авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 49 |

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности ...»

-- [ Страница 41 ] --

Закария Ф. Постамериканский мир. М., 2009.

Аттали Ж. Мировой экономический кризис. Что дальше? СПб., 2009.

Злобин Н. Возможности дезинтеграции // Ведомости. 2008. 16 сентября. С. А04.

Смысл Великой Победы ности", – поясняет А. Коновалов в своей обстоятельной и концептуальной статье, – требует отка за от опасных шараханий во внешней политике»1.

Своеобразным «моментом истины» для активного и продуктивного, по моему мнению, мирового научного дискурса о проблемах миропорядка и мироустройства (пример: статьи Н. Злобина и А. Коновалова) стала программная речь госсекретаря США Кондолизы Райс 18 сентября 2008 года в вашингтонском Фонде Маршалла. Её выступление было посвящено, в основном, российско-американским отношениям.

В содержании речи Кондолизы Райс реально обосновано положение, по которому Россия принципиально не должна позиционироваться ни в «биполярной», ни в «бесполярной» модели, ни в архитектуре «согласованной бесполярности». «Политика Кремля становится все более ав торитарной дома, – утверждает госсекретарь США Кондолиза Райс, известный учёный, специа лист по СССР, по России, – и все более агрессивной за рубежом… Мы видим параноидальный порыв, который и раньше проявлялся в российской истории… Мы уверены, что наши связи с со седями не будут подорваны несколькими стареющими бомбардировщиками, посещающими один из немногих латиноамериканских авторитарных режимов… Российские руководители не добьют ся своей основной цели по смещению грузинского правительства… Наша стратегическая зада ча – дать ясно понять российским лидерам, что их выбор ставит Россию на односторонний путь самоизоляции…»2.

Любопытный тезис представлен в официальном заявлении Министерства иностранных дел России в связи с резким антироссийским заявлением госсекретаря США Кондолизы Райс 18 сентября 2008 года в Фонде Маршалла. «Ценим утверждения Кондолизы Райс о том, что "се годняшняя Россия – не Советский Союз", – с хорошей долью юмора констатировано в заявлении МИД’а. – Вызывает удовлетворение, что в США начинают признавать нереалистичность однопо лярного мира»3.

Новым, важнейшим институтом справедливого мироустройства XXI века можно фиксиро вать, по моему мнению, впервые оформившийся феномен – «мировое интеллектуальное со зидающее лидерство как фактор глобального влияния».

К таким институтам – странам необходимо, по состоянию на октябрь 2008 года, причис лить Россию, Китай, Индию, Бразилию, Южно-Африканскую Республику, Мексику.

Лидеры этих стран, их народы энергично, достойно и эффективно создают, продвигают и утверждают новый справедливый мировой порядок, новое справедливое мироустройство XXI века. Здесь приоритет культуры жизни, культуры мира, культуры безопасности. Здесь в центре внимания – достоинство и благополучие каждого человека, каждой семьи, каждого народа. Здесь формируется умная, мудрая, сильная, справедливая и ответственная национальная безопас ность, региональная безопасность, международная безопасность.

Доказательства:

• 8 октября 2008 года в разгар мирового финансового кризиса весь мир с вниманием и уважением слушал программную речь Президента России Дмитрия Медведева на конференции по мировой политике в Эвиане (Франция). Особое внимание у аудитории в зале, у многомиллионной аудитории СМИ было обращено «к российскому видению нового мирового порядка – к принципам самоорганизации "в справедливом, многополярном мире"»4. (Выделено мною. – А.К.).

Основная часть выступления Президента России Дмитрия Медведева впервые была по священа обоснованию содержания и структуры предложений России для Европы и всего мира по подготовке переговоров, ориентированных на эффективную безопасность XXI века.

«– Современной Евроатлантике нужна позитивная повестка дня, – заключил Медведев. – События на Кавказе подтвердили абсолютную правильность идеи нового Договора о европей ской безопасности. Эта система должна быть равной для всех государств без изоляции кого либо и без зон с разным уровнем безопасности. Она должна будет призвана объединить всю Евроатлантику на основе единых правил игры и на долгие годы в юридически обязывающей форме обеспечить общие гарантии безопасности.

Со своей стороны российское руководство вчера внесло пять основополагающих поло жений нового договора. Прежде всего, в нем должны быть закреплены базовые принципы безо Коновалов А. Мир не должен быть многополярным // НГ-ПОЛИТИКА. 2008. 16 сентября. С. 16.

Приведено по: Беликов Е., Красников Н. Райс недаром злится. Прошла её пора… // Комсомольская правда. 2008.

20 сентября. С. 3.

Приведено по: Химшиашвили П., Тельманов Д. МИД ответил на обвинения Кондолизы Райс // ГАЗЕТА. 2008. 22 сентяб ря. С. 4.

Здесь и далее по разделу дан текст В. Кузьмина с обзором выступления Д. Медведева. Цитирование Д. Медведева также осуществлено по обзору В. Кузьмина. См.: Кузьмин В. Мир в праве: Дмитрий Медведев представил в Эвиане пять пунктов европейской безопасности // Российская газета. 2008. 9 октября. С. 2.

Раздел шестой.

Основные тенденции Логика и динамика практик, становления политики конкретного опыта А.В. КУЗНЕЦОВА справедливого мироустройства конструктивного творчества в XXI веке и борьбы за мир и безопасность в XXI веке пасности на основе добрососедства, уважения суверенитета, территориальной целостности и политической независимости государств.

"Во-вторых, следует ясно подтвердить недопустимость применения силы или угрозы ее применения в международных отношениях", – подчеркнул Дмитрий Медведев. – Конфликты же должны урегулироваться исключительно в мирном ключе путем поиска "переговорных развязок".

– Третье – это гарантии обеспечения равной безопасности, – продолжил российский ли дер. – Здесь нужно следовать трем "не", а именно не обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других, не допускать действий, которые ослабляют единство общего пространства безопасности, и, в-третьих, не позволять, чтобы развитие военных союзов осуществлялось в ущерб безопасности других участников договора.

Четвертым пунктом Москва пытается прервать своеобразную гегемонию США на роль мирового гаранта стабильности. "Важно подтвердить, что ни одно государство или международ ная организация не могут иметь эксклюзивных прав на поддержание мира и стабильности в ре гионе", – заявил Медведев. Правда, тут же оговорился, что и России это касается в полной мере.

И последний, пятый пункт предполагает установление базовых параметров контроля над вооружением и разумной достаточности в военном строительстве.

"Подчеркну – мы не предлагаем ничего разрушать из того, что имеется, – обратил вни мание Запада российский лидер. – Речь идет о более гармоничной деятельности на основе единых правил".

Россия не собирается при этом навязывать Европе и миру свои правила безопасности.

Наоборот, Москва активно выступает за работу над договором экспертного сообщества и, конеч но же, внесения идей европейскими партнерами. "Но в любом случае “ремонт” европейской ар хитектуры безопасности необходимо ускорять, – считает Дмитрий Медведев. – Альтернативой является только ее дальнейшая деградация и обострение кризиса в сфере безопасности и кон троля над вооружением"»1.

ПРЕДОТВРАЩАЮЩАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ГЛОБАЛЬНОЙ ВОЙНЫ ТЕНДЕНЦИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЛИТИКИ СПРАВЕДЛИВОГО МИРОУСТРОЙСТВА Новые практики в сфере безопасности человека, народов, государств, регионов и всей цивилизации XXI века обусловили новую востребованность к учёным-обществоведам по созда нию новых теорий, новых методологий, новых высоких гуманитарных подходов.

Сложился новый глобальный дискурс по проблемам жизни человека, о сохранении и укреплении мира, о войне и военных вмешательствах.

В самом предварительном порядке можно, по мнению автора статьи, выделить несколько особенностей, которые повлияли на факторы «сложившие» глобальный дискурс и содействую щие его функционированию в настоящее время, в ближайшее будущее.

1. Впервые для XX и XXI веков в российском специализированном научном дискурсе поя вились авторские научные концепции с обоснованием моделей мирового порядка. Речь идёт о работах В.Н. Кузнецова, Э.Г. Кочетова, С.А. Караганова, К.С. Гаджиева.

Это наполнило российский и мировой научный дискурс новыми авторскими смыслами, содержательной дискуссией, конструктивной критикой.

Известный политолог Т.А. Шаклеина в своей статье «Критическое направление исследо ваний миропорядка в США» отметила (применительно к власти) «отсутствие тяги к новаторству, выдвижению принципиально новых идей»2.

Можно отметить и такой факт (по материалам её статьи): в 2000–2008 годах американ ские учёные-обществоведы не предъявили авторских концепций мирового порядка XXI века.

2. Европейские учёные в 1999–2008 годах в своих значительных работах исследовали важные содержательные аспекты, которые помогли учёным России создать новые авторские модели мирового порядка XXI века.

Прежде всего, считаю необходимым назвать работы известного немецкого философа, политолога и социолога Юргена Хабермаса1. «Тот, кто встраивает унилатерализм правитель См.: Кузьмин В. Мир в праве: Дмитрий Медведев представил в Эвиане пять пунктов европейской безопасности // Рос сийская газета. 2008. 9 октября. С. 2.

Шаклеина Т. Критическое направление исследований миропорядка в США // Международные процессы. 2007. Т. 5. № 3.

Сентябрь–декабрь. С. 74.

Смысл Великой Победы ства Буша в общий ход империалистической практики, – отмечает он, – недооценивает значение расставляющих цезуры изменений в политике. В сентябре 2002 года американский президент обнародовал новую доктрину безопасности, в которой он предусматривает для себя им же са мим определенное и по собственному усмотрению применяемое право на нанесение превентив ного военного удара (pre-emptive strike). В своей речи о положении нации 28 января 2003 года он торжественно заявил, что, если Совет Безопасности не согласится с военной акцией против Ирака, как бы ни была она обоснованна, он, в случае необходимости, не посчитается с запретом на насилие, зафиксированным в Уставе ООН ("The course of this nation does not depend on the decisions of others"*). Обе акции вместе представляют собой неслыханный разрыв с той правовой традицией, в значимости которой не сомневалось ни одно из предшествующих американских правительств. Они выражают пренебрежение к одному из замечательных цивилизаторских дос тижений человеческого рода»2.

3. Актуализация и оригинальное смысловое наполнение глобального научного дискурса концептуальными работами российских авторов (социологов, политологов, экономистов), пред ложивших мировому научному сообществу модели мирового порядка и мироустройства, осно ванные на справедливых гуманитарных взаимодействиях, придали, по мнению автора статьи, новую динамику самому дискурсу.

Например, шестой номер журнала российской внутренней и внешней политики «Pro et ** Contra» за 2007 год практически полностью посвящён теме «Эволюция мирового порядка».

Назову статьи и авторов тематического номера журнала.

• В тексте «От Редактора» Мария Липман, Главный редактор журнала «Pro et Contra», от *** чётливо формулирует свою позицию. «Стремление к "многополярному миру" как к способу "сдерживания США", популярное, в частности, у отечественных политических мыслителей, – ут верждает она, – продиктовано естественной неприязнью проигравшего к победителю, который, одержав победу, безоглядно злоупотребляет своим гигантским превосходством. Чего нет в чаемом "многополярном мире", так это готовности всерьез взять на себя ответственность за решение ми ровых проблем. Сегодня ни одну из них нельзя решить без Соединенных Штатов, даже притом, что внешняя политика администрации Буша привела к значительному снижению международного пре стижа и влияния Америки. Но пока она остается самой мощной экономической державой, опере жающей всех в научно-технической сфере и обладающей колоссальным военным преимуществом перед другими странами. А потому истинная многополярность требует чего-то более содержа тельного, чем просто ограничение США. Научиться конструктивно сотрудничать с Америкой, при знавая ее превосходство, – актуальная задача для стран, которым сегодня невыносима мысль о том, что они не могут стать вровень с американцами. Но и самим американцам, сохраняя лидерст во, необходимо, наладить конструктивное взаимодействие с крупными державами»3.

• Кем и как управляется мир.

Александр Кустарёв.

• Конец иллюзиям: история возвращается.

Роберт Кейган.

В работе старшего научного сотрудника Фонда Карнеги за Международный Мир (США) Р. Кейгана важно выделить три интересных тезиса, которые могут быть сопоставлены, по мне нию автора статьи, с ранее приведённым фрагментом книги Юргена Хабермаса.

Первый тезис Роберта Кейгана.

«Из Москвы и Пекина мир видится совсем иным, чем из Вашингтона, Лондона, Берлина и Парижа. Либеральная общественность Европы и США поддержала "цветные революции" в Ук раине, Грузии и Киргизии, видя в них естественную политическую эволюцию человечества в пра вильном направлении. Между тем в России и Китае эти события рассматриваются как пропла ченные Западом и инспирированные ЦРУ перевороты, которые укрепили геополитическую геге монию Соединенных Штатов и их европейских союзников, покорно следующих за США»4.

Хабермас Ю. Зверство и гуманность: Косовский конфликт в контексте современного миропорядка // Независимая газе та. 1999. 2 июля;

Хабермас Ю. Альтернативные видения нового мирового порядка // Он же. Расколотый Запад: Пер. с нем. М., 2008. С. 171–187.

«Курс страны не зависит от решений остальных держав» (англ.).

* Хабермас Ю. Альтернативные видения нового мирового порядка // Он же. Расколотый Запад: Пер. с нем. С. 174.

Учредитель журнала Фонд Карнеги за Международный Мир.

** А для авторов статей есть важное уточнение: В журнале отражены личные взгляды авторов, которые могут не совпа *** дать с позицией Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.

Липман М. От Редактора // Pro et Contra. 2007. № 6. Ноябрь–декабрь. С. 2, 3.

Кейган Р. Конец иллюзиям: история возвращается // Pro et Contra. 2007. № 6. Ноябрь–декабрь. С. 33.

Раздел шестой.

Основные тенденции Логика и динамика практик, становления политики конкретного опыта А.В. КУЗНЕЦОВА справедливого мироустройства конструктивного творчества в XXI веке и борьбы за мир и безопасность в XXI веке С таким тезисом вполне можно согласиться, особенно в контексте основных принципов Московско-Шанхайской модели миропорядка (по Кузнецову).

Второй тезис Роберта Кейгана.

«Обе крупнейшие автократические державы сходным образом отреагировали и на вмеша тельство НАТО в Косово в 1999 году, и не только потому, что американская авиация разбомбила посольство Китая в Белграде, или же потому, что объектом натовской атаки стали российские союз ники – православные сербы. То, что либеральный Запад считал высокоморальным актом, "гумани тарной" интервенцией, по мнению государственного руководства и аналитиков в Москве и Пекине, было противоправным актом, агрессией, преследующей корыстные цели. А как же еще могли эти страны оценить действия НАТО, если они не разделяют либеральные ценности Запада?»1.

Со вторым тезисом автор статьи согласна: именно так в Москве и в Шанхае, в терминах Московско-Шанхайской модели миропорядка, можно интерпретировать «вмешательство НАТО в Косово в 1999 году»;

бомбардировку американской авиацией посольства Китая в Белграде;

на товскую атаку против российских союзников – православных сербов.

Третий тезис Роберта Кейгана.

«Более того, интервенция союзников в Косово и вправду была незаконной, по крайней ме ре, с точки зрения насчитывающих несколько веков норм международного права и Устава ООН.

Она была предпринята без согласия Совета Безопасности ООН и в отношении суверенного госу дарства, которое не совершило никакого акта агрессии за пределами своих границ. Американцы и европейцы вступили в войну во имя того, что они считают "высшей нормой" либеральной морали.

Однако для тех, кто не разделяет либеральную мораль, такие действия выглядят просто беззакон ными и разрушающими традиционные гарантии национального суверенитета»2.

Понятно, что и с третьим тезисом автор статьи согласна полностью, так как именно прин ципы и смыслы Московско-Шанхайской модели миропорядка XXI века сохраняют и развивают положения Устава ООН, Хельсинских договорённостей 1975 года, Хартии европейской безопас ности 1999 года.

• Скромное обаяние Китая.

Ольга Борох, Александр Ломанов.

• Россия и Китай: двойственный союз.

Эндрю Качинс.

• Китай: опасный сосед или выгодный партнёр?

Александр Лукин.

• За пределами традиционного баланса сил.

Луиза Ричардсон.

• Zbigniew Brzezinski. Second Chance: Three Presidents and the Crisis of American Superpower.

Дмитрий Тренин.

В рецензии Дмитрия Тренина на Збигнева Бжезинского «Ещё один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы», опубликованной в 2007 году, есть интересное утвержде ние рецензента. «Россия – евро-тихоокеанская, а не евро-азиатская страна, – констатирует Д. Тренин. – Она расположена между Европейским союзом и США. Ее естественный и по сути дела единственный крупный партнер в деле интеграции – Евросоюз. Ее важнейший глобальный партнер в деле всесторонней модернизации и обеспечения глобальной безопасности – Соеди ненные Штаты Америки»3.

Автор статьи, будучи сторонником Московско-Шанхайской модели миропорядка XXI века, безусловно, поддерживает позицию Д. Тренина о важности партнёрства с США. Россия азиатско европейская страна (Азия – Россия – Европа). Соединённые Штаты Америки расположены меж ду Россией и Венесуэлой, Бразилией, Мексикой. Настоящим стратегическим партнёром России является Китай.

С учётом того внимания, которое руководство журнала «Pro et Contra» в шестом номере (2007) уделило Китаю, в эволюции мирового порядка XXI века именно России и Китаю, Москве и Кейган Р. Конец иллюзиям: история возвращается. С. 34.

Там же.

Тренин Д. Zbigniew Brzezinski. Second Chance: Three Presidents and the Crisis of American Superpower. N. Y.: Basic Books, 2007/ vi+234 p. С. 122.

Смысл Великой Победы Шанхаю предстоит много конструктивного и созидающего осуществить для партнёрских отноше ний с США.

Востребованность со стороны российского общества убедительной и конструктивной ме тодологии разработки безопасного развития России проявилась в 2007–2009 годах на самых различных уровнях деятельности экспертного и научного сообщества страны, на различных уровнях управления обеспечением жизнедеятельности людей.

К руководству страной пришли новые люди как в сфере государственного управления, так и в общественной, научной сферах.

Тем важнее становится уже осмысленный опыт теоретической и практической деятель ности в развитии методологии, теории, технологии безопасности человека, семьи, общества, го сударства.

Поэтому всё важнее становится научный потенциал, представленный весной 2007 года в ходе значительной по подготовке, ходу обсуждений научно-практической конференции «Между народная безопасность России в условиях глобализации»1.

На рубеже 2007 и 2008 годов по материалам этого научного форума была опубликована обстоятельная и важная, по мнению автора статьи, книга, в которой были представлены основ ные доклады на пленарных заседаниях и выступления на секциях2.

Исследование опубликованных материалов форума учёных и специалистов нашей стра ны через общую доминанту – «становление методологии и теории международной безопасно сти России» – позволяет осуществить важный ключевой тезис из предисловия к рассматривае мой книге.

Сам текст предисловия подписан участниками организационного комитета конференции.

«Перед российскими государственными и общественными структурами, в том числе перед науч ным сообществом, – отмечают участники оргкомитета, – стоит задача исключительной важно сти – сформулировать современную концепцию национальной безопасности с учетом тенденций мирового развития и реалистической оценки собственных возможностей. Первостепенным усло вием создания такой концепции является ясное представление о фундаментальных целях наше го общества, о его базовых ценностях и мировоззренческих основах»3.

Прежде всего, о подходе авторов книги к разработке вопросов методологии безопас ности.

Во-первых, представление о многообразии научных проблем, рассмотренных участника ми конференции, можно составить из названий секций:

• Россия в мировой политике и вопросы обеспечения международной безопасности;

• национальная безопасность России: оборонные и внутриполитические аспекты;

• актуальные вопросы экономической безопасности Российской Федерации;

• энергетическая безопасность России;

• гуманитарная сфера безопасности;

• проблемы социоэкологической безопасности российского общества и государства;

• информационная безопасность России.

Во-вторых, в ходе пленарных заседаний, в ходе работы всех секций методологический аспект безопасности практически впервые (по мнению рецензента) для публикаций такого жанра был представлен в качестве доминирующего. Самое важное – в содержании научных сообщений были изложены, в основном, итоги научных исследований самих докладчиков. Например, в пер вом пленарном докладе В.К. Сенчагов методологию обеспечения безопасности рассмотрел на примере функционирования Государственной стратегии экономической безопасности. Методо логические рекомендации были обоснованы им на итогах анализа разработки и функционирова ния пороговых значений индикаторов уровня угроз экономической безопасности4.

В сообщении А.Д. Урсула и А.А. Энгель новые перспективные и оригинальные авторские подходы к методологии безопасности XXI века опираются на их инновационных разработках именно в сфере новой гуманитарной методологии. «Становление качественно нового – планетарного – уровня обеспечения безопасности как безопасности всего мирового сообщества и одновременно задачи сохранения биосферы, – утверждают авторы, – требуют создания новых информационно управленческих структур и самое главное – формирования глобально-коллективного сознания чело Буянов В., Гаджиева Р. Безопасность России в условиях глобализации (по материалам научно-практической конферен ции) // Безопасность Евразии. 2007. № 2.

Международная безопасность России в условиях глобализации / Под общ. ред. В.А. Михайлова, В.С. Буянова. М.: Изд во РАГС, 2007. 560 с.

Предисловие // Международная безопасность России… С. 14.

Сенчагов В.К. Методология обеспечения экономической безопасности // Международная безопасность России… С. 15– 29.

Раздел шестой.

Основные тенденции Логика и динамика практик, становления политики конкретного опыта А.В. КУЗНЕЦОВА справедливого мироустройства конструктивного творчества в XXI веке и борьбы за мир и безопасность в XXI веке вечества, ответственного за принятие судьбоносных для всего человечества решений и их реализа цию. В связи с этим и выдвигается идея формирования ноосферного интеллекта»1.

В числе интересных и перспективных методологических, по сути, сообщений можно назвать статьи Ю.В. Яковца, В.А. Гусейнова, В.С. Буянова, А.В. Козловой, В.Д. Попова, В.Ю. Кравченко, Г.А. Аванесовой, С.В. Кирнарской, Е.А. Ганьшиной, Ю.В. Курносова, К.Х. Делокарова.

Теперь важно и необходимо рассмотреть новые и оригинальные подходы авторов ре цензируемой книги к развитию теории безопасности XXI века.

Во-первых, приятно отметить обстоятельные работы, посвящённые общей теории безо пасности. Например, в сообщении В.Л. Лобера представлены интересные авторские подходы к формированию нового субъекта безопасности2.

В статье С.Г. Харченко и Б.Б. Фомина обстоятельно представлен теоретический аспект взаимодействия риска и безопасности для широкого класса ситуаций3.

Во-вторых, широко и убедительно во всех секциях представлены итоги разработки тео ретических оснований конкретных сфер безопасности. Перспективен теоретический аспект, на пример, в сообщении Г.В. Ососкова, посвящённом военной организации общества4.

Оригинально представлены теоретические обоснования экологической безопасности в статье А.И. Муравых5.

Интересные итоги исследования теории безопасности кратко изложены в сообщениях А.В. Возженикова, В.Б. Кухаренко, А.В. Кухаренко, Ю.В. Никуличева, В.В. Перской, С.О. Алехнович.

Для понимания фундаментальности и востребованности богатейшего материала, предос тавленного в книге по проблемам методологии и теории безопасности, важно ещё одно уточнение:

во всех выделенных сообщениях действительно последовательно и конкретно рассмотрены аспек ты, раскрывающие взаимообусловленность создания надёжной безопасности и ясного представле ния «о фундаментальных целях нашего общества, о его базовых ценностях».

Возможно, что по обстоятельствам краткости в публикациях выступлений участников конференции оказался менее убедительно представлен аспект формирования новой безопасно сти России во взаимосвязи с современным мировоззрением. Такая линия исследования методо логии и теории безопасности в XXI веке, по мнению автора статьи, становится более актуальной из-за стремительного изменения объекта безопасности (растёт удельный вес его нематериаль ной составляющей);

трансформации субъекта безопасности (в качестве субъектов всё чаще стремятся выступать сами индивиды – объекты безопасности).

Всё более значимым становится для понимания самого процесса безопасности, её тех нологий и механизмов учёт факторов институциональной среды, которая может быть понята как модель миропорядка и мироустройства, как правила игры в конкретное время и в конкретном пространстве.

ЭВРИСТИЧЕСКАЯ – СОДЕЙСТВУЮЩАЯ ПОНИМАНИЮ РЕАЛЬНЫХ И ВОЗМОЖНЫХ ПЕРЕМЕН ТЕНДЕНЦИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ПОЛИТИКИ СПРАВЕДЛИВОГО МИРОУСТРОЙСТВА В 2009 г. в издательстве «Российская газета» вышла книга Е.М. Примакова «Мир без России? К чему ведёт политическая близорукость». Знаменательно и поучительно, что в ситуа ции глобальных кризисных перемен известный государственный и общественный деятель, вы дающийся учёный-обществовед счёл необходимым исследовать фундаментальные проблемы мироустройства XXI в., предложить авторские концепции современного миропорядка. Эта рабо та – серьёзный вклад в развитие формирующегося в наши дни нового (не-Западного) гуманизма, нового мировоззрения, важные блоки которого составляют концепции новой московско шанхайской модели миропорядка В.Н. Кузнецова, нового мирового порядка К.С. Гаджиева;

гео Выступление на секции «Проблемы социоэкологической безопасности российского общества и государства»: Ур сул А.Д., Энгель А.А. Глобальные процессы, безопасность и устойчивое развитие // Международная безопасность Рос сии… С. 441.

Лобер В.Л. Проблемы внешнеполитического выбора России в условиях глобализации // Международная безопасность России… С. 95–98.

Харченко С.Г., Фомин Б.Б. Анализ риска как инструмент обеспечения безопасности России // Международная безопас ность России… С. 221–228.

Ососков Г.В. Военная организация общества // Международная безопасность России… С. 198–204.

Муравых А.И. Угрозы глобальной и национальной экологической безопасности // Международная безопасность Рос сии… С. 444–450.

Смысл Великой Победы экономики и глобалистики Э.Г. Кочетова, уникальные и важные работы А.И. Уткина и Ю.М. Лужкова1.

Они стали ответом на звучавшие в отечественном научном дискурсе критические заме чания по поводу неполноты и недостаточности (смысловой, эвристической, инструментальной) всех моделей миропорядка. Вот как объяснял сложившуюся ситуацию В.Н. Кузнецов. Новые ре альности 2007 г. показали определённую ограниченность гносеологии, онтологии и эвристики концепции московско-шанхайской модели миропорядка во взаимодействии со смыслами форми рующейся евразийской и глобальной безопасности ХХI в. Во-первых, обозначилась потребность в более масштабной теории, чем теория миропорядка: речь идёт о феномене «мироустройство».

Во-вторых, накопленный теоретический и эмпирический материал выявил органическую взаимо связь «мироустройства» и «гуманизма». В-третьих, для анализа современного мира, помимо по литического и экономического измерений, оказалось необходимым ещё гуманитарное, а также институциональное. В-четвёртых, появилось новое, не-Западное понимание единой гуманитар ной парадигмы (в единстве геополитики, геоэкономики, геокультуры), утверждающей вместо культуры войны культуру мира, безопасности, доверия, диалога, предотвращения2.

Своеобразным методологическим модулем перехода от концепций и моделей миропоряд ка XXI в. к формированию фундаментальной теории мироустройства XXI в. в условиях кризисных перемен 2008 г. стал, по-моему, эвристический потенциал предложенной В.Н. Кузнецовым концеп ции глобальной структурной гуманитарной революции, начавшейся примерно в 2003 г., а полно стью развернувшейся после 8 августа 2008 г.3.

С ней перекликаются суждения оригинального мыслителя Сергея Переслегина об особен ностях перехода к новому мироустройству. «Война США в Ираке, – пишет он, – разумеется, имела чисто индустриальное содержание. Но результаты этой войны – вернее, отсутствие таковых, – уже постиндустриальное: впервые США не получили от скалькулированной войны скалькулированной прибыли.... В течение 20 лет, – утверждает С. Переслегин, – нас ждёт либо тотальная постиндуст риальная катастрофа, либо – постиндустриальный переход с полной перестройкой жизненных форматов». Относительно политического содержания и структуры грядущего мироустройства он предполагает, что уже к концу 2010-х гг. может произойти повсеместный отказ от современной де мократической формы управления территориями. И хотя сейчас было бы преждевременно отве чать на вопрос, что именно их заменит, задача переосмысления политической и классовой систе мы будет удовлетворительно решена (по крайней мере, в России и CШA)»4.

Важным этапом в осмыслении и обосновании справедливого мироустройства в XXI в.

стал, по моему мнению, «Йоханнесбургский меморандум. Справедливость в хрупком мире», под готовленный в августе 2002 г. Фондом им. Генриха Бёлля к Всемирному саммиту по устойчивому развитию. В его преамбуле (часть 4 «Справедливое богатство») изложено убедительное пони мание смысла «справедливое мироустройство»: «...уменьшение бедности неотделимо от уменьшения богатства. Всемирное пространство разделено неравномерно, и расширение прав на ресурсы той части мирового населения, которая потребляет мало, подразумевает ограниче ние ресурсных претензий сверхпотребителей Севера и Юга. Богатые должны будут сделать шаг в сторону утверждения низкоресурсного типа благосостояния. Это не просто проблема экологии, это проблема справедливости;

в противном случае большинство граждан мира останутся ли шёнными своей законной доли природного наследия. И Конвенция по климату, и Конвенция по биологическому разнообразию заявляют, что без нормальной экологии не будет социального равноправия. И наоборот – невозможно решить экологические проблемы без равенства, потому Кузнецов В.Н. Московско-Шанхайская модель миропорядка и создание мировоззрения ХХ! века: социологический ас пект: Доклад для научной ежегодной сессии авторов и участников научно-издательского проекта «Безопасность Евра зии» (Москва, декабрь 2006 г.) // НАВИГУГ. 2006. № 3;

Кузнецов В.Н. О смысле нового гуманизма ХХI века: Становление нового гуманизма через формирование Московско-Шанхайской модели миропорядка ХХI века, нового мировоззрения и культуры компромисса // НАВИГУТ. 2007. № 1;

Гаджиев К.С. Геополитические горизонты России (контуры нового миропо рядка). М., 2007;

Кочетов Э. История российской школы геоэкономики и глобалистики (начала, становление, эволюция воззрений) // Безопасность Евразии. 2008. № 2;

Уткин А.И. Мировой порядок ХХI века. М., 2006;

Лужков Ю.М. Возобнов ление Истории: Человечество в ХХI веке и будущее России. М., 2002.

См.: Кузнецов В.Н. Единство и самостоятельность основных измерений не-Западного мироустройства XXI века // Миро устройство XXI: мировоззрение, миропорядок: Опыт гуманитарно-социологического исследования. М., 2007. С. 7, 8.

Кузнецов В.Н. Глобальная структурная гуманитарная революция XXI века: Научный доклад для научно методологического семинара «Высокие Гуманитарные Технологии – XXI» (Москва, 10 марта 2006 года). М., 2006;

Кузне цов В.Н. Социология компромисса. М., 2007;

Кузнецов В.Н. Возможность и достижимость для каждого человека жизни по справедливости, по правде – главный смысл глобальной гуманитарной безопасности XXI века. М., 2008;

Кузнецов В.Н.

Гуманитарные взаимодействия: Социологическое исследование становления геокультурной теории безопасности: В 3 т.

М., 2008–2009 и др.

Переслегин С. Через постиндустриальный барьер // Завтра, 2008, декабрь, № 49. С. 4;

он же. Эпоха географических закрытий // Деловые люди. 2008. Июль–август. № 207–208. С. 13.

Раздел шестой.

Основные тенденции Логика и динамика практик, становления политики конкретного опыта А.В. КУЗНЕЦОВА справедливого мироустройства конструктивного творчества в XXI веке и борьбы за мир и безопасность в XXI веке что нельзя достичь договорённостей, если они не воспринимаются как справедливые»1. Именно в таком понимании справедливого мироустройства XXI в. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун определил главный фундаментальный вектор глобальной безопасности, главное направление на учных поисков и программ практической деятельности всего международного сообщества.

Взаимосвязь экологии, экономики, политики, идеологии в процессе становления спра ведливого мироустройства, в оформлении самого этого процесса в актуальную фундаменталь ную политологическую проблему убедительно и конкретно осветил известный экономист Михаил Делягин. «Финансовый кризис, – поясняет он, – лишь выражение грандиозного комплексного пе релома всего мироустройства, сопоставимого по своим масштабам с Реформацией (которой сформировалась современная система организации общества, основанная на государстве)»2.

Всё более значимой воспринимается важная особенность функционирования феноменов «мироустройство» и «миропорядок», которая может быть охарактеризована как процессуаль ность, как эвристическая, содействующая пониманию процессов нового мироустройства.

Здесь исходное понятие – процесс, которое выражает взаимосвязь конкретных состояний жизнеобеспечения общества с их переменами, изменениями, трансформациями с учётом опре делённого времени и пространства. Процессуальность объединяет форму, содержание, структу ру, процедуру, регламент, сам процесс принятия решений с их последующим осуществлением по поводу перемен, принятия Правил Игры и составления Повестки дня с их последующей кор ректировкой.

Применительно к современным общественным наукам, проблема процессуальности в контексте экономических, политических, социологических исследований нашла своё выражение в развитии институциональной экономики, институциональной политики, институциональной со циологии3.

Характерно, что в ситуации необходимости в оптимальные сроки решить масштабные проблемы с финансами и экономикой, безопасностью и экологией вместе с прорывными иннова циями формировались и новые процессуальные традиции.

Например, в ходе своего выступления 8 октября 2008 года в Эвиане (Франция) Прези дент России Дмитрий Медведев предложил по существу для принятия решений по пре одолению глобального экономического и финансового кризиса как программу нового ми роустройства, так и программу создания новой безопасности (которая уже представлена в статье), преодоления мирового экономического кризиса (пять пунктов действий).

И общая программа (изменения мироустройства, миропорядка) и конкретные подпро граммы (безопасность, экономика), предложенные Президентом России Дмитрием Медведевым могут быть названы, по моему мнению, глобальными гуманитарными регламентами, обеспечи вающими новую гуманитарную процессуальность. Это особенно наглядно при ознакомлении с формой, содержанием и структурой его программы по экономике. «Считаю, во-первых, что в но вых условиях нужно упорядочить и привести в систему как национальные, так и международные институты регулирования, – заявил российский лидер.

Во-вторых, миру придется избавиться от дисбаланса между объемом выпускаемых фи нансовых инструментов и реальной доходностью инвестиционных программ. "Конкурентная гон ка зачастую приводит к образованию финансовых “мыльных пузырей”, – заметил Медведев.

Третий пункт – укрепление системы управления рисками. Причем свою долю риска должен нести каждый участник рынка. “И не должно быть иллюзий по поводу бесконечного роста стоимости любого актива, – предупредил он. – Так не бывает, это противоречит экономической природе”".

В-четвертых, необходимо обеспечить максимальное раскрытие информации о компани ях, ужесточать надзорные функции и усиливать ответственность рейтинговых компаний.

Йоханнесбургский меморандум. Справедливость в хрупком мире. Меморандум к всемирному саммиту по устойчивому развитию. Первый выпуск, август 2002, Фонд им. Генриха Бёлля. М., 2002. С. 7.

Делягин М. Антикризисная программа. Проект для обсуждения // Завтра. 2008. Декабрь. № 49. С. 1. Интересно отме тить, что первый вариант этой работы М. Делягин опубликовал в октябре 2008 г. в «Независимой газете» под названием «Как нам переустроить Россию» с подзаголовком: «Тезисы об основах политики модернизации в условиях глобального финансового кризиса».

Институциональная экономика: Учебник / Под общ. ред. А. Олейника. М.: 2005;

Сухарев А.И. Институциональная поли тика: Политология взаимодействия легитимной и теневой сферы в глобальном мире. М., 2004;

Кузнецов В.Н. Институ циональная социология как наука о мироустройстве // Безопасность Евразии. 2008. № 1.

Смысл Великой Победы И наконец, пятый пункт, которого особенно долго добивается от западного мира Россия.

"Необходимо сделать доступными для всех выгоды от снятия барьеров в международной тор говле, от свободы перемещения капиталов", – считает Медведев.

Более того, Россия предлагает пересмотреть деятельность существующих международ ных экономических институтов и создать новые. "Еще 90-е годы проявили неэффективность од нополярной экономической модели, – уверен, российский лидер. – Ее опоры – МВФ и ВТО – то гда себя серьезно дискредитировали".

Сегодня этот процесс в чем-то продолжается. "На примере США мы видим, что переход от саморегулируемого капитализма по сути к “финансовому социализму” достигается за один шаг, – отметил Медведев. – Налицо готовность национализировать один актив за другим. Новы ми факторами на этом фоне стали бы формирование новых финансовых центров и сильных ре гиональных валют".

Россия со своей стороны готова активно работать над оздоровлением мировой финансо вой системы, но не собирается этим заниматься в старых форматах. Например, "большой вось мерки". Сегодня важно привлекать другие ключевые экономики, такие как Китай, Индия, Брази лия, Мексика, ЮАР»1.

*** Таким образом, проблема справедливого мироустройства XXI в. выдвинулась в число важных и актуальных тем, разработка которых имеет огромное научное и практическое значе ние. Исследованию её различных аспектов посвящены оригинальные и фундаментальные книги, доклады и статьи целой когорты российских учёных: А. Богатурова, М. Делягина, С. Караганова, Э. Кочетова, В. Кузнецова, С. Кургиняна, С. Лаврова, Ю. Лужкова, А. Неклессы, С. Переслегина, Е. Примакова, А. Уткина, М. Хазина. В настоящее время оформились своеобразные мозговые, научные центры, разрабатывающие проблемы нового мирового порядка, нового мироустройства:

газета «Завтра», журналы «Безопасность Евразии», «Профиль», «Экономические стратегии», «Международные процессы», «Вестник аналитики». Их разработки отличает обоснованная аргу ментация, честные и критические оценки власти и научного сообщества, доказательные предло жения, конструктивный, самокритичный, ироничный, созидательный, оптимистический и профес сиональный стиль.

(Источник: «Безопасность Евразии». 2009. № 3) Приведено: Кузьмин В. Мир в праве: Дмитрий Медведев представил в Эвиане пять пунктов европейской безопасности // Российская газета. 2008. 9 октября. С. 2.

А.В. ПОЛОСИН РЕГИОН В СИСТЕМЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В последние годы в отечественном научном и политическом дискурсе большое место за нимают проблемы национальной безопасности. Она представляет собой, с одной стороны, инте гративную характеристику внутреннего состояния и внешних условий жизнедеятельности россий ского государства, как органического единства территории, населения и власти, а с другой – мно гоуровневую, многогранную и многофункциональную систему.

В официальных документах и выступлениях руководителей государства, теоретических разработках учёных, в массовой и учебной литературе национальная безопасность дифферен цируется по объектам, сферам общественной жизни, источникам и видам угроз, по ряду других оснований.

Во многих из них в системе национальной безопасности в качестве её относительно са мостоятельного звена выделяется регион (субъект Федерации). Это естественно, если учиты вать большие пространственные масштабы и достаточно сложное территориально государственное устройство страны.

Для современной России характерен заметный рост экономической и политической са мостоятельности отдельных территорий и административных единиц. К ним переходят различ ные функции, раньше безраздельно принадлежавшие Центру.

*** Повышение роли регионов в развитии общества и государства сказывается на всех сто ронах всех областей государственного строительства, в том числе на системе и политике обес печения национальной безопасности. В то же время составляющие Россию регионы заметно от личаются друг от друга по природно-климатическим, социально-экономическим, политическим, демографическим, культурным, экологическим и другим факторам, что не может не влиять на состояние их безопасности и содержание политики по её обеспечению.

В силу этого национальная безопасность имеет региональное измерение. Его различные сюжеты получают разработку в теории и политике безопасности. Так, Я.В. Спицин раскрывает региональный уровень национальной безопасности;

А.А. Балабанов пишет о влиянии проблем региональной политики России на состояние и перспективы внутренней безопасности страны;

И.А. Герасимов раскрывает взаимодействие федерального и регионального уровней государст венного управления обеспечением национальной безопасности, а вместе с В.М. Юрченко – роль региональных элит в этом;

С.В. Макаров прослеживает значение региональной безопасности для укрепления федерализма в России;

Б.Х. Наипов своё внимание сосредоточивает на социальной безопасности на региональном и местном уровнях;

С.М. Дарькин разрабатывает вопрос об обес печении экономической безопасности трансграничных регионов России;

Н.А. Проданова и Е.И. Зацаринная предметом своего анализа избрали социальный аспект продовольственной безопасности региона (по материалам Ростовской области);

Д.Л. Галиуллин исследует социоло гическое измерение региональной экономической безопасности и т. д.1.

В целом в отечественной науке накоплен солидный материал, имеющий большую эври стическую ценность для понимания места и роли регионов в системе национальной безопасно сти. Однако едва ли не для всех авторов внимание к этим сюжетам обусловлено и ограничено содержанием собственной исследуемой проблемы и потому их наработки не складываются в це лостную и стройную концепцию. За рамками теоретического осмысления до сих пор остаются многие принципиально важные вопросы как региональной детерминации системы и политики на циональной безопасности, так и значения последней для устойчивого развития регионов.

Такое положение в теории своим следствием имеет не всегда достаточно чётко ориенти рованную практику. Так, в законе «О безопасности» есть всего два положения, относящихся к рас сматриваемой проблеме: осуществление системы мер по восстановлению нормального функцио нирования объектов безопасности в регионах, пострадавших в результате возникновения чрезвы чайной ситуации, и право Совета Безопасности Российской Федерации образовывать постоянные межведомственные комиссии, которые могут создаваться на функциональной или региональной основе. В подготовленной в Министерстве регионального развития Стратегии социально См.: Наипов Б.Х. Социальная безопасность на региональном и местном уровнях: состояние, тенденции развития и ме ханизмы политического регулирования: (на примере Республик юга России). Ростов-на-Дону, 2006;

Галиуллин Д.Л. Со циологическое измерение региональной экономической безопасности: Дис.... к. социол. н. Хабаровск, 2006;

Дарькин С.М.

Обеспечение экономической безопасности трансграничных регионов России. Автореф. дис. … к. э. н. М.: Институт эко номики РАН, 2004;

Макаров С.В. Обеспечение региональной безопасности как фактор укрепления федерализма в Рос сии: Автореф. дис. … к. п. н. М., 2005;

Спицин Я.В. Региональный уровень национальной безопасности. Автореф. дис. … к. п. н. Саратов: СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 2003;

Научный электронный журнал КубГАУ. 2006. № 01 (17);

http://www.inion.ru/product/eurosec/st1vp7.htm.

Смысл Великой Победы экономического развития регионов Российской Федерации1 даже слово безопасность в соотнесе нии с регионом отсутствует. А в «Основных положениях региональной политики в Российской Фе дерации» о безопасности говорится только в связи с экологией и охраной окружающей среды. Да и сами регионы далеко не всегда позиционируют себя в координатах национальной безопасности – см., например, Стратегии развития Иркутской, Калининградской или Пензенской областей2. В спе циальном докладе Совета Федерации, где, как говорится в нём, обобщены результаты деятельно сти практически всех органов государственной власти субъектов Российской Федерации по зако нодательному обеспечению основных направлений государственной региональной политики, в результате чего появилась потребность подготовки самостоятельного комплексного документа о региональном законодательстве, проблема безопасности также не рассматривается. Да и в не давно принятой Стратегии национальной безопасности Российской Федерации регион не позицио нируется как объект национальной безопасности, а его роль в формировании и реализации поли тики обеспечения национальной безопасности ограничена взаимодействием с федеральными ор ганами исполнительной власти по вопросам исполнения законодательства Российской Федерации, решений президента и правительства в этой области, а также федеральных программ, планов и директив в области военной безопасности Российской Федерации.

В этой связи представляется назревшей задача комплексной разработки, создания все сторонней и целостной картины, раскрывающей все связи и опосредования между национальной и региональной безопасностью, между развитием страны и регионов и их безопасностью. Мето дологическим принципом анализа этой двусторонней и многогранной зависимости может слу жить сформулированное О.А. Бельковым положение о том, что любой срез жизни социума со прягается с национальной безопасностью по нескольким направлениям: он выступает как свой ство объекта безопасности, как ресурс и средство обеспечения безопасности, как основа и усло вие обеспечения различных видов безопасности и как источник опасности3.

Исследуя региональное измерение национальной безопасности, мы исходим из того, что регион – не пространство как таковое. Он немыслим вне людей и без людей. Даже выражение «безлюдный регион» означает территорию, на которой проживали или могли бы проживать лю ди, предстаёт как объект пользования и/или притязаний людей.

Иными словами регион в контексте безопасности – суть, во-первых, социальное образо вание. Он всегда предполагает определённую общность составляющего его населения и его из вестное обособление от других подобных общностей. Впрочем, это принципиально важное по ложение не является авторским откровением. Так, Е. Коваленко с соавторами, представляя со циально-экономический регион как совокупность пяти основных подсистем (системообразующая база, системообслуживающий комплекс, экология, население и инфраструктура рынка), подчёр кивают: «Главным фактором, обеспечивающим взаимосвязь и взаимодействие указанных под систем, интегрирующих их в единую социально-экономическую систему, является деятельность людей. Человек – органическая часть каждой из подсистем»4.

Во-вторых, регион – институт, обладающий политической субъектностью, понимаемой как способность к самостоятельному поведению, а именно, к формулировке своих интересов, целей, к осуществлению собственного выбора, проявлению своей воли5. Пояснением к этому определению может служить положение Устава Ассамблеи европейских регионов, в котором ре гионом назван уровень правительства, следующего сразу после центрального, с политическим представительством, гарантированным существованием выборного регионального совета или, при его отсутствии, ассоциацией или органом, учреждённым на региональном уровне местными властями на следующем за ними более низком уровне.

И социальная природа региона и его политический характер, в-третьих, обусловливают и определяют структурированность социальной общности, важным сущностным выражением кото рой является формирование в ней групп, выступающих носителями потребностей и политических интересов и действующих от её имени, артикулирующих её интересы, представляя их на уровне концептуальных программ, и осуществляющих деятельность по реализации этих интересов. Речь идёт о региональной элите. Именно она, с одной стороны, аккумулирует и выражает политическую волю населения, осознающего себя как особую социально-территориальную общность, и соответ http://www.i-stroy.ru/docu/chronicle/kontseptsiya_strategii_sotsialno_ekonomicheskogo/4914.html.


http://www.csr-nw.ru/content/projects/print.asp?ids=23&ida=1414;

http://www.dpr.ru/journal/journal_29_12.htm.

Бельков О.А. Экономическое, социальное, региональное, внешнесредовое измерения государственного управления и национальной безопасности // Проблемы современного государственного управления в России: Труды научного семина ра / Под ред. В.И. Якунина. М.: Научный эксперт, 2009. С. 16.

Коваленко Е., Зинчук Г., Кочеткова С., Маслова С., Полушкина Т., Рябова С, Якимова О. Региональная экономика и управление. Учебное пособие, 2-е изд., перераб. и доп. СПб.: Питер, 2008. С. 49.

Косолапов Н.А. Политико-психологический анализ социально-территориальных систем. М., 1994. С. 184. Ключевыми характеристиками политической субъектности выступают самосознание группы, определяющей собственное положение в политической действительности, сформированное и сформулированное представление о своих интересах в ней, воля к социальным действиям и реализация её в политической практике, автономность в политических действиях и их постоян ство, готовность взять на себя ответственность за действия, исход которых не ясен.

Раздел шестой.

Логика и динамика практик, Регион в системе конкретного опыта А.В. ПОЛОСИН национальной безопасности конструктивного творчества Российской Федерации и борьбы за мир и безопасность в XXI веке ствующим образом выстраивает свои приоритеты в политике безопасности. С другой стороны, ин тегрированная в общегосударственную вертикаль власти и действующая в едином для всей стра ны экономическом, социально-политическом и правовом пространстве, она включена в реализа цию общенациональных интересов. Заметим, несколько забегая вперёд, что этот двойственный статус региональных элит объясняет наличие проблем и противоречий в достижении баланса го сударственных, региональных интересов и интересов основных социальных и этнических групп региона. Теоретически ясно, что отношения между центром и регионами являются одним из глав ных показателей исторической жизнестойкости государства. Позиция региональной элиты, её по литика безопасности может иметь как центростремительный, так и центробежный вектор.

Место и роль так понимаемого региона в системе национальной безопасности страны раскрывают несколько позиций.

Позиция первая – регион как пространство реализации государственной политики. Кон ституция нашей страны относит к исключительному ведению Российской Федерации такие во просы, как регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина;

федеральные про граммы в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации;

внешняя политика и международные отноше ния Российской Федерации;

вопросы войны и мира;

оборона и безопасность;

оборонное произ водство;

определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воз душного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Рос сийской Федерации и др. Для их решения создаются соответствующие федеральные силы и средства. В недавно принятой Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. к силам обеспечения национальной безопасности отнесены Вооружённые Силы Россий ской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы, в которых федеральным за конодательством предусмотрена военная и (или) правоохранительная служба, а также феде ральные органы государственной власти, принимающие участие в обеспечении национальной безопасности государства на основании законодательства Российской Федерации. И те и другие, имеющие федеральный статус, действуют не в вакууме, не в абстрактной федерации, а на тер ритории конкретных регионов, из которых она состоит. Именно поэтому все они либо строятся по территориальному принципу, либо имеют региональные подразделения.

Например, Министерство обороны создаёт в соответствии с административно территориальным делением страны военные комиссариаты – местные органы военного управления.

Руководство ими осуществляют Генштаб и командующие войсками соответствующих военных окру гов, а работают они на правах управлений (отделов) соответствующих органов государственной вла сти и местного самоуправления. Действующая Военная доктрина Российской Федерации предусмат ривает, что для решения задач, стоящих перед Вооружёнными Силами и другими войсками, созда ются группировки войск (сил) на территории Российской Федерации с учётом таких факторов, как степень потенциальной военной опасности на конкретных стратегических направлениях;

расположе ние жизненно важных для Российской Федерации промышленных районов и районов стратегических ресурсов, особо важных объектов;

условий для расквартирования и обеспечения жизнедеятельности войск, решения социальных и бытовых проблем;

наличия и состояния базы мобилизационного раз вёртывания;

общественно-политической обстановки в конкретных регионах.

На регионы ориентированы состав и направления деятельности и других федеральных ведомств. Так, важной составной частью системы органов Федеральной службы безопасности являются территориальные органы, которые в отдельных регионах и субъектах Российской Фе дерации представлены в виде управлений, отделов и решают те же задачи, что и Федеральная служба безопасности в целом. Их городские и районные подразделения, работающие непосред ственно на местном уровне, вносят весомый вклад в обеспечение безопасности страны1. Проку ратуры субъектов Российской Федерации входят в структуру Генеральной прокуратуры страны.

В составе МЧС России действуют территориальные органы на территориях федеральных окру гов и субъектов Российской Федерации, работой которых руководит Департамент территориаль ной политики министерства.

Хорошей иллюстрацией к тезису о региональной привязке федеральных органов госу дарственной власти может служить вывешенный на официальном портале органов государст венной власти республики Бурятия перечень действующих в ней территориальных органов фе деральных органов исполнительной власти, включающий более 30 структур.

Косвенным подтверждением того, что федеральная политика развития страны и обеспе чения её безопасности имеет, если можно так сказать, региональную диверсификацию, может Патрушев Н. (Директор ФСБ России). Криминальные элементы активно пытаются проникнуть во властные структуры // Известия. 2006. 15 декабря.

Смысл Великой Победы служить и структура российского чиновничества. По данным Росстата за 2006 г. федеральные органы исполнительной власти на федеральном уровне насчитывали 33,1 тыс. человек, в то же время в их структуры на региональном уровне входило 616,1 тыс. человек, а органы государст венной власти на уровне субъекта Федерации составляли 241,5 тыс. человек (ещё 507,2 тыс.

чиновников составляли органы местного самоуправления)1.

Позиция вторая – регион как объект государственной политики безопасности. Давно заме чено: не может быть сильной Россия, состоящая из слабых регионов. И если национальная безопас ность предполагает и включает суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, то политика её обеспечения включает меры, направленные, с одной сторо ны, на укрепление экономических, социальных, правовых и организационных основ федерализма в Российской Федерации, единого экономического и правового пространства, а с другой – на приори тетное развитие регионов, имеющих особо важное стратегическое значение, и одновременно – под держание жизнедеятельности и экономического развития кризисных регионов и районов Крайнего Севера. В Стратегии национальной безопасности в этой связи говорится о необходимости развёр тывания полномасштабной национальной инновационной системы за счёт формирования перспек тивных территориально-промышленных районов в южных регионах и Поволжье, на Урале и в Сиби ри, на Дальнем Востоке и в других регионах Российской Федерации. В другой связи в этом документе говорится, что укреплению национальной безопасности в сфере здравоохранения и здоровья нации будут способствовать, в частности, модернизация экономических механизмов функционирования здравоохранения и развитие материально-технической базы государственной и муниципальной сис тем здравоохранения с учётом региональных особенностей.

Национальную безопасность характеризуют также обеспечение конституционных прав, свобод, достойных качества и уровня жизни граждан. Они не могут, не должны существенно от личаться на отдельных территориях, несмотря на наличие региональных особенностей и дис пропорций в уровнях развития субъектов Российской Федерации. Поэтому сбалансированное, комплексное и системное развитие субъектов Российской Федерации является важным факто ром и условием стабильного состояния национальной безопасности, а сами регионы – относи тельно самостоятельным объектом политики национальной безопасности.

Безопасность Российской Федерации и отдельных образований внутри неё – взаимосвя занные, но не тождественные понятия. Они представляют собой две стороны одной медали. Ес ли нет первой, не может быть второй, в то же время, если ухудшается вторая, под вопросом мо жет оказаться первая. Соотношение национальной и региональной безопасности – это отноше ние общего к частному.

Позиция третья – регион как субъект обеспечения собственной безопасности. Федера тивное устройство государства предполагает, что составляющие его образования – субъекты Федерации – представляют собой относительно автономные социально-экономические и поли тические единицы. Они наделяются самостоятельной компетенцией и несут ответственность за результаты своей деятельности, в том числе по обеспечению безопасности. Преимущество тако го механизма в том, что определённая свобода действий региональных властей, которые лучше знают потребности и условия развития своих регионов, острее чувствуют его проблемы, способ ны более предметно и оперативно реагировать на них.


В соответствии с Конституцией РФ, закрепляющей государственно-правовой статус субъектов Федерации, в их совместном с Российской Федерацией ведении находятся такие во просы, относящиеся к сфере безопасности, как: защита прав и свобод человека и гражданина;

защита прав национальных меньшинств;

обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности;

режим пограничных зон;

природопользование;

охрана окружающей среды и обес печение экологической безопасности;

охрана памятников истории и культуры;

координация во просов здравоохранения;

защита семьи, материнства, отцовства и детства;

социальная защита, включая социальное обеспечение;

осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий;

защита исконной среды обитания и тра диционного образа жизни малочисленных этнических общностей;

координация международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации, выполнение международных договоров Российской Федерации и др.

Следует согласиться с А.Ф. Нуйкиным в том, что устойчивость социально-экономического положения субъекта РФ, сохранение им своего политического и экономического статуса в значи тельной мере определяется способностью и возможностью региональных структур управления своевременно оценивать внешние и внутренние угрозы безопасности социальным, экономиче ским и природным составляющим инфраструктуры региона, обеспечивать разработку и реализа цию комплекса превентивных мероприятий противодействия источникам риска, осуществлять полномасштабные действия по ликвидации возникающих кризисных явлений и их последствий.

Реализуя свои конституционные полномочия, российские регионы, во-первых, в той или иной форме разрабатывают доктринальные и нормативные документы, регулирующие отноше Комсомольская правда. 2009. 10 марта.

Раздел шестой.

Логика и динамика практик, Регион в системе конкретного опыта А.В. ПОЛОСИН национальной безопасности конструктивного творчества Российской Федерации и борьбы за мир и безопасность в XXI веке ния в этой области. Так, правительство Москвы ещё в августе 2000 г. «в целях формирования единой городской политики в области обеспечения безопасности населения и территорий столи цы от угроз различного характера» утвердило Концепцию безопасности Москвы. Она, говорится в этом документе, представляет собой официально принятую систему взглядов на цели, задачи, основные принципы и направления деятельности в области обеспечения безопасности устойчи вого развития города, жизни и здоровья населения Москвы, его прав и свобод в условиях воз можных внешних и внутренних опасностей и угроз.

Во-вторых, в субъектах Федерации создаются региональные системы безопасности. Они представляют собой совокупность установлений, институтов и учреждений, а также средств, ме тодов и направлений их деятельности по обеспечению безопасности, устойчивого развития ре гиона, жизни и здоровья населения, его прав и свобод в условиях возможных внутренних опас ностей и угроз. Во многих регионах координация усилий различных органов, сил и средств в этой области возложена на Совет безопасности. Так, Согласно Постановлению Губернатора Тверской области, главная задача Совета безопасности, действующего как совещательный орган при ад министрации региона, – разработка предложений по решению задач безопасности региона. В его полномочиях – защита населения и территории региона от чрезвычайных ситуаций, вопросы гражданской обороны и мобилизационной подготовки, поддержание законности и правопорядка.

Он занимается разработкой областных целевых программ по обеспечению безопасности и кон тролирует их исполнение. Подобные структуры действуют не только во многих других субъектах Федерации, но и в муниципиях. Таков, например, Совет по общественной безопасности админи страции города Ставрополя.

Исключительной компетенцией субъектов РФ является учреждение в них института Уполномоченного по правам человека. Только они вправе принимать решение по этому вопросу.

В настоящее время в 48 субъектах РФ работают Уполномоченные по правам человека, в субъектах учреждена должность Уполномоченного по правам ребёнка1.

Самостоятельно очерчивая контуры систем региональной безопасности, субъекты Россий ской Федерации в интересах укрепления её отдельных видов предпринимают специальные меры с учётом реально складывающейся обстановки. Так, Губернатором Новгородской области создан Совет по информационной безопасности и сформирована рабочая группа по координации исполь зования информационных ресурсов области;

правительство Москвы утвердило концепцию разви тия гражданской обороны города;

в Волгоградской области принят закон о продовольственной безопасности;

в Мурманской области разработана региональная целевая программа «Комплекс ная безопасность учреждений системы образования» на 2007–2010 годы и т. д.

Позиция четвёртая – регион как субъект федеральной политики безопасности. В данном случае имеется в виду, что регион, встроенный в упоминавшуюся выше вертикаль власти, двоя ким образом участвует в общегосударственной политике национальной безопасности. Во первых, органы власти субъектов Федерации и/или их представители являются активными уча стниками разработки основных направлений обеспечения безопасности, определения его при оритетных задач и путей их решения. Эта их роль имеет институциональное оформление. Так, одна из палат Федерального Собрания – Совет Федерации – формируется субъектами Россий ской Федерации, каждый из которых направляет туда по два представителя: по одному от пред ставительного и исполнительного органов государственной власти;

при Президенте РФ действу ет Государственный совет;

при Министерстве иностранных дел функционирует Совет глав субъ ектов Российской Федерации, XIII заседание которого прошло в мае 2009 г. В соответствии с Указом Президента РФ от 15 февраля 2006 г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму»

для координации деятельности территориальных органов федеральной исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного само управления по профилактике терроризма, минимизации и ликвидации последствий его проявле ний во всех регионах созданы антитеррористические комиссии, руководителями которых явля ются высшие должностные лица субъектов Российской Федерации.

Во-вторых, регион участвует в федеральных мероприятиях по обеспечению безопасно сти, осуществляемых на территории области. Федеральный закон «Об обороне», например, оп ределяет 13 функций органов государственной власти субъектов Российской Федерации в об ласти обороны, в том числе участие в разработке Федеральной государственной программы оперативного оборудования территории Российской Федерации и обеспечение в пределах своих территорий выполнение мероприятий по её реализации и подготовке коммуникаций в целях обо роны;

организацию и обеспечение воинского учёта и подготовку граждан Российской Федерации к военной службе, их призыв на военную службу, военные сборы и призыв по мобилизации;

http://www.ombudsman.gov.ru/institut/institut.shtml.

Смысл Великой Победы обеспечение выполнения государственного оборонного заказа организациями в пределах своих территорий. «Основы пограничной политики Российской Федерации» прямо называют в числе основных субъектов пограничной политики Российской Федерации органы государственной вла сти субъектов Российской Федерации и подчёркивают, что её реализация осуществляется по средством скоординированной деятельности федеральных органов государственной власти, ор ганов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправ ления, общественных объединений, организаций и граждан. Важной частью дальнейшего разви тия пограничного сотрудничества, говорится там, является укрепление экономических, социаль ных, культурных, административных и иных связей субъектов Федерации с соседними государ ствами. В «Докладе рабочей группы СГС РФ при МИД России по вопросам участия субъектов Российской Федерации в международных региональных организациях» отмечается, что в совре менных условиях приграничные и межрегиональные связи субъектов Федерации выступают серьёзным внешнеполитическим и внешнеэкономическим ресурсом государства, превращаются в действенный инструмент реализации его внешнеполитических задач. Участие регионов в рабо те международных региональных структур усиливает возможности федерального центра в от стаивании российских национальных интересов в ближнем зарубежье. На сегодняшний день в международных региональных организациях участвуют в той или иной форме около 30 субъек тов Федерации – треть российских регионов вовлечены в деятельность таких структур. Позиции России в мире усиливает активное использование возможностей региональных экономических и финансовых организаций для отстаивания интересов Российской Федерации в соответствующих регионах, при особом внимании к деятельности организаций и структур, способствующих укреп лению интеграционных процессов на пространстве СНГ, прежде всего, Евразийское экономиче ское сообщество (ЕврАзЭС).

Позиция пятая касается достаточно щепетильной проблемы, связанной с тем, что фе деративная система, предполагающая известную экономическую и политическую самостоятель ность образующих её субъектов («Государственную власть в субъектах Российской Федера ции, – гласит Конституция РФ, – осуществляют образуемые ими органы государственной вла сти») и политико-правовое равенство регионов, обладающих неравными возможностями и иг рающими неравную роль в жизни страны, таят в себе как интеграционный, так и дезинтеграци онный потенциалы.

Стратегические риски и угрозы России, исходящие из её регионального многообразия со стоят в следующем. Во-первых, они связаны, как отмечается в Стратегии национальной безо пасности, с существенными диспропорциями в уровнях развития субъектов Российской Федера ции, социально-экономическими различиями между ними, а также наличием в Российской Феде рации экологически неблагополучных регионов. И то и другое требует перераспределения соз даваемого в субъектах Федерации дохода между благополучными и проблемными регионами.

Это может повлечь за собой рост социальной напряжённости, что, в свою очередь ослабит на циональную безопасность России.

Во-вторых, в силу целого ряда причин, в том числе многочисленных (и не всегда доста точно экономически и политически обоснованных, а порою и просто субъективистских и волюн таристских) изменений административных границ в стране существуют территориальные пре тензии одних субъектов Российской Федерации к другим. Таких спорных территорий у нас более двух тысяч. Если мы хоть когда-нибудь позволим себе втянуться в этот делёж, он будет беско нечным и разрушит страну1.

В-третьих, декларированные в Конституции исторически сложившееся государственное единство, единство системы государственной власти и экономического пространства, служащие фундаментом национальной безопасности, не являются раз и навсегда данным состоянием. Об этом говорит наше недавнее прошлое, когда, по словам Премьер-министра России В.В. Путина Россия представляла собой «лоскутную» территорию. Характер взаимоотношений Центра и ре гионов оказывает существенное влияние на состояние как внешней, так и внутренней безопас ности России практически во всех её сферах и видах. «Если в этом взаимодействии, – говорил в Докладе на Всероссийской научно-практической конференции "Национально-государственное образование в истории и политической практике Российского федерализма" в марте 2009 г. Пре зидент Республики Башкортостан М.Г. Рахимов, – достигается гармония, то результатом всегда является всестороннее укрепление государства – как в целом, так и его частей. И наоборот, пе рекосы в сторону излишней централизации или регионализации ведут к ослаблению государст ва, не приносят блага и самим регионам»2. Между тем, разграничение предметов ведения и пол номочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государст венной власти субъектов Российской Федерации до сих пор не является общепризнанным. В ин тересах укрепления национальной безопасности нужна чёткая регламентация порядка и правил О стратегии развития России до 2020 года: Выступление Владимира Путина на расширенном заседании Государствен ного совета // Россия 2020: Главные задачи развития страны. М.: Изд-во «Европа», 2008.

Официальный сайт президента Башкортостана// http://www.bashkortostan.ru/president/activity/index.php?ELEMENT_ID=19662.

Раздел шестой.

Логика и динамика практик, Регион в системе конкретного опыта А.В. ПОЛОСИН национальной безопасности конструктивного творчества Российской Федерации и борьбы за мир и безопасность в XXI веке применения предусмотренных российской Конституцией согласительных процедур для разреше ния разногласий между органами государственной власти Федерации и её субъектов, в том чис ле по вопросам совместного ведения.

В-четвёртых, потенциальную опасность для России представляет региональный сепара тизм – идеология, политика и социальная практика, ориентированные на территориальное отде ление той или иной части государства с целью создания нового государственного образования или придания определённой части государства автономии, большей самостоятельности в эко номической, политической и др. областях. Наша история свидетельствует, что диапазон его тре бований и форм достаточно широк: от явно ангажированной трактовки исторических фактов и фигур до открытой вооружённой борьбы за выход из состава государства. Но в любом случае реализация сепаратистских программ подрывает принцип территориального верховенства госу дарства, чаще всего сопровождается вопреки желаниям его инициаторов и сторонников эконо мическими издержками, ослаблением и разрушением исторически сложившихся хозяйственных связей и социокультурной общности.

*** Таким образом, на региональном уровне существует огромный потенциал безопасности:

как конструктивный, ведущий к стабильности и устойчивости федеративного развития, так и де структивный, подрывающий внутриполитическую стабильность общества и государства и ослаб ляющий их способность противостоять внешним вызовам и угрозам.

В системе национальной безопасности регион выступает как сфера, пространство реали зации общей политики безопасности государства и объект его специальных усилий, как субъект обеспечения собственной безопасности и как участник (актор) общегосударственной политики обеспечения безопасности, а также при определённых обстоятельствах – как источник опасности для Российской Федерации.

Именно поэтому политика обеспечения национальной безопасности должна строиться с учётом особенностей, интересов и возможностей регионов.

Приложение ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БУРЯТИЯ Главный федеральный инспектор по Республике Бурятия Министерство внутренних дел по Республике Бурятия Представительство МИД Российской Федерации в г. Улан-Удэ Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и бла гополучия человека по Республике Бурятия Территориальное управление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Бурятия Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Республике Бурятия Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Бурятия Управление по недропользованию по Республике Бурятия Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Бурятия Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Бурятия Управление Федеральной налоговой службы по Республике Бурятия Управление Федерального казначейства по Республике Бурятия Управление по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Республи ке Бурятия Управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Республике Бурятия Управление Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по Республике Бурятия http://egov-buryatia.ru/index.php?id=1990.

Смысл Великой Победы Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республи ке Бурятия Управление Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Республике Бурятия Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций по Республике Бурятия Управление государственного автодорожного надзора по Республике Бурятия Управление Федеральной антимонопольной службы по Республике Бурятия Управление Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Республике Бурятия Управление Федеральной миграционной службы по Республике Бурятия Главное управление Министерства Российской Федерации по делам гражданской оборо ны и чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий по Республике Бу рятия Управление Федеральной службы судебных приставов РФ в РБ Управление Федеральной службы исполнения наказаний РФ по РБ Управление водных ресурсов озера Байкал Федерального агентства водного хозяйства Государственная инспекция труда по Республике Бурятия Государственная фельдъегерская служба РФ, Отдел в г. Улан-Удэ Территориальное управление Федерального агентства по управлению особыми экономи ческими зонами по РБ Военный комиссариат Бурятская таможня ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ Отделение Пенсионного фонда РФ по Республике Бурятия Региональное отделение Фонда социального страхования РФ по Республике Бурятия Байкальское бассейновое управление по рыболовству и сохранению водных биологиче ских ресурсов Бурятский центр стандартизации, метрологии и сертификации Управление федеральных автомобильных дорог на территории Республики Бурятия Фе дерального дорожного агентства (ФГУ Упрдор «Южный Байкал») Инспектура по Республике Бурятия – филиал ФГУ «Государственная комиссия РФ по ис пытанию и охране селекционных достижений».

(Источник: «Безопасность Евразии». 2009. № 3) С.В. КОРТУНОВ О ПРАВОПРЕЕМСТВЕ И ПОКАЯНИИ* Каждую весну в преддверии и в ходе празднования Великой Победы про нас говорят гадости. И это не отдельные разрозненные высказывания марги нальных историков и политологов. Нет. Речь идёт о хорошо соркестрированной, продуманной и щедро оплаченной политической и пропагандистской кампании, преследующей конкретные цели. Причём её объектом является не давно канув ший в небытие СССР, выигравший Великую отечественную, а нынешняя Рос сийская Федерация, которая, строго говоря, как, впрочем, и другие жалкие ос колки когда-то могущественной сверхдержавы, к Великой Победе имеет мало отношения. Ведь совсем нетрудно представить себе результат войны, если бы супротив нацистской Германии полвека назад оказался не Советский Союз, а его полусгнивший огрызок в виде РФ.

Внешних субъектов этой кампании довольно много. Это и наши бывшие «союзники» (о них теперь можно говорить только в кавычках), такие как Польша, и бывшие союзные республики, такие как Литва, Латвия и Эстония, и опреде лённые круги Японии, США, Финляндии и даже Украины. У каждого из этих субъ ектов, безусловно, свои цели. Однако всех их объединяет одно: патологическая ненависть к России и русским. Поэтому они и хотят ударить нас побольнее, в самое уязвимое место. Этим местом и является наша Великая Победа.



Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 49 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.