авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Российская Академия Образования Институт Социологии Образования СОцИОлОгИя ОбРАзОвАнИя Под редакцией В.С. Собкина Москва, ...»

-- [ Страница 2 ] --

Если этот тип высказываний, как мы отметили выше, задает оппозиции в модальности долженствования, то возможен и дру гой тип высказываний, где отношение к конкретным событиям строится как оценка в модальностях «хорошо — плохо», «близко — далеко», «доверяю — не доверяю». например, возможны вопросы, касающиеся оценки результатов реформ, чековой приватизации, позитивного/негативного отношение к различным ветвям власти, к тем или иным политическим лидерам. заметим, что различие между двумя типами высказываний состоит еще и в том, что в мо дальности долженствования «кругозор» респондента, как правило, расширен за счет отнесения к прошлому и будущему, а во втором, оценочном типе высказываний сужен, замкнут на оценку конкрет- ного события.

наконец, когда мы говорим непосредственно о фактологиче ском слое организации политического пространства необходимо Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников выделить совершенно особый тип фактов, который связан с пове дением и самооценкой респондента.

на основе этих общих представлений были сконструированы различные утверждения, определяющие политическое поле наше го исследования, где отдельные политические сюжеты могут быть ценностно сориентированы в кругозоре видения респондента, с его ценностно-самоопределяемой точки зрения. здесь явно напраши вается аналогия с теми идеями, которые развиваются М.М. бахти ным в связи с понятием хронотопа. Подчеркнем, что хронотоп как формально-содержательная категория литературы используется М.М. бахтиным в качестве определяющей и для жанра, и для образа человека в литературе. но заметим, что сам М.М. бахтин допускал расширительное использование этого термина в культурологических исследованиях: «…мы не касаемся здесь хронотопа в других сферах культуры» [1, 235]. в идеале в качестве сверхзадачи исследования, можно было бы попытаться выделить этот особый возрастной под ростковой хронотоп (или, возможно, хронотопы), определяющий ценностное видение политических реалий современным старше классником. Действительно, если мы хотим исследовать подрост ничество именно в рамках культурно-исторической парадигмы, то важно суметь развернуть не только своеобразие возрастного ста новления тех или иных мыслительных форм, но и становления форм ценностно-смысловых. Сделать же это можно, как нам представляет ся, лишь на материале конкретных эмпирических исследований.

динамика изменений политичеСких ориентаций СтаршеклаССников здесь мы используем эмпирические материалы двух, проведенных нами анкетных опросов, которые были посвящены политическим ориентациям старшеклассников. в первом (в 1996 году) приняло участие 1604 респондента;

во втором (в 2005 году) — 2089. Оба опроса проведены среди московских учащихся 9-х и 11-х классов. в опросе 2005 года использовалась значительная часть тех же вопросов, что и в опросе 1996 года, что позволило отследить достаточно характер ные изменения политических ориентаций школьников за прошедшие между двумя опросами почти десять лет.

Понятно, что в рамках статьи мы используем лишь часть полу ченных материалов, отдельные материалы этой исследовательской программы частично нами уже публиковались [34]. При этом мы выделим ряд достаточно важных, на наш взгляд, сюжетов, которые характеризуют отношение школьников к государственному устрой ству, внешней и экономической политике, результатам реформ 90-х. в ходе анализа полученных данных мы ограничимся лишь сопоставлением процентных распределений ответов на отдельные вопросы анкеты, стараясь зафиксировать наиболее существенные различия между ответами подростков двух разных поколений.

С целью обобщения полученных результатов, мы попытаемся, ис пользуя метод факторного анализа, выделить взаимосвязи между ответами на разные вопросы анкеты, обращая внимание именно на структурные особенности в сдвиге ценностных ориентаций под ростков в сфере политики. При проведении факторного анализа для нас важно будет сопоставить не только ответы двух разных по колений подростков, но и соотнести мнения мальчиков и девочек из разных экономических страт: с низким, средним и высоким уровнем материальной обеспеченности. заметим, что подобное использова ние процедуры факторного анализа представляет собой попытку выделить своеобразие ценностно-ориентированных пространств (хронотопов) в сфере политики у подростков разных поколений.

Государственное устройство России глазами старшеклассни ков. Сравнивая ответы учащихся, мы обнаруживаем, что по целому ряду вопросов их позиции за последние десять лет практически не изменились. Так, например, если в 1996 году 49,2% учащихся считали, что наиболее приемлемой для России формой правления В.С. Собкин является президентская республика, то 2005 году подобных ответов практически столько же — 48,0%. вместе с тем существенно сокра тилось число сторонников парламентской республики — с 27,1% до 16,9% (p=.0003).

Достаточно характерна динамика изменения ответов по поводу желательного для России политического режима. Так, по сравне нию с 1996 годом резко сократилось число сторонников демократи ческого режима — с 71,5% до 58,9% (p=.0001). Параллельно с этим статистически значимо увеличилось число сторонников бывшего советского (с 13,5% до 16,0%, p=.005) и тоталитарного (с 3,6% до 8,7%, p=.0001) режимов. важно отметить, что подобная переориентация произошла на фоне заметного увеличения доли школьников, «без различных» к вопросу о приемлемом для России политическом режиме,— с 7,9% до 13,5% (p=.0001).

Характерно, что если в отношении учащихся к политическому режиму изменение мнений весьма заметно, то в отношении к форме государственного устройства различия практически отсутствуют.

Так, если в 1996 году сторонников федеративного государственного устройства России было 43,5%, то в 2005 году — 44,8%. Придер живаются взгляда на Россию как на унитарное государство 23,1% и 22,1% соответственно.

Особый интерес в этой связи представляют ответы на вопрос, касающийся централизации/децентрализации власти. здесь сдвиг достаточно характерен. Так, если в 1996 году каждый четвертый подросток (25,6%) считал, что «вся власть должна быть сосредо Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников точена в руках сильного центра», то сегодня этого мнения придер живается уже каждый третий — 33,8% (p=.0001). Параллельно явно сократилась доля тех, кто считает, что «местные органы должны обладать всей полнотой власти на своей территории» — с 33,2% до 21,8% (p=.0001). Причем здесь также увеличилось число «безраз личных» — с 8,0% до 12,6% (p=.0001).

весьма характерны ответы подростков на прожективный во прос: «Как бы вы провели границы России, если бы вам было дано право решать этот вопрос?». Десять лет назад доля тех, кто провел бы границу по границам бывшей Российской империи, со ставляла 28,7%, в 2005 году таких оказалось 15,4% (p=.0001). Число тех, кто провел бы ее по границам СССР после великой Отечествен ной войны, за этот период не изменилось — 24,5%. в тоже время резко увеличилась доля тех, кто определяет территорию России «по ныне существующим границам»,— с 8,7% до 27,3% (p=.0001).

Это дает основания сделать вывод о том, что нынешнее поколение в значительной своей части по сравнению с поколением середины 90-х согласно с новыми политическими реалиями, определяющими территориальное пространство Российской Федерации.

Может сложиться впечатление о том, что практически по всем вопросам, касающимся государственного устройства Российской Федерации, за десять лет произошли существенные изменения. Это неверно. Так, например, ответы на вопрос об организации админи стративного деления России совпали практически до десятых долей процентов: национально-территориального принципа придержива ются 47,1% и 46,2% соответственно;

склонны к территориальному де лению 37,6% и 38,1%;

число «безразличных» составляет 15,4% и 15,7%.

заметим, кстати, что подобные результаты подтверждают валидность методики и репрезентативность сравниваемых выборок.

Внешняя политика. за прошедший период доля подростков, считающих, что для своего независимого самостоятельного развития Россия должна стать «закрытым государством с непроницаемыми границами» практически не изменилась и составляет соответственно 29,3% и 27,3%. в тоже время число сторонников «открытого государ ства» заметно снизилось — с 51,9% до 39,5% (p=.0001). При анализе ответов на другой вопрос мы фиксируем также и снижение доли тех, кто ориентирован на «принципы равноправного партнерства России во внешней политике»,— с 71,8% до 62,7% (p=.0001). Подобное сни жение во многом обусловлено увеличением числа считающих, что Россия должна придерживаться силовых методов в своей внешней политике, с 15,6% до 21,7% соответственно (p=.0001).

Особый интерес представляет изменение ответов подростков на вопрос об отношении к русскоязычному населению в ближнем зарубежье. Если в 1996 году 23,8% считали, что Россия должна активно поддерживать национально-культурную автономию, то в 2005 году доля таких ответов увеличилась в два раза, составив 54,5% (p=.0001). Соответственно резко сократилось и число «без различных» к этой проблеме — с 15,5% до 7,8% (p=.0001).

Оценка результатов реформ. В ходе двух опросов мы просили респондентов оценить наиболее ощутимые, с их точки зрения, по следствия реформ, проведенных в России в 90-е годы. Результаты ответов даны в таблице 1.

Таблица Оценка школьниками главных результатов реформ, проведенных в России в 90-е годы (%) 1996 2005 P= Повышение уровня преступности 63,8 37,8. Обнищание населения 53,8 37,4. Разрушение экономики страны 47,0 43,3. Появление массовой безработицы 40,2 24,1. Обострение межнациональных конфликтов 37,4 16,1. Ослабление обороноспособности страны 35,4 22,8. В.С. Собкин «Утечка» мозгов 34,0 35, Падение влияния России на международной арене 31,1 31, Разрушение культуры, науки и образования 31,1 13,4. Разрушение системы здравоохранения 23,2 10,7. Наличие в средствах массовой информации боль 15,6 9,7. шого количества низкосортной западной культуры Возможность получения более высоких заработков 26,5 7,8. Возможность свободного выезда за границу 25,0 12,7. Признание частной собственности 23,9 10,7. Переход к рыночной экономике 23,1 13,7. Ликвидация дефицита товаров 21,1 13,7. Проявление многопартийности 13,0 11, Отмена цензуры 12,3 11, Экономическая свобода 12,2 8,8. Демократизация общественной жизни 8,6 7, Возможность развития национальных культур 7,9 4,3. Образование суверенного государства 7,4 5,7. Приведенные в таблице данные свидетельствуют о том, что не- гативные последствия реформ в середине 90-х воспринимались моло дым поколением гораздо острее, чем сегодня. По сути дела, лишь оцен ки значимости двух аспектов («утечка мозгов» и «падение влияния Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников России на международной арене») остались сегодня на том же уровне.

значимость же большинства аспектов явно снизилась. Причем это характерно не только для негативных результатов реформ, но и для позитивных. в целом приведенные в таблице результаты, повторимся, позволяют сделать вывод о том, что отношение к реформам 90-х стало более «спокойным». здесь явно сказывается влияние временной дис танции. Добавим, что если в 90-е годы практически каждый пятый подросток (18,8%) негативно воспринимал саму идею реформирова ния («реформы не нужны, пусть все идет своим чередом»), то сегодня подобной точки зрения придерживаются немногие — 4,2% (p=.0001).

При этом возросла доля тех, кто считает, что «перестройка была не избежным итогом развития СССР». в 1996 году этой точки зрения придерживались 31,8%, а в 2005 году — 38,6% (р=.01).

Отношение к экономической политике. здесь мы рассмотрим ответы на четыре вопроса, фиксирующие отношение респонден тов к налоговым льготам, собственности на землю, свободному обращению в России иностранной валюты и стимулированию отечественной экономики. Ответы на вопрос о предоставлении налоговых льгот показывают, что сегодняшние старшеклассники более ориентированы в отличие от их сверстников десять лет назад на предоставление налоговых льгот пенсионерам (соответственно:

64,3% и 42,2%, p=.0001), инвалидам (65,5% и 52,1% соответствен но, p=.0001), многодетным семьям (41,1% и 26,9% соответственно, p=.0001). в то же время резко сократилось число тех, кто считает, что налоговые льготы должны предоставляться молодежи, совмещаю щей работу с учебой (с 31,5% до 11,3%, p=.0001) и молодым семьям (с 14,1% до 6,3%, p=.0001). Приведенные данные показывают, что сегодняшние старшеклассники более ориентированы на необходи мость усиления социальной политики государства в направлении поддержки социально слабых групп.

Достаточно характерно и изменение ответов подростков на во прос о собственности на землю. на первый взгляд, мнение доста точно устойчиво, поскольку число тех, кто считает, что «собствен никами земли могут быть граждане России и их объединения», за период, прошедший между двумя опросами, практически не изменилось (в 1996 году 51,2%, а в 2005 году — 49,3%). Однако если мы обратимся к другому варианту ответа на вопрос: «земля может передаваться в собственность только тем людям, которые на ней реально работают», который имеет выраженную идеологическую окраску, то различия оказываются весьма существенными. в году этот вариант отмечали 43,6%, а в 2005 году вдвое меньше — 19,5% (p=.0001). Иными словами, мы видим, что лозунг, связанный коммунистической идеологией, явно менее популярен сегодня, чем в середине 90-х. вместе с тем картина не столь однозначна: если в 1996 году 5,1% считали, что земля должна быть «исключительно собственностью государства», то сегодня таких в три раза больше — 16,5% (p=.0001). Повышение значимости этого варианта ответа свидетельствует о значительном увеличении числа тех подростков, которые ориентированы на государственную монополию, сильную государственную власть.

Анализ данных, полученных при ответе на вопрос об «отно шении к свободному обращению в России иностранной валюты»

показывает, что по сравнению с серединой 90-х каких-либо суще ственных изменений не произошло. Так, если в 1996 году 45,5% поддерживали свободное обращение в России иностранной валюты, «поскольку это позволяет защитить свои личные сбережения от инфляции», то в 2005 году доля таких ответов составила 42,5%. Объ ясняют свою поддержку хождения иностранной валюты тем, что это «придает им большую уверенность» соответственно 16,6% и 14,5%.

Отрицательно же относятся к свободному обращению иностранной валюты из-за того, что это «унижает чувство их национального до стоинства» соответственно 12,0% и 9,9%. Единственный вариант, относительно которого фиксируются значимые различия, связан с собственно экономической формулировкой. Так, если в 1996 году каждый четвертый подросток (25,1%) считал, что «свободное обра щение в России иностранной валюты подрывает российскую эконо В.С. Собкин мику», то в 2005 году доля таких ответов составила 18,1% (p=.0001).

Это свидетельствует о том, что данное явление сегодняшним под ростком рассматривается как необходимый элемент экономики и оно не столь экзотично, как для подростков поколения 90-х.

И, наконец, обратимся к ответам на вопрос о государственной политике по отношению к поддержке отечественных и зарубежных инвесторов и производителей. надо заметить, что при ответе на данный вопрос достаточно высока доля тех подростков, которые не имеют определенного мнения. Причем их число устойчиво и не изменилось за прошедшие десять лет: в 1996 году — 24,9%, в году — 25,0%. не изменилось и число тех, кто придерживается по зиции о приоритетной поддержке отечественных производителей и инвесторов,— 33,4% и 34,4% соответственно. в то же время харак терно, что с возрастом среди сегодняшних старшеклассников число сторонников этой позиции явно увеличивается: в 9 классе — 30,5%, в 11 классе — 39,1% (p=.03). По сути дела, эта возрастная динамика в определенной степени проясняет заметное падение по сравнению с 1996 годом числа тех, кто считает, что государственная экономиче ская политика должна строиться «путем создания равных условий для конкуренции отечественных и зарубежных инвесторов и про изводителей,— с 36,5% до 24,8% (p=.0001).

в целом, характеризуя сдвиги в отношении старшеклассников к принципам экономической политики, можно выделить три тен денции: 1) усиление социальной ориентированности по поддержке социально слабых групп;

2) отказ от коммунистических идеологем Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников относительно собственности;

3) ориентация на поддержку отече ственных производителей и инвесторов.

наряду с этим следует отметить, что при ответе на вопрос о том, на какие социальные группы ориентирована нынешняя государ ственная политика России, треть подростков (35,0%) указывает ее направленность на поддержку высокообеспеченных слоев. Для сравнения отметим, что лишь 12,4% считают, что нынешняя госу дарственная политика ориентирована на малоимущих граждан, а 25,6% — на людей со средним уровнем дохода. в этой связи важно обратить внимание и на более тонкие различия. Так, например, каждый шестой старшеклассник (17,3%) отмечает, что современная государственная политика ориентирована на поддержку работни ков властных структур, т.е. работает сама на себя;

3,6% указывают, что современная политика ориентирована на поддержку крестьян;

8,7% — на поддержку интеллигенции. Характерно и то, что по срав нению с 1996 годом заметно повышается доля подростков, склонных к протестному поведению. Так, например, если в 1996 году были склонны к выражению своего политического протеста в форме участия в митингах и забастовках 9,3%, то в 2005 году — 24,4% (p=.0001). выросло и число склонных выразить свой протест в фор ме гражданского неповиновения — с 5,3% до 8,1% (p=.0003). Помимо этого, заметно увеличилась доля тех, кто склонен обратиться в суд (с 8,6% до 14,6%, p=.0001) и СМИ (с 2,2% до 7,8%, p=.0001).

Отношение к введению ограничения на различные виды деятель ности. Сравнение ответов подростков на вопрос о необходимости за Таблица Мнение подростков о видах деятельности, на которые в России необходимо введение запрета (%) 1996 2005 P= Издание и распространение порнографической литературы и видео 11,9 23,1. Деятельность профашистских партий и организаций 45,4 43, Деятельность националистических партий и организаций 16,3 16, Деятельность различных религиозных сект 35,9 40,4. Деятельность организаций сексуальных меньшинств 15,3 16, Я так не считаю 10,5 10, Мне это безразлично 10,6 8, прета в России различных видов деятельности показывает, что здесь мнения в целом оказались достаточно устойчивы (см. таблицу 2).

в тоже время, как видно из таблицы, за прошедшие годы в два раза увеличилась доля тех, кто считает необходимым ввести запрет на «издание и распространение порнографической литературы и видео». значимо возросло также и число сторонников запрета «деятельности религиозных сект».

в этой связи следует добавить, что в исследовании 2005 года мы предлагали старшеклассникам специальный вопрос о допу стимости цензуры в средствах массовой информации. Ответы на него показывают, что более четверти подростков (28,8%) считают ненужным введение цензуры в СМИ. Остальные же придержи ваются противоположной позиции и указывают на различные аспекты. Так, запрет на употребление нецензурной лексики в СМИ поддерживает 26,0%. Причем среди девочек их число заметно выше, чем среди мальчиков,— 39,5% и 23,1% соответственно (p=.0001).

необходимость введения цензуры «на эротику» фиксируют 20,7% старшеклассников —27,0% девочек и 15,8% мальчиков (p=.0001).

необходимость цезуры на «показ сцен насилия и жестокости»

отмечает 19,3% — 13,8% мальчиков и 32,7% девочек (p=.0001). в от ношении других аспектов гендерные различия не проявляются, но они отмечаются также достаточно часто. Так, например, введе ние цензуры при «освещении «горячих» новостей, чтобы не сеять панику» считает необходимым 20,7%;

на необходимость введения цензуры относительно «националистических высказываний» ука В.С. Собкин зывает 13,0%. Следует подчеркнуть, что введение непосредственно политической цензуры поддерживают немногие старшеклассники.

Так, необходимость цензуры на «антиправительственные выска зывания» отмечают 6,5%, введение цензуры на «критику действий президента и правительства» поддерживают 5,5%.

Опыт структурного анализа политических ориентаций под ростков. Приведенные выше данные показывают существенные из менения в политических ориентациях современных подростков по сравнению с их сверстниками середины 90-х. в тоже время вполне правомерен вопрос о том, насколько взаимосвязаны между собой ответы школьников на те или иные пункты анкеты. Есть ли, напри мер, связь между ответами респондентов на вопрос о государствен ном устройстве России и на вопросы о внешней, экономической или информационной политике?

в этой связи возникает особая задача по представлению мате риалов исследования в более обобщенном и структурированном виде. Таком, когда с одной стороны, выделяются фундаментальные содержательные ценностные структуры, определяющие полити ческие взгляды старшеклассников, а с другой — прослеживаются различия политических ориентаций у представителей разных по колений, принадлежащих к разным социальным стратам. Решению этой задачи и посвящена данная часть работы.

С этой целью был предпринят особый подход к обработке по лученных результатов, который основан на использовании матема Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников тических процедур факторного анализа. Именно подобная техника представляется наиболее приемлемой, поскольку позволяет не только выявить корреляционные связи между ориентациями на те или иные политические принципы и оценки, что фиксируется самой структурой выделяемых факторов, но и дает возможность судить об особенностях ценностных ориентаций у представителей разных поколений и разных социальных страт. Подобный подход был использован нами в целом ряде исследований [33;

34].

вкратце поясним способ построения исходной матрицы экспе риментальных данных, которая подвергалась факторному анализу.

Из анкеты был выбран 91 вариант ответа на различные вопросы, которые присутствовали в анкетном опросе и 1996 и 2005 года. Эти варианты и составили соответствующие строки матрицы. Столбцы матрицы определялись разбиением всего массива опрошенных в 1996 и 2005 году на соотвествующие подвыборки респондентов по их половой принадлежности и материальному статусу (малообес печенные, среднеобеспеченные и высокообеспеченные). напри мер, юноши-одиннадцатиклассники из малообеспеченных семей, опрошенные в 1996 году, определили один из столбцов матрицы, юноши-одиннадцатиклассники из малообеспеченных семей, опро шенные в 2005 году,— другой и т.д. все возможные сочетания по полу, возрасту и материальному статусу определили набор из столбцов. ячейка матрицы (пересечение соответствующей строки и столбца) показывает процент школьников, выбравших соот ветствующий вариант ответа в соответствующей подвыборке.

Сформированная исходная матрица данных общей размерностью 91х12 (строки / столбцы) подвергалась дальнейшему факторному анализу методом главных компонент с последующим вращением по критерию «Varimax» Кайзера. Результаты факторного анализа приведены в Приложении.

в результате факторного анализа было выделено пять факторов, которые описывают 82,8% общей суммарной дисперсии. Первый биполярный фактор (F1) четко делит одиннадцатиклассников двух разных поколений: на его положительном полюсе сгруппирова лись опрошенные в 1996 году, а на отрицательном — опрошенные в 2005-м. Подчеркнем, что данный фактор дифференцирует именно различия поколений, поскольку подростки сгруппировались на его противоположных полюсах в независимости от пола и материаль ного положения семьи.

Если мы обратимся к содержательным особенностям данного фактора, то заметим, что его положительный полюс определяют такие варианты ответов: «Ориентация на демократический по литический режим»;

«границы России должны определяться гра ницами бывшей Российской империи»;

«Собственниками земли в России могут быть иностранные граждане и зарубежные фирмы»;

«Россия должна стать открытой страной»;

«Информационная по литика должна предусматривать независимость СМИ». Помимо этого, данный полюс фактора определяют суждения, фиксирующие ориентированность политики на интеллигенцию и людей с мини мальными доходами.

Противоположный, отрицательный полюс фактора F1, опреде ляет ориентацию на тоталитарный политический режим, при этом территория России признается в ее нынешних границах. Харак терно, что идеологическая ценность «перестройки» явно снижена, поскольку она оценивается лишь как «результат борьбы за власть партийной номенклатуры». Таким образом, мы видим, что по своим идеологическим установкам отрицательный полюс явно противо поставлен положительному и фиксирует отказ от демократической риторики, характерной для 90-х годов. Добавим, что ориентация на тоталитарный политический режим коррелирует с расширением функций вооруженных сил страны: они могут использоваться не только для защиты от внешнего противника, но и для борьбы с кри минальными структурами. вместе с тем важно подчеркнуть, что на отрицательном полюсе фактора сгруппировались также варианты ответов, фиксирующие проявление патерналистских установок в отношении слабых социальных групп: необходимость льгот для В.С. Собкин пенсионеров, инвалидов, многодетных семей. И, наконец, следу ет обратить внимание на то, что отрицательный полюс фактора характеризует проявление критических установок в отношении к современной экономической политике, проводимой правитель ством — поддержка богатых;

низкий уровень профессионализма правоохранительных структур.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что принципи альный сдвиг в политических ориентациях подростков, который произошел за последние десять лет определяется явной идеологиче ской переоценкой этапа «перестройки» («борьба партийной номан клатуры») и, как следствие, отказом от демократической идеологии:

значимости демократии как приемлемого для России политическо го режима, независимости СМИ, открытости внешней политики и экономики. вместе с тем нам представляется, что полученный результат не столь однозначен. наряду с явной ориентацией на под держку жесткой власти (тоталитарный режим, расширение функций вооруженных сил) признаются современные политические реалии, определяющие границы России. При этом ценностнозначимой ока зывается социально ориентированная государственная политика, направленная на поддержку социально слабых групп (пенсионеров, инвалидов, многодетных семей). И, наконец, важно подчеркнуть критичность к современной власти. непринятие современной эконо- мической политики как ориентированной на поддержание богатых слоев общества определяет одно из существенных напряжений, ха рактеризующих отношение подростка к современным политическим Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников реалиям России. Определяя фактор в целом, его можно задать через оппозицию «ценностная ориентация на демократическую идеологию (положительный полюс) — ориентация на жесткую власть, которая в то же время реализует социально ориентированную политику (от рицательный полюс)».

Остальные выделенные факторы в контексте данной работы, которая посвящена именно ценностному сдвигу политических ориентаций подростков за последние десять лет, представляют меньший интерес, поскольку характеризуют в большей степени либо гендерные, либо социально-стратификационные различия.

Так, например, фактор F4 явно дифференцирует позиции мальчиков и девочек. Причем важно отметить, что ценностные оппозиции, фиксируемые данным фактором, разводят позиции мальчиков и девочек как в середине 90-х, так и в наши дни. При этом оппозиция, задаваемая данным фактором, строится на отношении к армии как социальному институту. Если положительный полюс фактора фиксирует, что в армии должны соблюдаться общие нормы, не противоречащие гражданским правам и свободам (здесь разме стились девочки, принадлежащие к разным социальным стратам, как по опросам 1996 года, так и 2005-го), то отрицательный полюс фактора определяет армию как особый институт, где действуют свои правила. При этом армия может выступать как институт по давления внутренних конфликтов, гражданского неповиновения и неконституционного захвата власти (здесь разместились маль чики всех социальных страт по опросам 1996 и 2005 годов).

в целом данный фактор можно задать через оппозицию «безу словность общих норм и правил, мирный способ решения конфлик тов — целесообразность охранительной позиции, силовой способ решения конфликтов». на рисунке 1 дано размещение мальчиков и девочек, принадлежащих к разным социальным стратам, по опро сам 1996 и 2005 годов.

Как мы видим, все поколение учащихся 2005 года сместилось в зону отрицательных значений фактора F1 (тоталитаризм). в то же время гендерные различия в ценностных ориентациях, касающиеся, с одной стороны, отношения к армии как институту подавления, а с другой,— отношения к безусловному соблюдению норм, остались неизменными.

весьма важным для фиксации роли стратификационных раз личий в изменении политических ориентаций подростков являет ся фактор F3. Его положительный полюс характеризует доверие к Президенту, государственной Думе и одновременно безразличие к широкому кругу вопросов, касающихся внешней и внутренней Рисунок Размещение подростков из разных социальных страт по опросам 1996 и годов в пространстве факторов F1 («демократическая идеология, открытость — тоталитаризм, социально ориентированная политика» ) и F4 («безусловное соблюдение общих норм и правил, мирный способ решения конфликтов — охранительная позиция, силовой способ решения конфликтов») В.С. Собкин политики (организации государственного устройства, способов разрешения национальных конфликтов, борьбы с преступностью и др.). напротив, отрицательный полюс этого фактора фиксирует обостренную чувствительность к широкому спектру таких во просов, которые затрагивают права собственности, социального расслоения, права коренного населения, права территорий, нацио нального равноправия, отношения к религии и др.

Анализ размещений подвыборок по осям данного фактора по казывает, что в 1996 году он дифференцировал позиции подростков из высокообеспеченных семей (и мальчиков и девочек) от позиций представителей средне- и малообеспеченного слоя. При этом высо кообеспеченные подростки размещались на положительном полюсе фактора, выражая тем самым доверие к президенту и оставаясь без различными к политическим реалиям жизни России. напротив, подростки из мало- и среднеобеспеченного слоя проявляли повы шенный интерес к национальным и религиозным проблемам России, выражая критичность к действиям власти в борьбе с преступностью.

Однако данный фактор интересен не только тем, что он дифферен цирует ценностные ориентации представителей разных социальных Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников Рисунок Размещение подростков из разных социальных страт по опросам 1996 и 2005 годов в пространстве факторов F1 («демократическая идеология, открытость — социально ориентированная политика, тоталитаризм ») и F3 («доверие к власти, аномия — критичность, интерес к политической жизни») страт у подростков середины 90-х. Дело в том, что в 2005 году на его положительном полюсе разместилось подавляющее большинство подростков: мальчики, принадлежащие к различным социальным группам (из мало-, средне- и высокообеспеченных семей), и девочки из высокообеспеченного слоя. Таким образом, в целом генерация современных старшеклассников сдвинулась по сравнению с поко лением 90-х в сторону положительного полюса фактора F3. С одной стороны, это свидетельствует о явном усилении доверия к властным структурам (в первую очередь к президенту), но, с другой стороны, подчеркнем, что положительный полюс фактора F3 характеризует и безразличие к вопросам общественно-политической жизни. Это то, что в свое время Э. Дюркгейм обозначил как аномию.

завершая статью, вернемся к идее хронотопа. С этой целью рас смотрим особенности размещения подростков из разных социаль ных страт по опросам 1996 и 2005 годов в пространстве факторов F1 и F3 (см. рисунок 2).

Квадранты, заданные осями факторов F1 и F3 можно рассма тривать как своеобразные ценностно-ориентированные простран ства — хронотопы. например, квадрант IV определяет ценностное пространство, ориентированное на принятие демократической идеологии (F1+), критичность и интерес к политической жизни (F3-). Противоположные ценностные ориентации задает квадрант II — тоталитаризм (F2-) и аномия (F3+). Представленные на рисунке данные показывают, что по прошествии десяти лет мальчики из малообеспеченных и среднеобеспеченных слоев кардинально из менили свои ценностные ориентации, переместившись из квадранта IV в квадрант II. в этот же квадрант сместились и представители высокообеспеченного слоя (и мальчики и девочки).

Таким образом, благодаря структурному анализу эмпириче ских данных мы смогли перейти от фиксации отдельных мнений подростков относительно разных аспектов политической жизни страны к выявлению общих содержательных тенденций изменения политических ориентаций подростковой субкультуры в ее конкрет ной исторической динамике.

литература:

1. бахтин М.М. вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет.— М.: Худ. лит., 1975.— 504 с.

2. бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса.— М., Худ. лит., 1965. —312 с.

3. бергер П., лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания.— М.: Academia-центр, Медиум, 1995.— 323 с.

В.С. Собкин 4. божович л.И. личность и ее формирование в детском возрасте. Психологи ческое исследование.— М.: Просвещение, 1968.— 464 с.

5. бурдье П. Социология политики.— М.: Socio-Logos, 1993. —336 с.

6. выготский л. С. Собрание сочинений в 6-ти т. Т4. Детская психология / Под ред. Д.б. Эльконина.— М., 1984.— С.6–242.

7. высоцкий в. Сочинения. в 2-х т. Т.2.— М., 1991.— 544 с.

8. гозман л.я., Шестопал Е.б. Политическая психология.— Ростов н/Д: Феникс, 1996.— 448 с.

9. голоса из России: Сборники А.И.герцена и н.П.Огарева. Кн. I-III.— М., 1974.

10. гудков л., Дубин б. литературная культура: процесс и рацион // Дружба народов.— 1988.— N2.— С. 36–47.

11. Давыдов в.в. Проблемы развивающего обучения: Опыт теоретического и экспериментального психологического исследования.— М.: Педагогика, 1986.— 240 с.

12. Денкэн Ж.-М. Политическая наука.— М.: МнЭПУ, 1993.— 162 с.

13. Достоевский Ф.М. Книжность и грамотность. Статья первая. // Полн. собр.

соч. в 30-ти т. Т. XIX.— М., 1979.— С. 5–20.

14. Дюркгейм Э. Социология образования.— М.: Интор, 1996.— 80 с.

15. Ерофеев вик. Избранное или карманный апокалипсис.— Москва: Париж:

нью-Йорк: Третья волна, 1993.— 304 с.

16. зиновьев А.А. запад. Феномен западнизма.— М.: центрполиграф, 1995.— 461 с.

17. Кон И.С. Ребенок и общество: Историко-этнографическая перспектива.— М.:

наука, 1988.— 270 с.

18. Курильски-Ожвэн Ш. Образы права в России и Франции: Уч. пособие.— М.:

Аспект Пресс. 1996.— 215 с.

19. лотман Ю.М. Театр и театральность в строе культуры начала XIX века // Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников Избранные статьи в 3-х т. T.I.— Таллинн, 1992.— С.269–286.

20. Мид М. Культура и мир детства. Избранные произведения.— М.: наука, 1988.— 429 с.

21. Митина О.в., Петренко в.Ф. Синергическая модель динамики политическо го сознания // гуманитарная наука в России: Соросовские лауреаты.— М., 1996.— С. 200–214.

22. Моль А. Социодинамика культуры.— М.: Прогресс, 1973.— 406 с.

23. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд // Психоло гический журнал.— 1995.— Т. 16, № 1.— С. 3–18.

24. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд // Психоло гический журнал.— 1995 — Т. 16, № 2.— С. 3–14.

25. Паперный в. Культура «Два».— Ann Arbor: Ardis Publishers, 1985.— 338 с.

26. Партийно-политические элиты и электоральные процессы в России.— М.:

цКСИиМ, 1996.— 80 с.

27. Поливанова К.н. Психологическое содержание подросткового возраста // вопросы психологии.— 1996.— № 1.— С. 20–32.

28. Пузырей А.А. Культурно-историческая теория л.С. выготского и современ ная психология.— М.: МгУ, 1986.— 117 с.

29. Пушкин А.С. Капитанская дочка // Полн. собр. соч. в 10-ти т. Т.6 — М., 1957.— С. 391-541.

30. Радищев А.н. Путешествие из Петербурга в Москву.— М.: л.: гослитиздат, 1961. —187 с.

31. Ракитов А.И. цивилизация, культура, технология и рынок // вопросы фило софии.— 1992.— N5.— С. 3–15.

32. Рубинштейн С. л. Теоретические вопросы психологии и проблема личности // Психология личности. Тексты.— М., 1982.— С. 28– 33. Собкин в.С. Старшеклассник в мире политики. Эмпирическое исследова ние.— М.: цСО РАО, 1997.— 318 с.

34. Собкин в.С., ваганова М.в. Жизненные перспективы и страхи // Социто культурные трансформации подростковой субкультуры.— М.: цСО РАО, 2006.— С. 7–18.

35. Собкин B.C., Писарский П.С. Динамика художественных предпочтений старшеклассников.— М.: Мин-во образования РФ, 1992.— 79 с.

36. Собкин B.C., Писарский П.С. Социокультурный анализ образовательной ситуации в мегаполисе.— М.: Мин-во образования РФ, 1992.— 159 с.

37. Собкин B.C., Писарский П.С. Жизненные ценности и отношение к образова нию: кросскультурный анализ Москва—Амстердам.— М.: центр социологии образования РАО, 1994.— 151 с.

38. Сорокин П.А. Человек. цивилизация. Общество.— М.: Политиздат, 1992.— с.

39. Тынянов Ю. Смерть вазир-Мухтара // Сочинения. Т.2.— М.: л., 1959.— с.

40. Фельдштейн Д.И. Психология развивающейся личности.— М.: воронеж, 1996.— 512 с.

41. Фромм Э. Иметь или быть? — М.: Прогресс, 1990.— 336 с.

42. Фромм Э. Психоанализ и этика.— М.: Республика, 1993.— 415 с.

48 43. Хабермас Ю. Отношение между системой и жизнен ным миром в условиях позднего капитализма // THESIS: теория и история экономических и соци альных институтов и систем.— 1993.— Т. 1, вып.2.— С. 123–136.

44. Хейзинга Й. Homo ludens. в тени завтрашнего дня.— М.: Прогресс-Академия, 1992.— 464 с.

45. Чаадаев П.я. Апология сумасшедшего // Сочинения.— М., 1989.— С. 139– 154.

46. Чаадаев П.я. Отрывки и афоризмы // Сочинения.— М., 1989.— С. 155–216.

47. Эльконин Д.б. Избранные психологические труды.— М.: Педагогика, 1989.— 560 с.

48. Эриксон Э.г. Детство и общество.— СПб.: ленато, ACT, Фонд «Университет ская книга», 1996.— 592 с.

49. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис.— М.: Прогресс, 1996.— 344 с.

50. Lefebvre V.A., Lefebvre V.D. Problems of Risk as Mirrored by Soviet Culture. Social Sciences Peport (R95).— Irvine, California, 1981.— 69 p.

51. Sobkin V.S., Pisarskii P.S. A Sociocultural Analysis of the Educational Situation in the Megalopolis. Part 1. Sociocultural Orientations: Life Values, Attitudes, and Motives.— Russian Education and Society.— 1996.— Vol.38, № 5.

52. Sobkin V.S., Pisarskii P.S. A Sociocultural Analysis of the Educational Situation in the Megalopolis. Part 1. Sociocultural Orientations: Life Values, Attitudes, and Motives.— Russian Education and Society.— 1996.— Vol.38, № 6.

53. Sobkin V.S., Pisarskii P.S. A Sociocultural Analysis of the Educational Situation in the Megalopolis. Part 1. Sociocultural Orientations: Life Values, Attitudes, and Motives.— Russian Education and Society.— 1996.— Vol.38, № 7 — Р. 5–47.

приложение В.С. Собкин результаты факторного анализа Таблица весовые нагрузки вариантов ответов по выделенным факторам F1 F2 F3 F4 F 25.8% 20.5% 16.5% 11.5% 8.5% форма правления наиболее приемлема для нашей 0,72 0,32 0,04 0,11 –0, страныпрезиденская республика форма правления наиболее приемлема для нашей 0,18 0,00 –0,49 0,34 0, страныпарламенская республика политический режим желателен — бывший советский 0,11 0,29 –0,06 –0,07 –0, политический режим желателен — демократический 0,67 –0,46 –0,11 0,50 0, политический режим желателен — тоталитарный –0,62 0,36 –0,03 –0,54 –0, политический режим желателен — военная диктатура 0,01 0,28 –0,28 –0,64 0, политический режим желателен — мне это безразлично –0,76 0,25 0,31 –0,20 0, форма государственного устройства 0,13 0,21 0,17 –0,01 –0, желательнаунитарное государство форма государственного устройства 0,17 –0,66 –0,21 0,17 0, желательнафедеративное государство форма государственного устройства –0,11 0,66 –0,36 0,24 0, желательнаконфедеративное государство власть должна быть сосредоточена в руках сильного –0,43 0,64 0,36 –0,25 –0, центра властные полномочия должны быть разделены между Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников 0,52 –0,33 –0,30 0,60 0, центром и местными органами местные органы должны обладать всей полнотой власти 0,58 –0,38 –0,65 –0,13 0, на своей территории по границам бывшей Российской империи 0,91 –0,06 0,02 0,17 –0, по границам СССР после Великой Отечественной 0,31 0,74 0,34 –0,25 0, Войны по границам славянских государств –0,28 –0,70 0,25 0,43 –0, по ныне существующим границам РФ –0,84 0,00 0,16 0,27 0, административное деление должно быть по –0,55 0,66 –0,47 –0,12 0, национальнотерриториальному принципу административное деление должно быть по территори 0,28 –0,90 0,15 0,07 0, альному принципу административное деление должно быть — мне все 0,41 0,52 0,56 –0,02 –0, равно для выхода из кризиса России следует расчитывать 0,31 0,13 –0,18 0,25 0, только на свои силы для самостоятельного развития Россия должна стать «закрытым» государством с непроницаемыми грани –0,20 0,68 –0,45 0,34 0, цами для самостоятельного развития Россия должна стать 0,84 –0,36 0,09 –0,36 0, «открытой» страной во внешней политике Россия должна придерживаться 0,23 0,53 0,33 –0,51 –0, силовых методов во внешней политике Россия должна исходить из прин –0,32 –0,69 –0,54 0,17 –0, ципов равноправного партнерства во внешней политике Россия должна принимать «пра 0,39 0,46 0,34 0,70 0, вила игры» более сильной стороны во внешней политике Россия должнамне это безраз –0,13 0,24 0,49 –0,41 0, лично перестройка это неизбежный итог развития СССР 0,28 0,15 0,37 0,46 0, перестройка это победа международных сил, преследу ющих цель уничтожения СССР как сильного государства –0,58 0,63 0,20 –0,35 0, перестройка это результат борьбы за власть партийной –0,85 0,06 0,19 –0,23 0, номенклатуры перестройка это результат борьбы за власть местных 0,74 –0,40 –0,24 –0,35 –0, элит СМИ должны находиться под экономическим и полити –0,13 0,82 0,41 0,06 –0, ческим контролем государства СМИ должны быть полностью независимыми 0,67 –0,31 –0,30 0,34 0, я доверяю президенту –0,12 0,23 0,91 –0,07 0, я доверяю правительству 0,60 0,10 0,26 0,18 0, я доверяю Государственной Думе –0,27 –0,18 0,54 0,48 0, налоговые льготы должны существовать для пенсио –0,87 –0,08 0,20 0,15 0, неров налоговые льготы должны существовать для инвалидов –0,90 –0,13 –0,33 0,14 0, 50 налоговые льготы должны существовать для много –0,93 0,04 0,05 –0,04 –0, детных семей налоговые льготы должны существовать для молодых 0,18 0,09 –0,76 –0,21 0, семей я считаю, что налоговых льгот быть не должно 0,72 –0,04 0,66 0,06 –0, земля должна быть собственностью государства –0,35 0,74 0,28 –0,25 –0, собственниками земли могут быть граждане России 0,03 –0,57 0,54 0,40 0, и их объединения собственниками земли могут быть иностранные граж 0,57 0,40 0,37 0,04 0, дане и зарубежные фирмы земля может передаваться в собственность только тем 0,39 0,19 –0,82 0,09 0, людям, которые на ней реально работают экономика стимулируется путем приоритетной под –0,20 0,58 –0,51 –0,28 0, держки отечественных производителей и инвесторов экономика стимулируется путем приоритетной под –0,14 0,49 0,51 –0,43 0, держки иностранных инвесторов и производителей экономика стимулируется путем создания равных условий для конкуренции отечественных и зарубежных 0,43 –0,75 0,14 0,14 0, инвесторов и производителей одобряю хоздение иностранных валют, т.к. это может 0,14 –0,66 0,33 0,44 0, защитить мои сбережения от инфляции не одобряю хождение иностранных валют, потому что –0,10 0,25 –0,77 –0,23 –0, это подрывает российскую экономику не одобряю хождение иностранных валют, т.к. это –0,34 0,39 –0,19 0,10 0, унижает чувство моего национального достоинства срочная служба является долгом и обязанностью каж дого гражданина России и здесь не может быть никаких –0,87 0,18 –0,19 0,29 –0, В.С. Собкин льгот и отсрочек граждане, убеждениям и вероисповеданию которых противоречит несение военной службы, имеют право на 0,25 –0,05 –0,18 0,52 –0, альтернативную гражданскую службу вооруженные силы должны комплектоваться только на 0,14 –0,23 –0,13 –0,49 0, контрактной основе применение Вооруженных сил допустимо для разреше ния внутренних конфликтов, угрожающих целостности –0,32 0,24 0,48 –0,61 0, России применение Вооруженных сил допустимо для подавле ние попыток неконституционного захвата власти внутри 0,39 –0,29 0,46 –0,57 –0, страны применение Вооруженных сил допустимо при подавле 0,45 –0,06 0,12 –0,55 0, нии массового гражданского неповиновения применение Вооруженных сил допустимо для борьбы –0,90 0,04 –0,10 –0,14 0, с криминальными структурами вооруженные силы должны использоваться только для –0,97 –0,06 0,14 0,03 –0, защиты страны от внешнего противника нарушение военнослужащим приказа, если он наруша –0,40 –0,22 –0,43 0,69 0, ет международные нормы и антиконстуционенда нарушение военнослужащим приказа, если он наруша 0,22 0,38 0,01 –0,84 –0, ет международные нормы и антиконстуционеннет нарушение военнослужащим приказа, если он нарушает международные нормы и антиконстуционенмне это 0,06 –0,16 0,77 0,18 0, безразлично рост преступности обусловлен развалом КГБ 0,54 0,66 0,35 0,08 0, Различие ценностных оРиентаций у Разных поколений стаРшеклассников рост преступности обусловлен низким профессиона –0,53 –0,03 –0,46 –0,03 –0, лизмом работников правоохранительных органов рост преступности обусловлен моральным разложени 0,28 –0,25 –0,80 0,33 –0, ем общества рост преступности обусловлен расслоением общества 0,11 –0,51 –0,35 0,20 –0, на бедных и богатых рост преступности обусловлен нежеланием власти ис 0,03 –0,07 –0,84 0,16 0, пользовать действенные меры при борьбе с преступностью возможно применение –0,05 0,49 –0,24 –0,73 0, любых средств для ее подавления при борьбе с преступностью неукоснительно должны соблюдаться существующие законы и не нарушаться –0,24 –0,40 –0,20 0,80 0, права человека при борьбе с преступностьюмне это безразлично 0,53 –0,01 0,69 –0,37 –0, Российское государство должно быть светским и ни какая религия не может устанавливаться в качестве 0,09 0,09 –0,92 0,06 –0, государственной и обязательной рост преступности обусловлен низким профессиона –0,53 0,16 0,61 0,08 0, лизмом работников правоохранительных органов я считаю, что все религии имеют право на существо –0,14 –0,04 –0,59 0,67 –0, вание национальные конфликты нужно решать только мирно 0,17 –0,13 0,24 0,89 0, и путем переговоров мне все равно как решать национальные конфликты 0,21 0,25 0,82 –0,23 –0, в основе внутренней политики должен лежать принцип 0,38 –0,39 –0,66 0,20 0, равноправия всех наций и народностей в основе внутренней политики должен лежать принцип 0,36 –0,41 0,55 –0,21 –0, примата интересов национального большинства в основе внутренней политики должен лежать принцип отсутствия правового разграничения населения по на 0,29 0,67 –0,30 0,13 –0, циональному признаку в эммиграционной политике Россия должна предостав 0,06 –0,41 0,55 –0,61 0, лять право политического убежища в эммиграционной политике Россия должна быть открыта для въезда беженцев и вынужденных пере –0,41 0,61 –0,11 –0,22 –0, селенцев в эммиграционной политике России русские из стран БЗ не должны иметь никаких ограничений для въезда –0,33 –0,73 –0,20 0,13 0, и получения российского гражданства в эммиграционной политике России должны быть вве дены жесткие ограничения на въезд и пребывание лиц –0,04 0,66 –0,37 0,39 0, нерусской национальности по экономическим мотивам реально существующая эммиграционная политика России приводит к ущемлению интересов коренного 0,63 –0,15 –0,71 0,07 0, населения и росту преступности государствення политика должна быть ориентирована 52 0,77 –0,33 –0,23 –0,30 –0, на людей с минимальным уровнем дохода государствення политика должна быть ориентирована 0,15 0,24 –0,72 –0,23 0, на людей со средним уровнем дохода государственная политика ориентирована на богатых –0,90 0,04 0,13 0,00 –0, людей государственная политика должна быть ориентирована 0,60 0,09 –0,06 0,53 0, на интеллегенцию государственная политика должна быть ориентирована 0,09 –0,91 0,06 0,07 –0, на молодежь государственная политика ориентирована на среднее –0,69 –0,14 0,11 0,28 0, поколение государственная политика должна быть ориентирована 0,02 –0,37 –0,11 –0,45 –0, на людей преклонного возраста Таблица значения для различных подвыборок по осям выделенных факторов F1 F2 F3 F4 F 2005 г. Девочки, 11 класс малообеспеченные –1,24 0,05 –0,51 0,39 –1, среднеобеспеченные –0,99 –0,28 –0,30 0,65 –0, высокообеспеченные –1,25 –1,13 0,77 1,52 1, 2005 г. Мальчики, 11 класс В.С. Собкин малообеспеченные –0,89 0,72 0,18 –0,89 –0, среднеобеспеченные –0,44 0,48 0,35 –0,82 0, высокообеспеченные –0,57 0,61 1,10 –1,59 0, 1996 г. Девочки, 11 класс малообеспеченные 0,62 –0,05 –1,46 0,52 –0, среднеобеспеченные 0,42 –0,05 –1,17 0,50 0, высокообеспеченные 1,40 1,83 1,45 1,56 –0, 1996 г. Мальчики, 11 класс малообеспеченный 0,93 0,02 –0,74 –0,64 0, среднеобеспеченнный 0,68 0,05 –0,95 –0,70 0, высокообеспеченный 1,32 –2,27 1,27 –0,50 –1, Мкртычян А.


А. ПСИхОлОГИЧЕСкИЕ ПОСлЕдСтВИя тЕРРОРИзМа И СМИ настоящая статья представляет собой обзор, в котором система психологические последствия теРРоРизма и сми тизируются негативные психологические последствия террориз ма, а также анализируется роль средств массовой информации в их формировании. на сегодняшний день подобные вопросы являются чрезвычайно актуальными и значимыми в силу не скольких причин. Это и очевидная направленность современного терроризма на СМИ, и огромный потенциал воздействия (как положительного, так и отрицательного характера) СМИ на обще ство, и возможность регулирования психологических последствий терроризма в процессе коммуникации с населением через СМИ.

При этом заметим, что сами последствия террористических актов дают основание для формирования в обществе определенного от ношения к террористам, в том числе и положительного. Подобное положительное отношение может проявляться не только в пас сивном одобрении или сочувствии, но и в осознанном желании индивида (или группы) присоединиться к уже существующей террористической организации или перенять ее опыт для дости жения своих собственных целей, в том числе противозаконного и антисоциального характера.

С л е д уе т о т м е т и т ь, ч т о б о л ь ш и н с т в о р а б о т, н а п р а в ленных на изу чение терроризма, носит криминологический и уголовно-правовой характер. Психологические исследования терроризма появились сравнительно недавно. Существующие работы по психологическим проблемам терроризма как отече ственных, так и зарубежных психологов в основном затрагивают такие аспекты, как типология терроризма, мотивы совершения террористических актов, строение личности террориста, а так же процесс принятия решения при совершении преступления.

вместе с тем практически незатронутыми остаются вопросы, связанные с психологическими последствиями терроризма, фор мированием отношения общества к этому явлению и роли СМИ.

в этой связи важно подчеркнуть, что последствия современного терроризма — это не только физические жертвы. Очевидно, что основной целью современного терроризма являются более мас штабные и имеющие долгосрочный характер социальные и пси хологические последствия. Именно они и являются наиболее эф фективным инструментом воздействия террористов, с помощью которого достигается привлечение наибольшего внимания общества к себе и своей деятельности. Террористические акты заключают в себе силь нейшее отрицательное эмоциональное воздействие, вызываю щее разрушительный эффект не только на физиологическом, но и на эмоциона льном, личностном и социа льном уровнях [2]. Таким образом, основной целью современного терроризма является дестабилизация общества, его раскол, формирование атмосферы страха, неуверенности и уязвимости. Этому способ ствует специфика террористического акта, его отличие от других чрезвычайных происшествий и катастроф. несмотря на то что террористические акты происходят значительно реже, нежели крупные авиакатастрофы, аварии на угольных шахтах или авто дорогах, степень субъективного восприятия риска, вероятности стать следующей жертвой террористического акта у обывателя чрезвычайно высока, особенно в первое время после совершения преступления. в основе подобной реакции страха и ожидания возможности повторения террористического акта лежит его специфичность и отличие от других преступлений и катастроф.

Это целенаправленность, разрушительные последствия, эмоцио А.А. Мкртычян нально окрашенный и запоминающийся, в том числе и благодаря СМИ, характер происшествия, его непредсказуемость, неизвест ность причин, невозможность контроля и неизбежность. Под черкнем еще раз, что сцены, транслируемые современными СМИ с места совершения террористических актов, надолго и прочно за печатлева ются в па м яти обывател я, вызыва я тем са мым стойкие изменения в поведении не только отдельного человека, но и целых групп [16].

Отличительными чертами терроризма являются стремление запугать большое количество людей, неясность мотивов действий террористов, анонимность и отсутствие конкретных объектов напа дения [29]. При теракте физические жертвы — побочная цель, сред ство для распространения страха смерти на широкую аудиторию.

Основная же цель — активация и стимулирование страха смерти у обывателей. При этом интенсивность и степень страха, как пра вило, неадекватны степени реальной угрозы теракта и значительно превосходят ее. немаловажными факторами такой диспропорции являются неопределенность и непредсказуемость дальнейших действий террористов, а также восприятие населением ответных мер со стороны властей как бесполезных и неэффективных, в чем особую роль играют СМИ.

групповая СплоченноСть как поСледСтвие террориСтичеСкого акта После очередного внезапного преступления у обывателя нарушается представление о собственной безопасности и резко увеличивается мнение о степени собственной уязвимости и беззащитности перед террористами. Человек чувствует угрозу своему мировоззрению и соб ственному «я». Для того чтобы вернуть на прежнюю степень чувство собственного достоинства, защитить свое мировоззрение и уверен ность в собственной безопасности, он стремится идентифицировать себя с определенной группой, в рядах которой он будет чувствовать себя более уверенным и защищенным. Для этого обыватель слепо психологические последствия теРРоРизма и сми принимает правила и принципы данной группы и следует им. По добная сплоченность, основанная на неких общественных, групповых принципах, схожем мировоззрении ее членов представляется человеку способом редуцировать свой страх и эффективно реагировать на угро зу. Таким образом, нападение или даже лишь угроза нападения извне сплачивают группу, делают ее более однородной. нерушимость и од нородность успокаивает людей, добавляет уверенности. вместе с тем непременным условием однородности группы является отсутствие противоречий и разногласий, в том числе и со стороны. Однако, кри зисные моменты, такие как теракты, любые альтернативные мнения и взгляды начинают трактоваться носителями этого мировоззрения как угроза не только своим принципам, но и своему существованию.

Следствием этого являются крайне негативные и агрессивные ре акции на все, что не укладывается в собственные понятия о морали, нормах и т.д. Таким образом, обратной стороной подобной сплочен ности является эскалация враждебности и агрессивности к тем, кто не является членом данной группы, а значит, автоматически воспри нимается как носитель угрозы для ее существования и нормального функционирования. в результате подобных процессов в обществе возможно развитие таких разрушительных и опасных явлений, как ксенофобия, экстремизм и национализм, которые будут основываться на нетерпимости, агрессии не только к террористам, но и всей той ча сти общества, которая является носителем иных ценностей и другого мировоззрения [3;

28].

Часто в подобных ситуациях консолидирующим социальным образованием для человека выступает государство или прави тельство. в своем стремлении редуцировать появившийся страх и чувство угрозы обыватель начинает безоговорочно поддерживать правительство во всех его ответных реакциях. Иногда подобное поведение в обществе используется правительством для манипули рования массами. главным инструментом в этом случае является наличие в обществе постоянной, но не идентифицированной угрозы и образа врага, несущего ее. Подобное состояние членов группы А.А. Мкртычян Рисунок варианты динамики развития процесса групповой сплоченности, как последствия террористического акта любого масштаба и характера обеспечивает ее лидеру безоговороч ную поддержку.

Таким образом, с одной стороны, процесс групповой сплочен ности можно оценить как положительное последствие террористи ческого акта, которое способно перерасти в патриотизм, стремление к взаимовыручке и т.д. С другой — последствиями групповой спло ченности могут стать и такие отрицательные и опасные явления как национализм, ксенофобия и нетерпимость (см. рис. 1).

теория управления Страхом Из всего спектра научной психологической литературы, посвящен ной последствиям террористических актов, выделяются работы Дж.

голденберга, Дж. гринберга и С. Соломона, объединенные в особую теорию (Terror Management Theory, далее — ТМТ), где подробно рас сматриваются психологические последствия ситуаций, в которых человек сталкивается со смертью, в частности террористические акты. несмотря на то что ТМТ была сформулирована в 1984 году, по утверждению самих авторов, особенно актуальной она стала после событий в сентябре 2001 года, когда все ее теоретические и экспери ментальные данные получили подтверждение за пределами психоло гических лабораторий. После террористических актов в нью-Йорке десятки тысяч людей испытывали страх смерти. внезапное осознание незащищенности жизни и собственной уязвимости многих повергло в ужас и лишило способности нормально функционировать. в осно ве ТМТ лежит предположение о наличии у каждого человека страха смерти, который активируется вследствие каких-то драматических событий или упоминаний о подобных событиях. Страх смерти нару психологические последствия теРРоРизма и сми шает нормальное течение жизни человека, напоминает о собственной уязвимости и незащищенности перед опасностью. Если человек не сможет побороть в себе этот страх, то следующим этапом будет ужас как ответная реакция на угрозу уничтожения.

Авторами ТМТ выделяется два вида защитных реакций, которые активируются у человека с целью подавить возникший страх смерти.

Авторы определяют их как «проксимальную» и «отсроченную» за щитные реакции. Критерием для такого разделения является вре менной период, через который активируется тот или иной вид защи ты. Так, начальным ответом на мысли, связанные с неизбежностью собственной смерти, являются реакции, позволяющие вытеснить из сознания страх смерти. К подобным реакциям авторы ТМТ относят процессы подавления и отрицания мыслей о собственной бренности и уязвимости. Таким образом, подавив осознаваемые мысли о смерти, человек пытается редуцировать и менее осознаваемые компоненты страха смерти. здесь начинается этап работы «отсроченной» защиты.


Если в первом случае человек обращается к подавлению и отрица нию, то на данном этапе он обращается к своему мировоззрению и чувству собственного достоинства.

в ТМТ большое внимание уделяется исследованию механизмов и способов, с помощью которых люди пытаются контролировать страх смерти и подавлять в себе мысли о ее неизбежности. в каче стве основных инструментов для контролирования и редуциро вания страха предлагается рассматривать чувство собственного достоинства (selfesteem) человека и его культурное мировоззрение [3]. При этом чувство собственного достоинства характеризуется как осознание человеком своей ценности и неповторимости. Оно формирует систему ценностей, правил и оценок, которые ложат ся в основу мировоззрения человека. Именно к мировоззрению, по мнению авторов, человек обращается в периоды беспокойства и страха. Авторы этого подхода настаивают на взаимосвязи между чувством собственного достоинства, уровнем беспокойства и тре вожности [3].

Страх смерти изначально проявляется в виде мыслей о своей бренности и неизбежности смерти. Подобные мысли являются основой для появления негативных эмоций. Для их подавления человек обращается к поддержке других людей, разделяющих его мировоззрение, живущих по схожей системе норм и устоев. И при этом параллельно в любом другом, отличном от своего мировоз зрении человек начинает видеть угрозу для себя и своих ценностей, для своего образа жизни. нетерпимость и негативное отношение к иному мировоззрению рождается не только в случаях, когда человек действительно напуган, но и когда смерть кажется ему не избежной и близкой. Даже косвенные упоминания о смерти в виде репортажей криминальной хроники или похорон рождают в чело веке мысли о смертности.

в качестве подтверждения своей гипотезы о влиянии мыслей о смертности на отношение к другому человеку и на оценку его дей ствий авторы теории приводят описание эксперимента с мировыми судьями [14]. Эксперимент проводился в 1989 году, в штате Аризона.

в нем принимали участие 22 мировых судьи примерно одного воз раста, с одинаковым материальным и семейным статусом. Судей разделили на две группы — контрольную и экспериментальную.

Судьи из каждой группы должны были рассматривать и выносить приговоры по двум уголовным делам, связанным с проституцией.

Психологами намеренно был выбран именно этот вид преступле А.А. Мкртычян ния, т.к. предполагалось, что проституция явно противоречит нормам и принципам, которые составляли основу мировоззрения судей. в качестве административного наказания судьи должны были назначать штраф, величина которого не регламентирова лась. Обе группы после вынесения приговора по первому делу заполняли несколько личностных опросников. Опросники были практически одинаковые в обеих группах. Разница заключалась в том, что в опросниках для экспериментальной группы присут ствовали вопросы на тему смерти. например: «Опишите эмоции, которые рождаются у вас, когда вы думаете о собственной смерти»

или «Как вы думаете, что может послужить наиболее вероятной причиной вашей смерти?». Исследователи предположили, что подобные вопросы вызовут у испытуемых мысли о смертности, о своей бренности и уязвимости, а это, в свою очередь, повлияет на суровость приговора человеку, чье мировоззрение расходится с мировоззрением испытуемого. Суровость приговора, которая про гнозировалась психологами, проявилась в том, что по двум прак тически одинаковым делам, одно из которых было рассмотрено до заполнения опросников, а второе после, судьи назначили штрафы в 50 и 450 долларов соответственно. При этом заполнение опросни ков в контрольной группе никаким образом не повлияло на приго вор по второму делу. Данный результат рассматривается авторами ТМТ как подтверждение тому, что мысли о смертности порождают в человеке потребность защитить свое мировоззрение и вызывают негативные эмоции в отношении людей с иными взглядами. в по добной ситуации в качестве защиты своего мировоззрения человек выбирает тактику подавления. Он не просто отрицательно реаги рует, он проявляет явную агрессию по отношению к инакомыс лящему. Этим можно объяснить вспышки ксенофобии, расизма и религиозной нетерпимости, которые появляются в обществе после различных трагических и пугающих событий, в том числе и после террористических актов. С другой стороны, мысли о смертности заставляют человека более чем положительно оценивать людей со схожим мировоззрением, переоценивать их [14].

Исследования в рамках ТМТ показали, что при мыслях о смер ти, при страхах, связанных со смертью, люди становятся менее тер психологические последствия теРРоРизма и сми пимы к инакомыслящим, к тем, чье мировоззрение противоречит их собственному. Подобные реакции наблюдались и во время событий в сентябре 2001 года. несмотря на подавляющую поддержку всех ответных мер правительства, вплоть до бомбежек Афганистана, в обществе находились небольшие группы людей, которые были против этого. Это оппозиционное меньшинство незамедлительно начало негативно восприниматься большинством и практически идентифицироваться с врагами. Доходило до угроз и гонений граж дан, которые откровенно высказывали эту непопулярную точку зрения. Общество разделилось на два неравных лагеря по принципу «кто не с нами — тот против нас». Примером может служить случай с биллом Майером, ведущим популярной оппозиционной радио передачи. Он в прямом эфире определил как «трусость» бомбеж ки Афганистана и заявил о своем протесте подобным действиям.

в эфир незамедлительно пошли звонки с угрозами и оскорбле ниями в адрес ведущего, с требованиями немедленно прекратить передачу [14]. наглядность этого примера заключается в том, что до террористических актов эта антиправительственная передача со бирала весьма большие аудитории слушателей по всей стране. но на тот период аудитория начала воспринимать антиправительствен ные заявления как угрозу своей безопасности. Политкорректность и терпимость сменились ненавистью и агрессией.

Если следовать теории американских психологов, то подобное по ведение объясняется следующим образом. У людей есть мировоззре ние, которое помогает им редуцировать страх смерти. нерушимость этого мировоззрения основывается на однородности, отсутствии противоречий и разногласий, в том числе и со стороны других лю дей. в кризисные моменты, такие как террористические акты, любые альтернативные мнения и взгляды начинают восприниматься как угроза не только своему мировоззрению, но и существованию че ловека, в целом. Результатом подобного восприятия могут явиться националистические и экстремистские настроения в обществе и ин толерантное отношение к различным меньшинствам.

легитимизация агреССии Еще одним серьезным и опасным для общества социально-психо логическим последствием террористического акта является процесс легитимизации агрессии среди населения. Термин «легитимизация»

был введен в начале XX века Максом вебером. Анализируя в своих работах проблему власти и регулирования социальных отношений в масштабах государства (или иной общности), М. вебер выделяет легитимность в качестве необходимого условия для соблюдения обществом определенного порядка. Под легитимностью порядка он понимает индивидуальное и групповое признание его значимости и фактическое выстраивание человеком своего поведения в соот ветствии с максимами данного порядка. легитимность — это статус, означающий правомерность определенного порядка, т.к. он сознатель но одобряется, принимается и соблюдается значимым большинством членов общества.

Под легитимизацией агрессии понимается процесс обосно вания приемлемости и оправданности различных форм агрессии путем приписывания им легитимного статуса. Иллюстрацией могут служить агрессивные и насильственные действия солдата на войне, которым он приписывает легитимный статус согласно профессио нальным нормам («я исполняю приказ») и гражданскому долгу («я защищаю родину»). Агрессия наделена легитимным статусом в раз А.А. Мкртычян личных сферах: в спорте (действия боксера на ринге), в СМИ (транс ляция насилия), в политике (использование вооруженных сил, закон о смертной казни), в сфере традиций и т.д. Таким образом, наблюдение сцен насилия, в том числе и террористических актов, способно приводить к изменению установок обывателя на агрессию и проявление насилия в реальной жизни. Частая демонстрация сцен насилия приводит к снижению чувствительности к нему, а также к тому, что обыватель привыкает к насилию, воспринимает его спо койно, без осуждения и, что самое опасное, допускает возможность использовать насилие для достижения собственных целей. Транс ляция насилия, а тем более его эффективности, приводит к тому, что оно начинает восприниматься как оправданное, справедливое и полезное средство. Человек начинает имитировать ту модель поведения, которая обладает для него более ценными качествами и приемлемыми способами функционирования.

С явлением легитимизации насилия связан и процесс измене ния в моральной сфере человека, принятие им насилия как способа достижения своих целей. С помощью различных приемов человек способен редуцировать возникшее самоосуждение и преодолеть моральные барьеры, препятствующие совершению насильствен ных действий. Эффективное, результативное применение способов самооправдания способствует стремлению снова и снова использо вать насилие в своих целях, его закреплению в поведении.

группа американских психологов во главе с A. бандурой с по- мощью ряда исследований, проведенных среди военных и сотруд ников исправительных учреждений («execution team» — группы, исполняющей смертные приговоры), сформулировали восемь основных способов самооправдания, к которым прибегают тер рористы, сотрудники силовых ведомств и обыватели в процессе легитимизации насилия [4;

5].

1. Моральное самооправдание.

При совершении противоправных поступков или насиль ственных действий, санкционированных государством, человек начинает трактовать свое поведение как необходимое для на ции или совершаемое в защиту религии или идеологии группы, психологические последствия теРРоРизма и сми к которой он принадлежит. Частым случаем является ссылка на библию или другие религиозные и идеологические трактаты. Это способствует «перевоплощению» преступника в «борца за…» или добропорядочного гражданина в бойца. Происходит изменение не на личностном уровне (уровне агрессивности и т. д.), а внутренний пересмотр взглядов на насилие, в частности на убийство, что делает вполне возможным и оправданным его совершение. При этом способ морального самооправдания функционирует эффективней, когда совершаемое насилие скрывается за пространными, расплывча тыми формулировками или когда создается намеренный дефицит информации о последствиях. в случае с санкционированными го сударством действиями к факторам, повышающим эффективность данного способа, относят и наделение субъекта насильственных действий официальными полномочиями (при этом, желательно, в составе некоторой группы).

2. Утилитарное (экономическое и юридическое) самооправдание.

Данный способ преимущественно относится к тем насиль ственным действиям, которые санкционированы государством, в частности к таким, как смертная казнь или диверсионные акции.

в первом случае речь идет об «экономической невыгодности» по жизненного заключения смертников и их потенциальной опасности даже за стенами тюрем, а во втором — о необходимости превентив ных акций, устраняющих потенциальную угрозу национальной безопасности.

3. «Выгодное сравнение», т.е. сравнение своих действий с дру гими, более жестокими.

При совершении насильственных действий человек для са мооправдания прибегает к сравнению своих поступков с другими.

но при этом в качестве эталона для сравнения намеренно выби раются более жестокие поступки. Подобным образом происходит реабилитация поступков, создается впечатление «нужности»

и желательности совершенного поступка. Следует уточнить, что само создание образа социальной желательности поступка проис ходит путем приписывания ему моральной и социальной ценности.

в частности, террористы сравнивают собственные акции с сило выми акциями со стороны государства и наоборот. в результате сравнения возникают оправдания типа: «Преступники понимают только язык силы…», «Одна жесткая и жестокая силовая акция предотвратит сотни преступлений в будущем…» или «нас меньше, поэтому нас игнорируют, и единственный способ быть услышан ными — террор…».

но борьба с террористами их же методами может привести к противоречивым последствиям. С одной стороны, прибегая к по добному сравнению, государство отвечает насилием на насилие:

осуществляет карательные операции, не ведет переговоры с терро ристами и т.д. Делается это с целью предотвращения терактов в бу дущем. но подобная политика не всегда себя оправдывает. в част ности, в ситуации с захватом заложников силовые методы решения могут «сыграть» отрицательную роль, т. к., в данном случае риску подвергаются не только террористы, но и заложники. И общество может неоднозначно отреагировать на действия властей. государ ство может рассматриваться в невыгодном свете — как жесткий и жестокий институт власти, который не заботится о гражданах, А.А. Мкртычян а слепо следует своим принципам. возникает образ тирана и де спота, который, в свою очередь, чрезвычайно выгоден террористам и подтверждает их апеллирование к жестокости государства, к ко торому они прибегают при сравнении. Это может способствовать эскалации поддержки террористов со стороны общества, приня тию их идеологии, методов борьбы и в конечном счете желанию вступить в ряды террористической организации. Таким образом, силовые акции ведут к устранению конкретного террористического акта, но могут и способствовать эскалации активности терроризма в будущем как ответной реакции со стороны определенных слоев общества. К такой же отрицательной реакции могут привести и кон тртеррористические меры, связанные с ущемлением гражданских свобод населения (правда, этот вариант возможен лишь в странах с демократическим строем, где люди, в отличие от стран с тотали тарным режимом, не привыкли к подобной дискриминации своих прав и открыто об этом заявляют) [7].

4. Смещение ответственности.

Террорист, солдат или член команды, приводящей в исполнение смертный приговор, начинает объяснять свои действия, ссылаясь на какие-либо внешние авторитеты, отрицая собственную актив ность в процессе совершения насильственного действия. Человек характеризует себя как пассивного исполнителя, но не организато ра, ссылаясь на закон, субординацию, приказ лидера группы и т.д. Тем самым он редуцирует процесс самоосуждения и морально оправдывает свой поступок. К промежуточным механизмам данно го способа самооправдания можно отнести и намеренное игнори рование информации относительно жертвы или последствий, что также помогает человеку воспринимать себя как подневольного исполнителя. Смещение ответственности с конкретного исполни теля достигается также и путем расщепления группы на мелкие части и распределения множества мелких обязанностей среди ее членов. Таким образом, каждое отдельное действие, например по купка машины, аренда жилья для совершения террористического акта или затягивание ремней на запястьях смертника, не трактуется и не воспринимается как ключевое в целом процессе совершения психологические последствия теРРоРизма и сми преступления или казни [5].

5. диффузия ответственности.

Диффузия ответственности достигается тремя путями:

– разделение обязанностей между членами группы. Это способ ствует тому, что человек концентрируется не на моральных аспектах деяния, а на технических;

– дробление процесса на множество мелких частей, где каждый отдельный этап видится исполнителю безвредным и обыденным;

– групповое принятие решения, где анонимность и раздроблен ность способствует минимизации ответственности и самоосужде ния отдельного члена группы.

в качестве примера эффективного функционирования данного способа самооправдания можно привести ответ сотрудника груп пы исполнения смертных приговоров на вопрос о самоосуждении и стрессах в связи с работой (в рамках исследования А. бандуры [4]). Член группы полностью отрицает их наличие, ссылаясь на то, что его действия не приводят к страданиям осужденного и вы глядят вполне безобидно, в связи с чем он не испытывает никакого беспокойства по поводу своей работы (стоит уточнить, что в обязан ности этого сотрудника входила посадка осужденного в кресло для смертной казни и фиксация его рук ремнями).

6. дегуманизация жертвы и атрибуция вины.

Дегуманизация жертвы происходит путем искаженной оценки человеческих качеств. Жертва перестает восприниматься как живой носитель чувств, идей, надежд и т.д. О ней говорят не как о лич ности, живом человеке, а как о неодушевленном объекте насилия.

Если процесс обезличивания неэффективен, то жертве начинают приписывать различные низменные, отрицательные качества или фокусируются лишь на них, но при этом полностью игнорируют положительные качества и характеристики. в качестве атрибуций вины может выступать надуманная интерпретация поведения жерт вы как агрессивного, атакующего, провоцирующего и т.д. любое по ведение начинает трактоваться агрессором как причина, по которой он, в оборонительных целях, напал на жертву. Таким образом, вся ответственность за поступок переводится на жертву.

7. Эвфемистический стиль повествования.

Часто о совершенном поступке судят в зависимости от того, как его преподнести, объяснить, описать и определить. То же самое относится и к насильственным действиям. например, говорить о преступлении в неопределенной форме, без уточнения исполни телей, средств исполнения преступления и последствий, облекать насильственные действия в социально приемлемые формы и фор мулировки: взрыв назвать «акцией протеста», расстрел пригово ренного — «приведением в исполнение», объекты бомбардировок — «точками работы» и т. д.

8. Искажение и пренебрежение последствиями.

Агрессор старается не замечать последствий совершенных им действий, избегает их, игнорирует или искажает. Особенно эффек тивно данный способ работает в тех случаях, когда агрессор не име ет объективной возможности наблюдать страдания жертвы, когда последствия несут отсроченный характер. Человеку легче совер шать преступления, когда он не видит результата своих действий.

А.А. Мкртычян Демонстрация страданий жертвы может послужить преградой для повторного насилия.

наглядную схему функционирования механизмов самооправ дания А. бандура и его соавторы представляют следующим образом (рис. 2).

Степень самооправдания и эффективность этих механизмов за висят от пола и уровня образованности. Максимально эффективно они функционируют у подростков, мужчин с низким уровнем об разования и стариков.

СМИ, особенно телевидение, все чаще используются и государ ством и террористами для оправдания себя в обществе при проведе нии жестоких силовых операций. Тв рассматривается террориста ми как инструмент влияния на общественность — для запугивания или, наоборот, обретения симпатий и поддержки, для создания образа решительных и стойких борцов за права меньшинства.

Регулярная демонстрация насилия по Тв не только способ ствует легитимизации насилия в обществе, но и дает возможность аудитории, особенно молодежной, обучаться новым формам агрес сивного поведения [6].



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.