авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 27 |

«ЕЖЕГОДНИК СИПРИ ВООРУЖЕНИЯ, РАЗОРУЖЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Roett, R., ‘Brazil: an emerging power’, Paper presented at the conference ‘Worldviews of Major and Aspiring Powers: Exploring National Identities’, George Washington University, Sigur Center for Asian Studies, 14 Sep. 2007 http://www. gwu. edu/~sigur/research/worldviews. cfm, p. 2.

См.: Hurrell, A., ‘Lula’s Brazil: a rising power, but going where?’, Current History, vol. 107, no. 706 (Feb. 2008), p. 51.

Преобладание расходов на личный состав над прочими расходами типично для Ла тинской Америки. О распределении военных расходов в других странах см.: A Comparative Atlas of Defence in Latin America and Caribbean, 2010 edn (RESDAL: Buenos Aires, 2010).

Lei Oramentria [Budget act], Brazilian Act no. 12.214, 26 Jan. 2010, DirioOficial da Unio (Braslia), 27 Jan. 2010, pp. 1598–1653.

Brazilian Ministry of Defence (MOD), strategia Nacional de Defesa: Paz e seguranapara o Brasil [National Defence Strategy: peace and security in Brazil] (MOD: Braslia, 17 Dec. 2008). См. также: Perlo-Freeman, S. et al., ‘Military expenditure’, SIPRI Yearbook 2009, pp. 202–204;

и Holtom, P. et al., ‘International arms transfers’, SIPRI Yearbook 2008, p. 309.

Anderson, G. and Jennings, G., ‘Brazil signs deal worth EUR6 billion with France’, Jane’s Defence Weekly, 14 Jan. 2009, p. 8.

Fish, T., ‘Steel cutting begins for first Brazilian Scorpene’, Jane’s Defence Weekly, 2 June 2010, p. 6.

ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ ными лодками составляет 6.7 млрд евро (9.5 млрд долл.) и что она будет финансироваться консорциумом банков78.

Бразильские военно-воздушные силы также реализуют программу мо дернизации флота боевых самолетов, известную как программа FX-2. Хотя программа начала действовать в 2002 г., ее повторно запустили в 2007 г., а в 2008 г. был объявлен открытый конкурс заявок79. Победитель конкурса на заключение сделки стоимостью 2 млрд долл., которая должна предусматри вать совместное производство некоторого количества самолетов в Бразилии (путем передачи технологии), как ожидалось, должен был быть объявлен в 2011 г. Однако предполагаемое сокращение бюджета министерства обороны на 2011 г. может привести к дальнейшим задержкам в заключении сделки.

Это сокращение может вызвать отмену или откладывание других планов закупок, например, приобретения фрегатов и патрульных судов на сумму 6 млрд долл. и создания предлагаемой интегрированной системы погранич ного наблюдения, для которой требуется приобретение радаров, бронетан ковой техники и беспилотных летательных аппаратов80.

Оборонную политику Бразилии можно понять в свете более широких ее внешнеполитических целей как растущей региональной державы, иг рающей заметную роль в мировых делах. В Стратегии национальной обо роны 2008 г. анализируются проблемы в сфере безопасности, с которыми столкнулась эта страна в XXI в. в таких ключевых стратегических областях, как космос, кибернетика, ядерная энергетика, оборона региона Амазонки и недавно обнаруженных нефтяных месторождений на океанском шельфе81.

Несмотря на то что Бразилия расположена в мирном регионе, в Стратегии утверждается, что страна должна быть готова защитить себя от потенциаль ных конфликтов и занять свое место в мире82. Рассмотренные выше планы закупок, по всей вероятности, являются способом повышения потенциала Бразилии по распространению своей мощи. Бразилия стремилась также расширить свое глобальное присутствие, участвуя в операциях ООН по поддержанию мира. Например, она возглавляет военную часть Миссии ООН по стабилизации на Гаити, разместив там в декабре 2010 г. контингент из 2187 военнослужащих83.

Barreria, V., ‘Brazil puts price tag on its new submarine fleet’, Jane’s Defence Weekly, Aug. 2009, p. 12.

Duarte Villa, R., Corrida armamentistaou modernizacao de armamentosna America do Sul:

estudocomparativo dos gastosmilitares [Arms race or arms modernization in South America:

comparative study of military expenditures], Estudos e Cenarios (Observatrio Poltico Sul Americano: Rio de Janeiro, Dec. 2008), p. 18.

Lima (сноска 68);

‘Brasilrevaluar plan comprabarcos de guerrapor US$6.000 millones’ [Brazil to reassess $6 billion warship purchase], Infolatam, 24 Jan. 2011 http://www. infolatam.

com/2011/01/24/brasil-revaluara-plan-compra-barcos-de-guerra-por-us6-000-millones/;

и ‘Exrcitoter investimento bilionrionas fronteiras’ [Army will have to invest heavily in the borders], Folha, 9 Jan. 2011.

See Perlo-Freeman et al. (сноска 75);

и Brazilian Ministry of Defence (сноска 75).

Brazilian Ministry of Defence (сноска 75), p. 8.

United Nations Peacekeeping, ‘UN mission’s contributions by country’, 31 Dec. 2010, http://www. un. org/en/peacekeeping/resources/statistics/. См. также гл. 3 и приложение 3А настоящего издания.

186 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, Реализация Стратегии национальной обороны, вероятно, приведет к дальнейшему росту военных расходов, поскольку Бразилия стремится мо дернизировать свою структуру обороны путем реорганизации вооруженных сил, перестройки военной промышленности и предлагаемого введения обя зательной военной службы84. Еще одной предлагаемой реформой является переход к обязательному составлению многолетнего военного инвестици онного бюджета, что позволит министерству обороны и трем видам воору женных сил лучше планировать и оценивать ресурсы, необходимые для реализации Стратегии национальной обороны85.

В 2010 г. в рамках воплощения Стратегии национальной обороны на практике Национальный конгресс одобрил перестройку вооруженных сил в проекте, который предусматривает создание единого генерального штаба при министерстве обороны и содержит предложение подготовить проект первой бразильской Белой книги в области обороны86. Каждые четыре года, начиная с 2012 г., правительство должно будет представлять в Националь ный конгресс информацию об оборонной политике и стратегии, модерниза ции вооруженных сил и экономических ресурсах военного сектора87. Кроме того, ожидается, что для осуществления военных закупок будет создан сек ретариат оборонной продукции.

Бразилия продвигается вперед с намерением стать региональной держа вой как в экономической, так и военной областях. При отсутствии реальных военных угроз Бразилии ее выбор в отношении военных расходов может быть мотивирован главным образом поиском престижа или статуса, а не потребно стями в национальной обороне. В то же время бюджеты 2003 и 2011 гг., в кото рых были урезаны запланированные военные расходы при сохранении расхо дов по таким статьям, как здравоохранение и образование, показывают, что правительство осознает более неотложные социальные потребности, поскольку в стране все еще наблюдается чрезвычайное социальное неравенство.

VII. ТУРЦИЯ Согласно оценкам, в 2010 г. военные расходы Турции составляли 26.3 млрд лир (17.5 млрд долл.), что в реальном выражении на 3.0% меньше, чем в 2009 г., и на 11.2% меньше по сравнению с 2001 г. Военные расходы Brazilian Ministry of Defence (сноска 75), pp. 5.

Brazilian Ministry of Defence, ‘Palestra do Ministro Nelson Jobimna SAE: «Politica de Defesa do Governo Lula»’ [Address by Minister Nelsom Jobim to the Secretariat of Strategic Affairs: ‘the defence policy of the Lula government’], 15 Dec. 2010 https://www. defesa. gov.

br/index. php/noticias-do-md. html.

Richard, I., ‘Lula sanciona lei quecria Estado-Maior da Defesa e dmaispoderes a ministro da pasta’ [Lula approves law that creates defence general staff and gives more power to the ministry], Agencia Brasil, 25 Aug. 2010 http://agenciabrasil. ebc. com. br/noticia/2010-08 25/lula-sanciona-lei-que-cria-estado-maior-da-defesa-e-da-mais-poderes-ministro-da-pasta.

Brazilian Complementary Act no. 136 of 25 Aug. 2010, Dirio Oficial da Unio (Braslia), 26 Aug. 2010. О процессе подготовки проекта первой Белой книги в области обороны, на чавшегося в феврале 2011 г., см.: Brazilian Ministry of Defence, ‘Livro branco de defesa nacional’ [National defence white paper] http://livrobranco. defesa. gov. br/.

ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ как доля в ВВП, по оценкам, также сократились с 3.7% в 2001 г. до 2.4% в 2010 г. Несмотря на это снижение, в 2010 г. Турция заняла 15-е место среди стран с самыми высокими военными расходами в мире88.

В последние годы Турция вновь появилась в числе важных игроков в международной политике. Ее экономика занимает восьмое место в Европе и 17-е – в мире89. После развала Оттоманской империи в конце Первой миро вой войны Турция строилась президентом Мустафой Кемалем Ататюрком как светское и современное государство. Военным отводилась роль защит ника государства, и им пришлось несколько раз вмешаться, когда казалось, что светская демократия Турции находится под угрозой90. Хотя военные со храняют свое ключевое значение в политической жизни Турции, в настоя щее время они стали менее влиятельными. С 2001 г. управление вооружен ными силами было реформировано, отчасти в ответ на рекомендации, дан ные на переговорах о вступлении Турции в Европейский союз (ЕС):

военные теперь несут ответственность перед Великим национальным соб ранием (турецким парламентом), которому был предоставлен полный кон троль за составлением военного бюджета, включая внебюджетное финанси рование;

и Совет национальной безопасности был преобразован из коорди национного органа с исполнительными полномочиями в совещательный орган, в состав которого теперь входят гражданские лица91. Эти реформы, наряду с внесенными в конституцию в 2010 г. изменениями и продолжаю щимся расследованием в отношении военных в связи с приписываемыми им планами совершения государственного переворота, продолжают служить источником напряженности между армией и правящей Партией справедли вости и развития (ПСР) (Adaletve Kalkinma Partisi, AKP), которая стремится ограничить роль военных в политике92.

Традиционно ориентирующаяся на Европу и США турецкая внешняя политика медленно, но последовательно переориентировалась на соседей Турции по Ближнему и Среднему Востоку и Кавказу, особенно с тех пор, как в 2002 г. к власти пришла ПСР93. Одним из основных столпов этой но вой архитектуры является политика «нулевых проблем с соседями», по средством которой Турция стремится укрепить сотрудничество по полити См. раздел II приложения 4А.

International Monetary Fund (сноска 69).

Taspinar,., Turkey’s Middle East Policies: Between Neo-Ottomanism and Kemalism, Carnegie Papers no. 10 (Carnegie Endowment for International Peace: Washington, DC, Sep. 2008).

Narli, A. N., ‘Aligning civil-military relations in Turkey: transperency [sic] building in defense sector and the EU reforms’, eds E. M. Felberbauer, P. Jurekovi and P. Pantev, Transforming National Armed Forces in South East Europe: From the Social to the Military Challenge (National Defence Academy and Bureau for Security Policy: Vienna, Oct. 2004), pp. 164, 166. См. также: zcan, G., ‘National Security Council’, ed.. Cizre, Geneva Centre for the Democratic Control of Armed Forces, Democratic Oversight and Reform of the Security Sector in Turkey (LIT: Zurich, 2007), pp. 41–58.

Например, Butler, D., ‘Turkish army plot trial to revive tensions’, Reuters, 15 Dec. 2010, http://www.reuters.com/article/2010/12/15/us-turkey-sledgehammer-preview-idUSTRE6BE3A U20101215.

Yilmaz, M. ‘Conceptual framework of Turkish foreign policy in AK Party era’, Turkish Review, spring 2010, p. 106.

188 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, ческом, экономическом проблемам и проблемам в области безопасности со своими соседями94.

Оценка СИПРИ военных расходов Турции включает расходы как на ту рецкие вооруженные силы (Turk Silahli Kuvvetleri, TSK), так и на военизиро ванные формирования – жандармерию и береговую охрану. Турецкие воору женные силы, насчитывающие примерно 511 000 человек, состоящих на дей ствительной военной службе, и 378 700 человек, находящихся в запасе, являются вторыми по величине вооруженными силами в НАТО (после воо руженных сил США)95. В 2010 г. их бюджет, распределенный через министер ство национальной обороны, составил 15.9 млрд лир (10.6 млрд долл.). Хотя военизированная жандармерия и береговая охрана в административном плане подчинены министерству внутренних дел, они выполняют военные функции.

В 2010 г. их бюджеты составили соответственно 3.77 млрд лир (2.5 млрд долл.) и 192 млн лир (128 млн долл.)96. Финансирование военных закупок осуществляется из бюджета турецких вооруженных сил и из фонда под держки оборонной промышленности. Фонд поддержки оборонной про мышленности – это созданный в 1986 г. специальный фонд, который соби рает акцизы на бензин, табак, алкогольные товары и разрешенные законом азартные игры. Сообщалось, что с 1986 по 2008 г. этот фонд собрал 22 млрд долл., включая 1.5 млрд долл. в 2008 г.97 На 2010 г. Фондом поддержки обо ронной промышленности были запланированы расходы в размере 2.3 млрд лир (1.5 млрд долл.)98.

Помимо Фонда поддержки оборонной промышленности, турецкий во енный бюджет включает средства из Фонда турецких вооруженных сил (GuclendirmeVakfi, TSKGV), кредиты, оплачиваемые Казначейством, фонды, выделяемые для жандармерии и береговой охраны, средства денежного фонда канцелярии премьер-министра на проведение различных политиче ских кампаний и финансирование для «местных отрядов самообороны» – локальных военизированных подразделений, первоначально сформирован ных для борьбы с Курдской рабочей партией (Partiya Karkeren Kurdistan, PKK)99. Информация об этих внебюджетных средствах, как правило, не ста новится достоянием общественности. Турецкие неправительственные орга низации критиковали отсутствие прозрачности турецких военных расходов и призывали сделать сведения о них, в том числе и о внебюджетном финан сировании более доступными100.

Davutolu, A., ‘Turkey’s zero-problems foreign policy’, Foreign Policy, May 2010.

International Institute for Strategic Studies, The Military Balance 2010 (Routledge: London, 2010), p. 164.

Public Expenditures Monitoring Platform, Letter to Grand National Assembly of Turkey from coalition of Turkish non-governmental organizations, Mar. 2010, http://www. kamuhar camalariniizlemeplatformu. org/index_en. html, p. 17.

Enginsoy, U. and Bekdil, B. E., ‘Turkey needs to boost procurement funds’, Defense News, 6 Sep. 2010, p. 13;

и Aka,., Military-Economic Structure in Turkey: Present Situation, Problems, and Solutions (TESEV: Istanbul, 2010), p. 17.

Public Expenditures Monitoring Platform (сноска 96), p. 17.

Saribrahimolu, L., ‘Turkish armed forces’, ed. Cizre (сноска 91), p. 82;

и Public Expenditures Monitoring Platform (сноска 96), pp. 10–12.

Public Expenditure Monitoring Platform (сноска 96).

ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ Действующие планы модернизации турецких вооруженных сил, кото рые включают усиление потенциала национального производства вооруже ния и запланированные увеличения в будущем бюджетов НИОКР и закупок, заставляют предположить, что существовавшая с 2001 г. тенденция к со кращению военных расходов Турции может не сохраниться101. Действитель но, в декабре 2010 г. Великое национальное собрание одобрило увеличение бюджета министерства национальной обороны на 2011 г., включая повыше ние расходов на закупки102. Эта тенденция продолжится и в последующие годы, поскольку Турция начинает оплачивать нынешние и будущие закупки вооружения, включая самолеты дальнего радиуса действия и транспортные самолеты, крупные военные корабли (включая авианосец), беспилотные ле тательные аппараты и транспортные средства, устойчивые к взрывам мин и нападениям из засад, для сил внутренней безопасности103.

Политика Турции в области обороны и безопасности определялась двумя основными политическими документами: Белой книгой в области обороны 2000 г. и Документом о политике в области национальной безопасности. В Белой книге излагается официальная оборонная политика Турции, основанная на принципе Ататюрка «мир в доме, мир в мире»104. Документ о политике в области национальной безопасности, иногда называемый «секретной конституцией», «определяет внутренние и внешние угрозы, с которыми сталкивается Турция, и описывает политику, которая проводится для предотвращения этих угроз»105. Он пересматривается каждые пять лет, и в 2010 г. с ним впервые ознакомилась груп па гражданских лиц. Хотя этот документ остается закрытым для широкой общественности, сообщалось, что в нем, в соответствии с политикой «нулевых проблем» Партии справедливости и развития, из списка критических угроз для турецкой национальной безопасности были вычеркнуты Греция, Иран, Ирак и Россия106. Внутри страны главной угрозой национальной безопасности остается внутригосударственный конфликт с Курдской рабочей партией, хотя интен сивность этого конфликта в целом с 1999 г. снижалась, особенно после того, как Турция расширила сотрудничество с правительством Ирака107.

Недавнюю тенденцию к сокращению турецких военных расходов мож но объяснить реформами, проводимыми с целью демократизации воору женных сил, изменениями в восприятии Турцией угроз безопасности после начала осуществления политики «нулевых проблем» и снижением интен сивности конфликта с Курдской рабочей партией. Действительно, турецкий Saribrahimolu, L., ‘Undeterred by financial crisis, Turkish defense companies plan to increase domestic arms production’, Eurasia Daily Monitor, 27 Feb. 2009. О планах модерниза ции, см.: Hen-Tov, E., ‘The political economy of Turkish military modernization’, Middle East Review of International Affairs, vol. 8, no. 4 (Dec. 2004). О турецкой военной промышленно сти см. раздел VI гл. 5 настоящего издания, Enginsoy,., ‘Turkey to increase arms spending in 2011’, Hrriyet Daily News, 10 Jan. 2011.

База данных СИПРИ по поставкам вооружений (сноска 52);

и Enginsoy (сноска 102).

Turkish Ministry of National Defence (MND), Defense White Paper 2000 (MND: Ankara, 2000).

Sariibrahimglu (сноска 99), p. 74.

‘Russia, Iran, Iraq, Greece no longer «national threat» ’ to Turkey’, Hrriyet Daily News, 23 Aug. 2010.

См. приложение 2А настоящего издания;

и Migdalovitz, C., Turkey: Politics of Identity and Power, Congressional Research Service (CRS) Report for Congress R41368 (US Congress, CRS: Washington, DC, 13 Aug. 2010), pp. 14–18.

190 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, и греческий премьер-министры открыто обсуждали взаимные сокращения военных расходов во время визита первого в Грецию в мае 2010 г.108 В свете этого обоснование крупномасштабных планов военной модернизации Тур ции не совсем очевидно. Если оставить в стороне закупку военной техники для решения задач внутренней безопасности, под вопросом остается соот ветствие оборонной и внешней политике Турции приобретения ею передо вых средств распространения мощи. Вполне вероятно, что турецкие воен ные расходы в большей степени определяются соображениями региональ ного статуса страны, а не ее реальными оборонными потребностями.

VIII. ЮЖНАЯ АФРИКА Хотя военные расходы Южной Африки намного ниже, чем в других рассмотренных здесь странах, они являются самыми высокими в Африке южнее Сахары. В 2010 г. они составили 32.9 млрд ранда (4.5 млрд долл.), что, согласно оценке, равняется 1.2% от ВВП. Хотя расходы в 2010 г. были на 2.0% ниже, чем в 2009 г., они на 22% превышали расходы в 2001 г.

После падения апартеида в 1994 г. Южная Африка предстала одним из основных в Африке игроков в сфере экономики, политики, дипломатии и безопасности. Это связано с тремя факторами. Первым из них является ее экономическое положение торгового, промышленного и инвестиционного центра в Южной Африке. Валовой национальный доход страны (ВНД) в 2008 г. составлял 29.8% от совокупного валового национального дохода Аф рики южнее Сахары109. Второй фактор – ее военная мощь как с точки зрения военных расходов, так с точки зрения наличия самой развитой в Африке во енной промышленности110. Третий фактор – возрастающая позитивная роль Южной Африки в многосторонних институтах, особенно в Южноафрикан ском сообществе развития (ЮАСР) и Африканском союзе (АС). Южная Аф рика активно участвовала в разработке и принятии Учредительного акта Африканского союза в 2000 г. и его программы Нового партнерства для раз вития Африки в 2001 г.111 Кроме того, Южная Африка претендует на лидер ство в Африке в деле содействия защите прав человека, хорошему управле нию и «африканскому ренессансу», что подчеркивалось ее избранием в ка честве страны проведения Чемпионата мира по футболу в 2010 г. Kambas, M. and Kyriakidou, D., ‘Greek, Turkish PMs meet, discuss defense cuts’, Reuters, 14 May 2010, http://www.reuters.com/article/2010/05/14/us-turkey-greece-idUSTRE64D5BN20100514.

World Bank (сноска 8), p. 34.

О военной промышленности Южной Африки см., например: Dunne, J. P., ‘The making of arms in South Africa’, Economics of Peace and Security Journal, vol. 1, no. 1 (Jan. 2006);

и Wezeman, P. D., ‘South African arms supplies to sub-Saharan Africa’, SIPRI Background Paper, Jan. 2011, http://books. sipri. org/ product_info? c_product_id=419.

Учредительный акт Африканского союза, принятый 11 июля 2000 г., вступил в силу 26 мая 2001 г. http://www. au. int/en/about/constitutive_act. О Новом партнерстве для раз вития Африки см. сайт Планово-координационного агентства Нового партнерства для раз вития Африки http://www. nepad. org/.

См., например: Mbeki, T., South African Deputy President, ‘The African renaissance, South Africa and the world’, Speech, United Nations University, Tokyo, 9 Apr. 1998, http:// www.info. gov. za/speeches/1998/98b17_5559811376. htm.

ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ С 2002 г. большая доля военных расходов Южной Африки поступала на специальной оборонный счет, с которого оплачиваются закупки воору жений. Доля специального оборонного счета в совокупных военных расхо дах постепенно снижалась с 40% в 2002 г. до 27% в 2009 г., а в 2010 г. была запланирована на уровне всего лишь 18%113. Высокий уровень расходов на закупки в последнее десятилетие объяснялся программой стратегических оборонных закупок стоимостью 47.2 млрд рандов (6.4 млрд долл.) – много летней программой закупок вооружений, которая была инициирована в 1999 г. в целях трансформации военного потенциала эпохи апартеида114. Из начально программа предусматривала закупку 4 корветов, 3 подводных ло док, 24 учебных самолетов, 26 боевых самолетов и 30 вертолетов115. В ее об новлении от 2006 г. особое значение отводилось созданию более гибких, мо бильных и боеспособных сухопутных войск, обладающих соответствующими возможностями воздушной и морской транспортировки116. Самым заметным последовавшим изменением в стратегических оборонных закупках стал заказ 2007 г. – также известный как проект «Хоефистер» – 264 боевых машин пехо ты стоимостью 1.5 млрд долл.117 Обновленная программа также требует су щественного повышения военных расходов начиная с 2011/12 фин. г. Важные перемены и политические процессы внутри страны сформиро вали военные расходы Южной Африки и ее новый геополитический статус.

Во-первых, новая конституция 1996 г., основанная на равенстве, ува жении прав человека и социальном благосостоянии, преобразовала состав, полномочия и оборонительную доктрину вооруженных сил, в частности, провозгласив переход от отношений противоборства с соседями Южной Африки к отношениям сотрудничества119.

Во-вторых, с середины 1990-х годов появился ряд относящихся к воен ной политике инициатив, включая Белую книгу по национальной обороне 1996 г., Обзор обороны 1998 г., Закон об обороне 2002 г., Обновленную про грамму стратегических закупок 2006 г. и Будущую стратегию армии Южной Африки 2020 г. (Стратегию 2020) 2009 г.120 В Белой книге и Обзоре обороны была предпринята попытка всеобъемлющего планирования доктрины и мо South African National Treasury, Estimates of national expenditure, 2002–10, http:// www.treasury. gov. za/documents/national budget/.

‘SDP to cost R47.225bn’, DefenceWeb, 25 Jan. 2011, http://www. defenceweb. co. za/ index. php? option=com_content&id=13207. Об альтернативной оценке совокупной стоимо сти программы стратегических оборонных закупок см. раздел III гл. 1 настоящего издания.

Все подробности см. в разделе III гл. 1 настоящего издания.

South African Department of Defence (DOD), Annual Report FY 2007–2008 (DOD:

Pretoria, 2008), pp. 2–3.

База данных СИПРИ по поставкам вооружений (сноска 52);

и Gibson, E., ‘A lucky «horseshoe» for Denel?’, Defense News, 21 May 2007.

South African Department of Defence (сноска 116), p. 4.

South African Department of Defence (DOD), White Paper on National Defence for the Republic of South Africa: Defence in a Democracy (DOD: Pretoria, May 1996), chapter 1, para. 4.

South African Department of Defence (сноска 119);

South African Department of Defence (DOD), South African Defence Review (DOD: Pretoria, 1998);

Defence Act, South African Act no. 42 of 2002, assented to 12 Feb. 2003, Government Gazette (Pretoria), 20 Feb. 2003;

и South African DOD, The Future SA Army Strategy, Version 1 (DOD: Pretoria, Jan. 2009).

192 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, дели вооруженных сил, их вооружения, техники и финансирования. В Об зоре сделан вывод о том, что, несмотря на отсутствие в среднесрочном пер спективе крупной внешней военной угрозы Южной Африке, у страны есть потребность в приобретении обычного военного потенциала сдерживания.

Этот вывод стал основой для программы стратегических оборонных заку пок, хотя связь между сделанными в Обзоре выводами и тем, что фактиче ски закупалось, оказалась сомнительной121. В обновленной программе стра тегических оборонных закупок 2006 г. содержались новое определение и увязка оборонного потенциала Южной Африки с внешней политикой пра вительства, направленной на активное участие в миротворческих операциях Африканского союза и ООН, тогда как Стратегия-2020, тесно связанная с обновленной программой стратегических оборонных закупок 2006 г., вклю чает планы по созданию трех пехотных батальонов и трех инженерных ди визионов для внешнего развертывания и трех пехотных рот и одного сме шанного инженерного дивизиона для внутреннего развертывания122.

Третьим фактором, формирующим военные расходы Южной Африки, стала проводившаяся с 2007 г. политика выстраивания военного потенциала в соответствии с целями внешней политики страны, направленной на ре гиональное военное сотрудничество, участие в миротворческих операциях и назначение военных атташе123. В 2007 г. Южная Африка имела военные представительства в 31 стране124. Она участвовала в трех из четырех миро творческих операциях под руководством Африканского союза, а в декабре 2010 г. 2005 военнослужащих было задействовано в операциях ООН125. Эта политика военной дипломатии подчеркивает стремление Южной Африки стать постоянным членом Совета безопасности ООН126.

Размер и распределение военных расходов Южной Африки вызывают противоречивое отношение, учитывая наличие в стране многочисленных иных приоритетов, в частности, необходимость решения проблем бедности, безработицы и исключительного социально-экономического неравенства, СПИДа и обеспеченности жильем127. Наиболее спорными представляются приобретения в рамках программы стратегических оборонных закупок, ко торые в значительной степени связаны с задачами внешнего сдерживания и проецирования мощи и которые легли тяжким грузом на военный бюджет, South African Department of Defence, South African Defence Review (сноска 120), chapter 8, para. 73;

Feinstein, A., After the Party: Corruption, the ANC and South Africa’s Uncertain Future (Verso: London, 2009);

и гл. 1 настоящего издания.

Kruys, G. P. H., South African Army Priorities and Roles in the Early 21st Century, University of Pretoria, Institute for Strategic Studies (ISSUP) Bulletin no. 3/2009 (ISSUP: Preto ria, Apr. 2009), p. 4;

и South African Department of Defence (сноска 116), pp. xi–xiii.

South African Department of Defence (сноска 116), pp. 1–2.

Lekota, M., Minister of Defence, Defence budget speech, South African National Assembly, 27 Mar. 2007, http://www. info. gov. za/speeches/2007/07032717151001. htm.

База данных СИПРИ по многосторонним миротворческим операциям http://www.

sipri. org/databases/pko/. Об участии Южной Африки в операциях по поддержанию мира см. гл. 3 и приложение 3А настоящего издания.

Neethling, T., ‘Military spending, socio-economic challenges and foreign policy demands:

Appraising South Africa’s predicament’, African Security Review, vol. 15, no. 4 (2006), p. 69.

World Bank (сноска 8), pp. 80–142.

ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ мешая удовлетворению насущных текущих потребностей Южноафрикан ских национальных оборонительных сил. Эти потребности, прежде всего, относятся к осуществлению операций по поддержанию мира и обеспечению внутренней безопасности, поскольку чрезвычайно высокий уровень сопря женных с насилием преступлений привел к вовлечению Южноафриканских национальных оборонительных сил, наряду с полицейскими силами, в опе рации по поддержанию внутренней безопасности128. Тем временем корруп ция, которая сопровождала стратегические оборонные закупки, затронула несколько высокопоставленных офицеров вооруженных сил, министров и лидеров правящего Африканского национального конгресса. Это показыва ет, что Южная Африка не застрахована от злоупотреблений в составлении военного бюджета, закупках и надзоре и неэффективного управления ресур сами, характерных для многих африканских стран129.

IX. ВЫВОДЫ Мировые военные расходы в 2010 г. продолжали увеличиваться, хотя и гораздо медленнее, чем в последние годы. Продолжающееся воздействие глобального экономического спада замедлило или приостановило их рост в Азии и Европе, но высокие темпы роста сохранились в Африке и Южной Америке, а на Соединенные Штаты вновь пришлась большая часть увели чения мировых расходов в реальном выражении.

Хотя США в последнее десятилетие возглавляли глобальный рост воен ных расходов, этой тенденции следовали многие зарождающиеся региональ ные державы (или вновь становящиеся ими), такие как Бразилия, Китай, Ин дия, Россия, Южная Африка и Турция. Из этих шести стран все, кроме Турции, за десятилетие 2001–2010 гг. существенно увеличили свои военные расходы.

Причины роста военных расходов в этих странах разные. Экономика была ключевым сдерживающим фактором;

при этом военные расходы уве личивались в соответствии с темпами экономического роста либо несколько отставали от них. Так, экономический рост в Китае позволил ему увеличи вать свои военные расходы гораздо более высокими темпами, и многие страны занимались модернизацией вооруженных сил для того, чтобы они соответствовали их растущей экономической и политической роли. Повы шение военных расходов несет в себе альтернативные издержки в том смысле, что эти средства могли бы быть направлены на иные цели – напри мер, на удовлетворение социальных потребностей и потребностей развития.

Этот вопрос является особенно острым и противоречивым в Бразилии, Ин дии и Южной Африке, в демократических государствах с высокими уров нями бедности и социально-экономического неравенства.

Elowson, C., Clouds at the Horizon? Security Challenges in South Africa’s Post-transition Period, User Report (Swedish Defence Research Agency, FOI: Stockholm, Mar. 2009). О пре ступности и конфликте см.: Stepanova, E., ‘Armed conflict, crime and criminal violence’, SIPRI Yearbook 2010.

Omitoogun, W. and Hutchful, E. (eds), SIPRI, Budgeting for the Military Sector in Africa:

The Processes and Mechanisms of Control (Oxford University Press: Oxford, 2006), p. 6.

194 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, Еще одной ключевой переменной, влияющей на уровни военных рас ходов, выступают интенсивность продолжающихся конфликтов, непосред ственные угрозы безопасности и отношения с соседними странами, напри мер, конфликт Индии в Кашмире и отношения Турции с Грецией.

Большинство этих держав стремятся к признанию своего глобального или регионального статуса – в экономическом, политическом и дипломати ческом смысле, поэтому сильные и современные вооруженные силы, спо собные проецировать влияние, рассматриваются как ключевой элемент.

Бразилия, Китай, Индия, Южная Африка и Турция стремятся к военно морскому и военно-воздушному потенциалу проецирования мощи, в то время как Россия стремится восстановить себя как доминирующую воен ную силу в бывшей советской зоне. В связи с этим, развитие национальной военной промышленности, способной снизить зависимость модернизации от импорта, является приоритетом для всех шести стран130.

Для некоторых стран это желание военной мощи отражает опасение последствий для безопасности и приобретения статуса отстающих в воен ной технологии. Китай и Россия озабочены подавляющим военным доми нированием и технологическим превосходством США, в то время как быст рая модернизация Китая – главный повод для беспокойства в Индии. Одна ко в случаях Бразилии, Южной Африки и Турции, когда отсутствуют какая либо реальная или ощущаемая угроза либо очевидное потенциальное ис пользование систем передового вооружения, военная мощь, как представля ется, является выражением желания поддержать престиж.

Быстрая военная модернизация, в частности в Азии, хотя еще и не де монстрирует признаков превращения во враждебную гонку вооружений, некоторым образом отражает классическую дилемму безопасности131. Воен ное развитие Китая частично обусловлено ощущением собственной уязви мости перед мощью США, однако оно генерирует аналогичные чувства уяз вимости у его соседей, особенно у Индии. В любом случае заявления о мирных намерениях вызывают мало доверия, и опасность состоит в том, что прогнозы гонки вооружений и неизбежного соперничества могут сбыться.

См. раздел III гл. 5 настоящего издания.

О модернизации в Азии см., например: Asian Perspective, vol. 33, no. 4, Special issue on the arms race in North East Asia (2009). Кроме Индии и Китая, азиатскими странами, за нимающимися существенной модернизацией своих вооруженных сил, являются Япония, Южная Корея, Филиппины, Таиланд и Вьетнам.

ПРИЛОЖЕНИЕ 4A. ДАННЫЕ О ВОЕННЫХ РАСХОДАХ В 2001–2010 гг.

Сэм ПЕРЛО-ФРИМАН, Олавале ИСМАИЛ, Ноэль КЕЛЛИ, Элизабет ШЕНС и Карина СОЛМИРАНО I. ВВЕДЕНИЕ В этом приложении представлены самые последние данные СИПРИ о воен ных расходах за 2001–2010 гг. Основные региональные тенденции и тенденции среди стран с самыми высокими военными расходами описаны в разделе II. В раз деле III рассматривается вопрос о том, каким образом можно наиболее точно оце нить военные расходы Китая. В разделе IV разъясняются источники и методы сбо ра данных и содержатся таблицы с полными статистическими рядами данных за 2001–2010 гг.

II. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И СТРАНЫ С САМЫМИ ВЫСОКИМИ ВОЕННЫМИ РАСХОДАМИ Во врезках 4A.1–4A.6 представлены важные тенденции военных расходов на мировом уровне и в обеих Америках, Африке, Азии и Океании, Европе и на Ближ нем и Среднем Востоке. Данные говорят о том, что мировой финансовый и эконо мический кризис, который разразился в 2008 г., начинает влиять на мировые воен ные расходы, хотя его воздействие на разные регионы существенно варьируется. К регионам и субрегионам, в которых военные расходы в 2010 г. росли быстрее всего, относятся Южная Америка (5.8%), Африка (5.2%) и Океания (4.1%). В Азии и Океа Благодарим за содействие в предоставлении данных о военных расходах, оценки и консультации: Джулиана Купера (Центр российских и восточноевропейских исследований, Университет Бирмингема), Давида Дарчиашвили (Центр исследований гражданско-военных отношений и безопасности, Тбилиси), Димитара Димитрова (Университет национального и мирового хозяйства, София), Пола Данна (Университет Запада Англии, Бристоль), Иниго Гуэвара и Мойяно (Collectivo de Analisis de la Seguridad con Democracia, Queretaro), Идувину Хернандеса (Ассоциация по изучению и содействию безопасности и демократии, Гватемала Сити), Назира Камала (ООН, Нью-Йорк), Павана Найра («Джагрути Сева Санстха», Пуна), Элину Нур (Малазийский институт стратегических и международных исследований, Куала Лумпур), Пере Ортегу (Исследовательский центр им. По Х. М. Деласа, Барселона), Тамару Патарая (Кавказский институт мира, демократии и развития, Тбилиси), Томаса Шитца (кол ледж Университета Линкольна, Буэнос-Айрес), Рона Смита (колледж Биркбек, Лондон) и Озрена Зунича (Университет Загреба).

196 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, Врезка 4A.1. Мировые тенденции динамики военных расходов в 2010 г.

• Совокупные мировые военные расходы в 2010 г., согласно оценке, составили 1630 млрд долл. (в текущих ценах).

• Расходы в 2010 г. были в реальном выражении на 1.3% выше, чем в 2009 г., и на 50% выше, чем в 2001 г.

• Прирост военных расходов США в реальном выражении на 2.8% составил 18.5 млрд долл.

из мирового прироста в 19.6 млрд долл. (в постоянных ценах 2009 г.).

• Военные расходы остальной части мира (т.е., исключая США) увеличились в 2010 г. на 0.1% в реальном выражении.

• Регионом или субрегионом с самым высоким приростом в реальном выражении в 2010 г.

являлась Южная Америка – 5.8%.

• Военные расходы сократились в 2010 г. лишь в одном регионе: в Европе они упали на 2.8% в реальном выражении. Было также отмечено падение расходов в субрегионе Централь ной и Южной Азии.

• Воздействие мирового финансового кризиса и экономического спада на мировые военные расходы начало ощущаться в 2010 г., выразившись в замедлении их темпов роста или в со кращении в нескольких регионах.

нии в целом, однако, рост составил лишь 1.4%, оказавшись одним из самых низких за последние годы, в то время как в Европе военные расходы сократились на 2.8%.

Изменения в Европе и Азии отражают запоздалые последствия экономического кри зиса: в Европе правительства сосредоточили свое внимание на покрытии дефици тов, тогда как в Азии замедление темпов роста, вероятно, отражает приспособле ние к более низким темпам экономического роста, переживаемым в годы кризиса.

На 15 стран с самыми высокими военными расходами в 2010 г. в сово купности приходилось 82% мировых военных расходов, причем на пять ведущих – 61% (см. табл. 4A.1). Доля США составила 43% и оказалась самой высокой, намно го превосходя долю Китая, который вышел на второе место и в свою очередь по тратил в два раза больше, чем Великобритания, занявшая третье место. Впервые с 2007 г. в число 15 ведущих стран вошла новая страна: Турция сменила Испанию на 15-м месте, отчасти благодаря повышению курса турецкой лиры относительно доллара США и даже несмотря на небольшое сокращение ее расходов в реальном выражении в 2010 г. Во всем остальном имели место лишь небольшие подвижки в распределении мест: европейские страны продолжали демонстрировать тенденцию к снижению своего ранга в списке, тогда как страны развивающегося мира, напро тив, поднимались в нем вверх.

В отличие от 2009 г., когда все страны, кроме двух из входящих в список ведущих, увеличили свои военные расходы, в 2010 г. восемь из 15 ведущих стран сократили свои расходы. В Индии, Южной Корее, России и Великобритании в 2010 г. сменилась – по крайней мере, временно – долгосрочная тенденция к увели чению военных расходов, тогда как во Франции, Германии, Италии и Турции со хранилась общая понижательная тенденция динамики расходов. Прирост в США и Китае – хотя и все еще значительный – также оказался ниже, чем в последние го ды, что отчасти стало отражением запоздалых последствий мирового экономиче ского спада, который, хотя и не привел к крупным сокращениям мировых военных расходов, но, по крайней мере, вызвал паузу в их быстром росте, поскольку страны были вынуждены бороться с бюджетным дефицитом либо корректировали свои ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ расходы с учетом более медленных темпов экономического роста. Однако в Авст ралии, Бразилии, Канаде и Саудовской Аравии отмечалось значительное увеличе ние расходов в полном соответствии с недавними тенденциями, а в Японии тен денция к росту замедлилась, и страна лишь слегка увеличила свои расходы.

Таблица 4А.1. 15 стран с наиболее высокими военными расходами в 2010 г.

Данные о расходах приводятся в долл. США в текущих ценах и по рыночным обменным курсам. Страны ранжированы в соответствии с военными расходами, пересчитанными по рыночным обменным курсам (РОК). Приводятся также данные о военных расходах, пересчитанных по курсам на основе паритета покупательной способности (ППС).

Расходы Доля Расходы Изменение, Доля (млрд в ВВП (млрд 2001-2010 гг. в мире Ранг Страна долл., (%, долл., (%) (%) оценка)a по ППС)b по РОК) 1 США 698 81.3 4.8 43 2 Китай [119] 189 [2.1] [7.3] [210] 3 Великобритания 59.6 21.9 2.7 3.7 57. 4 Франция 59.3 3.3 2.3 3.6 49. 5 Россия [58.7] 82.4 [4.0] [3.6] [88.2] Итого 5 первых стран 995 6 Япония 54.5 –1.7 1.0 3.3 43. Саудовская Аравияc 7 45.2 63.0 10.4 2.8 64. 8 Германия [45.2] –2.7 [1.3] [2.8] [40.0] 9 Индия 41.3 54.3 2.7 2.5 10 Италия [37.0] –5.8 [1.8] [2.3] [32.2] Итого 10 первых стран 1218 11 Бразилия 33.5 29.6 1.6 2.1 36. 12 Южная Корея 27.6 45.2 2.8 1.7 40. 13 Австралия 24.0 48.9 2.0 1.5 17. 14 Канада [22.8] 51.8 [1.5] [1.4] [19.4] 15 Турция [17.5] –12.2 [2.4] [1.1] [23.9] Итого 15 первых стран 1344 Всего в мире 1630 50.3 2.6 [ ] = оценка;

ВВП = валовой внутренний продукт.

a Данные о национальных военных расходах как доле в ВВП основаны на оценках ВВП в 2010 г., представленных в публикации МВФ World Economic Outlook, Oct. 2010.

b Данные о военных расходах, пересчитанных по курсам на основе ППС являются оцен ками, сделанными на основе соотношения прогнозируемых на 2010 г. ВВП, рассчитанных с использованием ППС и РОК и представленных в публикации МВФ World Economic Outlook.

Следовательно, для того чтобы получить оценки на основе ППС, необходимо данные о во енных расходах, рассчитанные с использованием РОК, умножить на то же самое соот ношение.

c Данные по Саудовской Аравии включают расходы на поддержание общественного порядка и безопасности и могут быть несколько завышены.

Источники: база данных СИПРИ по военным расходам http://www.sipri.org/ data bases/milex/;

и International Monetary Fund, World Economic Outlook database, Oct. 2010, http:// www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2010/02/weodata/index.aspx.

198 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, Врезка 4A.2. Тенденции динамики военных расходов в Африке в 2010 г.

• Совокупные военные расходы в Африке в 2010 г., согласно оценке, составили 30.1 млрд долл. (10.6 млрд долл. в Северной Африке и 19.5 млрд долл. в Африке южнее Сахары).

• Военные расходы в 2010 г. увеличились на 5.2% в реальном выражении по сравнению с 2009 г. (на 5.6% в Северной Африке и 4.9% в Африке южнее Сахары) и на 64% по сравнению с 2001 г. (на 69% в Северной Африке и 61% в Африке южнее Сахары).

• На четыре из пяти стран с наиболее высокими военными расходами на континенте – Алжир, Анголу, Марокко и Нигерию – приходилось большая часть увеличения, а расходы в реальном выражении в пятой – Южной Африке – несколько снизились.

• Увеличение расходов Анголы в реальном выражении на 19% (609 млн долл. в ценах г.) стало главным определяющим фактором тенденции в Африке. Оно было частично компенсировано большим падением расходов в Чаде с очень высокого обеспеченного нефтяными доходами уровня в 2008 г.

• Увеличения в Алжире, Анголе и Нигерии и снижение в Чаде произошли под влиянием соответствующих тенденций в доходах от добычи нефти и газа.

Примечание: Оценки по Африке и ее субрегионам в 2010 г. неточны по причине отсутствия данных по некоторых странам.

Врезка 4A.3. Тенденции динамики военных расходов в Америке в 2010 г.

• Совокупные военные расходы в Америке в 2010 г., согласно оценке, составили 791 млрд долл. (6.5 млрд долл. в Центральной Америке и странах Карибского бассейна, 721 млрд долл. в Северной Америке и 63.3 млрд долл. в Южной Америке).

• Военные расходы в 2010 г. увеличились на 3.0% в реальном выражении по сравнению с 2009 г. (на 1.9% в Центральной Америке и странах Карибского бассейна, 2.8% в Северной Америке и 5.8% в Южной Америке) и на 76% по сравнению с 2000 г. (на 28% в Центральной Америке и странах Карибского бассейна, 80% в Северной Америке и 42% в Южной Америке).

• Большая часть увеличения расходов в реальном выражении на 3.0 млрд долл. в Южной Америке произошла из-за роста расходов Бразилии на 9.3% (2.4 млрд долл. в ценах 2009 г.).

• Однако военные расходы значительно увеличились в семь из десяти южноамериканских странах, по которым имеются данные. Самые большие относительные увеличения были в Парагвае (16%) и Перу (16%).

• Как и в 2009 г., наибольшее сокращение в процентном выражении произошло в Венесуэле, где военные расходы снизились на 27%. Боливия и Уругвай также сократили расходы.

Доля в ВВП, приходящаяся на военные расходы (бремя военных расходов), в странах с наиболее высокими военными расходами широко варьируется: от всего лишь 1.0% в Японии до 10.4% в Саудовской Аравии. Однако только в четырех из 15 стран с наиболее высокими военными расходами – Южной Корее, России, Сау довской Аравии и США – бремя военных расходов превышает средний мировой показатель, равный 2.6%.

Рассмотренное выше распределение стран по местам в списке было произве дено в соответствии с данными по военным расходам, пересчитанными в доллары США по рыночным обменным курсам (РОК). Эти курсы определяются предложе нием и спросом на валюты, используемые в международных сделках, и не всегда точно отражают различия в уровнях цен между странами. Альтернативой может быть использование обменных курсов, рассчитанных по паритету покупательной способности (ППС) на основе ВВП, которые стремятся учитывать различия в ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ уровнях цен с целью обеспечить измерение реальной покупательной способности ВВП каждой страны. В правом столбце таблицы 4A.1 представлены данные о во енных расходах, пересчитанные с использованием оценочных курсов ППС.

Врезка 4A.4. Тенденции динамики военных расходов в Азии и Океании в 2010 г.

• Совокупные военные расходы в Азии и Океании в 2010 г., согласно оценке, составили 317 млрд долл. (52.1 млрд долл. в Центральной и Южной Азии, 211 млрд долл. в Восточ ной Азии, 25.7 млрд долл. в Океании и 28.7 млрд долл. в Юго-Восточной Азии).

• Военные расходы в 2010 г. увеличились на 1.4% в реальном выражении по сравнению с 2009 г. (сокращение на 2.2% в Центральной и Южной Азии и увеличение на 2.1% в Вос точной Азии, 4.2% в Океании и 0.7% в Юго-Восточной Азии) и на 64% по сравнению с 2001 г. (на 50% в Центральной и Южной Азии, 70% в Восточной Азии, 46% в Океании и 60% в Юго-Восточной Азии).

• Темпы роста в регионе в целом и в субрегионах Азии в 2010 г. были намного ниже, чем в предыдущие годы, а сокращение в Центральной и Южной Азии стало первым за десятилетие. Самое большое абсолютное увеличение в 2010 г. произошло в Китае (4.2 млрд долл. в ценах 2009 г.) и Индонезии (1.3 млрд долл.). Самое большое абсолютное сокращение имело место в Индии (1.0 млрд долл.).

• Самое большое относительное увеличение отмечалось в Индонезии (на 28%), Монголии (26%), на Филиппинах (12%) и в Бангладеш (11%). Самое большое сокращение наблюда лось в Восточном Тиморе (на 51%), на Шри-Ланке (14%) и в Таиланде (12%).

Хотя в 2010 г. в число стран с наиболее высокими военными расходами как по РОК, так и ППС вошли те же самые 15 стран, курсы ППС дают иную картину распределения ведущих 15 стран по местам1. США и Китай в обоих случаях по прежнему стоят во главе списка, но соотношение между военными расходами США и Китая по ППС было 3.3: 1 в сравнении с 5.9: 1 по РОК. Три последующих места среди стран с наиболее высокими военными расходами по ППС занимают Индия, Россия и Саудовская Аравия. В целом при использовании курсов ППС по вышаются относительные значения показателей военных расходов развивающихся стран и стран с переходной экономикой.

Курсы ППС имеют некоторые преимущества над РОК в общих ценовых рас четах, и они позволяют успешно измерять, какой альтернативный объем товаров и услуг можно было бы купить в рассматриваемой стране, если бы военные расходы были использованы на другие цели. Однако они являются не лучшим измерителем относительных затрат на такие военные товары и услуги, как передовая военная технология. Например, при использовании курсов ППС военные расходы Индии оказываются вдвое больше расходов Великобритании или Франции, но мало кто из аналитиков готов предположить, что Индия по стоимости приобретает в два раза больше военных ресурсов по сравнению с традиционными европейскими держава ми. В действительности данные о военных расходах, независимо от того, какой из валютных курсов используется, не способны напрямую измерять военный потен циал, поскольку он зависит также от таких факторов, как цены, эффективность промышленности, военная организация и доктрина и способности к освоению тех нологий. Кроме того, курсы ППС как оценки менее надежны по сравнению с РОК.


При использовании курса ППС Иран почти наверняка вошел бы в список 15 стран с самыми высокими военными расходами, заменив в нем Австралию, однако данные по во енным расходам Ирана за 2010 г. отсутствуют.

200 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, По этим причинам СИПРИ для пересчета данных о военных расходах в доллары США использует, несмотря на их ограниченность, РОК как самый простой и наи более объективный измеритель при сопоставлении международных уровней рас ходов2.

III. ОЦЕНКИ ВОЕННЫХ РАСХОДОВ КИТАЯ В своих оценках военных расходов Китая СИПРИ стремится учитывать, по мимо официального оборонного бюджета, целый ряд других источников финанси рования военных расходов. В число таких источников входят финансирование по линии других министерств центрального правительства (информация о котором частично публикуется, а частично в открытом доступе отсутствует), финансирова ние со стороны местных органов власти и финансирование из внутренних источ ников Народно-освободительной армии (НОАК).

Врезка 4A.5. Тенденции динамики военных расходов в Европе в 2010 г.

• Совокупные военные расходы в Европе в 2010 г., согласно оценке, составили 382 млрд долл. (65.5 млрд долл. в Восточной Европе и 316 млрд долл. в Западной и Центральной Европе).

• Военные расходы в 2010 г. уменьшились на 2.8% в реальном выражении по сравнению с 2009 г. (на 1.3% в Восточной Европе и 3.0% в Западной и Центральной Европе), но увели чились на 11.9% по сравнению с 2001 г. (на 88% в Восточной Европе и 4.1% в Западной и Центральной Европе).

• Сокращение показывает, что на военные расходы в Европе начинает оказывать воздей ствие мировой финансовый и экономический кризис.

• В то время как большинство стран с наиболее высокими военными расходами (т.е. входя щие в число 15 ведущих в мире) имели относительно небольшие сокращения, крупные сокращения отмечались во многих малых странах Центральной и Восточной Европы, например, Болгарии (28%), Латвии (26%), Грузии (25%), Молдове (24%) и Эстонии (23%).

Расходы в Албании, Греции, Венгрии, Литве и Словакии также упали более чем на 10%.

• В 2011 г. и последующие годы ожидаются дальнейшие сокращения в большинстве стран Западной и Центральной Европы, хотя они, вероятно, останутся относительно скромными в основных странах с высокими военными расходами.

Оценка СИПРИ военных расходов Китая основана на методологии, использо ванной в исследовании Шаогуанга Ванга, опубликованном в Ежегоднике СИПРИ 19993. В настоящее время СИПРИ обновил свои оценки по Китаю для периода 1997–2010 гг., использовав данные из различных изданий Ежегодника государст венных финансов Китая, Статистического ежегодника Китая и других официаль ных изданий, но сохранив ключевые элементы подхода Ванга к оценке. Это обнов ление позволило заменить прежние оценки некоторых компонентов совокупного показателя военных расходов Китая данными о фактических расходах и уточнить некоторые другие оценки. Однако прежняя методология в отношении включенных О проблемах, связанных с международными сопоставлениями и пересчетом валют, а также об использовании курсов ППС, см.: Ward, M., ‘International comparisons of military expenditures: issues and challenges of using purchasing power parities’, SIPRI Yearbook 2006.

Wang, S., ‘The military expenditure of China, 1989–98’, SIPRI Yearbook 1999.

ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ в совокупный объем статей расходов и подходе к оценке тех статей, по которым данные о фактических расходах отсутствуют, в значительной степени остается не изменной.

Врезка 4A.6. Тенденции динамики военных расходов на Ближнем и Среднем Востоке в 2010 г.

• Совокупные военные расходы на Ближнем и Среднем Востоке в 2010 г., согласно оценке, составили 111 млрд долл.

• Военные расходы увеличились в 2010 г. в реальном выражении на 2.5% по сравнению с 2009 г. и на 35% по сравнению с 2001 г.

• Большая часть этого прироста с 2001 г. произошла в период 2002–2007 гг., а затем рас ходы менялись незначительно.

• Самое большое абсолютное увеличение на Ближнем и Среднем Востоке в 2010 г.

произошло в Саудовской Аравии (1.6 млрд долл. в ценах 2009 г.), тогда как самые боль шие относительные увеличения имели место в Ираке (на 12%) и Ливане (9.7%). Самое большое сокращение наблюдалось в Омане (9.8%).

• Оценки военных расходов на Ближнем и Среднем Востоке за 2009 и 2010 гг. весьма сомнительны из-за отсутствия данных по некоторым странам.

• Наиболее важной страной, по которой в 2009 и 2010 гг. данные отсутствовали, являлся Иран. Согласно сообщениям средств массовой информации, бюджет иранских вооружен ных сил увеличился на 20% до 90 трлн риалов (9 млрд долл.), а бюджет Корпуса защитни ков революции составил 58 млрд риалов (5.8 млрд долл.). Однако СИПРИ не удалось проверить эти данные или сравнить их с предшествующими данными из других источников.

Это обновление привело к небольшому, но значимому изменению оценок СИПРИ военных расходов Китая в сторону увеличения, в большей мере из-за сис тематического включения расходов местных органов власти на НОАК и повыше ния оценок внебюджетных расходов на исследования, разработки, технологии и технические экспертизы.

Помимо официального оборонного бюджета, в оценку включены следующие семь статей4:

1. Расходы центрального правительства и местных органов власти на вое низированную Народную вооруженную полицию. Официальные данные о расходах на нее использовались вплоть до 2008 г., хотя предполагается, что в 2009–2010 гг.

эта статья увеличилась вместе с официальным оборонным бюджетом.

2. Выплаты министерства по гражданским делам в связи с демобилизацией и выходом военнослужащих в отставку. Эти данные оцениваются так же, как и ста тья 1 выше.

3. Субсидии военной промышленности. Хотя Ванг использовал официальные данные для «субсидий производительным убыточным отраслям промышленно сти», они больше не дезагрегируются. Таким образом, эта статья оценена на основе предположения о постоянной доле убыточных отраслей промышленности в сово купных субсидиях. Для 2009–2010 гг. в качестве оценки используются средние темпы сокращения субсидий за предыдущие три года.

Ранее также учитывались оценки доходов НОАК от экспорта вооружений, которые составляли весьма незначительную часть совокупного финансирования. Эти оценки перестали учитываться на том основании, что существует риск двойного счета, поскольку эти доходы могут, например, направляться на финансирование импорта вооружений. В этом заключается единственный существенный отход от методологии Ванга.

202 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, 4. Дополнительное финансирование военных НИОКР гражданскими прави тельственными министерствами. Эти оценки основаны, согласно методологии Ванга, на росте соответствующих общих бюджетов НИОКР и науки и технологий или темпе роста ближайших эквивалентов этих бюджетов в случаях, когда меня лись системы отчетности. Оценки за 2009–2010 гг. основаны на темпе роста обо ронного бюджета.

5. Дополнительные расходы на военное строительство. До 2006 г. они, со гласно Вангу, оценивались в 4% от бюджета капитального строительства, а затем, как предполагается, увеличивались в соответствии с ростом бюджета НОАК, по скольку статистические ряды данных о расходах на капитальное строительство с тех пор не публикуются.

6. Китайский импорт оружия. Эти оценки не менялись;

предполагается, что они следуют за темпами динамики китайского импорта оружия и экспорта, изме ряемыми стоимостным показателем тренда СИПРИ5.

7. Доходы от предприятий, оставшихся в собственности вооруженных сил.

Эти оценки не меняются, и предполагается, что с 1999 г. доходы устойчиво сокра щались, поскольку проводилась политика выхода из таких видов деятельности.

Для большинства последних лет итоговые оценки СИПРИ совокупных воен ных расходов Китая на 50 с небольшим процентов превышают официальный обо ронный бюджет. Текущая оценка СИПРИ расходов на НИОКР оказывается до вольно высокой, если исходить из предположения, что доля НИОКР в совокупных военных расходах Китая близка к доле в США и значительно превышает таковую у основных европейских производителей оружия. Эта оценка повысилась благодаря стремительному увеличению в последние годы общего бюджета НИОКР, который рос еще быстрее, чем экономика в целом или официальный оборонный бюджет.

Хотя детали некоторых статей военных расходов Китая, не входящих в офи циальный оборонный бюджет, общедоступны (например, бюджет Народной воо руженной полиции), расходы по другим статьям – среди которых наиболее важной является статья расходов на НИОКР – неизвестны, и в настоящее время ученые могут лишь строить догадки о них. Дальнейшие исследования, основанные на ана лизе общедоступных источников на китайском языке, могут привести к уточнению оценок, однако без повышения транспарентности со стороны правительства Китая получение абсолютно точных данных невозможно.


IV. ТАБЛИЦЫ ВОЕННЫХ РАСХОДОВ В таблице 4A.2 представлены военные расходы с разбивкой по регионам, не которым международным организациям и группам стран, сформированным по уровню дохода в 2001–2010 гг. В ней также представлены статистические вре менные ряды расходов на душу населения и расходов в виде доли от мирового ВВП. Военные расходы отдельных стран приведены в табл. 4A.3 в местных валю тах и текущих ценах за 2001–2010 гг. и в табл. 4A.4 в долларах США в постоянных ценах и по обменным курсам 2009 г. за 2001–2010 гг. и в долларах США в текущих ценах за 2009 г. В табл. 4A.5 показаны военные расходы отдельных стран в 2001– Определение стоимостного показателя тренда см. в приложении 6A настоящего издания.

ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ 2009 гг. как доля в ВВП страны. Примечания и разъяснения используемых услов ных обозначений помещены после табл. 4A.5.

Пересчет в доллары США в постоянных ценах был произведен для всех стран с использованием рыночных обменных курсов. Поскольку базисный год для пере счета в доллары США в постоянных ценах был изменен на 2009 г., данные в таб лице 4A.4 существенно отличаются от данных в Ежегоднике СИПРИ 2010, где за базисный был принят 2008 г. Воздействие изменения базисного года двойственное.

Во-первых, как это обычно происходит, принятие более позднего базисного года приводит к увеличению большей части данных из-за влияния инфляции в период с 2008 по 2009 г. Во-вторых, за период с 2008 по 2009 г. существенно изменились обменные курсы, при общем росте курса доллара США. Изменение валютных кур сов привело к снижению относительных значений данных в долларах США в по стоянных ценах по тем странам, курсы валют которых по отношению к доллару упали. Наоборот, понижение курса доллара по отношению к большинству валют в 2010 г. означает, что данные в долларах США в текущих ценах за 2010 г., приве денные в правых столбцах табл. 4A.2 и 4A.4, в целом существенно выше, чем дан ные в долларах США в постоянных ценах 2009 г. за этот же год. Это же относится и к данным по совокупным мировым военным расходам в табл. 4A.2.

Данные в местных валютах в текущих ценах приводятся за финансовые годы, тогда как все другие данные относятся к календарным годам. Те страны, где фи нансовые годы не совпадают с календарными, указаны в табл. 4A.3. Во всех случа ях, кроме одного, выраженные в местной валюте в текущих ценах показатели, при веденные для данного года, относятся к финансовому году, начинающемуся в том же календарном году. Например, показатель в местной валюте за финансовый год, начинающийся 1 июля 2008 г. и заканчивающийся 30 июня 2009 г., показывается в таблице за 2008 г. Исключением являются США, где все показатели даются за фи нансовые годы, начинающиеся 1 октября предыдущего года по отношению к обо значенному. Несколько стран в период 2001–2010 гг. изменили свои финансовые годы. Эти случаи упомянуты в сносках.

Данные о военных расходах из различных изданий Ежегодника СИПРИ не следует объединять, потому что статистические ряды непрерывно пересматрива ются и обновляются. Такие пересмотры особенно характерны для самых последних лет, поскольку сведения об ассигнованных бюджетных финансовых средствах за меняются данными о фактических расходах. В некоторых случаях пересматрива ются целые ряды, поскольку появляются новые и более точные данные. Причиной пересмотра рядов, приведенных в долларах США в постоянных ценах, может так же быть существенный пересмотр экономических данных, используемых для этих расчетов. База данных СИПРИ о военных расходах, которая имеется на сайте http://www.sipri.org/databases/milex/, включает последовательные ряды с 1988 г.

по большинству стран. Данные за 1950–1987 гг., опубликованные в предыдущих изданиях Ежегодника СИПРИ, не всегда могут объединяться с данными после 1987 г., поскольку СИПРИ существенно пересмотрел данные по многим странам за период начиная с 1988 г.

Назначение информации Основная цель сбора и анализа данных о военных расходах состоит в том, чтобы получить наглядное представление о масштабах ресурсов, потраченных на 204 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, военные цели. Военные расходы – показатель объема вложенных ресурсов, кото рый не связан непосредственно с такими конечными результатами деятельности в военной сфере, как военный потенциал или безопасность, обеспечиваемая воору женными силами. Долго- и краткосрочные изменения в военных расходах могут свидетельствовать о переменах в военной деятельности и ее результатах, но такого рода выводы следует делать с осторожностью.

Назначение отдельных таблиц следующее. Данные по странам об их военных расходах в местной валюте и текущих ценах (в табл. 4A.3) служат первичными дан ными для всех других таблиц. Они приводятся в целях повышения транспарентности и проведения сопоставлений с данными, имеющимися в официальных и иных ис точниках. Данные в постоянных ценах в долларах США приведены для проведения временных сопоставлений по отдельным странам (в табл. 4A.4) и регионам, органи зациям и группам стран, сформированным по уровню доходов, а также по сово купным мировым военным расходам (в табл. 4A.2). Данные в текущих ценах в дол ларах США за последний год (в данном случае 2010 г.) приведены в целях между народных сопоставлений между странами (в табл. 4A.4) и регионами (в табл. 4A.2).

Данные в текущих ценах в долларах США также облегчают сопоставления с дру гими экономическими показателями, которые часто выражены в текущих ценах в долларах США. Данные о военных расходах в виде доли в ВВП приведены (в табл. 4A.5) в качестве показателя доли национальных ресурсов, используемых на военные цели, т. е. в качестве показателя экономического бремени военных расхо дов, также называемого «оборонным бременем» или «военным бременем».

Охват данных Данные о военных расходах в табл. 4A.2–4A.5 охватывают 165 стран за 10 летний период с 2001 по 2010 г. Совокупные показатели военных расходов рассчи таны по трем группам стран, сформированным по принципу принадлежности к географическому региону, членству в международных организациях и уровня до ходов в стране (валового национального дохода на душу населения). Список вхо дящих в каждую группу стран приводится в примечаниях к табл. 4A.2.

Определение военных расходов Определение военных расходов, принятое СИПРИ, включает расходы на сле дующих потребителей и виды деятельности: (a) вооруженные силы, в том числе силы по поддержанию мира;

(b) министерства обороны и другие правительствен ные ведомства, участвующие в осуществлении оборонных проектов;

(c) военизиро ванные формирования, если, по имеющимся оценкам, они прошли военную подго товку и оснащены всем необходимым для ведения боевых действий;

и (d) военно космическая деятельность. Под расходами понимаются все текущие и капитальные расходы на: (a) военнослужащих и гражданский персонал, в том числе на выплату пенсий отставным военным и социальное обслуживание гражданского персонала;

(b) эксплуатацию и ремонт В и ВТ;

(c) закупки В и ВТ;

(d) военные НИОКР;

и (e) военную помощь (учитывается в военных расходах страны-донора). Исключа ются расходы на гражданскую оборону и текущие расходы, связанные с прошлой военной деятельностью, такие как выплаты ветеранам, затраты на демобилизацию, ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ конверсию и уничтожение оружия. Хотя это определение служит в качестве руко водства, на практике зачастую его сложно придерживаться из-за ограниченности данных.

Ограниченность данных Данные о военных расходах подвержены ряду ограничений, относящихся к одному из трех основных типов: надежности, обоснованности и сопоставимости.

Основные проблемы надежности связаны с неполнотой официальных данных о военных расходах, отсутствием подробной информации о военных расходах и отсутствием данных о фактических, а не ассигнованных военных расходах. Во многих странах официальные данные охватывают лишь часть совокупных военных расходов. Важные статьи расходов могут быть скрыты в невоенных разделах бюд жета или даже полностью финансироваться за счет внебюджетных источников. На практике используется множество такого рода внебюджетных механизмов6.

Обоснованность данных о расходах зависит от цели, для которой они исполь зуются. Поскольку данные о расходах являются показателями вовлекаемых денеж ных ресурсов, их наиболее обоснованное использование – в качестве индикатора экономических ресурсов, потребленных в военных целях. По той же причине их полезность как индикатора военной силы или потенциала ограничена. Хотя воен ные расходы оказывают воздействие на военный потенциал, на него влияют и мно гие другие факторы, такие как баланс между личным составом и военной техни кой, технологический уровень вооружений и организация эксплуатации и ремонта, а также общая обстановка в области безопасности, в которой должны действовать вооруженные силы.

Сопоставимость данных ограничивается двумя факторами: различиями в ох вате (или определении) данных и методах пересчета валюты. Охват официальных данных о военных расходах существенно варьируется между странами и в одной и той же стране с течением времени. При пересчете в единую валюту результат меж страновых сопоставлений в значительной мере определяется выбором обменного курса (как показано в разделе II). Эта проблема присуща международным сопос тавлениям не только военных расходов, но и экономических данных вообще. Од нако, поскольку международные сопоставления военных расходов зачастую явля ются «чувствительной» темой, важно иметь в виду, что интерпретация межстрано вых сопоставлений военных расходов очень сильно зависит от выбора обменного курса7.

Обзор таких механизмов см.: Hendrickson, D. and Ball, N., Off-budget Military Expendi ture and Revenue: Issues and Policy Perspectives for Donors, Conflict, Security and Development Group (CSDG) Occasional Papers no. 1 (King’s College: London, Jan. 2002).

Полные обзоры концептуальных проблем и источников, порождающих неопреде ленность в отношении статистических рядов данных о военных расходах см., например:

Brzoska, M., ‘World military expenditures’, eds K. Hartley and T. Sandler, Handbook of Defense Economics, vol. 1 (North-Holland: Amsterdam, 1995);

и Ball, N., ‘Measuring third world security expenditure: a research note’, World Development, vol. 12, no. 2 (Feb. 1984). Относительно аф риканских стран, см.: Omitoogun, W., Military Expenditure Data in Africa: A Survey of Camer oon, Ethiopia, Ghana, Kenya, Nigeria and Uganda, SIPRI Research Report no. 17 (Oxford Uni versity Press: Oxford, 2003).

206 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, Методы Данные СИПРИ основаны на информации из открытых источников и отра жают официальные сведения, сообщаемые правительствами. Однако официальные данные не всегда соответствуют определению СИПРИ военных расходов. Не все гда также возможно пересчитать данные согласно определению, поскольку это по требовало бы подробной информации о том, что входит в официальные военные бюджеты, и о сверхбюджетных и внебюджетных статьях военных расходов. Во многих случаях СИПРИ ограничивается использованием предоставленных прави тельствами данных независимо от их определения. Если доступны несколько рядов данных, что часто происходит, СИПРИ выбирает ряды данных, которые в наи большей степени соответствуют определению СИПРИ военных расходов. Тем не менее приоритет отдается выбору однородного временного ряда для каждой стра ны с целью обеспечить скорее временную последовательность (сопоставимость), нежели коррекцию данных за отдельные годы в соответствии с общим определе нием. Кроме того, в особых случаях необходимо давать оценки.

Оценки Оценки военных расходов даются прежде всего тогда, когда охват официаль ных данных существенно отличается от определения СИПРИ либо последователь ные временные ряды отсутствуют. В первом случае оценки делаются на основе анализа, в первую очередь, официального правительственного бюджета и счетов расходов. Наиболее всеобъемлющие оценки такого рода, полученные для Китая и России, подробно представлены в предыдущих выпусках Ежегодника СИПРИ8. Во втором случае, когда имеются лишь неполные временные ряды, для тех лет, кото рые охвачены этими рядами, используются показатели рядов, в наибольшей степе ни соответствующих определению СИПРИ. Данные за отсутствующие годы при водятся затем в виде оценки, полученной путем переноса выраженных в процентах ежегодных изменений в альтернативном ряду на данные в первом ряде в целях достижения последовательности во времени.

Все оценки основаны на официальных правительственных данных или иных эмпирических свидетельствах, взятых из открытых источников. Как следствие по странам, которые не предоставляют какой-либо официальной информации, не при водится никаких оценок или данных.

Оценки СИПРИ приводятся в таблицах в квадратных скобках. Круглые скоб ки используются, когда данные вызывают сомнения по причинам, не зависящим от СИПРИ, например, из-за недостаточной надежности источника, а также в случаях, когда данные, выраженные в постоянных ценах в долларах США или в виде доли в ВВП, сомнительны из-за отсутствия надежных экономических данных.

Данные за самые последние годы включают в себя два типа оценок, относя щихся ко всем странам. Во-первых, данные за эти годы представляют утвержден ный бюджет, бюджетные предложения или пересмотренные оценки, поэтому большая их часть в последующие годы будет уточнена. Во-вторых, в табл. 4A. Cooper, J., ‘The military expenditure of the USSR and the Russian Federation, 1987–1997’, SIPRI Yearbook 1998;

и Wang (сноска 3). О Китае, см. также раздел II выше.

ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ дефлятор, применяемый для последнего года временного ряда, представляет собой оценку, рассчитанную на основе данных за неполный год либо предложенную Международным валютным фондом (МВФ). Если эти оценки не являются исклю чительно неопределенными, скобками они не выделяются.

Общие итоги по миру, отдельным регионам, организациям и группам стран, сформированным по размеру дохода, в табл. 4A.2 – оценки, поскольку не всегда имеются данные по всем странам и за все годы. В случаях, когда данные по стране отсутствуют в начале или конце ряда, эти оценки рассчитываются исходя из пред положения, что темпы изменения в этой стране аналогичны средним темпам во всем регионе, к которому она относится. В случаях, когда данные отсутствуют в середине ряда, оценки рассчитываются исходя из предположения равномерности тренда между конечными значениями. Если по стране нельзя сделать никакой оценки, она исключается из общих итоговых данных.

Расчеты Первичные данные по стране приводятся в национальной валюте в текущих ценах (табл. 4A.3). Они даются за финансовые годы, в отличие от предыдущих из даний Ежегодника СИПРИ, где эти данные приводились за календарные годы. Это изменение было сделано для того, чтобы иметь возможность проводить прямое сопоставление между данными СИПРИ и документами первичных источников, например, национальными бюджетами.

Данные в долларах США в постоянных ценах и в виде доли в ВВП (табл. 4A. и 4A.5) показаны за календарные годы, что делает необходимым пересчет данных за финансовый год в данные за календарный год для тех стран, в которых финан совый год не совпадает с календарным. Эти расчеты основаны на предположении о равномерности расходования средств в течение финансового года. Затем данные в местной валюте пересчитываются в доллары США в постоянных ценах и по об менным курсам (табл. 4A.3) с использованием национальных индексов потреби тельских цен для соответствующей страны и ежегодного среднего рыночного об менного курса. Использование индексов потребительских цен в качестве дефлято ров означает, что тенденция динамики данных СИПРИ о военных расходах для каждой страны (в долларах США в постоянных ценах) отражает реальные измене ния покупательной способности в отношении типичной для данной страны корзи ны гражданских потребительских товаров9.

Источники информации Источниками информации о военных расходах служат (в порядке очередно сти): (a) первичные источники, т. е. официальные данные, представленные прави тельствами стран либо в официальных публикациях, либо в ответах на опросные листы;

(b) вторичные источники, которые ссылаются на первичные данные;

и (c) прочие вторичные источники.

Для измерения покупательной способности в отношении численности военного пер сонала и количества товаров и услуг военного назначения, которые могут быть оплачены из военных расходов, в б@1льшей мере пригоден специфический военный дефлятор. Однако специфические военные дефляторы для большинства стран отсутствуют.

208 ВОЕННЫЕ РАСХОДЫ И ВООРУЖЕНИЯ, В первую группу входят национальная бюджетная документация, Белые кни ги по вопросам обороны и статистика государственных финансов, а также ответы на опросные листы СИПРИ, которые ежегодно рассылаются в министерства фи нансов и обороны, центральные банки и национальные статистические бюро стран, находящихся в базе данных СИПРИ о военных расходах (см. приложение 4B). Сю да также относятся ответы правительственных органов на опросные листы о воен ных расходах, рассылаемые ООН, и, по договоренности с самими странами, Орга низацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Вторая категория охватывает международные статистические издания, вы пускаемые, например, НАТО и МВФ. Данные по 16 странам – членам НАТО, всту пившим в альянс до 1999 г., традиционно брались из статистики НАТО о военных расходах, публикуемой в ряде изданий НАТО. Введение НАТО нового определе ния военных расходов в 2005 г. заставило по некоторым странам НАТО за послед ние годы прибегнуть к другим источникам. Данные по многим развивающимся странам взяты из Ежегодника государственной финансовой статистики МВФ, в котором содержатся сведения о расходах на оборону большинства государств – членов МВФ, а также из отчетов сотрудников МВФ по отдельным странам. К этой же группе относятся публикации других организаций, в которых имеются соответ ствующие ссылки на такие использованные первичные источники, например, под готовленные The Economist Intelligence Unit страновые отчеты.

Третья категория источников состоит из специализированных журналов и газет.

Основными источниками экономических данных служат публикации МВФ:

International Financial Statistics, World Economic Outlook и отчеты сотрудников МВФ по отдельным странам.

Таблица 4A.2. Военные расходы по регионам, международным организациям и группам стран, сформированным по уровню дохода в 2001–2010 гг.

Данные приводятся в млрд долл. США в постоянных ценах и по обменным курсам 2009 г. за 2001–2010 гг., а в крайнем пра вом столбце (помеченном знаком*) – в млрд долл. США в текущих ценах за 2010 г. Итоги могут не совпадать вследствие округлений.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.