авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК Григорьян Э.Р. СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ В ЭВОЛЮЦИОННОМ АСПЕКТЕ Москва - 2013 ББК 66.4 УДК 3:001.83 ...»

-- [ Страница 2 ] --

В то же время все социальные геномы – совокупности норм, ценностей и правил – содержат и типизацию социальных нарушений и даже классифицируют их как социальную патологию. Это позволяет прогнозировать течение социальной жизни, рассматривать ее устойчивость как отражение не только природных, но и социально средовых закономерностей и вводить процедуры восстановления норм – нормальных социальных взаимообменов.

Зная теорию динамических (социально-генетических) переходов в жизни человека и общества можно достаточно точно определять опасный переходный период у социального организма, выявлять возможность появления следующего нарушения в социальных процессах и использовать профилактическую систему мер восстановления социального порядка. Именно в рамках восстановления порядка можно использовать профилактику многих социальных нарушений, так как она позволяет уже на предварительных стадиях формирования нарушений восстанавливать все эти нарушения и выводить социальный организм в здоровое состояние. Все эти нарушения социальных процессов проявляются не в хаотическом порядке, а большей частью в строгом соответствии с динамическими процессами, (социально-генетическими) протекающими в обществе.

Введем, следуя В.А. Шведовскому2 понятия социальной генетики. Социальный ген – социальный наследственный фактор, функционально неделимая единица социальной наследственности, относящаяся к каждому элементу данного социума, независимо от его общностной или групповой принадлежности. Под социальным генотипом понимается некоторая программа, точнее система программ, обеспечивающая воссоздание через посредство воспроизводственных циклов всего множества значимых для социума ценностей, установок, и иных императивов, и записываемая на основе алфавита символов. Понимая под социальными генами неизбежно воспроизводимые в данном социуме и передаваемые через поколения нормы и ценности поведения, применим их для построения динамической картины социума.

Постулаты теории функционирования социальной структуры Рассмотрим некоторые принципы складывающейся теории.

Шведовский В.А. Особенности социолого-математического моделирования в исследованиях социальных процессов. М., МГУ им. Ломоносова, 2009, - 235 с., с.52, 1. Жизнь социальных организмов ( в том числе и человека) развивается по определенным стадиям согласно социально генетической программе, заложенной в их социальную структуру. В ней заложена нормативная программа его функционирования, начиная от точки образования социальной общности до ее распада.

(Например, тысячелетия назад в узких общинах ессеев начинают формироваться контуры христианских общин). Программа функционирования социального организма охватывает все стадии его развития, начиная с элементарного развития, через условное младенчество, так называемое детство, подростковый период, половозрелый период, зрелый и преклонный до старческого. В соответствии с этой программой, общество не может от условного младенчества перейти к половозрелому, а потом вновь вернуться к подростковому. Таким образом, все человечество на протяжении тысячелетий живет по строго определенной последовательности (этапов) его жизни и эта последовательность отражается в нормативных кодексах и нравах общества.

2. Социально-генетическая программа развития социальных организмов закодирована в виде комплекса приоритетов, статусов, ценностей с нормативными правилами и управляющими идеями, которые контролируются и управляются принципами наследования, преемственности культуры, передачей знаний.

Таким образом, структура общества имеет ценностную основу и соответственно считываться информация с этой структуры должна также ценностным образом. Например, в первобытных или примитивных обществах уважаемые люди – это, как правило, физически сильные люди, вожди - это наглые и агрессивные особи.

Там, где еще не осознан общественный интерес социума, нормы выстраиваются как отражение доминирования физически сильных индивидов. (Племя великанов, как известно, впоследствии вымерло).

3. Между социальными и энергетическими процессами, протекающими в развивающемся социальном организме и социально генетической программой этого развития имеется динамическое равновесие, как в норме, так и при патологиях. Великаны обеспечивали безопасность и получали излишки всей энергетики.

Социально-генетическая программа функционирования социального организма постоянно корректирует синтез тех или иных компонентов и институтов общества с тем, чтобы их параметры полностью соответствовали структуре (социальному геному) данного социального организма и в нем протекали бы специфические социальные процессы. Например, даже нелегитимные формы социального паразитизма также соответствуют структуре социального генома: в одном социальном организме синтезируются воровские кланы и воровская мораль, структура разделения на зоны контроля, в другом формируются общественные ячейки партийно – идеологического профиля, хотя функционально они могут быть идентичными, т.е., выполнять ту же функцию социального устрашения для сохранения своего паразитизма. В общество одного типа трудно внести ячейки из иных общественных структур, организм их отторгает как чужеродные клетки. Несмотря на появление полиции в России, никто не может идентифицировать качественные различия с институтом милиции. Но изменятся структуры только при изменении социально-генетической программы синтеза институтов.

Иногда внешние различия принимают за внутренние, и одинаковые социальные институты объявляют разными. В течение жизни, исходя из заложенной генетической программы человек, может менять свои внешние данные. В детстве малыш больше похож на папу, а затем, взрослея, он больше становится похожим на маму, или родственников. Таким образом, геном человека находится не в статическом состоянии, а в динамическом. Точно так же социальные институты со временем вроде бы меняют окраску, название, получают иные функции, но на самом деле продолжают развертываться согласно заложенной социально-генетической программе и их тождество выявляется позже.

4. Социально-генетическая программа развития социальных организмов ( в том числе и человека) может изменяться под воздействием окружающей среды и нарушенных политических процессов с закреплением этих нарушений в виде особенностей поведения и мышления. Любой живой организм приспосабливается к тем условиям жизни, которые его окружают с последующей передачей этой приспособленности своему потомству. Эта приспособленность закрепляется вначале в виде поведенческого признака. В противном случае, каждый раз новому поколению приходилось бы приспосабливаться к новым условиям жизни заново. Например, человек, привыкший употреблять в больших количествах водку и синтезирующий для ее усвоения в больших количествах соляную кислоту в желудке, закрепляет повышенный синтез соляной кислоты клетками желудка в виде фенотипического признака при переходе от подросткового возраста в половозрелое состояние. Наряду с закреплением нарушений в обменных процессах на генетическом уровне, происходит закрепление и различных внешних проявлений, воздействующих на организм человека. Обычно мы говорим, что человек приспосабливается к местным условиям (климат, температура, высота и т.п.). Но приспосабливается не сам человек, а его организм к этим условиям.

Точно так же в условиях рыночных отношений формируются новые поведенческие признаки, отражающие изменения в структуре общества. Но рыночные отношения, как эволюционно более примитивный уровень или стадия общественного развития, непременно воссоздадут те комплексы поведения, которые были характерны для этих ранних, до-государственных стадий, например, бандитизм, аморализм, упоение обманом, право сильного и т.д.

Некоторые исследователи будут говорить, что имеются те или иные характерные отклонения в социальной структуре, которые вызывают эти нарушения. Однако вместо того, чтобы искать причины формирования этих отклонений, они пытаются убрать из структуры эти отклонения, надеясь тем самым устранить и поведенческие нарушения. Например, как можно взывать к морали, когда аморален весь комплекс ценностей рынка. Если мы поставим в центр этих отношений честного человека, то он вынужден будет сформировать аморальные установки, так как эти отклонения тождественны отклонениям в самом организме, ведь их создает сам социальный организм, и если мы удалим их, они опять возникнут. Поэтому необходимо не "вычищать" поведенческие отклонения, формируемые социальным организмом, а удалять причины их формирования, то есть восстанавливать нарушенные социальные процессы. Возможно, это потребует обращения к социологии международных отношений, ведь ни один социальный организм не существует изолированно, а принимает ту социально-генетическую форму, которая навязывается или которой он бессознательно поддается при внешнем давлении.

Т.е., всегда следует помнить о социально-средовом воздействии на характер принимаемых норм.

После прекращения внешнего воздействия или 5.

восстановления социальных процессов нормального взаимообмена патологический поведенческий признак на следующей стадии развития может быть устранен.

Точно также удаляются фенотипические отклонения, связанные с изменением климата, географическими и иными условиями проживания человека. Вот почему человека тянет на свою родину.

Ведь этого требует сам организм, поскольку условия, при которых сформировался организм человека, являются наиболее оптимальными для него. В молодом возрасте, когда фенотипические отклонения, связанных с переменой места жительства, только формируются, человек легко изменяет место обитания. А вот в пожилом возрасте, когда к многочисленным фенотипическим отклонениям, накопленным за годы жизни, добавляются еще и ценностно-смысловые, расходящиеся с его первоначальным социальным геномом, их человек переносит очень тяжело. Нередко в пожилом возрасте впадают в детство.

6. Длительные внешние воздействия или политические извращения в социальном организме приводят к формированию множества патологических норм-правил, которые теснят и дезорганизуют функции управления социально-генетической программой развития. Теряется самостоятельность политической коррекции и ждут управляющих воздействий извне, т.е., как бы переходят к лечению медикаментами, вместо самовосстановления.

При длительном нарушении политических процессов, например справедливого обмена, могут формироваться, например, поведенческие признаки, характерные для олигархии, затем олигархия овладевает государством и переходит к паразитизму на местной почве, затем паразитизм расширяется и олигархия впадает во внешнюю зависимость от крупных держав, параллельно формируются патологические социальные институты ( проституция, воровство, клановость, мафии и так далее вплоть до смерти социального организма). Таким образом, формирование социально генетической предрасположенности, передающейся детям, будет зависеть от того, в каком состоянии находился социум их родителей.

7. Нельзя останавливать, блокировать социально-генетическую программу развития социального организма. Иначе, он взрывается. Ее можно только замедлить, ускорить, переориентировать.

Поскольку социально-генетическая программа развития находится в постоянном динамическом равновесии, то любое блокирование этого состояния естественно приведет к блокированию функционирования и всего социального организма. Имеются случаи, когда социальный организм под воздействием кардинальных реформ может перескочить через одну обязательную стадию. Например, войти в фазу корпоративных транснациональных организаций, минуя автономизацию экономической деятельности. Но эта новая фаза потребует возврата и воссоздания всех тех ценностных императивов, которые характерны были, например, для феодального общества.

Однако остановить или заблокировать социально-генетический процесс нельзя.

8. В одном социальном организме не длительное время могут функционировать блоки или институты, которые находятся на различных стадиях социально-генетической программы развития или относятся к другому социальному организму. Но при интенсивных взаимодействиях и переходах организм стремится освободиться от чуждых национальных вкраплений или создать единую более общую программу.

Во время процессов перехода социального организма из одного последовательного состояния в другое в нем могут некоторое время функционировать отдельные блоки и институты, находящиеся в разных последовательных стадиях, следующих друг за другом.

Однако в нем не могут функционировать резко различающиеся по уровням развития блоки. Попытки пересадить элементы автономной экономики в общинные уклады ни к чему не привели. Однако по прежнему англичане нам обещают демократию везде и всегда, несмотря, на 60-летнюю монархию ( а, точнее, олигархическую монархию) в своей стране. При этом будут потрачены огромные деньги, а результат, естественно, получат отрицательный. Точно также получаются отрицательные результаты при пересадке морали варварским общественным устройствам и т.д. Со временем социальный организм перестроит внедряемый чуждый институт в подобие своего. Ведь в организме все взаимосвязано и взаимозависимо, и он развивается изнутри.

9. «Особенностью эволюции как социального процесса является историческая необратимость, заключающаяся в росте множества «правил запрета», которые обеспечивают рост асимметрии социума, т.е. ограничения множества «стоков» - зон проявления совокупного эволюционного потенциала, например, запрет на кровосмешение укрепляет демографический потенциал, но сужает брачный выбор… Установлена и другая особенность исследуемого класса социальных процессов – возрастание с течением эволюционного времени сложности социальных связей и отношений»3.

Существенные эволюционные перемены происходят в обществе под действием освоения им инноваций, прежде всего, открытий и изобретений. Почему для развития общества крайне важна атмосфера поощряемой креативности4. (Об этом позже в тексте).

Таким образом, эволюция социальной системы или социального организма есть усложняющийся ряд ее состояний, с присущим им уровнем сложности когнитивных возможностей, позволяющих изобрести, открыть и в необходимой мере дополнить инновациями имеющийся социум. Но не всякий инновационный процесс приемлем для эволюции социального организма. Поэтому важны и разработки критериев приемлемости инноваций5.

Вопросы Социальные нормы в эволюционном аспекте.

1.

Единство природных и социальных трансформаций.

2.

Понятие социальной генетики. Социальный генотип.

3.

Постулаты теории динамических (социально-генетических) 4.

переходов.

Происхождение патологических норм-правил.

5.

Совместимость нормативных блоков в социальном 6.

организме.

Там же, с.78.

Там же с 55.

Там же, с.56.

Лекция 6 Эволюционная теория Ж.Пиаже и нормы В ходе своей практической деятельности люди имеют дело не непосредственно с окружающим их миром, а с репрезентациями мира, с когнитивными моделями и картинами. Представление мира - это его осмысление, интерпретация. Мир различные миры) (или представлены человеку через призму его культуры, в частности языка;

именно метафора является своеобразной "картиной мира", неодинаковой у носителей различных культур или одной и той же культуры в отдельные исторические периоды. По своему происхождению каждая метафора является, в сущности, маленьким мифом.

Истинная решающая сила истории - не армия, не экономика, а способ мышления эпохи (менталитет), т.е. то, что находится внутри человека. Нельзя изменить историческую эпоху (время доминирования определенного способа мышления в обществе), не изменив самого человека, так как она всегда внутри него. Способ мышления эпохи (менталитет) состоит из трех уровней: 1) общелогического (понятия, идеи и их взаимосвязи);

2) этического, нравственного (ценности, нормы и идеалы);

3) практического (опыт как форма знания и идеи как общие представления). На первом уровне идеи, так сказать, упорядочивают понятия, ценности и опыт.

Второй уровень является как бы "промежуточным", опосредствующим звеном, сочетая в себе свойства общелогического и практического уровней - общего и частного. Этический уровень способа мышления как бы "генерирует" практический уровень мышления волевым "стимулятором" - ценностями. Поскольку способ мышления эпохи относится к области "факторов прошлого" универсального типа, то он является одновременно как "накопительным фактором", так и фактором" прошлого, но также и "стабилизирующим "разрушительным".

Способ мышления эпохи (менталитет) - это не некий средний уровень развития мышления в данную эпоху, а определенный тип мышления, влияющий на формирование социально-психологического климата и характера (ментальности) личности или общества.

Мышление первобытного человека не есть недоразвитое мышление варвара, а просто другой способ мышления человека. Способы мышления эпох различаются наличием и отсутствием тех или иных логических понятий в их структуре. Древние греки и римляне не оперировали понятием случайности или оперировали им как признаком отсутствия знания причины. Это понятие было введено в духовный обиход в ходе формирования понятия выбора линии поведения (о свободе выбора поступков писал уже и Аристотель в "Никомаховой этике"), что повлекло за собой новое понимание судьбы. Случайное могло быть результатом незнания последствий поведения и ранее, теперь же появляется реальная и предсказуемая возможность изменения судьбы. Помимо наличия или отсутствия определенных логических понятий, категорий, большое значение имели и определенные логические отношения и связи. Естественно, они зависят от понимания содержания и сущности понятий, известных в данную эпоху. Но от характера отношений и связей зависит не только решение проблем эпохи, но и сам тип способа мышления эпохи.

Способ мышления эпохи формируется исторически, генетически, шаг за шагом. Это происходит в сознании, мышлении индивидов и одновременно - в сознании социума. Эта логическая связь, структура, сложившаяся в сознании людей, затем сказывается на восприятии мира и практическом отношении к нему. Поскольку логические связи воздействуют на практическое отношение человека к миру, а сами формируются как результат развития предшествующего способа мышления, то роль способа мышления в развитии общества не может не быть определяющей. Способ мышления эпохи образует идеальное, смысловое содержание последней. Поэтому об исторической эпохе точнее всего можно судить не по уровню экономики или техники, а по ее способу мышления. Фактически так оно и происходит, когда историческую эпоху оценивают по нравственным ценностям (свобода, равенство и справедливость), не говоря об идеях практических (парламентаризм или абсолютизм и т.д.). Традиционная схема изменения способа мышления от эпохи к эпохе выглядела часто так:

сначала проблема решается стихийно, на практике, а затем уже логически. Тогда в сознании людей формируются новые логические связи, на основании которых человек начинает действовать в дальнейшей своей практике, но эта практика является уже осознанной.

Новый способ мышления эпохи рождается в отдельных, более подготовленных головах, прежде чем стать основой новой практики, новой эпохи часто спустя несколько столетий. Особенно это касается таких, например, сложных логических понятий, как сущность, когда весьма трудно обнаружить изменение способа мышления непосредственно на логическом же уровне в ходе практики "неосознанной". Именно способ мышления разбивает "старые скрижали". Фактором, определяющим выход за пределы "старого опыта", является интеллект - априорная способность мышления человека.

*** Познаваемый мир предстает перед нами в результате активной деятельности нашего сознания. Через конструируемые понятия и представления мы стремимся достичь объективного восприятия вещей. Прогресс в нашем познании мира обязан тому, что наши понятия и представления становятся все более инвариантными относительно все более широких мыслительных операций и преобразований. То, что представлялось устойчивым, неизменным или даже вечным в некоторой рамке мыслительных операций, при ее расширении теряет свою неизменность, становится зависимым от ряда факторов. Но одновременно, в расширенной рамке мыслительных операций возникают свои «вечные ценности», которые оказываются всего лишь частными и условными при очередном расширении интеллектуальных операций. Социальный мир отличается от естественного лишь тем, что для охвата его инвариантов требуются более мощные интеллектуальные средства, включающие рефлексию над познающим умом. Но все законы, выведенные для естественного мира, продолжают действовать и на социальном уровне, хотя часто социальные ученые игнорируют эту проделанную уже работу и предпочитают заново прорубать просеки рядом с проложенными дорогами.

*** Работы известного швейцарского ученого Ж.Пиаже сняли разделение наук на гуманитарные и естественные и ввели неразрывное кольцо взаимопереплетенных дисциплин, состоящих из эмбриологии, физиологии, биологии, психологии, философии, логики, математики и ряда других. Как писал Пиаже: «Моя единственная идея, которую я развивал в различном виде в (увы!) 22-томах, состояла в том, что интеллектуальные операции действуют в качестве единых структур. Эти структуры определяют типы равновесия, к которому стремится вся эволюция: их корни, будучи одновременно органическими, психологическими и социальными, восходят к самому биологическому морфогенезу»6. И далее: «Этот закон эволюции, доминирующий надо всем умственным развитием, соответствует, без сомнения, определенным законам структурирования в нервной системе, которые интересно было бы сформулировать в терминах качественных математических структур (группы, решетки и т.д.). Я надеюсь когда-нибудь доказать наличие связей между умственными структурами и стадиями развития нервной системы и создать ту общую теорию структур, к которой все мои предыдущие работы являются лишь введением»7.

Пиаже выдвинул гипотезу, что наука также может рассматриваться с генетической точки зрения, как эволюционный процесс, и что научный взгляд на природу реальности является следствием установления равновесия, а не постепенным открытием все большего числа «истин». Это утверждение может быть обращено и к самой социологии, совершенствующейся не в связи с новыми социальными явлениями, а вследствие роста интеллекта и более глубокого понимания предыдущих явлений.

Пиаже ставит вопрос о переходе от описания фактов и стадий развития к нормативным, логико-эпистемологическим представлениям, подчеркивает неразрывность нормы от ее генезиса.

Для него факт - провозвестник нормы, а норма - лишь устоявшийся факт.

Существуют связи между нормами и психологическими фактами. Так открытие или построение нормативных систем связаны с определенной умственной деятельностью субъекта, который дедуцирует или открывает законы;

обратно, само применение норм, их представление в уме субъекта, специфически проявляется в умственных операциях. Кроме того, можно показать, что представления и поведения, связанные с нормами, претерпевают в онтогенезе определенное развитие.

Рiaget J. L’epistemologie genetique. P.:PUF, 1979. – с.21.

Там же, с.23.

Центральные положения его теории концентрируются вокруг темы отношений между нормой и фактом. В области познания, например, нормативные системы образуют логика и математика;

их истины, теории вытекают из применения к некоторым "первым истинам", аксиомам, строго определенной процедуры вывода.

Нормативным истинам противостоят так называемые опытные или "констатируемые" истины, например, физические законы. Эти два независимых типа знания несводимы друг к другу: опытные истины (физические константы) не могут быть получены путем чистой дедукции, без обращения к наблюдениям. Следовательно, их происхождение нельзя приписать разуму субъекта.

Однако, несмотря на эту несводимость, оказывается, что физические феномены могут быть описаны и предсказаны математическими моделями, элементы которых вырабатываются зачастую абстрактным логико-математическим мышлением за годы и века до нахождения их физической интерпретации. Опираясь на эту мысль, аналогично можно моделировать и предсказывать и социальные явления за годы и столетия до их осуществления. В китайской литературе, правда, говорится о прогнозах аж на 10 тысяч лет вперед.

Нормативные системы, регулирующие взаимодействие субъекта с физической или социальной реальностью, существуют во всех областях жизнедеятельности. Эти нормативные системы, по Пиаже, везде имеют одну функцию – адаптацию. Существуют, как считает Пиаже, общие механизмы образования и совершенствования этих систем (механизмы увеличения, роста знания). Последний вопрос Пиаже и пытается исследовать с помощью методов психологии, логики и истории науки.

Основной механизм, который регулирует отношения между биологическими структурами в адаптированном организме и норма тивными структурами в связной когнитивной системе, - это равно весие, или уравновешивание (Пиаже подчеркивает кибернетический смысл этого понятия, т.е. осуществление регуляции на основе обратной связи).

Динамическое взаимодействие этих двух сторон характеризуется понятием уравновешивания, которое может отсутствовать или достигать большей или меньшей степени полноты по мере развития, совершенствования структур мышления. Так, в когнитивной сфере уравновешивание связывается Пиаже с появлением обратимости мысли, т.е. способности к такому умственному действию, при котором, отправляясь от результатов первого действия, человек выполняет действие, симметричное по отношению к нему, причем эта симметричная операция приводит объект в исходное состояние ("группировка" умственных операций). Аналогично освобождение от "эгоцентризма", т.е. спонтанной познавательной позиции субъекта, в которой он не осознает свою слитность с актом восприятия или мышления, и "децентрация" как переход на позицию, максимально независимую от субъективной точки зрения, предполагают уравновешивание как возможность логически компенсировать искажение, вносимое собственной позицией когнитивного субъекта по отношения к объекту.

Генетической же основой этих структур, а также гарантией соответствия научного знания действительности является, в конечном счете, логико-математический опыт индивида (или окружающего его социума), который совершенствуется при помощи механизма уравновешивания.

Основной вопрос теории Пиаже состоял, как пишет его последователь Л.Апостел, в том, "не есть ли homo sapiens организм, начавший сознавать (посредством взаимодействия со средой) базисные свойства жизненной организации, которые не изменялись от одноклеточных до человека, используя средства самоорганизации как средства мышления»8. Положительный ответ Пиаже на этот вопрос, считает Апостел, можно продолжить и далее, ибо он подразумевает, что "свойства самоорганизации органической материи воспроизводят свойства самоорганизации Вселенной как таковой9.

Ароstel L.The future of Piagetian logic//. Rev.intern.de philosophie.- Bruxelles, 1982. - А.36, N 142/133. - Р.578.

Там же, сс. 578-579.

Идея самоорганизации и становится парадигмой современного научного мышления. Исследования И.Пригожина, Ж.Пиаже и других ученых в этом направлении вносят вклад в формирование целостной картины Вселенной на различных, но взаимосвязанных уровнях ее организации. В этой картине должны занять свое место "порядок" и "хаос" - как и человеческий разум, стремящийся осознать "порядок" и предотвратить «хаос".

Осознание имплицитных законов индивидуального мышления и общественное согласие на их возведение в ранг правил игры и совместного поиска истины "превращают простые функциональные равновесия, имманентные всякой мыслительной и витальной деятельности, в нормы в собственном смысле слова". Механизм этого превращения есть уравновешивание социальных обменов, логика которых представляет лишь некоторые особенности.

Пиаже переходит к разработке эпистемологии 3десь общественных наук (номотетических), которая оказывается единой и внутренне связанной с эпистемологией наук естественных. Если элементами структур психологического поведения индивидов являются действия и их интериоризации в интеллектуальных операциях, то элементами системы социальных поведений являются интеракции между индивидами. Социальная интеракция представляет собой обмен поведениями, организуемый тремя основными факторами: I) системой ценностей (она определяет оценивание терминов обмена);

2) системой правил (норм) обмена и 3) системой знаков, выражающих правила и ценности. Эти 3 системы продолжают в социальном плане индивидуальные поведения, где потребности и интересы (источник ценностей) осуществляют регулирование и контроль за функционированием, правила соответствуют структуре, а знаки - внутреннему представлению.

Генетическая эпистемология рассматривает правила (нормы) обмена в разных областях (социология, мораль, юридические обмены и т.п.) как внутренне связные и адаптированные (в смысле реализации ими определённой системы ценностей) системы. Принятие этих систем может вытекать из одностороннего принуждения или взаимного согласия. Во втором случае этические, юридические или логические системы становятся собственно нормативными, а структура их равновесия - структурой группировки. ( Конструкт группировки предполагает, что композиция операций соответствует возможности координировать действия;

обратная операция, позволяющая в точности вернуться к начальному состоянию, выражает обратимость мышления;

идентичная операция, оставляющая неизменным объект, обеспечивает идентичность объектов мышления;

наконец, ассоциативность связана с возможностью для мышления действовать "обходными путями' приходить к тому же результату различными способами).

Конечно, реальное мышление, не разделяющее столь формализованных подходов, упорно руководствуется содержанием, а не дедукцией по чисто логическим критериям, и оказывается поэтому в весьма значительной степени неформализуемым. Более того, наличие множества ассиметричных норм, далеких от равновесия и подавляющих все гуманное в человеке, свидетельствует о еще достаточно долгом пути к общественному согласию. Но работы Пиаже - серьёзный шаг в сторону выяснения логико-математической природы мышления и, возможно, её "веса" в реальном мышлении. Получается, по Пиаже, что нормами в подлинном значении могут быть только положения, которые согласуются с логикой и здравым смыслом.

Следовательно, все нормы, которые с ними не совместимы, можно смело назвать патологией в социальном смысле и наметить пути лечения этих патологий в общественном сознании. Например, выставление министерством-ведомством заведомо невыполнимых норм в любой деятельности, скажем в бизнесе или организации вуза, сразу же плодит множество рэкетирских или прямо разбойничьих организаций, которые ставят целью грабеж и шантаж всех доступных им организаций. Все они – равно уязвимы, и их беспомощность коренится в патологических нормах-правилах, установленных хищными и примитивными общественными созданиями.

Пиаже не только нашёл способы описания, но и попытался построить широкую теорию генезиса своих структур. Понимание их как универсальных структур разума, а последнего как определённого высшего из известных) способа приспособления (пусть уравновешивания, обусловило то, что генезис Пиаже охватывает всю область "приспособительного" обмена между организмами и средой от простейших до человека, Эпистемология Пиаже идет через естественные науки к социальным, она оказывается всеобщей не только в силу логико математического характера структур, но и в силу как бы "взгляда из космоса" на все явления жизни на земле, главное из которых – развитие, развертывание разума, его эволюция во вселенной;

взгляда, который у Пиаже назван эпистемологическим ( т.е., теоретико-познавательным) и который необходимо понимать как попытку понять организационные формы, общие всему живому.

Опираясь на работы Пиаже, мы смоделировали ряд иерархически возвышающихся пластов сознания (на базе логико математических группировок), отражающих интеллектуальные особенности, присущие как индивидуальным способам мышления, так и историческим цивилизациям. С помощью этих, выделенных нами четырех основных ментальностей, типологизирующих все разнообразие культурных и познавательных установок, можно схематически представить разные виды взаимодействий между социальными субъектами – цивилизациями, народами, индивидами - и ввести некое упорядоченное поле норм даже в международные отношения. Иерархически усложняющиеся ментальности выступают эволюционно развивающимся механизмом уравновешивания взаимодействий со средой, частью которой является и социальная сфера.

Вопросы Уровни способов мышления (менталитета).

1.

Понятие инвариантности, устойчивости норм.

2.

Соотношение нормы и факта.

3.

Профилактика социальных патологий.

4.

Наука (социология, в том числе) как эволюционный 5.

процесс.

Идея самоорганизации как парадигма современного науч 6.

ного мышления.

Общие механизмы образования и совершенствования 7.

нормативных систем.

Лекция 7 Золотая пропорция как основа социального порядка Золотую пропорцию толкуют по-разному. Для кого-то это просто корень простейшего квадратного уравнения. Для других – определённые свойства геометрических фигур (отрезков, звёзд, спиралей, свастик, многогранников). Для третьих – это основа для построения очень серьёзной математической теории, например, групп Фибоначчи в пределах общей теории групп. А для кого-то – это одна из пропорций, используемых при создании, реконструкции и описании произведений искусства: храмов, скульптур, архитектурных ансамблей, художественных фильмов, музыкальных и словесных текстов.

Золотое сечение и структуры с ним связанные (числа Фибоначчи, числа Люка, дочерние, «внучатые» и «дружественные»

структуры) образуют ядро математики гармонии, которая бурно развивается в последние годы.

Наряду с математическим толкованием золотого сечения, в современной культуре широкое хождение имеет и житейское понимание этого феномена. Смысл его весьма расплывчат и текуч. С ним связывается нечто гармоничное, соразмерное, правильное, красивое, возвышенное. В сущности, такое понимание ничем не отличается от того, которое соотносится с обычной «золотой серединой». А для многих это просто красивое словосочетание, за которым скрывается что-то таинственное и не очень понятное.

Однако последние изыскания в области социологии показали, что и в повседневных отношениях золотая пропорция играет важную роль.

Вспомним, как формулируется золотое сечение: «целое так относится к средней части, как средняя часть относится к малой». В такой, неколичественной своей форме золотое сечение лежит в фундаменте многих социальных структур. Как формировалась средневековая иерархия? Сюзерену подчиняется вассал, который, в свою очередь, имеет своего вассала. Из исторических описаний этих взаимоотношений ясно вырисовывается подобие отношений первого и второго уровней. Отношение вассала к своему вассалу было схоже с отношением к нему сюзерена.

А разве не происходит так и во многих современных иерархиях? «Как начальник ко мне, так и я к тебе» - очень популярный принцип бюрократических организаций. В современных социумах, эта пропорция выступает в своей методической части как совокупность правил, методов и приемов, с помощью которых поддерживается иерархия. Точно те же приемы, спускаясь сверху вниз, обнаруживают распространенность золотого сечения и в обыденных взаимоотношениях людей. «Пусть бог так же отнесется ко мне, как и я к тебе». Более того, именно на соблюдении золотого сечения построена конфуцианская этика, имеющая силу и в современном Китае. Конфуций делал упор на воспитании элиты по «законам неба», которые спускаясь от элиты вниз к простолюдинам, формируют этику общества.

Говоря современным языком, поведение людей имеет фрактальный характер. На протяжении столетий приверженцы какой то религии или этики многократно прилагают их рекомендации ко всем разнообразным социальным обстоятельствам, превращая социальную реальность в поле действия данных операторов – религии или этики. Одна из разновидностей этих фракталов представлена золотым сечением. Если социология внимательно присмотрится к практическим результатам этих операторов, то неизбежна оценка их эффективности и отклонение тех или иных по рациональным соображениям.

Вся история международных отношений свидетельствует, что мировая арена не позволяет сосуществовать двум различным иерархиям. Каждая из них, имея свои внутренние пропорции, несовместима с другой. Вечно текущая война между иерархиями ослабляется только тогда, когда одна иерархия становится внутренней частью другой, встраивается как ее естественная часть.

Но это возможно только, если включающая иерархия обладает более высоким уровнем духовного и интеллектуального развития и большей универсальностью. Иначе - сопротивление и непрекращающиеся попытки выхода за пределы этой иерархии, или стремление ее оседлать по праву более развитого элемента.

В многоэтничных обществах субиерархии строятся по разным основаниям, и строго говоря, не могут быть принципиально совместимы. Арсеналы методов поддержания иерархии у разных этносов отличаются, как и их уровни инвариантности. Поэтому, степень силы-власти, удерживающая такие несовместные структуры должна быть максимальной. Одновременно, растет и степень жесткости-жестокости в таких образованиях, приближая их конец и распадение на естественные иерархии, гомогенные по арсеналу методов. С ростом миграции в ряде регионов мира – из Северной Африки и с Ближнего Востока в Европу, из Латинской Америки и Карибского бассейна в США и во всё большей степени из Юго восточной Азии в северные регионы – большее количество стран будет становиться полиэтничными и столкнётся с проблемой интегрирования мигрантов в свои сообщества при уважении их этнической и религиозной самобытности. Это вызовет дальнейшее напряжение и скачок социального развития в этих странах, либо приведет к тоталитарности режимов и появлению жестких иерархий.

Многие табели о рангах, начиная с христианских «небесных ступеней» и до современных государственных чиновничьих разрядов подспудно содержат опору на те же соотношения верхнего и нижнего уровней, которые в логике и философии получили выражение «мета».

Т.е. последующий этаж владеет всеми навыками и инструментами предыдущего, но еще и способен осознавать границы, контекстуальность, условность и относительность диапазона навыков предыдущих уровней. Или иначе, навыки предыдущего уровня не инвариантны относительно более широкого горизонта видения, который присущ последующему этажу. Иначе говоря, то, что предыдущий уровень воспринимает за «святую правду» по своей простоте душевной, является элементом манипуляции с точки зрения последующего уровня. Но этот переход является именно мета переходом, поскольку по закону экономии сил, он не вносит ничего нового, только переводит старое содержание на более высокий уровень, что и есть иное выражение золотой пропорции. Вспомним, сложение сложений равно умножению, умножение умножений равно возведению в степень, мышление мышления равно философии, наука о науке равно методологии науки и т.д. И здесь можно увидеть знакомое золотое правило: «методология науки так относится к науке, как наука к своему объекту».

Переводя математические результаты в форму социального поведения, получаем, что каноническим, образцовым поведением, к которому в конечном счете обратятся во всех социально сопряженных взаимодействиях10, будет такой поступок (действие, а не слово), который на единичной шкале, символизирующей сопряженное взаимодействие, выстраивает золотую пропорцию. Т.е., условно говоря, делит этот отрезок на части, составляющие золотую пропорцию. Например, в медицинской сфере это могло бы звучать следующим образом: «Вся медицинская сфера так относится к этому врачу, как этот врач отнесся к данному больному». В отличие от известного «золотого правила» этики и христианской Нагорной проповеди, где речь идет о простой симметрии, в оценку поступка и его канонизацию вовлекается вся область конкретных сопряженных взаимодействий. Социум здесь – верховный судья, альфа и омега всех поступков. Корпоративная этика могла бы многое почерпнуть из вариаций выведенного нами канонического социального действия (КСД - назовем его так).

Приведем еще пример из библии11. У вдовы, которая приютила Илию-пророка, заболел сын, и вдова возопила: «Что мне и тебе, человек Божий? ты пришел ко мне напомнить грехи мои и умертвить сына моего?». Илия взял сына с рук ее, и понес в горницу, где он жил, и положил его на свою постель. «И воззвал он к Господу, и сказал:

Господи, Боже мой! неужели Ты и вдове, у которой я пребываю, сделаешь зло, умертвив сына ее?». 22. «И услышал Господь голос Илии, и возвратилась душа отрока сего в него, и он ожил».

Илия обязал Господа отнестись хорошо к вдове, потому что вдова отнеслась лично к нему — Илии — хорошо. Если переведем эти отношения в пропорцию, то получим: В: И = Г: В. Т.е, вдова так же хорошо относилась к Илие, как и Господь должен отнестись к ней.

Или, несколько иначе, Господь должен так же отнестись к вдове, как она отнеслась к Илие: Г:В =В:И. И так и так, получаем золотую пропорцию.

В повседневной жизни эти пропорции столь многочисленны, что мы их не замечаем, но сильно расстраиваемся, если они нарушаются.

Например, в вышеприведенном случае, вместо Господа может фигурировать любой персонаж, друг, родственник, какой-то коллектив и т.д., которого мы обязываем хорошо относиться к тому человеку, О социально сопряженных взаимодействиях см. Григорьян Э.Р. Интеллектуальные основания социального порядка. М., ИНИОН РАН, 2009, 195 с., с.38.

"Ветхий Завет". Книга Царств III, Глава 17, 10-22.

который хорошо отнесся к нам. Так, благодаря золотой пропорции, возникает, ширится и умножается социальный капитал и поддерживается социальность.

Если же вдова отказала бы Илие в куске хлеба, то не исключен вариант, что Илия призвал бы Господа наслать все беды на голову этой вдовы, именно из-за такого отношения к страннику. Та же золотая пропорция, но уже выступает в качестве предостерегающей санкции, предотвращающей недобрые взаимоотношения.

Обращаясь к устойчивости общества, к прочности, неконфликтности взаимоотношений, мы видим, что наилучшей защитой во взаимоотношениях слабого с сильным, попыток установления внешнего управления и многих иных взаимодействий является принятие слабым позиции, близкой к точке золотого сечения, к которой, как к наиболее устойчивой точке, рано или поздно, скатятся волны взаимодействий. В медицинском случае, больной должен держаться так, чтобы ни в коем случае не поставить под сомнение или поколебать статус врача в окружающем медицинском сообществе. Из практики известно, что больные стараются не только не нарушать это правило, но даже заходят очень далеко, льстя и подыгрывая самолюбию врача.

Из синергетики мы знаем, что структуры, относительная энтропия которых достигает одного из значений золотых пропорций, обладают способностью аттракторов «притягивать» к себе другие структуры и, наделяя последние присущими им качествами, придавать таким структурам собственные черты, преобразовывать их порядки, распределение субстрата, связи и отношения под свойственный им канонический типаж. Системы с такого рода структурами организованы наиболее рационально и функционируют с минимумом энергетических издержек и других непроизводительных затрат ресурса, от которого зависит их существование. А это и есть ни что иное, как состояния структурной и функциональной гармонии, равнозначные неравновесной устойчивости самоорганизующихся, эволюционирующих систем природы, общества, человеческого интеллекта. И кто знает, не эти ли «божественные законы» были некогда установлены в древней Аратте? Через Пифагора, имеющего халдейское происхождение, и унаследовавшего эти знания от жрецов древней Аратты - халдейских общин, эти тайны древней цивилизации были переданы грекам и донесены до нас.

А сегодня имеет смысл наряду с фигурами экономики и политических хитросплетений присмотреться и к этим золотым пропорциям, в которых раскрываются секреты справедливого устройства общества.

Вопросы 1.Суть золотой пропорции.

2.Социальные иерархии и принцип мета-перехода.

3.Золотая пропорция как источник норм.

Лекция 8 Нормативность и социальный порядок Каждая нормативная система обеспечивает адаптивность к той окружающей среде, в которой она реализуется. Это означает, что в целом она изоморфно отражает интенции и представления участников о должном и желательном поведении друг с другом. Этот изоморфизм свидетельствует, по Пиаже, о "функциональной непрерывности между жизнью и мышлением", т.е. нематериальные, виртуальные структуры, подчиняющие себе действия индивидов, вырастают из самой логики общественной жизни. Поэтому, во всех случаях - рассмотрения биологической эволюции, интеллекта, социальной жизни и т.п. - речь идет о необходимости объяснения закономерностей формирования нематериальных структур, которые являлись бы одновременно внутренне связанными – логически непротиворечивыми для их пользователей - и адаптированными к более широкой внешней социальной среде. Адаптированность означает определенное равновесие обменов между общностью с данной нормативной системой и внешней средой, которое в социобиологическом плане (выживаемость в широком обществе) достигается благодаря интеллектуальной деятельности по созданию эффективных когнитивных систем - нормативных систем, обеспечивающих конституирование инвариантов и операций мышления.

Центральная проблема нормативности состоит в том, чтобы определить, на чем основана валидность отдельной нормы или непротиворечивость всей нормативной системы в целом – это логический аспект поведения, а, с другой стороны, определение: с помощью каких умственных механизмов нормы реально функцио нируют в мышлении (психологический аспект). Эти две различные проблемы - логические основания, с одной стороны, и причинное объяснение, с другой,- соответствуют двум различным методам дедуктивному анализу и констатации наблюдений и опыту.

Существуют связи между нормами и психологическими фактами. Так, открытие или построение нормативных систем связаны с определенной умственной деятельностью субъекта, который дедуцирует или открывает законы;

обратно, само применение норм, их представление в уме субъекта, специфически проявляется в умственных операциях. Кроме того, можно показать, что представления и поведения, связанные с нормами, претерпевают в онтогенезе определенное развитие. Например, нормативный статус симметрии, проявляющийся в подражании и имитации взрослых у детей, требует дополнительного вмешательства, чтобы погасить первоначальную симметрию норм, - «как ты делаешь, так и я» - и ввести коррективы, связанные с поведением детей этого возраста.

Пиаже в своих работах показывает путь, который с необходимостью ведет от первых - психологических фактов, ко вторым - нормативным структурам, путь, который находит свое выражение в законе рационального конструирования. «Психическая жизнь... начинается с функциональных взаимодействий, т.е. с того момента, когда ассимиляция не изменяет более ассимилируемые объекты физико-химическим образом, а включает их в формы своей собственной деятельности (равным образом можно сказать, что она начинается с того момента, когда аккомодация влияет только на эту деятельность)... Все развитие психической деятельности от восприятий и навыков к представлениям памяти вплоть до сложнейших операций умозаключения и формального мышления является, таким образом, функцией от все увеличивающихся масштабов взаимодействий и тем самым функцией от равновесия между ассимиляцией организмом все более и более удаленной от него действительности и его аккомодацией к ней. И именно в этом смысле можно было бы сказать, что интеллект с его логическими операциями, обеспечивающими устойчивое и вместе с тем подвижное равновесие между универсумом и мышлением, продолжает и завершает совокупность адаптивных процессов»12.

Импликативные системы индивидуального мышления в состоянии равновесия группировки) (сформировавшиеся сопровождаются чувством логической необходимости или очевидности. Но речь идет здесь только о необходимости субъективной природы, которая превращается в нормативную необходимость, объективную в своем роде (т.е. независимую от индивидуальной субъективности), только будучи включена в сеть социальных обменов. Т.е., уверенность в правоте собственного поведения, опирающегося на осознанную норму, должна быть Пиаже Ж. Избранные психологические труды. - М., 1969,с.67.

разделена и с остальным сообществом. Осознание имплицитных законов индивидуального мышления и общественное согласие на их возведение в ранг правил игры совместного поиска истины "превращают простые функциональные равновесия, имманентные всякой мыслительной и витальной деятельности, в нормы в собственном смысле слова"13. Механизм этого превращения есть уравновешивание социальных обменов, логика которых не претерпевает сильных изменений в разных сферах.

Правила обмена в разных областях (социология, мораль, юридические обмены и т.п.) являются внутренне связными и адаптированными (в смысле реализации ими определённой системы ценностей) системами. Принятие этих систем может вытекать из одностороннего принуждения или взаимного согласия. Во втором случае этические, юридические или логические системы становятся собственно нормативными, а структура их равновесия - структурой группировки (математическое понятие).

Не существует также априорных или врожденных когнитивных структур;

наследственным является лишь функционирование интеллекта, которое порождает структуры только через организацию последовательных действий, осуществляемых над объектами.


Отсюда следует, что познание может лишь основываться на «конструктивизме» т.е. на длительной выработке новых операций и структур. Основная проблема, следовательно, заключается в том, чтобы понять, как осуществляются такие действия и каким образом они, не будучи результатом предопределенных заранее конструкций, становятся в процессе развития логически необходимыми.

Этот механизм, доступный наблюдению с момента своего возникновения, является универсальным и встречается на различных уровнях научного мышления. Роль ассимиляции здесь сводится к тому, что нечто «наблюдаемое в опыте», т.е. некоторый «факт», всегда интерпретируется параллельно с его расшифровкой: для этого всегда с самого начала требуется использование логико математических рамок — таких, как установление связи или соответствия, смежности или разделения, навешивание кванторов «больше» или «меньше», ведущих к понятию меры, — короче говоря, всей концептуализации, присущей субъекту и исключающей Рiaget J. L’epistemologie genetique. P.:PUF, 1979. Vol. 5, с.324.

существование чистых «фактов», равно как и фактов, целиком внешних по отношению к активности субъекта;

и это тем более справедливо, поскольку субъект должен варьировать наблюдаемые феномены, чтобы их ассимилировать.

Сформулируем формальные условия конструирования норм, устойчиво поддерживающих социальный порядок. Главным элементом социального порядка, фиксируемым в культуре, выступает совокупность симметричных отношений, или просто симметрий. Под симметриями подразумеваются многочисленные социальные нормы, естественно вырастающие из оборачиваемости отношений.

Например, «как ты ко мне, так и я к тебе», принцип тальона, всевозможные формы поведения, поддерживающие равновесие индивидов, их равный статус и взаимное уважение. Эти симметрии практически не нуждаются в обосновании, воспринимаются как очевидные и составляют содержание многих этических, религиозных и юридических систем.

Между симметриями устанавливаются координационные отношения, которые образуют связные совокупности, отличающиеся уровнем сложности и соподчиненностью. Например, соседские отношения представляют собой очевидную взаимную симметрию, как в позитивном, так и в негативном аспектах. При этом важно, чтобы цепочки комбинаций, устремленных во взаимопротивоположных направлениях, уравновешивали бы друг друга по силе рефлексивных манипуляций.

Фрактальное исполнение этих симметрий, т.е. многократное их повторение, приводит к циклам, которые могут закручиваться в порочные круги, ведущие к тупикам взаимоотношений. Например, чересчур любезные отношения между соседями, могут исчерпать их материальные и душевные ресурсы, что может привести к охлаждению, а затем к переходу в противоположный аспект.

Негативные отношения, переходя в военные действия, приводят либо к установлению асимметрии как реализации права сильного, либо потребуют обращения к третейскому суду, что вызовет к жизни симметрии уже более высокого уровня сложности. Эти наблюдения над фрактальным исполнением симметрий в реальной жизни дают начало более глубоким выводам и, соответственно, расширяют когнитивные рамки симметрий.

Отношения асимметрии как неравновесные отношения должны поддерживаться силой точно также, как более короткое плечо требует приложения большей силы для установления равновесия. В социальном плане эта сила может выражаться материальным, политическим, физическим административным преимуществом или большим знанием, опытом, авторитетом и т.д. Но обязательно должно быть некое преимущество, позволяющее стабилизировать асимметрию на некоторое время. Как только эта сила уменьшается, в той же степени выравнивается или исчезает и асимметричность отношений. Одновременно, ликвидируются двойные стандарты в отношениях сильного и слабого. Сила олицетворяет искусственность или незавершенность порядка, так как симметрии не надо учить и не надо ее навязывать, она так же естественна, как и морские волны при ветре. Тогда равновесие выступает как потенциальное и реализуется через взаимные реакции. Например, еще древние индусы считали, что каждое несбалансированное действие, т.е. действие, вытекающее из идентификации только с одной стороной полярности, создает равновеликую и противоположную реакцию, ведущую к восстановлению равновесия.

Поскольку действия приводят к изменению обстоятельств, то учитывая эффект защиты от производимых действием изменений, можно сказать, что ситуация, в которой находится индивид (любой общественный субъект), создана скрытыми или явными следствиями его прошлых действий, мыслей и эмоций. Включаясь в ситуации, отождествляясь с ними, или принимая те или иные цели, он приходит к соприкосновению с «другой стороной» своих действий. Поэтому неблагоприятные ситуации создаются самим действующим, его бессознательными действиями. Когда действующий достигает интеграции, т.е. интегрирует в себе все полярности, тогда он свободен от своих несбалансированных реакций, ведущих к столкновению оппозиций. Тогда он свободен и от причин и следствий, т.к. его действие не будет вызывать защиту у другой стороны. Действие будет вне оппозиций.

Но если сила превышает определенный порог, то симметрия опрокидывается, невозможно каким-то взаимно удовлетворяющим способом осуществить трансакции. Как говорят китайцы, «когда порядок и смута в равных долях, невозможно установить твердый порядок». Иными словами, если сила симметрии равна силе асимметрии, то никакого сносного порядка быть не может.

Устойчивость социального порядка обеспечивается устойчивостью элементарных взаимодействий. Их устойчивость предполагает, что последствия этих взаимодействий таковы, что индивиды склонны к их повторному воспроизведению.

Взаимодействие обмена - ключевое понятие социологии и основной элемент общественной жизни. Причем, взаимодействие обмена в этой модели может быть расширено и до взаимных коммуникаций, а также социального и даже интеллектуального общения.

Любое взаимодействие обмена между двумя индивидами ( шире, любыми субъектами) A и B предполагает четыре момента, которые могут быть выражены на языке переменных.

1) Индивид А оказывает действие Ra ( что-то дает или отнимает, хвалит или критикует, поддерживает или подавляет, или проводит рефлексивный трюк) на B, (или B оказывает действие Rb на A);

2) Это вызывает у B (или у A) положительное «+», отрицательное «-», или нейтральное «0» чувство (удовлетворения или злости, благодарности или мести), которое мы назовем Sb;

3) Это чувство обязывает B к взаимному отношению к А (тут возможна инверсия между А и В, т.е. они меняются местами), или, другими словами, формируется установка В по отношению к А, которую обозначим как Db;

4) Эта установка, которая может ощущаться как долг благодарности, доверие или обязательство, или в негативных терминах как враждебность или антипатия составляет потенциальный (запасенный) виртуальный ресурс (инвестицию) «+» (или антиресурс (кражу) «-») для A, ожидающего компенсационного действия Va (или Vb для B). Компенсация дополнительно может быть установлением социальной связи (выражением благодарности), что само по себе может являться ожидаемым компенсационным результатом (например, в случае подарков).

Таким образом, действие Rа создало - Sb -Db = Va как инвестицию А. Так можно управлять врагом, формируя его реакции.

Теперь А может воспользоваться или учесть запасенный и пока виртуальный свой ресурс, находящийся у В.

В зависимости от намерений А реакция В может быть предвидимым шагом в двухходовке, которую А разыгрывает, чтобы переиграть В. Об этом В может узнать только после заключительного хода А, и после этого В может кардинально изменить свою установку.

В свою очередь В реагирует согласно чувству Sb, установке Db и накопленному ресурсу Va и совершает действие Rb, которое порождает у А чувство Sa, влекущую установку - Da. Последняя является ресурсом (положительным или отрицательным) у В и обозначается как Vb. Понятно, что если накопленные ресурсы взаимно нейтрализуют друг друга, т.е., что ожидал, то и получил, то стороны останутся в равновесном состоянии Тогда условия равновесия для произвольного взаимодействия обмена будут таковы:

Прежде всего, необходимо, чтобы между A и B существовала общая шкала величин, делающих оценки Ra и Va сравнимыми с оценками Sb и Da. Равновесие достигнуто, если имеется (приблизительная) эквивалентность:

Уравнение I: (Ra = Sb ) + (Sb = Db ) + (Db = Va ) = (Ra ~ Va ) и, обратно, : (Rb = Sa ) + (Sa = Da ) + (Da = Vb ) = (Rb ~ Vb ) Т.е., виртуальные величины Db, и Va рано или поздно ведут к реальным величинам Rb, и Sa.

А также в случае:

Уравнение II: (Va = Db) + (Db = Rb) +( Rb = Sa) = (Va = Sa).

Наконец, равновесие предполагает, что можно обратить порядок двух серий:

Уравнение I' : (Rb = Sa= Da = Vb ) и Уравнение II' : (Vb = Da = Ra = Sb ) Если последствия взаимодействия Sb позитивны для В и В действует по принципу «долг платежом красен», то естественно ожидать возникновения устойчивого состояния мира при выполнении вышеуказанных условий (см.рис.1). Если Sb негативно, то устойчивое состояние войны (см.рис.2) возникает, если В готово ответить «ударом на удар», т.е. возможна постоянная готовность к негативным последствиям взаимодействия и совершение аналогичных действий.

Но здесь вклинивается момент адекватной интерпретации действий, точное понимание намерений и стратегий действующих лиц. Манипулятивное управление может предполагать предварительное установление доверия к одной из сторон, которым далее она воспользуется как активным ресурсом для враждебных действий, хотя другая сторона все еще может интерпретировать взаимодействие в терминах мира.


Как известно, войну легче начать, чем остановить, поэтому наибольшую сложность представляют переходы между двумя устойчивыми состояниями – войны и мира. Для их описания, необходимо ввести специальный переключатель знаков N (замена знака на противоположный), который в каждой фазе взаимодействия может дать нестандартную реакцию, как если бы субъект воспринял действие с обратным знаком. Например, в случае перехода от войны к миру, необходимы действия прощения, уступок или жертвы, хотя бы с одной из сторон, т.е. обратные с точки зрения вышеуказанной системы уравнений. Для перехода от мира к войне достаточно включить оператор N на любой фазе взаимодействия, т.е. перевести любое действие хотя бы в режим недоразумения.

А В(Sb+) А В (Sb -) Ra + Ra А (Va+) В (Db +) А(Va-) В (Db -) Rb + Rb Рис.1 Рис. Устойчивое состояние мира Устойчивое состояние войны Устойчивость социальной (интеллектуальной) коммуникации Там, где мы имеем интеллектуальный обмен (мыслями, идеями), эти условия принимают следующие значения: (1) Личность А высказывает предложение Ra (истинное или ложное в определенной степени);

(2) Собеседник B соглашается или нет в различной степени, его реакция обозначается как Sb;

(3) Соглашение (или возражение) B влечет серию обменов между B и A, откуда возникает логически обусловленная обязанность Db;

(4) Последнее обязывает B приписывать некую достоверность Va (положительную или отрицательную) предложению Ra или, другими словами, представлять его правильным или нет в контексте последующих аргументов.

Затем, снова можно найти те же три условия равновесия, но подразумевающие контекст интеллектуального обмена:

1.Важно, чтобы A и B обладали общей шкалой интеллектуальных ценностей или, другими словами, чтобы они понимали друг друга и те значения слов, которые они употребляют. Общая шкала, следовательно, должна включить два дополнительных аспекта:

(a) язык, сравнимый с системой однозначных денежных обменов и пригодный для социального общения;

(b) система отчетливо выраженных идей, так что их определения со стороны A и B либо полностью сходятся, либо они отклоняются частично, но таким образом, чтобы A и B обладали некоторым ключом, допускающим перевод идеи одного партнера в систему идей другого.

2.При выполнении предыдущих условий, второе условие равновесия назначается Уравнением I, со следующими обозначениями:

(a) равенство (Ra = Sb ) предполагает, что либо A и B могут придти к соглашению по поводу высказанного предложения, либо могут согласиться с тем, что их точки зрения отличны. (Например, в силу закона перспективы, то, что одному кажется левым, будет представать правым для другого и наоборот).

(b) равенство (Sb = Db) подразумевает, что B чувствует себя обязанным быть логически последовательным, т.е. не противоречить самому себе, коль скоро он признал правоту (неправоту) собеседника.

(c) эквивалентность (Db = Va ) приписывает предложению Ra достоверность, которая способна сохраняться в процессе взаимодействия, то есть, А будет способен поддерживать предложение Ra как самоидентичное ( как постоянную величину в контексте взаимодействия).

Но Уравнение I, которому приданы последние значения, может привести к равновесию интеллектуальных обменов, только если оно делает возможной серию эквивалентностей, выраженную Уравнением II:

(d) (Va = Db) означает, что сохраненная оценка предложения Ra все еще признана B.

(e) ( Db = Rb ) означает, что обязательство, сохраненное B, приложено им и к предложению Rb, которое он в свою очередь формулирует и, которое, в силу этого обязательства, равно в своей степени достоверности Ra и, следовательно, и Db.

подразумевает, что А соглашается с (f) (Rb=Sa) эквивалентностью между Rb и Ra и, следовательно, с Db, откуда вытекает равновесие Va=Sa.

3. Наконец, равновесие появляется только в случае взаимности или обратимости, другими словами, когда предыдущее соотношение может быть приложено к высказываниям (или аргументам) B по отношению к A. В силу этого в Уравнениях I и II все переменные взаимообратимы, и перестановка индексов а и b их не меняет. Другими словами, инициатива взаимодействия может принадлежать B с его предложением Rb (Уравнения I' и II').

Резюмируем: равновесие интеллектуальных обменов предполагает:

(1) Общую систему знаков и определений;

(2) Сохранение достоверных предложений, обязывающее собеседников признавать их таковыми;

и (3) Взаимность или обратимость мышления собеседников (симметрия).

Констатируем, что, несмотря на то, что общая шкала, сохранение обязательств, и обратимость отличаются от одного типа обменов к другому, эти условия равновесия могут быть выполнены независимо от того, каков тип межличностного взаимодействия или каковы отношения между партнерами. Структура процессов взаимодействия состоит из системы обратимых операций только в случае равновесных обменов. Вследствие этого, только уравновешенные обмены могут вести к формированию операторного мышления, которое уже само подчиняется законам математических группировок (понятие из математической теории групп, см. ниже). В конечном счете, с точки зрения законов уравновешивания, способность достигать равновесия в обменах предполагает фундаментальное тождество между индивидуальными действиями (операциями) и коллективным взаимодействием, правилам которых оба они подчиняются. Иными словами, эта модель отражает как умственные процессы индивидуального мышления, так и социальные взаимодействия, которым может быть приписан нормативный характер. Т.е., они могут служить основаниями для конструируемых социальных норм.

Обратимость операций как условие равновесия Обратимость операций мышления предполагает полную симметрию при замене индексов у членов Уравнений I и II. Т.е., они остаются инвариантными при максимально допустимых логических преобразованиях. Что это за преобразования?

Основные операции мышления могут быть сведены к четырем: I, N, R, C, где N(pq)=p*q;

I(pq)=pq;

C(pq)= -(qp).

R(pq)=qp;

Таким образом, оператором N (инверсией или отрицанием), (p v q), может быть превращено в (p*q), т.е., N(p v q) = (p* q). Но (p v q), может также превращено обратимостью R так, чтобы R(p v q) = p v q.

Кроме того (p v q), может быть превращено, заменой С (то есть перестановкой знаков операций «v» и «*»), так, чтобы С (p v q) = p* q.

Наконец, предложение (p v q) может быть обращено в себя идентичным преобразованием I, чтобы I (p v q) = (pvq). Таким образом, можно видеть, что I, N, R и С образуют группу преобразований из четырех элементов (группа Клейна). Проверим: С = NR (и С = RN также). Аналогично: R = CN (или NC) и N = CR (или RC). Наконец, у нас есть I = RCN (или CRN, и т.п.).

Эта группа выражает основные виды симметрий, которые совершаются над предложениями обыденного языка или над социальными действиями обмена. Например, обратимость R выражает симметрию относительно противоположно направленных преобразований (их эквивалентность);

перестановка С (замена знака операции) симметрична вместе с негацией N.

Эти логические операции индивиды могут применять и к своим интеллектуальным операциям, т.е. выполнять операции над операциями (мета-уровень), размышляя о возможностях ситуации, например, о том, как достичь баланса. Если высказано логически составное предложение (p * q), то индивиды могут применить любую из четырех вышеуказанных операций: N(p* q) = pv q ;

R(p* q) = p*q;

C(p*q)= p v q. Аналогично и для I(p v q), R(p v q) and C(p v q).

Например, N(pvq) = p*q может означать: Отрицание р «ориентации на Запад», либо q - «ориентации на Восток» (либо обоих), равнозначно «одновременности ориентаций ни на Запад, ни на Восток», а скажем на самих себя.

Группа INRC является группой трансформаций не только над высказываниями, но и над их логическими операциями.

Посредством операций этой группы индивиды выражают возможности разрешения своих проблем и, в частности, возможности достижения равновесия.

Нарушения равновесия вследствие эгоцентризма Первая причина нарушения равновесия (и нарушения социальных норм) возникает вследствие нескоординированности точек зрения. Обычно, это происходит, когда собственные интересы или привычные установки мешают объективному восприятию ситуации. Тогда условия, необходимые для равновесия интеллектуальных обменов не могут быть выполнены по следующим соображениям: а) отсутствует общая шкала ценностей (ссылок);

б)собеседники используют различные значения тех же слов, в) они подразумевают индивидуальные образы или представления, а без общих или достаточно проясненных понятий продолжение обмена невозможно;

г) недостаточное сохранение предшествующих высказываний, ввиду невыполнения своих обязательств.

Ничто лучше не демонстрирует значения интеллектуального обязательства и сохранения высказываний в равновесии обменов, чем разговор с детьми. Они забывают то, с чем только что согласились, бесконечно противоречат самим себе, даже не подозревая этого. Все происходит так, как если у них отсутствует согласование аргументации, ее регулирование, которое обязывает их принимать во внимание то, с чем они согласны, и сохранять эту оценку в последующих высказываниях.

Там, следовательно, нет управляющей высказываниями обратимости (симметрии). Каждый партнер начинает с неявного постулата, что его точка зрения единственно возможна, ссылается на это в течение всей дискуссии, вместо того, чтобы стремиться к высказываниям, разделяемым сообща, или к различным, но обратимым высказываниям, которые могут быть скоординированы друг с другом.

Нарушения равновесия вследствие принуждения Иной характер имеют нарушения социальных норм и равновесия, вызванные унифицированной и принудительно навязанной системой обмена, например, в деспотических обществах.

Самостоятельный и независимый поиск истины в них не осуществим.

На первый взгляд, кажется, что подобная принудительная унификация обеспечивает максимальное равновесие, поскольку она способна сохраняться и даже принимать видимость коллективного согласия. По сравнению с ней достижение согласия в аргументах на зыбкой почве самостоятельного исследования кажется совершенно хрупким.

Например, даже принятые принципы и положения научного исследования часто ставятся под сомнение в течение всего научного исследования. Но наиболее ригидные тоталитарные догматы не всегда являются наиболее прочными, свободный поиск взаимного баланса (взаимопонимания) создает такую мобильность, что ее гибкость становится пропорциональной ее большей стабильности посредничество отдаляет баланс). Необходимо, (любое следовательно, различать стабильное равновесие, выражаемое в терминах мобильности и обратимости (симметрии) и «ложное равновесие», как это принято в физике, где вязкость, трение и многочисленные факторы гарантируют то, что может быть названо внешним постоянством системы без ее внутренней стабильности. В этом плане «цветные революции» всегда имеют почву, без которой никакие внешние воздействия не могли бы поколебать социальное равновесие системы.

Поскольку взаимность (обратимость) отсутствует, условия равновесия, подразумеваемые Уравнениями I' и II' не могут быть выполнены. Так как А никогда не связывает себя обязательствами перед B, функция обязательств имеет только одно направление и не выполняется в обратном значении, предусмотренном Уравнениями I' и II'.

Таким образом, в случае принудительной унификации отсутствует внутреннее равновесие. Но не потому, что условие (1) выше не выполняется, а ввиду того, что система обязательств не является обратимой. По этой причине процессы принуждения не взаимны (не симметричны) и не могут привести к свободно формирующейся истине. Поэтому сохранение высказываний в принудительных системах не отливается в инварианты, порождаемые сериями мобильных и обратимых преобразований. Скорее, оно состоит в раздаче готовых истин, прочность которых обязана только их ригидности, и вектор действия которых - от более могущественных - к более слабым.

Устойчивость социального порядка как функция обратимого мышления Таким образом, модель предполагает, что устойчивость социального порядка достигается через равновесные взаимодействия, которые требуют от индивидов формирования системы обратимых мыслительных операций, принимающих формы математических группировок. В социологическом смысле это означает, что устойчивый (демократический?) социальный порядок возможен только после формирования у населения обратимого (симметричного) мышления.

Когнитивно, данная структура взаимодействий представляет собой логико-математическую структуру операций, проекции которой на индивидуальное мышление и на коллективное мышление тождественны.

Покажем, как в социальных обменах формируется указанная логико-математическая структура.

Как может предложение Ra, высказанное А, быть принято В, если его согласие не обусловлено внешним принуждением?

Единственный способ, как это могло бы произойти - через сходимость между A и B относительно фактов, вводимых A и признаваемых B. Но как такая сходимость может быть установлена? Два субъекта A и B обязательно имеют различное, не взаимозаменяемое восприятие.

Тем не менее, как только соглашения, определяющие значение слов и номинальные определения понятий (смотри пункт 1 выше), согласованы, такого рода концептуализированные понятия могут только способствовать дискуссиям в форме суждений или размышлений. Пока таким суждениям нельзя придать операциональную форму, и они остаются на уровне интуитивных высказываний, согласие между партнерами не может быть окончательным, так как вся перцептуальная или образная интуиция содержит эгоцентрический остаток. Достижение соглашения, следовательно, примет форму двойной операции. В то время как операция, произведенная А в его высказывании Ra очевидна, то если В способен произвести ту же самую операцию в своем собственном мышлении (эмпатическая реконструкция), он, при отсутствии внешнего принуждения, сможет придти к согласию с А, или даже понимать ход его мышления.

С одной стороны, первоначальное равенство (Ra = Sb ), предполагает две индивидуальные операции (со стороны A и B);

с другой стороны, оно также и необходимым образом предполагает соответствие между этими операциями. Эта соответствие может принять две формы. Либо это будет делом тех же самых операций (со стороны А и В) и означает простое соответствие с прямой эквивалентностью.

Либо это будет делом обратных операций ( как в уже приведенном примере, когда один индивид видит справа, то что другой видит слева и наоборот), и там будет иметь место соответствие с обратной эквивалентностью. В обоих случаях, следовательно, соответствие само является операцией, которая запускает с самого начала социальный процесс кооперации.

Короче говоря, предложение Ra является операцией A, согласие Sb обязано второй индивидуальной операции В, а эквивалентность (Ra = Sb ) является следствием третьей операции, которая является соответствием, делающим обмен возможным (и предполагающимся с самого начала).

Во-вторых, B обязан продолжать признавать достоверность Rb, т.е. (Sb = Db). В чем, это обязательство состоит, если отсутствует принуждение со стороны A? Оно обязано «принципу непротиворечивости». Непротиворечивость является прямым эффектом обратимости мышления, поскольку думать без противоречий – это просто думать с использованием обратимых операций. Следовательно, если B связан признанием Rb, которое означает не только, что он сам думает с точки зрения обратимых операций, но что соответствие между его операциями и принадлежащими А составляет систему соответствий (последовательность обратимых операций), гарантирующую обмен.

Более того, именно потому, что операторный и обратимый характер соответствия включен в сам обмен, непротиворечивость становится в этом случае «правилом» или, другими словами, социальной нормой обмена, а не только формой равновесия внутренне присущей той или иной личности. Вот почему оно сопровождается чувством обязательности, а не только чувством внутренней гармонии. Но эта обязательность является результатом обратимости, а не подчинения одного партнера другому, откуда его отличие от обязательства принудительного типа. Это равносильно тому, что обмен в его кооперативной форме приобретает нормативный характер операторного уровня, а не просто интуитивного порядка.

В-третьих, сохранение достоверности предложения Ra гарантировано в последующих соответствиях между операциями A и B и, следовательно, в обменах (Db = Va ). Это тождество играет ту же роль, что и непротиворечивость. «Принцип тождества» конституирует правило, благодаря которому совершаются обмены. В индивидуальном мышлении тождество является продуктом объединения прямых операций с обратными.

Здесь мы видим, что при операторном характере мышления логико-математическая структура обмена конституируется самим социальным обменом тождество правильных (последующее предложений обмена), а не просто индивидуальным мышлением.

Далее, предложение Ra последовательно прилагается B к его собственным предложениям (Va = Db = Rb ). Новое предложение Rb, как реакция со стороны В, признается А (Rb = Sa), который предполагает новое соответствие аналогичное тому, что было выше.

3. Что касается взаимности, подразумеваемой Уравнениями I' и II', то это просто ведет к оборачиванию только что рассмотренных соответствия и обратимостей или, другими словами, она обобщает их в случае, где начальные предложения начинаются с субъекта B. Т.е., структура группировки (groupement ) гарантирована в обоих направлениях.

Таким образом, форма социального и интеллектуального равновесия, достигаемая материальными и интеллектуальными обменами, формируется системой простых соответствий или обратимостей, представляющих ничто иное, как логико математическую структуру.

Интеллект – основа социального порядка Действия индивидов в социальном мире, как мы видели, хорошо описываются моделью группировки понятия (смягченного математической группы), так что равновесие, по отношению к которому они стремятся, принимает мобильную и обратимую форму. В интеллектуальных обменах такие отношения также стремятся к форме обратимости, которая подразумевает обратимую мобильность, подчиняющуюся законам группировки. Группировка как логическая структура является формой равновесия и, это форма равновесия прилагается необходимым образом к социальному процессу в целом.

Обобщая, логико-математические структуры являются основаниями организации сознания не только в социальных взаимодействиях, но и шире - в перспективе взаимосвязи и единства материальной и духовной организации Вселенной. Пиаже намечает общую линию развития от адаптации животного, приспосабливающегося к своей особой "экологической нише", до науки, охватывающей своим знанием не только материальное (мега-, макро- и микро-), но и идеальное (многомерные геометрии и т.п.). При этом новые опытные знания оказываются, по Пиаже, возможными постольку, поскольку формируются новые логические структуры, позволяющие "схватить" новый опыт. В когнитивном плане эти структуры образуются системами интеллектуальных операций, которые складываются как схемы целесообразной (адаптированной) деятельности организма во внешнем мире. Генетической же основой этих структур, а также гарантией соответствия научного знания действительности является, в конечном счете, логико математический опыт, совершенствующийся при помощи механизма уравновешивания.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.