авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 49 |

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности ...»

-- [ Страница 37 ] --

В конце концов, отдадим должное историку, он не пытается изображать Гитлера ангелом. Плохой был Гитлер и его режим, всё-таки ограничивал развитие литовской культуры, насаждал превосходство не мецкой культуры, вводил цензуру, поддерживал в литовском образовании то, что можно было в будущем использовать на войну. И всё же разве можно гитлеровскую Германию сравнивать с СССР? Конечно же, нельзя. Например, «сравнивая политику нацистов и второй советской оккупации по отношению к куль туре, мы ясно видим, что и одна, и другая была направлена на уничтожение национального самосозна ния». Но если вы думаете, что литовский историк остановится на том, чтобы сравнить нацистский режим и СССР, и не отдаст предпочтение первому, то вы очень ошибаетесь. Хотя обе силы хотели уничтожить на циональное самосознание, однако, оказывается, делали они это «по разному». «В советское время дела лись усилия все детально регламентировать, особенно внедряя идеологические установки. В то же время во время нацистской оккупации, пока немцы не испытали больших потрясений на Восточном фронте, например, школы имели определенную свободу». И опять нацисты лучше! При нацистах была свобода! Правда, всё двигалось «в сторону разорения», «однако строгого идеологического присмотра на самом деле не было». Ну, молодцы нацисты! Не то, что «советские оккупанты», которые не дали литов ским школам свободы и ввели «идеологический присмотр»!

Чтобы лучше понять такую странную любовь части литовцев к гитлеровским временам, нужно оку нуться в историю литовского сопротивления фашизму. Об этом и говорит Л. Яшинаускас, честно называя вещи своими именами. На вопрос, не из-за этих ли «уступок» со стороны гитлеровского режима «литовцы не сопротивлялись нацистской оккупации так, как это делали по отношению к советской?», историк отвечает: «Литва попала в достаточно сложную ситуацию. В самом деле, говорить, что существовало сопротивление нацистам, нельзя, однако советские войска тоже не были ожидаемы». Далее Л. Яшинаускас приводит слова историка Л. Труска о том, что «литовцы имели двух врагов. В то время «Советы были врагом номер один, а нацисты – номер два». «Старались не сопротивляться, потому что если мы будем сопротивляться нацистам, то это как бы облегчит приход советских войск. Дос таточно сложное положение, в виду которого было избрано невооруженное сопротивление. И это не вооруженное сопротивление развилось в пестование культуры»1. Вот, оказывается, какую страшную вой ну с Гитлером вели литовцы после того, как он оккупировал Литву. Должны ли мы сегодня удивляться тому, что для нас, русских, славян, чья земля горела огнём и тонула в слезах, и где народ не «культуру песто вал» под сенью нацистов, а поднялся на священную войну, потому что нас уничтожали на корню, День По беды над фашизмом, не совсем то, чем он является для Литвы?

С другой стороны, сказать, что эти взгляды отражают взгляды всех литовцев, неверно. Правильнее было бы сказать, что это взгляды меньшинства, формируемого пострадавшими от сталинских репрессий, и части литовской элиты, представляющей воззрения этого меньшинства и контролирующей на сегодня идеологическую обстановку в стране. Большинство простых литовцев высказывалось за поездку своего президента в Москву. Очевидно, они прекрасно понимают, что оставшаяся под нацистской оккупацией Лит ва, это был бы кошмар, и даже говорить о каких-либо «преимуществах» гитлеровского режима – кощунство и потеря моральных критериев.

Историк В. Ольжич предлагает сравнивать жизнь стран Балтии за 50 лет в СССР с возможными годами жизни в фашистской Германии. По его мнению, даже думать о том, какой была бы Литва после 50 лет правления не Сталина – Хрущева – Брежнева – Горбачева, а Гитлера и его последователей-нацистов, страш но. Достаточно почитать, каковы были планы Гитлера в отношении Прибалтики, чтобы на этот счёт не возник ло сомнений. Большинство литовцев (а не несколько процентов, как приписывается сталинскому режиму) бы ло бы в очень скором времени уничтожено физически, а остальные работали бы, в лучшем случае, посудо мойками и чистильщиками туалетов у арийских господ с голубой кровью. Можем мы представить такие явле ния, как поэт Марцинкявичюс, в фашистской Германии? А, может, там расцвели бы Банионис и Адомайтис?

Гитлер что – допустил бы существование и расцвет литовской культуры? Почитаем бред Гитлера и его идео логов, и мы поймём, что после истребления большинства нечистокровного населения этот маньяк, этот враг культуры, собирался оставить небольшой контингент работающих на арийцев самых настоящих, лишённых культурной ориентации, а, значит, и личности, полуживотных-рабов, «рабочей силы». Вот какое будущее све тило литовской нации. Но те в Литве, кто сегодня спешит назвать погибшего под Вильнюсом в бою с фаши стами советского воина «оккупантом», не говорят о таких вещах: так что это, как не замалчивание правды в угоду определённой, имеющей очень мало общего с реальностью, концепции?

Regnum.ru. 2005. 20.04.

Смысл Великой Победы Теперь, представив 50 лет жизни под Гитлером, – посмотрим на «ужасы» 50-летнего советского прав ления. Культура, язык, национальный характер – всё сохранено. Уровень жизни и образования прибалтов в СССР – на порядок выше, чем по Союзу. Имидж литовца, латыша, эстонца – таков, что все другие смотрели на них снизу вверх. Люди, пусть и в пределах им предложенной идеологии (кстати, не расисткой, не ужасной, а гу манистической, с превалирующей и пропагандируемой идеей «дружбы народов»), жили – и жили, особенно в последние тридцать лет существования СССР, вполне нормальной человеческой жизнью: воспитывали детей, ездили по огромному Союзу, пели под гитару песни... Дружили республиками... Творческая интеллигенция – ду ховно и материально процветала (кто хотел – тот камуфлировал то, что нельзя было писать открыто, эзоповым языком, или «писал в стол»). А литовские супердороги, сохранённая природа, которая делает сегодня Литву оазисом в ЕС? А все эти Игналинские АЭС, нефтеперерабатывающие гиганты и стратегические аэродромы, доставшиеся в наследство? Да, независимость... Литве не дали стать независимой, как Финляндии... Но, во первых, Финляндия воевала с СССР за свою независимость много лет, а Литва открыла ворота. А, во-вторых, не будем всё-таки путать сюжетов. Мы сегодня говорим об альтернативе СССР – Третьем Рейхе, – а не о том, как хорошо было бы Литве, если бы она не вошла накануне Второй мировой в СССР. И нужно в разговоре с Литвой (как и с Прибалтикой в целом) просить её не смешивать эти вопросы.

Когда сегодня в Прибалтике пытаются говорить о «нечеловеческом» режиме в СССР и при этом смеют его сравнивать с гитлеровским, то люди просто не имеют совести. Для характеристики 50 лет существования в СССР полностью игнорируют пусть не во всех, но во многих аспектах образцовые последние 30 лет, а вытаски вают на самом деле жестокие факты давней истории, когда были на самом деле небольшие (сравним с гитле ровскими) массовые репрессии, жертвами которых стала небольшая часть населения республики: репрессии, направленные чаще всего против тех, кто не хотел вхождения Литвы в СССР (многие – и это засвидетельство вано документами – желали). Большинство репрессированных, кстати, не в газовых печках сожгли, а просто вы везли для жительства в Сибирь (да, ужасно! – но в сравнении с освенцимами «гуманно», «меньшее зло»).

Меньшинство, и это тоже правда, было убито или их арестовали, к ним, вполне вероятно, были применены пыт ки и т. п. (то есть то, о чём мы читали из книг узников застенков). Так кто же это отрицает? Просто надо говорить обо всей правде, касающейся режима и его истории, о его как минусах, так и плюсах, а не только о самых жесто ких его эпизодах. Если вы хотите правды – так говорите всю правду, а не избирательную.

Ложь современной идеологической схемы, заключает В. Ольжич, определяющей умы многих пред ставителей прибалтийской элиты, таким образом, состоит в сознательном замалчивании одних сторон ис тории и выпячивании других. Эту ложь Россия должна последовательно разоблачать, исходя при этом не из чувства обиды или уязвлённости, что никогда не будет аргументом для другой стороны (скорее, наобо рот – свидетельством слабости), а к фактам, и взывая признать правду. Этим самым она создаст благород ный имидж борца за правду факта и поставит серьёзную преграду на пути навязывания ей образа коварно го и хитрого врага.

ЧТО СТОИТ ЗА БАЛТИЙСКИМИ КОМПЛЕКСАМИ По мнению ряда российских историков и публицистов, за всеми антирусскими мифами в новых не зависимых государствах стоят комплексы государственной и национальной неполноценности.

Как, например, отмечает С. Черняховский, «Если Саакашвили атмосфера скандалов с Россией нужна как средство поддержания внутреннего реноме "борца с империализмом", прибалтийские элиты ле чат этими скандалами свои комплексы. Сколько бы они ни кричали о "российской оккупации", они никогда не смогут забыть, что на деле вошли в состав СССР вполне добровольно. Что власть в их республиках в советский период осуществлялась не "мифическими “оккупантами”", а местными политическими элитами.

Что никто из представителей нынешних элит Прибалтики не вел никакую "освободительную борьбу", а сме лыми они стали только тогда, когда часть политических кланов СССР стала активно поощрять эту смелость в борьбе против конкурирующих с ними властных кланов. Скандалы нужны как самоцель, вне зависимости от повода этого скандала. Скандалы нужны как для лечения своих комплексов, так и для зарабатывания мелкого политического капитала в глазах геополитических конкурентов России. Если вдруг российское ру ководство сойдет с ума и решит удовлетворить эти притязания – на их место придут другие»2.

Анализ исторических событий и протоколов, архивов, документов позволяет сделать абсолютный вы вод о несостоятельности тезиса о некоей абстрактной независимости прибалтийских республик. Территории и население этих образований на протяжении веков были между молотом и наковальней в спорах между сильны ми государствами и использовались в качестве разменной монеты на международных сговорах. То крестоносцы против поляков, то поляки против шведов, то шведы против русских – кто бы против кого ни сражался, всегда результатом столкновений становился очередной переход Прибалтики под власть нового хозяина. И никогда сильные страны, диктующие свою волю в мировой политике, не считались с интересами непосредственно при балтийскими. Исключение составляет, правда, пребывание этого региона в составе Российской империи и СССР, когда был дан стимул к развитию экономики и культуры прибалтийских народов. События первой полови ны ХХ века также не оставляют сомнений на этот счёт. Прибалтика вошла в СССР в результате пакта Молотова Риббентропа, заключённого без учёта мнения самих прибалтов. Кто-то из них в результате этого события по страдал, кто-то очень даже выиграл, большинство ничего не приобрело и ничего не потеряло. Это совершенно обычные последствия подобных исторических поворотов. Всегда так бывало. И рассматривать то событие од нобоко и исключительно в негативе попросту глупо. Но главная странность в том, что прибалтийские политики в результате тех событий ничему не научились. Вот ныне они все надежды возлагают на ЕС, на НАТО, на США...

Regnum.ru. 2005. 7.04.

АПН. 2005. 26.06.

Раздел пятый.

Институциональные Что стоит за мифом С.В. КОРТУНОВ и структурные перемены о «советской оккупации»

в процессе обеспечения Правды о Великой Победе Ну и что? Если бы они так интересовали Запад, то почему же Англия и Франция не вмешались в советско германский раздел Прибалтики? Почему никто не вступился? А потому, что выгоды никакой это не сулило ни Англии, ни Франции, ни США. По той же причине эти страны «сдали» Чехословакию в Мюнхене, позже несчаст ную Польшу отдали на растерзание Гитлеру. Затем пришла очередь и Франции. Поэтому патриотам НАТО и ЕС не стоило бы возлагать на западную интеграцию таких надежд. Если к тому же НАТО потребуется договаривать ся о чём-либо с сильным противником, никому не будет никакого дела до Прибалтики. Пожертвуют опять ради чего-то более важного, как уже бывало раньше. Можно на всех углах с восторгом провозглашать объединение с Западом как вековое стремление Прибалтики. Это ничего не значит. Удел этого региона – всегда быть размен ной монетой в международной политике.

Как замечает Я. Бутаков: «Коль скоро Буш называет американское вторжение на европейский кон тинент в 1944 году «освобождением», а советские действия – «оккупацией» и «насаждением коммунизма», то резонно указать ему, что политика США в послевоенной Европе являлась «насаждением капитализма».

Более того, ответственность Запада за содействие Сталину в «насаждении коммунизма» должна нами вся чески подчёркиваться. Ведь это Рузвельт и Черчилль на Тегеранской конференции отвергли предложение Сталина заключить с Германией перемирие, подобное Компьенскому миру 1918 года, и не доводить дело до безоговорочной капитуляции. Согласись они тогда с «дядей Джо» – и советские войска не пошли бы дальше границ СССР. Именно США и Великобритания, в интересах общей победы над Германией, вынуди ли СССР оккупировать половину Европы».

Показателен диалог, состоявшийся во время Тегеранской конференции между Сталиным и Руз вельтом.

Рузвельт. «Когда русские армии вновь войдут в эти республики, я не стану воевать из-за этого с Советским Союзом. Но общественное мнение может потребовать проведения там плебисцита».

Сталин. «Что касается волеизъявления народов Литвы, Латвии и Эстонии, то у нас будет не мало случаев дать народам этих республик возможность выразить свою волю... Это, конечно, не озна чает, что плебисцит в этих республиках должен проходить под какой-либо формой международного контроля».

Рузвельт. «Конечно, нет». Так что, если приносить прибалтам «извинения» за «оккупацию», то эту «честь» вместе с Россией обязан разделить президент США, легитимировавший в своё время эту «оккупацию» своим авторитетом сверхдержавы.

Подоплеку балтийских комплексов верно ухватил эстонский политолог Д. Кленский: «В экстазе (от того, как выгодно отдаться Западу) наша элита закрывает глаза на опасность уже очевидных тоталитарных, пронацистских тенденций в деятельности нашего государства. Нас приучили привыкать к ним. Причин для неонацизма предостаточно. Как в Германии 20–30-х годов прошлого века, Эстония испытывает комплексы неполноценности молодого, ещё незрелого государства, оказавшегося в семье западных народов, отчего его становление сопровождается национальной кичливостью и спесью, национализмом (у нас это выража ется в моноэтнизме/русофобии, в Германии – исключительности арийской расы/антисемитизме). Продол жающуюся отсталость от цивилизованной Европы у нас компенсируют поиском оправдания своей отстало сти. Отсюда – реваншизм (пересмотр оценок и итогов Второй мировой войны, у Гитлера – месть за пораже ние в Первой мировой войне). Поскольку Западу выгодны политические выкрутасы эстонской внешней по литики и не только в отношении России, то закрываются глаза на двойные и даже тройные стандарты, ко гда реально страна и общество живут не столько по законам, сколько по понятиям. Так же было до Второй мировой войны, когда Запад решил умиротворить Гитлера и удовлетворить аппетиты Рейха в восточном направлении. В итоге тогда в Германии стали думать, как реализовать мечты о Великой Германии и миро вом господстве. А в Эстонии увлеклись гигантоманией (наши небоскребы – отражение этого), у нас счита ют, что наша страна, «такая маленькая, но развалившая СССР», действует чуть ли не на равных со своим покровителем – США, участвует в глобальных миссиях по всему миру, пусть даже в качестве сателлита тех, кто сегодня снова претендует на мировое господство».

Латыши, эстонцы и литовцы считают себя, в первую очередь, жертвами русских. В то же время немцы были повинны в геноциде по отношению к другому народу, евреям. На этой почве в сознании при балтов возникла обманчивая видимость некой «симметрии» между двумя большими преступлениями: од ним, совершённым русскими в отношении трёх прибалтийских соседей, и другим, совершённым немцами по отношению к евреям. О собственной роли в качестве добровольных помощников нацистов и во многих слу чаях – палачей – в Прибалтике предпочитают не вспоминать.

Литва требует покаяния от России. Но покаялась ли она сама, на официальном уровне, за свои злодеяния, за пролитую кровь евреев Вильнюса и других городов как Литвы, так и близлежащих стран?

Каждый должен покаяться, прежде всего, за свои собственные злодеяния прежде, чем иметь моральное право требовать покаяния у других. Если и был момент мщения «советам» за сталинские депортации в ре шении литовцев стать сатрапами бесноватого фюрера, то о нём нужно говорить как о моменте, не извра щая общую картину, делая вид, что пособники нацистов боролись за «независимость» Литвы. Бороться за независимость страны, расстреливая еврейских детей, – это чудовищная логика.

АПН. 2005. 06,05.

Delfi. 2006. 18.09.

Смысл Великой Победы Оборотной стороной русофобии в странах Балтии является любовь к Америке, граничащая с угод ничеством и откровенным холуйством. Пресмыкаясь перед американцами и одновременно называя себя «цивилизованными европейцами», прибалты, вопреки всем нормам европейского и мирового права, дис криминируют русских по этническому принципу.

*** Россия на протяжении своей истории спасла от физического уничтожения несколько народов. Ещё большему числу народов она помогла подняться и развиться. Все эти народы теперь Россию ненавидят особенно сильно. Ненавидят именно за то, что ей они чем-то обязаны. Отсюда и вывод. Чем больше кто нибудь получил от России, тем больше он будет её ненавидеть. Потому что «они запачкались», «в их исто рии был постыдный эпизод – Россия их спасла».

Однако и многим европейским странам в этом контексте следует обратить внимание уже на совре менные политические процессы, которые не могут не вызывать серьёзную тревогу, Вследствие «балтиза ции ЕС» (термин К. Косачева) изменились суть и дух этого образования, и сегодня Россия имеет дело с совершенно другим соседом по сравнению с тем, чем был ЕС несколько лет назад, когда было намечено строительство «четырех общих пространств» ЕС и России. Фактически после процесса балтизации Евро союз стал агрессивным суперэтническим образованием, ведущую роль в котором играют постсоветские реваншистские страны, поддерживаемые США и наиболее праволиберальными странами Западной Евро пы. Целью такого обновления Евросоюза было создание в Восточной Европе центров осуществления геге монии США и распространение политических и мировоззренческих стандартов однополярного мира на ок ружающие эти центры территории;

как на Восток – СНГ, так и на Запад – на страны Старой Европы, проти востоящие доминированию США. «Новые европейцы» из Балтии стали лидерами по расовой нетерпимо сти, проявив самое негативное отношение к мультикультурности.

«Новые члены Европейского Союза – поляки, прибалты, чехи, венгры – хотят отыграться, желают исторической справедливости, – отмечает в этой связи директор по программам России в германском Со вете внешней политики Александр Рар. – Там живет поколение детей тех людей, которые были уничтожены в сталинских лагерях. Они считают себя оккупированными странами и ищут справедливости. Сейчас они тоже стали архитекторами нового мирового порядка, который должен закрепить роль России как страны, которая проиграла холодную мировую войну»1. Употребляемое политкорректным европейцем А. Раром слово «справедливость», впрочем, уже не абстрактное понятие, так как в ходе ряда политических событий приобрело и материальную и идеологическую конкретику исторического антироссийского реванша, ведуще го к изъятию России как суверенного государства из мирового сообщества.

Если продолжать эту логику, то Германия и Франция уже не являются «ведущими» государствами Европы. В связи с усилением проамериканского и правого влияний на политику в ЕС роль Германии и Франции в Евросоюзе сегодня – скорее роль стран-изгоев. И сегодня Париж, Берлин и Мадрид вынуждены считаться с новыми, антироссийски настроенными членами Евросоюза якобы во благо его единства. Види мо, как Россия, согласно доктрине З. Бжезинского, должна быть «задвинута в угол Евразии», так согласно доктрине Буша, Францию и Германию ждёт участь быть задвинутыми в другой угол Евразийского континен та, на задворки национал-демократической Восточноевропейской империи.

Вот почему Старая Европа не имеет права сдавать свои моральные и идеологические позиции, предавать ценности европейского исторического проекта. В этом случае она погрузится в пучину нравст венного релятивизма и, в конечном счёте, потеряет всякое моральное право оставаться лидером этого проекта. И если она согласится с тем, что у европейцев есть много историй, прошлого и правд, и все они имеют равное право на существование, – европейский проект потерпит сокрушительное поражение. От этого пострадает и Россия, ибо она является составной частью этого проекта.

Правда на самом деле одна, и если встать на точку зрения, что все правы по-своему, недолго по терять морально-нравственные ориентиры вообще и погрузиться в европейский Постмодерн, не разли чающий Добро и зло, что, в свою очередь, будет означать начало конца европейской цивилизации, осно ванной на ценностях христианства и идеалах Просвещения.

(Источник: «Безопасность Евразии». 2009. № 1) Kreml.org/ 11.07.2006.

Ю.А. КВИЦИНСКИЙ РОМАН С ГЕРМАНИЕЙ: ЗАВЫШЕННЫЕ НАДЕЖДЫ Россия вот уже 15 лет имеет дело с объединённой Германией. За это время там правили и чёрные, и розово-зелёные, причём особой разницы в том для России не было. Германия сохраняет союз с англосаксонскими державами, в котором по-прежнему играет подчинённую роль, и союз с Францией, где изобра жает из себя скоромного ведомого, хотя на самом деле является ведущим. Ка ких-то настоящих «особых» отношений у неё с Россией нет, вопреки всем де лавшимся в канун воссоединения заверениям о вечно благодарном немецком народе и наступлении новой эпохи в германо-российском сотрудничестве. Фе номен этот достаточно известный.

После первого объединения Германии в 1871 году кайзер тоже писал рус скому императору, что память о позиции России в отношении Германии будет определять его политику в отношении России, «что бы ни случилось», чтобы че рез пару лет, как ни в чём не бывало, разъяснять легковерной Москве, что «не мецкая признательность не может заходить так далеко, чтобы навсегда подчи нять германскую политику политике российской».

БЛАГОДАРНОСТЬ, КОТОРАЯ НЕ ДЛИЛАСЬ СЛИШКОМ ДОЛГО Во время рассмотрения Верховным Советом СССР в марте 1991 года дого воров об «Окончательном урегулировании в отношении Германии», о «добросо седстве, партнёрстве и сотрудничестве», о развитии широкомасштабного сотруд ничества в области экономики, промышленности, науки и техники и т. д. кто-то из депутатов задал вопрос, насколько жизнеспособными будут эти договоры, не уйдёт ли Германия от выполнения принятых ею обязательств. Помню, я ответил тогда, что всякий договор является описанием соотношения сил сторон на момент его за ключения. Этот пакет германских урегулирований, однако, обещает быть прочным, поскольку немцы принимают все обязательства по своей доброй воле. Это не Вер саль и не Потсдам. Так что, весь вопрос в том, сохранит ли Советский Союз свою силу, останется ли он для немцев уважаемым партнёром. Если кто-то решит раз валить СССР (а подобные разговоры слышались уже тогда) то никакие договоры с Германией нам не помогут. Германия будет действовать по обстоятельствам. Но тогда сама мысль о развале СССР большинству собравшихся представлялась не лепицей. Кто же мог представить себе такое! Пакет германских урегулирований марта был ратифицирован подавляющим большинством голосов.

Однако Советский Союз был разрушен. Ельцин, Кравчук, Шушкевич с тор жеством безумцев оповестили мир, что СССР прекратил своё существование как субъект международного права, а его территория и богатства будут поделе ны между первыми секретарями республиканских КПСС, часть из которых успе ла переименоваться в президентов, и станут они править союзными республи Смысл Великой Победы ками, как своими удельными княжествами или вотчинами. Если в головах немец ких политиков до Беловежской пущи Советский союз и рисовался как потенци альный партнёр в крупной политической игре за возрождение былой роли Гер мании в Европе и мире, то после неё он мог представляться только как объект освоения и использования в своих интересах.

Коли Россия сама над собой учинила второй Брест–Литовск или Версаль, то и относиться к ней теперь немцы могли только соответственно. Правда, раз вернуться им в полной мере мешали США и прочие их союзники, претендовав шие на львиную долю при разделе «советского пирога». Но в разделе его и нем цы поспешили принять самое активное участие, стараясь ухватить всё, что мог ли, и в Прибалтике, и на Украине, и на Кавказе, и в Средней Азии. При этом ис пользовалась в качестве алиби то вывеска НАТО, то вывеска ЕС. Мы-то сами по себе очень хорошие немцы и Россию любим, приговаривали они, но как члены указанных союзов не можем не участвовать в их коллективных действиях по расширению сфер влияния и владений на Востоке. Так что не обессудьте.

Скрепя сердце руководство ФРГ устроило лицемерное шоу с проводами досрочно выводимых из ГДР советских войск при участии в стельку пьяного рос сийского президента. Там что-то ещё говорилось о немецкой благодарности и партнёрстве с Россией. Через пару дней в Западном Берлине тот же канцлер устроил второй, уже настоящий праздник по поводу ухода союзнических войск.

Там провозглашалась победа ФРГ и трёх держав над общим врагом – Советским Союзом в «холодной войне». Двоедушие германского руководства заставило в те дни смущенно кривиться многих честных немцев, прекрасно понимавших, что получившей своё единство из рук Советского Союза Германии не пристало пле вать вслед своим благодетелям. Не понимала или не желала понимать проис ходившего, пожалуй, только российская «демшиза», полагавшая, что плевки ле тят в лицо не России, а ненавистным «коммунякам» и Советскому Союзу, а дружба их – российских демократов – с Германией отныне расцветёт самым пышным цветом. Однако разочарования не заставили себя долго ждать.

Объединённая Германия не любит вспоминать о договорах, приведших к её единству. Она явно хотела бы вести себя так, будто никаких условий и огово рок, связанных с её существованием в нынешнем виде, не было и нет. Нет ни обязательства, что с её территории должен впредь исходить только мир, нет ог раничений на размеры армии, нет запрета на оружие массового уничтожения, одним словом, нет ничего такого, что было бы запрещено Германии в сравнении с другими государствами. Каких-либо упоминаний об этих обязательствах вы не найдёте ни в речах германских политиков, ни в творчестве политологов, истори ков, общественных деятелей. Молчание это достаточно многозначительно. Зато есть рассуждения о том, что Германия не может быть связана обязательствами по договорам с «исчезнувшим государством» – СССР.

Германия начисто забыла и о тех положениях, которые легли в основу «Большого договора». Никаких консультаций с Россией по поводу многочис ленных международных кризисов, случившихся после 1991 года, она не вела и совместных шагов по их преодолению с Москвой не вырабатывала. Агрессив ным действиям третьих государств, например бомбардировкам Югославии, не только не препятствовала, но и активно их поддерживала. Достаточно вспомнить ликующие заголовки немецких газет: «Германская люфтваффе вновь над Бел Раздел пятый.

Институциональные Роман с Германией:

и структурные перемены Ю.А. КВИЦИНСКИЙ завышенные надежды в процессе обеспечения Правды о Великой Победе градом!» Из ближневосточного процесса мирного урегулирования Россию, вос пользовавшись её слабостью, ФРГ требовала выкинуть, заменив её немецкими представителями. Если и не инициировала, то во всяком случае активнейшим образом поддерживала все решения о расширении НАТО и ЕС, цементируя тем самым результаты вытеснения России из Европы и распада Советского Союза и стремясь вернуться под флагом НАТО и Европы в районы традиционного влия ния рейха в Восточной и Юго-Восточной Европе. Она ведёт вместе с США и дру гими странами НАТО активное дальнейшее проникновение в бывшие республи ки СССР, прежде всего на Украину и в Закавказье, поддерживает политику соз дания антироссийского санитарного кордона на наших бывших землях. Продол жает в рамках ЕС политику дискриминации российского экспорта. В хозяйствен ных связях с Россией проявляет отчётливую заинтересованность в получении доступа к её энергетическим, минеральным ресурсам и другим природным бо гатствам, пытаясь в то же время всячески тормозить восстановление и развитие обрабатывающих отраслей, связанных с современными технологиями.

В этой политике Германии в отношении России, к сожалению, нет ничего для нас нового, а, следовательно, непредвиденного и тем более обнадёживаю щего. Всё это мы видели и переживали много раз прежде, надеясь, что на сле дующий раз всё будет иначе. Не будет! Не будет до тех пор, пока Россия не об ретёт силу и не заставит немцев глядеть на себя другими глазами. Мы не раз заставляли их делать это. И в этом тоже нет и не будет ничего нового. Просто пора перестать идеализировать и демонизировать Германию и немцев. Они де лают всякий раз то, что считают для себя наиболее целесообразным в той или иной конкретной ситуации. И не более того, сколько бы мы ни ожидали от них ро мантических подвигов и чудес ради «особых» отношений с Россией. Не ожидаем же мы чего-либо подобного от других народов. Вот и не надо ожидать этого от немцев. Справедливо то, что говорил Александр III: нет у России других предан ных друзей, кроме армии и флота. Очень похоже на правду, но с поправкой на 1991 год, когда и наши военные бросили свою державу на произвол судьбы.

Сейчас у России опять затевается роман с Германией. Робкий и неуверен ный, но уже порождающий у одних – завышенные надежды, а у других – чрезмер ные страхи и опасения. Германия вместе с Францией отказывается следовать за США и Англией в их иракской авантюре, возражает против подобных авантюр в Ко рее и в Иране. Она хотела бы реформировать НАТО, превратив его в союз США с равноправной Европой, которая находилась бы, однако, не под американским, а под германо-французским руководством. Чтобы прибавить веса своим действиям, немцы вместе с французами взяли за моду для вида советоваться с Россией, с удовлетворением наблюдая за кругами, которые расходятся после этого по по верхности международного болота при одном упоминании о возможности склады вания какого-то российско-французско-немецкого «треугольника» в противовес за силью на этом болоте изрядно поднадоевших всем англосаксов.

Однако не следует обольщаться. Союз с США и сохранение НАТО, пускай с некоторой корректировкой баланса сил внутри его, остаются краеугольными кам нями политики Германии. Против иракской, корейской, иранской авантюр она воз Смысл Великой Победы ражает не просто из любви к миру и не из чувства оскорблённой справедливости, а потому что считает это отвлечением сил на решение ненужных немцам задач. Их Африка со времен Бисмарка – это, повторяю, Европа. Они не видят ровно никакой выгоды для себя в том, чтобы лезть в горы и пески Ирака или затевать войну с ая толлами и Ким Чен Иром. Пока Россия слаба и шаг за шагом пятится назад к Ура лу, пытается откупаться от наступающих на неё всё новыми экономическими и по литическими уступками, Германия будет за то, чтобы двигаться дальше на Восток в союзе с США и под флагами НАТО и Европы, забирать без войн и конфликтов всё то, что никак не могла заполучить ни силой, ни хитростью многие века. Это поисти не захватывающая для традиционной германской политики перспектива.

Остановится это движение, упрётся оно в глухую стену сопротивления – немецкий взгляд на пользу дальнейшего союза с США может измениться. Изме нится и отношение Германии к России, как это уже не раз бывало в нашей исто рии. Не произойдёт этого, так немцы поучаствуют с немалым удовольствием в дальнейшем и окончательном разделе «русского пирога». Раньше они думали сделать это сами, теперь согласны быть членом коллективной команды и допус тить к дележу других. Другого-то ведь им не дано. Из этого следует, что ключ к решению наших проблем на внешней арене, в первую очередь в отношениях с Германией, лежит не где-нибудь, а внутри России. Нам нужно быстрейшее восста новление России как великой державы – в военном, политическом, экономическом и информационно-культурном плане. Только оно позволит заново расставить точки над «и» и предотвратить худшее. Проведение всякой внешней политики имеет смысл лишь для того, чтобы создавать благоприятные условия для роста благо состояния и мощи страны, выигрыша времени для достижения этой цели. Если внутренняя политика не направляется на это, внешняя политика – сводится к пус той суете, танцам на дипломатическом паркете и кривлянию перед телекамерами.

Слабость нашей нынешней внешней политики не в ошибках внешнеполитических служб, хотя они, конечно, тоже делают ошибки, а в отсутствии желания и умения сконцентрировать силы и средства на том, чтобы подняться с колен и вылезти из той ямы, в которую провалилась Россия в 1991 году.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Оглядываясь назад, на события почти полутора веков наших отношений с Германией после создания единого немецкого государства Бисмарком в 1870– 71 гг., можно по-разному их интерпретировать. Можно чертить линию от одной кульминации (в позитивном смысле этого слова) к другой, считая сбои и кризисы лишь досадными эпизодами, отклонениями от общей тенденции развития по восходящей. У такого оптимистического взгляда есть немало сторонников.

Однако можно прочерчивать и линию от одного чёрного события в нашей совместной с немцами истории к другому – ещё более чёрному, считая просветы лишь отклонением от общего правила. Такой взгляд тоже имеет право на суще ствование. Есть много фактов, говорящих в его пользу.

Как правило, в добрые времена преобладают оптимистические оценки, а в трудные – пессимистические. При всём том очевидно одно: отношения Германии с Россией никогда не носили стабильно поступательного характера. Происходили то взлёты, то падения, порой казалось, что они лишь вращаются в порочном кру гу. Фатальная вера в то, что мы обречены судьбой быть либо друзьями, либо вра Раздел пятый.

Институциональные Роман с Германией:

и структурные перемены Ю.А. КВИЦИНСКИЙ завышенные надежды в процессе обеспечения Правды о Великой Победе гами, однако, вряд ли уместна. Она не может быть компасом для нынешнего и бу дущего поколений. Надо исходить из того, что не было и не будет в российско германских отношениях чего-то незыблемого, застывшего, окончательного. Пово роты, причём в разные стороны, возможны в любое время. Наивные увлечения и восторженные взгляды на немцев и Германию, свойственные нашему интелли гентскому сословию, также как и враждебный нигилизм («фашистами они были и останутся!») простого люда достаточно далеки от действительности.

Нет немцев просто хороших, как и нет немцев просто плохих. Надо видеть и принимать их такими, какие они есть. А они такие и такие – сразу. Всё зависит от того, кто стоит во главе этой сильной, сплочённой, динамичной нации, отли чающейся, однако, не только трудолюбием, талантом и дисциплинированно стью, но и глубоким консерватизмом, сильным национальным инстинктом, креп кими предрассудками, склонностью переоценивать свои силы и убеждённостью в неизменном своём превосходстве над другими и своей правоте.

В силу этого в наших делах с Германией всегда требовалась большая до брая воля, ангажированность, но и трезвость в сочетании с осторожностью, по нимание необходимости систематически выравнивать то и дело возникающие крены и перекосы. К сожалению, это не всегда бывало так. Чаще получалось иначе. Однако другого рецепта ведения дел между Россией и Германией, види мо, не существует, пока мы совместно присутствуем на картах Европы и мира.

Впрочем, применение этого рецепта, как и всяких других рецептов, не обяза тельно всегда ведёт к успеху. Всё, в конце концов, зависит от времени и случая, от того, кому и как повезёт. Человек предполагает, а Бог располагает, что, кста ти, вполне соответствует и немецкому: «Der Mensch denkt und der Gott lenkt.» Но держаться этой линии и стараться осуществлять её всё же надо и нам и немцам, причём каждому в своих собственных интересах. Они чаще сходятся, чем расхо дятся, особенно если их правильно понимают.

Когда происходит какое-либо событие, то принято говорить, что это случай.

Когда событие повторяется, тогда уместно говорить о тенденции. Если оно повто ряется многократно, тогда можно усматривать уже определённую закономерность.

Не будем претендовать на то, чтобы выводить какие-то закономерности в отноше ниях России с Германией. Но повторяемость многих ситуаций и явлений, безуслов но, налицо. Есть и некоторые бесспорные итоги и факты полуторавековой совмест ной истории. На то и на другое будет небесполезным обратить внимание. Особен но тех, кто занимается Германией или готовит себя к этому.

1. Германия всегда стремилась занять доминирующие позиции в Европе и играть свою самостоятельную роль в международных делах. Для этого она неус танно создавала и продолжает создавать всевозможные союзы и выстраивает международные комбинации, действуя при этом решительно и быстро, постоянно меняя партнёров. Эта линия не прекратилась и после Второй мировой войны. Она по-прежнему живёт с той только разницей, что сейчас её умело рядят в одежды коллективного интереса НАТО, ЕС и прочих международных организаций.

2. Россия, Советский Союз, а теперь и Российская Федерация с некоторыми историческими нюансами и отклонениями традиционно склонны видеть в Германии Смысл Великой Победы одно из главных, если не самое главное направление своей внешней политики. И в этом есть резон. Вновь и вновь объявляя об этом, мы каждый раз надеемся занять особое место в сердце Германии, рассчитываем на её признательность, верность и любовь. Но Германия – первый приоритет и для многих других государств, прежде всего, своих соседей. Немцы отлично знают, что могут выбирать среди готовых возлюбить их невест и, бросив одну, тут же заняться другой. Единственное, что серьёзно влияет на их такое поведение – это сила и решительность партнёра, т. е.

опасения быть наказанными за непостоянство и обман.

3. Для Германии предпочтительным партнёром со времен Бисмарка была Англия (теперь США). Россия – это второй, менее предпочтительный выбор. Он делается, если не срабатывает первый, и часто только для того, чтобы вновь надавить на англосаксов. При таком подходе Германия обычно чувствует себя хозяином в германо-российских отношениях, ведёт себя, как тот жених, который хоть и идёт под венец, но с твёрдым намерением сбежать, как только к тому представится случай и выгода. Надежды на то, что его от этого шага удержат уг рызения совести или чувство признательности, почти никогда не оправдывают ся, и от них необходимо наконец избавляться. С Германией возможны только браки по расчёту и на условиях, которые оставляли бы нам достаточную свобо ду рук и возможности серьёзного воздействия на немецкого партнёра.

4. Германия не «абсолютизирует» своих договорных обязательств. Она с лёгкостью отказывается от них или саботирует их выполнение, если это представ ляется выгодным и если она может ожидать, что другая сторона не сумеет насто ять на их выполнении. Чрезмерная вера в букву и дух договоров с немцами, осо бенно в случае серьёзного изменения обстоятельств, приведших к их заключению, наивна, опасна и уже не раз ставила нашу страну в сложное положение.

5. Учуяв слабое место в позиции противника или партнёра, Германия тут же бросает все силы и возможности на то, чтобы расширить брешь, действуя при этом расчётливо, напористо и бесцеремонно. Однако она при этом зачастую теряет чувство реальности и меры. Остановить этот натиск с помощью обычных политических и дипломатических средств, как правило, не получается, требуют ся другие, более чувствительные меры воздействия. Чем раньше и решительнее они применяются, тем меньшими бывают издержки таких кризисов и недоразу мений в отношениях обеих стран.

6. Считается, что резкие повороты в отношениях Германии с Россией, как правило, совершают правые консервативные и националистические силы. Соци ал-демократы же и либералы к таким поворотам способны в меньшей степени, склонны к половинчатости и нерешительности. Взгляд, будто только правые зна мениты своей готовностью договариваться с Россией, является, однако, не со всем оправданным. Не надо забывать, что они были закоперщиками и двух войн с нами, и архитекторами перехода Германии на роль младшего партнёра англосак сов во враждебных союзах против России после Второй мировой войны. Спра ведливо, однако, по-прежнему, что в критических, острых ситуациях, требующих совместных действий, с правыми взаимодействовать легче, чем с другими поли тическими силами в Германии. Только надо всегда держать ухо востро.

7. Учитывая не раз проявлявшуюся в истории непредсказуемость в поведе нии Германии, её «своеобразное» отношение к договорам и союзам, склонность к переоценке собственных сил и недооценке сил других, а также спонтанность при Раздел пятый.

Институциональные Роман с Германией:

и структурные перемены Ю.А. КВИЦИНСКИЙ завышенные надежды в процессе обеспечения Правды о Великой Победе нимаемых решений, не следует особо полагаться на личную дружбу, доверитель ные контакты и всякие специальные каналы связи с германским руководством.

Немцы, как правило, охотно идут на всё это, используя открывающиеся перед ними возможности не только для согласования каких-то совместных шагов и позиций, но гораздо чаще для проталкивания своих интересов в обход мешающих им инстан ций и специалистов, дезинформации и обмана другой стороны относительно своих истинных планов и намерений. В делах с Германией всегда важно отслеживать и анализировать весь комплекс происходящего в этой стране, докапываться до смысла её намерений, судить не по словам, а по практическим действиям. Дея тельности дипломатии и разведки на германском направлении с учётом уроков прошлого всегда должно уделяться первостепенное внимание.

8. Надежды на превращение Германии в некий самостоятельный силовой полюс в мировой политике (в той или иной комбинации с другими странами ЕС) в настоящий момент скорее преждевременны. Поглощённая поеданием остан ков Российской Империи (СССР), она не желает отвлекаться и упускать свою часть добычи. Обострение же противоречий с США и, возможно, другими стра нами НАТО из-за чрезмерного сближения с Россией было бы чревато для нем цев серьёзными издержками и, кроме того, не диктуется пока жёсткой необходи мостью. Намного выгоднее и доходнее продвигаться на Восток в общей толпе западных крестоносцев.

9. Понимая опасность усиления Германии и встревоженные первыми при знаками расхождений между США и Европой, западные союзники ФРГ по своей старой привычке пытаются канализировать возрастающую мощь немцев, на правляя их на восток и юго-восток Европы. По сути дела, единство западного союза оплачивается за счёт совместного оттеснения России на Восток и раскры тия её природных кладовых для освоения и эксплуатации Западом. Пока эта ли ния будет успешной, надеяться на дифференциацию между Германией и её ны нешними союзниками, между Европой и США не приходится.

10. Цели восточной политики Германии получили своё наиболее полное и циничное отражение в 1918 году в Брестском договоре и «Дополнительном догово ре» к нему, а затем в 1941 году в плане «Барбаросса» и «Генеральном плане «Ост». После коллапса Советского Союза объединившейся Германии удалось реализовать эти цели в объёме Брестского договора (или даже несколько большем объёме) с позиций младшего партнёра США и, не прибегая на сей раз к войне и применению силы. Её генеральная линия в отношении России состоит в том, чтобы при поддержке США и других западных союзников закрепиться на новых позициях, зацементировать и сделать необратимыми происшедшие перемены.

11. Важнейшим фактором, облегчающим Германии решение этих задач яв ляется приход в России к власти сил, которые отказываются от борьбы за восста новление позиций Российской Империи и Советского Союза как великих держав, смирились с крушением и расчленением нашего народа и тысячелетнего государ ства, и по существу проводят политику содействия закреплению этих невыгодных и унизительных для России сдвигов. Германия вместе со своими союзниками заин тересована в поддержке этих сил и как государство, традиционно ориентирующее Смысл Великой Победы ся на экспансию в восточном направлении и укрепление своего потенциала и мощи за счёт наших ресурсов, придаёт особое значение развитию дружественных связей именно с нынешним новым руководством России и его поддержке.

12. Подобное положение, однако, носит временный и неустойчивый харак тер. Прошедшие горькую школу Версаля и Потсдама немцы не могут в глубине души не сознавать этого. Однако они, скорее всего, окажут сопротивление неиз бежным со временем переменам. Германия может явиться существенным тор мозом выходу России из нынешнего «послебрестского» периода её истории, с чем необходимо считаться при выстраивании отношений с ней.

*** Восточная политика Германии, а в более широком смысле и её внешняя политика в целом, всегда были функцией мощи или немощи России. К сильной России Германия приспособлялась и иногда действовала с ней заодно, на сла бую Россию она нападала и грабила её. Нет никаких оснований полагать, что в будущем это будет иначе. Поэтому решение вопросов наших отношений с Гер манией лежит, прежде всего, на путях решения наших внутренних проблем. Ес ли встанем с колен, то будет один рисунок игры, не встанем – так будет другой и отнюдь для нас не радостный.

Разборки с Германией и борьба за Германию будут и дальше оставаться од ним из важнейших направлений российской внешней политики. Германия будет в силу объективных причин для нас желательным партнёром, но в то же время и по стоянной латентной угрозой для наших интересов.

Смысл российской политики в отношении Германии по большому счёту дол жен состоять в том, чтобы иметь такую Германию, которая была бы достаточно сильной, чтобы создавать противовес другим державам Запада, и достаточно сла бой, чтобы не представлять прямой угрозы России и зависеть в достижении своих целей от России и её поддержки.

Кстати, это могло бы быть стержнем российской политики и в отношении всего ЕС.

Такой подход соответствует ставке на складывание многополярного мира, был бы продолжением политики, завещанной нам князем Горчаковым, который знал, как обходиться с Германией и Бисмарком.

(Источник: «Безопасность Евразии». 2008. № 3) Раздел шестой.

ЛОГИКА И ДИНАМИКА ПРАКТИК, КОНКРЕТНОГО ОПЫТА КОНСТРУКТИВНОГО ТВОРЧЕСТВА И БОРЬБЫ ЗА МИР И БЕЗОПАСНОСТЬ В XXI ВЕКЕ Р.Г. ЯНОВСКИЙ КУЛЬТУРА МИРОВОЗЗРЕНИЯ* Культура мировоззрения в XXI веке рассматривается мною как философская и социологическая проблема. Именно такой аспект исследования позволяет убеди тельно рассмотреть важную реальность: только разработанное новое мировоззре ние позволяет обосновать и продвинуть Московско-Шанхайскую модель миропо рядка XXI века (авторская концепция В.Н. Кузнецова)1.

Сегодня, на рубеже II–III тысячелетия уходит в прошлое противостояние народов, систем, наступил кризис либерализма, формируется новый контекст идеологических противоречий, которые складываются в процессе глобализации общества. Смена исторических эпох привела к изменению контекста мировоз зренческого процесса.

Страна вступила в новый век третьего тысячелетия с планами, проблема ми, надеждами, законами не стихийного, а сознательного, политического, эконо мического, социального миропонимания, мировоззрения, миросозерцания.

В условиях нового XXI века без развитой общественной широкой научной мысли, информационной сети никакая страна не может стать великой.

Именно российское просвещение и воспитание всего населения выступа ют фундаментом, основой формирования гуманистических научных условий развития. Особенности их состоят в том, что они задают научные, нравственные, духовные ориентиры развития, выражают характер ценностей в обществе.

В последние годы резко возросла роль и авторитет российской филосо фии, а также социологии, психологии, политологии, культурологии, основываю щихся на достижениях российской науки и культуры. Однако теоретические ра боты отечественных обществоведов недостаточно востребованы, низок куль турный и научный уровень массового чиновничества. Особенно тревожит заси лье низкопробной продукции в СМИ и различных издательствах, их ориентация на формирование низменных инстинктов и привычек.

МИРОВОЗЗРЕНИЕ КАК МИРОСОЗЕРЦАНИЕ И МИРОПОНИМАНИЕ Мировоззрение, миросозерцание, миропонимание есть система знаний, обобщённых понятий, взглядов на мир и место человека в обществе, в системе общественных отношений, включая отношения человека и природы, отношения людей к окружающей их действительности и к самим себе. Поведение человека в обществе, отношение к природе и самому себе обусловливаются определён * Статья подготовлена на основе 16, 17, 18 глав четвёртого раздела «Культура мировоззрения»

книги: Яновский Р.Г. Мировоззрение. М., 2007. С. 287–334.

Кузнецов В.Н. О смысле нового гуманизма XXI века // НАВИГУТ. 2007. № 1;

Кузнецов В.Н. К единению народов России через культуру компромисса во имя достоинства, благополучия и безопасности каждого человека;

справедливости и счастья для Всех: Послание Самим Себе как Повестка Дня для России 2007–2017 годов // Безопасность Евразии. 2007. № Смысл Великой Победы ными взглядами и убеждениями, принципами и идеалами, познавательной дея тельностью.


Выделяются три основных типа мировоззрения: 1. Обыденное мировоз зрение, в котором отражается бытовая жизнь человека, его представление о здравом смысле, жизненном опыте.

2. Традиционное мировоззрение, которое связано с традициями, взгляда ми на мир, сложившимися у человека, о мире природы и развитии человека;

ми ровоззрение, связанное с признанием сверхъестественного мирового начала.

3. Мировоззрение, в котором обобщается практический опыт духовности и стихийного познания и освоения мира. На основе рационального осмысления культуры, философии, социологии, истории, психологии, права вырабатываются мировоззренческие ориентации. Носителем мировоззрения является личность, социальная группа, класс, воспринимающие действительность сквозь призму определённой системы взглядов, имеющейся в наличии данного общества. Ми ровоззрение имеет огромный практический смысл, политическое влияние на нормы поведения человека в обществе, его мечты и стремления, осмысление условий труда и быта, сложившихся в обществе.

Сегодня перед всеми народами России стоит ряд сложных и открытых за дач формирования новой мировоззренческой, миропонимательной и миросозер цательной современной доктрины, определённой системы гуманитарных знаний и идей, взглядов и убеждений, претендующих на повышение их роли в общест ве. Однако не всякая идеология, убеждения, тем более миросозерцание, явля ются объективными, научными, честными и гуманными, отражающими интересы, чаяния, мечты человека. Все эти мечты, доктрины, умонастроения могут быть откровенно реакционными, неверными, а порой и вредными, антиобщественны ми, антинародными, с которыми общество ведёт непрерывную упорную борьбу.

Гуманистическая идея новой доктрины претендует на создание научной и нрав ственной теории, учит как надо трудиться, оперировать жизненными фактами и социальными процессами и абстракциями, вырабатывая теоретическое, фило софское, правовое, экономическое, нравственное сознание, всесторонне разви вая гражданское сознание.

Всё это требует совершенствования и развития естественных и общест венных наук, мощного потока научных знаний, формирования конкурентоспо собных, профессиональных и нравственных качеств личности в современном глобальном мире. Личность овладевает, наряду с профессиональными навыка ми и умениями, общечеловеческими ценностями. Она несёт в себе черты широ кого и высокого мировоззренческого горизонта, глубоких общих знаний о мире и обществе, нравственными и духовными общечеловеческими гуманитарными ценностями. Миропонимание выступает в совокупности с идейно-нравственным, философским, социально-психологическим аспектом, профессиональной подго товкой и личными качествами специалиста.

Истинный профессионализм, познание и понимание образа мира, приро ды и общества опирается на достижения и знания всей науки, степени её разви тия и проявления в жизнедеятельности людей на базе высокого и глубокого профессионального и духовно-нравственного мышления и действия.

В XXI веке в жизни людей произойдут качественные изменения, скачок в развитии специалиста и его личности, профессионализма в качестве ценности и содержательной деятельности общественного человека.

Раздел шестой.

Логика и динамика практик, конкретного опыта Культура мировоззрения Р.Г. ЯНОВСКИЙ конструктивного творчества и борьбы за мир и безопасность в XXI веке Этот процесс в обозримом будущем приобретёт глобальный, всеобщий характер и выступит в статусе нравственного императива человека труда.

Слово «специалист» будет звучать всё более убедительно. Мы уже сказа ли о том, что многие проблемы приобретают глобальный характер и их решение требует координации усилий всего мирового сообщества. Это – единые мировые информационные сети, современные средства коммуникаций, энергетики, дос тижения технического прогресса, сырьевые, водные ресурсы и т. д.

Все они приобрели глобальный характер, и их решение требует координа ции усилий и средств всего мирового сообщества. Вместе с тем глобализация деформирует государство, нарушает суверенитет народов и их индивидуальный характер, подрывая его органическую природу и индивидуальный характер, от казывая часто в праве иметь собственные национальные интересы и мнения;

Управление социальным организмом, каким является государство, отчуждается от национальной почвы управленческой структуры. При таком развитии в выиг рыше остаются более богатые страны, которые увеличивают своё богатство и обеспечивают более высокое качество жизни.

Мы вступили в эпоху всемирной глобализации;

духовного, информацион ного, производственного синтеза новой картины мира, путём интеграции совре менного научного трудового и гуманистического подходов, которые позволят объединить: новейшие научные, социальные, технические и духовные достиже ния в познании возникновения вселенной, структурной организации и процессов развития материи и общественного сознания, общей концепции всемирно исторического процесса и осмыслении глобальных проблем современности, как специфических проявлений взаимозависимости природы и человечества1.

Глобализация общественной жизни является важнейшей тенденцией ми рового развития XXI века. Гуманитарный, открытый, творческий прорыв в обще ственном сознании народов, сбережение людей от мрака, голода, нищеты и гря зи – такая задача поставлена и стоит перед всеми народами и национальными организациями, партиями, основной целью которых является сохранение миро вого и безопасного сообщества, выявление и развитие его движущих сил и ре сурсов человечества.

Без светлой идеи, высокого уровня образования, стратегии, плана разви тия, нового мировоззрения человека мы просто не можем жить. Россия – страна мыслителей, созидателей, учёных, тружеников, носительница великих идей, правдивых, чистых и честных людей труда.

Без новых прогрессивных идей мы выжить не сможем. Необходимо учить ся сохранять и беречь всё лучшее, что уже накоплено.

В новых условиях растёт роль рядовой личности и её интерес к мировой и отечественной истории народов и личной истории, образованию, культуре. Этой личности свойственно признание общественных обязанностей развития и защи ты человека, высокого чувства долга перед Родиной, семьёй, человечеством.

Опора на самобытность общественного и политического опыта России, на веко вые корни патриотизма. Не идти вслепую за Западом, а вести собственную не Чешков М. Философия международных отношений и глобалистика // Международные процессы.

2006. Т. 4. № 3 (12). Сентябрь – декабрь.

Смысл Великой Победы зависимую политику. Не разучиться радоваться за страну, за её достижения, ус пехи, победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Уметь видеть оте чественные достижения промышленности, сельского хозяйства, науки и культу ры, радоваться этому, управлять этим процессом, оберегать народ от культурно исторического нигилизма, отрицающего духовное наследие народов, от озлоб ления и раздражения. Бороться за качество жизни, ценности и интересы каждого человека. Соответственно политические, государственные решения в нашей стране должны проходить не только научный, но и нравственно-духовный кон троль общества.

На пороге XXI в. история вновь сделала крутой поворот, выдвинув на пер вый план проблему современного знания и умения, направив силы в сторону со зидания и творчества, развития личности, её образования, культуры, духовно сти. Сложившаяся российская многонациональная форма ведения хозяйства всегда основывалась на традиционных ценностях народной общины, артели, коллектива, взаимопомощи, демократии, образования, медицины, местного са моуправления. Высококачественный труд, его эффективность, плановость обу словливаются, прежде всего, духовно-нравственными представлениями челове ка и моральным авторитетом коллектива, советов.

История российской и советской гуманитарной науки, общественной мыс ли на местах богата такими откровениями, новыми народными идеями, которые во многом ещё не востребованы, но являются актуальными сегодня. Реальным богатством наций-государств являются сами люди, проблемы развития челове ка, его грамотность, образованность, честность, культурность, полнота охвата населения обучением, воспитанием, культурой, верой в человека и его возмож ности. Мы утверждаем, что в центре внимания стоит человек и, добавляем: лич ность, её благосостояние, образ жизни и деятельности. Современная общест венная мысль всесторонне изучает роль человеческого фактора в условиях рос сийского переходного периода.

Я верю в то, что у России и её народов есть мощные силы для развития самосознания и созидания и что мы все вместе будем востребованы в этом ми ре. В мире есть «светлые стороны» прошлого, настоящего и будущего.

Для полноценного изучения названной проблемы необходимо учитывать сложность, многоуровневость развития идейной жизни. Предыдущее поколение уже выполнило свои функции, защитив и развив страну, заложив прочные ос новы развития экономики, создания социологического обоснования равенства людей.

Здесь никто нам не поможет. Никакие чужие идеи, кредиты, чуждые нам способы управления и т. д.

Ещё К. Маркс подчёркивал самобытность российского пути народного раз вития через общину, артель, образование и медицину, науку, культуру.

Это есть прямой самобытный путь, выработанный тысячелетним развити ем России и борьбой её народов. Вы выстрадали, разработали и создали свою идейную народную духовность, которую необходимо развивать и совершенство вать, обогащать новыми идеями, разумом и высокими чувствами. Идеологию «общинного», артельного, «интереса государственного служения», труда слу жебных общественных и семейных слоёв всего населения многонациональной России. Собственными «головкой», «ножками», «ручками» создавать свою мыс лительную, многонациональную и технологически-нравственную и духовную ау ру, резко активизируя национальное самосознание.


Раздел шестой.

Логика и динамика практик, конкретного опыта Культура мировоззрения Р.Г. ЯНОВСКИЙ конструктивного творчества и борьбы за мир и безопасность в XXI веке Важнейшую роль в постижении смысла и значения нашей жизни играет научное понимание. Сейчас важно понять, выяснить, решить для себя – какова природа человека, его внутренний мир и общественная жизнь? Почему в век науки и прогресса по-прежнему существуют человеческая боль, эксплуатация и горе? Почему мир старого государства противостоит человеку как чуждая сила?

Что такое мировая экономика? Какова наша общественная мораль, уровень об щественного сознания? Разрешима ли проблема «я» и «ты», «мы» и «они»?

Поиск ответов на эти вопросы всегда был и остаётся потребностью со временного человека, его «философией жизни» и смыслом деятельности.

Культурология, философия, экономика, правоведение, социология, этика, психология раскрывают смысл и значение мира и жизни человека, то есть – фор мируют его миропонимание. Мы так привыкли к этой истине, что, кажется, переста ли замечать назревшие здесь трудности. А их, по моему мнению, у нас немало.

Здесь мне хотелось бы отметить, что это проблема мировоззрения и ми ропонимания. Мне кажется, что здесь заключена глубинная проблема нашей науки, которая шире общественного сознания – познания в целом. Поставив ми ропонимание, то есть постижение смысла жизни, законов её развития с помо щью понятий впереди мироощущения и мировоззрения, мы обеднили наше соб ственное представление о человеке, лишив его возможности взирать на мир по средством интуиции, эмоций и чувств (как внешних, физиологических, так и внутренних, высоких). Увеличение количества понятий, их подмена и дублиро вание послужили одной из причин путаницы и разноязычия, превратили гумани тарную науку в очередное вавилонское «смешение языков»1, между тем совре менность требует отношения к человеку как к целостному существу, мировоз зрение которого включает и убеждения, и верования, а в повседневной ситуации бытует в такой слабо прояснённой пока форме, как «здравый смысл».

Эта проблема досталась нам по наследству. Марксистская философская мысль в прошлом недостаточно занималась исследованием роли сознания, как активной творческой силы. Аргументация обычно направлялась на то, чтобы вы явить материальную обусловленность сознания, само же оно выступало почти как что-то второстепенное. Конечно, философы при этом не забывали отмечать относительную самостоятельность общественного сознания. Но полно ли выра жает суть дела понятие «относительная самостоятельность»? Ведь невольно получается, что активность сознания как бы приравнивается к субъективизму, а роль и механизм образования научного, то есть верного по отношению к объек тивной реальности сознания, зачастую не выходит за рамки правильного её от ражения. В целом можно сказать, что в нашей философии существовала явная тенденция недооценки роли сознания и всех явлений и феноменов, так или ина че связанных с ним, недооценки субъективного фактора, социальной психоло гии, подсознания, мироощущения, интуиции и т. д.

Названный недостаток сочетался с тем, что, обращая особое внимание на выявление и познание объективных экономических (и иных) законов, мы прояв ляли однобокость в понимании самого их объективного характера.

Ефимов Н. Родина: патриоты и негодяи // Российская Федерация сегодня. 2004. № 12. С. 3.

Смысл Великой Победы Многие считали, что поскольку объективные законы экономического и все го общественного развития действуют независимо от сознания и воли людей, постольку они действуют чуть ли не автоматически. Здесь недооценивался су щественный, решающий момент: законы общественного развития – это законы совокупной деятельности самих людей. Фаталистическая трактовка обществен ных законов обернулась упованием на автоматизм в реализации преимуществ и возможностей социализма.

Известно правило: одна крайность порождает ей противоположную. Реакци ей на фаталистическое понимание экономических законов явился субъективизм и волюнтаризм. Своеобразную логику этого можно понять. Если общественные зако ны действуют автоматически, то любые проекты и мероприятия в экономике и по литике, даже если они совершенно произвольны (как это было во времена Хруще ва или реформаторства конца 80-х – середины 90-х гг.), можно считать продолже нием общественных законов. В результате таких перекосов в теории и на практике нарушались подлинные закономерности общественного развития, снижалась соци альная активность и ответственность людей, гуманистический подход подчас под менялся экономическим, технократическим, сциентистским1.

Второй вопрос, который мне хотелось бы затронуть – это отношения фи лософии и остальной науки, то есть мировоззренческого знания и знания при кладного. Я убеждён в полной несостоятельности противопоставления фило софского и конкретного знания, науки в целом (естествознания и обществозна ния) и обыденного сознания народа.

Дело в том, что постоянно возникающие в повседневной практической жизни коллективные чувства и общественные настроения имеют объективное содержание, обязанное своим происхождением повседневному опыту людей, а также историческому опыту человечества. В науке хорошо известно, что стихийно формирующееся массовое сознание раньше и острее, чем теоретическая общест венная мысль, схватывает социальные процессы и сдвиги, происходящие в обще стве или социальных группах людей. Обыденное сознание признаёт независимо от теоретического сознания существование внешнего мира, который окружает чело века, поэтому оно стихийно образует основу материалистического мировоззрения.

Это «наивное» убеждение человечества сознательно кладётся философским ма териализмом в основу его теории познания. Однако этот повседневный опыт обы денного сознания не может вскрыть законов развития материального мира.

Нам необходимо постоянно «очищать» и обогащать обыденное сознание, развивая его содержание, формируя в нём элементы истинного научного сознания.

Применительно к философии и мировоззрению это означает, что теоретическая мысль должна видеть шире, дальше и глубже обыденного сознания, ибо она при звана осмысливать и разрабатывать, формулировать и доказывать то, что в повсе дневной жизни лишь смутно ощущается.

В связи с этим хотелось бы затронуть вопрос о предмете и содержании общественной науки (в частности, социологии). Бытует мнение, что обществоз нание может заниматься лишь описанием сущего, то есть сложившегося поло жения дел, однако, не должно касаться должного – представлений о цели обще ственного развития, как и куда должно стремиться человечество. Думается, что это неправильно. Нельзя насильственно отрывать сущее от должного, настоя См.: Яновский Р.Г. Патриотизм: О смысле созидающего служения человеку, народам России и отечеству. М., 2004. С. 237, 238.

Раздел шестой.

Логика и динамика практик, конкретного опыта Культура мировоззрения Р.Г. ЯНОВСКИЙ конструктивного творчества и борьбы за мир и безопасность в XXI веке щее от будущего, ибо должное – не бесплодная мечта и не утопия, но сущее, взятое в перспективе.

А у нас бывает так – социологи описали чистые факты (как правило, очень неутешительные), отказались указать цель исследуемого процесса, в лучшем слу чае сформулировали негативный прогноз, чтобы затем представить его учёным из прикладных отраслей науки – экономистам, техникам, медикам, педагогам. По следние, не обладая (в силу своей специализации) полнотой методологии общест воведения, делают вывод об очередном ухудшении социальной ситуации, факти чески уверяются в фатальной неизбежности негативного сценария развития.

Таким образом, вместо попыток изменения положения дел практическая наука будет стремиться приспособить свою деятельность к бессмыслице нашей сегодняшней жизни. Это лишает смысла не только всякую работу, но и вообще развитие, ибо последнее немыслимо без цели, без свободной воли человека, стремящегося достигнуть этой цели. Подчинять волю человека фактам сегодняш него дня – значит лишать его этой воли, превращать в жалкого раба обстоятельств.

Я считаю, что недооценка роли этих моментов принижает значение челове ческой жизни, поэтому она несовместима с гуманистическими нормами и ценно стями современной науки. Вся мировая и отечественная философия, наука в це лом учит пониманию того бесспорного факта, что без свободы научного поиска, учёта нравственных факторов – совести и справедливости, общественного долга, солидарности и дружбы народов, равенства прав человека и гражданина – нет че ловека, нет демократии, справедливости, материального достатка и равенства в подлинном, высоком смысле этого слова.

Следующая, пожалуй, самая важная проблема, которую мне хотелось бы затронуть – патриотизм как духовная ценность и нравственное чувство. В по следнее время понятия прогрессивного мировоззрения, патриотизма, общест венного долга в нашей стране подвергаются идеологическим нападкам, а подчас и прямому их отрицанию, как особой области знаний и убеждений человека.

Между тем, во все времена в России патриотизм был той лакмусовой бу мажкой, с помощью которой человек проявлял свою сущность. Нынешняя ситуа ция в России требует ответа на главный вопрос: «Куда идти?» Как показывают данные социологического мониторинга, проводимого ИСПИ РАН, наше общест во расколото. Почти одна треть респондентов (31%), несмотря на то, что боль шинство СМИ осуществляет информационную политику замалчивания или дис кредитации ценностей социализма, заявляют, что хотели бы жить в социалисти ческом обществе. Чуть более одной пятой респондентов (21%) заявили, что они хотят жить в капиталистическом обществе, 8% – явно не хотят в социализм, хо тят жить в каком-то другом обществе, а почти треть респондентов (31%) затруд няются ответить на этот вопрос1.

См.: Левашов В.К. Социополитическая динамика: Опыт социологического исследования. М., 2003. С. 82.

Смысл Великой Победы МИРОВОЗЗРЕНИЕ И КУЛЬТУРА Как возможно познание, переживание культуры и философствование о ней? Известно, что в эпоху великих потрясений, на сломе времён и нравов, осо бенно велик спрос на духовную пищу;

человек, уставший от потрясений, ищет успокоения в мистике, гаданиях, различных эзотерических учениях. Многие в эти дни обращаются к Богу, стремясь смягчить нравы, уменьшить всплеск отрица тельной энергии. Это вполне оправданно, более того, обратившись к истории войн, революций, социальных реформ, можно сказать, что данное соображение принимает вид объективного закона. Тем не менее, жизнь идёт, накапливается эмпирическое знание об одержанных победах и совершённых просчётах, и, ес тественно, возникает необходимость в систематизации и анализе сведений о происходящем. По моему мнению, сейчас – именно такое время. Спрос на об новлённую гуманитарную науку в наши дни весьма высок: «Этот спрос на об щественное знание, назревшая потребность в глубокой разработке гумани тарных идей и процессов в условиях коренных перемен, реформ, перехода к рынку, в условиях крепнущего понимания, что у труда, бизнеса, рынка, управ ления, культуры, духовной сферы и власти много общего по широкому кругу народных интересов, забот, задач, технологии, системы воспитания, – зна мение времени, суть ХХI века»1. Естественно, что в этих условиях встаёт во прос о систематизации гуманитарного знания, определении конфигурации всего корпуса наук о бытии, обществе и человеке: «Среди первоочередных задач гу манитарной науки выдвигается проблема систематизации идей, конкретизации и координации... усилий специалистов различных гуманитарных и естественно научных областей знания... Огромное значение приобретает совокупное гумани тарное знание»2. Действительно, в условиях умножения числа направлений ис следований, появления оригинальной проблематики, синтеза новых, подчас экс травагантных дисциплин, велико желание отдельных учёных растащить науку по частным «квартиркам», создать себе по крошечному, но пьедесталу, на котором и возвыситься в гордом одиночестве. Однако объективные тенденции говорят об обратном;

мы считаем, что существует системообразующая, интегративная дис циплина, включающая в снятом виде все иные науки – это философия. Объек том же исследования является совокупность проявлений материальной и иде альной деятельности человека – это культура. В предлагаемой статье я поста раюсь изложить свои общие представления о данной теме, раскрывающие ме тодологические основания представленной работы.

Что я называю культурой? По сведениям из различных источников, в на стоящее время существует более 500 различных определений культуры3. Я ни в коей мере не претендую на создание ещё одного, ибо его авторство может быть легко оспорено. Кроме того, информация мировоззренческого, глобального харак тера, на мой взгляд, в принципе не может принадлежать одному лицу, ибо рожда ется, транслируется и используется каждым в меру развитости рефлективных свойств его сознания. Я хочу лишь обозначить ту часть культуроведческого дискур са, которая наиболее полно отвечает поставленным в данной работе целям и за Яновский Р.Г. Социальная динамика гуманитарных перемен. М., 2001. С. 9.

Там же. С. 10.

См., напр.: Советская культура в контексте истории ХХ века: (Материалы научной конферен ции). Ч. 1, 2. СПб., 2000;

Дуков Е.В. и др. Введение в социологию искусства. СПб., 2001;

Сухо лет И.Н. Вопросы культуры в школьном обществознании. М., 2001. (Библиотека журнала «Пре подавание истории и обществознания в школе», вып. 7).

Раздел шестой.

Логика и динамика практик, конкретного опыта Культура мировоззрения Р.Г. ЯНОВСКИЙ конструктивного творчества и борьбы за мир и безопасность в XXI веке дачам, а также может помочь в ходе разработки ряда методологических ходов и приёмов, позволяющих не уклоняться от темы, указанной выше. Итак, для меня культура – это специфически человеческий способ жизнеустройства, позво ляющий человеку обустраивать свою жизнь в ладу с окружающим миром – дру гими людьми, обществом, живой и неживой природой, космосом и т. д. При всей ёмкости данного определения оно в значительной мере общо, а потому ускользает от читателя-расшифровщика и требует конкретизации;

внесём сюда ряд уточнений.

Этот универсальный способ проявляется в трёх разных планах:

– конкретный, или низовой. Здесь понятие культуры близко к бытовому пониманию уровня воспитанности той или иной личности;

– аксиологический, или срединный. (Этот план подразумевает значи тельную долю абстрактности, ибо любая оценка связана с рядом обобщений – будь то отношение к произведению искусства или выбор нужного товара в мяс ной лавке. В то же время, он конкретен, так как в процессе оценки или выбора абстрактная ценность отождествляется с близкими нам вещами – присваивается вполне конкретному полотну либо кусочку мяса.) Здесь толкование культуры совпадает с понятием о созданном людьми мире различных ценностей – этиче ских, эстетических, нравственных, моральных, физиологических и проч.;

– абстрактный, или высший. Здесь бытует собственно представление о культуре как всеобщем способе существования человеческого рода.

Все три упомянутых плана находятся в тесном динамическом взаимодействии.

Социально и исторически обусловленные ценности (срединный план) транслиру ются в различных направлениях (от старших к младшим, от учителей к ученикам, от одних социальных групп к другим и т. д.) в процессе обучения и воспитания (низовой план), с целью поддержания устойчивого (в смысле предсказуемости) развития общества и стабильности жизнеустройства (высший план). Передача ценностей осуществляется с помощью многочисленных и разнообразных средств – языка, письменности, произведений искусства (в том числе архитектур ных и скульптурных памятников), книг, особенностей поведения, совокупностей различных «примет» нашей цивилизации (элементы городского и сельского ландшафтов, промышленные и жилые здания и помещения, предметы быта и проч.) – словом, посредством практически любого предмета материального мира, помещённого в контекст мира нематериального (идей, убеждений, мировоззрений и проч.). Замечу, что ретранслятором ценностей могут быть и явления живой и неживой природы (элементы космоса, «четыре стихии» нашей планеты – небо, земля, огонь, вода, обитатели живого мира и проч.), воспринимаемые как часть человеческой культуры.

Здесь необходимо сделать два важных замечания, чтобы внести некоторую ясность в терминологию, а, следовательно, в методологию настоящего исследова ния. Во-первых, мною были употреблены термины «культура» и «цивилизация».

Чем они отличаются? Есть ли между ними вообще какая-нибудь разница? Действи тельно, ведь учёные известнейшей французской культурологической школы «Ан налов» вообще не упоминают о культуре, присваивая все её черты термину «циви лизация». Обоснована ли подобная терминологическая «всеядность»? В рамках западной философии, рационалистической и в целом дискурсивной, очевидно, да.

Смысл Великой Победы Мне же термин «культура» представляется более удачным, ибо, на мой взгляд, он отражает универсальную (всеединую) природу человеческой деятельности, в то время как «цивилизация» – только рассудочную её сторону, связанную с обустрой ством внешнего пространства (в этом качестве её использовали ещё во времена античности – греки для обозначения возделывания почвы, римляне – универса лизма социального и космологического бытия Империи).

Я не буду более подробно развивать эту в целом интересную тему, оставлю её для отдельного исследования1. Ограничусь подробной ссылкой на фундамен тальную монографию С.И. Гессена, в первой главе которой обосновывается тесная связь понятий «образование» и «культура». Автор также разделяет понятия «куль тура» и «цивилизация», при этом первое гораздо шире и включает второе в снятом виде: «Это значит, что слово "цивилизация" вы резервируете для низшего или, во всяком случае, для более внешнего слоя культуры, для того, что скорее всего под даётся пересадке, что не требует для своего роста долговременной местной тра диции. Сюда относятся хозяйство и техника. Слово "образованность", напротив, правильнее было бы закрепить за более внутренним, или "духовным" содержанием культурной жизни, включающим в себя науку, искусство, нравственность и религию.

... Между образованностью и цивилизацией имеется, однако, еще один промежу точный слой культуры: это – право, регулирующее внешние отношения людей ме жду собою, и государственность, обеспечивающая обязательность правовых норм и организующая совокупную деятельность данного общества.... Таким образом, в составе жизни современного человека мы различили как бы три слоя: образо ванность, гражданственность и цивилизацию. Слово "культура", как наиболее общее и неопределенное, мы сохраним поэтому для обозначения совокупности всех трех слоев»2. Здесь же приводится достаточно удачная схема, иллюстрирую щая рассуждения, приведённые выше.

Схема Динамика культуры наука искусство образованность нравственность религия культура гражданственность право государственность цивилизация хозяйство техника В качестве трансляторов ценностей мною упомянуты многочисленные и разнообразные средства, количество которых тем больше, чем более интенсив но мы рефлектируем по поводу окружающего нас мира. Можем ли мы найти ка Материалов для него – великое множество, хотя тема эта настолько же интересна, насколько и абстрактна. Тем не менее, вопрос о существовании различий между «культурой» и «цивилиза цией» дебатируется со времён Древнего Рима и по сей день. Можем порекомендовать читателю одну из наиболее основательных монографий на эту тему: Cyxолет И.Н. Вопросы культуры в школьном обществознании. М., 2001. (Библиотека журнала «Преподавание истории и общест вознания в школе», вып. 7).

Гессен С.И. Основы педагогики: (Введение в прикладную философию). Учебное пособие для вузов. М., 1995. С. 26–27.

Раздел шестой.



Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 49 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.