авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 33 |

«Санкт-Петербургский университет Исторический факультет Кафедра истории Нового и новейшего времени Кафедра истории славянских и балканских стран ...»

-- [ Страница 20 ] --

Однако империя Карла Великого оказалась недолговечной. По итогам Верденского раздела 843 г. империя опять угасла как единое государство, вновь трансформируясь в традиционную идею. Титул императора сохранился, однако реальная власть его носителя ограничилась лишь территорией Италии. А после кончины последнего римского императора Беренгара Фриульского в 924 г. власть над Италией в течение нескольких десятилетий оспаривалась представителями ряда аристократических родов Северной Италии и Бургундии. В самом Риме папский престол оказался под полным контролем местного патрициата. Источником возрождения имперской идеи стала Германия, где возрождение наметилось в первой половине X в., в период правления в восточной части бывшей Каролингской империи Генриха I Птицелова (919-936), основателя первой немецкой (Саксонской) династии. Он заложил основы не только Германского королевства, но и будущей Священной Римской империи. Его дело продолжил Оттон I Великий (936-973), при котором в состав государства вошла Лотарингия с бывшей имперской столицей Каролингов Ахеном, были отражены набеги венгров, началась активная экспансия в сторону славянских земель, сопровождавшаяся энергичной миссионерской деятельностью. При Оттоне I церковь превратилась в главную опору королевской власти в Германии, а племенные герцогства, составлявшие основу территориальной структуры Восточнофранкского королевства, были подчинены власти центра. В итоге к началу 960-х годов Оттон I стал наиболее могущественным правителем среди всех государств-наследников империи Карла Великого, приобретя репутацию защитника церкви и положив начало итальянской политике, так как в то время имперская идея связывалась с Италией и получением императорского достоинства от папы в Риме. Будучи религиозным человеком, он хотел быть христианским императором. В конечном итоге по завершении трудных переговоров 31 января г. Оттон I принес папе Иоанну XII присягу с обещанием охранять безопасность и интересы папы и Римской церкви, что послужило юридическим основанием для становления и развития средневековой Римской империи. 2 февраля 962 г. в церкви Св. Петра в Риме состоялась церемония помазания и венчания Оттона I имперской короной, после чего он, уже в новом качестве, заставил Иоанна XII и римскую знать присягнуть ему на верность. Хотя Оттон I не намеревался основывать новую империю, рассматривая себя исключительно как преемник Карла Великого, фактически переход императорской короны к германским монархам означал окончательное обособление Восточнофранкского королевства (Германии) от Западнофранкского (Франции) и формирование нового государственного образования на основе немецких и североитальянских территорий, выступавшего наследником Римской империи и претендующего на роль покровителя христианской церкви. Так родилась новая Римская империя. Византия не признала императором грубого франка, также как и Франция, что изначально ограничило универсальность империи.

Основы и история титулатуры Священной Римской империи.

Традиционный термин «Священная Римская империя» появился довольно поздно.

После своей коронации Карл Великий (768-814) пользовался длинным и вскоре отброшенным титулом «Карл, светлейший Август, боговенчанный, великий и миролюбивый император, правитель Римской империи». После него вплоть до Оттона I (962-973) императоры именовали себя просто «Император Август» (лат.

imperator augustus) без территориальной конкретизации (подразумевая, что в перспективе вся бывшая античная Римская империя, а в перспективе и весь мир подчинятся им). Первый монарх Священной Римской империи Оттон I использовал титул «император римлян и франков» (лат. imperator Romanorum et Francorum). В дальнейшем Оттона II (967-983) иногда именовали «Император Август римлян»

(лат. Romanorum imperator augustus), а начиная с Оттона III (996-1002) этот титул становится обязательным. При этом между вступлением на трон и своей коронацией кандидат пользовался титулом королей Римлян (лат. rex Romanorum), а начиная со своей коронации носил титул Германский Император (лат. Imperator Germanic). Словосочетание «Римская империя» (лат. Imperium Romanum) как название государства стало использоваться с середины X в., окончательно закрепившись к середине XI в. Причины задержки кроются в дипломатических осложнениях из-за того, что преемниками Римской империи считали себя и византийские императоры. При Фридрихе I Барбароссе (1155-1190) с 1157 г. к словосочетанию «Римская империя» в знак ее христианско-католического характера впервые было добавлено определение «Священная» (лат. Sacrum). Новый вариант названия подчёркивал убежденность в святость мирского государства и претензии императоров к церкви в контексте завершившейся недавно борьбе за инвеституру.

Эта концепция получила дальнейшее обоснование в ходе возрождения римского права и оживления контактов с Византийской империей. С 1254 г. в источниках укореняется полное обозначение «Священная Римская империя» (лат. Sacrum Romanum Imperium), по-немецки (нем. Heiliges Rmisches Reich) оно стало встречаться при императоре Карле IV (1346-1378). Добавление к названию империи словосочетания «германской нации» появилось после того, как в руках австрийской династии Габсбургов в XV в. оказались все земли (кроме швейцарских), населенные в основном немцами (нем. Deutscher Nation, лат. Nationis Germanicae), изначально чтобы отличить собственно немецкие земли от «Римской империи» в целом. Так в указе императора Фридриха III (1452-1493) от 1486 г. о «всеобщем мире» говорится о «Римской империи германской нации», а в постановлении Кёльнского рейхстага 1512 г. императором Максимилианом I (1508-1519) впервые официально была использована окончательная форма «Священная Римская империя германской нации», сохранившаяся до 1806 г., хотя в своих последних документах это государственное образование обозначалось как просто «Германская империя» (нем.

Deutsches Reich).

С точки зрения государственного строительства в 962 г. было положено начало соединению в одном лице двух титулов – императора Римского и короля Германского. Сперва это соединение носило личный характер, но затем – вполне официальный и реальный. Однако, основанная в Х в. империя являлась, в сущности, обычной феодальной монархией. Усвоив идею преемственности своей власти от древнего мира, императоры осуществляли ее феодальными методами, управляя племенными герцогствами (основными политическими единицами в Германии) и марками (пограничными административно-территориальными образованиями).

Сперва Священная Римская империя имела характер феодально-теократической империи, претендующей на высшую власть в христианском мире. Положение императора и его функции определялись из сравнения власти императорской с властью папской. Считалось что он был «imperator terrenus», наместником Бога на земле в светских делах, а также «patronus», защитником церкви. Поэтому власть императора во всем соответствовала власти папы, а отношения между ними считались аналогичными отношениям души и тела. Коронационный церемониал и официальные титулы императора указывали на стремление придать императорской власти божественный характер. Император считался представителем всех христиан, «главой христианского мира», «светским главой верных», «покровителем Палестины и католической веры», превосходящий достоинством всех королей. Но эти обстоятельства стали одной из предпосылок многовековой борьбы германских императоров за обладание Италией с папским престолом. Борьба с Ватиканом и усиление территориальной раздробленности Германии постоянно ослабляли императорскую власть. Теоретически находясь выше всех королевских домов Европы, титул императора не давал королям Германии дополнительных полномочий, так как реальное управление осуществлялось используя уже существующие административные механизмы. В Италии императоры мало вмешивались в дела своих вассалов: там их главной опорой являлись епископы ломбардских городов.

По сложившейся традиции императоры короновались четырьмя коронами.

Коронование в Ахене делало монарха «королем франков», а со времени Генриха II (1014-1024) – «королем римлян»;

коронование в Милане – королем Италии;

в Риме монарх получал двойную корону «urbis et orbis», а Фридрих I (1155-1190), под конец жизни, принял и четвертую корону – бургундскую (regnum Burgundiae или regnum Arelatense). Коронуясь в Милане и Аахене, императоры не называли себя королями лангобардов и франков, менее значимыми титулами в сравнении с титулом императора. Последний принимался только после коронации в Риме, а это создавало чрезвычайно важную основу для притязаний папы, из рук которого передавалась корона. До Людвига IV (1328-1347), гербом империи являлся одноглавый орёл, а начиная с Сигизмунда (1433-1437) таковым становится двуглавый орёл, в то время как герб короля римлян сохранился в виде одноглавого орла. При саксонских и франконских правителях императорский престол был избирательным. Каждый христианин-католик мог стать императором, хотя обыкновенно выбирался член одной из могущественных княжеских фамилий Германии. Избирали императора курфюрсты, чью независимость узаконила золотая булла 1356 г. Этот порядок этот продержался до Тридцатилетней войны.

Социально-экономическое развитие Священной Римской империи.

Социально-экономическое развитие Священной Римской империи на протяжении всего времени существования этого государственного образования коррелировалось с тенденциями общеевропейского развития, но имело и свои особенности. В частности, входящие в состав империи территории значительно отличались друг от друга по населению, языку, уровню развития, поэтому политическая раздробленность империи сопутствовала экономической дезинтеграции. Начиная с раннего средневековья в Германских землях основой хозяйствования являлось пашенное земледелие, сопровождавшееся активным освоением пустошей и лесов, а также мощным колонизационным движением на восток (оно выражалось и в переселении крестьян на пустующие или отвоёванные земли, а также в силовой экспансии немецких рыцарских орденов). Процессы феодализации развивались медленно, закрепощение крестьянства также происходило замедленными темпами в сравнении с соседями, поэтому на раннем этапе основной хозяйственной единицей являлся свободный или полузависимый крестьянин. Позднее, с ростом продуктивности земледелия наблюдалось усиление эксплуатации крестьян со стороны феодалов разного уровня. С XI-XII вв. в результате активного развития сеньориальных и свободных имперских городов стало формироваться сословие бюргерства. В сословной иерархии особую роль стал играть поддерживаемый императорами слой мелких и средних рыцарей и министериалов, мало зависящей от местных князей. Последние две группы населения стали опорой центральной имперской власти.

В Итальянских владениях империи процессы экономического развития оказались более интенсивными. Сельское хозяйство развивалось значительно быстрее, чем в немецкой метрополии и характеризовалось многообразием форм крестьянского землевладения, при этом главным движителем экономики стали города, быстро превратившиеся в крупные торгово-ремесленные центры. К XII-XIII вв. они добились и фактически полной политической самостоятельности от феодалов, а их богатства приводили к продолжавшейся борьбе императоров за усиление своей власти в итальянском регионе.

В эпоху позднего средневековья в связи с трансформацией империи в сугубо немецкое образование, социально-экономическое развитие зависело от процессов, происходивших в Германии. В этот период повышение спроса на хлеб привело к повышению товарности аграрного сектора в Северной Германии, с укрупнением крестьянских владений на западе и ростом вотчинного хозяйства на востоке.

Южногерманские земли, отличавшиеся мелкими крестьянскими хозяйствами, испытали активное наступление феодалов, выражавшееся в увеличении барщины, росте повинностей и других форм ущемлений крестьян, что приводило (вместе с нерешёнными церковными проблемами) к серии крестьянских выступлений (гуситские войны, движение «Башмака» и др.). Разразившаяся в середине XIV в.

эпидемия чумы, серьёзно сократив численность населения страны, положила конец немецкой аграрной колонизации и привела к оттоку производительных сил в города.

В неаграрном секторе экономике на первый план вышли ганзейские города Севера Германии, сосредоточившие в своих руках торговлю в Северном и Балтийском морях, а также текстильные центры Южной Германии (Швабия) и Исторических Нидерландов (пока они примыкали к империи). Новый импульс получили и традиционные центры горного дела и металлургии (Тироль, Чехия, Саксония, Нюрнберг), при этом огромную роль в развитии индустрии стали играть и крупные купеческие капиталы (империя Фуггеров, Вельзеров и др.), финансовый центр которых располагался в Аугсбурге. Несмотря на значительный рост экономических показателей субъектов империи (прежде всего торговых), необходимо отметить, что он наблюдался в условиях отсутствия единого немецкого рынка. В частности, наиболее крупные и успешные города предпочитали развивать связи с заграничными партнёрами, а не с немецкими, притом, что значительная часть городских центров вообще оказалась изолированной от контактов даже с ближними соседями. Такое положение способствовало сохранению как экономической, так и политической раздробленности в империи, от чего в первую очередь выигрывали князья.

Усиление эксплуатации крестьянства Южной Германии, обострение межсословных противоречий на раннем этапе Реформации привели к масштабному народному восстанию, получившему названию Великой крестьянской войны (1524 1525). Поражение немецкого крестьянства в этой войне на ближайшие века определило его социально-экономическое положение, приведя к усилению феодальной зависимости на Юге Германии и распространению крепостничества на другие регионы, хотя свободное крестьянство и общинные институты сохранились в ряде районов страны. При этом в целом социальное противостояние между крестьянством и дворянством в XVI-XVII вв. утратило остроту, во многом за счёт развития разных форм патронажа, религиозной солидарности и наличия судебных возможностей защиты крестьянами своих интересов. Поместное и крестьянское хозяйства в XVII в. имели тенденцию консервации существующих порядков.

Развитие имперских городов в раннее новое время характеризовалось стагнацией бывших экономических лидеров и переходом первенства в руки центральнонемецких городов во главе с Франкфуртом и Нюрнбергом. Наблюдалось и перераспределение финансовых капиталов. Процесс усиления бюргерского сословия в эпоху реформации постепенно сменился обратным явлением, когда на первое место вышло дворянство. Даже в рамках городского самоуправления происходил процесс роста олигархических институтов и укрепления власти городского патрициата. Тридцатилетняя война окончательно добила Ганзу и разорила многие немецкие города, подтвердив экономическое лидерство Франкфурта и Кёльна.

В XVIII в. в ряде регионов страны наблюдалось существенное оживление суконной и металлургической промышленности, появились крупные централизованные мануфактуры, однако по темпам своего индустриального развития империя оставалась отсталым государством в сравнении с соседями. В большинстве городов продолжал господствовать цеховой строй, а производство в значительной степени зависело от государства и дворян. В большинстве регионов страны в сельском хозяйстве сохранялись старые формы феодальной эксплуатации, а появившиеся крупные помещичьи предпринимательские хозяйства основывались на барщинном труде крепостных крестьян. Наличие мощных военных машин у ряда княжеств и королевств империи позволяло не опасаться возможностей крупных крестьянских выступлений. Процессы экономического обособления территорий продолжались.

Эпоха правления Оттонов и Гогенштауфенов. Как император Оттон I (962 973) имел власть в наиболее могущественном государстве Европы, однако его владения оказались существенно меньше тех, что принадлежали Карлу Великому.

Они ограничивались в основном германскими землями, северной и центральной Италией;

нецивилизованными пограничными областями. При этом главной заботой для императоров представляло удержание власти одновременно и к северу, и к югу от Альп. Так Оттон II (967-983), Оттон III (996-1002) и Конрад II (1024-1039) были вынуждены подолгу находиться в Италии, защищая свои владения от наступающих арабов и византийцев, а также периодически подавляя волнения итальянского патрициата. Однако окончательно утвердить имперскую власть на Апеннинском полуострове германским королям так и не удалось: за исключением короткого царствования Оттона III, перенёсшего свою резиденцию в Рим, ядром империи оставалась Германия. К правлению Конрада II, первого монарха Салической династии, относится формирование сословия мелких рыцарей (включая министериалов), чьи права гарантировались императором в постановлении «Constitutio de feudis» 1036 г., которое легло в основу имперского ленного права.

Мелкое и среднее рыцарство в дальнейшем стало одним из главных носителей тенденций интеграции в империи.

Важную роль при ранних династиях Священной Римской империи играли отношения с церковью, особенно касающиеся кадровых назначений в церковную иерархию. Так выборы епископов и аббатов осуществлялись по указанию императора, и ещё до рукоположения священнослужители приносили ему клятву верности и ленную присягу. Церковь была включена в светскую структуру империи и превратилась в одну из главных опор трона и единства страны, что отчётливо проявилось в правление Оттона II (967-983) и во время несовершеннолетия Оттона III (996-1002). Тогда папский престол оказался под доминирующим влиянием императоров, часто единолично решавших вопросы назначения и смещения римских пап. Наибольшего расцвета имперская власть достигла при императоре Генрихе III (1046-1056), который начиная с 1046 г. получил право назначать пап подобно епископам в германской церкви. Однако уже в период несовершеннолетия Генриха IV (1084-1106) началось падение влияния императора, что происходило на фоне подъёма клюнийского движения в церкви и развившихся из него идей григорианской реформы, утверждавших верховенство папы римского и полную независимость церковной власти от светской. Папство обратило принцип свободы «божественного государства» против власти императора в делах церковного правления, в чём особенно прославился папа Григорий VII (1073-1085). Он утверждал принцип превосходства духовной власти над светской и в рамках так называемой «борьбы за инвеституру», противостояния папы и императора по кадровым назначениям в церкви в период с 1075 по 1122 гг. Борьба Генриха IV и Григория VII нанесла первый и самый тяжелый удар империи, значительно понизив ее влияние как в Италии, так и среди германских князей (самым запоминающимся эпизодом этого противостояния было хождение в Каноссу в 1077 г. тогда ещё германского короля Генриха IV). Борьба за инвеституру завершилась в 1122 г.

подписанием Вормского конкордата, закрепившего компромисс между светской и духовной властью: отныне выборы епископов должны были происходить свободно и без симонии, однако светская инвеститура на земельные владения, а тем самым и возможность императорского влияния на назначение епископов и аббатов, сохранялась. В целом, итогом борьбы за инвеституру можно считать существенное ослабление контроля императора над церковью, что способствовало подъёму влияния территориальных светских и духовных князей. После смерти Генриха V (1111-1125) юрисдикция короны стала значительно меньше: была признана самостоятельность князей и баронов.

Отличительными чертами политической жизни империи во второй четверти XII в. оказалось соперничество между двумя крупными княжескими родами Германии – Гогенштауфенами и Вельфами. Достигнутый в 1122 г. компромисс не означал окончательной ясности в вопросе о верховенстве государства или церкви, и при Фридрихе I Барбароссе (1155-1190) борьба между папским престолом и империей разгорелась вновь. Плоскость противостояния на сей раз сместилась в сферу разногласий о принадлежности итальянских земель. Главным направлением политики Фридриха I стало восстановление императорской власти в Италии. При этом его правление считается периодом наивысшего престижа и могущества империи, так как Фридрих и его преемники централизовали систему управления подконтрольных территорий, покорили итальянские города, установили сюзеренитет над государствами вне империи, распространили свое влияние даже в восточном направлении. Не случайно, что Фридрих считал свою власть в империи зависящей непосредственно от Бога, такой же священной, как и папская. В самой Германии позиции императора значительно укрепились благодаря разделу владений Вельфов в 1181 г. с формированием достаточно крупного домена Гогенштауфенов, к которым в 1194 г. в результате династической комбинации перешло Сицилийское королевство. Именно в этом государстве Гогенштауфены смогли создать сильную централизованную наследственную монархию с развитой бюрократической системой, в то время как в собственно немецких землях усиление региональных князей не позволяло закрепить подобную систему правления.

Фридрих II Гогенштауфен (1220-1250) возобновил традиционную политику по установлению имперского господства в Италии, пойдя на жёсткий конфликт с папой римским. Тогда в Италии развернулась борьба гвельфов, сторонников папы римского, и гибеллинов, поддерживавших императора, развивавшаяся с переменным успехом. Концентрация на итальянской политике вынудила Фридриха II пойти на большие уступки немецким князьям: по соглашениям 1220 и 1232 гг. за епископами и светскими князьями Германии признавались суверенные права в рамках их территориальных владений. Эти документы стали правовой основой для формирования в составе империи полунезависимых наследственных княжеств и расширения влияния региональных правителей в ущерб прерогативам императора.

Священная Римская империя в позднее средневековье. После прекращения династии Гогенштауфенов в 1250 г. в Священной Римской империи начался длительный период междуцарствия (1254-1273), завершившийся в 1273 г.

вступлением на германский трон Рудольфа I Габсбурга (1273-1291). Хотя новые монархи предпринимали попытки восстановить былое могущество империи, династические интересы вышли на первый план: значение центральной власти продолжало падать, а роль правителей региональных княжеств – возрастать.

Избираемые на имперский престол монархи прежде всего старались максимально расширить владения своих семей и править на основе их поддержки. Так Габсбурги закрепились в австрийских землях, Люксембурги – в Чехии, Моравии и Силезии, Виттельсбахи – в Бранденбурге, Голландии и Геннегау. В этом отношении показательно правление Карла IV (1346-1378), при котором центр империи переместился в Прагу. Ему же удалось провести важную реформу конституционного устройства империи: Золотой буллой (1356) была учреждена коллегия курфюрстов из семи членов, в состав которой вошли архиепископы Кёльна, Майнца, Трира, король Чехии, курфюрст Пфальца, герцог Саксонии и маркграф Бранденбурга. Они получили исключительное право избрания императора и фактически определять направления политики империи, при сохранении за курфюрстами права внутреннего суверенитета, что закрепило раздробленность немецких государств. Таким образом в позднее Средневековье принцип выборности императора приобрёл реальное воплощение, когда во второй половине XIII в. – конце XV в. императора выбирали из нескольких кандидатов, а попытки установления наследственной власти оказывались неудачными. Это не могло не привести к резкому росту влияния крупных территориальных князей на имперскую политику, причём семь наиболее могущественных князей присвоили себе исключительное право избрания и смещения императора (курфюрсты). Эти процессы сопровождались укреплением среднего и мелкого дворянства и ростом феодальных усобиц. В периоды междуцарствий империя теряла свои территории.

После Генриха VII (1308-1313) окончилась власть императоров над Италией;

в г. и 1457 г. к Франции перешло Дофине, а в 1486 г. – Прованс. По трактату 1499 г.

Швейцария тоже перестала быть зависимой от империи. Священная Римская империя всё более ограничивалась исключительно немецкими землями, превращаясь в национальное государственное образование немецкого народа.

Параллельно наблюдался процесс освобождения имперских учреждений из под власти папства, что произошло благодаря резкому падению авторитета пап в период Авиньонского пленения. Это позволило императору Людвигу IV (1328 1347), а вслед за ним и крупным региональным немецким князьям, выйти из подчинения римскому престолу. Было устранено и всякое влияние папы на выборы императора курфюрстами. Но когда в начале XV в. резко обострились церковно политические проблемы в условиях раскола католической церкви, функцию её защитника на себя взял император Сигизмунд (1433-1437), которому удалось восстановить единство римской церкви и престиж императора в Европе. Но в самой империи ему пришлось вести длительную борьбу с гуситской ересью. При этом попытка императора найти опору в городах и имперских рыцарях (т.н. программа «Третьей Германии») провалилась из-за острых разногласий между этими сословиями. Потерпела неудачу имперская власть и в попытке покончить с вооружёнными конфликтами между субъектами империи.

После смерти Сигизмунда в 1437 г. на престоле Священной Римской империи окончательно утвердилась династия Габсбургов, представители которой, за одним исключением, продолжали править в ней до её роспуска. К концу XV в.

империя оказалась в глубоком кризисе, вызванном несоответствием её институтов требованиям времени, развалом военной и финансовой организации, децентрализацией. В княжествах началось формирование собственного аппарата управления, военной, судебной и налоговой систем, возникли сословные представительные органы власти (ландтаги). К этому времени Священная Римская империя представляла уже, в сущности, лишь немецкую империю, где власть императора признавалась только в Германии. От пышного титула Священной Римской империи оставалось одно название: князья расхитили все земли и разделили между собой атрибуты императорской власти, оставив императору только почетные права и считая его своим ленным господином. Особенного унижения достигла императорская власть при Фридрихе III (1440-1493). После него ни один император не был коронован в Риме. В европейской политике влияние императора стремилось к нулю. В то же время упадок имперской власти способствовал более активному вовлечению имперских сословий в процессы управления и формированию всеимперского представительного органа – рейхстага.

Священная Римская империя в раннее Новое время. Растущая из-за постоянно враждующих мелких государств внутренняя слабость империи требовала её реорганизации. Закрепившаяся на троне Габсбургская династия стремилась слить империю с Австрийской монархией и начала реформы. Согласно Постановлению Нюрнбергского рейхстага 1489 г. учреждались три коллегии: курфюрстов, духовных и светских имперских князей, имперских вольных городов. Обсуждение ставившихся императором на открытии рейхстага вопросов теперь производилось отдельно по коллегиям, а решение принималось на общем собрании коллегий тайным голосованием, причем коллегия курфюрстов и коллегия князей обладали решающим голосом. В случае одобрении императором решений рейхстага они принимали силу имперского закона. Для принятия постановления требовалось единогласие всех трех коллегий и императора. Рейхстаг обладал широкими политическими и законодательными компетенциями: рассматривал вопросы войны и мира, заключение договоров, являлся высшей судебной инстанцией империи. Его постановления охватывали обширный спектр вопросов – от нарушения предписаний против роскоши и шулерства до упорядочения монетной системы и учреждения единообразия в уголовном судопроизводстве. Однако реализации законодательной инициативы рейхстага препятствовало отсутствие общеимперских исполнительных органов власти. Рейхстаг созывался императором по согласованию с курфюрстами, определявшими место его проведения. С 1485 г. рейхстаги созывались ежегодно, с 1648 г. исключительно в Регенсбурге, а с 1663 г. до 1806 г.

рейхстаг можно считать постоянно действующим органом власти со сложившейся структурой. Фактически он трансформировался в постоянный конгресс посланников германских князей во главе с императором.

К моменту смерти императора Фридриха III (1493) система управления империей находилась в глубоком кризисе из-за существования в ней нескольких сотен государственных образований различного уровня независимости, доходов и военного потенциала. В 1495 г. Максимилиан I (1508-1519) созвал в Вормсе всеобщий рейхстаг, на утверждение которого предложил проект реформы государственного управления империи. По итогам обсуждения была принята так называемая «Имперская реформа» (нем. Reichsreform), по которой Германия была разделена на шесть имперских округов (в 1512 г. в Кёльне к ним были добавлены ещё четыре). Этой реформой также предусматривалось создание высшего имперского суда, ежегодный созыв рейхстага и закон о Земском мире – запрет использования военных способов разрешения конфликтов между субъектами империи. Органом управления округа стало окружное собрание, в котором право участия получили все государственные образования на его территории.

Утверждённые границы имперских округов просуществовали практически без изменений до разрушения окружной системы в начале 1790-х гг. из-за войн с революционной Францией, хотя часть из них просуществовала до самого конца империи (1806). Имелись и исключения: так не являлись частью системы округов земли Чешской короны;

Швейцария;

большинство государств Северной Италии;

некоторые немецкие княжества.

Однако дальнейшие попытки Максимилиана углубить реформирование империи, создав единые органы исполнительной власти, а также единую имперскую армию провалились. В силу этого, осознавая слабость императорской власти в Германии, Максимилиан I продолжил политику своих предшественников по обособлению Австрийской монархии от империи, что выразилось в налоговой самостоятельности Австрии, её неучастии в делах рейхстага и других общеимперских органов. Австрия фактически была поставлена вне империи, а её независимость была расширена. Кроме этого, преемники Максимилиана I (кроме Карла V) уже не стремились к традиционной коронации, а в имперское право вошло положение, что сам факт избрание германского короля курфюрстами делает его императором.

Реформы Максимилиана были продолжены Карлом V (1519-1556), при котором Рейхстаг превратился в периодически созываемый орган законодательной власти, ставший центром осуществления имперской политики. Рейхстаг также обеспечивал сложившийся устойчивый баланс власти между разными социальными группами страны. Была разработана и система финансирования общеимперских расходов, которая хотя и оставалась несовершенной из-за нежелания курфюрстов вносить свою долю в общий бюджет, но позволявшая вести активную внешнюю и военную политику. При Карле V был утверждён единый уголовный кодекс для всей империи – «Constitutio Criminalis Carolina». В результате преобразований конца XV – начала XVI вв. империя приобрела организованную государственно-правовую систему, позволившую ей сосуществовать и даже успешно конкурировать с национальными государствами нового времени. Однако реформы не были завершены, из-за чего империя до конца своего существования продолжала оставаться совокупностью старых и новых институтов, так и не приобретя атрибутов единого государства. Формирование новой модели организации Священной Римской империи сопровождалось ослаблением выборного принципа избрания императора: с 1439 г. на престоле империи прочно установилась династия Габсбургов – наиболее сильный немецкий род в регионе.

Большое значение для повышения эффективности имперских округов имели постановления рейхстага 1681 г., передавшие вопросы военного строительства и организации армии империи на уровень округов. В компетенции императора были оставлены лишь назначение высшего командного состава и определение стратегии военных действий. Финансирование армии осуществлялось по округам за счёт взносов окружных государств-членов в соответствии с пропорцией, утверждённой в 1521 г. Эта система демонстрировала эффективность в случае, если подавляющее большинство членов округа принимали реальное участие в обеспечении войск.

Однако многие крупные княжества (например, Бранденбург или Ганновер) преследовали в основном собственные цели, поэтому зачастую отказывались от участия в окружных мероприятиях, что практически парализовало деятельность округов. Округа, где отсутствовали крупные государства, часто являлись примером эффективного взаимодействия и даже создали межокружные союзы.

Начавшаяся в 1517 г. Реформации быстро привела к конфессиональному расколу империи на лютеранский север и католический юг. Реформация уничтожила ту религиозную теорию, на которой основывалась империя. В условиях возрождения претензий на гегемонию в Европе императора Карла V, а также его политики централизации имперских институтов, это привёло к обострению внутреннего положения Германии и росту конфликта между императором и сословиями государства. Нерешённость церковного вопроса и провал Аугсбургского рейхстага 1530 г. в достижении компромисса привели к оформлению двух политических союзов в Германии – протестантского Шмалькальденского и католического Нюрнбергского, чьё противостояние вылилось в Шмалькальденскую войну 1546-1547 гг., потрясшую конституционные основы империи. Несмотря на победу Карла V, вскоре против него сплотились все основные политические силы империи. Их не устраивали универсализм политики Карла, стремившегося создать «всемирную империю» на основе своих обширных владений, а также непоследовательность в решении церковных проблем. В 1555 г. на рейхстаге в Аугсбурге появился Аугсбургский религиозный мир, признавший лютеранство в качестве легитимной конфессии и гарантировавший свободу вероисповедания имперским сословиям в соответствии с принципом «cujus regio, ejus religio». Это соглашение позволило преодолеть вызванный Реформацией кризис и восстановить работоспособность имперских институтов. Хотя конфессиональный раскол и не был преодолён, политически империя восстановила единство. При этом Карл V отказался подписать этот мир и вскоре сложил с себя полномочия императора. В результате на протяжении следующего полувека католические и протестантские субъекты империи весьма эффективно взаимодействовали в органах управления, что позволяло сохранять в Германии мир и социальное спокойствие.

Основными тенденциями развития империи во второй половине XVI – начале XVII вв. стали догматическое и организационное оформление и обособление католицизма, лютеранства и кальвинизма, и влияние этого процесса на социальные и политические аспекты жизни немецких государств. В современной историографии этот период определяется как «Конфессиональная эпоха» (нем.

Konfessionelles Zeitalter), во время которой ослабление власти императора и развал правительственных институтов привёли к формированию альтернативных властных структур: в 1608 г. протестантскими князьями была организована Евангелическая уния, на что католики в 1609 г. ответили учреждением Католической лиги.

Межконфессиональное противостояние неуклонно углублялось и привело в 1618 г.

к пражскому восстанию против нового императора и короля Чехии Фердинанда II (1619-1637). Поддержанный Евангелической унией мятеж обернулся началом тяжёлой и кровавой Тридцатилетней войны (1618-1848), в которую включились представители обоих конфессиональных лагерей Германии, а затем и иностранные государства. Заключённый в октябре 1648 г. Вестфальский мир положил конец войне и кардинальным образом преобразовал империю.

Завершающий период Священной римской империи. Условия Вестфальского мира оказались тяжёлыми, имевшими фундаментальное значение для будущего империи. Территориальные статьи договора закрепили утрату империей Швейцарии и Нидерландов, признанных независимыми государствами. В самой же империи значительные земли попали под власть иностранных держав (особенно усилилась Швеция). Мир подтверждал проведённую секуляризацию церковных земель Северной Германии. В конфессиональном плане католическая, лютеранская и кальвинистская церкви уравнивались в правах на территории империи. Для имперских сословий было закреплено право свободного перехода из одной религии в другую, для религиозных меньшинств гарантировались свобода вероисповедания и право на эмиграцию. При этом конфессиональные границы были строго зафиксированы, а переход правителя княжества в другую религию не должен был приводить к смене конфессии его подданных. Организационно Вестфальский мир привёл к кардинальной реформе функционирования органов власти империи:

отныне религиозные проблемы отделялись от административно-правовых вопросов.

Для их решения в рейхстаге и имперском суде был введён принцип конфессионального паритета, по которому каждой конфессии предоставлялось равное количество голосов. В административном плане Вестфальский мир перераспределил полномочия между властными институтами империи. Теперь текущие вопросы (включая законодательство, судебную систему, налогообложение, ратификацию мирных договоров) передавались в компетенцию рейхстага, ставшего постоянно действующим органом. Это существенным образом изменило баланс сил между императором и сословиями в пользу последних. В то же время, имперские чины не становились носителями государственного суверенитета: субъекты империи оставались лишёнными ряда атрибутов независимого государства. Так они не могли заключать международные договоры, входящие в противоречие с интересами императора или империи.

Таким образом, согласно условиям Вестфальского мира император фактически лишался всякой возможности непосредственно вмешиваться в администрацию, а сама Священная Римская империя становится сугубо Германским образованием, непрочной конфедерацией, существование которой постепенно теряет всякий смысл. Это выражалось в существовании в поствестфальской Германии около 299 княжеств, ряда самостоятельных имперских городов, а также неподдающегося учёту множества мелких и мельчайших политических единиц, зачастую представлявших собой небольшое поместье, наделённое правами государства (в качестве примера можно привести около тысячи лиц со званиями баронов или имперских рыцарей, не сохранивших сколько-нибудь значительных владений).

Поражение в Тридцатилетней войне также лишило империю ведущей роли в Европе, которая перешла к Франции. К началу XVIII в. Священная Римская империя утратила способность к экспансии и ведению наступательных войн. Даже внутри империи западнонемецкие княжества тесно блокировались с Францией, а северные ориентировались на Швецию. Кроме того, крупные образования империи продолжали идти по пути консолидации, укрепляя собственную государственность.

Впрочем, войны с Францией и Турцией рубежа XVII – XVIII вв. вызвали возрождение имперского патриотизма и вернули императорскому престолу значение символа национальной общности немецкого народа. Укрепление императорской власти при преемниках Леопольда I (1658-1705) привело к возрождению абсолютистских тенденций, но через укрепление Австрии. Уже при Иосифе I (1705-1711) имперские дела фактически перешли в ведение придворной австрийской канцелярии, а эрцканцлер со своим ведомством были отстранены от процесса принятия решений. В XVIII в. империя существовала как архаичное образование, сохранив лишь громкие титулы. При Карле VI (1711-1740) проблемы империи оказались на периферии внимания императора: его политика определялась в основном его претензиями на испанский престол и проблемой наследования габсбургских земель (Прагматическая санкция 1713 г.).

В целом, к середине XVIII в. крупные немецкие княжества де-факто вышли из-под контроля императора, а тенденции дезинтеграции явно превалировали над робкими попытками императора сохранить баланс сил в империи. Попытки же перенести на имперское пространство успехи централизаторской политики в наследственных землях Габсбургов встретили резкую оппозицию имперских сословий. Против «австризации» имперской системы решительно высказался целый ряд княжеств во главе с Пруссией, взявшей на себя роль защитника немецких свобод от «абсолютистских» притязаний Габсбургов. Так Францу I (1745-1765) не удалась попытка восстановить прерогативы императора в сфере ленного права и создать эффективную имперскую армию. А к концу Семилетней войны немецкие княжества вообще перестали повиноваться императору, что выражалось в самостоятельном заключении сепаратного перемирия с Пруссией. В период войны за Баварское наследство 1778-1779 гг. имперские сословия во главе с Пруссией открыто выступили против императора, пытавшегося силовыми методами закрепить за Габсбургами Баварию.

Для самого императора корона Священной Римской империи неуклонно теряла привлекательность, становясь главным образом средством для укрепления Австрийской монархии и позиций Габсбургов в Европе. Одновременно застывшая имперская структура входила в противоречие с австрийскими интересами, ограничивая возможности Габсбургов. Особенно ярко это проявилось в период правления Иосифа II (1765-1790), вынужденного практически отрешиться от имперских проблем, сосредоточившись на интересах Австрии. Этим успешно пользовалась Пруссия, выступавшая защитником имперского порядка и под шумок усиливающая свои позиции. В 1785 г. Фридрихом II был создан Союз немецких князей как альтернатива подконтрольным Габсбургам имперским институтам.

Австро-прусское соперничество лишало остальные немецкие государственные образования возможности оказывать хоть какое-нибудь влияние на внутриимперские дела и реформировать имперскую систему в своих интересах. Всё это вело к так называемой «усталости от империи» почти всех входящих в неё субъектов, даже тех, которые исторически являлись главной опорой конструкции Священной Римской империи. Устойчивость империи была окончательно утрачена.

Ликвидация Священной Римской империи. Великая Французская революция первоначально привела к консолидации империи. В 1790 г. между императором и Пруссией был заключён Райхенбахский союз, временно прекративший австро прусское противостояние, а в 1792 г. подписана Пильницкая конвенция с взаимными обязательствами оказать военную помощь французскому королю.

Однако целями нового императора Франца II (1792-1806) оказались не укрепление империи, а реализация внешнеполитических планов Габсбургов, включавших расширение собственно Австрийской монархии (в том числе за счёт немецких княжеств) и изгнание французов из Германии. 23 марта 1793 г. рейхстаг объявил общеимперскую войну Франции, однако имперская армия оказалась крайне слабой из-за ограничения субъектами империи участия их воинских контингентов в боевых действиях за пределами собственных земель. Они также отказывались платить военные взносы, стремясь скорее добиться сепаратного мира с Францией. С 1794 г.

имперская коалиция стала распадаться, а в 1797 г. армия Наполеона Бонапарта вторглась из Италии на территорию наследственных владений Австрии. Когда император-Габсбург из-за поражений от революционной французской армии перестал оказывать поддержку мелким государственным образованиям, рухнула вся система организации империи.

Однако в этих условиях была предпринята ещё одна попытка реорганизовать систему. Под нажимом Франции и России после длительных переговоров и при фактическом игнорировании позиции императора был принят проект реорганизации империи, утверждённый 24 марта 1803 г. В империи производилась всеобщая секуляризация церковных владений, а свободные города и мелкие графства поглощались крупными княжествами. Это фактически означало конец системы имперских округов, хотя юридически они просуществовали до официального роспуска Священной Римской империи. Всего, не считая аннексированных Францией земель, в составе империи было упразднено свыше 100 государственных образований, при численности населения секуляризированных земель около трёх миллионов человек. В результате реформы наибольшие приращения получили Пруссия, а также французские сателлиты Баден, Вюртемберг и Бавария. После завершения территориального размежевания к 1804 г. в составе империи осталось около 130 государств (не считая владений имперских рыцарей). Произошедшие территориальные изменения затронули положение рейхстага и коллегии курфюрстов. Были упразднены титулы трёх церковных курфюрстов, чьи права предоставлялись правителям Бадена, Вюртемберга, Гессен-Касселя и эрцканцлеру империи. В результате в коллегии курфюрстов и палате князей имперского рейхстага большинство перешло к протестантам и сформировалась сильная профранцузская партия. При этом ликвидация традиционной опоры империи – вольных городов и церковных княжеств – привела к потере империей устойчивости и полному падению влияния императорского престола. Священная Римская империя окончательно превратилась в конгломерат реально независимых государств, утратив перспективы политического выживания, что стало очевидно даже для императора Франца II. Стремясь оставаться равным по рангу Наполеону, в 1804 г. он принял титул императора Австрии. Хотя этот акт не нарушал напрямую имперскую конституцию, он свидетельствовал об осознании Габсбургами возможности потери престола Священной Римской империи. Тогда также появилась угроза того, что римским императором будет избран Наполеон. Этой идее симпатизировал даже эрцканцлер империи Карл Теодор Дальберг. Однако последний, смертельный удар по Священной Римской империи нанесла победоносная для Наполеона война с Третьей коалицией в 1805 г. Отныне перед империей стояло две перспективы: либо роспуск, либо реорганизация под французским господством. Учитывая властные аппетиты Наполеона, сохранение Францем II имперского престола грозило привести к новой войне с Наполеоном (о чём свидетельствовал соответствующий ультиматум), к которой Австрия была не готова. Получив гарантии французского посланника, что Наполеон не будет искать короны римского императора, Франц II решился пойти на отречение. 6 августа г. он объявил о сложении с себя титула и полномочий императора Священной Римской империи, объяснив это невозможностью исполнения обязанностей императора после учреждения Рейнского союза. Одновременно он освободил имперские княжества, сословия, чины и должностных лиц имперских учреждений от обязанностей, наложенных на них имперской конституцией. Хотя с юридической точки зрения акт об отречении не считается безупречным, отсутствие в Германии политической воли поддерживать существование имперской организации привело к тому, что Священная Римская империя германской нации перестала существовать.

Литература:

Балакин В.Д. Творцы Священной Римской империи. М., 2004;

Брайс Дж. Священная Римская империя. М., 1891;

Бульст-Тиле М.Л., Йордан К., Флекенштейн Й.

Священная Римская империя: эпоха становления / Пер. с нем. Дробинской К.Л., Неборской Л.Н., под ред. Ермаченко И.О. СПб., 2008;

Воцелка К. История Австрии:

культура, общество, политика. М., 2007;

Колесницкий Н.Ф. «Священная Римская империя»: притязания и действительность. М., 1977;

Медведева К.Т. Австрийские Габсбурги и сословия в нач. XVII в. М., 2004;

Прокопьев А.Ю. Германия в эпоху религиозного раскола: 1555-1648. СПб, 2002;

Низовский А. Ю. Реликвии Священной Римской империи германской нации. М., 2008;

Рапп Ф. Священная Римская империя германской нации / Пер. с фр. М.В. Ковальковой. СПб., 2009;

Социальные отношения и политическая борьба в средневековой Германии ХIII-ХVI веков.

Вологда, 1985;

Шимов Я. Австро-Венгерская империя. М., 2003;

Angermeier H.

Reichsreform 1410–1555. Mnchen, 1984;

Aretin von K.O.F. Das Alte Reich 1648-1806.

4 vols. Stuttgart, 1993-2000;

Brauneder W., Hbelt L. (Hrsg.) Sacrum Imperium. Das Reich und sterreich 996–1806. Wien, 1996;

Bryce James. The Holy Roman Empire. New York, 1911;

Gotthard A. Das Alte Reich 1495–1806. Darmstadt, 2003;

Hartmann P.C.

Das Heilige Rmische Reich deutscher Nation in der Neuzeit 1486-1806. Stuttgart, 2005;

Hartmann P.C. Kulturgeschichte des Heiligen Rmischen Reiches 1648 bis 1806. Wien, 2001;

Herbers K., Neuhaus H. Das Heilige Rmische Reich – Schaupltze einer tausendjhrigen Geschichte (843–1806). Kln-Weimar, 2005;

Moraw P. Von offener Verfassung zu gestalteter Verdichtung. Das Reich im spten Mittelalter 1250 bis 1490.

Berlin, 1985;

Prietzel M. Das Heilige Rmische Reich im Sptmittelalter. Darmstadt, 2004;

Schmidt G. Geschichte des Alten Reiches. Mnchen, 1999;

Schindling A., Ziegler W.

(Hrsg.) Die Kaiser der Neuzeit 1519–1806. Heiliges Rmisches Reich, sterreich, Deutschland. Mnchen, 1990;

Weinfurter S. Das Reich im Mittelalter. Kleine deutsche Geschichte von 500 bis 1500. Mnchen, 2008;

Wilson P.H. The Holy Roman Empire, 1495-1806. London, 1999.

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ Территориальная экспансия США – путь к созданию империи. Сегодня США занимают почти половину северо-американского континента. Их территория занимает более 9 млн. кв. км. То есть это четвертая по величине в мире страна – после России, Канады и Китая. Население США около 250 млн. чел. США граничат с двумя странами – на севере с Канадой, на юге с Мексикой. Но единой территории на континенте США не имеют, потому что Канада отделяет основную часть США от расположенной на северо-западе материка Аляски, а Гавайские острова лежат и вовсе далеко к западу от Тихоокеанского побережья Калифорнии. Эта страна омывается тремя океанами и испытывает влияние каждого из них. По разнообразию естественных богатств США превосходят западно-европейские государства.


В настоящее время влияние США на различные аспекты существования современного мира велико, говорим ли мы о политических, экономических, культурных аспектах. Однако так было не всегда и США прошли длительный путь к тому, чтобы осуществлять это влияние, равно, как и не всегда США имели ту территорию, которую имеют в настоящее время. Пути и методы формирования современной территории США были разными – от покупки до экспансии. Это стремление к расширению территории было заложено уже в названии молодого государства, в XVIII в. протянувшегося лишь достаточно узкой полосой вдоль побережья Атлантического океана.

Прежде всего, нужно учитывать и то, какую упорную борьбу выдержали Англия, Франция, Голландия с Испанией и Португалией, желавших удержать монополию на открытый Х. Колумбом в конце XV в. Новый Свет. Открытия Х.

Колумба в XV в. возбудили внимание всех морских государств Европы, побуждаемых любовью к славе, честолюбием и корыстью. Со времени своего открытия Америка стала ареной борьбы между европейскими государствами, начавшими колонизацию Нового Света. Кроме Новой Испании, в Америке со временем возникли Новая Голландия, Новая Англия. Новая Франция, Русская Америка, Новая Швеция. Когда Испания в конце XVI в. стала слабеть, в сущности, осталось три претендента на мировое господство (торговое и колониальное) – Франция, Голландия, Англия.

Англия, усилившаяся после пуританской революции XVII в., смогла сокрушить морское, торговое и колониальное могущество Нидерландов, одного из своих главных соперников, и захватила ее колонии в Северной Америке. А в XVIII в. та же участь постигла и Францию, которая начала колонизацию Нового Света раньше Англии, в начале XVII в. (французы хотели найти свой путь в Китай и Индию, чему должна была послужить экспедиция Жака Картье в 1534 г.). Но в результате экспедиций Ж. Картье французы открыли реку и залив Св. Лаврентия и восточное побережье Канады.

В XVIII в. обострилось соперничество между Англией и Францией.

Окончательную точку в этом соперничестве в Новом Свете поставила лишь Семилетняя война (1756-1763 гг.), завершившаяся победой англичан -Канада полностью и целиком отошла к Англии, в обмен на возвращение Франции двух островов – Мартиники и Гваделупы. Так у англичан оказался сплошной массив колониальных владений – от Флориды до Канады. Но после Семилетней войны английское господство оказалось несовместимым с экономическими и политическими интересами разных социальных слоев, особенно верхнего класса колоний.

Участвовала в открытии нового континента и Россия – именно ей принадлежит слава открытия континента с востока, со стороны Азии. Начало этому процессу освоения было положено экспедицией С. Дежнева, который в 1648 г.

открыл морской путь вокруг северо-восточной оконечности Азии и продолжено было в ходе Великой Сибирско-Тихоокеанской экспедиции, инициированной еще Петром I, под командованием В. Беринга и А. Чирикова, показавшей, что Азия не сошлась с Америкой, т. е. была установлена раздельность материков и пролив, их разделяющий, носит сегодня имя Беринга. Вплоть до 1867 г., когда был подписан договор о продаже Аляски, существовали русские владения в Северной Америке.

В ходе английской колонизации континента, а регулярная английская колонизация началась в начале XVII в. (не считая так называемую “потерянную колонию” У. Роли), индейские земли рассматривались как часть английских (потом – американских) владений. Инициатива изгнания индейцев с мест их исконного обитания исходила от белых поселенцев или от властей штатов и территорий.

Английские поселения к началу XVIII в. уходили вглубь континента на расстояние от 15 до 120 км. Но перед каждой границей этих поселений (фронтиром) стоял индейский фактор, тем более, что индейцы держали в руках горные перевалы и ущелья. Большую роль в заселении земель на фронтире сыграли фермеры скваттеры, практиковавшие самовольный захват земли индейцев. В пределах каждой из английских колоний в Америке существовали две зоны – давно заселенная прибрежная полоса и недавно заселенный запад (передовые поселения колонистов), так называя “граница”, “фронтир”. Это слово “фронтир” в одно и то же время означало и фронт, и границу – границу поселений колонистов-пионеров, бывшую одновременно фронтом борьбы с соседями-индейцами. Поэтому войны с индейцами стали постоянным фактором американской жизни. Самой известной была так называемая война короля Филиппа в Новой Англии в 1675 г. В период с начала XVII в. и до 1763 г. колонисты, отодвигая границу, вытесняя индейцев, продвинулись и заняли земли между линией водопадов и Аллеганскими горами.

В целом же политика в отношении индейцев, после провозглашения независимости США в ходе Войны за независимость, 1776 г., прошла несколько разных по своей сущности этапов. Первый этап (до 1830 г.) правительства США в целом продолжало политику Великобритании и колониальных губернаторов – отношения с индейцами, в основном, регулировались системой договоров с племенами. Однако продвижение поселенцев на Запад приводило к столкновениям с индейскими племенами, порой дело доходило до боевых действий, например, в 1794-1795 гг. индейцы потеряли значительную часть территории современного штата Огайо. В ходе второго этапа (1830-1883 гг.) политика федеральных властей была направлена на сегрегацию индейцев путем их перемещения на специально создаваемую индейскую территорию или в резервации. Третий этап, начавшийся в 1883 г., когда решением Верховного суда США индейцы были признаны гражданами США, продолжается и поныне. Этот период именуется периодом ассимиляции.

В течение своей ранней истории (1607-1776) США находились в колониальной зависимости от Англии. В ходе Войны за независимость (1775-1783), когда 13 восставших английских колоний вели борьбу за независимость, 4 июля 1776 г. была принята Декларация Независимости, фактическим автором которой был один из отцов-основателей Т. Джефферсон и по сути от даты принятия Декларации Независимости идет отсчет уже собственно истории США. Но Америка была потеряна для англичан лишь частично, ибо Канада не восстала, как на то рассчитывали американцы, и осталась за Англией. Провозглашение независимости означало, что бывшие колонии, а после провозглашения независимости – штаты не признают демаркационной линии, проведенной в 1763 г. указом английского короля Георга III и запрещающей колонистам переселяться за Аллеганы. По Парижскому мирному договору 1783 г. между США и Англией, Англия вынуждена была признать независимость США и новые границы.

По сути это означало возможность для бывших колонистов двигаться с востока континента на запад. Но так как не все штаты (бывшие колонии) имели фиксированную западную границу, а значит, могли претендовать на территорию на западе, а у некоторых штатов географическое положение не позволяло расширяться, то было решено, еще в период существования Конфедерации, земли на западе считать достоянием (собственностью) всех штатов, которые можно продавать поселенцам. По существу это решение было подтверждено в 1787 г. принятием Северо-Западного Ордонанса, по которому земля была объявлена собственностью всего американского народа, национальным достоянием, на которой, по мере ее заселения, будут создаваться новые штаты. Там вводился принцип продажи земли гражданам США. Но эта земля могла продаваться только крупными участками и по высокой цене. Поэтому человек небогатый не мог себе купить участок земли. И американцы вплоть до Гражданской войны (1861-1865) вели борьбу за продажу земель мелкими участками (“движение за гомстед”). Это не было случайностью, ибо США были в конце XVIII в. одной из наиболее аграрных стран – отсюда и значение аграрного вопроса. По первой переписи населения, проведенной в 1790 г., лишь 3,3% жили в городах (правда, для более экономически развитого северо востока, эта цифра составляла 10%). И массы американцев стремились к тому, чтобы получить свободный доступ к земле на западе.

К тому же по Версальскому миру 1783 г. Англия уступила США огромную территорию между Аллеганскими горами и рекой Миссисипи на западе, между Великими озерами на севере и Флоридой на юге. Эта уступка со стороны Англии открыла новую страницу в истории США – экспансию на Запад.

Договор США с Испанией (договор Пинкни), заключенный в 1795 г., по сути, дал США возможность широкого освоения Запада и означал первую стадию территориальной экспансии США и стал в сущности “заявкой” США на Луизиану.

Этот договор, подписанный американским представителем в Испании Т. Пинкни урегулировал американо-испанские противоречия по вопросу о границе США с испанскими владениями – граница с Луизианой проходила по Миссисипи (западная граница США), а с Флоридой по 31 параллели -южная граница. Причем, по этому договору США предоставлялось право свободного судоходства по реке Миссисипи - по всей ее протяженности – от истока до океана. Кроме того, США предоставлялась возможность беспошлинного хранения товаров в порту Нового Орлеана (для дальнейшей их погрузки на океанские суда).

Заветы отца нации Дж. Вашингтона, известные как “Прощальное послание” и объявившего, что он не будет баллотироваться на третий срок и уходит на покой (1796 г.) надолго стали важнейшими принципами внешней политики США, по сути оно было политическим завещание Дж. Вашингтона. Два момента звучали в этом завещании - США не должны вмешиваться в европейские дела (отсюда берет начало американский изоляционизм), США должны оставаться нейтральным государством и воздерживаться от постоянных союзов с любой частью зарубежного мира, временные же союзы возможны лишь при чрезвычайных обстоятельствах.

Акцент в “Прощальном послании” делался на развитии торговых отношений при минимально возможных политических связях.


Политически осуществления идеи “Запад” в дальнейшем было подкреплено победой на президентских выборах 1800 г. джефферсоновских республиканцев.

Именно в президентство Т. Джефферсона началось ее осуществление. И связано это было с покупкой Луизианы у наполеоновской Франции в 1803 г. Луизиана всегда была яблоком раздора между европейскими державами, занимавшимися колонизацией нового континента. Время для решения вопроса американцами было выбрано удачно, ибо Франция потерпела неудачу в подавлении восстания на о.

Гаити и у Наполеона I в этой связи пропал интерес к побережью Мексиканского залива. Хотя американцы хотели договориться с французами лишь о продаже Нового Орлеана, очень важного порта для американских фермеров и купцов, французское правительство предложило США купить всю Луизиану общей площадью более 2,6 млн. кв. км. всего за 15 млн. долл. (2,3 долл. за акр земли). Это была огромная территория, расположенная к западу от Миссисипи и простиравшаяся от Мексиканского залива до Канады, а на запад – до Скалистых гор.

И хотя лично Т. Джефферсон не афишировал свое участие в этой покупке, но считал ее важнейшим делом своей администрации. Территория США после этой сделки увеличилась почти в два раза. Так как в договоре с Францией формулировка о границах Луизианы была расплывчатой, то в США решили этим воспользоваться и включить Западную Флориду, принадлежавшую тогда Испании, в луизианскую покупку. Правда, произойдет это при другом представителе “виргинской династии” - Дж. Мэдисоне в 1810-1813 гг., когда Западная Флорида будет аннексирована.

Вообще испанские владения в Новом Свете рассматривались американскими политиками, в том числе и Т. Джефферсоном, в качестве важного объекта колонизации.

В ходе дебатов о покупке Луизианы у правительства Т. Джефферсона созрела идея обследовать западные границы своих владений. С этой целью в 1804 1806 гг. была организована экспедиция под руководством капитанов М. Льюиса и У.

Кларка, задачей которой было найти путь к Тихому океану, что и было сделано.

Экспедиция продолжалась 28 месяцев, было пройдено более 12 тыс. км. в обе стороны. По сути, эта экспедиция заложила основание для американских претензий на Дальний Запад, прежде всего, на Орегон. Так в сущности начала реализовываться идея правящих кругов США о создании трансконтинентальной державы.

В 1807 г. по инициативе президента Т. Джефферсона были установлены дипломатические отношения между США и Россией, которым предшествовала переписка Александра I и Т. Джефферсона. Таким образом, с одной стороны, возможно, США были обеспокоены наличием на северо-американском континенте владений России (Аляска, Алеутские острова и форт Росс в Калифорнии), но, с другой стороны, вряд ли в начале XIX в. США и Россия видели друг в друге потенциальных соперников в сфере международных отношений.

Решение о присоединении Западной и Восточной Флориды происходит в течение двух президентств – президентства Дж. Мэдисона (1809-1817) и Дж. Монро (1817-1825). Необходимо отметить, что первая попытка США заявить о претензиях на испанскую Флориду произошла в 1803 г. на том основании, что она якобы является составной частью перешедшей в 1803 г. от Франции огромной территории Луизианы, т. е. была предпринята попытка включить Флориду в Луизианскую покупку. Она оказалась неудачной, однако в 1810 г. Западная Флорида была провозглашена проживавшими там американцами “свободной и независимой”, а в 1811 г. Конгресс США принял так называемую “резолюцию о непереходе”, в которой говорилось о том, что США не могут без серьезного беспокойства отнестись к переходу любой части Флориды в руки какой-либо иностранной державы. Однако, попытка США организовать “революцию” в Восточной Флориде успехом не увенчалась. Введенные туда американские войска в 1812 г. вынуждены были ее оставить – США в это время объявили войну Англии и правительство Дж.

Мэдисона до поры, до времени решило не осложнять ситуацию. США были также озабочены тем, что испанская Флорида была убежищем для беглых рабов, там существовала коалиция негров и индейцев-семинолов против угнетателей и это было постоянным источником беспокойства для властей США.

После окончания войны с Англией (1812-1814(15) гг., которую американские историки не случайно назвали “второй войной за независимость”, и в которой в действительности США подтвердили свою независимость, они вновь обратились к вопросу о Восточной Флориде, но в решении этого вопроса акцент был сделан на переговорах с Испанией, дабы не ущемить ее гордость. Переговоры вплоть до 1818 г. не приносили результатов – они велись по трем вопросам - о Флориде, о разграничении на Западе, об удовлетворении различных претензий граждан США и Испании. А в 1818 г. генерал и будущий президент-экспансионист Э. Джексон направил письмо президенту Д. Монро, которое содержало предложение захватить восточную Флориду под предлогом преследования восставших индейцев-семинолов.

Как реагировало правительство США на агрессивный план генерала Э.

Джексона. Здесь имеются два противоречащих друг другу свидетельства. Одно – это свидетельство Дж. Монро о его непричастности, другое – свидетельство Э.

Джексона о согласии Дж. Монро, переданном через одного из членов Конгресса. И под предлогом преследования индейцев-семинолов, дававших приют бежавшим с плантаций рабам, в 1818 г. войска под руководством генерала Э. Джексона насильственно вторглись на испанскую территорию, что поставило правительство Дж. Монро в весьма щекотливое положение. Тем более, что и среди членов его администрации не было единой точки зрения на произошедшее. Но решающий голос в защиту действий Э. Джексона был голосом госсекретаря США Дж. К.

Адамса, который заявил о том, что действия Э. Джексона не противоречили Конституции, ибо были оборонительными.

В такой сложной, в особенности для Испании обстановке (ибо восстали ее колонии в Южной Америке), начались американо-испанские переговоры, причем американские войска за две недели до подписания договора были выведены из Восточной Флориды. Результатом этих переговоров было подписание в 1819 г.

Договора о дружбе, урегулировании и границе – творцом его был государственный секретарь Д. К. Адамс. Этот договор, как правило, называют “Флоридским”, а содержание сводят к продаже Флориды США за 5 млн. долл. Но это упрощенный подход. Правильнее будет называть этот договор Трансконтинентальным договором – это название предложил американский историк А. Г. Брукс – внук Дж. К. Адамса), ибо в договоре шла речь о разграничении границы с Испанией не только на юго востоке, но и в Техасе. По сути, этот договор был первым договорным признанием прав США на территорию вплоть до Тихого океана (граница была установлена по 42-й параллели).

Впоследствии и сам Дж. К. Адамс назвал этот договор самым важным моментом своей жизни. Будучи государственным секретарем Д. К. Адамс заявил в 1819 г., что пока в европейском сознании США не будут ассоциироваться с Северной Америкой, как с географической реальностью, любое наше усилие разуверить мир в наших честолюбивых замыслах лишь убедит всех в том,что мы лицемерим, скрывая свои истинные цели. Современный американский историк С. Ф.

Бимис, оправдывающий экспансионистскую политику США и их стремление к мировому господству, назвал договор 1819 г. величайшей дипломатической победой, одержанной одним человеком во всей истории США.

В отношении к восставшим испанским колониям в Центральной и Южной Америке администрация Дж. Монро опять же под воздействием Дж. К. Адамса, достаточно четко выразила свои внешнеполитические принципы (“не плестись в хвосте за Англией”) путем провозглашения важнейшей своей внешнеполитической доктрины – доктрины Монро. Доктрина Монро явилась составной частью концепции “Американской системы”, сформулированной Генри Клеем и Дж.

Куинси Адамсом в начале 1820-х гг., той ее части, которая касалась внешней политики. Впервые она была озвучена в послании Конгрессу президентом Дж.

Монро 2 декабря 1823 г. В сущности это было практически первое ( не считая так называемого “Прощального послания Дж. Вашингтона) систематическое изложение принципов поведения США на международной арене.

Главной идеей этого послания была идея о разделении мира на европейскую и американскую системы. В ней был выдвинут принцип, запрещающий дальнейшую колонизацию американского континента любой европейской державой. Молодая северо-американская нация очень ревниво относилась к сохранению и укреплению независимости, с одной стороны, с другой, она стремилась к расширению своих позиций как в Северной, так и в Южной Америке. Тем более, что Испанская колониальная империя переживала в это время кризис – ее южно-американские владения были охвачены национально освободительной войной, а некоторые уже стали независимыми государствами. И авторы концепции “американской системы” полагали, что в эту систему постепенно войдет и Южная Америка, в особенности, в экономической области.

Таким образом, основными идеями доктрины Монро были идея невмешательства в европейские дела и идея запрета дальнейшей колонизации американского континента европейскими странами (в реальной политике провозглашенный доктриной принцип “неколонизации” стал инструментом создания сферы влияния самих США). В заключи тельной части этой доктрины говорилось о том, что могущество и благополучие США зависят от их дальнейшего продвижения на Запад, т. е. что это благополучие связано с экспансией.

Эта доктрина, провозглашенная в виде послания президента Дж. Монро Конгрессу США, не была оформлена как законодательный акт, что позволило в будущем в каждом конкретном случае приспосабливать эту доктрину к конкретной исторической ситуации. В будущем принципы этой доктрины использовались не для защиты стран Южной Америки, а против них, равно, как и против Великобритании и других европейских стран, как конкурентов США в борьбе за влияние в Западном полушарии, в том числе и России. Действительно, в начале 1820-х гг. отношения между США и Россией вступили в стадию обострения, вызванного расширением границ США на Запад, к Тихому океану. В 1821 г.

начались переговоры двух стран о пересмотре русско-американской границы в Северной Америке, которые продолжались более двух лет и в ходе которых США заявили о том, что что они будут оспаривать право России на любое территориальное владение на американском континенте. По сути, цель доктрины Монро, кроме всего прочего, состояла и в том, чтобы изгнать Россию из Америки. В соответствии с российско-американской конвенцией 1824 г., Россия передала США территорию, вплоть до современной южной границы Аляски.

Доктрина Монро обеспечила защиту политических и экономических интересов США в Западном полушарии. К этому времени, к 1820-м гг. границы США простирались от Атлантического до Тихого океана, а население страны выросло в сравнении с первой переписью 1790 г. с 4 млн. чел. до 12 млн. В 1830-е гг. в соответствии с принятым специальным законом при президенте Э. Джексоне о переселении индейцев последние переселялись на земли к западу от реки Миссисипи, не включенные в какой-либо штат или организованную территорию. На протяжении 1831-1839 гг. индейцы были переселены за Миссисипи на так называемую “индейскую территорию” по “Дороге слез”.

К 1840-м гг. на старом западе индейцев практически не осталось. Всего, согласно навязанным индейским племенам договорам, они уступили государству территорию в девять раз большую, чем они получили в пределах “индейской территории”. Именно при президенте Э. Джексоне (1829-1837), который был и идеологом и практиком экспансии, и который считал, что индейские территории должны быть заселены американцами, экспансионизм станет важной чертой американского массового сознания. Американцы видели в экспансионизме не только залог процветания страны, но и процветания себя самого. Именно нацеленность Э. Джексона на экспансию сделала этого президента популярным в массах. Конечно, не надо забывать и о его происхождении, это был первый американский президент, не принадлежащий по рождению к элите американского общества.

И хотя аннексия Техаса и Калифорнии произошла не в правление Э.

Джексона, однако он всячески поощрял “освоение” Техаса американцами, которое усилилось после провозглашения независимости Мексики в 1821 г. По предложению президента Дж. Монро, конгресс США в 1822 г. признал независимость Мексики, имея далеко идущие плана. Не без давления США правительство этой молодой страны принимает в 1823 г. “ Закон о колонизации”, который предусматривал раздачу земли как мексиканцам, так и иностранным гражданам в случае, если они являются католиками.

Так в Техас, одну из слабо заселенных провинций Мексики, начался наплыв иммигрантов из США, которые принимали мексиканское подданство и католическую веру (фиктивно). В плодороднейших землях Техаса особенно были заинтересованы плантаторы юго-западных штатов, которые с 1820-х гг. начали систематическую и целенаправленную колонизацию Техаса. Тем более, что условия “Миссурийского компромисса” способствовали этой экспансии. Численность американцев в Техасе в результате значительно превысила численность коренного населения этой провинции (штата). Когда в 1827 г. Техас, как один из штатов Мексики, запретил рабство на своей территории, а в 1830 г. была запрещена и дальнейшая иммиграция из США, американская колонизация продолжилась нелегально.

В 1836 г. при поддержке американского правительства власть в Техасе была захвачена американцами, провозгласившими “независимую республику” Техас - операцией руководил друг и протеже президента Э. Джексона генерал Сэм Хьюстон. “Независимость” Техаса, признали европейские государства – Англия, Франция, Нидерланды, наивно полагавшие, что “новая республика” станет барьером по пути дальнейшей экспансии США. Однако в правящих кругах США думали о будущем Техаса иначе. Северные штаты США, не желавшие распространения рабства и усиления тем самым рабовладельческого юга в Конгрессе США, противились присоединению Техаса. И президент Э. Джексон на это не решился и ограничился признанием независимости Техаса 3 марта 1837 г., а марта 1837 г. вступил в должность президент М. Ван-Бюрен, второй джексоновец.

Юг думал и мечтал о Техасе, ибо экстенсивная система хозяйства в южных штатах при использовании труда рабов, быстро истощала землю. А Югу нужны были новые поля для хлопка, становившегося в это время “королем” юга. Кроме того, южные плантаторы считали, что из Техаса можно будет выкроить четыре рабовладельческих штата, стало быть, они смогут обеспечить себе перевес в сенате и сохранить таким образом свое политическое влияние и свою рабовладельческую систему.

В течение следующих 1837-1843 гг. Техас пытается через своих агентов добиться допущения в США. И президент Джон Тайлер 1 марта 1845, уходя со своего поста (4 марта 1845 г. вступал в должность Д. Полк, последний джексоновец, экспансионист, рабовладелец) подписал закон о принятии Техаса под юрисдикцию США. Это решение американских властей, оккупация Техаса войсками США во главе с генералом и будущим президентом З. Тейлором привели к войне между США и Мексикой, которая велась в 1846-1848 гг. и в которой Мексика потерпела сокрушительное поражение. По мирному договору 1848 г., известному как договор Гуаделупе-Идальго, побежденная Мексика вынуждена была уступить США не только Техас, но и Новую Мексику и Верхнюю Калифорнию. За смехотворную компенсацию в 15 млн. долл. Мексика уступила США до 55% своей территории, проживающее нам население было объявлено гражданами США а американо мексиканская граница стала проходить по реке Рио-Гранде. С присоединением этой огромной территории, на которой в настоящее время находятся штаты Калифорния, Юта, Невада, Аризона, часть штатов Нью-Мексико, Колорадо и Вайоминг, опять встал вопрос о том, будут ли присоединенные территории рабовладельческими или свободными от рабства.

После победоносной войны с Мексикой, в которой оттачивали свое военное мастерство будущие генералы Гражданской войны, США ставят вопрос об Орегоне, огромной территории, приблизительно в 742 тысячи квадратных километров, на северо-западе американского континента, расположенной между Русской Америкой и Калифорнией, на востоке ограниченной Скалистыми горами, которая в то время была совместным владением США и Англии, и которая к этому времени уже активно заселялась американцами. Наплыв переселенцев в Орегон, особенно активный в 1840-е гг., заставил США и Англию начать переговоры о его статусе.

Орегонская проблема стала главной в экспансионистской программе президента Дж. Полка (1845-1849), требование его избирательной компании “возвратить Орегон США” помогло президенту Дж. Полку выиграть президентские выборы 1844 г. США основывали свои права на эту территорию на открытии реки Колумбии американским капитаном Греем в конце XVIII в., а также на фактическом заселении территории гражданами США, активно шедшем с 1830-х гг.

Экспансионисты в США настаивали на том, чтобы Англия отказалась от своих прав на Орегон. Орегонская проблема была решена путем переговоров с Англией.

В 1846 г. при президенте Дж. Полке между США и Англией был заключен договор, по которому 49 градус северной широты стал границей между двумя странами - к США отходила территория к югу от 49 градуса северной широты, за исключением о.

Ванкувер, включенного в состав Британской Колумбии.

Так США вышли на побережье Тихого океана. В борьбе за Орегон сторонниками американских имперских устремлений в 1845 г. была сформулирована концепция “предопределения судьбы”, обосновывающая право США на всю Северную Америку и ставшая в конце XIX в. американской экспансионистской доктриной. Авторы доктрины (в том числе, Дж. О”Салливан) высказывали убеждение в превосходстве американских политических институтов и в исключительной одаренности американцев. Эта доктрина о предопределенной свыше особой судьбы США и легла в основу оправданий всех территориальных приобретений, которые, как предшествовали ее провозглашению, так и следовали за ними. Доктрина оправдывала право США доминировать над любой частью Нового Света, которая входила в сферу их интересов - от Атлантического до Тихого океана На эту доктрину будут ссылаться и впоследствии - в оправдание империалистических претензий США на сферы влияния, рынки сбыта, источники сырья и за пределами США - в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Центральной Америке, Кубе.

В Годы Гражданской войны и после ее окончания внешняя политика США формировалась и проводилась непосредственно государственным секретарем США У. Сьюардом (1861-1869), ибо ни президент А. Линкольн (1861-1865), ни президент Э. Джонсон в сущности не имели опыта внешнеполитической деятельности.

Государственный секретарь У. Сьюард был убежденным экспансионистом в западном направлении и сторонником “доктрины Монро”, вся внешняя политика США в эти годы формировалась и направлялась непосредственно им. В первую очередь он руководствовался торгово-экономическими интересами и именно он предсказал, что борьба за власть над миром развернется в Азии (правда об этом вспомнили в конце XIX в.). Именно У. Сьюард оформил покупку Русской Америки - в марте 1867 г. У. Сьюард и российский посланник в США Э.А. Стекль подписали договор о продаже США Русской Америки за 7,2 млн. долларов золотом, общей площадью 1519 тыс. кв. км. Причем, США передавались все колониальные архивы, все недвижимое имущество, исторические документы. Местные жители либо могли остаться в США, либо в течение трех лет вернуться в Россию. Как в США, так и в России отношение к приобретению Аляски было неоднозначным. В США противники экспансионизма отнеслись к нему негативно, критиковали У. Сьюарда, находя много общего с тем, как это произошло с Техасом. Но, с другой стороны, более дальновидными оказались те, кто одобрил эту покупку.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 33 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.