авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 49 |

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности ...»

-- [ Страница 45 ] --

и, конечно, приобщенность к источникам правдивых сведений». (О творческой демократии. 1951 г.).

*** Можно предположить, что ближайшие годы для российского общества и государства стратегия взаимного доверия останется оптимальной.

Наверное, чего-то не хватает в описанной модели. Наверное, многое предстоит скорректиро вать. Ведь речь идёт не более, чем о графической схеме как методическом инструменте. Пусть – гру боватом. Но помогающем кое-что прояснить в бесконечных словопрениях о доверии по-русски. Пора, наконец, излечиваться от болезни, диагноз которой поставил ещё Л.И. Петражицкий. Он писал в сво ей «Теории права и государства» (1907): «Современное государствоведение... не знает, в какой сфе ре находятся и какую природу имеют те реальные феномены, которые соответствуют его теоретиче ским построениям, и как с помощью научных методов можно достигнуть их реального, фактического (наблюдательного, опытного) познания;

и, таким образом, вместо изучения фактов... получается фан тастическое конструирование несуществующих вещей и незнание действительно существующего».

Моя позиция такова. Во-первых. Рассуждать о «доверии вообще», о доверии между предельно абстрактными квазисубъектами «народ» и «власть» не просто бесполезная, но опас ная инерция российского мировоззрения. Более прагматично – тщательно изучать, деликатно корректировать, вести мониторинг развития доверия / недоверия в ключевых, релевантных для демократизации звеньях политических отношений (например, правительство – высококвалифи цированные специалисты, парламент – правительство, офицеры Вооружённых сил – президент, пенсионеры – судебная система, мигранты – учащаяся молодёжь, мелкие дилеры и менедже ры – органы местного самоуправления и т. д.) Во-вторых. Допустимо и неизбежно придётся конвертировать архаичные разновидности патерналистского, вождистского, верноподданнического вертикального доверия, а также фана тичной веры или апатичной надежды в современные деятельно-активные установки. Расчёт на стремительный рост компетентной уверенности – это традиционное мировоззренческое заблуж дение отечественных монистов, очередная утопия экономического детерминизма или «взгляд из утопии». Надо ещё доказать, что «рационально-генетическая парадигма»1 быстро врастает в насыщенное духовностью русское миропонимание.

В-третьих. Доверие по своей природе отличается от институтов, норм морали и права наличием моментов неопределённости и риска2. Не представляю, какими средствами можно превратить в институты доверие личности к себе или доверие к другим людям. На социетальном уровне, возможно, что-то удастся институциализировать3. Но зачем? Не лучше ли добиваться целесообразного баланса доверия / недоверия в дополнение к совершенствованию нравствен ности и правоприменения?

Я по-прежнему предлагаю ускорить разработку комплексной программы формирования культуры доверия, скажем, как часть Концепции долгосрочного социально-экономического раз вития Российской Федерации на период до 2020 года.

(Источник: «Безопасность Евразии». 2009. № 2) Дискин И.Е. Кризис… и всё же модернизация! М., 2009. С. 175–186.

См. подробнее – о соотношении доверия, морали и права: Luhmann N. Vertrauen. Ein Mechanismus der Reduktion sozialer Komplexitaet. Stuttgart. 1989 (1968). S. 35–40, 73–79, 86–87,105;

Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве. М., 2006.

С. 447–460;

Кокотов А.Н. Доверие. Недоверие. Право. М.: 2004. С. 42–51;

О неустранимости «зазора неопределённости»

без утраты сущности доверия и о снятии неопределённости, в гегелевском смысле: Moellering G. Trust: Reason, Routine, Reflexivity. Oxford. 2006. См. также: Лебедев С.А. Философия науки. Краткая энциклопедия. М., 2008. С. 387. «Стратегия "как бы" отношения индивида ко всем элементам окружающей его действительности (особенно социальной) является не только одной из возможных, но и наиболее адаптивной, поскольку позволяет избежать рисков однозначных и жёстких её характеристик, резко сужающих и ограничивающих мобильность субъекта при сохранении его самоидентификации».

Дискуссионно причисление доверия к «нормам морали и деловой этики» см., например: Виханский О. Homo economicus должен умереть // Эксперт. 2009. № 17–18. 11 мая.

См.: Данкин Д.М. Кризис и доверие: ключевое звено // Безопасность Евразии. 2009. № 1.

Э.Г. КОЧЕТОВ ПОСТКРИЗИСНЫЙ МИР: ОПОРНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ГЛОБАЛЬНЫХ ПЕРЕМЕН И РОССИЯ – ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ГЕОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗАДЕЛЫ (программа действий) Доклад, подготовленный на базе текста выступления ав тора на заседании Рабочей группы «Геоэкономика и инфраструк турные проекты» Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, состоявшегося 19 июня 2009 г.

Разразившийся глобальный финансовый кризис подтолкнул основных игроков мировой хозяйственной арены к поиску новейшей мирохозяйственной структуры, новой конфигурации в раскладе мировых экономических сил. Кризис – это только звено этого процесса: мы имеем дело с парадигмальным сдвигом, с далеко идущими последствиями.

Уже можно сказать, в каком конкретном направлении пойдёт посткризисный ход мировой ис тории – он в руках трёх мировых игроков: США, Китая и России. Налицо явные симптомы нарождаю щегося экономического мира. Выделим главное – идёт формирование новой архитектуры мира.

Что нужно предпринять, чтобы не только своевременно вписаться в этот нарождающийся ландшафт, но и занимать активную позицию по его формированию? Суть моей статьи – попытка ответить на этот вопрос.

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ МОТИВАЦИИ К ДЕЙСТВИЮ Для России, решающей сложнейшие задачи по кардинальной трансформации своей эко номики, внешняя мировая арена представляет собой важнейший фактор. Рельефно проявил се бя контур новой внешней политики России. Она основывается на ряде позиций, которые чётко обозначил Президент Российской Федерации Д.А. Медведев. Среди них: «…Россия не хочет конфронтации ни с одной страной. Россия не собирается изолироваться. Мы будем развивать настолько, насколько это будет возможно наши дружеские отношения и с Европой, и с Соеди ненными Штатами Америки, и с другими странами мира… Мы будем также защищать интересы нашего предпринимательского сообщества за границей… У России, как и у других стран мира, есть регионы, в которых находятся привилегированные интересы»2.

В глобальном, тесно взаимоувязанном мире, в условиях разразившегося экономического кризиса, как никогда нужна координация усилий мирового сообщества по выходу из него с наи меньшими потерями, без ущемления интересов экономических игроков на мировой арене. Нужна стабильность и атмосфера здоровой конкуренции. Для нашей страны это особо важно. Здесь следует исходить из таких стратегических мотивов:

– необходимо всеми силами удержать стратегическую паузу, с тем, чтобы успеть за вершить стратегический манёвр исторического масштаба по превращению России в одного из глобальных лидеров;

– направить усилия на консолидацию мировых ресурсов3 (их интернационализацию) с целью национального развития, что позволяет на совместной инновационно-инвестиционной основе добиваться прорывов в ключевых экономических направлениях, вести линию по инфра структурному преображению национальной экономики;

– вести активное освоение геоэкономического пространства.

Принципы, которые закладываются в основу стратегии освоения Россией геоэкономического пространства: 1) наряду с внешним идёт внутреннее геоэкономическое обустройство. Эти два плеча должны находиться в равновесии;

2) в мире оформился общий интерес – участие в формировании и перераспределении мирового дохода. Прорыв к мировому доходу – ключевой для России момент.

Российская научная школа геоэкономики и глобалистики даёт нам базовые ориентиры для выстраи вания стратегии выхода на мировую арену и эффективного оперирования на ней.

В российской школе геоэкономики представлен широкий спектр направлений. На это сделал особый акцент М.Ю. Байдаков, – Генеральный директор Постоянно действующего Форума «Диалог Запад – Восток: интеграция и развитие», Вице-президент Международного Конгресса промышленни ков и предпринимателей, Председатель Правления «Миллениум Банк» (ЗАО): «Кратко обозначая это направление, можно сказать, что оно концентрирует свои исследования на путях поиска такой © Кочетов Э.Г., 2009, 25 июня.

Полный текст интервью Президента России Дмитрия Медведева от 31 августа 2008 года российским телеканалам «Россия», Первый канал и НТВ. http://news.mail.ru/politics/1984248/et Речь идёт о ресурсах в широком смысле (интеллектуальных, финансовых, производственных, топливно-энергетических и сырьевых, трудовых и т. д.).

Смысл Великой Победы модели цивилизационного развития, которая позволила бы получать выгоды всем участникам миро вого процесса в отличие от геополитики, где победа одного означает поражение другого…»1.

1. ФОРМИРОВАНИЕ ПОСТКРИЗИСНОГО МИРА:

ПЕРВАЯ ФАЗА– ГЕОЭКОНОМИЧЕСКИЙ «ПЕРЕДЕЛ»

Для того чтобы выверить стратегическую линию поведения в кризисной, а тем более в посткризисной ситуации, нужно осознать не только её фактологическую часть и траекторию (ди намику) протекания, но и, что немаловажно, – «природу» разворачивающихся событий на миро вой арене и целевую устремлённость основных (и не основных – пока!) игроков.

1.1. Дал о себе знать центральный «нерв» мирового развития – геоэкономический Сама природа кризиса, его охват мира и скоротечность протекания есть мощное свиде тельство того, что процесс глобализации особо ярко проявил свою развитую фазу. Основопола гающая черта этой фазы:

во-первых, ярко проявила себя экономизация политики как новейший фундаментальный принцип;

в решении любых проблем особую ценность и значимость приобрели кредиты, субсидии, инвестиции, цены, льготы и преференции – деньги быстро снимают застарелые проблемы!;

во-вторых, в мировом пространстве проявили себя серьёзнейшие подвижки. Современная мировая ситуационная модель, предопределённая целостностью и единством мирового пространст ва, в методологическом плане, включающем в себя три подпространства: геополитическое, геоэко номическое и геостратегическое, вошла в новейшую фазу – экономизация политики на мировой арене вылилась в главенство геоэкономического пространства и целеполагания над геополитическим и военно-политическим (стратегическим) пространством и целеполаганием, в примат экономических интересов над политическими и идеологическими. При этом наблюдается «свинчивание» геоэконо мического пространства с геостратегией в рамках военно-экономического симбиоза нового формата;

в-третьих, современный мир срочно переформатировал понятия «развитие» и «безопасность»: если раньше геополитика подчиняла «развитие» «безопасности» и тем самым глушила развитие через безудержную милитаризацию в угоду идеологическим галлюцинациям, то теперь геоэкономика решает проблемы безопасности экономическим путём;

в-четвёртых, мир двинулся к всё более объемлющей транснационализации;

главенст вующая роль государств в мировых делах уходит в прошлое: принципиально меняется расстановка центров экономической силы, а отсюда и их форма. Разрозненные национальные экономики и их хозяйствующие субъекты за последние десятилетия обрели новую оргплатформу для сотрудничест ва под понятием «общий интерес» в формате «стран-систем», подразумевающем совместное формирование и перераспределение мирового дохода как центрального атрибута геоэкономики.

Тем самым во весь голос дали о себе знать новые игроки на мирохозяйственной арене;

в-пятых, зародились экономические границы функционирования новейших игроков, от личные от административно-государственных границ. На геоэкономическом атласе мира в рам ках экономических границ оперируют наднациональные кластерно-сетевые системы. Идёт смыч ка, симбиоз государств и наднациональных кластерно-сетевых систем. В этом случае мы имеем дело с государствами как глобальными предпринимателями.

Сейчас в мире наиболее завершённую форму государства как глобального предпринима теля обретают США и Китай. В Европе в качестве государств – глобальных предпринимателей можно особо выделить Германию, Францию, Италию. Россия имеет все предпосылки для такого статуса, но здесь требуются мощные усилия – переход на геоэкономическую модель националь ного развития в рамках геоэкономической доктрины.

1.2. В мире востребована геоэкономическая доктрина Её контуры предопределяет геоэкономика как новейшая отрасль гуманитарного знания, как научная и образовательная дисциплина. Посткризисный мир берёт её на вооружение!

Геоэкономика:

– даёт возможность выходить победителем в конкурентной борьбе всем участникам мирового экономического процесса. В этом её отличие от геополитики, в которой обязательно есть побеждённый, даже если противостоят альянсы, поскольку пространство должно быть однородно для того, кто на него претендует;

– фрагментирует пространство с учётом целей и интересов разных сторон, экономиче ских и политических систем. В итоге каждый находит аргумент, по которому он считает себя не в проигрыше;

– подготовила площадку для межцивилизационного диалога, выдвинув на приоритет ные позиции экономические стимулы и мотивации к сближению народов. Она трансформирует агрессивность в экономически глобальные активные операции. Без военной компоненты приме Доклад М.Ю. Байдакова «Запад – Восток: интеграция интеллектуальных ресурсов и развитие новых подходов к гло бальным проблемам». Пражский международный экономический Конгресс «Запад – Восток: интеграция и развитие».

Межрегиональный и отраслевой аспекты (Прага, 2–4 мая 2006 г.).

http://www.icie.ru/activity/projects/proect1/meropriatia/performances/performances_2.html Раздел шестой. Посткризисный мир: опорные Логика и динамика практик, тенденции глобальных перемен конкретного опыта Э.Г. КОЧЕТОВ и Россия – интеллектуальные конструктивного творчества геоэкономические заделы и борьбы за мир (программа действий) и безопасность в XXI веке няются такие экономические технологии, которые формируют статус лидера в продвижении на любые плацдармы земного шара без уничтожения противника;

– дала мощный импульс к трансграничности и в других сферах гуманитарного знания.

Она разбила ячеистость сознания, «разбудила» и подвигла гуманитарную науку на поиск новей ших обобщающих концепций формирования мира в социологии, политологии, культурологи, эко логии, военной сфере.

Сейчас в мире зародились и развиваются две тенденции, два слоя, два поля стратегиче ской игры: 1) государства;

2) трансграничные системы (ТНК, консорциумы, промышленные сою зы и т. д.) и т. д.

При этом стратегическая игра идёт на разных полях:

– государства традиционно оперируют на политической карте мира (это область междуна родных отношений: международное разделение труда, международный бизнес, экспорт-импорт, ме ждународные организации, мировая экономика как сумма национальных экономик и т. д.). Стратегия:

внешнеторговая конъюнктура – пассивная тактика. При этом интересы защищаются вяло;

– ударные ФПГруппировки стратегического статуса в форме блуждающих интернацио нализированных воспроизводственных ядер (циклов) и кластерно-сетевых систем определяют экономическую повестку дня в мире. Им государство делегирует реализацию национальных ин тересов. Они оперируют на геоэкономическом атласе мира. Стимул – формирование и перерас пределение мирового дохода на базе использования высоких геоэкономических технологий.

Стратегия: хозяйственная экспансия – активная, наступательная стратегия. Защита интересов – Силы быстрого геоэкономического реагирования.

Различие и в оперировании товаром: в руках ТНК – новейшие товарные формы: товары группового ассортимента, товары-предприятия (объекты), товары-программы. При этом съём продукции идёт с «длинных» воспроизводственных цепей на основе консолидации мировых ре сурсов. В рамках же замкнутых (национальных) экономик невозможно получить высококонку рентную продукцию мирового класса – не позволяют «короткие» воспроизводственные циклы, зажатые в национальные рамки.

1.3. Первый посткризисный синдром:

идёт геоэкономический «передел» мира Выход из кризиса сопровождается геоэкономическим «переделом» мира.

– идёт ускоренными темпами инфраструктурная революция, «перезакладка» постинду стриального фундамента, его структурная перестройка;

– мир отмобилизовал кластерно-сетевые системы и бросил их на освоение мирового геоэкономического пространства;

– эпицентр устремлений – постсоветское пространство: после развала СССР идёт пе редел зон влияния, усиленный поиск новой точки стратегического равновесия;

– разворачивается масштабная борьба за ресурсы. Новый технологический и промыш ленный облик мира диктует необходимость свободного доступа как к уже наличным и включён ным в оборот ресурсам (интеллектуальным, финансовым, производственным, топливно энергетическим и сырьевым, трудовым и т. д.), так и задействовать новые.

Геоэкономический передел мира имеет несколько фазовых конфигураций.

1. Энергетическая фаза состоит из глобальной инвентаризации источников энергетического сырья и «оптимальных» (т. е. незаполитизированных, а значит дешёвых!) транзитных маршрутов и транспортных сетей их доставки к местам потребления. Центры потребления – нарождающиеся ареалы мирового роста. (Эта ситуация ярко фиксируется на энергетической странице геоэкономиче ского атласа мира). Ближайшая точка устремлений американского, китайского и российских векто ров – Прикаспийский газонефтяной регион. Уравновешенность геоэкономических интересов России, Китая, США в этом регионе во многом будет определять уровень стратегического равновесия в мире.

2. Технологическая фаза – выход на критические технологии, предопределяющие новый промышленно-воспроизводственный и социально-экономический ландшафт (облик) планеты. Здесь мощным рычагом занятия главенствующих позиций в «новом мировом строительстве» выступают новейшие товарные формы: «товар–программы», «товар–объекты», инфраструктурные проекты.

3. Институциональная фаза в конфигурации геоэкономического передела мира. Речь идёт о выработке новейших нормативных актов в рамках геоэкономического права, регулирую щих поведение наднациональных трансграничных структур («ударных» финансово промышленных группировок), которым государства делегирует реализацию своих геоэкономиче ских интересов и недопущения перелива здоровой конкуренции в геоэкономические войны. На повестке дня – 1) отход от «международного» мира и формирование новых, глобальных (геоэко номических) институтов и организационно-функциональных структур;

2) поиск противоядия от Смысл Великой Победы геоэкономических войн путём «явного» утверждения геоэкономических принципов жизни и на базе этих принципов учреждение геоэкономического трибунала как новейшего международного института – предтече нового, геоэкономического блока мировых организаций.

4. Гуманитарная фаза. В её основе – новые начала мировых конституциональных основа ний трансгуманизма. Речь идёт о пересмотре философии «Общественного договора» как «подразу меваемого согласия в неявном виде» и заключении не просто нового, а выход на мировое «явное общественное согласие» совершенно нового типа, уровня, формата и масштаба, как «документа» по своему статусу, силе, императивности на порядок выше современных «договоров».

5. Военно-стратегическая фаза. Здесь два критически важных момента: а) «невроз»

суверенизации и милитаризация сделали наш мир «дорогим», неоправданно «затратным»;

б) мир опасен – он находится на грани войны. Уйти от геополитизации мира с её милитаристским мышлением, отринуть заидеологизированность мира, преодолеть «психоз» суверенизации – вот ключевые установки геоэкономического целеполагания!

2. РОССИЯ В ПЕРВОЙ ФАЗЕ ГЕОЭКОНОМИЧЕСКОГО «ПЕРЕДЕЛА» МИРА И ЕЁ БЕЗОПАСНОСТЬ Безудержный геоэкономический передел мира идёт практически без участия России. Ве дущие игроки на мировой арене (США, Китай, Индия, Западная Европа) взяли на вооружение геоэкономические доктрины и обустраивают мир под свои геоэкономические интересы.

При этом основные стратегически «заострённые» операторы по геоэкономическому ос воению мира – Китай и США.

2.1. Чем объяснить «стратегическую вялость» России?

Национальные геоэкономические интересы России и их защита до сих пор находятся на «задворках» наших приоритетов и стратегических задач, а именно:

Внешнеполитический, внешнестратегический, внешнеэкономический дискурс затянулся. Он уже давно вызвал (прояснил) острейшую необходимость перейти к конкретным шагам. Однако они утопают в бесконечном «обмене мнений», гаснут в вязком срединном слове, при этом геоэкономика подменяется геополитическими изысками, лозунгами, призывами. Бизнес-сообщество практически не подключено к этой проблеме. Всё идёт по инфантильному замкнутому кругу.

В целом Россия в этом отношении отстаёт – она делает только первые шаги. Идёт выход на кластерно-сетевые системы в энергетике (газо-, нефтепроводы), химии (продуктопроводы), транспорте (ж/д-, авто- и др.), телекоммуникационные и радиорелейные системы и др. У всех у них одна проблема: на их пути невидимая стена – непроницаемость (или, по крайней мере, «глу хая» проницаемость) границ как наследие геополитического «невроза» суверенизации. И здесь серьёзная проба сил – энергетика. «Газпром» вступил первым в схватку с непроницаемостью.

Однако по другим направлениям Россия отстаёт в освоении геоэкономического про странства. Китай и США резко опережают её. На фоне отставания России Китай и США близки к формированию двустороннего стратегического альянса. Динамика укрепления этого альянса по всем вышеназванным фазовым блокам геоэкономического передела мира может оставить Рос сию за геоэкономическим бортом в ситуации «запоздалого гостя». Здесь опасность первого ран га – будучи в стороне от большой геоэкономической игры, Россия в, конце концов, может стать объектом геоэкономической войны (геоэкономического нападения).

Какая основная причина отставания России от доминирующего (геоэкономическо го!) вектора складывающейся ситуации?

Первая. Процесс экономизации внешней политики обошёл Россию стороной. Мы до сих пор в полной мере не осознали центральный «нерв» мирового развития – геоэкономический.

Вторая. Не прививается геоэкономический взгляд на мировую ситуацию, он подменён геополитическими воззрениями и разборками, истоки которых уходят в отжившие парадигмы се редины XX века. Эта ситуация поразила и научную, и образовательную сферы, тем самым кон сервируя отсталость от авангардных мировых тенденций.

Третья. У нас нет государственных геоэкономических институтов. Стратегическая ус тановка государственно-доктринального плана, обозначенная ещё в 1996 году в «Послании по национальной безопасности Президента Российской Федерации Федеральному Собранию» и предписывающая переход на геоэкономическую доктрину проигнорирована, положена «под сукно». Та же судьба у «Геоэкономического вызова России» – предупреждения научного сооб щества (1995 год). Держится под спудом и не получает надлежащего развития «геоэкономиче ский вызов» и предписание «научиться эффективно действовать в геоэкономическом про странстве», провозглашённые в «Плане Путина – достойное будущее великой страны» на VIII съезде партии «Единая Россия» (октябрь, 2007 г.).

У России имеются все условия и предпосылки, чтобы коренным образом поменять ситуа цию: она смело берёт на вооружение проект «Геоэкономический ход России» и приступает к его реализации. Остановимся на этом подробнее.

Раздел шестой. Посткризисный мир: опорные Логика и динамика практик, тенденции глобальных перемен конкретного опыта Э.Г. КОЧЕТОВ и Россия – интеллектуальные конструктивного творчества геоэкономические заделы и борьбы за мир (программа действий) и безопасность в XXI веке 2.2. Наш ответ на вызовы времени – «Геоэкономический ход России»

(стратегические предпосылки и условия) 1. На государственно-доктринальном уровне чётко обозначены геоэкономические страте гические установки1.

2. Россия как неотъемлемая и значительная часть глобального пространства непосред ственно причастна к формированию инновационных и прорывных концепций и технологий по преодолению негативных последствий глобального кризиса, выработки нового тренда и вектора мирового развития.

3. Темпы развития, ритм и масштабы изменений до предела сжимают время на принятие решений. Этим предопределяются новая роль, новая ответственность, новая функция глобаль ных игроков на мировой арене.

Речь идёт об объёмно-пространственном оперировании в глобальном пространстве – геогенезисе;

о провозглашении впервые в мировой практике и продвижении геоэкономической глобальной «Повестки дня», ориентированной на обеспечение благополучия и безопасности всех народов мира. В этом плане геоэкономика выводит мир на новые общие цивилизационные и геокультурные ценности.

Здесь три взаимоувязанные стратегические сюжетные линии:

Сюжет первый. Для России кризисное и посткризисное решение первоочередных задач во многом предопределено эффективным освоением и обустройством геоэкономического про странства на базе кластерно-сетевого подхода: вектор посткризисного развития – выход к миро вым ареалам и точкам мирового роста.

Сюжет второй. Кризис впервые предъявил острую необходимость России освоить и вне дрить (методологически и концептуально) технологии, процедуры и механизмы оперирования мас штабным и локальным предотвращением опасности глобальных сдвигов, что способствует устране нию временных задержек в реагировании на негативные последствия глобальных перемен (сдвигов).

Сюжет третий. Эффективное позиционирование России на геоэкономическом простран стве, – а в перспективе доминирование в его ключевых точках, – напрямую связано с поиском равновесного вектора и баланса геостратегических интересов.

Вопрос об участии в механизме формирования и распределения вновь созданной стои мости (условно – мирового дохода), поиск путей, каналов перелива мирового дохода (как все мирного межнационального дохода) в национальные рамки, в пополнение национального бюд жета – вот узловой, кардинальный вопрос при рассмотрении вопроса выхода России на освое ние геоэкономического пространства, включения во всемирные интернационализированные вос производственные процессы (циклы).

2.3. Наши действия или как реально приступить к исправлению ситуации с тем, чтобы наверстать упущенное?

Первое. Необходимо выйти на геоэкономическую доктрину национального раз вития.

В настоящий момент в России уже созрело геоэкономическое ядро специалистов, гото вых взять на себя миссию представить в сжатые сроки на самый высокий директивный уровень стратегического планирования:

– геоэкономическую доктрину России;

– стратегический арсенал реализации геоэкономической доктрины;

– организационно-функциональное оформление геоэкономической стратегии.

«Почва» для этого подготовлена:

– во-первых, в России создан фундаментальный научно-концептуальный задел и на его базе сформировалась самостоятельная научная школа геоэкономики и глобалистики;

– во-вторых, геоэкономические воззрения прошли обкатку в целом ряде регионов страны;

1. «Остро встает вопрос разработки и принятия новой национальной внешнеэкономической доктрины и страте гического арсенала ее реализации, перехода на геоэкономическую (производственно-инвестиционную) модель внешнеэкономических связей». (Из Послания по национальной безопасности Президента Российской Федерации Федеральному Собранию).

2. Среди основных и масштабных вызовов России – «вызов геоэкономический… Россия должна эффективно дейст вовать в геоэкономическом пространстве» (Политический доклад «План Путина – достойное будущее великой страны» на VIII съезде партии «Единая Россия».

3. Считать в качестве ключевой задачи и базового подхода по приоритетным направлениям развития страны в новом столетии: «разработку и принятие новой доктрины развития России в ХХI веке и разработку стратегического ар сенала ее реализации, исходя из общих тенденций геоэкономического развития». (Совет Федерации РФ).

Смысл Великой Победы – в-третьих, проведена геоэкономическая обкатка на международном уровне. Это, прежде всего, Мировой общественный форум «Диалог цивилизаций», Постоянно действующий экономический форум «Диалог Запад – Восток: интеграция и развитие», Международный кон гресс промышленников и предпринимателей (МКПП). Здесь накоплены уникальные наработки по результатам работы этих форумов (на Родосе, Праге, Модене, Тампере, Лахти, Париже и др.);

– в-четвёртых, в рамках нескольких ведущих комитетов Государственной Думы сформи ровать «Рабочую геоэкономическую группу». Тем самым мы имеем уникальный шанс: отталкиваясь от вышеуказанных наработок выйти на сугубо прагматические, реальные геоэкономические шаги.

Для этого в России есть всё необходимое и, прежде всего, фундаментальные разработки российской школы геоэкономики и глобалистики по освоению геоэкономического пространства, наличие ряда транснационализированных структур, уже получивших определённый опыт опери рования на мирохозяйственной арене.

Второе. Необходимо договариваться об уравновешивании геоэкономических ин тересов.

Но в одиночку пробиться к полноправному участию в формировании и справедливом распределении «мирового дохода» России не удастся: в любом случае она столкнётся с другими глобальными игроками.

В этой связи напрашивается стратегический вывод: незамедлительно приступить к «прощу пыванию» возможного создания тройственного геоэкономического альянса «Китай, США, Россия» по геоэкономическому освоению мира. В этом плане в качестве переходного звена в укреплении позиций России могут служить частные («локальные») геоэкономические альянсы: «Россия – Индия», «Рос сия – государства “Старой Европы” (Германия, Франция, Италия)» и др. Симбиоз России с этими го сударствами уравновесит по своей экономической мощи Россию как полноправного участника освое ния геоэкономического мирового пространства в треугольнике Китай – США – Россия.

Третье. Нацеленность на стратегические геоэкономические практики! Присту пить к реализации ряда глобальных инициатив!

Россия отстаёт от процесса освоения геоэкономического пространства. Задача – резко наверстать упущенное и выйти с рядом глобальных инициатив, с тем чтобы «вскочить» в уходя щий поезд!

Действенный рычаг тому – формирование опережающих российских глобальных геоэко номических инициатив – «Проект–программ».

Проект–программы направлены на реализацию стратегической задачи по эффективному оперированию в геоэкономическом пространстве как ответ России на технологический и гео экономический вызовы.

При формировании глобальной геоэкономической доктрины и концепции держать в по ле зрения нацеленность на стратегические практики. Это, прежде всего, формирование опе режающих российских глобальных геоэкономических инициатив – программ. Уже просматрива ется целый ряд уникальных геоэкономических инфраструктурных проектов мирового класса.

Среди них – первостепенные направления и программы:

Новое направление интеграционного вектора Содружества Независимых Госу дарств: формирование мощного геоэкономического ареала мирового роста на базе консо лидации ресурсов и воспроизводственного сотрудничества. Стратегический вектор выстраи вается исходя из объективных тенденций и закономерностей мирового развития – глобальной транс формации мировой системы и выхода геоэкономики на приоритетные позиции. В этой ситуации все субъекты мирового общения, будь то интеграционная группировка, страна или отдельная хозяйст вующая структура, стремятся вовремя отреагировать на эти подвижки с тем, чтобы занять конкурент ные позиции в глобальном мире. Стратегия СНГ – ярчайший пример движения в этом направлении.

Об этом говорит, во-первых, сам стратегический замысел экономического развития стран СНГ;

во-вторых, характер встраиваемых в основания интеграции моделей и механизмов взаи модействия и сотрудничества;

в-третьих, стратегические мотивации и приоритеты участников интеграционного процесса: России и др. стран СНГ1.

Формирование «Высокоиндустриального северного широтного геоэкономиче ского пояса как единого интеллектуального пространства». Здесь дала о себе знать объективная тенденция стремительно глобализирующегося мира – геоэкономическая: мир столкнулся с проблемой ресурсов в целях дальнейшего не только развития, а выживания.

Актуальность реализации этого проекта-программы объясняется всё возрастающей ро лью Севера и Арктики в условиях глобальных экономических подвижек и планетарных климати ческих изменений. Смещение на север (Арктика и Северный Ледовитый океан) источников сырь евых, энергетических, биологических и др. ресурсов, а также появление новейших транспортно коммуникационных сетей в этом регионе – вот центральный импульс и общий интерес, прико вавший внимание мирового сообщества к Северу! И это уже не экспансия какой-либо отдельной См. подробней: Эрнест Кочетов. Стратегия экономического развития СНГ до 2020 года: формируется мощный геоэко номический ареал мирового роста на базе консолидации ресурсов и воспроизводственного сотрудничества // Информа ционно-аналитический портал «VIPERSON» 25.02.2009, www.viperson.ru Раздел шестой. Посткризисный мир: опорные Логика и динамика практик, тенденции глобальных перемен конкретного опыта Э.Г. КОЧЕТОВ и Россия – интеллектуальные конструктивного творчества геоэкономические заделы и борьбы за мир (программа действий) и безопасность в XXI веке страны, а речь идёт о коллективном освоении северного ареала с учётом интересов всех участ ников этого процесса. Здесь необходима не геополитическая разборка «всех со всеми» (симпто мами геополитического и силового «невроза» пестрят СМИ), а консолидация усилий и координа ция шагов, поиск нестандартных решений, договорённостей, совместных глобальных инициатив!

В целом, с точки зрения глобалистики, требуется новый взгляд на Северные и Арктиче ские регионы (на их роль и место в раскладе мировых сил в XXI веке), исходя из циркумполяр ных позиций. И здесь актуальная проблема – в рамках этого направления речь идёт о разработ ке и принятии на государственном уровне инновационного «Проекта-программы “НОВЫЙ” СЕВЕР: российская глобальная геоэкономическая инициатива» с участием заинтересован ных стран северного и арктического пояса. Проект-программа должна включать в себя: филосо фию новации, научно-концептуальную часть, государственно-доктринальный план, систему кате горий и понятий, идеологию исследования политических рисков, образовательный и просвети тельный блок, а также источник финансирования (создание специальных фондов поддержки на учных исследований и образовательных программ и т. д.).

В качестве составных инфраструктурных блоков (звеньев) «Северного широтного геоэко номического пояса» особую значимость должны иметь формирующиеся в России трансгранич ные региональные системы инновационного типа: российский «Северо-запад», «Уральский ин дустриальный регион», «Дальневосточный сетевой кластер», инновационные системы «Новоси бирск», «Томск» и др. Проект должен связать их в единое целое. Для этого уже сейчас необхо дима подготовка новой когорты специалистов с новым менталитетом. Вот почему требуется всемерная поддержка инициативы ЮНЕСКО и Республики Соха (Якутия) по формированию ин теллектуального пространства Севера и новой роли университетов в подготовке специалистов для работы в северном широтном поясе. Для этого необходимо провести широкий круг научных исследований в области «североведения» и выпуска на этой основе научных монографий, учеб ников, энциклопедических словарей, учебных программ и т. д.1.

Проект-программа – ЭНЕРГОНЕТ2. Другая российская глобальная инициатива – соз дание глобальной энергетической сети (как аналога ИНТЕРНЕТа): объединение в единое целое мировой сетевой энергетики (нефте-, газопроводы и их маршруты, электросети, источники добы чи и переработки, генерирующие предприятия, посредники и потребители энергии и т. д.).

Идея создания ЭНЕРГОНЕТа требует углублённой фундаментальной научной проработ ки и её следует вести в содружестве с заинтересованными государствами.

Проект-программа: «Формирование российских геоэкономических промышлен ных мегарегионов кластерно-сетевого типа и стратегии их оперирования на мировой арене». Проект-программа базируется на инновационной модели внешнеэкономической дея тельности предприятий промышленных мегарегионов с целью повышения эффективности ос воения геоэкономического пространства.

Моделью для отработки Проект–программы может явиться мегарегион «Большой Урал», где созданы все условия для его трансграничного измерения. «…Уральский Федеральный округ находится практически в центре России, что создает для него множество преимуществ… у окру га богатейшие геоэкономические перспективы. И он вполне может стать образцом выстраивания региональной стратегии… Экономический потенциал Уральского округа должен формироваться на основе свободного, не имеющего внутренних границ оборота капитала. Причем капитала не только уральского, но… идущего и из других регионов и стран»3.

При этом центральным модулем при отработке Проект–программы может выступить соз дание высокотехнологичного кластера «Титановая долина».

Проект «Стратегия развития железнодорожного транспорта в Российской Фе дерации до 2030 года». Проект предусматривает реализацию прорывных решений в области интеграции железнодорожного транспорта в глобальную транспортно-логистическую систему на основе достижения комплексности и высоких стандартов качества транспортных услуг;

создание См.: подробней: Эрнест Кочетов. Большой Север: от геополитического «невроза» и силовых разборок к геоэкономиче скому конструктиву (глобальная геоэкономическая инициатива – структурированная форма научного, просветительного и образовательного блоков) // Информационно-аналитический портал «VIPERSON», 16.02.2009, www.viperson.ru Идея ЭНЕРГОНЕТа была впервые озвучена автором на «Круглом столе» (Москва, 16 февраля 2006 года) экспертов НПО по вопросам энергетической безопасности, образования и здравоохранения – приоритетам российского председа тельства на саммите «Большая Восьмёрка» в июле 2006 года в Санкт-Петербурге. См.: Кочетов Э.Г. Российский энерге тический ход в глобальном измерении (основополагающие акценты энергетической безопасности) // Безопасность Евра зии. 2006. № 1;

его же: ЭНЕРГОНЕТ – глобальный геоэкономический инновационный проект – инициатива (основопола гающие акценты энергетической безопасности) (выступление на Международном экономическом форуме «Запад – Вос ток: интеграция и развитие», г. Модена, Италия, 8–12 июля 2008 г., секция «Энергия и инфраструктура).

По материалам совещания по вопросам социально-экономического развития Уральского Федерального округа, Челя бинск, 16 мая 2005 года.

Смысл Великой Победы инфраструктурной основы для долгосрочного роста экономики России и повышения качества жизни населения, комплексного освоения новых экономических районов страны и доступа к но вым источникам природных ресурсов, особенно в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке;

до ведение технического и технологического уровня инфраструктуры, подвижного состава, сферы их содержания и ремонта до лучших мировых стандартов;

формирование эффективного и мно гофункционального транспортного кластера и превращение российского железнодорожного транспорта в экспортёра транспортных продуктов, технологий и технических решений и др.

Проект-программа – ТРАНСНЕТ1 – российская глобальная геоэкономическая инициа тива: формирование сетевого глобального транспортного кластера как единой мировой логисти ческой системы, в которой:

– национальные транспортные звенья (плечи) включены как модули, адекватные по своему составу;

– обеспечиваются взаимосвязи существующих различных транспортных систем (ж/д, авиа, автомобильной, морской и др.);

– обеспечивается создание единых рынков объектов транспортной инфраструктуры и транспортных услуг.

Российский инновационный проект-программа – «Меридианальная транспортно коммуникационная система – “Великая Волга”». Речь идёт о создании сквозной водно железнодорожной транспортной системы, выступающей в качестве эффективно функционирую щей транспортной системы Север – Юг (Иран – Норвегия).

Российский инновационный проект-программа – «Индустриальный север и россий ский промышленный Урал – инфраструктурное обустройство». Речь идёт о «свинчива нии» потенциальных возможностей западноевропейских корпораций и потенциала примышлен ного Уральского региона во взаимовыгодном обустройстве ареала мирового роста на базе по стиндустриального геоэкономического вектора развития. Здесь просматривается тесное взаимо действие с широким кругом зарубежных фирм, заинтересованных в реализации этого проекта.

Эти проекты приведены в качестве иллюстрации масштаба, уровня и возможных кон кретных шагов в реализации российской глобальной стратегии–инициативы «Геоэкономиче ская модель выхода к мировому доходу».

Четвёртое. Незамедлительно приступить к внутрироссийским геоэкономическим преобразованиям – геоэкономическими процессами необходимо управлять! Не спонтанные всплески активности, а постоянная (ежедневная!) работа в области геоэкономической стратегии!

Программа действий – подготовить «Геоэкономический манифест»;

– сформировать «Программу геоэкономических действий». В «Программе» два блока:

а) визуализация ситуации;

б) собственно программа действий.

Здесь первоочередные задачи:

1. Формирование российского интеллектуального геоэкономического ядра специали стов – учреждение Геоэкономического научно-аналитического центра стратегического планиро вания (ГНАЦСП). Его задача – стратегический мониторинг глобальной (геоэкономической) ситуа ции на базе широкоформатного использования отлаженных связей с соответствующими структу рами (по принадлежности);

проигрывание глобальных ситуаций и подготовка в постоянном ре жиме «опорных» стратегических инициативных предложений по освоению геоэкономического пространства, исходя из меняющейся ситуации.

Речь идёт о принципиально новой структуре – мозговом центре. Глобалистика и геоэко номика задаёт ему высокую интеллектуальную планку. Исходя из уровня и масштаба задач, стоящих перед страной здесь не отделаться традиционной информационно-аналитической службой, их сотни, они мастерски «фотографируют» ситуацию, это уровень экспертов. Мозговой же центр это совершенно другой коленкор. Таких Центров в мире не много, но именно они дер жат талию, именно они постоянно подпитывают руководство новейшим интеллектуальным про дуктом и прорывными инициативами, обеспечивающими продвижение к намечаемым целям.

Они, как правило, очень компактны, не очень дороги. Там работают специалисты «штучного»

класса. Они у нас есть. Нужно принять принципиальное решение по созданию такого Центра, и приступить к кропотливой работе по его комплектованию. Здесь проблем не будет.

В составе «Геоэкономического центра»: представители властных структур, реально при нимающие стратегические решения;

представители научного концептуального звена;

представи тели российского бизнес-сообщества, обладающие ресурсами и нацеленностью на стратегиче ское оперирование на мировом геоэкономическом атласе мира;

представители внешнеполити ческих, внешнеэкономических и силовых структур. В целом состав такого «Центра»: 15–20 че ловек. Организационно-правовой статус Центра – организация частного типа с возможными элементами частно-государственного партнёрства (как вариант).

2. На первом этапе работы ГНАЦСП надлежит:

Сама идея и очень удачный термин ТРАНСНЕТ предложены известным российским аналитиком С.Н. Белкиным по ана логии с ЭНЕРГОНЕТ (2009 г.) Раздел шестой. Посткризисный мир: опорные Логика и динамика практик, тенденции глобальных перемен конкретного опыта Э.Г. КОЧЕТОВ и Россия – интеллектуальные конструктивного творчества геоэкономические заделы и борьбы за мир (программа действий) и безопасность в XXI веке I. Развернуть работу по подготовке проектов «Государственная геоэкономическая док трина развития России» и «Геоэкономическая концепция внешней политики и стратегии Россий ской Федерации». При формировании геоэкономической доктрины и концепции держать в поле зрения нацеленность на стратегические практики.

II. Разработать и принять Закон-доктрину об общих принципах поведения в глобальных геоэкономических условиях, а также другие нормативные акты (в т. ч. дополняющие междуна родные правовые нормы, например, учреждение геоэкономического трибунала как противоядия от геоэкономических войн) регулирующие взаимоотношения участников оперирования на гео экономическом атласе мира.

III. Назрела острая необходимость создания государственного органа – Геоэкономическо го комитета (ГЭК).

Основная задача Геоэкономического комитета – координация оперирующих на мировой и отечественной хозяйственной арене отечественных и зарубежных структур, формирование Гео экономического атласа мира и его мониторинг в постоянном режиме, прогнозирование геоэконо мических ситуаций с целью своевременного выхода российских хозяйствующих организаций к ареалам мирового и регионального роста, выработка в координации с МИД и другими структура ми геоэкономических векторов на мировой арене, формирование программ и проектов стратеги ческого плана, в том числе инфраструктурных. Сейчас это направление принимает особую важ ность. Геоэкономическое (программно-сетевое, производственно-инвестиционное) сотрудниче ство в целях успешного и эффективного решения задач по модернизации российской инфра структуры требует всемерного развития «структуроформирующих» («инфраструктурных») сде лок на базе таких товарных форм как «товар–объект», «товар–программа», способных в сжатые сроки и комплексно (это их основное качество и преимущество!) решать проблему инфраструк турного обустройства на базе строительства объектов «под ключ». Эти сделки несут в себе «ма териализованные» инновационные прорывы.

IV. Приступить к формированию реестра российских ударных финансово-промышленных структур (групп) стратегического статуса как носителей национальных геоэкономических интере сов России с обеспечением их защиты со стороны государства.

V. Выйти на новый, геоэкономический уровень разработок проблем национальной безо пасности, используя научный задел в этой сфере. При этом особый упор сделать на проявлени ях новых вызовов и угроз, опасности отставания России в темпах освоения геоэкономического пространства, что чревато перерастанием здоровой конкуренции в геоэкономические войны.

VI. Приступить к созданию электронной (компьютерной) версии геоэкономического атласа мира, а также его российской (национальной) части как поля для оперирования в мирохозяйст венной системе и принятия стратегических решений. Подготовить техническое задание на соз дание электронной версии геоэкономического атласа мира и на его основе – создание «геоэко номической ситуационной комнаты» для геоэкономического мониторинга и анализа мировой гео экономической ситуации.

VII. Приступить к научно-концептуальной проработке новейших высоких геоэкономических и геофинансовых технологий оперирования в геоэкономическом пространстве в целях оснащения ими ударных российских финансово-промышленных группировок стратегического статуса.

VIII. Кадры. В России назрела острая необходимость в подготовке в высших учебных за ведениях специалистов в области глобалистики и геоэкономической стратегии. Приступить к формированию высшего профессионального образовательного учреждения – Федерального геоэкономического университета.

IX. Шире использовать опыт научного и общественного обсуждения проблем геоэкономики и глобалистики, геоэкономической парадигмы мирового и национального развития. Сформировать Фонд поддержки исследований глобалистики и геоэкономики, издания журнала «Геоэкономика и глобалистика», а также научных монографий, учебников, словарей, учебных пособий и т. д.

X. В содружестве с Постоянно действующим Форумом «Запад – Восток: интеграция и развитие» и «Общественной академией наук геоэкономики и глобалистики» развернуть работу по проведению как в России, так и за рубежом форумов, конференций, симпозиумов, семина ров, «круглых столов» по геоэкономической тематике (их организация, подготовка материалов:

развёрнутых докладов, выступлений, проектов решений и резолюций, плана мероприятий по совместной реализации инициатив и т. д.) с участием в них представителей Администрации Президента и Правительства России, заинтересованных Комитетов Совета Федерации, Госу дарственной Думы, министерств и ведомств, общественных организаций, бизнеса и научных структур. По итогам проведения этих мероприятий организовать обобщение материалов, под готовку и издание сборников, и их рассылку заинтересованным органам исполнительной и за конодательной власти.

Смысл Великой Победы Уже просматриваются первоочередные (ближайшие) тематические проблемные вопросы для обсуждения, вопросы проясняющие смысл современных мировых трансформаций, роль и место России в новом раскладе мировых геоэкономических сил:

– Геоэкономическая стратегия России и новый инфраструктурный геоэкономический ландшафт: совместные проекты в ареалах мирового экономического роста;

– Посткризисный мир – новые российско-европейские геоэкономические структуры и институты;

– Гуманитарные аспекты посткризисных перемен: грозит ли миру социальный взрыв;


– Глобальная безопасность и её российско-европейский вектор: новая расстановка гео экономических сил;

– Европейские интеграционные тенденции: от локального к глобальному;

– Российско-европейская банковская система в условиях развития геоэкономики;

– Мирохозяйственная система на пути воспроизводственной интернационализации;

– Российско-европейские валютно-кредитные отношения: выход на новый этап сотруд ничества;

– Российско-европейские трансграничные системы и их роль в формировании и пере распределении мирового дохода;

– Геоэкономический образ России в мировом стратегическом раскладе;

– Глокализация геоэкономического пространства;

– Новый промышленный мировой ландшафт: геоэкономическая картография.

На важность поиска нового, объясняющего знания очень образно и метко обратил внимание известный российский аналитик, публицист и писатель С.Н. Белкин: «…конструктивное объяснение смысла необратимой деформации миропорядка и мироустройства на рубеже 2008– 2009 годов занимает сегодня лидирующее место в обеспечении конкурентоспособности каждой страны – сегодня это самый дорогой товар, самый наукоемкий». В нашем случае объясняющее знание включают основные блоки: научно-концептуальная часть, государственно-доктринальный план, круг законодательных инициатив, логистика инновационно-прорывной деятельности.

Назначение этих мер – содействие производительным, интеллектуальным, финансовым сферам России в обеспечении прорыва, объясняющего оптимальные пути и ресурсы выхода России из кризисных перемен без утраты жизнеобеспечения для граждан России и её народов.

Раскрытие тем в докладах и выступлениях базируется на разработанных научно экспертной группой принципиально новых подходах, фундаментальных основаниях и операци онных механизмах объяснения и конструктивного преобразования мировых экономических реа лий XXI века, на разработках мировой и отечественной школ геоэкономики и глобалистики.

Подготовка материалов сопровождается использованием (выработкой) новейшего понятийно-категориального аппарата.

XI. Для успешной реализации российской геоэкономической стратегии нужна трибуна.

Речь идёт об учреждении журнала международного статуса «Геоэкономика и Глобалистика».

*** Как итог представленного исследования отмечу:

необходимо всемерно активизировать процесс освоения геоэкономического пространст ва, придать значимый импульс по выходу России на широкоформатное оперирование на геоэко номическом атласе мира как ответ на современные вызовы глобализации;

налаживание диалога с нынешними и потенциальными партнёрами на выгодных для России геоэкономических условиях – наша центральная стратегическая задача.

Именно они формируют сегодняшнюю стратегическую «Повестку дня».

Мы уверены в том, что решение острых международных проблем на путях геоэкономиче ского диалога по совместному поиску баланса интересов придаст динамику интеграционному процессу «Запад – Восток» и выведет деловые отношения на новый уровень.

(Источник: «Безопасность Евразии». 2009. № 3) ЗАКЛЮЧЕНИЕ В.Н. КУЗНЕЦОВ КОНЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРЫ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВА ЧЕРЕЗ ТЕОРИЮ И ПРАКТИКУ СТАНОВЛЕНИЯ НОВОЙ АРХИТЕКТУРЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ (ГЛОБАЛЬНОЙ) БЕЗОПАСНОСТИ XXI ВЕКА* Сегодня, с учётом уже опубликованных (и озвученных) на разных языках итогов исследо ваний причин глобального кризиса 2008–2009 годов;

изучения концепций и механизмов, резуль татов действий по его преодолению и минимизации последствий обозначилась и глобальная востребованность новой концепции достойного развития.

Востребована ясная и понятная, динамичная концепция культуры развития человека, на родов, государства, общества, всей цивилизации XXI века. Востребована и новая архитектура международной (глобальной) безопасности через культуру развития.

1. ВОСТРЕБОВАННОСТЬ НОВОЙ ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА, НАРОДОВ, ГОСУДАРСТВ, СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Лето и осень 2009 года всё более отчётливо выявляют реальную глубину и масштаб ность действительно глобального кризиса всех сфер жизнеобеспечения всех людей, всех наро дов и всех государств.

По сути можно утверждать, что состоялись фундаментальные перемены в функциони рующих моделях и практиках образов жизни человека и народа;

моделях и практиках проблем мира, безопасности и войны;

моделях и практиках миропорядка и мироустройства.

Полагаю, что правомерно определить общий глобальный объект изменений – потреби тельский образ жизни, понимаемый в динамике как движение к сверхпотреблению, к культуре потребления.

Цель представленной статьи – осуществить исследование становления основ ав торской теории, методологии и эвристики культуры глобального развития в XXI веке чело века, народов, общества, государства и цивилизации.

Эта формирующаяся концепция изменений, перемен, развития, прогресса ориентирована на конструктивное преодоление функционирующих целей, ценностей, идеалов, интересов в со временном образе жизни миллиардов людей через потребление, культуру потребления.

Размышления над причинами глобального кризиса, его ходом;

возможными контурами мира после кризиса;

реальностью (с высокой степенью вероятности) возникновения глобальной войны как способа преодоления кризиса (как было два раза в ХХ веке) способствуют созданию эффективной и востребованной теории развития как теории культуры развития.

Таким образом, главным гуманитарным смыслом для Российской Повестки Дня на 2010 год, для Глобальной Повестки Дня, посвящённых 65-летию Великой Победы в войне 1941–1945 годов против фашизма становится ожидаемое всеми народами мира новое созидательное качество Гло бальной Игры.

Народы России вместе со всеми народами мира в сложных событиях кризисных пере мен 2008–2009 годов создали и предлагают всему миру как главный игрок, субъект Глобаль ной Игры – Глобальный Проект сохранения и упрочения правды и честности, доверия и спра ведливости, ответственности на основе новой методологии, концепции, технологии, про цессуальности и практики глобальной, созидающей модели культуры развития каждого чело века, всех народов мира, всех стран в XXI веке.

Статья подготовлена на основе итогов исследований, изложенных в публикациях 2008–2009 годов: Кузнецов В.Н. Мир * после кризиса: Основные гуманитарные тенденции становления в XXI веке концепции культуры развития человека, об щества и цивилизации. М., 2009 (август);

Кузнецов В.Н. Социология глобального компромисса. К апрельскому совещанию «двадцатки» 2009 года в Лондоне. М., 2009 (март);

Кузнецов В.Н. Особенности становления и функционирования гло бальной социологической геокультурной объясняющей модели современных всемирных кризисных перемен: экономиче ских, финансовых, правовых, политических, гуманитарных, институциональных. М., 2008 (декабрь);

Кузнецов В.Н. Безо пасность и справедливость как смысл стратегии развития России в XXI веке // НАВИГУТ. 2008. № 3;

Кузнецов В.Н. Воз можность и достижимость для каждого человека жизни по справедливости, по правде – главный смысл глобальной гума нитарной безопасности XXI века. М., 2008;

Кузнецов В.Н. Основные социологические тенденции формирования мироуст ройства XXI века. М.: 2008;

Кузнецов В.Н. ГУМАНИТАРНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ: Социологическое исследование ста новления геокультурной теории безопасности: В 3 т. Т. 1: Россия и Евразия: Социология геокультурной динамики евра зийской безопасности XXI века. М., 2008;

Кузнецов В.Н. ГУМАНИТАРНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ: Социологическое иссле дование становления геокультурной теории безопасности: В 3 т. Т. 2. Социология справедливости: Смысл мечты Рос сии – реальное достоинство каждого человека и укрощение несправедливости здесь и сейчас. М., 2008;

Кузнецов В.Н.

ГУМАНИТАРНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. Социологическое исследование становления геокультурной теории безопасно сти: В 3 т. Т. 3: Основания глобальной безопасности: Социологический гуманитарный аспект. М., 2009.

Смысл Великой Победы Стратегия культуры развития России, культуры развития всего мира в XXI веке через культуру развития духовной сферы становится основанием нового гуманизма, новой модели ми ропорядка, новой модели мироустройства.

Сегодня это принципиально новый, глобального значения вопрос для всех нас.

Нам в считанные дни, месяцы и годы надо понять, оформить и обеспечить общероссий ское и мировое (глобальное) согласие по основным аспектам культуры развития.

Компромисс, согласие, консенсус как гуманитарная инновация через гуманитарное воспитание становится главным и единственным способом выживания и достойного, эколо гически безопасного развития в контексте стремительного нарастания изменения климата, тревожных изменений среды жизнеобеспечения всех людей и всех народов.

Именно правда и честность, доверие и справедливость, ответственность уже стали глав ными индикаторами движения к культуре развития.

Урок первый В недели и дни июня и июля 2009 года оформился «феномен Байдена». Вице-президент США Джозеф Байден известен как один из вдохновителей агрессии, войны США, НАТО и ЕС против Югославии в 1999 году, как один из расчленителей Сербии и творцов «эффекта само стоятельного и независимого Косово», на территории которого создана (на странных условиях) одна из самых больших и загадочных военных баз США. Именно Дж. Байден – один из вдохнови телей руководителей Грузии в событиях июля–августа 2008 года, в подготовке новых событий на август–сентябрь 2009 года.

Собственно «феномен Байдена», по моему мнению, оформился в мировом общеполити ческом и научном дискурсе 5 июля 2009 года. По ходу воскресной телевизионной программы на канале АВС вице-президент США Дж. Байден сделал заявление, которое ошеломило весь мир.

Смысл его заявления: «Вашингтон не будет препятствовать Израилю если тот решит нанести удар по ядерным объектам Ирана»1. В главной газете России Владислав Воробьёв был вынуж ден фактически оформить «феномен Байдена»: «Почему Вашингтон не хочет отговорить изра ильтян от развязывания Третьей мировой войны?»2.


Как тревожная фундаментальная особенность современной глобальной политики «перегруз ки опасности войны XXI» странная деятельность вице-президента США Дж. Байдена утвердилась во второй половине июля 2009 года после его «странного» визита на Украину и в Грузию. В ходе интер вью газете «The Wall Street Journal», опубликовано 25 июля по завершении визитов, Байден «в фев рале этого года призвавший к "перезагрузке" в отношениях» США и России, «неожиданно вернулся к риторике прежней администрации Буша, причём в ряде высказываний ее превзошел»3.

Михаил Ростовский предложил для мирового дискурса о политике безопасности конструкт «эффект Байдена». Он уважительно пишет о Байдене: нынешний «вице-президент США – слиш ком опытный специалист по внешней политике... Его хамоватая откровенность ни в коем случае не была экспромтом. Возникает вопрос: какого именно эффекта Байден хотел добиться таким способом? Вариантов, по сути, всего два, – уточняет М. Ростовский. – Или в Вашингтоне уверены, что мы у них уже в кармане и без чрезмерного политеса вполне можно обойтись. Или у нас, напро тив, хотят выбить какие-то уступки. Например, в вопросах сокращения стратегических вооружений.

В своем интервью Байден четко дал понять: в Вашингтоне осознают, что Россия с головой окуну лась в разоруженческую проблематику не из желания сделать кому-то приятное, а исходя из своих собственных интересов. Вполне возможно, что это намек.

Так или иначе, но впервые употребивший слово "перезагрузка" Байден блестяще пока зал, как к нам в реальности относятся в администрации Обамы: без нелюбви, но с нулевым ко личеством сантиментов. Мы должны ответить янки той же монетой. Другого языка они, к сожале нию или к счастью, не понимают»4. (Выделено мною. – В.К.).

Россияне хорошо помнят Василия Ключевского: «История ничему не учит, а только на казывает за незнание своих уроков».

«Феномен Байдена», «эффект Байдена» инициируют необходимость тщательно и под робно ещё и ещё раз осмыслить причины и механизмы втягивания многих стран во Вторую ми ровую войну, участие многих народов СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945, роль СССР в освобождении народов Европы от гитлеровской оккупации.

Эти предварительные соображения и позволяют содействовать пониманию подхода ав тора статьи к формулированию научной проблемы исследования, его новизны и особенностей, предмета исследования и рабочей гипотезы, обоснованию самой возможности исследования, его структуры и места в современном научном дискурсе.

Воробьёв В. Атом на мушке // Российская газета. 2009. 9 июля. С. 8.

Там же.

Строкань С., Сидоров Д. А теперь перегрузка: Вице-президент США подверг испытанию отношения новой администра ции с Россией // Коммерсантъ. 2009. 27 июля. С. 1.

Ростовский М. Нагрузка к перезагрузке: Что у Обамы в голове, то у Байдена на языке? // Московский комсомолец. 2009.

27 июля. С. 2.

Концепция культуры развития государства через теорию и практику Заключение В.Н. КУЗНЕЦОВ становления новой архитектуры международной (глобальной) безопасности XXI века Самая главная идея моего исследования, инновационная и фундаментальная, пред ставлена в содержании конструкта «культура развития».

Первым шагом в понимании сути предложенного феномена может послужить примерная концептуальная схема исследования, включающая сеть слабых взаимодействий (см. рис. 1).

Вторым шагом можно обозначить реальность прерывности, парадоксальности и нели нейности продвижения от исходной ситуации через изменения, перемены, кризисы к культуре развития. Здесь на рисунке 1 обозначения А, Б, В, Г, Д, Е, Ж соответствуют социальным и гума нитарным взаимодействиям, способствующим самим изменениям.

Рисунок Взаимодействия в сфере культуры развития Изменение ситуации Перемены ситуации Кризис изменений;

Культура развития Кризис развития Динамичность Ситуация перемен Развитие развития А Б В Г Д Е Ж Суть инновационности рассматриваемого авторского подхода к феномену «культура развития» в методологизации, концептуализации, институционализации созидательного подхода к смыслам и реальностям повседневной жизни людей на основе приоритетности культуры жизни и культуры мира, содействующих поступкам каждого человека, учреждающих каждодневно его достоинство, справедливость и правду.

Методологическая схема исследования впервые обеспечивает понимание и концептуали зацию взаимосвязей на уровне слабых взаимодействий (слабых рисков, слабых связей) глобальной среды, регионального контекста и локального институционально-сетевого феномена (как культур ного явления) в условиях реального масштаба (пространства) и времени (см. рис. 2).

Рисунок Взаимодействия в сфере культуры развития Среда изменений Контекст перемен Сфера культуры развития Актуальность и востребованность научной проблемы исследования «культуры развития» для каждого человека, всех народов и государств, современной цивилизации может быть определена как необходимость преодоления всеобщей модели развития для потребления и сверхпотребления с неизбежностью всеобщего антагонистического противоречия, разрешае мого противоборством культуры жизни, культуры мира с культурой войны и культурой смерти.

Таким образом, изучение теории и методологии становления «культуры развития» ре ально вводит различение между культурой жизни, культурой мира и культурой безопасности с противостоящей им культурой потребления, культурой войны и культурой смерти.

В итоге оформляется понимание источника динамики, энергетики и воли как главное ан тагонистическое противоречие между культурой жизни, культурой мира и культурой развития с противостоящей им культурой смерти, культурой войны и культурой потребления.

Рабочая гипотеза автора статьи может быть определена так: летом и осенью 2009 широкий круг российских учёных, экспертов, специалистов, заинтересованных граждан «складывают», обду мывают и обсуждают основы новой методологии и теории культуры развития России, Евразии, со временной цивилизации.

Смысл Великой Победы Я, как автор представленной концепции культуры развития, как и многие другие авторы, убе ждён в том, что самое важное, самое эффективное и самое необходимое для оптимального пре одоления кризиса, для жизнеобеспечения людей и народов после кризиса – это динамичная, надёж ная и востребованная людьми и обществом хорошая методология и теория культуры развития.

Полагаю, что здесь уместно привести размышления известного политолога Николая Василь евича Злобина, директора российских и азиатских программ Института мировой безопасности (США, Вашингтон), по поводу доверия и ответственности в России и США за судьбы мира в 2009 году, в последующие годы. «Складывающийся миропорядок противоречив, – пишет он в своей книге "Вто рой новый миропорядок". – США и России будет непросто защищать в нем свои интересы, тем более что они по-разному оценивают опасность иранской ядерной программы и ядерного терроризма, у них нет согласия по политике в Евразии, энергетической безопасности, роли НАТО и т. д. Имеются раз ногласия и по вопросам демократии и прав человека, свободы слова и развития гражданского обще ства в России. Все это требует честного, пусть и болезненного, обсуждения, а оно невозможно без восстановления доверия между странами, их элитами и обществами. Как этого добиться – главный вопрос. Сегодня создалось своеобразное "окно возможностей" для быстрого качественного прорыва в отношениях. Оно может неожиданно закрыться, а повторится такой шанс еще не скоро»1.

Дополню этот тезис Николая Злобина его суждением, представленным на страницах газеты «Комсомольская правда» в интервью по поводу презентации им 27 мая 2009 года своей книги «Вто рой новый миропорядок» в России. «Сегодня влияние будет у тех стран, которые создадут более при влекательные модели внутреннего развития, – констатирует Н.В. Злобин. – Окончание "холодной войны" никому не принесло пользы. Ни победителям, ни проигравшим. Мы живем в мире лунатиков, которые занимаются экспромтом. Никто не создал привлекательной модели развития. Любое госу дарство, которое создаст эффективную модель, станет гораздо влиятельнее, чем даже Америка»2.

В представленной статье автор предполагает рассмотреть только основные гуманитарные тенденции становления в XXI веке концепции культуры развития человека, общества и государства.

Некоторые особенности и моей гипотезы исследования, и моего подхода к сущности тео рии культуры развития уместно отметить уже во введении к представленной работе.

• Исходное условие теоретического и методологического преодоления глобального кризиса и осуществления благоприятных конструктивных изменений, перемен, культуры разви тия после кризиса – участие самого широкого круга граждан, народа в желательных переменах.

• Главным субъектом создания ключевых смыслов культуры развития с последующим управлением гуманитарными и социальными созидательными изменениями является народ: здесь и сейчас речь идёт о «концерте народов России», «концерте народов Азии, Европы, Евразии и все го мира».

• Автор в своих исследованиях руководствуется геокультурной научной парадигмой и единой гуманитарной парадигмой, основывающейся на существенном единстве геокультуры, геоэкономики и геополитики.

• Особое значение в исследовании обращено на возможность следовать новой модели рациональности – «культурной рациональности». Автор статьи с благодарностью воспринимает трактовку особенностей функционирования модели культурной рациональности, предложенной известным социологом и философом Олегом Николаевичем Яницким. В «российской истории бы ло слишком мало рациональности с большой буквы, – поясняет он: – всё больше "любой ценой и во что бы то ни стало".

Может быть "парадоксальность" русского человека ещё и в том, что в этих условиях он выбирает иную – культурную – форму рациональности? В отличие от научной куль турная рациональность придает равное с нею значение личностному и групповому опыту, включая опыт семьи и прошлых поколений. Концентрируя внимание на восприятии и оценках местных (что не равнозначно понятию "традиционных") групп, адепты культурной рациональности рассматрива ют "неожиданные" для властей или академических экспертов последствия научно обоснованных решений как релевантные для социологического анализа. Соответственно, трактовка адептами культурной рациональности "общественного восприятия риска" иная. Она, находясь за пределами выявленных статистических вероятностей и калькуляций типа риск-выгода, интерпретирует это восприятие как "иную форму рациональности, которая определяется обстоятельствами, в каковых риск выявляется и становится публичным, будь то положение или место индивида в его/её мест ном сообществе или общие ценности последнего. В этом отношении культурная рациональность может быть понята как рациональность социального мира жизни" (Ф. Фишер).

Для моего видения задач исторической социологии принципиально важно, – уточняет О.Н. Яницкий, – что культурная рациональность обуславливает иную логику принятия решений.

Эта логика проявляется особенно тогда, когда население подозревает, что его обманывают или манипулируют его мнением. В подобных случаях население оценивает решения, предлагаемые ему экспертами, опираясь на собственный социальный опыт. Очевидно, что вопрос о доверии здесь является ключевым. Как показывает российский опыт развития социально-экологических конфликтов, чем выше для населения неопределенность ситуации, возможного риска, опыт уже Злобин Н.В. Второй новый миропорядок: Геополитические головоломки. М., 2009. С. 315.

Вандышева О. Китай не станет лидером. А Россия может попробовать // Комсомольская правда. 2009. 27 мая. С. 7.

Концепция культуры развития государства через теорию и практику Заключение В.Н. КУЗНЕЦОВ становления новой архитектуры международной (глобальной) безопасности XXI века понесенных потерь, тем вероятнее, что его поведение и социальные требования будут строиться именно в соответствии с моделью культурной рациональности»1.

• В содержании теории культуры развития, в методологии исследования перемен автор для всех основных гуманитарных тенденций в становлении и стартовом функционировании концепции культуры развития исключительное значение придаёт культуре жизни, культуре мира и культуре безопасности. Именно в таком ключе я понимаю важнейшее замечание, сделанное лидером КПРФ Г.А. Зюгановым 7 июля 2009 года в ходе встречи с президентом США Бараком Обамой. «Я напомнил ему, – сообщает он читателям газеты "Правда", – что два предыдущих системных кризиса капитализ ма закончились двумя мировыми войнами. И сегодня многое будет зависеть от грамотных согласо ванных действий ведущих мировых держав, чтобы мир не сполз в пучину глобальной катастрофы»2.

• На рисунке 2 среда изменений трактуется автором как модель не-Западного миро устройства (на фоне других многочисленных моделей). Контекст перемен трактуется автором как Московско-Шанхайская модель миропорядка (на фоне других моделей миропорядка).

• Среда изменений, контекст перемен, сфера культуры развития трактуются автором ста тьи как нестабильные, возмущённые для 2008–2010 годов ходом глобальной структурной гуманитар ной революции, обусловившей, главным образом, весь глобальный кризис 2008–2009 годов.

2. КУЛЬТУРА РАЗВИТИЯ НАРОДА И ОБЩЕСТВА, РОССИИ КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: ЧТО ИМЕЕМ Для середины июля 2009 года характерен интенсивный обмен мнениями учёных, экспер тов, самих граждан, государственных деятелей о природе и структуре глобального кризиса 2008– 2009 годов. В ходе завершившегося 10 июля саммита G8 в итальянском городе Аквиле лидеры «восьмёрки» вместе с главами ещё 19 государств, вместе с представителями ЕС, Афросоюза и ещё семи международных организаций констатировали наличие всеобщей глобальной угрозы от развёртывания кризиса на всех континентах, которая может сохраниться до конца 2010 года.

Определённо сложилось понимание как в Аквиле, так и на других дискуссионных пло щадках, что действующая модель глобального, регионального и национального развития с ори ентацией на потребление изжила себя и стала одной из существенных причин возникновения и продолжения кризиса.

Известный российский экономист Владислав Иноземцев, применительно к особенностям кризиса в США, предложил конструкт «культура перепотребления»3.

Важно отметить, что российская, европейская, мировая наука уже в июне–июле 2008 го да выявила и стала изучать факторы, инициирующие опасный кризис для всех.

На состоявшейся первой сессии по стратегическому сценированию в г. Модена (Италия) 7– 9 июля 2008 года «Мировые финансы: Новые инициативы» ведущие европейские и российские экс перты обсуждали вопросы позитивных возможностей методологии осуществления самостоятельных и согласованных инициатив России и Италии, финансовые и правовые аспекты и проблемы прямых инвестиций в новые инфраструктурные проекты, преодоления проблем глобального финансового кризиса, выработки новых дополнений в разработанные инициативы «Новый Бреттон Вудс».

Необходимо отметить, что в докладе профессора Юрия Громыко;

в выступлениях профессо ров Валенса Нунцио Роберто, Витанджели Джиорджио, зам. министра финансов Италии (2006– 2008 гг.) Летиери Марио красной нитью представлена методология глобальной безопасности как це лостное воплощение важнейших смыслов: культура, солидарность, честность, законность, благо.

Автор статьи в своих выступлениях по темам: «Справедливость, Правила Игры» (это первая встреча), определял их как узловые точки для создания инфраструктурных платформ, производст венных мультисистем на основе принципиально новых научных решений. Совершенно новое качест во получило звучание категории справедливости в выступлениях известного русского психолога Юрия Громыко, сенатора Педрици Рикардо, ведущего итальянского экономиста Раймонди Паоло, когда речь шла о глобальных проблемах безопасности, влияющих на благополучие и счастье сотен мил лионов людей: сохранности различных пенсионных фондов, операциях с дериватами.

Важно отметить, что сама встреча, сама дискуссия о поиске через «справедливость» но вых подходов к проблемам безопасного мироустройства была организована по инициативе Форума «Диалог Запад – Восток: интеграция и развитие».

Споры о Московско-Шанхайской модели миропорядка, о новой архитектуре и смыслах региональных и глобальной безопасности – отнюдь не виртуальные споры. Речь Яницкий О.Н. Историческая социология: поиск истины // Социологические исследования. 2009. № 6. С. 146, 147.

Зюганов Г.А. «У Обамы есть шанс сделать шаг навстречу России». Лидер КПРФ о встрече с президентом США // Прав да. 2009. 9 июля. С. 1.

Иноземцев В. Тиски для пузырей: Барак Обама предложил миру новый финансовый порядок // Новая газета. 2009.

№ 72. 08 июля. С. 12.

Смысл Великой Победы идёт не только о гуманитарной составляющей, речь идёт о конкретном управлении миром, миро вой финансовой системой.

Что ждёт цивилизацию, мировую экономику, мировые финансы? Как влияет мировой эконо мический кризис на возрастание неуверенности и резкий скачок депрессии населения многих преус певающих стран? Что толкает США к осуществлению авантюрных сценариев, способствующих регио нальным конфликтам, как это было в Южной Осетии? Что делать и каким путём идти в 2009 году?

Эти и другие вопросы сегодня волнуют не только учёных, политиков, но и многие мил лионы людей. Идёт поиск важнейшего для Всех решения. А выход – один. Нужно договаривать ся, нужно искать совместный механизм компромисса. Но Как и по Каким Правилам Игры? Ведь Игроков уже вполне достаточно: США, Евросоюз;

Россия и Китай;

БРИК;

арабский кластер.

Поиски достойных и своевременных путей достижения понимания широкого спектра гу манитарных взаимодействий, уже сложившихся в пространстве и времени оформившихся про блем мира и войны;

экономического и финансового кризиса;

бедности и нехватки продовольст вия;

стремительности негативных изменений климата я и попытался осмыслить в этой статье через социологию культуры развития, культуры мира и безопасности.

Вторая встреча – это моё участие в работе Четвёртой международной конференции «Терроризм и электронные СМИ», которая работала 20–25 октября 2008 года в Пафосе (Кипр).

Вот только некоторые темы докладов, «круглых столов»: «Стратегия развития информацион ной безопасности в мире на ближайшие годы», «Роль СМИ в воспитании толерантности», «Кибертерроризм: реалии и мифы», «Терроризм: освещение электронными СМИ – анализ и обсуждение на основе новостных сюжетов и программ».

Интересен состав (персональный) руководителей этой встречи (см. вставку 1).

Вставка Оргкомитет международной конференции «Терроризм и электронные СМИ»

20–25 октября 2008.

ПАФОС, КИПР Сопредседатели:

Н.Н. БОРДЮЖА – Генеральный секретарь Организации Договора коллективной безопасности В.С. КОЗЛОВ – Заместитель Руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям А.Г. ЛЫСЕНКО – Президент Международной академии телевидения и радио Члены Оргкомитета:

Ю.В. Акиньшин – зам. начальника Управления Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Б.А. Вишняк – президент Межрегионального общественного фонда «Образование в третьем тысячелетии»

А.Е. Джазоян – генеральный секретарь Международной конференции журналистских союзов Л.А. Золотаревский – секретарь Президиума Международной академии телевидения и радио Б.Н. Малахов – Заместитель директора ДИП МИД РФ И.А. Пашинян – Заместитель исполнительного директора МАТР А.В. Шушеров – Начальник департамента управления пресс-службы и информации Президента РФ М. Шиопанис – Президент «MARKOS SHIAPANIS AND Со LTD CULTURAL EXCHANGES, PUBLISHING & PROMOTION»



Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 49 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.