авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 49 |

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности ...»

-- [ Страница 30 ] --

Новое миропонимание, новое мировоззрение поэтому и становится ключевым фактором идеологии националь ной безопасности: нам самим важно стать на реальные рельсы демократического развития и свободы, верить в способ ность победить преступность и коррупцию, важно научиться сотрудничать, быть солидарными и нести личную ответст венность за законность, за справедливость.

Четвёртой стратегической задачей может быть определён аспект государственного управления интеллекту альной безопасностью. В основе – стратегическая общенациональная цель. В ходе её осуществления впервые форми руется механизм осознания гражданами, бизнесом и государством общенациональных целей и задач. Тем самым соз даётся «мозг», «интеллектуальный центр» для безопасного развития, для повышения конкурентоспособности человека, общества, государства.

Стратегическим ресурсом и ориентиром создания и функционирования новой идеологии безопасности России уже становится формирование воли и энергии её граждан, особенно молодёжи. Они дорожат идеалами ответственности за сохранение и обогащение российских ценностей: свободы и демократии, справедливости, солидарности, сострадания, честности, патриотизма, доверия, коллективизма.

Для них важнейшая ценность – это Россия, образ жизни её народов, свобода выбора, разнообразие культур.

Всё более значительной для большинства россиян становится ценность свободы и демократии. Их роль восприни мается как обязательное условие достижения качественного управления политикой национальной безопасности, как эффек тивный фактор содействия конкурентоспособности российского общества и позитивной динамике благосостояния граждан.

Стратегической геополитической ценностью, категорическим позитивным императивом для политики безопас ности России в XXI веке является сохранение полноты суверенитета и целостности российского государства.

Стратегической геоэкономической ценностью, сверхзадачей для экономики национальной безопасности страны в ближайшие пятнадцать лет уже стала модернизация страны.

Стратегической геокультурной ценностью для идеологии политики национальной безопасности Российской Федера ции должно стать строительство эффективного гражданского общества.

Мировоззренческим основанием единения геополитического, геоэкономического и геокультурного подходов для создания у большинства граждан осознания нового видения позитивных перемен в своей жизни, в жизни всей страны явля ется реальность целостного рассмотрения России как единого субъекта надёжного обеспечения локальной безопасности каждого конкретного человека, а также творческого участия страны в создании новой региональной (евразийской, азиат ской, европейской) и глобальной безопасности.

Выявление приоритетов развития и создание программ их реализации должны стать основой для разработки научно обоснованных ориентиров текущего и перспективного развития основных сфер бытия общества, исходя из целе вой функции государственного управления – наращивания жизнестойкости страны, обеспечивающей её полную и все стороннюю безопасность.

Приоритеты – это безусловные интересы России, общества, региона, территории, организации, личности, с точ ки зрения национальной безопасности все они равнозначны.

Важнейшие интересы современного общества связаны как с проблемой свободного выбора и нормализацией условий его существования, так и с необходимостью в перспективе укрепления геополитического, геоэкономического и геокультурного положения страны на путях постиндустриальной модели цивилизационного развития.

Демократическое видение перспективы позволяет приступить к отбору и формулировке интересов общества, реализация которых способствует развитию страны в социально привлекательном и экономически эффективном на правлении;

к постижению смысла деятельности, смысла жизни.

Раздел четвёртый.

Концептуальные основы Институт государства Л.И. СЕРГЕЕВА создания условий предотвращения в условиях глобализации глобальных войн в XXI веке Смысл жизни – свобода выбора и реализация своих способностей, востребованность семьёй, обществом, государст вом, ощущение причастности к истории, традициям, культуре народа, причастность к социуму как потребность в улучшении условий выживания, а в основе этого лежит связь между трудом и защищённостью отдельного человека и социума любого уровня, т. е. их безопасностью.

Тесная взаимосвязь в обеспечении безопасности культурного и идеологического, социального и экономического означает, что сама безопасность в обществе представляет собой объективно необходимое явление и для реализации смысла жизни.

Сочетание исторического наследия российского народа с новыми условиями современности порождает в рос сийском обществе потенциальную возможность как восприятия стратегии возрождения России, так и практической рабо ты по её осуществлению.

Именно путь гуманитарной эволюции органически соединяет прошлое России, её настоящее и будущее, обеспечивая животворность и человеколюбие в сложной связи времён. Важнейшим условием её осуществления и плодотворности результа тов является стремление и осуществление экономического, социального, политического и идеологического компромисса по по воду содержания политики и идеологии национальной безопасности. Такой стратегический компромисс может стать смысловым ядром и концептуальной платформой новой российской мечты о достойной жизни и безопасности каждого человека и каждой семьи в Российской Федерации.

Мы убеждены – у России есть собственный стратегический горизонт. Мы готовы и способны участвовать в реализа ции перспективы динамичного малоинвестиционного производства, основывающегося на интеллектуальном потенциале обще ства: можно и нужно применить эффективные рычаги, чтобы переориентировать человеческий капитал с деструктивного на правления, криминальной и околокриминальной сферы, на созидающую, производительную деятельность.

Именно гуманитарная эволюция способна одухотворить и обеспечить развитие инновационного производ ства на базе высоких гуманитарных технологий, высокого качества и дисциплины труда, сохранившихся на предпри ятиях военно-промышленного комплекса.

Творческий потенциал россиян как глубинная специфика российского космоса способен осуществить исто рический шанс на прорыв в принципиально новую инновационную среду на путях здорового рыночного начала и свобо ды предпринимательства.

Созидающее, заинтересованное участие самого человека – исключительно важно.

Перед всеми нами, перед Россией оформилась первая, главная опасность как вызов и угроза. Требуется ответ на вопрос, сумеет ли Россия обеспечить достойную историческую перспективу для своего развития в русле мировых закономер ностей развития, осуществить переход к информационно-индустриальному обществу, как первая фаза (шаг) стратегического манёвра и тем самым существенно повысить конкурентоспособность страны, качество жизни граждан и гарантировать высокий уровень безопасности. В случае невозможности достижения этих стратегических целей неизбежными становятся другие траек тории развития с вытекающими из этого опасными последствиями.

Острота этой стратегической опасности обусловлена: а) всё усиливающейся угрозой реванша в его наиболее опас ной, «тихой» форме, свёртывания рыночных реформ, отката к системе тотального контроля, национализации, разгрому рыноч ных институтов. Ничего не значащие лозунги и призывы к любви, смирению, благодати только усыпляют политическую бди тельность россиян. Мы входим в кризис без ощущения кризиса – самый наихудший вид кризиса, что дорого обойдётся народу:

завоевания свободы необратимы, и попытка отнять их – прямой путь к гражданской войне;

б) лимитом времени для подготовки и проверки упреждающих мер по предотвращению такого уже осознанного многими гражданами страны опасного вызова.

Вторая стратегическая опасность для каждого человека, для всего российского общества связана с новыми негативными возможностями воздействия на поведение людей. Формирование человеческого сознания становится од ной из характеристик информационно-индустриального общества и процесса глобализации. В сочетании с мощными радио- и телевизионными сетями появляется и реализуется возможность воздействия на массовое сознание. Подключе ние персональных компьютеров к серверам и внедрение технологий, позволяющих использовать мощность всей сети, позволяет осуществлять информационно-психологическое управление массами людей путём предоставления информа ции, нередко предварительно обработанной на основе современных политтехнологий.

Огромное значение приобретает демонстрационный эффект, с помощью которого осуществляется воздействие на население путём показа образа жизни в других странах. Высокие информационные технологии нередко используются для подготовки социально-экономических и политических перемен. Такое управление базируется на информационных моделях, позволяющих прогнозировать поведение людей, получающих соответствующую информацию. При этом управ ляющая система и её намерения остаются скрытыми от массового сознания. Такие возможности, такая антироссийская стратегия являются основой для информационных войн, обеспечивающих нероссийским правительственным органам, спецслужбам и военным возможность создания желательного общественного мнения и контроля поведения людей.

Наиболее опасной, третьей стратегической реальностью, является оформившаяся возможность распада Россий ской Федерации: первые две стратегические угрозы активно способствуют развалу страны уже в контексте их синергетиче ского сложения.

Своевременность и эффективность участия российских граждан, общества и государства в предотвращении опасности распада России, российского государства обусловлена уже складывающейся стратегией активной, динамичной, наступательной деятельности российских народов и государства в эффективном осуществлении гуманитарного стратегического манёвра. Речь идёт об интеллектуальном, гуманитарном прорыве к достойной и безопасной жизни для всех, для каждого человека.

Наиболее надёжным и динамичным фактором предотвращения на самой ранней стадии является наличие обоснован ного и привлекательного образа страны и стратегической цели, соединяющей стремление человека к счастью и смысла жизни как служения Родине. Такое основание обладает мощным потенциалом блокировать опасности на стадии их возникновения.

Наличие убедительной и понятной национальной политики безопасности, идеологии консолидации связывает буду щий образ страны, стратегическую общенациональную цель, социальный идеал и базовые ценности. На этом фундаменте может сложиться личная позиция человека, основанная на динамичном менталитете и осознанной самоидентификации: то есть у человека выстроилось новое современное мировоззрение и система личных убеждений.

Именно наличие конструктивной гуманитарной позиции, оформленной до начала периода воздействия обозначенных выше опасностей, – самое динамичное и активное противодействие будущим вызовам, угрозам и опасностям.

Превентивные действия могут существенно ослабить разрушительный потенциал опасностей, вывести дискуссию с носителями угроз на заранее подготовленную публичную площадку.

Активное, наступательное реагирование с обоснованной верой в победу над действующими опасностями под готовлено первыми двумя этапами противодействия: предотвращением и превентивностью.

Главная особенность эффективности реагирования на опасность: если у человека, у семьи, у народа, у общества от сутствует позиция, отсутствует смысл жизни, отсутствует дорогой им образ Отечества;

отсутствуют стратегические цели, идеа лы и ценности;

отсутствует скрепляющая и активирующая их объединяющая российская идеология – то тогда усилия противни ков России и её народов по искажению образа жизни и культуры, по развалу общества, по разрушению государства могут стать успешными, а для нас печальными.

Если у человека выстроено мировоззрение;

осмыслен позитивный образ прошлого, настоящего и будущего Роди ны;

есть свой динамичный менталитет и воспринятая общенациональная цель и объединяющая патриотическая идеоло гия – то непосредственные интеллектуальные, нормативные, организационные, информационные действия против но сителей опасностей могут стать для нас всех успешными, а для противников России проигранными.

Таким образом, превентивность на основе идеологических, нравственно-духовных, морально-этических, право вых действий в противодействии главной опасности: разрушения российского общества и государства – реально опре деляется как новое активное, наступательное действие в структуре политики национальной безопасности России.

Смысл Великой Победы Возрастающее значение для многих государств мира политики безопасности как важнейшего фактора необхо димых перемен «института государства» показывает создание и функционирование региональных структур, ориентиро ванных на изучение политики безопасности. Речь идёт о «Мюнхенской конференции по политике безопасности», а так же о «Саммите по Азиатской безопасности, Лондонского (Англия) Международного Института Стратегических Исследований «Диалог в Шангри-Ла» (Сингапур).

МЮНХЕНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПОЛИТИКЕ БЕЗОПАСНОСТИ (Die Muenchner Konferenz fuer Sicherheitspolitik, Munich Security Conference), дискуссионный форум, основанный в 1962 в Мюнхене немецким издателем Эвальдом фон Клей стом как Съезд военных вестников, позднее переименованный в международную «Конференцию по политике безопасности», На Конференцию, которая проводится ежегодно (Конференции не состоялись в 1991 – в связи с войной в Персидском заливе и в 1997 – в связи со сменой её руководства), приглашаются члены Кабинетов министров, депутаты, высокопоставленные воен ные, учёные и представители средств массовой информации. Её работа получает финансовую поддержку правительства ФРГ.

Основные обсуждаемые темы касаются внешнеполитических и связанных с политикой безопасности вызовов в евро пейско-американских отношениях. В 1997 Э. фон Клейст по достижении 75 лет уходит с поста председателя Конференции. В 1998 этот пост занимает бывший советник Г. Коля по внешней политике и политике безопасности. Начиная с 1999 Конферен ция становится открытой для представителей государств и экономик Центральной и Восточной Европы. В то же время возрас тает численность американской делегации, в особенности членов Конгресса США. В круг обсуждаемых сюжетов включаются проблемы азиатского региона.

В работе Конференции участвуют представители Индии, КНР, Японии.

В 1991–2001 были опубликованы три книги документов Конференции.

С 2001 Конференция идёт в режиме реального времени.

В феврале 2003 39-я сессия Мюнхенской конференции обсуждала развитие политической ситуации в регионе Персид ского залива в связи с подготовкой США и Англией войны против режима Саддама Хусейна в Ираке.

Именно здесь в 2007 году Президент России Владимир Путин в ставшей знаменитой Мюнхенской речи предложил для обсуждения всему миру новые смыслы для формирования справедливой политики безопасности XXI века в интересах всех людей, всех народов, всех государств.

Научные проблемы изучения Евразии с 2002 года обсуждаются в ходе Конференций Международного Института Стратегических Исследований «Диалог в Шангри-Ла» (Сингапур). Первые пять конференций (2002–2006 годы) были по священы, в основном, вопросам изучения практических аспектов координации вопросов безопасности в странах Евразии.

С 2006 года Конференции были преобразованы в ежегодный Саммит по Азиатской безопасности Междуна родного Института Стратегических Исследований «Диалог в Шангри-Ла» (Сингапур).

Уже в 2007 году появились обобщающие, евразийские темы сообщений: «США и безопасность Азиатско Тихоокеанского региона», «Строительство международной стабильности», «Новые проблемы для реформ в сфере безопасно сти», «Сотрудничество по безопасности в Азии: Руководящие альянсы и партнёрство».

На Саммите в июне 2008 гола состоялось обсуждение таких проблем: «Вызовы стабильности в Азиатско Тихоокеанском Регионе», «Возникающая архитектура региональной безопасности», «Восстановление мира в сложных непредвиденных случаях».

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ МОДЕЛЕЙ И КОНЦЕПЦИЙ МИРОПОРЯДКА И МИРОУСТРОЙСТВА Пятым фактором в трансформации института государства может быть названа доминирующая модель миропо рядка, которая, в свою очередь, функционирует во взаимодействии с адекватной ей концепцией мироустройства. Факти чески здесь реальное «созвездие» институтов (см. схему 1).

Первая особенность схемы 1 заключается в том, что в основании каждого института представлены механизмы взаимодействия с такими универсальными организациями (глобальными) как Организация Объединённых Наций, Все мирный Банк, Всемирная торговая организация;

с такими региональными альянсами и организациями как НАТО, Евро пейский Союз, Шанхайская организация сотрудничества и т. д.

Вторая особенность схемы 1 заключается в том, что она поясняет роль и место НАТО, ЕС, ШОС, ООН в судь бе многих отдельных стран: до агрессии стран НАТО (фактически США и ЕС) против Югославии в 1999 году;

до агрессии США, стран НАТО и ряда других государств мира в 2003 году против Ирака можно было считать взаимодействия ООН, региональных альянсов и организаций с конкретными государствами соответствующими принципам Вестфальского, Ял тинско-Потсдамского миропорядка.

Схема Взаимодействие институтов государства, миропорядка и мироустройства в XXI веке Институт мироустройства Институт государства Институт миропорядка Третья особенность схемы 1 состоит в том, что сегодня, летом 2008 года, конкретному государству можно со отнести несколько влияющих на него моделей (институтов) миропорядка;

несколько концепций (институтов) мироустрой ства;

несколько конкретных альянсов и организаций, стремящихся оказать на реальное государство своё влияние.

Здесь действительно функционирует «рынок институтов».

Применительно к сфере безопасности (государства, региона) логика, динамика, механизмы «рынка институтов»

представлены на схеме 2.

ВЕСТФАЛЬСКАЯ И МОСКОВСКО-ШАНХАЙСКАЯ МОДЕЛИ МИРОПОРЯДКА Исходный этап – становление и развитие Вестфальской системы мира. Её суть: в 1648 году после окончания Тридцатилетней войны в Европе был подписан Вестфальский договор, заложивший новую политическую организацию мира, действующую, в основном, до XXI века.

Здесь главное – свод правил для международных отношений и внешней политики (государственно-центрическая мо дель мира), когда всеми признаётся принцип национального суверенитета. Его содержание: на своей территории всей пол нотой власти обладает каждое государство. Оно исключительно самостоятельно формирует и осуществляет свою внешнюю политику, свои международные отношения. Все другие государства обязаны полностью, без исключений уважать данное пра во. Именно на этой основе все европейские (и не европейские) государства определяют структуру межгосударственных от ношений, соответствующие им механизмы внешней политики, важнейшие юридические и политические нормы и процедуры.

Теория и практика «гуманитарных войн», «гуманитарного вмешательства» (страны НАТО и США в Югославии – 1999;

США, Англия и ряд других стран в Ираке – 2003) впервые за 350 лет мировой истории поколебали основания Вестфальской мо дели мира как устойчивой системы организации миропорядка;

представили её несостоятельность для новых практик XXI века.

На рубеже XXI века в пространстве международных отношений наиболее полно проявились следующие основные теоретические подходы – реализм (неореализм), либерализм (неолиберализм), неомарксизм и постмодернизм.

Раздел четвёртый.

Концептуальные основы Институт государства Л.И. СЕРГЕЕВА создания условий предотвращения в условиях глобализации глобальных войн в XXI веке Схема Динамика и механизмы взаимодействия Правила Игры с внешней и внутренней средой «сферы евразийской безопасности»

Д1 Д2 К К В1 В2 Е1 Е И1 L А1 А Д3 К Д В3 К В Е Е L И А И L Здесь: круг А – сфера евразийской безопасности круг А1 – сфера выполнения (в основном) Правил Игры круг А2 – сфера нарушения (в основном) Правил Игры Четырёхугольник ВВ1В2В3 – Московско-Шанхайская Четырёхугольник ЕЕ1Е2Е3 – западная евро модель миропорядка атлантическая модель миропорядка Четырёхугольник ДД1Д2Д3 – модель не-Западного Четырёхугольник КК1К2К3 – модель мироустройства XXI века евро-атлантического мироустройства Треугольник ИИ1И2 – единая гуманитарная парадигма Треугольник LL1L2 – негуманитарная (геополитическая, геоэкономическая, геокультурная) западная парадигма Источник: Кузнецов в.Н. Основные социологические тенденции формирования мироустройства XXI века. М.: 2008. С. 21.

Теоретическая школа реализма основывается на работах Фукидита, Макиавелли, Гоббса. Среди современных авторов необходимо выделить Э. Кара, Г. Моргентау, Дж. Кеннана, Р. Нибура, Г. Киссенджера, К.У. Томпсона.

Основной тезис реализма – максимально полно и точно «реалистично» представлять международные отношения.

Оформился реализм в первой половине ХХ века и наибольшую популярность приобрёл в 1940–1950-е годы. Он доста точно полно позволял исследовать политические итоги Второй мировой войны, а также последующей – «холодной войны».

Особое внимание в научной школе реализма уделяется влиянию «национальных интересов» и «принципа силы».

Наиболее убедительно такой подход изложен в шести принципах теории реализма Ганса Моргентау (см. вставку 1).

Вставка Шесть принципов Г. Моргентау 1. Политика управляется объективными законами, истоки которых следует искать в неизменной и несовершенной приро де человека.

2. В центре политического реализма находится концепция национального интереса, который определяется через понятие силы.

3. Национальный интерес является объективным понятием. Однако его конкретность определяется политическим и куль турным контекстом.

4. Необходимо учитывать значимость политического действия с моральной точки зрения. При этом следует понимать, что существует неизбежное противоречие между моральным предписанием и требованиями политического действия.

5. Концепция национального интереса предотвращает злоупотребления в определении того, «что хорошо, а что плохо», с мо ральной точки зрения. В результате ни одно государство не обладает монопольным правом на добродетель.

6. Политический реализм исходит из множественного представления о природе человека, которая включает в себя экономиче скую, политическую, моральную составляющие. Определение национального интереса через понятие «могущество» означает для поли тика то же, что для экономиста определение интереса в качестве богатства.

Источник: приведено по: Лебедева М.М. Мировая политика: Учебник для вузов. М.: 2003. С. 28.

Категория «национальный интерес» в реализме включает, в основном, обеспечение независимости, безопас ности, экономического процветания страны.

Категория «баланс сил» является ключевой в теории реализма. Она определяет достижение ситуации силового равновесия между государствами. «В обществе, где власть не поддаётся обсуждению, первоначальная функция права, – утверждает Дж. Шварценбергер, – состоит 1 том, чтобы помогать в поддержании превосходства силы и иерархии, уста в новленной на основе властных отношений».

Стремительные изменения в мировых процессах 1955–1970-х годов обозначили недостаточность научного по тенциала реализма. Фактически к концу 1970-х годов сложилась теория неореализма (структурного реализма). Ос нователем нового течения стал американский политолог К. Уолтс с работой «Теория международной политики», которая была опубликована в 1979 году. В числе сторонников неореализма необходимо назвать Р. Гилпина, Б. Бузана, Дж. Грико, Дж. Миршаймера.

Шварценбергер Дж. Политическая власть: Изучение мирового сообщества // Социально-политический журнал. 1997. № 6. С. 170.

Смысл Великой Победы Преемственность с реалистами представители неореализма обозначили, во-первых, при рассмотрении роли государ ства как главного звена строительства международных отношений. Во-вторых, неореалисты сохранили категорию силы в качест ве основной. В-третьих, они также придают понятию «баланс сил» важное значение.

Новизна в работах неореалистов обусловлена обоснованием, во-первых, важной роли конфликта и конкуренции. Во вторых, они обосновали важную роль международной структуры. Сама структура определяется как определённый набор ограни чений и условий. В итоге – реальность управления в сфере международной политики, согласно неореализму, в значительной степени зависит от полноты учёта всей совокупности таких условий и ограничений.

Наиболее полно особенности неореализма представлены в структурной триаде К. Уолтса (см. вставку 2).

Вставка Три основных принципа структуры международных отношений К. Уолтса 1. Все государства в реальных международных отношениях руководствуются мотивом выживания.

2. Реальными участниками (акторами) международных отношений являются только государства.

3. Сами государства неодинаковы по своим относительным возможностям: они обладают разным потенциалом.

Источник: составлено по: Мировая политическая система и международные отношения // Категории политической Науки: Учебник. М., 2002. С. 600.

В настоящее время теории неореализма остаются наиболее востребованными среди теоретиков, экспертов и практиков международной политики.

Либерализм как авторитетная теоретическая школа в сфере международных отношений по многим параметрам противостоит реализму. В основе концептуальных соображений либерального подхода труды Дж. Локка, А. Смита, Ж. Ж. Руссо, И. Канта, Дж.Ст. Милля, Д. Риккардо, В. Вильсона.

Первая особенность либерализма – ориентация на демократические принципы, сотрудничество и мораль во внеш неполитической деятельности.

Вторая особенность – придание важной роли экономическим и правовым механизмам, международным органи зациям и неправительственным объединениям (НПО).

Третья особенность – ориентация международных отношений на проблемы разоружения с учётом их понима ния природы человека: его стремления к сотрудничеству, миру, справедливости и морали;

его внимания к главным цен ностям, направленным на благополучие всего человечества.

Трансформация либерализма в новую научную школу – неолиберализм – (1980-е годы) может быть понята как итог адаптации классического либерализма к новым условиям существования цивилизации. Пристальное внимание к роли традиционных институтов (национальный суверенитет, государство) и новых образований («комплексная взаимоза висимость», «международные режимы», «демократический мир») образовали и такие названия неолиберализма – либе ральный институционализм, структурный либерализм.

В числе сторонников новой теории важно отметить: Р. Кохэна, Дж. Ная (оба – сторонники теории комплексной взаимозависимости);

Дж. Рагги, С.Д. Краснера (теория международных режимов);

М.У. Дойля, Б. Рассета (теория демо кратического мира).

Уникальность и важность школы неолиберализма может быть представлена в последовательности четырёх тенденций:

• в центре главных теоретических новаций – вопросы безопасности;

• особое внимание уделено проблемам экономики;

• источник динамики – моральные нормы как мотивация, фундамент и регулятор конструктивной деятельности в сфере международной политики;

• государство – не единственный актор в мировой политике: иногда главными акторами становятся – конкретный ин дивид, транснациональные корпорации, неправительственные объединения (НПО), профессиональные организации.

Наглядно сравнение четырёх направлений в теории международных отношений (реализма, неореализма, ли берализма и неолиберализма) представлено в табл. 2.

В развитии всего комплекса теорий и научных школ, связанных с международными отношениями важная роль принадлежит неомарксистскому подходу.

Суть неомарксизма – осмысление модели мира в терминах: «мир–система», «мир–экономика». Концептуаль ные основания неомарксизма представлены в работах К. Маркса, А. Грамши. В числе современных представителей не омарксизма: И. Валлерстайн, А.Г. Франк, Р. Кокс, С. Амин, Й. Галтунг, М. Рогальски.

Основной тезис неомарксистского подхода – определяющее значение экономического неравенства в развитии мира;

расслоение населения по экономическим показателям;

динамика бедности – богатства зависит от географического параметра «Север – Юг». Поэтому теоретики неомарксизма обосновали понятия: «страны третьего мира» (развиваю щиеся), «страны второго мира» (социалистические).

С традиционным марксизмом теории неомарксистов объединяют такие черты:

• при анализе международных взаимосвязей приоритет принадлежит экономическим факторам;

• международные отношения интерпретируются в терминах эксплуатации трудящихся, в понятиях классовой борьбы;

• состояние и характер международной среды определяется динамикой борьбы угнетённых трудящихся с гос подством правящих классов угнетателей;

• сформирована и сохраняется уверенность в позитивном результате трансформации международных отношений;

• главный «двигатель» мирового развития – активные действия народных масс.

Отличие неомарксизма от традиционного марксизма достаточно конкретно и последовательно:

• неомарксисты чётко отличают себя от экономического детерминизма;

• при анализе внутренней и внешней политики конкретной страны неомарксисты отдают предпочтение внешней политике;

• важную роль для понимания мировой политики неомарксисты отводят разработке автономной и специальной теории международных отношений.

Мир–системная неомарксистская теория разработана, в основном, в исследованиях И. Валлерстайна и А. Франка. Её основные положения:

• мир государств трансформируется в мировую экономическую систему (мир–экономику);

• в настоящее время функционирует только «мир–экономика» – капиталистическая;

• в ходе развития капитализма произошло расслоение стран – в зависимости от экономических показателей – на три части: центр (ядро), периферию, полупериферию;

• развитие ядра осуществляется за счёт остальных стран;

• борьба между империалистическими странами «ядра» возможна.

Сопоставимость и различия подходов основных теоретических школ к проблемам мировых перемен (с учётом подходов неомарксизма) представлены в динамике таблицы 3.

Постмодернизм как самостоятельное направление в теории международных отношений оформился в 1980-е годы. Его источники: неомарксизм, неореализм и неолиберализм. В числе основателей и последователей постмодер низма: Дж.Д. Дериан, К. Сйоландер, А. Вендт, Дж.Э. Тикнер.

Побудительным импульсом оформлению постмодернизма в качестве самостоятельной теории в 1980-е годы стали глобальные перемены в 1970–1980-е годы, которые позволили утверждать наличие кризиса современного миро порядка, а также фиксировать глобальный переход к эпохе Постмодерна. Критика классических подходов к мировым пе ременам – важнейшее направление в постмодернизме, который поэтому называют и критической теорией.

Раздел четвёртый.

Концептуальные основы Институт государства Л.И. СЕРГЕЕВА создания условий предотвращения в условиях глобализации глобальных войн в XXI веке Таблица Четыре основных направления в теории международных отношений Реализм Неореализм Либерализм Неолиберализм Ключевые единицы ана- Независимые государства Структуры международ- Институты, сменяющие Индивиды, «обновлён лиза ной системы государства ные» государства, непра вительственные акторы Основные Проблемы вооружённого Борьба за власть и лидер- Институционализация Развивающееся межгосу области исследования противостояния и безо- ство в условиях анархиче- отношений, способствую- дарственное сотрудничест пасности ской среды МО щих миру во;

экономика, социальные и экологические проблемы Главные Баланс сил Баланс сдерживания / Международные право и Комплексная взаимозави проблемы устрашения, военная организации, демократи- симость, международные готовность зация режимы Оценка Пессимизм / Пессимизм Оптимизм / Ожидание дальнейшего перспектив стабильность прогресс развития сотрудничества, мирового создание глобальной развития общности Мотивация Национальный интерес, Мощь, престиж, получае- Сотрудничество, взаимо- Глобальные интересы акторов конкуренция на поле «игры мые преимущества по помощь, (всеобщая выгода), с нулевой суммой» (проиг- сравнению с другими удовлетворение основных справедливость, мир и рыш одного равен выигры- государствами потребностей человека процветание, свобода, шу другого), власть (мощь) мораль Ключевые Структурная анархия МО, Структурная анархия МО, Коллективная безопас- Транснациональные отно понятия власть (мощь), нацио- рациональный выбор, ность, мировой порядок, шения, право, свободный нальный интерес, баланс гонка вооружений право, интеграция, меж- рынок, взаимозависимость, сил, полярность дународные организации интеграция, либеральное право, гендер Рекомендации Усиливать национальную Сохранять ядерное Проводить Развивать международ мощь, противостоять сдерживание, избегать институциональные ре- ные режимы и институты ограничениям националь- разоружения и создания формы для координации коллек ной независимости наднациональных органи- тивного решения глобаль заций ных проблем, способство вать распространению демократии Источник: Kegley Ch.W., Wittkopf Eu.R. World Politics: Trend and Transformation. Seventh Edition. N.Y., 1999. P. 40.

Таблица Динамика отношений неомарксизма с неореализмом и неолиберализмом Предмет спора Неореализм Неолиберализм Неомарксизм Акторы Государства их Государства, а также МПО, негосу- Центр, периферия и полуперифе (правительства), союзы дарственные организации рия «мир–системы»;

«государства– классы» и «регионы–классы»

Природа международ- Анархическая (отсутствие верховной Ограниченная анархия (благодаря Империалистическая, эксплуата ных отношений власти и господство деятельности международных торская принципа «помоги себе сам») организаций, увеличению роли мирового общественного мнения и морали) Цели Защита национальных интересов;

Международная безопасность (в Антисистемный разрыв;

преодоле безопасность государства;

сохра- той мере, в какой она не противо- ние поляризующей логики глоба нение статус-кво в международной речит национальным интересам) лизации системе Сила и союзы для сохранения балан- Распространение идеалов либе- «Позиционная война»;

региональ Средства са сил (стратегиями дипломатия) ральной демократии и рынка ная интеграция «периферии» и «полупериферии»

Процессы Межгосударственные конфликты и Глобализация;

возрастание взаи- Рост разрыва между центром и войны как крайняя форма их мозависимости;

падение роли периферией;

формирование не проявления государства симметричной взаимозависимости в пользу США Будущее МО Нет будущего: характер МО оста- Новый мировой порядок, основанный Освобождение от эксплуатации.

ётся неизменным на либеральной демократии и инди- Мировой социализм видуальных правах человека Исходный пункт теоре- Неизменность человеческой приро- Экономические интересы;

мораль- «Мир–система»

тического анализа ды;

национальные интересы ные ценности;

права человека и «мир–экономика»

Представители Б. Бузан, Р. Гилпин, К. Уолтс Р. Кохэн, X. Милнер С. Амин, И. Валлерстайн, Р. Кокс Источник: Цыганков П.А. Теория международных отношений: Учеб. пособие. М., 2004. С. 155.

Свои теоретические основания и разработки постмодернисты излагают в следующем порядке:

• важно уменьшить «пропасть» между философскими представлениями о мировых переменах и социальной практикой;

• необходимо дополнить теорию и практику международных отношений категориями справедливости, ценности и т. д.;

• настало время для уточнения главных понятий в международных отношениях на основе анализа текстов и выявления их содержания;

• от попыток «объяснить» действительность необходимо перейти к активной фазе «изменения» мира.

Основные теоретические школы международных отношений (реализм, неореализм, либерализм, неолибера лизм, неомарксизм, постмодернизм) оформились в рамках Вестфальской системы мироустройства. Они по-разному трактуют цели, приоритеты, ценности, интересы народов мира и государств. Но все теоретики этих научных школ едины в главном – государства как суверенные и независимые акторы современного мироустройства самостоятельно форми руют свою внешнюю политику, самостоятельно участвуют в осуществлении международных отношений.

Смысл Великой Победы Важнейшим звеном формирования внешней политики является определение и реализация её связи с внутрен ней политикой. Если теоретики-реалисты утверждают наличие автономии внешней политики от внутренней (Г. Моргентау), то для неореалистов (К. Уолтс) внешняя политика является продолжением внутренней, а собственно международные отношения – это продолжение внутриобщественных отношений.

В итоге, можно и необходимо отметить, что внешняя политика и внутренняя политика современного государст ва в XXI веке неразрывно связаны. Внешняя – обращена вовне государства, а внутренняя – внутрь.

Новые обстоятельства взаимосвязи внешней и внутренней политики, обусловленные ростом многообразия и числа акторов международных отношений (транснациональные компании, неправительственные организации, неформальные лиде ры, представители творческих организаций, отдельные граждане) существенно изменили механизмы регулирования междуна родных отношений, преобразовали процедуры традиционной дипломатии.

Поэтому для теории и практики исследования взаимоотношений внешней политики и международных отношений возрастает значение процедуры выработки и принятия внешнеполитических решений.

В итоге, на рубеже ХХ и XXI веков важным звеном взаимосвязи внешней политики и международных отношений проявились научные школы принятия внешнеполитических решений и поиска путей оптимизации процесса.

Австрийский исследователь Р. Ричардсон выделил такие основные направления в теории принятия решений:

рационального выбора, психологическое, институциональное, интеракционалистское, системное.

Некоторые особенности во всех этих школах соотносятся с общими тенденциями теоретических направ лений анализа международных отношений.

Во-первых, способом принятия оптимальных внешнеполитических решений и регулирования международных отношений становится учёт новейших достижений в исследовании факторов неопределённости, слабых рисков и нели нейности (А. Неклесса).

Во-вторых, стремительно растёт количество и качество исследований механизмов принятия решений для ана лиза возможности возникновения кризисных и конфликтных ситуаций с целью поиска приемлемого характера компро мисса (Г. Моргентау, Р. Кохэн, Дж. Най).

В-третьих, важнейшим механизмом и процессом регулирования международных отношений становится чёткая ориен тация внешней политики на достижение и развитие, формирование и сохранение открытого диалога между государствами, людьми, цивилизациями и партиями, культурами (М. Бахтин, М. Хомейни, Р. Аксельрод, И. Валлерстайн, А.Г. Франк, Й. Галтунг).

В-четвёртых, всё более значимым регулятором международных отношений становится новый важнейший им ператив «предотвращение», «культура предотвращения», который позволяет вовлечь в формирование внешней и внут ренней политики новейшие достижения социологии, экономики, политологии, философии, права, экологии XXI века. Эти науки накопили уникальные итоги исследований минимизации или блокирования факторов и условий, способствующих возникновению опасностей, угроз, рисков и вызовов на самой ранней стадии их оформления. Тем самым императив «культура предотвращения» способствует проявлению внешней политики, международных отношений в режиме диалога с ориентацией на приемлемый компромисс (К. Аннан, В. Кузнецов, А. Ротфельд).

Особо важное значение в исследовании международных отношений и внешней политики государства принадлежит характеру научной парадигмы, в рамках и традициях которой они рассматриваются. Ведущая роль в таком аспекте принад лежит геополитике как глобальной научной парадигме.

В числе основателей геополитики важно назвать: Ф. Ратцеля, Х.Д. Макиндера, А. Мэхэна, Н.Дж. Спайкмена, П. Галлуа, Р. Челлена, А. Гливаковского, Р. Харькави, К. Сорокина, Ю. Тихонравова, А. Дугина, К. Гаджиева, Ж. Унцинтера, И. Лякоста.

В числе главных геополитических проблем современности необходимо назвать три феномена, которые устой чиво находились в центре внимания названных выше учёных:

• во-первых, территория;

• во-вторых, суверенитет;

• в-третьих, безопасность.

Для XXI века с учётом этих трёх феноменов можно выделить ряд важнейших геополитических проблем совре менности и сопоставить им возможные методы разрешения.

1. Первой геополитической проблемой может быть названо сохранение и облагораживание экологического рав новесия государства, народа, их пространственно-территориальной реальности с окружающей их средой. Здесь соеди нились отдельное – человек, особенное – государство и общее – цивилизация.

Ключевым методом решения этой глобальной проблемы уже стали сотрудничество, диалог и предотвращение.

В итоге созданы и функционируют новые институты в сфере ООН: ФАО, ВОЗ, ЮНИСЕФ, принята Программа мер в об ласти окружающей среды.

2. Второй проблемой может быть назван поиск реального и надёжного многостороннего механизма в подготов ке, принятии, осуществлении и корректировке международных решений.

Перспективным методом решения такой сложной задачи становятся двухсторонние и многосторонние перего ворные структуры (Г7/Г8, ШОС, Общественная Палата в России и т. д.).

3. Третьей проблемой можно назвать изучение роли и значения идентичности и представительств целей, цен ностей, интересов в международной политике.

В настоящее время это одна из острейших проблем – здесь уже «работает» теория и практика «гуманитарных интервенций» во имя продвижения ценностей демократии, «гуманитарных войн» во имя обеспечения прав человека для населения реальной страны.

Методом решения проблемы может стать, прежде всего, открытый диалог об идеалах, ценностях как отдельной страны (где они якобы нарушаются), так и с народом, лидерами той страны (группы стран), которые считают своей миссией внедрить другому народу (и с помощью ядерного оружия – якобы из-за права на самооборону) своё понимание ценностей.

4. Четвёртой проблемой становится стремительно расширяющееся движение во многих странах мира за дос тижение устойчивой и надёжной безопасности для каждого человека.

Эта глобальная проблема буквально потрясла все мировые, региональные и национальные институты обеспечения безопасности: они не готовы к решению такой задачи методологически, теоретически, институционально и операционально.

Важно отметить, что проблема была сформулирована в геополитической традиции и, в итоге, показала недос таточность геополитических методов для её решения.

Развитием геополитики в XXI веке стали новые парадигмы, методологии: геоэкономика и геокультура.

Геоэкономическая методология обосновала принципиально новые способы обеспечения национального суверени тета и новые возможности для решения представленных выше геополитических проблем. Суть геоэкономики:

1) концептуальные воззрения, отражающие интерпретацию глобального мира через систему экономических атрибу тов;

2) вынесенная за национальные рамки система экономических атрибутов и экономических отношений, определяющих контур глобального экономического пространства, в котором разворачиваются мировые экономические процессы. Геоэкономи ка выступает как симбиоз национальных экономик и государственных институтов, переплетение национальных и наднацио нальных экономических и государственных структур;

3) политологическая система взглядов (концепция), согласно которой по литика государства предопределяется экономическими факторами, оперированием на геоэкономическом атласе мира (в том числе на его национальной части), включением национальных экономик и их хозяйствующих субъектов в мировые интернацио нализированные воспроизводственные ядра (циклы) с целью участия в формировании и распределении мирового дохода на базе высоких геоэкономических технологий. Геоэкономика может быть понята также как составная часть стратегии развития. В содержательном и функциональном плане геоэкономика не охватывает мировую хозяйственную систему, её внутренний эко номический «регламент»;

связи национальной экономики с внешней сферой;

технологию действия на мирохозяйственной аре не (высокие геоэкономические технологии). Новые геoэкономические границы не совпадают с границами политической карты мира. Национальные экономики становятся звеньями разных воспроизводственных мировых циклов, а национальные интересы закрепляются не на политических, а на экономических границах. (К. Жан, П. Савона, Э. Кочетов, А. Неклесса).

Если геополитика и геоэкономика являются системными теориями, то геокультура – сетевая теория, в которой Мир XXI века интерпретируется как Культура – Сеть.

Раздел четвёртый.

Концептуальные основы Институт государства Л.И. СЕРГЕЕВА создания условий предотвращения в условиях глобализации глобальных войн в XXI веке Геокультура, социально-политический феномен и научное понятие, отражающие взаимосвязь и взаимообу словленность географической, социальной и культурной сред жизнедеятельности человеческого сообщества. Её исследова нию посвящены работы И. Валлерстайна и Д.Н. Замятина, В.Н. Кузнецова, по мысли последнего, новая парадигма – самостоя тельный раздел гуманитарной науки и самостоятельное междисциплинарное научное направление по изучению Мир–культуры, имеющее собственный объект и предмет изучения, а также свою методологию, основные категории, принципы, методы и приё мы исследования. Предметную область составляет единство деятельности человека и его среды с ключевым условием в кон тексте их самосохранения, саморазвития и самозащиты;

конструктивное взаимодействие феномена и среды безопасности. Как таковая, она тесно связана с геополитикой и геоэкономикой и знаменует движение от «баланса сил» (геополитика) через «ба ланс интересов» (геоэкономика), к балансу доверия и сотрудничества на основе уважительного диалога (геокультура).

Интегральная гуманитарная парадигма современного понимания мира проявляется и в Мир– системе Валлерстайна как геополитика, и в Мир–экономике как геоэкономика, и в Мир–культуре как геокуль тура. В этих рамках обосновывается социальный механизм соединения фундаментальной науки и практики в движении от культуры реагирования на состояние небезопасности к культуре предотвращения опасных для общества явлений – к культуре мира, к культуре безопасности.

Геокультура ориентирована на анализ отношений между людьми в процессе деятельности по обеспечению безопас ности;

выявление тенденций и определение адекватности реагирования на формирующиеся и состоявшиеся риски, вызовы, угрозы и опасности;

выявление особенностей в динамике функционирования институтов безопасности как государственных, так и негосударственных, характера их взаимодействия и вероятных перспектив их трансформации с учётом изменений внутрен ней и внешней среды.

Основные принципы геокультуры: всеохватность, которая обеспечивает согласование деятельности самих граждан, общественных и государственных институтов;

равноправие партнёров, что обусловлено единством и неделимостью масштаба геокультуры;

солидарность, как практическое выражение гуманности, сострадания к обиженным и униженным, лишённым воз можности обеспечить достойный уровень благосостояния;

транспарентность.

Геокультура способна придать новое качество социальным наукам – обосновать и развить науку жизнеобеспечения человека, общества и цивилизации как культуру диалога, мира и безопасности. (И. Валлерстайн, В. Кузнецов, Д. Замятин).

Возможности геополитики, геоэкономики и геокультуры в решении геополитических проблем современности (в сравнении) представлены в таблице 4.

Таблица Соотношение основных категорий гуманитарной парадигмы XXI века:

взаимосвязь её выражений в геополитике, геоэкономике, геокультуре Выражения парадигмы ГЕОПОЛИТИКА ГЕОЭКОНОМИКА ГЕОКУЛЬТУРА Характеристики Субъект действия Государство Транснациональные компании Человек Права и свободы Право сильнейшего государст- Права и свободы человека Права и свободы человека, человека ва, их коалиций его ответственность Географичность. Пространство Пространство Масштаб Среда Цивилизация Мир-Система Мир-Экономика Мир: Культура – Сеть Производство Материальные факторы в капи- Материальные факторы, инно- Нематериальные интеллекту тализации фирм (70–80%) вации в капитализации фирм альные факторы в капитализа ции фирм: человеческий потен (50:50) циал, знания, инновации (70– 80%) Участие Десятки миллионов людей Сотни миллионов людей Миллиарды людей Изменения Война, революция, контррево- Конкуренция, доступ к мирово- Институционализация, гума люция му доходу низм Динамика Сила, баланс сил, сдерживание Торговля, конкуренция, сотруд- Доверие, сотрудничество, ничество диалог Война, мир и Культура войны Культура мира Культура мира, безопасности безопасность и диалога Взаимосвязь Иерархичность Иерархичность Отсутствие иерархичности Детерминизм Причинность, функционализм, Причинность, линейность, сис- Вероятность, нелинейность, системность темность сетевой подход Методология Системно-структурный подход Системно-структурный подход Институционально-сетевой подход Технология Социальные технологии Высокие геоэкономические Высокие гуманитарные техно технологии логии Источник: Кузнецов В.Н. Геокультура. Основы геокультурной динамики безопасности в Мире XXI: Культура – Сеть. М.: 2003. С. 516–517.


Главная причина, по мнению автора статьи, обусловившая острую необходимость «строительства» другой, не-Вестфальской модели миропорядка;

«строительства» другой, не-Западной концепции мироустройства стала утрата западными странами (США, НАТО, ЕС) классического гуманизма;

их ориентация на подготовку ядерной войны против России;

трактовки ими Мира XXI как Войны – Сети (см. рис. 1);

общая, мировоззренческая ориентация на негуманитар ную парадигму взаимодействия государства, миропорядка и мироустройства (см. схему 3).

Рисунок Логика изменений в понимании современного Мира Мир Мир Мир Мир Культура – Сеть Война – Сеть Система Экономика Источник: Кузнецов В.Н. Основные социологические тенденции формирования мироустройства XXI века. С. 13.

Основы методологии и теории Московско-Шанхайской модели миропорядка XXI века разрабатываются из вестным русским социологом В.Н. Кузнецовым с 2003 года. Первые его публикации для российской и мировой общест Смысл Великой Победы венности представлены в 2006 году и в устном публичном докладе на съезде российских социологов в Москве осенью 2006 года1.

Схема Динамика и определённость основных смыслов – концептов гуманитарной и негуманитарной парадигмы Гуманитарная не-Западная парадигма Негуманитарная западная, евро-атлантическая (Россия – Азия, другие страны) парадигма (США, НАТО, Европейский Союз) Смысл – концепт Смысл – концепт в контексте «ГЕО» в контексте «НЕ»

Геокультура как методология обеспечения безопасности каждого «Неграждане» в Латвии, в Европейском Союзе человека Мир XXI века как Культура – Сеть Мир XXI века как Война – Сеть Честное соблюдение всех подписанных и согласованных зара- Нечестность, необязательность, неспортивность как искажение, нее Уставов, договоров, норм, Правил Игры деформация, нарушение подписанных и согласованных догово рённостей и Правил Игры Справедливое мироустройство Несправедливое мироустройство Опережающий компромисс для решения любых противоречий «Самоуполномочивание» на агрессивную войну против народов суве ренных стран (Югославия – 1999, Ирак – 2003) Культура предотвращения возможной ядерной войны XXI века Непризнание, неуважение других народов, других ценностей, других религий, Другого понимания свободы и демократии. Отказ от поиска компромисса. Идеологическое устрашение и насилие. Подготовка ядерной войны против России Московско-Шанхайская модель миропорядка XXI века Концепция и доктрина, идеология и политическая философия, Практики (Югославия, Ирак, Афганистан, Косово) «новой реально сти» возникшей после провозглашения независимости Косово февраля» (2008 год) Умная, честная справедливая, сильная и ответственная безо- Негуманная, нечестная, несправедливая, очень сильная, неот пасность России ветственная безопасность США, НАТО, ЕС В настоящее время (лето 2008 года) продолжение фундаментальных исследований Московско-Шанхайской модели мирового порядка стало одной из ведущих тем в работах учёных, представляющих научную школу Кузнецова. В журнале «Безопасность Евразии» создана соответствующая рубрика, в декабре 2006 года опубликован ежегодник, коллективная науч ная монография, «Московско-Шанхайская модель миропорядка XXI века», в декабре 2007 года состоялась первая Междуна родная научная конференция «Становление Московско-Шанхайской модели мирового порядка XXI века».

Преемственность и новизна в соотношении Вестфальской модели и модели Кузнецова могут быть хорошо по няты на основании рассмотрения его схемы 4 и авторского комментария.

«Основные особенности Московско-Шанхайской модели мира XXI века, – поясняет В.Н. Кузнецов, – целесообразно представить в тезисной форме:

• новая модель миропорядка состоялась как конкретный интеллектуальный итог 60-летия Великой Победы Советско го Народа над фашизмом.

Именно здесь сохраняется глубокая преемственность новой модели мира с предыдущей, Ялтинско-Потсдамской, ко торая оформилась по итогам второй мировой войны (1939–1945) в качестве выражения Вестфальской модели мира;

• впервые за последние 359 лет глобальная модель миропорядка оформилась по итогам невоенного, мирного шестидесятилетнего развития народов и стран.

Вестфальская модель мира состоялась по завершении Тридцатилетней войны в Европе (1618–1648).

Венская система международных отношений (продолжение Вестфальской модели) стала итогом Наполеонов ских войн (1799–1815) и предложила такой порядок отношений государств, который назвали «Европейским концертом».

Версальско-Вашингтонская модель мира (продолжение Вестфальской системы) сложилась по итогам Пер вой мировой войны (1914–1918). Именно в тексте Версальского мирного договора с Германией (1919) был представлен статус Лиги Наций как международной межправительственной организации, призванной содействовать сотрудничеству между народами для дела мира и безопасности: США не ратифицировали этот документ.

Содержание и структура Версальского миропорядка были дополнены на Вашингтонской конференции (1921–1922), которая была проведена по инициативе США для оформления отношений между государствами в Тихоокеанском регионе.

Ялтинско-Потсдамская система миропорядка (продолжение Вестфальской модели мира) оформилась по завершении Второй мировой войны (1939–1945);

• решающей, главной особенностью складывающейся Московско-Шанхайской модели миропорядка является, по моему мнению, принципиально новое понимание Субъекта миропорядка, миростроительства, мироустройства. Здесь главный действующий Субъект – народ, народы России и Азии (в Вестфальской модели мира – государства). Поэтому новую модель мироустройства (Московско-Шанхайскую) правомерно называть «Концертом Народов России и Азии»;

• считаю важным и необходимым выделить исключительно конструктивную особенность формирования Мос ковско-Шанхайской модели мира. В течение 2000–2007 годов на всех этапах её становления действует широко и устой чиво признанный глобальный интеллектуальный и гуманитарный лидер – Россия. Равновелика и равнозначима лидирую щая роль Китая как творца мирового экономического и промышленного развития;

динамика научного исследования процес са строительства новой модели миропорядка может быть рассмотрена в контексте геокультурной научной парадигмы (часть единой гуманитарной парадигмы XXI века), в которой сам Мир XXI века рассматривается как Культура – Сеть;

• доминантой, главной линией новой модели миропорядка является содействие продвижению во всех странах мира к глобальному порядку XXI века: достоинство, безопасность и благополучие для каждого человека;

здоровье, обра зование – для всех;

достижение Целей развития тысячелетия, принятых на Саммите в 2000 году…»2.

Феномен «миропорядок» («мировой порядок») как категорию, как новую Московско-Шанхайскую модель мирового порядка XXI века (авторскую концепцию В.Н. Кузнецова) можно определить следующим образом:

«это устоявшаяся сетевая совокупность понятых и принятых людьми, народами и государствами взаимодействий, которые обеспечивают: гарантированный порядок их легитимного и желательного жизнеобеспечения (достойной жизни человека;

благополучия, безопасности народа, национального суверенитета государства, целостности терри тории);

сохранение и развитие культуры, национального образа жизни, традиций;

удовлетворённость настоящим и уверенность в будущем;

доверие национальным и международным законам с уверенностью в их справедливом и едино образном (без двойных и тройных стандартов) толковании и исполнении»3.

Кузнецов В.Н. Новая Московско-Шанхайская модель мира XXI века в контексте единой гуманитарной парадигмы (геополитической, гео экономической, геокультурной). Социологический аспект // Безопасность Евразии. 2006. № 2;

Кузнецов В.Н. Московско-Шанхайская модель миропорядка и создание мировоззрения XXI века: социологический аспект // НАВИГУТ. 2006. № 3.

Кузнецов В.Н. Социология мироустройства XXI века (Проекта России): традиции и новизна. М., 2007. С. 26, 27.

Кузнецов В.Н. Основные социологические тенденции формирования мироустройства XXI века. М., 2008. С. 17.

Раздел четвёртый.

Концептуальные основы Институт государства Л.И. СЕРГЕЕВА создания условий предотвращения в условиях глобализации глобальных войн в XXI веке Схема Социология становления Московско-Шанхайской модели миропорядка XXI века Геокультурная парадигма МИР XXI века: Культура – Сеть Уступки в Глобальный гуманитарный стратегический Уступки в сфере религии мифов сфере культу- компромисс по поводу национальной ры безопасности каждого человека идеологии 3 2 Главное глобальное противоречие XXI века как источник динамики Культура жизни человека Культура Культура безопасности смерти человека человека Культура войны Россия – Азия США – Европейский Союз, НАТО Уступки в сфере нацио- Уступки в сфере идеалов, Солидарная нальных целей, национальных культура компромисса ценностей интересов Культура Мира, Культура Безопасности, Идеологическая Культура, Культура Диалога, Культура Предотвращения Уступки в сфере Уступки в сфере Стратегическая партнёрская национальной национального культура компромисса идентичности менталитета 11 Среда Московско-Шанхайская Мировоззрение Глобальная структурная модель миропорядка XXI века гуманитарная революция 14 13 Уступки в сфере Глобальный стратегический Уступки в сфере национальной опережающий и предотвращающий региональной безопасности компромисс безопасности 17 Консенсус по вопросам безопасности каждого человека, каждого народа, каждого государства, всей цивилизации Осуществление Целей развития тысячелетия: Саммит 2000 года Источник: Кузнецов В.Н. Социология мироустройства XXI века (Проекта России): традиции и новизна. М., 2007. С. 25.

КОНЦЕПЦИЯ НЕ-ЗАПАДНОГО МИРОУСТРОЙСТВА В декабре 2007 года сложились основы объединённой модели мироустройства XXI века Анны Кузнецовой и Вячеслава Кузнецова, в которой устойчивая целостность – мироустройство – обусловлена единством четырёх измере ний: политического, экономического, гуманитарного, институционального2 (см. схему 5).


Кузнецова А. О методологии синтезирующего взаимодействия гуманитарности в формировании не-Западной модели мироустройства XXI века // НАВИГУТ. 2007. № 3.

Кузнецова А., Кузнецов В. Смысл роли России в утверждении справедливого мироустройства XXI века // Мироустройство XXI: мировоз зрение, миропорядок. М., 2007.

Смысл Великой Победы Схема Социология формирования нового мироустройства как Глобальный Геокультурный Гуманитарный Проект Мира Содержание Основные характеристики Структура Главный вектор Культура жизни Политическая Московско-Шанхайская модель Мира Рубль как резервная мировая валюта мироустройства Финансовая Экономиче Структура ская Региональные торговые союзы и соглашения Торговая Институциональная Правила Игры Мировоззрение Гуманитарная Новый не-Западный гуманизм Концептуальная компромиссность Главные смысловые императивы как сущностные Новый (не-Западный) гуманизм XXI века характеристики ГГГПМ Справедливость как стратегическая идея для России и всего Мира Источник: Кузнецов В.Н. Основные социологические тенденции формирования мироустройства XXI века. С. 18.

Целесообразно определить понятие «мироустройство» следующим образом:

это «процесс и результат формирующегося синтезированного и концептуального представления, понимания и осознания человеком прошлого и будущего его самого, общества, всего мира через настоящее: через принятые им основы мировоззрения, жизненные позиции, убеждения, идеалы и ценности, принципы поведения с ориентацией на компромисс и справедливость в осуществлении любых взаимодействий»1.

Понятие «структура мироустройства» может быть изложено так:

«это взаимосогласованное единство политического, экономического, институционального и гуманитарного ас пектов главных доминант в функционировании мирового сообщества: политическая составляющая представ ляет новую Московско-Шанхайскую модель миропорядка;

экономическую составляющую определяют две доми нанты – финансовая (продвижение Рубля как одной из резервных валют) и торговая (современная торговля на основе региональных союзов и соглашений);

институциональная составляющая выражает Правила Игры при выработке и корректировке Повестки Дня мировому сообществу;

гуманитарная составляющая определяет ми ровоззрение и новый не-Западный гуманизм».

Категория «миропонимание» определяется «как содержанием феномена "мироустройство", так и основами со временного мировоззрения, позволяющими субъекту взаимодействий понять смысл и движущие силы процесса, свою роль и свою ответственность за совершённые (или несовершённые) поступки в условиях конкретного вре мени и пространства, определившихся рисков и неопределённостей в восприятии реальности, справедливого и несправедливого»3.

* * * Итоги представленного исследования позволяют сделать главный вывод: позитивная трансформация института го сударства с учётом тотального влияния глобализации наиболее оптимальна в политической сопоставимости политики безо пасности конкретной страны с динамикой регионального альянса (ШОС, ЕС и др.), с участием в институтах коллективной безо пасности ООН.

Можно утверждать, что рабочая гипотеза автора статьи, в основном, подтвердилась. Действительно, устойчи вость, гибкость и эффективность функционирования самого института государства решающим образом определяется кон структивностью связи человека и государства.

Примерами уже стали позитивные практики Финляндии, Индии, Ирландии, Норвегии, Бразилии, Китая, России, Гонконга, Сингапура.

Вместе с тем, институциональный подход к функционированию государства в условиях глобализации позволил обозначить несколько новых проблемных областей для исследования перспектив института государства:

• для гармонизации деятельности государства в контексте новой «институциональной среды» (новые Правила Игры, важность смыслов реального миропорядка и особенностей мироустройства) решающим фактором становится кон кретная конструктивная позиция каждого человека: например, позиция граждан Ирландии в голосовании по Лиссабон ской декларации о судьбе Европейского Союза;

• исключительно важна совместная работа миллионов граждан, государств, альянсов государств, международ ных неправительственных организаций по сохранению и поддержке, развитию Организации Объединённых Наций. Здесь суть: реальные действия многих конкретных людей, организаций, альянсов против ООН. Смысл работы против глобаль ного института – ООН: ослабить институт государства с целью его разрушения;

• всё более важным, актуальным и востребованным становится формирование новой предметной области ис следований: институциональная политологическая теория государства.

(Источник: «Безопасность Евразии». 2008. № 3) Кузнецов В.Н. Основные социологические тенденции формирования мироустройства XXI века. С. 19.

Там же.

Там же.

О.А. БЕЛЬКОВ ВОЕННАЯ ПОЛИТИКА И СТРАТЕГИЯ КАК ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ УПРАВЛЕНИЯ ОБОРОННОЙ СФЕРОЙ СТРАНЫ Словосочетание «военное управление» давно закрепилось в научном и политическом языке. Одно из первых его толкований можно найти в «Энциклопедии военных и морских наук» конца XIX в. «Управление военное, – говорится там, – обнимает многочисленные и разносторонние отрасли, для заведования коими учреждаются соответствующие специальные органы...». Широко оно употребляется и в современных офици альных документах, например в Военной доктрине РФ, Федеральных законах Российской Федерации «Об обороне», «О военном положении» и др. В Доктрине информационной безопасности РФ названы централь ные органы военного управления, органы военного управления видов Вооружённых Сил и родов войск, объе динений, соединений, воинских частей и организаций, входящих в Вооружённые Силы Российской Федера ции, в законе «О внутренних войсках» речь идёт об органах управления внутренними войсками.

В названных документах говорится, причём применительно к определённой сфере деятельности, об органах военного управления, но само военное управление как явление не раскрывается. К тому же эта категория употребляется в таком контексте («государственное и военное управление», «руководство и управление Вооружёнными Силами Российской Федерации» и др.), который требует дополнительных ком ментариев. Полное и всестороннее освещение эта категория ещё не получила и в научной литературе.

Достаточно сказать, что посвящённой ей статьи нет ни в восьмитомной Военной энциклопедии, ни в двух томном Военно-энциклопедическом словаре, выпущенном издательством «Большая российская энцикло педия». В этой связи представляется целесообразным исследовать сам процесс формирования в научном обществоведческом дискурсе методологических и концептуальных оснований для понимания стратегиче ского уровня управления оборонной сферой страны.

ВОЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ПОЛИТОЛОГИЯ Свой вклад в изучение военного управления вносит и политология, которая изучает политику как общественное явление и проявления политического в различных сферах жизни общества и различных ви дах человеческой деятельности. Те стороны и свойства военно-управленческой деятельности, которые обусловлены политикой, выступают как проявления политики или сами оказывают влияние на неё, разра батываются и освещаются в рамках политологии военного управления. В названии этого относительно са мостоятельного научного направления и соответствующей учебной дисциплины термин «политология» оз начает не науку, а определённые (именно политологические) процедуры и результаты анализа военных явлений и процессов, выявляющие их двустороннюю связь с политикой.

Правомерность и целесообразность такого словоупотребления подтверждается тем, что, с одной стороны, результаты исследования военного управления с использованием другого научного инструмента рия суммируются в философии военного управления, социологии военного управления, психологии военно го управления. С другой стороны, относительно самостоятельные направления политических исследований всё чаще получают обобщённое название «политология». Что же касается политологии военного управле ния, то у неё есть собственный ракурс исследования. Это относительно самостоятельное научное направ ление, которое имеет свой объект и предмет познания, своё содержание и которое выполняет общественно значимые функции.

Основную проблематику политологии военного управления составляют: влияние политики на ха рактер, содержание и методы военного управления (политическая обусловленность военного управления);

политические аспекты военно-политических решений (политическое в военно-управленческой деятельно сти);

место и роль военных факторов в деятельности различных политических акторов (военные императи вы политики);

военное управление как инструмент реализации политики, повышения её эффективности (военная политика) и др.

Семантически эпитет «военное» в словосочетании «военное управление» несёт троякую смысло вую нагрузку.

Во-первых, так говорят об управлении обществом, которое осуществляется военными органами и их должностными лицами или военными методами. Это всегда «нештатная», не свойственная демократическому государству ситуация. Однако «нештатная» не означает противоправная. В определённых случаях военное управление носит законный характер, имеет правовую основу. К таким случаям, в частности, относятся:

Статья подготовлена на основе опубликованных автором итогов исследования политологии военного управления:

Бельков О.А. Политология военного управления: Учебное пособие. М., 2008.

Энциклопедия военных и морских наук / Сост. под гл. ред. генерала от инфантерии Леера. СПб., 1897. Т. 8. С. 50.

См., например: Кокошин А.А. Политология и социология военной стратегии. М.: КомКнига, 2005;

Терновая Л.О., Нем чук А.А. Политология международных отношений: Курс лекций. М.: Интердиалект+, 2004;

Фельдман А.М. Политология конфликта: Учеб. пособие. М.: Издательский дом «Стратегия», 1998.

Смысл Великой Победы властные полномочия органов военного управления на территории, где ведутся военные дей ствия или объявлено военное положение;

властно-распорядительные меры военной администрации по мобилизационной работе, граждан ской обороне, допризывной подготовке молодёжи и т. п. Так, например, военные комиссариаты, создаваемые Министерством обороны как местные органы военного управления, в организации и проведении военно мобилизационной и учётно-призывной работы действуют на правах управлений (отделов) соответствующих ор ганов государственной власти и местного управления;

регламентируемые международным гуманитарным правом права и обязанности оккупирующей державы по отношению к местному населению, администрации и т. д.

Однако бывают ситуации, когда военное управление утверждается и действует в нарушение демо кратических норм и процедур. Примерами такого рода могут служить открытая военная диктатура;

милита ризация (военизация) органов власти и управления, экономики и всей общественной жизни;

включение во еннослужащих в структуры власти и т. п.

Во-вторых, военное управление есть управление людьми и структурами, занятыми военной деятель ностью или связанных с ней. Более того, в сферу военного управления попадают и те, кто в данное время непо средственно военной деятельностью не занят. «Бремя войны, – писал в начале прошлого века военный деятель и теоретик А.Е. Снесарев, – не может нести одна только часть населения то есть военные, а должно нести все население и для этого... оно должно пройти не только ту стадию технического военного образования, которая неизбежна в случае войны, оно должно понять и продумать ее духовную сторону, понять ее неизбежность, важ ность, оценить ее государственный смысл, то есть осмыслить философию войны».

Объектами военного управления являются оборонная сфера и военная организация государства и, следовательно, население, территория, экономика страны, вся система общественных отношений и ин ститутов, определённым образом упорядочиваемых в интересах обеспечения военной безопасности. В третьих, в узком смысле слова под военным управлением понимается властно-распорядительная деятель ность по созданию, подготовке, применению Вооружённых Сил, других войск, воинских формирований и органов. Её непосредственным и прямым объектом выступают военнослужащие и граждане.

В решении оборонных задач государства, а, следовательно, и в военном управлении участвуют различные органы власти. Властно-распорядительное регулирование жизнедеятельности социума вообще и военной сферы в частности осуществляется в двух взаимосвязанных формах: руководстве и управлении.

Основное отличие между ними состоит в следующем. Руководство является функцией лица или органа, возглавляющего какую-либо организацию, будь то государство, мэрия, фирма или армия, и выражается в их деятельности по определению целей и основных направлений развития данной организации. Управле ние же представляет собой преимущественно административную, организационно-техническую работу по реализации выработанного «свыше» курса.

То, что руководство и управление – разные функции, относящиеся к разным уровням власти, подчёр кивается в Военной доктрине, где говорится, что руководство строительством, подготовкой и применением военной организации государства, обеспечением военной безопасности Российской Федерации осуществляет Президент Российской Федерации, а управление Вооружёнными Силами Российской Федерации и другими войсками осуществляют руководители соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Од нако в реальной жизни эти функции не отделены друг от друга глухой стеной. В подтверждение достаточно напомнить о такой, например, категории военных управленцев, как руководящий состав Вооружённых Сил, или сообщить, что в Военной энциклопедии понятие «руководство войсками» не раскрывается, но даётся от сылка к статье «управление войсками».

В зависимости от функционального предназначения в военно-управленческой деятельности выде ляют три её вида: аналитическую и конструктивную;

организационно-административную;

информационно техническую4.

Многообразие и сложность управленческих вопросов и проблем в оборонной сфере делает необ ходимым сочетание функций военных и гражданских специалистов. В военном управлении неуместны как узковедомственная замкнутость, которая амбициозными претензиями на исключительность и непогреши мость прикрывает свой консерватизм, так и непрофессионализм дилетантов, всегда готовых к сомнитель ным новациям. При этом, однако, нельзя допускать, чтобы предметом политических дискуссий становились сугубо профессиональные вопросы, относящиеся к внутренней компетенции военного руководства.

Разработка и осуществление решений в военной области должны быть результатом равноправного диалога политических и военных деятелей, гражданской и армейской общественности. «В государстве, Оккупация, временное занятие значительными воинскими формированиями одного воюющего государства территории (или её части) другого воюющего государства и установление на этой территории административной власти высших командных инстанций оккупационных войск. При этом прекращается эффективное осуществление власти на оккупиро ванной территории правительством того государства, которому данная территория принадлежит. Оккупация не ведёт к распространению суверенитета оккупирующего государства на занятую его войсками территорию, а власть военной ок купационной администрации осуществляется в пределах, установленных международным правом. (Военная энциклопе дия: В 8 т. М.: Воениздат, 2002. Т. 6. С. 39).

Снесарев А.Е. Философия войны. М., 2003. С. 74.

Их соотношение в военной сфере является частным случаем общей проблемы соотношения власти и управления в политике. По поводу последнего на Западе был сформулирован принцип разграничения функций между «политическими»

чиновниками (теми, кто разрабатывает политику), включая президента страны и высших официальных лиц исполнитель ной власти, и «административными», управленческими чиновниками (теми, кто осуществляет политику). Первые иниции руют политику и направляют работу администраторов. Вторые реализуют законы, на деле проводят ту или иную полити ку. Их уровень и ранг зависят скорее от профессиональных качеств, чем от того, какую политику они поддерживают.

Скок А.С. Социальные технологии в системе управления военной организацией. М.: ВУ, 1997.

Раздел четвёртый. Военная политика и стратегия Концептуальные основы О.А. БЕЛЬКОВ как высший уровень управления создания условий предотвращения оборонной сферой страны глобальных войн в XXI веке проводящем дальновидную политику, – писал Ш. де Голль, – должна существовать система, предусматри вающая осуществление совместных исследований для подготовки административной и военной элиты к руководству военными усилиями нации в случае необходимости. Помимо того, что в случае конфликта по добная система позволила бы в кратчайшие сроки достигать согласия между различными ветвями власти, в мирное время она предоставила бы прекрасные возможности для урегулирования споров и согласования законов, относящихся к военной мощи страны»1. Частным примером необходимости форм «урегулирования споров» могут служить слова Президента РФ В.В. Путина, сформулированные им в Послании Федерально му Собранию 2006 г.: «Органам государственной власти субъектов Федерации следует серьезно озабо титься не только планами по набору в армию, но и отвечать за качество этого призыва и обеспечивать та кую подготовительную работу в самом тесном контакте с армией».

Военное управление имеет несколько уровней или видов, форм.

1. Военная политика. Её главный смысл и предназначение – определение возможности и преде лов применения военного насилия в политических целях, организация военного строительства и руково дство им, разработка и реализация планов применения Вооружённых Сил, территориальной и гражданской обороны, перевода органов власти и экономики страны на работу в условиях военного времени, выполне ния заданий по накоплению материальных ценностей, государственного и мобилизационного резервов Российской Федерации, других оборонных программ. В этом плане А.Н. Сурков под военным управлением предлагает понимать организующее, регулирующее, обеспечительное и исполнительное воздействие фе деральных органов государственной власти на военную организацию государства в целях исполнения кон ституционных задач по обеспечению его обороны и военной безопасности.

2. Управление войсками. Это деятельность командующих, командиров, штабов и других органов управления по поддержанию постоянной боевой готовности войск (сил), подготовке операций (боевых действий) и руководству войсками (силами) при выполнении поставленных им задач. Она включает в себя: а) непрерывное добывание, сбор, изучение, отображение, анализ и оценку данных обстановки;

б) принятие решения на опера цию (бой);

в) постановку задач войскам (силам);

г) планирование операции (боя);

д) организацию и поддержание взаимодействия и всех видов обеспечения;

е) организацию управления;

ж) подготовку подчинённых органов управления и войск (сил) к боевым действиям', з) организацию контроля и оказание помощи подчинённым ко мандующим (командирам), штабам, войскам (силам);

и) непосредственное руководство действиями войск (сил) при выполнении ими боевых задач.

3. Организация повседневной жизнедеятельности воинских коллективов. Право и обязан ность принимать решение на бой и управлять боем не исчерпывает управленческие функции военных кад ров. Им принадлежит решающая роль в реализации и таких задач Вооружённых Сил, сформулированных в официальной публикации Министерства обороны РФ, как организация и ведение информационного проти воборства;



Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 49 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.