергоресурсах во многом зависит от событий в мире - таких, как беспорядки на Ближнем Востоке».

И здесь необходимо подчеркнуть, что сам Евросоюз рас сматривает Черное море и регион в целом как «мост» связывающий Европу и Каспийский регион, богатый углеводородами. Для ЕС ре гион важен еще и тем, что он обеспечивает Союзу контроль над ключевыми транспортными путями, трубопроводами.

На этом фоне отчетливее заметно экономическое значение региона в качестве транспортного плацдарма. Это наличие альтер нативных маршрутов транспортировки энергоносителей и транс портных коридоров, соединяющих Европу и Азию.

В этом плане причерноморские страны выступают в роли энергетического «моста» для доставки каспийских углеводородов в Европу. На наш взгляд именно связка Прикаспий-Причерноморье становится каркасом новых международных отношений, которые находятся в стадии формирования, сохраняя за собой возможность, превратить два региона в отдельное геополитическое пространство.

Другим немаловажным моментом, подчеркивающим угле водородную значимость региона, следует считать тот факт, что Черное море обладает значительными запасами водорода, серы, нефти. Их правильное использование во многом можно связать с Yuri Sosinsky-Semikhat. USA to leave Saudi Arabia behind in terms of crude production. [On-line]:

http://english.pravda.ru/business/companies/06-11-2012/122708-usa_saudi_arabia_oil-0/. (Дата посеще ния: 12.11.2012) ЕС огласил «стратегию» по завоеванию лидерства в Черноморском регионе. В: Военное обозрение.

[On-line]: http://topwar.ru/5419-es-oglasil-strategiyu-po-zavoevaniyu-liderstva-v-chernomorskom regione.html. (Дата посещения: 14.11.2012).

реальной возможностью преодоления энергетических кризисов, с которыми могут столкнуться страны Причерноморья.

Вопрос геополитической конфигурации сил в Черноморском регионе во многом связан с тенденцией влияния внешних сил на процессы, происходящие в его границах и за их пределами, если быть более осязаемым, с созданием новых экспортных трубопрово дов в обход России с тем, чтобы свести к минимуму ее место и роль в регионе. И это неслучайно, поскольку согласно отраслевым дан ным, в вопросе разведанных запасов природного газа России отво дится место мирового лидера.

На языке полицентрического миропорядка, когда формиро вание мироустройства во многом предопределяет несколько цен тров силы, заинтересованность внешних сил в контроле над процес сами, происходящими в субрегиональной подсистеме международ ных отношений, не ограничивается присутствием исключительно одного центра силы. В этом контексте правомерно говорить о кон фигурации сил, заинтересованных в присутствии в «междуморье».

Что, по сути, и раскрывает потенциал пространства евразийской проекции. Преимущественно речь идет о влиянии внешних сил, т.е.

сил, не являющихся конституирующим элементом рассматриваемо го пространства: США, заинтересованных в усилении своих пози ций в регионе, Европейском союзе, НАТО.

С этой точки зрения, известный американский политолог Айра Строс, анализируя ситуацию в регионе в конце 90-х гг. ХХ, не без оснований отмечал, что «присутствие силы Запада на его про сторах еще долгое время будет испытывать на прочность свое влия ние».

В складывающемся раскладе для США принципиально важ но не допустить превращения Союза в конкурирующую себе геопо литическую силу. Несмотря на то, что ЕС потребляет 16% мировых энергоресурсов, а собственные энергетические запасы исчерпаны или весьма ограничены, определенные опасения у США в этом от ношении имеются. Так, если ранее к рассмотрению ЕС было приня то подходить с позиции экономического конкурента, то уже сегодня исключительно такое восприятие является не совсем полным и не точно отражает реальное положение вещей. Принятие инициативы «Восточное партнерство» в режиме реального времени позволило относиться к ЕС, как к эффективному геополитическому стратегу, плавно осуществляющему внешнеполитический курс на усиление своих позиций в регионе. Причем этот регион приобретает важное значение для европейской геополитической системы, так как, бла годаря своему географическому положению, он обеспечивает непо средственный доступ к стратегическим энергетическим ресурсам, в которых заинтересованы европейские страны.

Представляется, что по мере того, как Европа будет зани маться вопросом диверсификации поставок энергоносителей, роль Причерноморского региона как транзитного пути будет по сущест ву возрастающей. В этом контексте следует отметить, довольно взвешенный внешнеполитический курс ЕС в отношении региона.

Ira Straus. Unipolaritiy. The concentricA structure of the new world order and the position of Russia. In:

Космополис. Альманах 1997, p. 154.

Так, некогда разрозненные инициативы Союза сменились долго срочной политикой. Поэтому неслучайно принятие Союзом в янва ре 2011 г. Черноморской стратегии, в которой Черное море объяв лено «частично европейским внутренним морем и географически преимущественно европейским».

На наш взгляд, видя в ЕС своего конкурента, США, пользу ясь энергетической уязвимостью региона и Союза в целом, стремят ся создать эффективный механизм, способный впоследствии ока зать на них давление. В свое время США уже опасались усиления в мире позиций России как одного из главных поставщиков углево дородов в Европу и пытались этому противодействовать.

Прежде всего, США, на наш взгляд, будут настаивать на не допущении сохранения системы заключения двусторонних газовых соглашений для стран Европы с Москвой. По мнению США, Европа должна выступить единой в вопросе взаимоотношений по газовым делам с Россией. Однако этого будет трудно добиться, так как в ус ловиях экономического кризиса европейские страны будут рады пойти на соглашение с Россией только бы получить необходимый для экономики газ по цене чуть ниже рынка. Следующим шагом США на пути сдерживания своего геополитического конкурента в регионе можно рассматривать попытку лоббировать проекты по добыче сланцевого газа с тем, чтобы впоследствии попытаться ос лабить позиции России, как основного поставщика углеводородов в European Parliament resolution of 20 January 2011 on an EU Strategy for the Black Sea. [On-line]:

http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P7-TA-2011 0025+0+DOC+XML+V0//EN. (Дата посещения: 12.11.2012).

междуморье. Отметим, что в настоящее время Россия поставляет на европейский рынок около150 млрд. куб. м в год.

Показательным в этой связи можно рассматривать визит госсекретаря Хилари Клинтон в Софию в феврале 2012, которая неслучайно, указав на полную зависимость страны от российских энергоносителей, посоветовала полностью отказаться от российско го газа и добывать сланцевый газ. В качестве промежуточного ито га такого хода следует отметить тот факт, что в Болгарии стали пробуксовывать крупные совместные российско-болгарские проек ты, и при этом в ущерб экономики страны. И хотя, впоследствии многие страны Европы официально объявили отказ от разведки сланцевого газа, все же тенденция повлиять на позиции сил в ре гионе со стороны внешних сил остается как никогда актуальной и существенной.

Отметим, что согласно данным Международного энергети ческого агентства, запасы сланцевого газа в Европе составляют трлн. куб. м. Однако в этой связи представляется уместным поста вить вопрос, откуда такие точные данные о газовых потенциалах Европы, когда даже самые предварительные прогнозы не могут дать приблизительные показатели и, это связано со спецификой до бычи данного вида газа. По сути, далеко не известно при добыче сланцевого газа, сколько самого газа можно получить на выходе при разработке скважин, как долго можно будет извлекать газ из них. Так, например, хорошо известно, что сланцевые скважины, Clinton targets Bulgaria’s dependence on Russia. In: The Times, Monday, February 6, 2012. [On-line]:


http://www.timesofmalta.com/articles/view/20120206/world/Clinton-targets-Bulgaria-s-dependence-on Russia.405529. (Дата посещения:11.11.2012).

пробуренные в США в 2003 г., уже теряют свою эффективность.

Более того для того, чтобы добывать сланцевый газ нужны свобод ные территории, которых у Европы, по сути, нет. Дополнительную ясность вносит не изученность степени риска при его добыче, а также тот факт, что до сих пор безопасные технологии по его из влечению так и не были разработаны.

Фактически добыча сланцевого газа на настоящий момент является экономически неоправданной. И тот факт, что она ведется преимущественно на севере США, еще раз подтверждает наши воз зрения относительно того, что в этой зоне США как раз и имеется дефицит традиционных газовых месторождений.

Анализ присутствия США в Черноморском регионе демон стрирует озабоченность страны не только вопросом энергетической безопасности и возможностью транзита энергоресурсов через него, но и другим не менее существенным вопросом американской внеш ней политики, а именно - поддержка статуса влиятельного игрока во всех ключевых географических точках планеты, включая Черное море.

Реалии нынешней ситуации таковы, что страна пытается за получить за счет своего присутствия в регионе доступ к энергетиче ским ресурсам. Этим и обуславливается усиление интереса страны к шельфу Черного моря, отсюда и охотное расширенное экономиче ское сотрудничество с причерноморскими странами. Словом, стра на стремится обеспечить себе контроль над месторождениями неф ти и газа. Одним из шагов в этом направлении можно считать при ход на украинскую часть шельфа Черного моря американской ком пании ExxonMobil. Речь идет о разработке Скифской нефтегазовой площади, запасы месторождения которой оцениваются в 200 - млрд. куб. м газа. Суммарные инвестиции в его разработку должны составить 10 - 12 млрд. долл. Согласно прогнозам, объем добычи газа выйдет на уровень 3 - 5 млрд. куб. м в год.

Кристаллизация смысла американского присутствия в ре гионе сводится к ситуации на «Большом Ближнем Востоке», кото рую нельзя рассматривать в отрыв от того, что сейчас происходит на его просторах. В этом раскладе «Большой Черноморский реги он» играет роль стержня между основной частью Европы и «Боль шим Ближним Востоком». Из этого следует, что если Западу удаст ся заполучить полный контроль над Причерноморьем, он укрепляет южную границу НАТО.

Роль НАТО в регионе весьма значительна. В свое время не давний конфликт между Грузией и Россией подтвердил усиление конфронтации в Причерноморье. На наш взгляд, стремление Альян са утвердиться в этой части геополитического пространства только наращивает конфронтацию в регионе, усиливая тем самым регио нальную напряженность и, превращая регион, по сути, в «блоковое море».

В рассматриваемой плоскости обращает на себя внимание его активное вовлечение в энергетическое поле, выражаемое через стремление присутствовать в бассейне Каспия и регионе Южного Кавказа в качестве охраны основных экспортных трубопроводов, реализующихся в настоящее время. В их числе находится и плани руемая Трансанатолийская газопроводная система (TANAP), преду сматривающая транспортировку газа в Европу по территории Тур ции. Отметим, что действующие трубопроводные проекты, такие как Баку-Джейхан и Баку-Супса, наделенные транснациональным статусом, также находятся в фокусе НАТО с тем, чтобы якобы обеспечить их безопасное функционирование.

В этой связи весьма уместно поставить под сомнение суж дение российского исследователя Мамонова М.В., считающего, что «появление нового сильного игрока в региональной политике не обязательно должно автоматически вести к возрастанию потенциа ла региональной конфликтности».

В этой связи правомерно заключить, что геополитическая реальность региона такова, что он, находясь в фокусе наблюдаемых изменений, носящих с недавних пор, перманентный характер, ос тавляет за скобками основы тихой дипломатии, предусматриваю щей как минимум отсутствие видимой напряженности. Сущест вующая схема силовой триады США - ЕС - НАТО, втягивает меж думорье в заметное силовое противостояние и давление со стороны Запада, внося заметные коррективы во взаимоотношения между причерноморскими странами. Парадигмальные установки по сво ему геополитическому содержанию по новому раскрывают значи мость Причерноморья, когда речь идет о будущем энергетической безопасности. Осмелимся заметить, что в силу существующей ре альности закономерность сложившейся системы взаимоотношений заключается в том, что энергетические потоки пересекающие реги Мамонов В.М. Система внешнеполитических приоритетов современного Китая. В: Современная мировая политика: Прикладной анализ / Отв. ред. А.Д. Богатуров. 2-е изд., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2010, с. 417.

он, идут в направлении Восток-Запад, а с Запада на Восток возвра щаются финансовые потоки. На этом весьма фоне отчетливо замет на фактическая привязанность и зависимость условно именуемого Запада от энергопоставок с Востока.

Не иначе, как важность региона с позиции углеводородной составляющей определяется его ролью в качестве транспортного плацдарма, т.е. наличием альтернативных энергоносителей и мар шрутов их доставки, а также транспортных коридоров, соединяю щих Европу и Азию. В этой связи растущие рынки стран, располо женные в регионе все больше привлекают к себе внимание и Евро пейского союза.

На сегодняшний день регион находится в фокусе расшире ния географии маршрутов поставок энергоносителей, создаются новые экспортные трубопроводы. Иными словами в регионе фор мируется новая архитектура трубопроводов не свободная от конку ренции, а скорее, наоборот. И, связано это с тем, что в последнее время борьба причерноморских государств за контроль над мар шрутами доставки углеводородов на внешние энергетически рынки сильно возросла. Регион сам по себе представляет определенную гетерогенную структуру, поскольку вмещает в себя как деятель ность стран-экспортеров, стран-импортеров, так и транзитных стран. Следовательно, и модель выстраиваемых отношений будет носить разновекторный характер. По сути, складывающаяся гео графия маршрутов трубопроводов и отражает, по меткому замеча нию, Вадима Тарлинского геополитическое трубопроводное сопер ничество в регионе в начале XXI века.

В этом контексте добавим, что практически все страны Причерноморья приступили к разработке нефтегазовых месторож дений Черного моря. К примеру, Румыния и Турция стремятся реа лизовать весьма амбициозные проекты по добыче нефти и газа на его шельфе. Показательно в этом смысле и то, что Анкара в доволь но сжатые сроки сумела догнать остальные причерноморские стра ны, приступив к освоению турецкой части черноморского шельфа.

София активно привлекает иностранные компании к добыче угле водородного сырья в болгарском секторе моря. И здесь имеет смысл напомнить, что прибрежная черноморская зона Болгарии по сравнению с другими странами Причерноморья наиболее скудна в плане сосредоточия энергоресурсов. Даже Грузия, испытывающая существенные экономические трудности, уделяет большое внима ние углеводородным ресурсам, расположенным в зоне черномор ского шельфа. Свою заинтересованность в разработке месторожде ний шельфа проявляет и Россия.

Во многом готовность ряда причерноморских стран участ вовать в разрабатываемых углеводородных проектах, в том числе и конкурирующих между собой помогает определить новое качество политического курса этих стран, а именно их активную устремлен ность. В этом контексте следует отметить стремление Турции па раллельно участвовать в двух конкурирующих между собой энерге тических проектах «Южный поток» и Nabucco. Последний преду Тарлинский Вадим. Трубопроводы – инструмент геополитики? М.: МИК, 2009, с. 352.

сматривает поставки природного газа из Каспийского бассейна в Европу в обход России. Причем, получив широкую политическую поддержку США, этот энергетический проект в свое время с собой слышимостью заявлял о себе. Схематично природный газ должен был транспортироваться в европейские страны через Азербайджан, Грузию, Турцию, Болгарию, Венгрию, Румынию и Австрию. Одна ко, акцент на суффиксе «л», отсылающим энергетический проект в прошлое «заявил» о себе совсем недавно, указав на новое название Nabucco West, а, значит, на сокращение пропускной способности и протяженности трубопровода.

Возвращаясь к вопросу о новой трубопроводной архитекту ре, формирующейся в регионе Черного моря, отметим, что речь идет об альтернативных источниках и маршрутах получения энер гоносителей, даже имеющих самые малые шансы на реализацию.

По сути стремления смоделировать свою систему поставок во мно гом и раскрывает вопрос о формировании причерноморскими стра нами полюсов притяжения и противостояния в регионе.

В этом контексте следует отметить инициированный Румы нией проект AGRI (Azerbaijan–Georgia–Romania Interconnector) о поставках сжиженного газа из Каспийского региона в обход России.

Отметим, то в Грузии рассматривают данный проект в качестве альтернативы Nabucco West. Предусматривается, что газ будет транспортироваться из Азербайджана на черноморское побережье Грузии. Там, в свою очередь, газ будет сжижаться, и танкерами по морю направляться в румынский порт Констанца. Затем топливо вернут в газообразное состояние, и оно из Румынии будет достав ляться в Венгрию и далее в Западную Европу.

По сути, как мы видим стремления причерноморских стран создать новые экспортные трубопроводы, укрепив тем самым свои позиции в регионе, очень часто являются неисполнимыми. В этом контексте важно затронуть вопрос моделирования причерномор скими странами своих интеграционных альянсов с заделом на энер гетическую составляющую. На примере ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова) мы видим, что тенденция стран выстроить свой трубопроводный сценарий - маршрут транспортировки энер гоносителей, когда политическая амбициозность превалирует над экономической целесообразностью не всегда удается. Энергетиче ский проект «Белый поток» (White Stream) является наглядным то му примером. Предлагаемый энергетический проект, основная идея которого диверсификация поставок природного газа в Европу и Ук раину с тем, чтобы снизить свою зависимости от России по прежнему остается виртуальным.


Так или иначе, сегодняшняя трубопроводная конфигурация сил в Причерноморье, будучи объективной тенденцией развития региона, затрагивает не только отдельно взятые локальные вопросы, а концептуальные связанные с его будущим. Черноморский фактор в политике причерноморских стран и, а также внерегиональных ак торов и организаций (НАТО) способствует формированию напря женного геополитического окружения, что априорно указывает на значимость региона.

В этом контексте реализация энергетического проекта «Южный поток» во многом помогает понять суть внешнеполитиче ской эмоциональной нервозности со стороны внерегиональных го сударств. Геополитический контекст планируемого трубопровода совместно с функционирующим «Северным потоком» создает еди ную трансевропейскую сеть поставщиков, транзитеров и потреби телей энергоносителей. Напомним, что 15 ноября 2012 года было принято окончательное инвестиционное решение по реализации проекта с Болгарией.

Таким образом, без преувеличения можно заключить, что вопрос обеспечения энергетической безопасности Причерноморья разворачиваемый в русле конкуренции и противостояния, во мно гом раскрывает сущность переструктуризацию самого пространст ва.

Литература:

«Газпром» договорился с последней страной по «Южному потоку». [On-line]: http://lenta.ru/news/2012/11/15/bulgaria/. (Дата посе щения:15.11.2012).

Clinton targets Bulgaria’s dependence on Russia. In: The Times, Monday, February 6, 2012. [On-line]:

http://www.timesofmalta.com/articles/view/20120206/world/Clinton-targets Bulgaria-s-dependence-on-Russia.405529. (Дата посещения:11.11.2012).

European Parliament resolution of 20 January 2011 on an EU Strategy for the Black Sea. [On-line]:

http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef= //EP//TEXT+TA+P7-TA-2011-0025+0+DOC+XML+V0//EN. (Дата по сещения: 12.11.2012).

Ira Straus. Unipolaritiy. The concentric structure of the new world order and the position of Russia. In: Космополис. Альманах 1997.

Yuri Sosinsky-Semikhat. USA to leave Saudi Arabia behind in terms of crude production. [On-line]:

http://english.pravda.ru/business/companies/06-11-2012/122708 usa_saudi_arabia_oil-0/. (Дата посещения: 12.11.2012).

Гаджиев К.С. Геополитические горизонты России: контуры нового миропорядка. 2-е изд. испр. и доп. М.: Экономика, 2011. с.

ЕС огласил «стратегию» по завоеванию лидерства в Черно морском регионе. В: Военное обозрение. [On-line]:

http://topwar.ru/5419-es-oglasil-strategiyu-po-zavoevaniyu-liderstva-v chernomorskom-regione.html. (Дата посещения: 14.11.2012).

Мамонов В.М. Система внешнеполитических приоритетов современного Китая. В: Современная мировая политика: Приклад ной анализ / Отв. ред. А.Д. Богатуров. 2-е изд., испр. и доп. М.: Ас пект-Пресс, 2010, с. 415 – 437.

Тарлинский Вадим. Трубопроводы – инструмент геополити ки? М.: МИК, 2009. 384 с.

Сергей Юрченко доктор политических наук, профес сор, заведующий кафедрой полити ческих наук и международных от ношений ТНУ им. В.И.Вернадского ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЫЗОВЫ УКРАИНЕ И ИХ ПРОЕКЦИЯ В ЧЕРНОМОРСКОМ РЕГИОНЕ Формирование внешнеполитических приоритетов и выбор способов обеспечения национальной безопасности государства в числе других факторов определяется характером вызовов и угроз, на которые государство вынуждено реагировать. При этом они воз никают, в большей мере, из-за наличия противоречий между инте ресами государств, их союзов или государств и негосударственных акторов международных отношений.

Содержание и характер внешнеполитических вызовов кон кретному государству в значительной степени определяется как долговременными факторами, связанными с географическим поло жением страны, размерами ее территории, численностью населения, историческими и культурными традициями, так и тенденциями раз вития международной системы, изменения которой трансформиру ют вызовы и угрозы, имеющие, таким образом, и темпоральные ха рактеристики.

Географическое положение Украины, ее размеры и количе ство населения – вторая по территории и седьмая по количеству на селения страна Европы – определяют основополагающий внешне политический вызов, который, по выражению президента Л.Кучмы, заключался в том, что «мы между двух огней. С одной стороны – Россия, с другой – Запад» [1, с.25]. Рациональный вывод из этого положения заключается в том, что «исторические и географические реалии практически исключают возможность ориентации Украины только на одно стратегическое внешнеполитическое направление»

[2, с.48]. Поэтому императив поддержания баланса между различ ными векторами внешней политики государства – «западным» и «восточным» выступает в качестве перманентного внешнеполити ческого вызова.

Темпоральные характеристики внешнеполитических вызо вов Украине связаны с конфигурацией основных международных тенденций: реализацией геополитической мощи США и ее экстра поляцией на глобальное окружение;

ростом экономики в индустри альном треугольнике – Северная Америка, Зпадная Европа и Восто чная Азия, в результате которого развитое меньшинство подчиняет своей власти большинство людей;

разрушительным хаосом вследс твие ослабления государств-наций на фоне укрепления влияния ТНК и НПО, создающих нерегулируемые процесы;

обращением народов к новой идентичности;

поляризацией бедного большинства и материально благоденствующего меньшинства;

ростом населения Земли, особенно его бедной части;

подъемом Китая, России, Индии, Бразилии;

иммиграцией;

конфессиональным разобщением;

умень шением количества ресурсов;

развитием науки, давшей толчок про изводительным силам, но и оснастившей человека средствами гло бального разрушения [3, с.18-19].

Развитие этих глобальных тенденций определяет несколь ких блоков вызовов и угроз: экономические и социальные угрозы, включая нищету, инфекционные болезни и экологическую деграда цию;

межгосударственные конфликты;

внутренние конфликты;

ОМУ;

терроризм;

транснациональная организованная преступность.

Соответственно, эти тенденции и угрозы порождает перед Украи ной долговременные внешнеполитические вызовы.

Еще один комплекс процессов, определяющих конфигура цию внешнеполитических вызовов Украине, связан с тем, что рас пад великих империй, в том числе и Советской империи, порождает в международных отношениях несколько видов напряжений для их наследников. Первый из них связан с попытками сильных соседей присоединить осколки великой державы или установить над ними контроль. Второй – с попытками бывшего имперского центра час тично или полностью восстановить свои позиции. Третий – с про тиворечиями между вновь образовавшимися государствами.

Украина обрела независимость тогда, когда на смену бипо лярному миру пришел мир однополярный, в котором США высту пали в качестве единственной сверхдержавы. В новых условиях возникла необходимость смысловой интерпретации новой эры, ко торая нашла разрешение в понятии «глобализация» [4, с.36-38]. В сущности, речь шла о переформатировании мира в интересах евро атлантического сообщества и его лидера – США, взявшими курс на сохранение американской империи в течение длительного времени [5, р.205]. В этой политике США ориентировались на «оправдание однополярной диктатуры и создание атмосферы ее питающей: про тивопоставление правящих элит массам;

стран, согласившихся на роль американских сателлитов, - их региональному окружению…;

насаждение «управляемого хаоса» в целях подкрепления миссии «американского народа» как последнего гаранта ускользающего порядка» [6, с.250].

Одним из проектов реализации этой стратегии стала кон цепция «Балто-Черноморской дуги», в которую включалась и Ук раина, для того чтобы стать «защитной стеной», отделяющей демо кратический Запад от потенциально враждебной России. Этот вызов Украине четко понимался руководством страны, и Л.Кучма впо следствии отмечал: «Суть дела - в противостоянии Америки и Рос сии. Можно не говорить «противостояние». Можно найти другое слово. Но то, что Россию американцы поджимают со всех сторон, очевидно» [1, с.260]. Императив маневрирования между усиливши мися США и ослабевшей Россией составлял для Украины важный внешнеполитический вызов на протяжении всех лет независимости.

Кроме этих общих тенденций, развивавшихся в 1990-2000-е годы, Украина в разное время сталкивалась с различными внешне политическими вызовами и угрозами, которые могут быть сгруппи рованы, исходя из задач, стоявших перед государством на протяже нии нескольких этапов его истории.

В 1991-1994 гг. основные внешнеполитические вызовы бы ли связаны с формированием механизмов «цивилизованного разво да» постсоветских республик и позиционированием Украины в СНГ;

обеспечением международного признания украинского госу дарства и созданием его позитивного имиджа;

разрешением вопроса о ликвидации ядерного оружия, остававшегося на территории Ук раины;

выработкой доктринальных и институциональных основ внешней политики с учетом сохранения нейтрального статуса и ев ропейского выбора. 14 января 1994 г. в Москве президенты России, США и Украины подписали заявление, подтверждавшее ликвида цию ядерных сил на территории Украины. 5 декабря 1994 г. Россия, США и Великобритания подписали Меморандум о предоставлении гарантий безопасности Казахстану, Беларуси и Украине в связи с их присоединением к ДНЯО в качестве безъядерных государств. Од нако, «механизм внедрения этих гарантий и до сих пор не разрабо тан. Следовательно, положения о гарантиях безопасности Украин скому государству нуждаются в дальнейшей проработке и утвер ждении на наивысшем уровне, поскольку, как показала практика, эти гарантии уязвимы своей неясностью относительно уровня эска лации конфликта, после которого государство, которое предостави ло гарантии, сможет вмешаться в конфликт» [7, с.142].

Эти важные вопросы разрешались в сложных условиях формирования институтов суверенного государства, механизмов выработки и реализации внешней политики, острой общественно политической борьбы на фоне ухудшавшегося экономического по ложения – факторов, которые сами по себе были серьезными вызо вами. Позднее Л.Кучма отмечал: «Нам сильно навредил разрыв хо зяйственных связей в масштабах бывшего Советского Союза, об щий развал экономической системы. Ну и психология, конечно… Что ни говори, а вчерашним советским элитам в новых государст вах было невероятно трудно по-настоящему перестроиться на но вое, независимое государственное существование… Элиты всех наших стран настроены более легковесно. Разбились на враждую щие группы, борются за власть и деньги более рьяно, чем за укреп ление государственности своих стран» [1, с.229]. В первую очередь, это касалось Украины, где внутриполитическая борьба различных группировок обусловила непоследовательный, конвульсивный ха рактер формирования и реализации внешней политики. В июне 2007 г. тогдашний советник главы Секретариата Президента Ук раины В.Карасев отметил: «Украина в своей внутренней и внешней политике движется либо рывками, либо, как сегодня, находится в ситуации дрейфа, пытаясь при этом работать на многих внешнепо литических векторах… Страна фактически разделена пополам, и эта раздвоенность имеет не столько региональное, сколько полити ко-структурные и элитные измерения. Одна часть элиты связывает будущее Украины и, разумеется, свое будущее, с курсом на воен ную интеграцию в Северо-Атлантический альянс… Другая полови на элит, причем, не столь консолидированная, старается работать в континенталистской, а не атлантической парадигме, пытаясь одно временно идти на экономическое сближение с Европейским союзом и на интенсификацию экономических и политических взаимосвязей с Россией. Поэтому часто внешняя политика Украины состоит из различных сигналов и неопределенной или завуалированной ди пломатической риторики» [8]. В более широком плане в Украине не создана система, в которой крупный бизнес, с одной стороны, отде лен от государства, а с другой – его интересы активно защищаются государственными структурами за рубежом.

Попытки опереться в решении проблем на помощь западных государств натыкались на противоречивую позицию. США стреми лись создать равновесие в Евразии и выступать в качестве полити ческого арбитра, используя образовывавшиеся независимые госу дарства в качестве фактора недопущения консолидации бывшего советского имперского пространства. «Геополитический плюрализм на пространстве бывшего Советского Союза, - подчеркивал З.Бжезинский в 1993 г., - должен рассматриваться Западом как цель, не уступающая по важности проблеме системных преобразований.

Это положение заслуживает того, чтобы его повторить: геополити ческий плюрализм так же важен, как системные преобразования»

[9, с.30]. Он подчеркивал, что существование Украины «как незави симого государства помогает трансформировать Россию. Без Ук раины Россия перестает быть евразийской империей» [10, с.61].

Фактором, гарантирующим интересы США, являлось сохранение НАТО, а перспективой – расширение блока на восток. Отсюда сле довало: «…Если Украина сблизится с Западом и вступит в Европей ский союз и НАТО, то Россия с большей долей вероятности после дует ее примеру, чем если Украина этого не сделает» [11]. Его про гноз о присоединении Украины к западному сообществу, гласил, что «где-то между 2005 и 2010 годами Украина… должна быть го това к серьезным переговорам как с Европейским Союзом, так и с НАТО» [10, с.105-106].

В то же время практические вопросы оказания помощи Ук раине не встречали обнадеживающей реакции. Л.Кучма вспоминал, о том, «как ловко Запад пользовался нашей неопытностью и довер чивостью сразу после распада Советского Союза… Не стеснялись нас обманывать, увлекать и сбивать с толку обещаниями… И все под разговоры, что этого требует дух демократии… Помню, как меня убеждали, что Украина не должна заниматься высокотехноло гичным производством. Это, мол, функция, прерогатива, призвание Запада! Вы же, украинцы, занимайтесь только тем, что сегодня тре бует мировой рынок. А требует он от вас сырья, в лучшем случае полуфабриката, и больше ничего» [1, с.295-296].

Вместе с этими вызовами Украине обозначилась угроза не прикосновенности государственных границ. В апреле 1993 г. Ук раина получила из Бухареста единственную в своем роде ноту: ссы лаясь на распад СССР, Румыния провозгласила неправомерным До говор о режиме советско-румынской государственной границы от 27 февраля 1967 г., и в 1994 г. в одностороннем порядке подтверди ла свое решение денонсировать этот договор. Впоследствии вопрос удалось уладить, но, отмечал Л.Кучма, оставался «под сомнением остров Змеиный, есть разночтения по руслу Дуная. Румыны гово рят, что Дунай меняет свое русло и что их сторону он обмывает больше. Но главное - Змеиный. Я бы не хотел, чтобы мы остались без него» [2, с.108-109].

Опасения второго президента Украины подтвердились в феврале 2009 г. когда было вынесено решение Международного суда в Гааге по территориальному спору между Румынией и Украи ной, по которому о.Змеиный не мог считаться частью прибрежной линии Украины в определении срединной линии при делимитации континентального шельфа и исключительной экономической зоны.

В связи с этим многие политики и СМИ заявляли, что Украина по теряла значительные запасы нефти и газа. Украинский политолог А.Ермолаев отметил: «Это событие я считаю действительно пора жением для Украины. Причем, поражением сразу в нескольких плоскостях - в плоскости геополитической, в плоскости правовой, в плоскости социальной, и в плоскости социального проектирования будущего… В плане геополитическом работает такой термин, как «жизненное пространство»… Украина оказалась в ситуации, когда тот формат страны, который был обеспечен Беловежскими согла шениями с действующими претензиями на границы, на сферы влияния, решением суда пересмотрен. А это означает, что жизнен ное пространство мы уступили нашему конкуренту. Впервые Запад в широком смысле в лице Румынии продемонстрировал, что нас не связывают партнерские отношения…, а мы являемся жесткими конкурентами за жизненное пространство. Это первый случай в ис тории Украины, когда Украина проиграла геополитическую игру так откровенно и безапелляционно.

В плане правовом создан прецедент, когда в судебном по рядке использован принцип хронополитики - пересматриваются те реалии границ, которые были защищены предыдущими договорами и взаимными гарантиями, как многосторонними, так и односторон ними. Этот прецедент теперь может быть использован и в других ситуациях - и не только в отношении Украины… В плане социаль ном, несомненно, это событие повлияет на общественные настрое ния. Этот факт подтвердит, во-первых, то, что Запад - не партнер, а конкурент, и структуры, куда стремилась Украина, - Евросоюз, партнерство с НАТО, которые рассматривались как гарант безопас ности, гарант развития, оказались просто геополитическими хищ никами, которые готовы претендовать на сферу интересов Украины.

А это означает, что курс западного романтизма, реализуемый в по следнее время, получил еще одну торпеду в бок… Наконец, в плане социального проектирования… Это влияние на климат в стране, влияние на отношение к режиму. В этом проявляется и отношение к действующей власти, которой не поверили и не поддержали ее»

[12]. Интересы Украины затрагивает и комплекс отношений между Румынией и Молдовой.

В этот период значительным напряженим характеризова лись и украинско-российские отношения, в особенности в связи с проблемами Крыма и Севастополя, правомочность принадлежности которых к Украине ставилась под сомнение Государственной думой России в 1992-1993 гг.

Период 1994-2005 гг. характеризовался завершением док тринального и институционального оформления основ внешней по литики Украины;

последовательным маневрированием между ми ровыми центрами силы;

попытками интенсифицировать евро атлантический и европейский векторы внешней политики с сохра нением экономического взаимодействия с Россией. Украина, вы ступала в качестве субрегионального объекта политики США, ЕС и России, выстраивание отношений с которыми стало сущностью внешней политики страны. Но практической помощи от западных стран Украине не поступало, и Л.Кучма с горечью подчеркивал:

«Практически помощь была нулевая… Для меня это тоже был шок.

Я и сейчас пребываю в состоянии этого шока. Украину бросили на произвол судьбы. Запад посчитал, что свою задачу он блестяще вы полнил: угроза со стороны Москвы перестала существовать, и мож но, так сказать, отдыхать. Нам фактически сказали: выбирайтесь сами, спасение утопающих - дело рук самих утопающих… Истори ческий факт: Украина выстояла и начала подниматься не благодаря Западу, а - вопреки… Правда, нельзя не отметить поставки россий ских энергоносителей по ценам, значительно ниже мировых, а ино гда просто в долг… Со стороны богатого Запада такой помощи не было… Нам все время ставили условия: проводите реформы, уста навливайте у себя демократию - тогда что-то получите» [1, с.584 586]. У руководства страны было четкое представление о том, что «именно Россия, учитывая ее могучий ресурсный и экономический потенциал, в первую очередь формирует политический микрокли мат региона, в котором размещена Украина» [13].



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.