авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 49 |

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности ...»

-- [ Страница 31 ] --

предупреждение и пресечение диверсий и террористических актов;

предупреждение экологиче ских катастроф и других чрезвычайных ситуаций, ликвидация их последствий;

привлечение военной науки к выработке и экспертизе военно-политических решений через соответствующие комитеты Государственной Думы и Совет Безопасности;

совершенствование пенсионного обеспечения военнослужащих;

реабилита ция инвалидов военной службы;

военно-патриотическая работа среди граждан, прежде всего молодёжи;

участие в решении проблем беспризорных и безнадзорных детей и т. д.3. Да и организация повседневной жизни войск требует массы управленческих решений, непосредственно не связанных с применением воо ружённого насилия или обеспечением его.

4. Морально-психологическое обеспечение оборонной (военной) деятельности. Управление во обще осуществляется путём воздействия на условия жизни людей и их ценностные ориентации. Военно патриотическое сознание масс, их понимание необходимости и важности защиты Отечества, психологическая устойчивость личного состава, его моральная готовность к ведению боевых действий являются неотъемлемой частью и необходимым условием боеспособности войск и в этом смысле морально-психологическое обеспече ние выступает составным элементом управления войсками. Вместе с тем эта область деятельности шире управления войсками. В этой связи уместно напомнить конституционную норму о защите Отечества как долге гражданина, требование Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» о том, что органы государственной власти и местного самоуправления обязаны систематически проводить работу по военно патриотическому воспитанию граждан.

Так, организация учебно-боевой деятельности части, соединения относится к управлению войска ми;

хозяйственные договоры с предприятиями, взаимодействие с органами власти и местным населением составляют управленческую деятельность военных кадров;

разработка и осуществление мер, затрагиваю щих всё военное ведомство или даже общество в целом (объявление и организация призыва в армию или мобилизации), входят в сферу военной политики.

На всех четырёх уровнях военное управление предстаёт как деятельность, обусловленная воз можностью войны и существованием армии. Но война и армия по сути своей – явления политические, по этому и военное управление не может не иметь политического характера, политического содержания.

Голль Ш. де. На острие шпаги // За профессиональную армию: Идеи Шарля де Голля и их развитие в ХХ веке. М., 1998.

С. 34, 35.

См.: Сурков А.Н. Военное управление как фактор национальной безопасности // Безопасность Евразии. 2006. № 2.

С. 169.

См.: Актуальные задачи Вооруженных Сил Российской Федерации. М.: МО РФ, 1993. С. 37, 38, 54, 59, 62.

Смысл Великой Победы ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ ВОЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ Содержание и формы военного управления наряду с административно-правовыми, организационно техническими, информационными, педагогическими и многими другими факторами определяют и политические характеристики. Не всё в нём имеет политическое содержание: есть немало оперативно-стратегических, органи зационно-технических, административных, хозяйственных и других задач, лежащих вне сферы политики. Однако значение, место и роль политического в военно-управленческой деятельности подчёркивается тем, что в Воен ной доктрине Российской Федерации первый из трёх разделов называется «Военно-политические основы». При чём это не только российская практика. Бывший Генеральный секретарь Конференции по разоружению, личный представитель Генерального секретаря ООН Милжан Коматина констатировал, что вообще большинство аспек тов военной доктрины относится к категории политических решений.

Как известно, явление, процесс или проблема носят политический характер, если они: (1) касаются во проса государственной власти;

(2) имеют государственный масштаб;

затрагивают интересы и входят в сферу внимания миллионов;

(3) имеют юридическое измерение и требуют правового определения и решения;

(4) граждане проявляют к ним своё отношение через традиционные механизмы политического участия;

(5) становятся объектом (предметом) соперничества и борьбы за власть разных политических групп;

(6) публичная власть, её структуры и лица признают за собой право решать эту проблему или массы требуют от них такого решения. Всякая проблема, а равно средства и способы её решения являются политическими, если они касаются вопроса государственной власти регулируются ею или, наоборот, требуют её видоизменения.

«Вмешательством власти, – пишет французский политолог Ж.-М. Денкэн, – завершается процесс политизации».

Политическое в военном управлении заключается в следующем.

Во-первых, содержание и характер военного управления, его направления и масштабы, как и мно гие другие параметры, «задаются» политикой. Подчинённость военного управления политическому в наи более открытой и гипертрофированной форме проявляется в периоды социальных потрясений и политиче ских трансформаций, когда вводится прямой контроль над военными руководителями со стороны власти.

Этот контроль может осуществляться комиссарами, как это было в период гражданской войны во Франции и России, политорганами, действовавшими в Советской Армии, другими институтами. В стабильном, консо лидированном и демократическом обществе нет надобности в таком контроле. Однако и в нём армия не может быть и не является самодовлеющим образованием.

Именно политика определяет предназначение, функции и задачи армии, порядок и правила её приме нения, в том числе в случаях, не связанных с обеспечением военной безопасности. Решение о применении силы и, если оно принято, выбор подходящего момента для её применения находятся в компетенции политических лидеров. Военное управление служит реализации принятых ими решений. В его сферу входит создание рамок, в которых такие решения могут быть приняты, подготовка возможности выбора, составление планов на случай возникновения непредвиденных обстоятельств и обеспечение наивысшей степени эффективности военной ор ганизации и вооружённых сил как её ядра. При этом политические установки обусловливают не только цели во енного управления, но и его принципы, конкретные задачи, методы и т. д.

Понятно ведь, что возможности и пределы военного управления существенно разнятся в условиях, когда политика ориентирована на подчинение всей жизни страны задаче создания и обеспечения армии (первоочерёдность в удовлетворении нужд обороны, «пушки вместо масла») и когда она стремится решить социально-экономические проблемы общества за счёт свёртывания оборонных усилий государства (оста точный принцип обеспечения оборонной сферы, «масло вместо пушек»). Разумеется, между этими крайно стями существует так называемая золотая середина. В Российской Федерации, например, развитие и воен ное планирование ведутся, исходя из геополитических потребностей РФ и принципа оборонной достаточ ности, а не из фактически наличествующего потенциала.

Смена принципов военного строительства, переход от одного к другому, определяется не зрелостью вооружённых сил, не собственными соображениями военного командования, а политической позицией и реше ниями государственной власти. Политическое содержание военно-управленческих решений подтверждается и тем, что бывают случаи, когда со временем меняется отношение к ним. Так, осенью 1956 г. 14 тыс. офицеров вен герской армии из общего числа 26 тысяч присягнули мятежной (антинадьевской) власти. Но в 1988–1989 гг. более 70% венгров при опросах называли события того времени контрреволюцией. А в настоящее время в Венгрии официально чтят тех, кто с оружием в руках боролся против существовавшего в стране режима. Приведём при мер из нашей истории. Действия ограниченного контингента советских войск в Афганистане первоначально пози ционировались как оказание интернациональной помощи братскому народу, затем – как защита южных рубежей Родины. Позже, со сменой государственной идеологии, они были признаны политической ошибкой.

Во-вторых, как специфический вид деятельности, военное управление предполагает реалистическую оценку геополитической и геостратегической обстановки в мире и возможные тенденции её развития, осмысле ние места вооружённых сил в жизни общества, внутренней и внешней политике государства. Оно развёртывает ся с ориентацией на внешний мир, исходя из существующих мирных условий, учитывает и все возможные, то есть теоретически допустимые, варианты возникновения войн и вооружённых конфликтов и соответствующие требования к армии. Давно сказано: неразумно или даже преступно поведение той армии, которая не стремится овладеть всеми средствами, всеми способами борьбы, которые есть или могут быть у неприятеля. Эффектив ным является военное управление, которое учитывает тенденции развития военного дела в мире, адекватно реагирует на военные усилия других государств и гарантирует военную безопасность страны. Вместе с тем в условиях, когда ограниченные возможности государства не позволяют достичь необходимого уровня его оборо Разоружение. 1992. Т. 15. № 4. С. 115.

Денкэн Ж.-М. Политическая наука. М., 1993. С. 24.

См.: Актуальные задачи развития Вооруженных Сил Российской Федерации. С. 1.

См.: Независимая газета. 1998. 29 октября.

Раздел четвёртый. Военная политика и стратегия Концептуальные основы О.А. БЕЛЬКОВ как высший уровень управления создания условий предотвращения оборонной сферой страны глобальных войн в XXI веке носпособности, приходится искать нестандартные решения, способные обеспечить военную безопасность стра ны, будь то создание ядерного потенциала сдерживания, организация коллективной самообороны или упование на мир как награду за свёртывание каких бы то ни было собственных военных усилий. Но и то, и другое, и третье относятся к сфере политики.

В-третьих, военное строительство составляет хотя и относительно самостоятельную, но неотъемле мую часть оборонных усилий государства и как таковое не может быть самодовлеющим процессом. Оно ведётся на основе и с учётом демографических, экономических, научно-технических и других возможностей страны. Соз дание и поддержание военной мощи включает все стороны всех областей государственного строительства. В силу этого на его содержание решающее влияние оказывают характер установленного в стране политического режима, история и культура народа, уровень институционального и социально-экономического развития обще ства и др. Названные факторы у каждого государства имеют специфические содержание и формы, что опреде ляет многообразие подходов к проблемам обеспечения военной безопасности.

В-четвёртых, военное управление ведётся на строго легитимной и законной основе, оно строится в соответствии и посредством права, в котором есть специальная отрасль – военное право, обеспечиваю щее чёткую и детальную правовую регламентацию деятельности, касающейся военной безопасности стра ны. Так, закон «Об обороне» устанавливает, что «организация руководства обеспечением военной безо пасности Российской Федерации в угрожаемый период, создание и функционирование соответствующих органов государственной власти и органов военного управления регламентируются соответствующими за конодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации». О правовой регла ментации военной сферы говорится и в разработанном ОБСЕ Кодексе поведения, касающемся военно политических аспектов безопасности. Государства-участники, записано в нём, будут широко распростра нять в своих странах документы международного гуманитарного права, касающегося военных действий.

Они в соответствии со своей национальной практикой будут отражать свои обязательства в этой области в своих военных учебных программах и правилах. Государства-участники будут обеспечивать выполнение руководящим составом вооружённых сил национального законодательства и международного права, а так же осведомлённость о возможном привлечении в соответствии с этими правовыми нормами к индивиду альной ответственности за противозаконное осуществление таких полномочий.

В-пятых, управленческая деятельность носит публичный характер. Вооружённые силы – это, прежде всего люди, и управление ими осуществляется людьми, имеет своим объектом массу военнослужащих. Воен ный организм не обезличивает военнослужащих. Каждый из них в своей деятельности руководствуется опреде лёнными личными интересами, направляется сознанием и чувствами, придерживается нравственных норм, так или иначе сообразуется с правовыми требованиями. Всё это неизбежно накладывает отпечаток на мотивацию поведения и само поведение людей, их отношение к воинскому долгу и тем самым на облик, возможности воо ружённых сил. Публичность военно-управленческой деятельности Вооружённых Сил РФ определяет то, что их институты, военнослужащие включены в разветвлённую сеть разнообразных отношений с федеральными, рес публиканскими и местными органами власти, а порой и с представителями иностранных государств. Они взаи модействуют с различного рода политическими и общественными, культурными и научными объединениями граждан, средствами массовой информации и другими звеньями политической системы общества. Как известно, армия составляет одну из сторон в системе военно-гражданских отношений.

Эффективность военного строительства во многом определяется ценностными ориентациями и ус тановками людей, становящихся в военный строй. «Первая потребность армии, – писал более ста лет тому назад русский генерал Р.А. Фадеев, – высокое мнение военных о своём звании, находящее сочувственный отзыв в обществе. Если общество вполне сознаёт себя как нацию, то (в продолжающемся ещё покуда по ложении света) оно должно высоко ценить свою армию, в которой осуществляется национальное могуще ство;

ценить же армию – значит ценить людей, её составляющих». Вот почему в число важных задач воен но-управленческой деятельности входит обеспечение разработки и внесения в общественное сознание страны положительной идеи армии. В то же время публичный характер военной сферы и военного управ ления обусловливает необходимость гражданского контроля над ними.

В-шестых, военное управление исходит из лояльности военнослужащих своему государству, правительству и формирует такую лояльность. Мировая практика выработала различные механизмы, обеспечивающие политическую стабильность армии, её верность своему правительству. К ним, в частно сти, относятся:

• конституционные и законодательные акты, определяющие статус и правовые основы деятель ности армии, военнослужащих;

• подчинённость армии законодательным и исполнительным органам государственной власти;

• транспарентность армии для общества, парламентский и общественный контроль над её дея тельностью;

• отбор и подготовка офицерских кадров;

• система воспитания личного состава. Материальная и моральная стимуляция воинской службы.

Названные механизмы нацелены на практическую реализацию идеи, сформулированной И. Ильиным и повторенной В.В. Путиным в Послании Федеральному Собранию: «Солдат есть звание высокое и почетное. И он представляет всероссийское народное единство, русскую государственную волю, силу и честь».

Какая армия нужна России: Взгляд из истории // Российский военный сборник. Вып. 9. М.: ВУ: Ассоциация «Армия и общество», 1995. С. 31.

Смысл Великой Победы В-седьмых, военное управление, поддерживая способность и готовность военной организации дейст вовать в соответствии со своим предназначением, выступает важным условием, определяющим суверенитет государства, то есть исключительность и верховенство его власти по отношению ко всем группам и организаци ям внутри страны и независимость от властей иностранных государств в сфере международного общения. Бо лее того, Военная доктрина Российской Федерации предусматривает, что военное управление и в мирное время обеспечивает поддержку (при необходимости) политических акций Российской Федерации путём проведения соответствующих мероприятий военного характера, а также военно-морского присутствия.

Таким образом, военное управление есть отрасль государственного управления, в функции которо го входит организация обороны страны, военного строительства, повседневной жизнедеятельности войск, ведения военных действий;

Оно развёртывается на различных уровнях и в разных формах, оказывая воз действие на органы государственной власти, население, экономику и территорию страны, определённым образом упорядочивая их в интересах обеспечения военной безопасности. Его непосредственным объек том выступают военная организация государства, прежде всего, Вооружённые Силы и другие структуры, предназначенные для выполнения задач военной безопасности военными методами. Военное управление обращено к войне и армии, обусловлено ими и уже в силу этого является инструментом политики, которая влияет на его содержание, характер и формы.

СТРАТЕГИЯ – НАУКА И ИСКУССТВО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ СФЕРОЙ ОБОРОНЫ Война и подготовка к ней, военное строительство самым непосредственным и тесным образом связаны с политикой. Их нельзя понять вне политического контекста. Как пишет президент Академии военных наук гене рал армии М.А. Гареев, «изучая только войны, невозможно ответить на вопрос, почему они произошли». Одна ко они имеют свою специфику и потому не тождественны политике. Ещё А.А. Жомини предлагал различать «по литику войны» и «военную политику». «Политика войны, – писал он, – занимается всеми соотношениями дипло матики с войною, между тем как военная политика означает только военные соображения государства или пол ководца». В современном научном и политическом языке «только военные соображения» составляют сферу стратегии, стратегического управления.

«Стратегия» – термин военной лексики. Об этом говорит уже его этимология: он пришёл к нам из грече ского языка, где характеризовал военное управление (stratos – войско + ago – веду). Так называют область тео рии и практики, охватывающую принципы и способы достижения превосходства одной из сторон посредством военной силы. Мольтке понимал стратегию как «практическое применение средств, переданных в распоряжение полководца для достижения поставленной цели»3. Наши толковые словари и сейчас определяют стратегию как составную часть, высшую область военного искусства, которая представляет собой теорию и практику подготов ки страны и вооружённых сил к войне, планирование и ведение стратегических операций и войны в целом.

Однако со временем данный термин получил более широкое применение. В тех же словарях его второе толкование (с пометкой: переносное значение слова) звучит так: «Искусство руководства общественной, полити ческой борьбой;

общий план ведения этой борьбы». Примерно также толкует стратегию Э.Н. Ожиганов: «Страте гия – это проектирование политических действий и овладение ключевыми факторами политической ситуации в целях достижения господства в какой-либо сфере интересов»5.

Более того, в последние годы в управленческих науках, а за ними и в обыденном сознании утвер ждается представление о стратегии как «генеральном плане» развития какой-либо организации или облас ти деятельности – от фирмы до субъекта Федерации и от сельского хозяйства до космоса. Наиболее разви тые страны, говорилось на Второй Всероссийской конференции по вопросам стратегического управления, уже более 15 лет активно разрабатывают и внедряют общенациональные стратегические программы как в сфере экономики, так и во всех других сферах жизни общества. Общенациональное стратегическое целе полагание в современном мире является одним из важнейших атрибутов национального экономического и культурного развития, экономической и социальной политики6.

Вместе с тем для каждого государства характерна вполне конкретная специфика в выборе перспектив ных вариантов стратегических решений и стратегического планирования, в преобладании конкретных военно стратегических взглядов и теорий. Государства различаются по характеру восприятия военно-политической об становки и своего места в системе международных отношений, в оценке взглядов и замыслов вероятного про тивника. У них есть особенности в выработке требований к собственным военным доктринам и критериев полез ности военно-теоретических новаций, в культуре военно-дипломатической и международной военной деятель ности, в принципах принятия решений и т. д. Те постоянно действующие факторы и политические детерминанты, которые оказывают существенное, хотя и неявное влияние на формирование менталитета и образа действий высшего военного и политического руководства той или иной страны, на асимметрию и самобытность нацио нальных стратегий, принято называть национальной стратегической культурой.

Одним из первых понятием «стратегическая культура» оперировал американский ученый К. Бус. В монографии «Стратегия и этноцентризм», опубликованной в 1979 г., он писал, что стратегическая культура является продуктом национальной культуры и народных традиций, исповедуемых ценностей, привычек, взглядов на внешний мир, национальных символов, достижений нации в различных областях человеческой Гареев М.А. Ариаднины нити ратного дела // Независимое военное обозрение. 1998. № 32. С. 4.

Жомини А.А. Аналитический обзор главных соображений военного искусства и об отношении оных с политикою госу дарств. СПб., 1833. С. 47.

Цит. по: Лиддвл-Гарт Б. Энциклопедия военного искусства. С. 366.

См.: Толкование некоторых понятий и категорий, употребляемых в учебном процессе в ВАГШ. М., 1997. С. 18.

Ожиганов Э.Н. Стратегическая культура и национальная безопасность: Развитие России и мира: Наши перспективы в концепциях и сценариях // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2005. № 5 (293).

См.: Информационно-аналитическое обеспечение стратегического управления: Теория и практика // Труды Второй Все российской научной конференции по вопросам стратегического управления.

Раздел четвёртый. Военная политика и стратегия Концептуальные основы О.А. БЕЛЬКОВ как высший уровень управления создания условий предотвращения оборонной сферой страны глобальных войн в XXI веке деятельности и тех особых, присущих данной нации путей и методов приспособления к окружающему миру, и методов разрешения проблем, которые связаны с необходимостью парирования угроз национальной безопасности с применением силовых методов.

Несколько раньше термин «стратегическая культура» использовался в исследовательском докладе 1977 г. американского аналитика Д. Снайдера под характерным названием «Советская стратегическая культура: последствия для вариантов ограниченного применения ядерного оружия». Стратегическая куль тура определялась там как «совокупность идей, эмоциональных реакций и принятых образцов поведения, которую разделяют члены национального стратегического сообщества относительно ядерной стратегии».

Анализируя возможность ядерного конфликта между СССР и США, американские специалисты писали, что он может развиваться в непредсказуемом направлении, поскольку «русские, с их собственной историей и военным опытом, могут задаваться совершенно неожиданными для американцев вопросами относительно необходимости применения ядерного оружия и получать неожиданные для себя ответы со стороны амери канцев, поскольку они являются представителями разных стратегических культур».

А.А. Кокошин говорит о стратегической культуре так: «Совокупность стереотипов устойчивого пове дения соответствующего субъекта при масштабном по своим политическим задачам и военным целям при менении военной силы, в том числе при подготовке, принятии и реализации стратегических решений. Стра тегическая культура является атрибутом не только вооруженных сил или даже государственной машины, а всего народа в целом. Стратегическая культура – это долговременный, весьма инерционный социопсихоло гический феномен, который часто действует почти с одними и теми же характеристиками даже при смене не только высших государственных деятелей и военного командования, но и при смене политических сис тем и политических режимов».

Таким образом, стратегическая культура есть набор моделей, устойчивых стереотипов, характе ризующих реакцию данной нации на вызовы своей военной безопасности. Она представляет собой комплекс устойчивых взглядов и моделей поведения военного и политического руководства данной страны. Страте гическая культура вытекает из истории народа, физической и экономической географии страны, её геопо литического положения и деятельности, из сложившейся политической культуры нации.

Не останавливаясь на характеристике стратегических культур различных стран, отметим, что многие устойчивые черты стратегической культуры России обусловлены обширными территориальными пространст вами, слабым развитием транспортной инфраструктуры и систем связи, отсутствием чётко обозначенных природных рубежей и уязвимостью российских границ, постоянным наличием серьёзных внешних военных угроз, жертвенностью народа во имя государства, его ориентацией на высоконравственные идеалы любви к Отечеству. Названные факторы определяют такие черты русской стратегической культуры, как ориентация на первоочередную защиту государственных интересов в качестве высшей цели существования армии, необхо димость подготовки к действиям на трёх театрах: западном, южном и восточном;

стремление обеспечить мак симальную готовность тыла страны и собственно вооружённых сил к ведению возможных широкомасштабных боевых действий как внутри страны, так и за её пределами;

гарантированный уровень военной безопасности как стратегический идеал;

централизация руководства и управления;

преемственность в стратегических уста новках и стратегическом планировании;

склонность к долгосрочному планированию;

развёртывание выдвину тых к границам группировок вооружённых сил и их тыловое обеспечение.

Стратегическая культура, среди прочего, – это способность руководителей предвидеть долгосрочные последствия своих решений и принимать их, оценивая множество конкурирующих точек зрения перед лицом сложных и динамических процессов с весьма неясными исходами. Руководители должны обладать особым стремлением к проникновению в динамику событий и преодолению тех барьеров неопределённости, изменчиво сти, сложности и неоднозначности, которые в принципе недоступны для рутинных функционеров. Именно по этому стратегическая культура не есть нечто застывшее и неизменное. Она не только допускает, но и предпола гает вариабельность решений в сфере обороны. Профессор Н.В. Медем в «Обозрении известнейших правил и систем стратегии» (1836 г.) утверждал, что положения военной стратегии не постоянны, они изменяются со вре менем в зависимости от политических и иных условий. В подтверждение можно напомнить, что в ядерной стра тегии наше государство отказалось от принципа неприменения ядерного оружия первым.

Одним из механизмов, обеспечивающих преемственность в развитии стратегической культуры, сохране ние во времени её качественной определённости, выступает институциональная память. Её сущность можно оп ределить известным русским оборотом «так повелось» или присказкой «не нами заведено, не нам изменять», которые на практике трансформируются в своего рода повеления «так положено, так надо», без объяснения, кем положено, почему надо. По существу, это своеобразные правила, предопределяющие характер, формы, а в ка кой-то мере и содержание управленческой деятельности. Институциональная память выступает действенным фактором правления, поскольку ею обладают люди. При этом ошибочно полагать, что речь идёт исключительно или даже, прежде всего, об информированных и профессиональных работниках высших звеньев аппарата. В про тивном случае смена руководства означала бы и утрату этой памяти.

См.: Ожиганов Э.Н. Стратегическая культура и национальная безопасность. Развитие России и мира: наши перспекти вы в концепциях и сценариях // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2005. № 5 (293).

См.: Николайчук И.А. Национальная стратегическая культура России: проблема преемственности // Власть. 1999. № 3.

Кокошин А.А. Стратегическое управление: Теория, исторический опыт, сравнительный анализ, задачи для России. М.:

РОССПЭН, 2003. С. 380.

Смысл Великой Победы Институциональная память функционирует в виде разного рода писаных норм, закреплённых в ус тавах, инструкциях, руководствах, положениях и других руководящих документах. Она может обретать ма териализованный, «вещный» характер, например, в форме одежды, регалиях и знаках отличия, опреде ляющих статус сотрудников, в названиях должностей и званий. Её важную часть составляет передаваемый от поколения к поколению «живой опыт» людей, их знание истории своей организации, что и как в её дея тельности было успешным, что и почему не удавалось решить. Наконец, сама организационная структура учреждения, которая закрепляет за различными подразделениями и должностями определённые функции, заставляет их действовать соответствующим образом.

Таким образом, стратегическое управление представляет собой разработку государственной по литики, планов и программ предупреждения и нейтрализации опасностей, угроз и вызовов жизненно важ ным условиям и факторам жизнедеятельности государства и общества, которые: рассчитаны на средне срочную (3–5 лет) и долгосрочную (10–15 и более лет) перспективу;

требуют для своей реализации при влечения значительных демографических, материальных, в том числе природных, финансовых средств;

ориентируются на мобилизационные механизмы и методы;

предполагают международное сотрудничест во и/или участие иностранных структур. В своих высших сферах стратегическое управление граничит с политикой и государствоведением или, как писал К. Клаузевиц, само становится и тем и другим.

ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КАК ОБЪЕКТ ИНТЕРЕСА И ВНИМАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА Одна из функций управления – контроль, под которым понимается проверка или наблюдение в це лях проверки. Применительно к оборонной сфере он имеет двоякую форму: контроль, осуществляемый органами военного управления за ходом выполнения собственных решений, и гражданский контроль со стороны государственной власти и гражданского общества за состоянием и функционированием военной организации, военной деятельностью в стране. Относительно второй формы в «Кодексе поведения, ка сающемся военно-политических аспектов безопасности», принятом ОБСЕ, говорится: «Государства участники рассматривают демократический политический контроль над военными и военизированными силами, силами внутренней безопасности, а также разведывательными службами и полицией как незаме нимый элемент стабильности и безопасности. Они будут содействовать интеграции своих вооруженных сил с гражданским обществом в качестве важного проявления демократии».

Необходимость и содержание гражданского контроля над военной организацией определяются её особенностями и положением в государстве. Вооружённые Силы, составляющие ядро военной организа ции, другие войска, воинские формирования и органы, а вместе с тем в известной мере и вся военная орга низация, будучи частью государства и общества, в силу понятных причин являются весьма специфической, относительно замкнутой и закрытой для них частью. Эти структуры накладывают на людей, прежде всего руководителей, особые обязанности, ответственность, предъявляют требования и стандарты, которые должны соблюдаться всеми военнослужащими. Характером воинского труда, особенностями воинского быта военнослужащие интегрированы в относительно целостную общность со своими интересами, систе мой ценностей, формой общения и нормами поведения. «Жизненный опыт, менталитет, образ действий профессионального военного, – пишет А.А. Кокошин, – значительно отличаются от тех, что характерны для гражданских государственных и политических руководителей»2.

Армия по принципам организации и формам жизнедеятельности, системам ценностей и норм не тождественна обществу. «В обычной политической жизни, – писал американский военный теоретик Э. Коэн, – неизбежно предполагающей различные компромиссы, меньше места таким традиционным мо ральным ценностям военных, как преданность долгу, лояльное отношение к руководству, забота о подчи ненных.... Общество должно осознать это и понять, что именно здесь кроется причина того, что мы не хо тим полного единства армии и общества»3.

Вместе с тем военная сфера связана со всеми сторонами государственной и общественной жизни и опирается на экономические, политические, научно-технические, информационные, духовные и другие возмож ности общества, преломляет и аккумулирует их в себе. Военное строительство, существование армии придают обществу известные особенности. Так, в интересах обеспечения армии определённая часть экономики специа лизируется на военном производстве. На решение военных задач ориентируется большая часть научного по тенциала страны. Ценностные ориентации и нравственные установки людей по отношению к войне и армии ха рактеризуют важные стороны духовной жизни общества, актуализируют проблемы военно-патриотического вос питания масс. В политических структурах государственной власти и оппозиции создаются институты, призван ные заниматься военными вопросами. В правовой системе государства складывается военное право, регули рующее соответствующую деятельность институтов и граждан.

Армия стоит денег, хорошая армия – больших денег. В нашей стране, например, военные расходы составляют львиную долю государственного бюджета. Налогоплательщик, а именно он составляет соци альную базу гражданского общества, самым непосредственным образом заинтересован в определении и соблюдении разумной меры в объёме, направленности, структуре и порядке финансирования военно силовых структур. Поэтому не каждый конкретный индивид, а налогоплательщик как обобщённый тип хо зяйствующего субъекта не может допустить самоустранения и не хочет согласиться с устранением от уча стия в этой работе, ему нужна ясная картина того, куда направляются и как используются народные деньги.

Военнослужащие как специфическая социальная группа многими нитями связаны с другими группами.

Ряды вооружённых сил постоянно обновляются, пропуская через себя большие массы граждан. В этом смысле границы оборонной сферы проходят не только по территориям, предприятиям, но и домам, семьям. Между тем См.: Клаузевиц К. О войне. С. 110.

Кокошин А.А. Политология и социология военной стратегии. С. 62.

Коэн Э. О роли военных в американском обществе // Красная звезда. 1993. 4 марта.

Раздел четвёртый. Военная политика и стратегия Концептуальные основы О.А. БЕЛЬКОВ как высший уровень управления создания условий предотвращения оборонной сферой страны глобальных войн в XXI веке военная служба связана с необходимым и неизбежным ограничением прав гражданина. И общество, направляя своих детей в армию, очень ревниво стремится отследить, насколько обоснованны эти ограничения.

Оборонная (военная) сфера связана с подготовкой и применением вооружённого насилия. Последнее же представляет собой наиболее авторитарный, крайний и самый решительный способ изменения статус-кво в определённой социальной системе, будь то внутри страны или на международной арене. Функциональное при менение военной силы влечёт за собой гибель и ранение людей, материальные разрушения, финансовые за траты и другие потери, которые несут не только жертвы, но и инициаторы военного насилия, не только побеж дённые, но и победители. В этой связи понятно повышенное внимание общества, не желающего войны, к инсти тутам, созданным для войны. Понятно и то, что, как писал Ш. де Голль, «отвращение, испытываемое по отноше нию к войне, частично переносится и на армию».

Наконец, противоречивая сущность военных институтов состоит в том, что, созданные для обеспе чения безопасности общества, они воплощают в себе в известной мере отчуждённую от него огромную мощь, которая в принципе способна стать силой, стоящей над обществом. В определённых условиях эта сила может приобретать и гипертрофированные формы, когда «выходит из казарм» для того, чтобы по сво ему усмотрению влиять на общество.

Людей, совершенно индифферентных по отношению к военной организации, практически нет. Лю ди не могут быть безразличными к тому, что, так или иначе, задевает их интересы. Это обусловливает по стоянный интерес к проблемам общественной жизни, связанным с формированием и функционированием военной организации. Вовлечённость широких масс населения в военные дела в качестве действующей или страдающей стороны не является раз и навсегда данной величиной;

она может изменяться в зависи мости от многих факторов.

Объективное содержание и субъективное восприятие оборонной сферы далеко не всегда совпа дают: различные индивиды и группы формируют собственное отношение к целям, методам и результатам военной деятельности.

Так как любые государственные действия по-разному сказываются на положении, возможностях и пер спективах различных категорий населения, в нём складываются разные объединения и ассоциации, каждое из которых пытается по-своему влиять на порядок принятия и реализации военно-политических решений.

В силу антиномичности гражданского общества эти усилия могут иметь и имеют различную направлен ность – от всемерной поддержки военной политики государства до категорического неприятия и противодейст вия какой бы то ни было его военно-политической активности. Если говорить о крайностях, то и те, кто поэтизи рует войну, обоготворяет вооружённые силы, и те, кто отвергает военное насилие в принципе и представляет армию как безусловное зло, пусть с противоположных позиций, но формулируют своё отношение к ней.

Данная сфера социальной жизни составляет военно-гражданские отношения. Так называют систе му объективно существующих связей между сферой обороны, военной организацией и олицетворяющими их военнослужащими, с одной стороны, и государственными учреждениями и структурами гражданского общества и олицетворяющими их гражданскими лицами – с другой. Однако отметим: чёткого и жёсткого дихотомического разделения общества на группы «военных» и «гражданских» нет. Глубокий смысл содер жится в словах Э. Коэна о том, что по большинству спорных вопросов военного строительства дискуссии идут не между военнослужащими и гражданскими лицами, а между объединившимися вокруг той или иной идеи группами военных и гражданских.

Слагаемыми (формами) военно-гражданских отношений являются: иерархия и взаимодействие во енных и гражданских властей;

характер и формы взаимодействия структур государства и гражданского об щества по военным вопросам;

наличие и активность оборонных, военно-патриотических, а также антивоен ных и подобных организаций, объединений в гражданском обществе;

престиж вооружённых сил в обществе и социальный статус военнослужащих;

участие (и неучастие) армии и военнослужащих в политических и социальных процессах;

позиция армии, армейское общественное мнение о гражданской сфере;

военная культура общества, право и правосознание о защите Отечества;

военная тема (её интенсивность, направ ленность и т. д.) в общественном мнении и СМИ и др.

Военно-гражданские отношения складываются на трёх уровнях: межличностном, социально групповом и институциональном. Названные уровни не изолированы друг от друга, но находятся в тесной взаимосвязи. Так, взаимодействие институтов (например, органов военного управления и Союза комитетов солдатских матерей) осуществляется в виде межличностных контактов их конкретных представителей и оказывает влияние на престиж армии в обществе. Другим примером может служить действующий в Рос сийской Федерации институт военных советов, в рамках которых гражданские государственные деятели принимают участие в обсуждении и решении военных вопросов. Формирование военно-гражданских отно шений является результатом, во-первых, стихийно складывающихся интересов, связей, мнений и, во вторых, сознательно организованных, целенаправленных усилий государственных учреждений, общест венных объединений и военных структур по формированию сознательного отношения населения к обеспе чению военной безопасности страны.

Соответствующие социально-психологические настроения и позиции масс формируются при ак тивном участии структур гражданского общества. Одни из них (семья, краеведческие объединения и др.) участвуют в этом косвенно, опосредованно, для других (школа, военно-технические и военно-спортивные Голль Ш. де. О престиже. М.: Европа, 2006. С. 38.

См.: Коэн Э. О роли военных в американском обществе // Красная звезда. 1993. 4 марта.

Смысл Великой Победы секции, церковь и т. п.) формирование оборонного сознания выступает как одна из функциональных задач;

третьи (оборонные, ветеранские, военно-патриотические организации) специально ориентированы на под готовку граждан, прежде всего, подрастающих поколений, к защите Отечества. Однако заметим, что созна тельная деятельность разных институтов может быть и одно- и разнонаправленной. К сожалению, в стране есть и организации, движения, программной целью которых является развенчание патриотизма и антиво енная активность, направленная не против войны, а против военных.

Предметом военно-гражданских отношений, составляющим их содержание, являются: возможность и пределы военного насилия как инструмента политики;

предназначение армии и порядок её применения;

место и роль Вооружённых Сил в обществе;

защита Отечества, воинский долг, авторитет военной службы;

социальный статус военнослужащего;

объём и порядок финансирования и материально-технического обеспечения обороны страны;

участие структур гражданского общества в решении оборонных задач государства и т. д.

Военно-гражданские отношения – явление конкретно-историческое. Они подвержены изменениям в силу целого ряда объективных и субъективных факторов. Специалисты выделяют три типа военно гражданских отношений. Автократический тип предполагает, что и военная, и гражданская сферы являют ся не относительно самостоятельными образованиями, а элементами, сторонами синкретически целого, некоего «высшего единства» воплощённого в лице правителя. В милитократическом типе армия выступа ет вершителем судеб народа, арбитром общества и т. д. Наиболее полно этот тип проявляется в условиях военной диктатуры. «Армия – школа нации» – вот формула, лаконично выражающая суть этого типа.

Процедурную сторону военно-гражданских отношений демократического типа определяет и характе ризует гражданский контроль над военной организацией и военной деятельностью.

*** В начале XXI в. продолжается динамичная трансформация системы международных отношений, связанная с окончанием биполярной конфронтации. Наряду с утверждением и совершенствованием меха низмов многостороннего управления международными процессами проявляется противоположная тенден ция создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном со обществе развитых западных стран при лидерстве США и рассчитанной на односторонние, прежде всего военно-силовые, решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм между народного права. Значение военно-силовых аспектов в международных отношениях продолжает оставать ся существенным.

Более того, в последнее десятилетие обозначились процессы повышения роли военной силы в обеспечении политических и экономических интересов государств мира, тогда как целый ряд политических институтов в сфере международной безопасности вступил в полосу жёсткого кризиса. Это делает необхо димым переосмысление всего комплекса вопросов, относящихся как к основным аспектам международной безопасности, так и к принципам обеспечения военной безопасности Российской Федерации. Россия, по следовательно выступая за укрепление международного мира и безопасности, с учётом объективно суще ствующих тенденций в системе международных отношений вынуждена корректировать своё видение роли и места военной политики и военных инструментов.

Наличие у России современных и эффективных Вооружённых Сил становится одним из условий её успешной и безболезненной интеграции в строящуюся систему международных отношений.

Играя основную роль в реализации государственной политики в области обороны, Вооружённые Силы не только осуществляют функции по обеспечению суверенитета и территориальной целостности страны, но и по-прежнему остаются и будут оставаться важным инструментом в деле защиты националь ных интересов и достижения конкретных политических целей1.

Осознанное отношение к решению многих задач, связанных с выполнением Вооружёнными Сила ми своих функций, предполагает ясное понимание каждым гражданином того, почему возникают и как ве дутся войны, к чему они приводят и во что обходятся народам и государствам, что и как необходимо делать для предупреждения войн и вооружённых конфликтов, гарантированного обеспечения военной безопасно сти страны. Признавая это, Министерство обороны высказалось за то, чтобы на федеральном уровне раз работать и реализовать программу военно-политического просвещения российских граждан и военно политического образования военнослужащих.

С такими масштабными задачами, которые стоят перед Вооружёнными Силами, могут справиться только образованные, современно мыслящие, восприимчивые к новому и впитавшие в себя самые лучшие военные традиции России люди.

Неотъемлемой стороной их профессиональной зрелости является высокая политическая культура.

Её формированию способствует наряду с другими дисциплинами политология и её составная часть – политология военного управления.

(Источник: «Безопасность Евразии». 2009. № 1) См.: Доклад министра обороны Российской Федерации С.Б. Иванова // Вооруженные Силы Российской Федерации 2005. М.: РИЦ МО РФ, 2006. С. 12.

Раздел пятый.

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ И СТРУКТУРНЫЕ ПЕРЕМЕНЫ В ПРОЦЕССЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВДЫ О ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ Р.Г. ЯНОВСКИЙ ЧЕЛОВЕК И ЕГО ПОСТУПКИ В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ Прогресс человечества в начале ХХI века существенным образом связан с гуманизмом. Сила духа, способность каждой личности к неутомимому служению истине, добру, красоте далеко не исчерпаны. Великие ценности человеческой цивилизации – свобода и справедливость, права и достоинства личности, ра венство и братство – всюду восприняты народами и переводятся в русло прак тической реализации. Здесь прямая связь права и человеколюбия, сознания и веры в возможности человека.

Сегодня освобождающаяся и возрождающаяся Россия, несмотря на трудно сти и противоречивости кризисных перемен 2008–2009 годов, уже вносит в мировое развитие черты и ценности нарождающейся новой цивилизации: общества мужест ва и духовности, милосердия и солидарности всех народов на земле. Она выступа ет против насилия, агрессивности поборников гегемонизма и политики диктата. Она создала высокие гуманитарные технологии для России, для всего мира.

Только на основе коллективных и индивидуальных ценностей народов, бе режно относящихся к личности каждого, станет возможным переход всего челове чества к новым взаимоотношениям между людьми и народами. Государство, обще ственные институты всей планеты призваны обеспечить достойный характер жизни каждого человека, его свободного развития в труде и общественной жизни, повысив уровень его материального благосостояния, качества жизни и культуры.

Необходимы новые взгляды на проблемы мировой политики, решитель ный отказ от состояния враждебного противостояния стран и народов, пе реход к конструктивному партнёрству между Западом и Востоком, Севером и Югом. Важно создать механизмы доверия, сохранения международной безо пасности, защиты окружающей среды, решения экономических и социальных проблем в новых исторических реалиях. Новое высокое качество общественного сознания и международной политики, новые отношения народов и государств без страха и насилия, на основе образования, науки, культуры, на основе ос мысления роли мировых религий – условия нашего общего выживания.

Масштабность опасности в ХХI веке, невероятная изощрённость и не ожиданность глобальных перемен и угроз осознаются всё большим количест Первая статья см.: Яновский Р.Г. Социальная безопасность и патриотизм как основания конст руктивной динамики гуманитарных перемен // Безопасность Евразии. 2008. № 3.

Смысл Великой Победы вом людей, трансформируясь в убеждения, что мир, общественные отноше ния, личная жизнь человека и его семьи, страны нуждаются в защите, требу ют разумной смелости, осторожности и мягкости в поступках и действиях.

Этой проблемой озабочены политики и учёные, представители современ ной культуры, философии и права, психологии и этики, педагогики и религиоз ные деятели. Категория духовности отражает не только то, что связано с обра зованием, наукой, культурой, литературой, философией, уровнем их развития, состояния и содержания.

Духовная жизнь человека – это есть чувственный и рациональный мир че ловека. Она подчиняется специфическим законам развития общества и его са морегуляции. Человек в общественном сознании не только отражает матери альный мир, но и осваивает, понимает, осмысливает его, наследует прошлое и творит будущее.

В области человеческих ценностей самая главная задача – выработка на учного мировоззрения, нравственных норм, выражающих единство множествен ности взглядов, взаимодействия различных концепций, отвечающих современ ным требованиям и возможностям быстро меняющегося мирового сообщества.

Задача выработки новых общественных отношений, иного бытия без насилия и войн, формирования понятий долга, свободы совести, веры, трудолюбия, чести и достоинства каждого гражданина стоит перед человечеством в целом.

ДУХОВНОСТЬ И ГУМАНИТАРНОСТЬ Жизненные реальности находятся во всё более полном соответствии с проблемами эффективности производительности труда, с нравственными идеа лами, иначе подрываются основы духовности человека, его право на развитие.


Какой бы богатой и разносторонней ни была личность, её губят бюрократизм, неорганизованность, формализм, невысокий общественный уровень производ ства, непрестижность нравственного поведения, прежде всего, в сфере труда.

Мы говорим сегодня о человеке как о творце новых общественных отно шений, их перестройки. Но можно ли ожидать от них добрых плодов, если мно гие ещё работают спустя рукава, если мы свыклись с некомпетентностью, диле тантством и бескультурьем, а порой враждебным отношением друг к другу?

Нам ещё только предстоит научиться терпимости, профессионализму, признать нравственную ценность труда и общественных отношений. Отсюда следует, что реальный гуманизм материально подкрепляется и социально обес печивается. Гуманизация научно-технического прогресса, несомненно, связана не только с совершенствованием технологии, но и с экономической, социальной и этической ориентацией тех, кто стоит у истоков проектных решений, от кого за висит реальный учёт экологических и собственно гуманистических последствий экономических и технологических программ.

Высокогуманным проявлением социальной политики становится практи ческое признание ценности свободного времени, которым располагает человек труда для восполнения физических, интеллектуальных и духовных сил, для удовлетворения своих нравственных и эстетических потребностей.

Разносторонняя культура и здоровая насыщенность досуга, общение с природой, эстетичность и гигиена быта – это не просто благие пожелания. Это те условия, которые среди многих других призваны не только обеспечивать наи Раздел пятый.

Человек и его поступки Институциональные в сфере обеспечения и структурные перемены Р.Г. ЯНОВСКИЙ безопасности в процессе обеспечения Правды о Великой Победе более продуктивную отдачу творческой энергии человека, но и придавать нашей жизни наибольшую человечность.

Маркс называл время пространством человеческого развития. Расточи тельное отношение к рабочему времени кроется в изъянах экономики и управ ления, в недостатках нашей обшей культуры и распространяется на всё время в целом, обедняя жизнь, обесценивая её.

Современный гуманизм как движущая сила исторического процесса пре вращается в необратимый и важный фактор общественного развития, в гарант гармонического развития человечества. В этом плане потенциал современной философии, права, этики и психологии, их многовековые традиции играют ис ключительно важную роль.

Одна из важнейших задач гуманистического обновления современной кон ституционной и нравственной практики заключается в переориентации деятельно сти государства и других социальных институтов на человека как цель;

в «очелове чивании» общественных структур снизу доверху. В содержание гуманизма входят устранение отчуждения, преодоление однобокости в развитии личности, совершен ствование социальной справедливости и демократии с тем, чтобы каждый человек получил одинаковые возможности для проявления и применения своих способно стей, возрастание свободы каждого отдельного индивида и общества в целом.

Давно замечено, что проблемы гуманизма, путей освобождения челове ка с особой остротой ставились общественной мыслью тогда, когда необхо димо было решительно продвинуться в достойном разрешении проблем кри зисных перемен, по пути прогресса, используя для этого потенциал раскре пощения личности.

Сегодня нужны здоровый, разумный критический прагматизм, восстановле ние позиций здравого смысла, который не позволил бы новым химерическим зате ям отвлечь от решения насущнейших задач дня. Обращение к здравому смыслу не означает отказа от научного предвидения, недоверия к теоретическому сознанию, недооценки его роли в обновлении общества. Нужна опора как на социальный опыт масс, так и на развитую, отвечающую требованиям общественной практики систе му наук об обществе и человеке, способных давать знания, по крайней мере, столь же достоверные и объективные, как и знания, вырабатываемые естественными и техническими науками. Отставание социальных и гуманитарных наук от потребно стей практики – реальный факт. Не преодолев это отставание, не освободившись от конъюнктурных и догматических наслоений, мы не сможем обеспечить должный уровень научной проработки проблем гуманизации обновляющегося общества.

Нужен общечеловеческий цивилизационный подход.

Гуманизация представляет собой процесс, основным содержанием кото рого является переориентация деятельности всех социальных институтов на человека, превращение свободного развития человека в основное содержание общественной жизни и самоцель социального прогресса, утверждение целост ности, гармонии развития человека и общества. В связи с этим возникает зада ча разработки путей и механизмов реализации гуманистического идеала, пре вращения гуманизации в ориентир и принцип социального управления.

Смысл Великой Победы Процесс гуманизации включает, с одной стороны, проблемы, связанные с совершенствованием личностных, гражданских качеств человека, изменением стиля мышления людей (субъективный, человеческий фактор), а с другой – за дачи по созданию объективных условий, стимулирующих, активность граждан.

Прежде всего, условий труда и всеобщей занятости населения.

Необходимо преодолеть в общественной мысли односторонность социо центризма и технократизма как типов духовной ориентации. Оба они приводят к абсолютизации функционального подхода к человеку: социоцентризм через по стулат об однозначной подчинённости личного общественному, а технократизм – через утверждение производности собственно человеческих проблем от экономи ческих вопросов. Технократическое мышление – это мировоззрение, существен ной чертой которого является примат средства над целью, частной цели над смыслом жизни и общечеловеческими интересами, символа над бытием и реаль ностями современного мира, техники над человеком и его ценностями.

Фундаментальное воплощение в жизнь гуманизации общества реально возможно, прежде всего, и главным образом, путём обеспечения подготовки но вых правовых законов, поднятия культуры населения, его благосостояния, кото рые выражали бы высшую справедливость, гармонично сочетали бы интересы всех социальных групп, трудовых коллективов, личности и общества в целом.

Именно такое законодательство, регулирующее наиболее важные обществен ные отношения, нуждающиеся в государственных гарантиях, явит собой фунда мент всех остальных социальных регуляторов, интегрируя в себе все их самые гуманные устои, особенно нравственные.

Общество переходит к гуманистическому и демократическому состоянию, в основе которого – инициатива, предприимчивость, гласность, плюрализм мне ний, свободный выбор, самоуправление и самодеятельность людей. Теперь свободой начинает пользоваться не расплывчатое «большинство народа», а ка ждый человек в отдельности. Разумеется, мера свободы соответствует уровню социально-экономического, политического и культурного развития населения, его гражданского сознания.

Общественная наука призвана сегодня выработать новое демократиче ское, политическое, правовое и нравственное мышление как составную часть культуры XXI века, в центре которой стоят человек, его права и интересы. Проч ными юридическими и организационными гарантиями должно быть обеспечено право человека на демократию. Альтернативы этому сегодня нет.

ТВОРЦЫ ВЫСШЕЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ДЕЛЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ – ВСЕГДА ЖЕНЩИНЫ Современная эпоха характеризуется парадоксальностью происходящих процессов. В своей повседневной жизни и деятельности народы стремятся к свободе и демократии, к устойчивому и безопасному миру, стабильному разви тию и экономическому благополучию, а конфликты, находящие своё крайнее выражение в столкновениях и войнах, продолжают нарастать, расширяться и становятся всё глубже.

Сегодня народы всего мира являются свидетелями применения, прежде всего, силовых, военизированных государственных структур и средств для вы хода из общественно-политических коллизий и противоречий, сопровождающих Раздел пятый.

Человек и его поступки Институциональные в сфере обеспечения и структурные перемены Р.Г. ЯНОВСКИЙ безопасности в процессе обеспечения Правды о Великой Победе ся различными формами насилия и прямого уничтожения людей с применением новейших видов вооружений.

Парадоксальность мышления мировых правящих кланов заключается в том, что оно отражает суть политики, ориентированной не на мир, аргументы и общест венное мнение, а на достижение своих узкокорпоративных интересов посредством использования грубой силы. Следует признать, что парадоксальность присуща не только сложившейся на мировом уровне кризисной ситуации в сфере национальной безопасности (в её различных формах и проявлениях), но и состоянию обществен ного сознания и поведению огромного множества людей, пытающихся решить про блемы выживания в сложных и противоречивых политических, экономических и со циальных условиях. Прежде всего, это относится к мужской части населения.

Между тем женщины, хотя и медленно, но постепенно приобретают зна чение самостоятельной силы в сфере государственного управления, в политике, в общественной жизни. И это объясняется рядом причин: «во-первых, женщины представляют собой социальную общность или, как говорят социологи, женский социум, который обладает особым положением в обществе. Его объединяет от нюдь не только признак пола, но и определенное положение в системе социаль ных отношений. И это самое главное. Женщины имеют свои права, обязанности, интересы, которые закреплены как в многочисленных международных докумен тах, так и в законодательстве нашей страны. Во-вторых, женщины не только традиционный объект, но и субъект, движущая сила политики. Женский социум обладает широкими возможностями влиять как на политическую жизнь страны вообще, так, и на конкретную политическую ситуацию в частности. Третий аргу мент. Постепенно женщины обретают все более определенный социальный ста тус. Он закрепляет место женщины в обществе в целом, на производстве, в ор ганах управления, в семье»1.


История свидетельствует о том, что женщины сыграли огромную роль в общественном развитии. Обратим свой взор к России. Хорошо известно, что «женщины управляли Россией в общей сложности 74 года, которые пришлись на XVII–XVIII века. Напомним, среди таких женщин были царевна Софья, императ рицы Елизавета, Анна, Екатерина I и Екатерина II. Екатерина II превзошла мно гих мужчин в сроке пребывания у кормила политической власти – 34 года. Най дите в истории такую фигуру, которую можно было бы поставить по политиче скому долголетию в один ряд с этой уникальной личностью!»2.

Современные женщины являются активными участницами политических организаций. Они участвуют в выборах и претендуют на участие в работе в пар ламенте, стремятся стать членами правительств, дипломатами и даже претен дуют на пост президента. Примеры успешной деятельности женщин в качестве первых лиц страны (премьер-министров, глав правительств), парламентариев хотя и не очень многочисленны, но хорошо известны.

Силласте Г.Г. Женщины. Политика. Власть // Женщины – политика – власть: Материалы «круг лого стола». Клуб «Реалисты». Информационно-аналитический бюллетень. № 18. М., 1996. С. 5– 14.

Там же.

Смысл Великой Победы Однако тема реализации огромных потенциальных возможностей, зало женных в деятельности женщин как созидателей нового и прогрессивного, со храняет свою чрезвычайную актуальность и требует серьёзного изучения и об суждения. Сегодня же недооценка возможностей деятельности женщин как ли деров в политике и экономике является абсолютно очевидной.

Исследования по данной проблеме позволят глубже понять тенденции со циальных изменений в положении современных женщин, их потребности и цен ностные ориентации, их стремления к реализации во всех сферах жизни. Они помогут выяснить способность того или иного общества к обновлению, модерни зации, к переходу от традиционного уклада к обществу нового типа, где равенст во в правах, отсутствие гендерной и любой другой дискриминации во всех сфе рах жизни, в самореализации личности будет очевидным фактом.

К сожалению, приходится констатировать тот факт, что высокий социаль ный статус для женщины в любой стране мира мало или вообще недоступен. А это значит, что женщина не является полноценным и полноправным членом об щества. Чаще всего женщине отказывают или препятствуют в реализации выбо ра сферы профессиональной деятельности и профессиональной карьеры как главной жизненной стратегии. Высокие ступени карьеры не для неё. Об этом свидетельствуют следующие данные. Самой феминизированной страной мира сегодня можно назвать Швецию, где представительство женщин в парламенте составляет 42,7%. Так, из 349 его членов женщины составляют 149 человек. Од нако представительство женщин, занимающих высшие государственные посты, в мире остаётся крайне низким. Их численность составляет лишь 10,7%1.

«Выгодные и престижные рабочие места во всем мире (и Россия занимает в данном плане не последнее место) в первую очередь достаются мужчинам. Инте ресен и тот факт, что, даже являясь руководителями организаций и фирм, женщи ны порой выполняют декоративную роль и практически отстранены от реального участия в управлении делами в них»2. Марио Р. Дедерихс в своей широко извест ной книге «Хиллари Клинтон и власть женщин» писала, что при продвижении на верх по службе, приближаясь к тем сферам, где делались большие деньги и при нимались важные решения, женщины натыкались на невидимые преграды. Они «ударялись о стеклянный потолок». Автор объясняет, что правления ведущих фирм представляли собой «заповедники пожилых белых мужчин».

До сих пор остаётся достаточно сильным представление о том, что и в на чале XXI века женщины должны быть домашними хозяйками, жёнами и матеря ми, а не претендовать на достижение высокого социального статуса в других сферах жизни. Однако женщины успешно опровергают эти представления. Ин тересно то, что многие достигшие высокого социального статуса российские мужчины уверены, что в нашей стране ещё долго будут сохраняться установив шиеся стереотипы в отношении к гендерным ролям. И всё же сегодня женщины уже не такие, какими были всего несколько десятилетий назад. Они активно стремятся участвовать в политике и в трудовом процессе. Заметим, что, несмот См.: Женщины в политике: 2000. Официальные данные на март // Карта: United Nations, map No 4136 / The World Тоdау. 1999. December;

Движение женщин России. Международный институт рекламы.

Щербич П.И. Значение карьеры в жизни женщины // Гендерные исследования в России: про блемы взаимодействия и перспективы развития: Материалы конференции. 24–25 января 1996 г. / МЦГИ. М., 1996. С. 108–112.

Раздел пятый.

Человек и его поступки Институциональные в сфере обеспечения и структурные перемены Р.Г. ЯНОВСКИЙ безопасности в процессе обеспечения Правды о Великой Победе ря на это, им обычно приходится совмещать семейные и профессиональные ро ли без надежды на существенную помощь со стороны мужчин – мужей и отцов их детей. Политика, право, нравы как бы «приговорили» именно женщину быть ответственной за всё происходящее в семье1.

В этой связи привлекает внимание точка зрения на работу в домашнем хо зяйстве, вдвинутая лауреатом Нобелевской премии Гэри Беккером, который пред ложил включать домашний труд в структуру ВВП (статья «Работа по дому: пора по кончить с дискриминацией», опубликована в 1996 году в еженедельнике «Business week»). Своё предложение он обосновывает тем, «что по данным, приведенным в докладе ООН о состоянии людских ресурсов (Human Development Report), в про цессе выполнения работы по дому создается около 40% мирового ВВП;

включение же показателей домашнего труда в официальную статистику ВВП позволит повы сить степень самоуважения и чувство социальной значимости у тех, кто занимается этим трудом, в первую очередь у женщин. Несомненно, такая трактовка рассчитана на то, что женщины, осознав социальную значимость домашнего труда, не ста нут претендовать на изменение своего социального статуса. Мужчины же смогут сохранять лидерство и быть спокойными за то, что среди конкурентов в продвиже нии по лестнице карьеры не будет женщин, которые по многим профессиональным качествам не уступают мужчинам и способны эффективно заниматься большинст вом видов трудовой деятельности»2.

Трудности соединения ролей профессионального работника и матери, и хозяйки дома связаны с расходом значительных физических и душевных сил.

Это предполагает высокую личную ответственность женщины за выполнение взятых на себя обязанностей.

Среди главных жизненных ценностей женщины особое место занимает семья, которая даёт ей возможность удовлетворить потребность в любви и безопасности.

Женщина стремится к созданию комфорта и уюта в доме. Она уделяет общению с детьми больше времени, чем мужчина. Очень показательной являет ся цифра занятости женщин по дому. Она составляет 40 часов в неделю, у муж чин – 16–17 часов. Если учесть длительность рабочей недели, то получается, что домашний труд занимает у женщины столько же времени, сколько работа.

«На домашний труд в России тратится в год около 280 миллиардов часов (боль ше, чем на общественный, на который приходится 240–250 миллиардов), и глав ная часть этого времени – около двухсот – приходится на женщин»3.

Ведение домашнего хозяйства можно рассматривать как своего рода вто рую смену, ведь таким образом обеспечивается дополнительный, неформаль ный источник пополнения домашнего бюджета, который вступает в противоре См.: Груздева Е.Б. Совмещение женщинами профессиональной и семейной ролей: проблемы и пути их решения // Интеграция женщин в процесс общественного развития. Ч. 2. М.: Луч, 1994.

С. 321–356.

Щербич Л.И. Женщина и профессиональная карьера // Человек и труд. 1997. № 10. С. 97.

Моор С.М. Женщина на пороге XXI века: гендерные исследования социально-экономических проблем. Тюмень: 1999. С. 31, 32.

Смысл Великой Победы чие с первой рабочей сменой»1. Поэтому семейные женщины нередко предпочи тают найти такую работу, которая позволяет с наименьшим напряжением на производстве совмещать профессиональные и семейные роли.

Деятельность в сфере профессионального труда и семья требуют от женщины полной включённости. При этом первой требуются высокая самоотда ча и работоспособность, а второй – заботливая и внимательная жена, нежная и любящая мать. Консолидации таких разных ролей невозможно достичь без на пряжения значительных физических и душевных сил.

В истории науки немало женских имён, которые известны всему миру. К числу таких женщин с мировой известностью принадлежит наша соотечествен ница – Софья Васильевна Ковалевская. Выдающийся математик, писатель философ, первая женщина в мире член-корреспондент Петербургской академии наук, профессор Стокгольмского университета, общественная деятельница сво его времени. Она превосходила своих предшественниц талантом и значитель ностью полученных научных результатов.

Софья Ковалевская родилась 3 (15) января 1850 года в Москве в русской дворянской семье. Её детство и юность прошли в селе Полибино Витебской гу бернии, в имении отца, генерал-лейтенанта В.В. Карвин-Круковского (Полибино расположено на живописном берегу озера, в километре от шоссейной дороги, соединяющей Великие Луки с Невелем).

У девушки рано обнаружились математические способности, занятия арифметикой доставляли ей удовольствие. Первые её учителя: домашний учи тель Иосиф Малевич, дядя Петр Васильевич Карвин-Круковский. Софья сразу обратила на себя внимание преподавателей своими необыкновенными способ ностями, богатым духовным миром, волевым и решительным характером.

Юности Софьи предшествовала героика побед России в Отечественной войне 1812 года, восстание декабристов, движение петрашевцев и творчество В. Белинского и А. Пушкина. В российском обществе во второй половине XIX ве ка наступал новый глубокий внутренний перелом: идеи либеральной демократии распространялись с огромной скоростью. Молодая Соня находилась в среде ин теллектуалов, горячо преданных гражданским, экономическим, духовным инте ресам России.

Под влиянием старшей сестры Анны Соня развивалась очень быстро. В семье она была самым одарённым ребёнком, рано стала интересоваться есте ственными науками, увлеклась физикой, математикой, техникой и литературой.

Старшая сестра Анюта доставала журналы «Современник»;

«Русское слово» и даже запрещённый «Колокол».

В 16 лет Софья брала уроки математики у известного морского офицера, педагога А.Н. Станнолюбского. Однако, как и всем женщинам, доступ Софье в университеты был, конечно, закрыт. Но она добилась разрешения слушать лек ции И.М. Сеченова в Военно-медицинской академии. Сеченов сердечно привет ствовал Соню, талантливого юного математика, и открыл ей двери своей лабо ратории. В 1868 году Софья вступает в фиктивный брак с В.О. Ковалевским, крупным биологом (позднее брак стал фактическим). Только так можно было до биться права заниматься наукой, права на свободную творческую жизнь.

Моор С.М. Женщина на пороге XXI века: гендерные исследования социально-экономических проблем. Тюмень: 1999. С. 31, 32.

Раздел пятый.

Человек и его поступки Институциональные в сфере обеспечения и структурные перемены Р.Г. ЯНОВСКИЙ безопасности в процессе обеспечения Правды о Великой Победе В 1869 году Софья уехала из России в Гейденбург (Германия), где изуча ла математику, а затем переехала в Берлин. Там в течение четырёх лет она за нималась под руководством Карла Вейерштрасса, пыталась поступить в Бер линский университет, но женщины и здесь не допускались к науке. Её жизненные поиски стали ярким, увлекательным примером, за которым устремлялись другие девушки, желавшие учиться и служить обществу, науке, образованию. Впослед ствии Софья Васильевна описала свои «хождения» в народ в романе «Нигили стка», который навсегда останется замечательным памятником её мировоззре ния. (Прозвище «нигилистка» сопровождало Софью Ковалевскую всю жизнь.) Софья Ковалевская оказалась способной даже в неблагоприятных условиях жизни подойти к осознанному, целенаправленному самосовершенствованию и пре одолению стихийности в своём развитии. Она смогла реализовать себя как целост ную, открытую личность, активно творчески воздействуя на жизненные обстоятель ства, на формирование общественного идеала личности. Она принадлежала (по Ф. Достоевскому) к лучшим «золотым» и «серебряным» людям своего времени.

Вопрос о социальных антагонизмах и несправедливости крепостного време ни, по-видимому, рано привлёк внимание сестёр Анны и Софьи. Куклы у сестер не были в почёте, детский пытливый ум видел и многое замечал вокруг. И сейчас, ко гда научное и иное творчество, образование и культура, социальные институты стали базовыми принципами всеобщей трудовой деятельности, личный пример Софьи Ковалевской звучит особенно остро, ибо решение глобальных проблем че ловечества и выход его из системного кризиса невозможны без развития и исполь зования творческого потенциала личности каждого живущего на Земле.

Всеобщность труда на основе образования и науки, культуры и искусства, права и психологии, морали и религии меняет саму парадигму развития общества.

Софья Ковалевская рано вошла в науку. Вот лишь некоторые результаты, полученные ею в математике, – теорема о существовании решений нормальной системы уравнений с частными производными (теорема Коши – Ковалевской), в механике – вращение твёрдого тела вокруг неподвижной точки, в астрономии – форма колец Сатурна. За работы, представленные Карлом Вейерштрассом – учителем Ковалевской – в Геттингемском университете, ей, в 24 года, заочно присудили степень доктора философии с высшей похвалой.

В июне 1874 года Ковалевская вернулась в Россию. И вновь она не получает места в Петербургском университете, её не приняли и в качестве преподавателя на Высших женских курсах. И снова пришлось отступиться от научной работы. Софья Васильевна решает заняться литературно-публицистической деятельностью. Она сотрудничает в газетах, пишет научные очерки, статьи, театральные рецензии. И здесь проявляется её талант. В этот период она встречается с выдающимися рус скими учёными и писателями: Д.И. Менделеевым, И.М. Сеченовым, С.Н. Боткиным, П.Л. Чебышевым, И.С. Тургеневым, Ф.М. Достоевским и другими.

В 1879 году по предложению П.Л. Чебышева на 6-м съезде русских есте ствоиспытателей и врачей Софья Ковалевская прочитала доклад об абелевых интегралах. Весной 1880 года она переехала в Москву. И опять ей не разрешили сдавать экзамены на магистра. Весной 1881 года Ковалевская спешно и внезап но уезжает в Берлин, а затем в Париж. Все её попытки получить место профес Смысл Великой Победы сора на Высших женских курсах во Франции также не имели успеха. Вот вам и свобода личности в Европе и России.

Софья Ковалевская в эти годы писала о себе: «В России от серьезных науч ных занятий меня отвлекали различные обстоятельства: и само общество, и те ус ловия, в которых приходилось жить. В то время все русское общество (1870–80-е гг. – Р.Я.) было охвачено духом наживы и разных коммерческих предприятий. Это течение охватило и моего мужа, и, отчасти, должна покаяться в своих грехах, меня самое. Мы пустились в грандиозные постройки каменных домов, с торговыми при них банями. Но всё это кончилось крахом и привело нас к полному разорению»1. В ноябре 1883 года Софья Ковалевская уехала в Швецию и заняла должность приват доцента в Стокгольмском университете, а с лета 1884 года назначена профессором университета. За восемь лет работы Ковалевская прочитала 12 курсов, в том числе курс механики, была членом редколлегии журнала «Acta matematica».

В 1888 году Парижская академия наук за работу «Вращение твердого тела вокруг неподвижной точки» присудила Ковалевской премию Бордена, удвоенную ввиду большой ценности этой работы. В следующем году за вторую работу о вра щении твердого тела ей присуждена премия Шведской Королевской академии наук.

Словом, она ведёт напряжённую научную работу самого высокого уровня.

Не менее успешна и её педагогическая деятельность. Первое время Со фья Васильевна чувствовала себя не вполне свободно при общении со слуша телями. Но постепенно она становится выдающимся преподавателем, считаю щимся с индивидуальностью студентов и пробуждающим их способности. По словам одной из её учениц, она всегда чувствовала, что госпожа Ковалевская видит её насквозь «будто стеклянную», но в то же время ей покойно под этим ласковым, уверенным взглядом.

Русская женщина-учёный получает мировое признание. Но она не пере стаёт думать о научной и педагогической работе в России, о просвещении наро да, развитии науки и образования у себя на родине. Однако на просьбу генерала А.И. Косича, двоюродного брата Софьи, разрешить ей вернуться в Россию по ступил отказ. Во время пребывания в Швеции по представлению академиков во главе с П.Л. Чебышевым в 1889 году Софью Васильевну Ковалевскую наконец избирают в члены-корреспонденты Российской академии наук. Перед этим со бытием академики «пробили» принципиальный вопрос о допущении женщин к избранию в члены Академии наук России.

Теперь С. Ковалевская предстаёт перед международной общественно стью как математик и философ, как талантливая писательница, яркий педагог и публицист. (Известны её работы: драма «Борьба за счастье», повесть «Нигили стка», «Воспоминания детства» и др.) Важная проблема – это пути формирования общественного мировоззре ния С.В. Ковалевской. Как росла и воспитывалась юная генеральская дочь в глуши витебских лесов, в богатом помещичьем доме в России, и за рубежом?

Новые идеи во второй половине XIX века буквально ворвались в умерен ную и застойную жизнь семьи Круковских. На свежие ветры и события в России живо откликнулись молодые сердца девушек и юношей. Их сознание быстро ос ваивает исторические, экономические, философские, геополитические направ ления общественной мысли, по которым и пошло развитие России.

Ковалевская С. Автобиографический рассказ. Воспоминания, повести. М., 1974. С. 372.

Раздел пятый.

Человек и его поступки Институциональные в сфере обеспечения и структурные перемены Р.Г. ЯНОВСКИЙ безопасности в процессе обеспечения Правды о Великой Победе Пытливый ум Сони-подростка всё подмечал вокруг себя, её мировоззре ние складывалось, формировалось в условиях русских революционных ситуаций 1859–1861 и 1879–1881 годов. От сына приходского священника отца Филиппа пришли запретные темы разночинского периода с его разрушающей феодально крепостнические устои идеологией. А тут подоспело и польское восстание года. Позже С. Ковалевская писала активной участнице польского революцион ного движения Марии Мендельсон, своему большому другу: «В детстве я и не мечтала так горячо ни о чем, как только о том, чтобы принять участие в каком нибудь польском восстании».

Ранний фиктивный брак с Владимиром Ковалевским позволил уйти от ро дителей, пробить дорогу к образованию и общественной деятельности. Владимир Ковалевский был не только выдающимся биологом, но и живым участником поль ского восстания 1863 года, публикатором Герцена («Кто виноват?»), солдатом Га рибальди. Этот мощный поток впечатлений и опыта передового русского движе ния вошёл вместе с ним в жизнь Софьи Ковалевской. Связь передовой научной мысли и культуры России и Европы с социальными преобразованиями общеизве стна. Деятельность В. Ковалевского является одним из многочисленных доказа тельств этого положения. Добавим, что в те же годы С. Ковалевская знакомится с Ф. Достоевским, петрашевским движением. Знакомство с Достоевским, сослан ным по делу петрашевцев, дополнило её представления о русском революцион ном движении 40–60-х годов. Девочка рано начала самостоятельно писать стихи, увлеклась русской поэзией. Пушкин, Лермонтов, Некрасов – любимые поэты.



Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 49 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.