авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 49 |

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности ...»

-- [ Страница 19 ] --

Конечно, современная наука разительно изменилась со времён Аристоте ля и Галилея. Изменилось отношение к ней как со стороны государства, общест ва, так и со стороны самих учёных. Наука как бы перестала быть уделом только одних учёных. От успешного её развития в значительной мере зависят благосос тояние и культурный рост людей, прогресс человеческой цивилизации. В наше время наука стала одним из важнейших источников государственных доходов, поскольку она самым непосредственным образом участвует в производстве, в создании новых технических средств и технологий, которые в свою очередь ме няют среду обитания, повседневный быт людей.

Знание постепенно расширялось. В настоящее время оно охватывает сот ни научных направлений. И хотя человек очень много узнал об окружающем его мире и о самом себе, но на большинство важных вопросов ответа пока нет.

Самым трудным оказалось познание человеком самого себя. Оказалось, что его строение, его физиология трудно поддаются изучению. Кое-что ещё можно понять. Но особенно трудно изучить внутренний мир человека. Ведь каж дый индивидуум – это, как принято говорить, свой собственный уникальный, не повторимый мир. Разные люди в одной и той же ситуации, в одно и то же время по-разному воспринимают окружающее, по-разному оценивают целесообраз ность тех или иных своих действий в сложившихся условиях, по-разному отно сятся к мотивам поведения других людей.

Розанов В.В. О понимании: Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания. М., 1996. С. 642.

Смысл Великой Победы Весьма наглядными в этом плане являются библейские примеры, в част ности, различия в поведении Адама и Евы или Авеля и Каина. В последнем слу чае единокровные братья, выросшие и жившие в одинаковых условиях, совер шенно по-разному понимали, что такое добро, благо и что такое зло, совершен но по-разному воспринимали окружающий их мир. В чём же таится причина тако го явления? Возможно ли вообще достигнуть такого уровня сознания у каждого человека в обществе, которое было хотя бы близким к некоторому идеальному состоянию. Мы часто называем такое идеальное состояние мудростью.

И до сих пор сознание человека, мотивация его поведения остаются са мой трудной загадкой природы. Гегель в своей работе «Эстетика» отметил: «Ко гда, например, в новейшее время спорят о вере и разуме как о чём-то интере сующем и занимающем наш дух, то каждый делает вид, будто знает, что такое разум и вера, и считается невоспитанностью требование указать, что же это та кое, ибо и разум, и вера предполагаются известными». Действительно, они лишь предполагаются известными, но на самом деле мы до сих пор не знаем ответа, есть ли у человека душа и что представляет собой его сознание, разум.

Я, как математик, задумался над этим вопросом с другой точки зрения. И, кажется, могу представить модель человека. Человек представляет собой некий организм, в котором происходят физико-химические реакции на уровне клетки и на уровне молекулы. Между этими клетками пролегают миллиарды нитей, кото рые их связывают и по которым «текут» команды. Идёт дискуссия: можно ли смоделировать мозг человека? Я отвечаю: «Нет», хотя это и не очевидно. Есть учёные, которые утверждают, что искусственный «мозг» можно воспроизвести. Я спрашиваю: «Можно ли создать компьютер, который напишет "Евгения Онеги на"?» Компьютер – автомат. Человеку же присущи индивидуальность, чувства, интеллект. В моём понимании вся эта дискуссия, в конечном счёте, сводится к тому, что мир бесконечен. Материя бесконечна... Атомное ядро состоит из всё более и более мелких элементарных частиц. Вселенная, в свою очередь, состо ит из всё больших и больших пространственно-временных систем. Поэтому вряд ли можно в науке создать конечную модель (а всякая модель конечна), которая бы в точности повторяла бесконечную структуру.

Известен парадокс Зенона: догонит ли Ахиллес черепаху. Понятие о бес конечности укоренено в самом человеческом естестве, хотя этот вопрос тоже не является вопросом, решённым до конца, и здесь есть разные мнения.

Подытоживая вышесказанное, подчеркну, что производство знания – это бесконечный процесс. Никогда не наступит время, когда человек будет знать ответы на всё, что его интересует. Всегда будет существовать тяга человека к новым знаниям. Поскольку она диктуется, как я сказал, его стремлением к луч шей жизни.

Говоря о знании, следует выделить вопрос об использовании знания.

Общеизвестны примеры, связанные с созданием и применением ядерного, хи мического, биологического оружия. Это примеры аморального использования научного знания.

Но немало и прямо противоположных примеров. Для того чтобы обеспечить людей едой, нужно увеличивать производство продовольствия на 2% ежегодно.

Обычными методами этого не сделать, поэтому сегодня и ведутся интенсивные работы в области генной и хромосомной инженерии. Только здесь есть ключ к ре Раздел второй.

Методологические основания Знание и мудрость В.А. САДОВНИЧИЙ реальности и важности последствий в глобализирующемся мире Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции шению. Второй пример – медицина. Медицина переходит на совершенно другой уровень. Почему сегодня все говорят о геноме человека? Да потому, что, пока мы не будем знать геном человека, мы не сможем найти те генные системы, которые нужно усилить, заблокировать или заменить. Уже известно несколько тысяч забо леваний, которые обусловливаются генетически. И нам нужно знать геном, знать все его изъяны, все порченые гены и уметь готовить технологии для их блокировки или замены. На протяжении всей истории становления и развития научного знания что-то из него используется во вред человеку, что-то на пользу.

Вообще говоря, есть кардинальное отличие между такими двумя осново полагающими областями современной науки, как атомная физика и молекуляр ная биология. В случае с атомом человек выступает как бы наблюдателем, ко торый стоит вне исследуемой им и подвергающейся его воздействию Природы.

Конечно, когда для человека возникла прямая опасность пострадать от радиоак тивного излучения, он стал понимать, что человека и природу просто вот так нельзя разделять. Но, тем не менее, человек думает, что может защититься от этой опасности. То есть, как бы обойти природу стороной.

Генная инженерия такой возможности, пусть даже косвенной, человеку не оставляет. Она есть прямое и ничем не контролируемое вмешательство в эво люцию живой материи. Сегодня никто не может даже приблизительно оценить те последствия, которые повлечёт за собой размножение живой материи, соз данной искусственно. Процесс эволюции живого длительный и медленный. И никто не знает, как сложатся отношения между искусственными и естественны ми живыми организмами. Станут ли искусственные живые организмы «здоровы ми» для человека и иных живых существ или превратятся в возбудителей бо лезней, будут ли они улучшать эволюционно развившийся генотип человека или, наоборот, приведут к отклонениям от него... Пока на эти и другие подобные во просы ответов нет. Но то, что современная наука в лице молекулярной биологии прямо вторглась в святая святых человека – в регулирование его жизни – это неоспоримый факт. Следовательно, наука приобрела качественно новое, до сих пор не известное моральное измерение.

Вот здесь и возникает вопрос: даёт ли разворачивающийся процесс гло бализации, который в своей основе построен на принципе ускорения и непре рывного подстёгивания эволюции, ясный и удовлетворительный для человече ства ответ?

Вмешательство в эволюцию живого – не единственное неизвестное в сложном уравнении будущего цивилизации. Не менее трудным является прогноз для развития другого ключевого процесса, существенно изменяющего картину мира – информатизации.

Мне нередко приходится вступать в дискуссии о прогнозах так называемо го «информационного общества». В принципе я согласен с тем, что изобретение и внедрение в жизнь компьютеров и компьютерных технологий существенно от разится на человеческом бытии и научном методе. Но полностью разгуляться фантазии на счёт компьютеризации и информатизации всего и вся мне не даёт один-единственный факт. На ближайшие 50–70 лет основным источником удов Смысл Великой Победы летворения потребностей общества в энергии будут невозобновляемые естест венные ресурсы – нефть, газ и уголь. А, значит, человек будет крепко привязан к двигателям внутреннего сгорания. Какими бы компьютерными системами управ ления ни был обустроен бензиновый автомобиль, самолёт или океанский лай нер, это в сущности своей ничего в мире не меняет.

Нужна принципиальная смена источника энергии, нужно топливо будуще го. Тогда и произойдёт смена цивилизационного развития. Пока же ближайшим конкурентом нефти, газу и углю учёные видят водород и двигатель внешнего сгорания. В перспективе, когда задача обеспечения экологической чистоты воз духа станет для человека неотвратимой, общество, несмотря на очень высокую (по современным меркам) экономическую стоимость водородного горючего и технические опасности обращения с ним, начнёт развивать, я бы сказал, «водо родную цивилизацию». Но это время, если и наступит, то наступит весьма и весьма не скоро. А до таких научно допустимых энергетических проектов, как ис пользование в качестве рабочего тела антивещества, и подавно далеко.

Так что реально прогнозируемый путь движения человечества в XXI веке будет, скорее всего, пролегать через борьбу за сырьё и ресурсы.

В конце XX столетия, в период, который часто называют переходом к «информационному миру», знания стали использоваться государствами для на ращивания своей экономической мощи. Знания стали особенно тщательно скрываться от других. Появились «ноу-хау», секреты фирм, секреты государств.

Они тщательно охраняются от других, потому что могут быть использованы с целью получения превосходства над другими. Здесь, конечно, можно говорить о конкуренции, которая в ряде случаев является положительным явлением. Но я говорю о другом аспекте, когда знания используются во вред целым государст вам, причём, иногда с применением крайних средств. Мы можем видеть на при мере последних лет, когда одна группа государств, имея высокотехнологичное оружие, основанное на современных знаниях, использует его для уничтожения людей другого независимого государства. Для таких действий уже изобретён свой термин – «гуманитарная интервенция».

Я думаю, что вполне уместно будет привести здесь высказывание вы дающегося русского учёного, историка В.О. Ключевского относительно знания и нравственности. «Науку, – говорил он, – часто смешивают со знанием. Это гру бое недоразумение. Наука есть не только знание, но и сознание, то есть умение пользоваться знанием». А это уже ближе к мудрости.

Ещё с конца XIX столетия в философии в разных формах начал набирать силу «научный позитивизм». В его рамках ставится задача – провести разграни чительную линию между тем, что истинно, и тем, что полезно науке. Я не явля юсь специалистом в вопросах, исследования судеб научного позитивизма. Но думаю, что суть его сводится к тому, что науке должно быть отказано в роли ос новы истинного знания. Это означает отделение науки от реальности.

Так, к примеру, на научных собраниях моменты наивысшего возбуждения очень часто наступают, когда учёные принимаются обсуждать вопросы, не имеющие никакого практического значения, не являющиеся жизненно важными.

К числу таковых можно отнести вопрос об интерпретациях квантовой механики или о том, какая модель Вселенной – расширяющаяся или стационарная – бо лее оправданна научно. Если стать на позицию научного позитивизма, то надо Раздел второй.

Методологические основания Знание и мудрость В.А. САДОВНИЧИЙ реальности и важности последствий в глобализирующемся мире Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции признать, что никакой пользы от таких дискуссий нет. Но это означает, что нет и науки. И мы возвращаемся во времена Древней Греции и Рима, где теоретиче ское знание было отделено от технических, практических приёмов непреодоли мой пропастью.

Лауреат Нобелевской премии по химии Илья Пригожин писал:

«Для древних природа была источником мудрости. Средневековая приро да говорила о Боге. В новые времена природа стала настолько безответной, что Кант счёл необходимым полностью разделить науку и мудрость, науку и истину.

Этот раскол существует на протяжении двух последних столетий. Настала пора положить ему конец».

Действительно, разделение между наукой и мудростью, о чём говорит Илья Пригожин, точнее, я бы сказал, между научным знанием и человеческой мудростью существует. Не вдаваясь в глубины философии, проиллюстрирую это разделение на примере прогнозирования, предсказания, предугадывания следствий из вновь получаемого знания, следствий из причин явлений и со бытий.

Когда речь идёт о прогнозировании, мудрость всегда предостерегает от чего-то, от каких-то действий. Предостерегает, основываясь на прошлом опыте.

Предостерегает во имя предостережения, охраняет во имя охранения. Наука в своих прогностических возможностях так действовать не может. Она не может предостерегать от получения какого-то нового знания. Ибо пока такое знание не получено, то и предостерегать не от чего – знания просто нет. Это первое.

Второе. Даже в тех случаях, когда какое-то новое знание получено, это не означает, что можно предсказать, предугадать все или какие-то следствия, из него проистекающие.

Известен факт, что в 30-е годы президент США Ф. Рузвельт поручил своей администрации провести обширное исследование в области перспективных тех нологий. Как оказалось впоследствии, учёные и инженеры не смогли тогда пред сказать появление ни телевизора, ни пластмасс, ни реактивных самолётов, ни искусственных органов для трансплантации, ни лазеров, ни даже шариковых ру чек! А ведь физические эффекты, которые были использованы при создании этих технологий, к тому времени были открыты и хорошо изучены.

Именно по этой причине лично я не принимаю на веру рассчитанные на длительные промежутки времени научные, а тем более технические, технологи ческие прогнозы. Я думаю, что генеральное направление в развитии науки на ступившего столетия будет связано с повышением эффективности её прогно стической функции (я, конечно, имею в виду научное прогнозирование и такие известные его методы, как гипотеза, экстраполирование, интерполирование, мысленный эксперимент, научная эвристика и другие). В этом проявится науч ная мудрость. Естественно, для этого потребуется новый, более совершенный научный инструментарий. Но главное будет в другом. В том, насколько тесно и органично удастся сблизить между собой науку (теоретическое знание), внена учное знание (обыденное знание, практическое знание, мифы, легенды) и поли тику (прагматическое использование знания в интересах власти и рынка).

Смысл Великой Победы Как профессиональный математик, занимающийся математическим ис следованием сложных систем, добавлю следующее. Любой прогноз в большей или меньшей степени, но обязательно опирается на какие-то вычисления, ка кие-то математические модели. На сегодняшний день математическая теория прогнозирования не располагает ни достаточно глубокой собственной теорией, ни удовлетворительным по широте охвата кругом областей применения, осо бенно важных с точки зрения практики. Это не может не сказываться на досто верности и долговременности обсуждаемых и предлагаемых прогнозов, чего бы они не касались.

Прогнозирование будущего в гуманитарной науке кажется мне ещё менее убедительным, чем в естествознании.

Мы можем уже сегодня в этом убедиться, анализируя состояние гумани тарного знания. Оно через «аксиому глобализации» как бы утвердило ныне весьма популярный в умах и подходах специалистов-гуманитариев и политиков тезис о «конце истории». Либерализм де победил окончательно, бесповоротно и вселенски. Странам, ещё не настроившимся на эту волну, нужно, как советует, например, основоположник теории открытого общества Карл Поппер, просто взять «японскую» или «германскую» модели государственного устройства и при ложить их к собственной стране.

С научной точки зрения, с позиций научного прогноза этот тезис говорит не столько о «конце истории», сколько о конце гуманитарной науки. И не в третьем тысячелетии, а уже сегодня. Поскольку «история окончилась», то у неё не осталось ни области, ни предмета научного исследования: всё уже известно, всё открыто. Впереди только практические вопросы приложений.

Пока же у человечества есть только два пути для того, чтобы заглянуть в будущее. Это наука и религия. Как заметил блестящий физик Стивен Хокинг, ве ра в правоту теории расширяющейся Вселенной и Большого Взрыва «не проти воречит» вере в Бога-творца, но указывает пределы времени, в течение которо го он должен был справиться со своей задачей.

Наука, конечно же, бытует во времени, а, следовательно, имеет отноше ние к будущему. Но, как я уже говорил выше, опыт подсказывает, что прогнози ровать развитие науки – дело неблагодарное. Для понимания этой ситуации важно иметь в виду следующее. В фундаментальной науке эпохальные проры вы, её развитие практически всегда связаны со снятием тех или иных запретов на границы познания, отказа от тех или иных устоявшихся убеждений, в том числе и заблуждений. Заблуждение в науке не означает невежества учёного...

От Аристотеля до Галилея развитие физики сдерживало убеждение в том, что её главной задачей является анализ движения тел, а не изучение изменения их движения. Аристотель говорил, что тело следует рассматривать как покоя щееся. Галилей доказал, что состояние покоя есть частный случай движения.

Ньютон выразил этот отказ от старого в своём первом законе: «Всякое тело ос таётся в состоянии покоя или равномерного прямолинейного движения, если на него не действует сила, вынуждающая изменить это состояние». Появилась классическая наука.

Со времён Демокрита и до работ Э. Резерфорда был запрет на саму мысль о делимости атомов. Его сняли, и высвободили ядерную энергию. Но при этом распространили неделимость на нуклоны. Затем от этого отказались и при Раздел второй.

Методологические основания Знание и мудрость В.А. САДОВНИЧИЙ реальности и важности последствий в глобализирующемся мире Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции няли кварковую модель нуклона с утверждением, что в свободном виде кварки существовать не могут. Теперь как будто и этот запрет на дальнейшую дели мость элементарных частиц снимается, поскольку выдвинута гипотеза о сущест вовании так называемой кварк-глюоновой плазмы, т. е. своего рода «смеси» из отдельных кварков и глюонов. Кто знает, не сделают ли завтра вывода о дели мости кварков?

Считали, что человек не может покинуть Землю. Но он преодолел земное тяготение и вышел в космос. Народная мудрость «чем выше взлетишь, тем ниже упадёшь», оказалась верной лишь до скорости взлёта, меньшей 11,2 км/сек – так называемой «первой космической скорости».

С момента возникновения геометрии Эвклида существовал запрет на про ведение из точки более одной прямой, параллельной заданной. Но вот пришёл Н. Лобачевский и снял этот запрет, создав неевклидову геометрию, а вместе с ней и новое мировоззрение.

Примеров таких немало. Свидетельствуют же все они об одном и том же:

наука не терпит раз и навсегда установленных запретов и ограничений. Я уве рен, что такая же участь уготована и концепции «конца истории».

Если, как это было в ХХ веке, наука, вненаучное знание и политика оста нутся по-прежнему разобщёнными между собой, будущее человечества станет ещё менее предсказуемым и в ещё большей степени окажется в зоне всё умно жающихся рисков. Мне кажется, что между наукой и мировыми религиями, в том числе буддизмом, есть, по крайней мере, одна общая точка соприкосновения – принятие концепции бесконечности. Хотя бесконечность в науке и религии трак туется по-разному, тем не менее, она присутствует и там и там. А вот в политике такой концепции нет. Там торжествует конечность всего, и в первую очередь объективная конечность власти, самого властвующего субъекта. Но ведь никто из обладающих властью не хочет с такой конечностью смириться. А потому для продления власти, как говорят, все средства «хороши». И они используются по всеместно. По крайней мере, вся предыдущая история человечества не даёт достаточных оснований, чтобы утверждать обратное.

Резюмируя сказанное, попробую ещё раз ответить на вопрос: «Что же та кое человеческая мудрость?» В отличие от знания, образованности, информа тивности мудрость в моём понимании – это способность принимать и усваивать опыт жизни предыдущих поколений. Без этого невозможно развитие науки и культуры, а значит, и цивилизации. Но прошлый опыт мы не должны принимать как догму, как безжизненный абсолют. Его нужно усваивать творчески и критиче ски. Наука только так и может развиваться.

Важнейшим каналом, если можно так сказать, распространения мудрости является школа, университет. Школьный, университетский учебник только тогда может называться учебником в настоящем смысле этого слова, когда он концен трирует и выражает опыт предыдущих поколений. В курсах естествознания так обычно и бывает. В учебниках гуманитарного профиля чаще всего ситуация об ратная. В этом как раз и проявляется фактор конечности всякой действующей власти. И одновременно её желание продлить своё бытие в бесконечность пу Смысл Великой Победы тём канонизации в анналах истории. Но жизнь уже не раз показала, что историю пишут победители. А раз есть победители, то есть и побеждённые. Рано или поздно, но всегда победители во власти окажутся в ней побеждёнными.

Следует заметить, что, готовясь к 250-летнему юбилею нашего Универси тета, мы реализовали уникальный проект, подготовили и выпустили в свет томов классических университетских учебников. В подавляющем большинстве это уже хорошо апробированные, неоднократно издававшиеся учебники и учеб ные пособия, А уникальность проекта в том, что под однотипными обложками (хотя и в разных издательствах) вышли учебники по философии и физике, со циологии и механике, истории и биологии. Это неплохой символ единства науч ного знания, о котором подчас необходимо напоминать и обществу, и самим учёным, слишком увлекающимся проблемами своей научной квартиры или даже комнаты и забывающим о благополучии всего здания Науки.

Я отмечу ещё одно различие, которое лежит между «знанием» и «мудро стью». Научное знание как таковое интернационально. Оно одинаково для всех стран и народов. Мудрость, как мне кажется, наоборот, глубоко национальна.

Она включена в афоризмы, пословицы, поговорки, сказки и носит преимущест венно нравственное, этическое, ценностное содержание. Поэтому нередко к, ка залось бы, внешне одним и тем же жизненным ситуациям, к одному и тому же жизненному опыту люди, принадлежащие к разным этносам, относятся сущест венно по-разному. Такие присутствующие в лексиконе любого этноса слова, как совесть, долг, честь, порядочность, родина, истина, вера, надежда, любовь и т. д., имеют, если попытаться их перевести на «язык мудрости», мало общего, а иногда несут в себе прямо противоположный смысл.

Чем такое различие можно было бы объяснить? Думаю, двумя обстоятель ствами. Первое. Мудрость – это разговор о жизни, о её смысле. А жизнь у всех на родов разная. Второе. Родной язык, на котором этот разговор о жизни ведётся, – его внутренняя музыка. Всё это часто плохо воспринимается чужим ухом. «Ни про звание, ни вероисповедание, ни самая кровь предков не делают человека принад лежностью той или другой народности. Кто и на каком языке думает, тот тому наро ду и принадлежит». Эти слова принадлежат Владимиру Ивановичу Далю – создате лю «Толкового словаря живого великорусского языка» и медику по образованию (он был не только крупным лексикографом, но и искусным хирургом).

В культуре особенно важно учитывать ту общность, к которой относит се бя учёный, философ, художник, о которой он может сказать «Мы» в отличие от «Они», которая выражает свойственные этой общности обычаи, традиции, па мять, связь с предками. Русский философ Семен Людвигович Франк писал:

«"Мы" есть некая первичная категория личного человеческого, а потому и соци ального бытия... И даже то, что есть наше собственное индивидуальное творче ство, то, в чём выражается последняя глубина и своеобразие нашего индивиду ального "я" берётся не из замкнутой и обособленной узкой сферы уединённого "я", а из духовной глубины, в которой мы слиты с другими в некоем последнем единстве»1. Здесь «Мы», на мой взгляд, есть осознание той этнической общно сти, к которой каждый из нас обязательно принадлежит. «Они» – это люди дру Франк С.Л. Духовные основы общества. М., 1992. С. 51, 53.

Раздел второй.

Методологические основания Знание и мудрость В.А. САДОВНИЧИЙ реальности и важности последствий в глобализирующемся мире Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции гой этнической общности, не относящейся к «Мы». Дистанция между «Мы» и «Они» и есть, как мне кажется, разница между культурами.

Можно ли эти культуры «сблизить» в процессе объявленной глобализации и какой внутренний смысл вообще несёт в себе в этом случае слово «сблизить»?

Что, все народы мира обретут одни и те же символы веры (в том числе и религиоз ной) и заговорят на одном и том же языке (некоем «новом эсперанто»)? Или, быть может, какой-то одной культуре (например, англосаксонской) будет отведено место «главной культуры»? Или, наконец, под прессом глобализации произойдёт такое смешение народов, наций и рас (в том числе и чисто биологическое), что, в конце концов, все станут одного цвета, одного роста, а то и одного пола?

Вот говорят, что эгоизм, ложь, распутство и т. п. приобрели вселенские масштабы. Утверждают, что в далёком прошлом этими человеческими недугами «болело» меньшинство, а теперь – большинство людей. Но если это так на са мом деле, если названные отклонения от норм в прошлом стали не отклонени ем, а нормой бытия в настоящем, то нельзя ли считать эти бывшие отклонения принятыми эталонами бытия в настоящем времени? Глобализация как раз и призвана, как мне кажется, узаконить такое положение дел. Достаточно посмот реть на то, как развивается ситуация вокруг легализации наркотиков. В некото рых странах так называемые «лёгкие наркотики» уже легализованы, например, в Голландии. За их легализацию в США выступает не кто иной, как Джордж Сорос.

Уже весьма рельефно просматриваются контуры «новой общечеловеческой культуры» – культуры наркотиков. Другим примером укоренения в качестве нор мы нарождающегося глобального общества является признание в ряде стран на уровне законов сексуальных отношений нетрадиционной ориентации.

Таким образом, в обществе идёт процесс накопления, я бы сказал, «опас ного знания», источником которого являются как наука, так и вненаучное знание.

Постепенно это опасное знание разными путями обретает легитимные формы и становится общественной нормой. Отклонения, которые когда-то были единич ными и локальными, становятся массовыми и всеохватывающими.

Не означает ли всё это возникновение системы нравственных норм, осно ванных на подобных отклонениях? И если это так, а факты пока не позволяют утверждать обратного, то сможет ли стратегия «добровольной толерантности»

удержать мир от его превращения в «отклонённый мир»?

Мне представляется, что в наступившем веке мы всё в большей степени будем сталкиваться с запретами и ценностями морально-этического характера.

Их нельзя будет создать или преодолеть только технологическими средствами, сколь бы совершенными последние ни были. Думаю, что, в конце концов, имен но эти ценности определят дальнейший выбор пути цивилизационного развития.

Либо человечество выберет концепцию развития, основанную на всевозрас тающем росте потребления, которая до сих пор является доминирующей. Это старая система этических норм и ценностей. Либо люди вступят на путь самоог раничения и согласия с природой и жизнью. Заставить сделать такой выбор нельзя будет ни военным могуществом, ни материальным богатством.

Смысл Великой Победы Фундаментальной науке, а вместе с ней и всему научному сообществу предстоит произвести своеобразную рокировку, поменяв в этических принципах местами устойчивость и стабильность, обратимость и необратимость, т. е. вы двинув на первый план те стороны человеческого бытия, которые свидетельст вуют об угрозах и опасностях, связанных с нежеланием видеть мир таким, каким он стал под воздействием человека, его «геологической» по своим масштабам деятельности, связанной с разрушением среды обитания всего живого.

И, конечно, многое в этом будет зависеть от профессионального облика учёного будущего. Каким он станет? Какие из известных функций научной тео рии и профессиональных черт научного работника изменятся в ближайшей или отдалённой перспективе? Если мы сможем найти на эти вопросы достаточно обоснованные ответы, то тогда сможем и более определённо предсказать, каким будет в перспективе и мир науки.

Мне представляется, что учёный будущего должен быть максимально сво боден от научного догматизма. Он должен лучше, чем мы, осознавать ограничен ные возможности научного знания и не абсолютизировать науку в качестве единст венной надежды человечества на разрешение его жизненных проблем. Учёный бу дущего должен лучше, чем мы, понимать, что возможности науки не только вселя ют в людей оптимизм, но, увы, несут и разочарования. С большой степенью досто верности можно предположить, что научный труд не станет легче, чем сегодня, да же если с инструментальной стороны он будет более комфортным. Научный труд как был, так и останется повседневным, напряжённым и многосложным, требую щим от учёного полной мобилизации его интеллектуальных, нравственных сил.

Когда мы начинаем говорить о науке будущего, например, о «науке XXI века»

и тем более о «науке третьего тысячелетия», то мы должны, непременно, отдавать себе отчёт в метафоричности, переносном смысле таких словесных конструкций.

Ведь говоря так, мы явно или неявно проводим аналогии, сравнения с «наукой про шлого», «наукой ХХ века» и более ранних времён. Однако история фундаменталь ной науки не позволяет, опять же вопреки расхожему мнению, утверждать, что про гностическая функция науки относится к числу её самых сильных сторон.

Поэтому, рассуждая о «науке третьего тысячелетия», полезно задаться вопросом, какой очередной запрет она снимет? Ответом на него и станет карти на науки будущего. Просто невозможное сегодня может оказаться достижимым завтра. Размышляя о науке будущего, нельзя не обратить внимания на увеличи вающуюся с течением времени неравномерность в её развитии. С одной сторо ны, наука действительно вышла на рубежи, близкие к фантастике. Пример – разрабатываемый проект квантового компьютера. Или технология амниоценто за, которая позволяет с точностью до 99% определять неблагоприятный исход родов у женщин и, соответственно, принимать заблаговременно нужные меры.

С другой стороны, наука сильно отстаёт, за ней тянется огромный шлейф непознанного и неизученного из того, что давно существует рядом с нами. Так, по оценкам ихтиологов, общее число видов современных рыб приближается к 40000, из которых пока описано лишь 20000. По мнению энтомологов, описан ные до сих пор виды насекомых (около 750000) составляют лишь небольшую долю, возможно, одну десятую всех видов насекомых, действительно обитаю щих на Земле в настоящее время. Как отмечается в одном из докладов Римского Раздел второй.

Методологические основания Знание и мудрость В.А. САДОВНИЧИЙ реальности и важности последствий в глобализирующемся мире Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции клуба, «промышленная революция, начавшаяся в Англии около 200 лет назад, до сих пор не завершена в некоторых регионах мира».

Я думаю, что подобные диспропорции в развитии науки определяются главным образом тем, что наука всё больше и больше становится похожей не на искательницу истины, а на коммерческое предприятие, где правит закон наживы.

Конечно, зачем частному сектору инвестировать в проблему исследования ка ких-нибудь «длинных волн» или «циклов», если их периоды измеряются сотня ми, тысячами, а то и миллионами лет?

Это также одно из весомых обстоятельств, которое заставляет меня отно ситься к формулировкам типа «наука нового века», «наука нового тысячелетия»

не более как к метафорам. Мне представляется, что судьба науки будущего, по крайней мере, реально обозримого будущего, определится отношением к ней государства, власти. Я не исповедую довольно распространённого мнения о том, что во власти должны быть исключительно учёные мужи. Но на многих приме рах, в том числе на примерах из истории России, могу сказать, что наша страна всегда несла большой ущерб тогда, когда в её высшем руководстве были люди «уж слишком далекие от фундаментальной науки».

Поэтому, следуя великому И. Ньютону, «не следует измышлять гипотез», ибо гораздо эффективнее стремиться заглянуть за горизонт реально достижимого.

(Источник: «Безопасность Евразии». 2005. № 3) В.С. БУЯНОВ ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ Конкретные виды безопасности (экономическая, политическая, военная и др.) объединены в генерализующую категорию «национальная безопасность». Однако есть понятие ещё более высокого порядка – «цивилизационная безопасность».

Цивилизации, как правило, выходят за границы одного государства и од ной нации, они охватывают более широкий пространственный и этнический аре ал. Хотя существуют цивилизации, в том числе в современном мире, замкнутые в рамках одной страны. К примеру, китайская, или японская цивилизации.

Историю человечества можно представить как историю цивилизаций – ми ровых и локальных, существующих параллельно или сменяющих друг друга во времени и пространстве, безвозвратно исчезнувших в результате межцивилизаци онных схваток или трансформировавшихся в более развитые цивилизации.

СУЩНОСТЬ И ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ЦИВИЛИЗАЦИЙ Понятие «цивилизация» появилось сравнительно недавно, во второй по ловине 18 в. Приоритет в употреблении этого термина принадлежит француз ским и английским просветителям. В России слово «цивилизация» получило распространение в 60-х годах 19 века.

В позапрошлом и прошлом веках наибольшую известность имели два на правления (школы) теории цивилизации – материалистическое и культурно историческое. При материалистическом подходе к изучению цивилизаций ак цент делается на исследовании экономики, материального производства, спосо бов хозяйствования и порождённых ими отношений. Роль духовного фактора не игнорируется, но он подчёркнуто связывается с типом технологии или социаль ных отношений. Наиболее известными представителями такого понимания ци вилизации являются К. Маркс, М. Вебер, Ф. Бродель.

Другая школа цивилизационной теории получила название культурно исторической. Её сторонники решающее значение при изучении цивилизации от водят духовным факторам. Культурно-историческое направление представлено именами таких широко известных учёных, как А. Тойнби, О. Шпенглер, П. Сорокин, С. Хантингтон и др. Одним из основоположников данного направления является Н.Я. Данилевский, автор теории «культурно-исторических типов». Представители этой школы считают, что каждая цивилизация основана на исходной нематериаль ной предпосылке, большой идее, сакральной ценности, вокруг которых и формиру ются сложные духовные системы.

Важным признаком отличия одной цивилизации от другой выступает иден тичность, т. е. тождественность, совпадение чего-либо с чем-либо. Идентичность соотносится с такими понятиями, как «самоопределение», «самоотождествле ние», «самобытность». В основе идентичности, с одной стороны, критерий обо собленности той или иной цивилизационной общности, с другой стороны, чувство соотнесённости, сопричастности с тем или иным социумом. Цивилизационная идентичность связана как с внутренней, так и с внешней проблематикой, послед няя строится в сопоставлении таких пар, как «мы» и «они», «свои» и «чужие», «Россия» и «не-Россия». Кроме идентификации важное значение имеет само идентификация, при которой упор делается на то, как то или иное цивилизацион ное сообщество понимает и оценивает само себя или соотносит с другими.

Раздел второй.

Методологические основания Цивилизационная реальности и важности последствий В.С. БУЯНОВ безопасность России Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции За многотысячелетнюю историю лишь немногие народы смогли создать великие цивилизации, оставившие заметные следы материальной и духовной культуры. Данилевский, к примеру, выделял десять великих цивилизаций (куль турно-исторических типов). Шпенглер называл восемь культур-цивилизаций.

Тойнби в своей эпохальной работе «Постижение истории» обозначил на культу рологической карте мира 37 цивилизаций. Особое внимание он уделил 5 круп нейшим новым цивилизациям (западное общество, объединённое западным христианством, православно-христианское общество, исламское общество, ин дуистское общество, дальневосточное общество). Среди критериев цивилизаци онной идентичности Тойнби особое значение отводит религии.

Хантингтон в работе «Столкновение цивилизаций», заимствуя у Тойнби кри терии цивилизационной идентичности, тоже акцентирует внимание на особой роли религии. Однако в современном мире он находит не 5, а 8 крупнейших цивилиза ций: западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, православно славянскую, латино-американскую и африканскую. Хантингтон убеждён, что в ны нешнюю эпоху главное место занимают не государства и их союзы, а цивилизаци онные идентичности. Поэтому современные конфликты происходят и будут проис ходить с ещё большим ожесточением именно между цивилизациями.

Современные отечественные исследователи Б.И. Кузык и Ю.В. Яковец в сво ей обширной работе «Цивилизации: теория, история, диалог, будущее» выделяют глобальные, мировые и локальные цивилизации. Размышляя о формировании со временного, более дифференцированного поколения локальных цивилизаций, клю чевую роль в их структуре и динамике авторы также отводят духовной сфере.

На наш взгляд, цивилизация – это наиболее универсальная социокуль турная и метаэтническая общность, существующая в определённое истори ческое время и на определённом пространстве. В основе цивилизации – куль тура и религия, язык и ментальные признаки, обычаи и нравы, господствую щие способы производства и общественного устройства.

Классификация цивилизаций может быть разной. Применительно к нашей теме современные цивилизации целесообразно подразделять на две крупные группы: западные и восточные. Восток и Запад представляют собой два типа ду ховности, две ценностно-мировоззренческие матрицы, две системы культурных ко ординат. Запад развивает индустриальный принцип освоения мира, Восток – нрав ственно-религиозный. Запад выступает инициатором инновационных технологий, Восток – духовных инициатив (ни одна из мировых религий не родилась на Западе, все они пришли с Востока). На Западе господствуют индивидуализм и культ по требления. Для Востока характерны коллективистские начала и патернализм.

В течение веков цивилизационные «преимущества» были у восточных ци вилизаций (китайской, индуистской, арабской). Затем, начиная с эпохи Ренес санса и Великих географических открытий, начинается бурное развитие запад ноевропейской цивилизации, которая постепенно подчинила своему влиянию восточные цивилизации. Особенность сегодняшнего мира – в его полицивилизо ванности, в том, что мусульманская и восточноазиатские цивилизации (более 4 млрд человек из 6,5 млрд населения мира) переживают возрождение и броса ют по многим позициям вызов евроатлантической (западной) цивилизации. У Смысл Великой Победы представителей не западных цивилизаций исчезает чувство неполноценности и прежней подчинённости, они всё увереннее заявляют о себе.

В условиях глобализации стали много говорить о необходимости расшире ния и углубления диалога цивилизаций. Но одновременно фактом являются рас тущие межцивилизационые противоречия, протест других цивилизаций против на вязывания Западом остальному миру своей системы ценностей. Отражая эти ре альности, цивилизационная парадигма политологического анализа выходит ныне на лидирующие позиции.

ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ РОССИИ И ЕЁ НЕЗАВЕРШЁННОСТЬ На протяжении длительного времени в России складывался неповтори мый тип духовно-нравственной, религиозной, политической и культурной жизни, исторического пути, менталитета и бытового обустройства народа. Эти особен ности явились основанием для отечественных и зарубежных исследователей выделять Россию и её народ в самостоятельную цивилизацию. В зависимости от того, какой признак был положен в основу (религиозный, национальный, полити ческий), она называлась «православной», «русской», «российской», «совет ской». Но в любом случае признавался особый цивилизационный код, характе ризующий самобытную идентичность России.

Российская (русская) цивилизация формировалась более тысячи лет, её развитие продолжается и сейчас. Находясь на стыке между цивилизациями За пада и Востока, она по-разному взаимодействовала с ними, впитывала ценности других культур, но при всех перипетиях истории оставалась самобытным обра зованием. Даже покорение Древней Руси татаро-монголами не вызвало разру шения восточнославянской (православной) цивилизации, но впоследствии спо собствовало образованию славяно-тюркско-угрофинского этносоциального син теза, являющегося ядром современной российской цивилизации.

У российской цивилизации есть константы, которые формировались века ми и составили, в конечном счёте, её облик, отличный от других. К доминантным факторам российской (русской) цивилизации можно отнести:

• географический и геополитический – самая большая страна, располо женная на двух огромных континентах, уникальное соединение геопространств и геоцивилизаций;

• духовно-исторический – особое внутреннее состояние народа, объеди нённого русским языком, непростой историей, такими базовыми элементами, как коллективизм, приоритет духовного, обострённое чувство справедливости;

• религиозный – многоконфессиональное население с подавляющим большинством православных;

• политический – абсолютистская (тоталитарная) или авторитарная фор ма правления при неразвитости демократии и гражданского общества;

• ментальный – противоречивость и крайняя поляризованность русского национального характера1, сочетание тенденций саморазрушения и самовос становления;

Выдающийся русский мыслитель Н.А. Бердяев, рассуждая о русском национальном характере, писал, что он «есть совмещение противоположностей. Им можно очаровываться и разочаровы ваться, от него всегда можно ожидать неожиданностей, он в высшей степени способен внушать к себе сильную любовь и сильную ненависть. Это народ, вызывающий беспокойство у народов Запада». См.: Бердяев Н.А. Самопознание. М., 2001. С. 13.

Раздел второй.

Методологические основания Цивилизационная реальности и важности последствий В.С. БУЯНОВ безопасность России Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции • этатический – при котором важнейшим основанием самоидентичности выступает государство в его великодержавном обличии.

Перечисленные цивилизационные характеристики в разное время прояв ляли себя по-разному: одни сильнее, другие менее явственно. Но, так или иначе, они всегда были в ткани российского цивилизационого самосознания.

Вместе с тем Россия обладает и такими особенностями, которые позво ляют говорить о её незавершённой цивилизационной идентичности1. Такое со стояние идентичности обусловлено рядом причин. Это – промежуточное поло жение России между Европой и Азией, цивилизациями Запада и Востока. Циви лизационно-ментально нас считают чужими Запад и Восток, Азия и Европа (от сюда обидное Азиопа) и данное обстоятельство будет, по-видимому, ещё долго влиять на восприятие России в мире. Это, далее, многовековые метания между западной (европейской) парадигмой развития и движением по самобытному пу ти. И это, конечно, частая смена, особенно в ХХ в., общественно-политических формаций: от царизма – к советизму, от социализма – к капитализму. Такие рез кие перемены не могут не сказаться на ценностно-мировоззренческих, полити ческих и духовно-культурных установках народа.

Проблема формирования российской цивилизационной идентичности особую остроту обрела после краха советской системы. Теперь уже можно гово рить не просто о незавершённой, но хуже того – о неопределённой российской идентичности. К сожалению, эта неопределённость усиливается.

Назовём факторы, грозящие цивилизационной безопасности России и утра той ею своей идентичности. Во-первых, разрушены основы прежней государствен ной (геополитической), социально-экономической, идеологической идентичности.

Обрушение старого строя не было заменено концептуально сформулированными целями будущего. Россия (Советский Союз), которая была основателем новой об щественной системы, лидером большого геополитического блока и одной из двух сверхдержав, в 90-е годы вновь, как и в начале ХХ в., стала страной периферийно го капитализма. Россияне не знают ответы на вопросы: «Куда идём и что строим?», «Что такое сегодняшняя Россия и каковы её идеалы?», «Можем ли мы жить без кризисов и потрясений?», «Есть ли будущее у российской цивилизации?».

Во-вторых, «капитализация» страны, осуществляемая варварскими и анти гуманными способами, нанесла серьёзный удар по российскому геному и пассио нарности народа, которые ослаблены в результате крупнейших катаклизмов ХХ в. – четырёх революций (включая 1991 г.), двух мировых и многих локальных войн, ста линских репрессий, геополитической катастрофы и антинародной приватизации 90-х годов. Россия не только утратила свой модернизационный порыв и свою ина ковость, но также, в определённой степени, цивилизационную идентичность. Еди ный (по Л. Гумилёву) суперэтнос (русские, белорусы, украинцы) раскололся на три части, каждая из которых начинает перестраивать свою идентичность.

Заметим, что ни одна страна, нация, цивилизация не может претендовать на полностью завер шённую идентичность. Речь может идти лишь о степени завершённости этой идентичности. Она, идентичность, никогда не будет завершённой. Предположить иное – значит признать конец раз вития.

Смысл Великой Победы Великие цивилизации оставляют зримые следы материальной и духовной культуры. Россия дооктябрьская оставила великую культуру, ее «золотой» и «се ребряный» век, громкие военные победы, огромное геополитическое пространство, территорию страны, которая за 400 лет, начиная с Ивана Грозного, выросла в 36 раз. Советская Россия оставила после себя громадные заводы, фабрики, элек тростанции, победу в Великой Отечественной войне, первый полёт человека в кос мос, великолепные кино, литературу, музыку, внушительные спортивные победы и т. д. А каковы достижения постсоветского этапа российской цивилизации?

Отсутствие зримых результатов приводит к тому, что всё большая часть лю дей, в том числе молодых, ностальгирует по прошлым временам или обращает свои взоры на другие «миры». Но цивилизационное развитие не может базировать ся только на прошлом или на зависти к другим, оно будет в опасности, если не под крепляется весомыми делами настоящего и уверенностью в будущем.

В связи с неопределённой идентичностью РФ зарубежный мир также не очень представляет, что такое сегодняшняя Россия и как её воспринимать: как новое государство, возникшее в начале 90-х прошлого века? Как наследника СССР, утратившего четверть территории и половину населения? Как продолжа теля «дооктябрьской» России? Отсутствие ответов на эти вопросы приводит к тому, что Российскую Федерацию воспринимают то как «переходную страну», то как ослабевшую державу с сохранившимися имперскими инстинктами, то как го сударство, продолжающее путь саморазрушения.

В-третьих, цивилизационная идентичность России зависит не только от внутренних, но во всё в большей степени – от внешних факторов. Идентичность России находится на перепутье также в связи с кардинальными переменами, ко торые происходят в глобализирующемся мире. Мировой финансово экономический кризис объективно высветил факт взаимозависимости стран и народов. Но он также выявил одну очень пугающую тенденцию, а именно: кризи сы и проблемы глобального развития становятся всё более длительными и опасными, обретают генерализирующий, системный характер.

Положение России в межцивилизационном соперничестве пока не устойчиво, хотя заявки на лидирующие позиции в мире руководством страны (В.В. Путиным, Д.А. Медведевым) сделаны. Становится всё более очевидным, что Россия не может влиться ни в одно из «западных», «восточных» или «южных» цивилизационных на правлений: это не позволяет ни российская идентичность, ни её собственные амби ции. Несмотря на переживаемые трудности, Россия, тем не менее, в состоянии обо значить, а впоследствии и реализовать собственную концепцию развития, имеющую глобальный характер и идущую в русле её идентичности.

УГРОЗЫ ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ Если брать каждую из составляющих цивилизационной безопасности и все их в совокупности, то можно убедиться, что современная Россия находится в дос таточно сложном положении, она стоит перед разными вызовами и угрозами.

Демографический вызов – самый серьёзный вызов, брошенный сегодня российской цивилизации. Без народа, понятно, нет цивилизации. К сожалению, численность россиян за последние 20 лет неуклонно сокращается. Ежегодно на селение уменьшается на 700 тыс. человек, число смертей в полтора раза пре вышает число рождений. Средняя продолжительность жизни россиян почти на 17 лет меньше, чем в Японии, на 15 – чем в Великобритании, на 14 – чем в США, Раздел второй.


Методологические основания Цивилизационная реальности и важности последствий В.С. БУЯНОВ безопасность России Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции Франции, Германии. Между тем 40 лет назад это отставание составляло всего 2–3 года. Согласно экспертам ООН, численность населения России сократится к 2050 г. до 112 млн человек. Некоторые специалисты делают совсем мрачные прогнозы и предполагают уменьшение численности населения к 2060 г. до 64 млн человек и распад государства на части до 2080 г., когда население со кратится до 30 млн человек1. Между тем, выдающийся русский учёный Д.И. Менделеев, оценивая прирост населения России, предполагал, что к рубе жу XX–XXI веков в Российской империи будет 500–560 млн жителей. В силу тра гических для страны событий минувшего века этого не произошло, генофонд российской цивилизации продолжает ухудшаться.

Снижается качество человеческого капитала. По индексу человеческого развития, разработанного ООН (ПРООН), Россия занимает место в седьмом де сятке стран. Согласно данным МВД в РФ более 700 тыс. детей-сирот и 2 млн не грамотных подростков, такого масштаба беспризорности нет даже во многих развивающихся странах. А ведь у страны был значительный опыт решения про блемы детской беспризорности и в 20-е годы, и после Великой отечественной войны. Практически рухнула существовавшая ранее система охраны детей и семьи, разрушаются традиционные для России семейные ценности.

Демографический коллапс опасен во всех отношениях: экономическом, обо ронном, цивилизационном. Методы, применяемые властями для решения пробле мы, недостаточны. Необходимо как качественное улучшение жизни людей в целом, так и специальные меры. К примеру, ряд авторов предлагает разработать поощри тельное налоговое законодательство, использовав при этом опыт стран, которые ввели прогрессивно возрастающие пособия для семей, где есть два и более ребён ка. Такой подход принёс хорошие результаты, в частности, во Франции.

Социально-экономический вызов. В условиях обостряющейся глобальной конкуренции между государствами и цивилизациями вопросы экономической и технологической состоятельности, уровня и качества жизни граждан приобрели первостепенное значение. Российская Федерация в этом отношении всё более отстаёт не только от стран западной, но и восточных цивилизаций.

В 2008 г. ВВП РФ достиг лишь 77% ВВП РСФСР и 47% ВВП СССР в 1989 г., а на душу населения, соответственно, 94,4% и 80%. Значительно снизи лась доля России в мировом ВВП: по сравнению с 1990 г. – на 44,8%2. В рейтин ге конкурентоспособности Россия находится в группе аутсайдеров. По сути, она может торговать лишь нефтью, газом, металлом и оружием – эта продукция со ставляет три четверти её экспорта. Исключительно низка доля российской нау коёмкой продукции в мировом экспорте – всего лишь 0,2%, в то время как ещё в 1990 г. она составляла 6%. Страна тратит на НИОКР в четыре раза меньше Японии, втрое меньше Германии и вдвое меньше даже Чехии3. Инновационный путь развития экономики пока лишь декларируется, по индексу инновационной См.: Антонов А.И. Демографическое «затмение» России // Безопасность Евразии в XXI веке.

М., 2006. С. 310.

См.: Кортунов С.В. Россия на пути к мировому лидерству // Безопасность Евразии. 2008. № 4.

С. 17.

См.: Калашный ряд // Российская газета. 2009. 10 апреля.

Смысл Великой Победы способности РФ отстаёт от Индии и Китая. Экономика задавлена бюрократией и коррупцией. Происходит прямое обесценение физического труда, особенно в секторе реальной экономики.

Мировой кризис, больно бьющий по России, высветил серьёзные проблемы в финансово-экономической составляющей российской цивилизации: несостоя тельность сырьевой экономики, непрозрачность и спекулятивный характер бан ковской системы, уязвимость российской модели капитализма. Влиятельные силы страны до сих пор исповедуют парадигму «догоняющего» развития, что всё боль ше ставит под вопрос экономическую, политическую и цивилизационную субъект ность России. С определёнными оговорками можно согласиться с мнением о том, что «чисто западническая линия для России полностью исчерпана»1.

Трудно говорить о цивилизационной привлекательности страны, где десятки миллионов людей бедствуют, где доля социальных расходов на душу населения во много раз меньше, чем в США или Европе, где постоянно растёт разрыв между бедными и богатыми. Децильный коэффициент (разница в доходах между 10% са мых богатых и 10% самых бедных) в 2008 г. только по официальным данным со ставил 16 раз, а по неофициальным – в 35 раз2. Ситуацию обостряет кризис и вы званные им рост безработицы, снижение заработков и доходов, очередное наступ ление преступности, недовольство властями, которые, по мнению многих, заботят ся, прежде всего, о банкирах и крупных предпринимателях. Отсюда рост социаль ной напряжённости, «полевение» масс, возрождение интереса к экономической теории К. Маркса, усиление ностальгии по советским временам.

Ряд политиков и учёных всё настойчивее говорит о необходимости основа тельной корректировки вектора дальнейшего движения страны, имея в виду не только экономический, но и социально-политический курс. Без модернизации всех сфер жизни России невозможно её цивилизационное обновление.

Внутри- и внешнеполитические вызовы. В основе цивилизационной идентичности России всегда находилось государство, которое, понятно, не мо жет обходиться без власти. Когда три составляющих – народ – государство – власть находились хотя бы в относительном согласии, тогда Россия консолиди ровалась, а её победы и достижения впечатляли мир. Так было во времена двух Отечественных войн в XIX и XX столетиях, в 30–60-е годы прошлого века. И, на против, ослабление государства и власти приводили к катастрофе, как это слу чалось в начале XVII в., в 1917 и 1991 гг. В 90-е годы «парад суверенитетов», безмерное властолюбие «хозяина», предательство правящей элиты при без молвии народа поставили Россию и её цивилизацию на грань исчезновения.

Историческая миссия В.В. Путина, при всех недостатках его правления, была выполнена: он отвратил самое страшное – безвозвратную потерю россий ского государства.

Кроме того, одним из главных достижений этого периода было обеспече ние плавной передачи власти и преемственности политического курса. Впервые в истории России ХХ-го и нынешнего века это произошло без потрясений, равно Иванова Е.В. Анализ кризиса политической культуры // Международная безопасность России в условиях глобализации / Под ред. В.А. Михайлова, В.С. Буянова. М., 2007. С. 382.

В скандинавских странах «победившего социализма» – Дании, Финляндии, Швеции – этот ко эффициент составляет 3–4 раза, в Германии, Австрии, Франции он равен 5–7, и такое соотно шение между бедными и богатыми экономисты считают оптимальным.

Раздел второй.

Методологические основания Цивилизационная реальности и важности последствий В.С. БУЯНОВ безопасность России Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции как не случилось отрицания предыдущего правления: «деЦаритизации», «деСо ветизации», «деСталинизации», «деХрущевизации» – и далее по списку.

Ныне, когда под воздействием кризиса положение РФ осложнилось, вновь поднимают голову те, кому на руку ослабление государства. Они, которые сего дня голосят о «вопиющих нарушениях Конституции», почему-то молчали, когда в октябре 1993 г. в Москве танки прямой наводкой расстреливали законный и де мократически выбранный парламент, оправдывая это «политической целесооб разностью». Они упорно твердят, что Россия превращается в авторитарное го сударство, умышленно игнорируя нашу историю и сложный переходный период нынешних дней. Они выступают за «минимум государства» в экономике и в то же время с протянутой рукой бегут в отвергаемое ими государство.

Для обеспечения цивилизационной безопасности требуется всемерно укреп лять основные институты государства, повышать доверие к власти. Сейчас наблю дается кризис этого доверия, многочисленные социологические замеры среди насе ления показывают низкие рейтинги власти всех ветвей и уровней, за исключением сравнительно высокой степени доверия к двум первым лицам государства.

Особую неприязнь большинства людей вызывает элита (руководители круп ного бизнеса и высшая бюрократия), которая на самом деле, если исходить из под линного значения этого слова (франц. Elite – лучшее, отборное), элитой, то есть лучшей частью общества, не является. О неправедных капиталах, алчности и безудержном потребительстве, аморализме и компрадорском характере россий ской бизнес-верхушки сказано немало. Проблема формирования национально ориентированной, социально ответственной элиты остаётся одной из сложнейших проблем. Пути её решения некоторые видят в том, чтобы верховная власть заклю чила некий новый договор с элитами. При этом путинское сдерживание олигархата уже кажется недостаточным, ставится вопрос о своеобразной хартии вольности для элит. Подобное требование, будь оно удовлетворено, вызовет взрыв негодо вания у социального большинства. В данной связи заслуживает внимания позиция тех, кто считает, что нужен не манифест о вольности, а пакт о закрепощении элит, для них должны быть актуальны не свободы, а обязанности1.

В последнее десятилетие средоточием государственности как таковой стал институт президентства. Важно поддерживать его, не забывая о необходи мости либерализации и защите прав и свобод граждан даже в условиях мобили зационной модели развития. В обозримом будущем Россия вряд ли может вновь стать сверхдержавой глобального значения. Но великим государством она должна оставаться в силу своих геополитических и геостратегических особенно стей. Напомним, что ещё в начале своего президентства В.В. Путин заявил: либо Россия вновь станет великой державой, либо её не будет вовсе. Представляет ся, что великодержавность – категорический императив российской цивилизации и политического курса любого президента России.

Внутренние факторы цивилизационной безопасности России неотделимы от факторов внешнеполитических. Положение РФ в международной системе ко ординат сегодня весьма неоднозначно. Реальные и потенциальные угрозы ис См.: Ремизов М. Мобилизационный пакт для элиты // Известия. 2009. 6 апреля.


Смысл Великой Победы ходят с Запада и с Востока, с Юга и Севера. Запад не прислушивается к опасе ниям российской стороны в отношении шагов, прямо угрожающих национальной безопасности России. Юг страны рассматривается нашими оппонентами как «мягкое подбрюшье» России, особенно уязвимое в связи с сепаратизмом на Се верном Кавказе. На Востоке набирающий силу Китай, население которого почти в 10 раз превышает число жителей РФ, в обозримом будущем тоже может пред ставлять опасность для нашей страны в виде если не прямой, то «ползучей»

экспансии. На Севере РФ вынуждена усиливать охрану своих границ, принимая в расчёт обостряющееся соперничество как минимум пяти государств в Арктике, которая приобретает всё большую роль в глобальной экономике и политике.

В контексте цивилизационной безопасности России следует рассматривать и те крупные перемены, которые происходят сейчас в мире. Так, становящаяся мно гополярность будет способствовать образованию новых центров силы, усилит про цессы регионализации, обострит конкуренцию между центрообразующими государ ствами и цивилизационными альянсами. В данной связи возникает ряд вопросов и главный из них: сможет ли Россия в её нынешнем состоянии быть мощным центром силы? Не грозит ли ей оказаться в положении между молотом и наковальней, зажа той между конкурирующими западной и восточной цивилизациями?

Одним из обстоятельств, характеризующих сегодня международную об становку, выступает кризис мировой управляемости. Организации, призванные регулировать мировые процессы, были рождены в иных геополитических усло виях и мало приспособлены к решению новых задач. Механизмы обеспечения международной и европейской безопасности, созданные в годы «холодной вой ны» усилиями СССР, США и стран Европы или устарели, или прекращают своё существование. Новая же система международной безопасности и стратегиче ской стабильности не создана. Растёт конфликтный потенциал, усиливается ми литаризация мира, вновь возрастает фактор силы.

Налицо военно-политическое давление на Россию, НАТО вышло к её грани цам и по существу осуществляет «военное огораживание» РФ. Вооружённый кон фликт Грузии в Южной Осетии в августе 2008 г. выявил не только сильные, но и слабые стороны российской армии. Прошли те времена, когда, по выражению вы дающегося русского историка В.О. Ключевского, «…соседи нас не обижали и наши солдаты побеждали всех и прославились. Это простейшее общее впечатление Безбородко, самый видный дипломат…, выражал в изысканной форме, говоря в конце своей карьеры молодым дипломатам: "Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела"»1.

Нынешняя российская армия отстаёт по ряду позиций, в том числе в тех ническом отношении. По мнению экспертов, удельный вес современного оружия у неё составляет всего 5–10%. В то же время целевая установка и параметры реформы Вооружённых Сил России, судя по открытым источникам, вызывают немало вопросов у специалистов.

Словом, для предотвращения цивилизационного упадка России требуется система мер, направленных на укрепление государственности и власти, повы шение обороноспособности страны, защиту национальных интересов Россий ской Федерации в международных делах.

Ключевский В.О. Сочинения: В 8 т. М., 1985. Т. 5. С. 64.

Раздел второй.

Методологические основания Цивилизационная реальности и важности последствий В.С. БУЯНОВ безопасность России Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции Духовно-нравственные вызовы российской цивилизации сегодня велики как никогда. Духовная сфера во всём её многообразии (язык, культура, образо вание, наука, идеология и т. д.) ныне самая запущенная и незащищённая. Де формируются моральные основы русского бытия, деньги становятся мерой всех вещей. Оскудела из-за недофинансирования и «утечки мозгов» некогда великая наука. Деградирует система образования. Отсутствие цензуры не привело к воз вышению литературы и искусства, страна становится культурной провинцией.

Деидеологизацию российского общества либеральные реформаторы счи тали одной из главнейших задач. Чего в этом было больше – умысла или непо нимания? Ведь очевидно, что идеология имеет большое значение в жизни лю бых человеческих сообществ, будь то общественно-политическая система, госу дарство, партия и т. д. Без духовно-идеологического стержня невозможно пред ставить себе и цивилизацию.

Из трёх основных компонентов общества экономика объединяет людей материальными и производственными узами, политика скрепляет социум по средством власти и управления, идеология формирует вектор развития общест венного сознания, определяет цели и программы социальной деятельности.

Роль идеологии особенно велика в переломные периоды жизни общества.

Один из известных американских исследователей постиндустриализма Лестор К. Туроу пишет: «Нации объединяют либо внешняя угроза, либо мощная внут ренняя идеология, какой и был коммунизм. Сегодня правители России и других (постсоветских) государств не имеют в своем распоряжении ни силы, ни идеоло гии (писалось в 90-е годы ХХ в. – В.Б.). Без внешнего врага, без господствующей идеологии, которую надлежит пропагандировать или защищать, национальные государства, как учит история, скатываются к конфронтации с соседями… Если нет ни сильной внутренней идеологии, ни непосредственной внешней угрозы, нация распадается на противоборствующие этнические, расовые или классовые группы»1.

Конституция РФ обозначила, что в стране «признаётся идеологическое многообразие» и что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» (ст. 13). В то же время всё явственнее ста новится абсурдность всеобщей деидеологизации. Неумение или нежелание сформулировать общенациональную идеологию и следовать ей – один из круп ных недочётов российской власти. У людей ослабевают духовные скрепы, чув ство цивилизационной сплочённости, что чрезвычайно актуализирует проблему воссоздания целостности общероссийского «Мы».

*** Одним из важнейших оснований этой целостности является формирова ние единой нации, единого российского народа. Можно согласиться с М. Делягиным, который считает, что пора переходить к характеристике россий ского общества как единого суперэтноса2. Есть полные основания для признания Туроу К. Л. Будущее капитализма // Новая индустриальная волна на Западе: Антология. М., 1999. С. 214–217.

См.: Делягин М.Г. Мировой кризис: Общая теория глобализации. М., 2004. С. 751.

Смысл Великой Победы того, что живущие в России люди разных национальностей и конфессий образу ют единый народ, обладающий если и не полностью едиными, то во всяком слу чае, близкими характеристиками, сформировавшимися в ходе истории в рамках единого государства.

Российскую цивилизацию невозможно представить без православия, ко торое выступает одним из оснований самоидентификации русского человека.

Русская православная церковь всегда была одним из государствообразующих институтов России, она играла значительную, хотя и неоднозначную роль в жиз ни российского общества. Избрание нового Патриарха Московского и всея Руси Кирилла оживило и сделало более разнообразной, более современной деятель ность РПЦ, усилила её влияние на различные сферы жизни, особенно в борьбе с аморализмом или «моральной эклектикой», которые ныне присущи и европей ской и российской цивилизации.

Но при всём уважении к православному мировоззрению, стране нужна светская идеология, способствующая возрождению государства и сплочению общества. Разработка единой цели, общероссийской объединительной идеоло гии, формирование «философии общего дела» – самая актуальная проблема в деле обеспечения цивилизационной безопасности России.

(Источник: «Безопасность Евразии». 2009. № 3) М.Ю. БАЙДАКОВ ЗАПАД – ВОСТОК: ГЕОЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СОТРУДНИЧЕСТВА Сегодня становится очевидным, что постановка глобальных проблем эко номического развития требует разработки нового языка, отражающего реалии современной динамики не только национальной экономики, но и мировой. Речь идёт о переходе от постановки проблем к их решению. Во многом это предопре деляет основание конкурентоспособности – формирование и реализация класс ных инновационных проектов.

Для концентрации усилий и ресурсов на выработке нового языка коммуни каций между деловыми кругами геоэкономического пространства и для совмест ного поиска новых подходов к глобальным проблемам необходим выход на по стоянно действующую мировую интеллектуальную площадку – Экономический Форум «Запад – Восток: интеграция и развитие». В чём её «смысл», «алфавит», «словарь» и «грамматика»?

НА ПУТИ К НОВОМУ ЯЗЫКУ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ Как известно, любое управление в любой сфере деятельности включает два базовых процесса: первый – подготовка решений, и второй – принятие ре шений. Очевидно, что характер принятых решений, их качество во многом опре деляется тем языком, на котором готовится решение. Язык, который мы исполь зуем, формируется в среде стратегов и разработчиков, в среде учёных и экспер тов. В последнее время всё чаще можно слышать такие слова как геоэкономика, геокультура, геофинансы и т. д. Появление этих слов отражает общую тенден цию поиска и формирования нового понятийного аппарата для описания всё возрастающей сложности и динамики мировой экономики. Особый интерес представляют эти попытки в сфере геоэкономики.

Как часто бывает в исследовательской практике, геоэкономика как новая область знаний начала развиваться одновременно в нескольких странах – в США, Италии, России и характеризуется рядом различий в своём «словаре» и «грамматике».

В конце 80-х прошлого века основатель американской школы геоэкономики Эдвард Люттвак выступил с идеей трансформировать геополитическое домини рование США в геоэкономическое. Суть предложения состояла в том, что необ ходимо разрабатывать новые технологии доминирования, которые формируют статус лидера в продвижении на любые участки земного шара на основе гло бальных экономических операций без использования военной силы.

Другой акцент ставит итальянская школа геоэкономики, основателем кото рой является Карло Жан. Итальянцы в числе первых осознали опасность гео экономического экспансионизма, перестройку экономических границ, неспособ ность государственных институтов противостоять наднациональным структурам и подняли вопрос о защите государственности.

Смысл Великой Победы Более широкий спектр направлений представлен в российской школе гео экономики. Здесь я упомяну то направление, которое разработал его основопо ложник д. э. н. Эрнест Кочетов. Кратко обозначая это направление, можно ска зать, что оно концентрирует свои исследования на путях поиска такой модели цивилизационного развития, которая позволила бы получать выгоды всем участникам мирового процесса в отличие от геополитики, где победа одного означает поражение другого.

НОВЫЙ АЛФАВИТ Способ введения геоэкономического языка иллюстрирует фундаменталь ную проблему в звене подготовки решений. Это новое разделение труда. Пред принимаются попытки синтеза различных уже сложившихся дисциплин с целью выработки более адекватного научного видения современного мирового процес са. Возникшие после «геополитики» новые сочетания «гео» с экономикой, куль турой, финансами красноречиво иллюстрируют эти попытки. Образно говоря, словарь нового языка формируется на основе прежнего алфавита, буквами ко торого являются исторически сложившиеся научные дисциплины.

Я бы хотел предложить пойти дальше, выйти за пределы традиционных сложившихся дисциплин на так называемый метаязык с совершенно новым ал фавитом. В этой связи уместно обратить внимание на исходные предпосылки для нового алфавита.

Прежнее разделение труда (прежний алфавит) в науках достаточно эффек тивно работает, пока речь идёт об изучении и производстве отдельных вещей.

Однако оно недостаточно при обращении проблем конкретной жизни с высокой динамикой и сложностью современных процессов. Необходимо новое разделе ние труда, в котором лицо, готовящее решение, собирает информацию для объ яснения конкретной ситуации независимо от того, относится ли она к одной или к нескольким уже существующим специальным наукам, при этом он прослеживает все ряды взаимосвязей, которые могут быть обнаружены в конкретной ситуации или в ряду событий.

Новое разделение труда будет примыкать к комплексам проблем, которые постоянно будут носить характер конкретного ситуационного или структурного анализа. Кратко говоря, на смену предметно-ориентированному приходит про блемно-ориентированное разделение труда. Оно позволяет резко усилить звено подготовки решений в общем механизме выработки и принятия, особенно в от ношении глобальных проблем.

СЛОВАРЬ ПРОЕКТОВ Словарь для алфавита, состоящего из проблем, складывается из проектов.

Именно проекты становятся точками сборки знаний для решения тех или иных конкретных проблем.

+Я имею в виду взгляд на проект как на целенаправленное изменение ис ходного состояния любой системы (например, региона, отрасли, предприятия, товара), связанное с затратой времени и средств. Сегодня в успешно работаю щих компаниях практически каждый законченный комплекс действий, требую щийся для привлечения ресурсов различного рода, включая финансовые, вре менные (затраты времени), новые технологии и (или) квалифицированные кад ры, осуществляется в виде проекта. По существу вся деятельность современной компании – это сеть множества проектов, непрерывно планируемых, финанси руемых, оцениваемых и обновляемых.

Раздел второй.

Методологические основания Запад–Восток: геоэкономическое реальности и важности последствий М.Ю. БАЙДАКОВ измерение сотрудничества Великой Победы СССР и стран антигитлеровской Коалиции Такое понимание проекта позволяет трактовать все изменения в экономике и управлении как совокупность инвестиционных проектов, а управление ими как управление инвестициями.

Если для проектов отдельных продуктов, предприятий было достаточно со единить товарно-вещественную основу, трудовые ресурсы и кредитно финансовые возможности, то для проектов регионального масштаба главным фактором становится резко выраженная интеллектуализация, придающая со вершенно новую окраску всем остальным компонентам. Формирование такого товара начинается с заказа на идею и последующей «пристыковке» необходи мой материально-вещественной базы и всех традиционных атрибутов: отдель ных объектов, трудовых ресурсов, кредитно-финансовых возможностей. Факти чески это социальная технология, социальная инженерия.

Типу проектов регионального масштаба (товарам-программам) соответст вуют и новые типы экономических субъектов, потребляющих такой тип товара.

Если в традиционно понимаемой экономике доминируют проекты, связанные с единичными товарами, их группами, проектами предприятий и комплексов, то в современной глобальной экономике резко возрастает значение таких проектов, субъектом потребления которых становятся регионы как целое. В этом случае совершенно новую трактовку приобретает само понятие «регион». В мировой экономике складывается новый предмет управления, контуры которого выходят далеко за привычные пределы традиционно понимаемых хозяйственных или го сударственных границ. «Квантом управления» становится развитие региона. На ряду с чисто географическим регион становится понятием экономическим. Ины ми словами, мы выходим на геоэкономические ареалы мирового роста, которые чётко просматриваются на геоэкономическом атласе мира.

Представление о проектах регионального масштаба позволяет конкретизи ровать специфику постоянно действующего экономического Форума «Запад – Восток: интеграция и развитие» как интеллектуального центра разработки под ходов к глобальным проблемам. Эта «площадка» – «перекрёсток» региональных проектов, которые служат пилотными решениями глобальных проблем.

В его рамках происходит интеграция интеллектуальных ресурсов для со вместной разработки подходов к управлению инвестиционными проектами ре гионального масштаба. Эти ресурсы мы черпаем из интеллектуальных нарабо ток российской школы геоэкономики и глобалистики. И в этом плане плодотво рен симбиоз Форума с Общественной Академией наук геоэкономики и глобали стики, с Центром стратегических исследований геоэкономики, Рабочей группой «Развитие транспортной системы и геоэкономические интересы России» Госу дарственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

УПРАВЛЕНИЕ ИНВЕСТИЦИЯМИ – ЗАКАЗ НА НОВУЮ ГРАММАТИКУ Очевидно, что без высокой инвестиционной активности не может быть эко номического роста. Сегодня в мире возникли огромные диспропорции в сфере инвестиций. С одной стороны – огромные избыточные инвестиционные ресурсы.

С другой стороны – огромное количество потенциально выгодных объектов ин вестирования, особенно в развивающихся странах, испытывают острый дефицит инвестиций.

Одно из главных препятствий – инструменты управления инвестициями, разработанные более полувека назад.

Смысл Великой Победы Ныне господствующие в текущей практике способы оценки эффективности инвестиций на основе дисконтирования, не соответствуют современной ситуа ции постоянных изменений на развивающихся рынках, а также слабо учитывают неустойчивость мировой финансовой системы.

Экономический форум призван содействовать разработке эффективного инструментария для всех участников инвестиционного процесса.

СОЦИАЛЬНО-ЦИФРОВОЙ ИНСТИТУТ КАК ФУНДАМЕНТ НОВОЙ ГРАММАТИКИ Рассматривая вопрос о новых подходах к инвестициям, чрезвычайно важно обратить внимание на тот шанс, который был упущен в 1995 году и который, спустя более десяти лет, мы хотим всё-таки использовать. Не все наверное помнят, что «Интернет» до 1995 года – это название Международной ассоциа ции управления проектами, созданной в середине 60-х годов прошлого столетия в Европе. После 1995 года эта Ассоциация уступила название «Интернет» ныне всем известной глобальной информационной сети. Фактически два пространст ва – проектов и цифровое – разминулись и продолжили своё развитие незави симо друг от друга.

Настало время сшить эти два пространства, другими словами сформиро вать так называемый социально-цифровой институт, который становится ключе вым для осуществления инвестиций в региональные проекты. Тут уместно при вести слова, написанные ещё в 30-е годы прошлого века выдающимся амери канским учёным Эдвардом Сепиром: «Общество только кажется статичной сум мой социальных институтов, в действительности оно изо дня в день возрожда ется с помощью определенных актов коммуникативного характера, происходя щих между членами социума». Такое понимание социальной реальности позво ляет по-новому оценить возможности цифровой реальности. Это не зеркальное отражение настоящей реальности с помощью информационных технологий, а способ непрерывного построения новых отношений в ходе коммуникаций с дру гими людьми. Способ, который принципиально не доступен в рамках традицион ной бумажной технологии организации коммуникаций.

До 1995 года управление проектами было связано с производством таких товаров как товар-вещь, товар-группа, наконец, товар-предприятие, и следовало прежнему алфавиту научных дисциплин.

Однако для проектов регионального масштаба (товара-программы) требу ется другое управление проектами, а именно проблемно-ориентированное и распределённое, которое становится возможным на основе интернет технологий, на основе социально-цифрового института.

Если раньше внимание практически полностью было сосредоточено на от дельных аспектах различных звеньев проекта, то теперь оно смещается на лю дей, взаимодействующих по логике общей проблемы.



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 49 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.